Реферат: Книги Ветхого Завета

Абельтин Э.А.

Переходя в школе к конкретному знакомству с текстами Священного Писания, учитель не должен использовать для их анализа те же приемы, что и для анализа текстов художественных. Главное, на что следует обратить внимание — это на уяснение каких-то элементов священной истории (если мало времени, можно ограничиться фактами истории общечеловеческой, данной в первых книгах Моисея), и на выявлении нравственной сути событий, эпизодов, высказываний, образов.

Лучший способ работы над усвоением священных текстов — это беседы с учащимися о нравственных проблемах, поднятых авторами Писания.

Для школьного изучения и обсуждения можно взять лишь отдельные эпизоды из первых двух книг Пятикнижия Моисеева — «Бытие» и «Исход». Этапы общечеловеческой истории и события, связанные с получением пророком Моисеем нравственного Закона от Бога (десяти заповедей).

Но знакомство с отдельными эпизодами Ветхого Завета должно предваряться вводной беседой, дающей общее представление о Ветхом Завете.

Как же создавались и были собраны книги Ветхого Завета? Священное Писание играло особую роль в религии Израиля. Богодухновенные книги глубоко почитались. Писание содержало законы, которые регулировали обязанности верующих, повествовали о праотцах, старых временах и традициях, молитвы и псалмы, которые служили возвеличиванию Бога.

В течение многих столетий книги, считавшиеся священными, были собраны воедино. Сегодня это собрание известно под названием Ветхого Завета. В нем, прежде всего, зафиксированы устные предания, уходящие в далекое прошлое. Кроме того, в него вошли тексты, которые складывались на основе устных преданий и записей.

Наиболее ранние по времени появления части текста Ветхого Завета относятся к XIII веку до н.э., наиболее поздние к первой половине II века до н.э. Порядок книг сложился исторически и, возможно, не соответствует времени написания книг. Но данный порядок имеет свою логику и закономерность.

К началу I века до н.э. Ветхий Завет был отредактирован еврейскими книжниками приблизительно в том виде, в каком он существует в настоящее время. К началу I века до н.э. был в основном закончен и первый перевод Библии (Ветхого Завета) на другой язык — на греческий (Септуагинта).

В составе Ветхого Завета православная церковь насчитывает 38 канонических и 9 неканонических книг, отличаясь этим от церкви римско-католической.

Пятикнижие Моисеево. Приписываемые Моисею пять книг занимают в Библии исключительное место. Они отражают порядок развития Божьего народа от сотворения мира.

Книга Бытия — книга начал. Она говорит о начале жизни и о ее гибели вследствие греха.

Книга Исход — книга избавления, того, в чем погибающее человечество нуждалось более всего.

Книга Левит говорит о богослужении и единении, т.е. о том, чем избавленному Богом народу следует заниматься прежде всего.

Числа — книга о переживаниях странствующего народа, окруженного враждебными племенами на пути в обетованную землю.

Второзаконие представляет собой взгляд назад, анализ прошлого и размышления о будущем.

Книга дает наставления о том, как овладеть обетованным Божьим наследием.

То, что вавилонские и ассирийские исторические памятники содержат искаженные картины, в какой-то степени напоминающие великолепные библейские описания творения и потопа, верно. Верно и то, что события эти вавилоняне и ассирийцы датировали более ранним временем, чем это обозначено в книгах Моисеевых. Но факты эти скорее подтверждают, а не опровергают Божественный характер творения, описанного в Библии. Какие-то предания о творении и потопе должны были неизбежно сохраниться от древней колыбели человечества. Такие предания, повторяя судьбу всех преданий, обретают уродливые мифологические черты, и ничего удивительного, что их немало в вавилонских архивах. Поэтому задача тех, кто был вдохновлен Богом, состояла в том, чтобы заменить нелепые и ребяческие предания откровением подлинной истории, которую находим в Пятикнижие Моисея.

Если правильно понимать это великолепное произведение, мы получим совершенно научное описание древнейшего периода истории.

Итак, в Пятикнижии мы находим подлинное и логически стройное вступление ко всей Библии, в образах этой книги возникает перед нами сжатая картина Божественного откровения.

Каково содержание первой книги Моисеевой Бытие? Книга Бытия говорит о происхождении неба и земли, растительности, животного мира и человека, а также об отношениях людей в человеческом обществе. Символически она повествует о новом рождении, новом творении из хаоса и распада.

Книгой Бытия начинается также постепенное самораскрытие Бога, которое завершается во Христе. В ней мы находим три главных имени Бога: Элохим, Иегова и Адонай, равно как и пять Его очень важных общих имен. Перед нами четкий порядок, нарушение которого может привести к путанице.

В сжатом виде предоставлен ответ на вопрос о том, как грех влияет на судьбу человека и его отношения с Богом, а также каково Божественное разрешение этой проблемы. Мы знакомимся с четырьмя из восьми великих заветов, которые обуславливают жизнь и Божественное искупление человека: Едемский, Адамов, Ноев и Авраамов. Кроме этих четырех заветов есть еще четыре других: Моисеев, Палестинский, Давидов и Новый, которые детализируют отношения человека и Бога.

Книга Бытия неотделима от содержания Нового Завета. В 17 книгах его книга Бытия упоминается более 60 раз. Таким образом, в книге Бытия заложены корни всех последующих откровений.

История удостоверила Божественный характер книги Бытия, а свидетельство Христа еще более подкрепило это удостоверение.

Книга Бытия делится на пять основных частей:

Творение.

Грехопадение и искупление.

Разное семя (Каин и Сиф) до потопа.

От потопа до Вавилона.

От призвания Авраама до смерти Иосифа.

Мы остановимся в школьном изучении на первых четырех частях этой книги.

Сотворение мира. Начальные главы книги Бытия рисуют грандиозную картину сотворения мира. Рассказывается, как из начального древнего хаоса был создан упорядоченный мир, небо и земля, космос.

Созидательная творческая деятельность Бога показана в рамках шести дней творения.

Вызывает затруднение понимание первых творческих актов. Первая фраза Бытия: «В начале сотворил Бог небо и землю». Что здесь имеется в виду? Многие толкователи находят здесь указание на сотворение мира видимого и невидимого (ангелов). Подтверждение этого в противопоставлении хаотической земли «небу» как благоустроенному миру небожителей. Это первое творческое дело относится к незапамятным временам, что делает возможным существование всех дальнейших геологических эпох.

Далее дается картина хаотического состояния земли: «Земля же была безвидна и пуста и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.» Элементы будущего света, воздуха, земли, воды, а также зародыши всей растительной и животной жизни не поддавались еще никакому различию и были как бы перемешаны между собой. Ясно указывается на стихийные потрясения, происходившие по воле Бога. Следы таких катастроф можно обнаружить по всему лицу земли. Нет недостатка в признаках, указывающих на самые ранние испытания земли и белее поздние падения на нее ангелов.

Последние строки цитаты указывают на участие в творческом акте третьего лица Св. Троицы, Духа Божия, являющего Собой силу, которая по общебиблейскому воззрению обусловливает собою происхождение и существование всего мира, не исключая и человека.

Само действие Св. Духа уподобляется здесь действию птицы, сидящей в гнезде на яйцах и согревающей их своим теплом для пробуждения в них жизни. Этим самым позволяется усмотреть в хаосе и действие некоторых естественных сил, аналогичное процессу постепенного образования в яйце зародыша, с другой стороны указывается на то, что все эти силы и действия находятся в прямой зависимости от Бога. Некоторые богословы находят здесь указание на ветер для осушения земли.

Первый творческий акт — создание света: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет».

Обратимся к комментариям. У всемогущего Творца вселенной мысль или слово и осуществление этой мысли или дело совершенно тождественны между собой, так как для Него не существует никаких препятствий, которые могли бы помешать выполнению зародившихся желаний.

Творение света было первым творчески-образовательным актом божественного мироздания. Этот первозданный свет не был обычным светом в совершенном значении этого слова, так как до четвертого дня творения, когда появились ночные светила, еще не существовало источников нашего света, а был тем светоносным эфиром, который, находясь в колебательном состоянии, разгонял первобытную тьму и создавал тем самым необходимые условия для будущего появления всякой органической жизни на земле.

По другим толкованиям Солнце и Луна были сотворены «в начале» и свет, конечно, исходил от Солнца, но испарения земли застилали свет. Позже Солнце появилось на безоблачном небе.

Главная трудность состоит в понимании библейских дней творения («День один»), а во-вторых — и еще больше — в соглашении этих дней с современными данными астрономии и геологии. К первым дням творения, предшествовавшим появлению солнца, трудно прилагать нашу обычную астрономическую мерку с ее 24-х — часовою продолжительностью, зависящей, как известно, от движения земли вокруг своей оси и от поворота ее то одной, то другой стороной к солнцу. Гораздо серьезнее возражение, идущее от науки, которая, исходя из анализа так называемых геологических пластов, насчитывает целый ряд геологических эпох, потребных для постепенного образования земной коры и несколько тысячелетий для последовательного возникновения на ней различных форм растительной и животной жизни.

Итак, Библия говорит о нескольких днях, а наука о целых периодах и эпохах. Лучшим выходом из этого противоречия является признанная большинством толкователей так называемая визионерная теория (визио — видение). По смыслу этой теории библейское повествование о сотворении мира является не строго научным и фактически-детальным воспроизведением всей истории действительного процесса мирообразования, а воспроизводит лишь его главнейшие моменты, открытые Богом первому человеку в особом видении. Здесь вся история происхождения мира, развившаяся в неведомое для нас время, прошла перед духовным взором человека в виде целой серии картин, из которых каждая представляла собой известные группы явлений, причем как общий характер, так и последовательность этих картин являются верными, хотя и мгновенными отображениями действительной истории. Каждая из этих визионерных картин образовывала особую группу явлений, фактически развивавшихся в течение одного и того же периода, в видении же получавшего название того или иного дня.

На вопрос: почему же геологические эпохи творения в библейском изложении получили название «дня», ответить сравнительно нетрудно: потому, что «день» был самой удобной, самой простой и легкодоступной сознанию первобытного человека хронологической меркой.

Второй творческий акт описан в Библии так: «И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды».

«Твердь» — буквально с еврейского подлинника — «покрышка». Имеется в виду атмосферная оболочка земли по библейскому воззрению считающаяся местом рождения всяких ветров и бурь, равно как и всевозможных атмосферных осадков, перемен погоды.

А как же понять дальнейшее утверждение: «и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью»?

Под последними водами здесь, очевидно, имеются в виду водяные пары, которыми обыкновенно бывает насыщена небесная атмосфера и которые, сгущаясь по временам, в различных видах изливаются на землю, например, в виде дождя, снега, града и т.д.

Под первыми же водами, конечно, разумеется обычная вода, пронизывающая собой весь земной хаос и в следующий, третий день творения собранная в особые водохранилища — океаны, моря, реки. Наивному уму первобытного еврея небесная атмосфера рисовалась в виде какой-то твердой покрышки, разделявшей собою атмосферные воды от земных; по временам эта твердая оболочка в том или другом месте разверзалась, и тогда небесные воды через это отверстие изливались на землю.

Библия, говорящая по отзыву св. отцов языком сынов человеческих и приспосабливающаяся к слабости их ума, не считает нужным вносить какие-либо поправки научного характера в этого наивное мировоззрение.

Третий творческий акт — сотворение суши и моря, растительного мира. В силу божественного повеления две главных составных части первобытного хаоса, земля и вода, обособились друг от друга: воды соединились в различные водные бассейны, а суша образовала острова, материки, покрытые различными горами, холмами, долинами.

О том, как долго происходил этот процесс обособления воды от суши и само образование земной коры, Библия не говорит нам ничего, открывая тем самым полный простор научным изысканиям. В космогоническом же видении, с которым имеет дело Библия, отмечен только общий характер и конечный результат этого третьего периода мирообразования или на языке библейского видения — третьего дня творения.

В немногих же словах о происхождении растительного мира отображается целая грандиозная картина постепенного возникновения на земле разных видов растительной органической жизни, произведенных землею не в силу самопроизвольного зарождения, но по данным ей Творцом особым силам и законам. Однако указание на то, что покрытие земли растениями и деревьями не было мгновенным чудодейственным актом, а направлялось творческой силой по естественному руслу, по-видимому, заключается в самом характере рассматриваемого библейского текста, как в обращении Бога к земле с повелением ей произвести различные виды растений по присущим ей законам, так и в той последовательности, с которой ведется перечень различных видов этой растительности, вполне отвечающей данным современной геологией: сначала вообще зелень или трава (геологические папоротники), затем цветущие растения (исполинские лилии) и, наконец, деревья (первобытные кустарники и деревья).

Четвертый творческий акт — создание солнца, луны, звезд. Здесь мы имеем дело с космогоническим видением о новом миротворческом периоде, в который земля обособилась от солнечной системы. Самый библейский рассказ об этом опять-таки ведется приспособительно к младенческому мировоззрению первобытного человека: так светила представляются как бы утвержденными на наружной небесной тверди, какими они и рисуются в нашем ненаучном, обыденном представлении. Здесь впервые указывается действующая причина разграничения суток на день и ночь, состоящая во влиянии светил. Этим самым как бы дается косвенное подтверждение той мысли, что три предшествующих дня творения не могли быть, следовательно, обычными астрономическими сутками. Библия указывает нам на троякое назначение небесных светил: во-первых, они должны разделять день от ночи, причем солнце должно было сиять днем, луна же и звезды — светить ночью; во-вторых, они должны служить регуляторами времени, то есть различные фазы солнца и луны должны были показывать периодическую смену месяцев и сезонов года; наконец, их ближайшее назначение в отношении земли состоит в том, чтобы освещать ее. Первое и последнее назначения светил ясны, среднее же требует уточнения. Речь идет о «знамениях».

Под этими знамениями не следует подразумевать по мнению православной церкви какого-либо суеверного почитания светил или подобных же астрологических гаданий, бывших в широком распространении у народов древнего Востока. Это, по толкованию бл. Феодорита, значит то, что фазы луны, равно как время восхода и захода различных звезд и комет служили полезными руководствами для земледельцев, пастухов, путешественников и моряков. Очень рано фазы луны и положение солнца стали служить знаками разделения года на месяцы и объединения последних во времена года.

По другим толкованиям создание светил относится к самому раннему времени «к началу», а в данном случае мы имеем дело с так называемыми «прообразами»: «Светило большее» — это Христос, «Светило меньшее», луна — это Церковь, звезды — отдельные верующие.

Пятый творческий акт — создание животных.

Появление растений в третий день творения было началом органической жизни на земле, но еще в самой несовершенной, первичной ее форме. Теперь, в полном согласии с данными науки, Библия отмечает дальнейший ход развития на земле этой жизни, именно указывает на появление двух обширных, родственных между собой животных классов: на обитателей водной стихии и на царство пернатых, наполняющих воздушное пространство. Указывается словами «рыб больших» на огромные размеры первых водных животных, что подтверждается данными палеонтологии.

Выражение «душа живая», применительно к животным означает всякое живое творение, всякую осознавшую себя жизнь в отличие от жизни растительной, которая себя не осознает. В смысле «самосознания» животные имеют тоже душу.

Шестой творческий акт — создание высокоорганизованных животных и сотворение человека.

В этот день продолжалось создание высокоорганизованных животных, причем, есть указания на участие в этом естественных сил природы («да произведет земля»). Общее понятие «души животной» здесь дробится на три основных вида: первый из них «животные земли» — это дикие животные или звери полей и лесов, каковы, например, дикая кошка, рыси, медведи и все др. звери пустыни. Второй вид этих животных обнимает довольно широкий класс домашних животных, то есть прирученных человеком, куда относятся лошади, волы, козы и вообще весь как крупный, так и мелкий домашний скот. Наконец, третий класс этих животных составляют все те, которые пресмыкаются по земле, ползают по ней или имеют настолько короткие ноги, что ходя по земле, как бы стелятся по ней; сюда относятся все змеи, черви, ящерицы, лисицы, мыши и кроты. Все эти животные разделялись на два пола, что видно как из их способности к размножению каждого сообразно его роду, так и из того, что пример их жизни открыл глаза первому человеку на его печальное одиночество и таким образом послужил поводом к сотворению подобной ему помощницы — жены.

Описание человека дается в двух вариантах — вначале общее, схематическое, затем более детальное.

Оба эти описания открывают нам следующие факты:

человек был сотворен, а не развился путем эволюции; явственный тезис этот подтвержден Христом (см.: Мат. 19. 4; Map, 10. 6); «громадная пропасть, практически бесконечное расхождение» (Хаксли) между самым неразвитым из людей и самым развитым животным подтверждает это; самое высокоразвитое животное не имеет никаких признаков Божественного сознания, лишено религиозной природы; научные открытия нисколько не сузили этой пропасти.

Человек сотворен «по образу и подобию Бога». Этот «образ» отразился, главным образом, в троичности («триединстве») человека и его природы. Человек есть «дух, душа и тело». «Дух» в человеке — это та часть, которая «знает», которая связывает его с духовным миром и дает ему сознание Богатворца. «Душа» подразумевает присутствие сознательной жизни в отличие от жизни растительной, не осознающей себя. В этом смысле животные тоже имеют «душу». Но душа человека обладает гораздо более глубоким содержанием. Душа является основанием чувств человека — его желаний и привязанностей. «Сердце» в Св. Писании употребляется почти как синоним слова «душа». Тело, отделимое от души и духа, подверженное смерти, тем не менее является неотъемлемой частью человека, что подтверждается его воскресением. Тело — место пребывания чувств, посредством которых душа и дух осуществляют миропонимание и миропознание, а также место пребывания греховной природы Адама.

Некоторые истолкователи Библии видят и понимают «триединство» как единство ума, сердца и воли.

Благословение Богом первых людей отличается от благословения животных. Тогда дело касалось лишь их размножения, человеку же даруется не только способность к размножению на земле, но и право обладания ею. Последнее является следствием того высокого положения, которое человек, будучи «отобразом» Бога на земле, должен был занять в мире.

Самое господство человека над природой нужно понимать и в смысле употребления человеком на пользу свою различных естественных сил природы и ее богатств, и в смысле прямого служения ему различных видов животных. Прекрасно выражена эта мысль во вдохновенных словах Иоанна Златоуста: «Как велико достоинство души! Через ее силы строятся города, переплываются моря, обрабатываются поля, открываются бесчисленные искусства, укрощаются дикие звери! Но что важнее всего — душа знает Бога, Который сотворил ее и различает добро от зла. Один только человек из всего видимого мира воссылает молитвы к Богу, получает откровения, изучает природу небесных вещей и проникает даже в божественные тайны! Для него существует вся земля, солнце и звезды, для него сотворены небеса: для него посылаются апостолы и пророки, и даже сами ангелы; для его спасения, наконец, Отец ниспослал и своего Единородного Сына!»

Имеется в Библии и известие о первобытной пище человека и животных: для человека служили различные травы с их кореньями и деревья с их плодами, для животных же — травяная зелень. Основываясь на умолчании бытоописателя о мясе как предмете пищи, большинство комментаторов полагает, что оно в первое время (до потопа или, по крайней мере, грехопадения) не было в употреблении не только у людей, но даже и у животных, среди которых, следовательно, не было хищных птиц и зверей. Первое известие о введении в пищу человека мяса и вина относятся к эпохе после потопа.

Идея, лежащая в основе всего библейского рассказа о сотворении человека, состоит в намерении выставить человека как связь двух миров — мира видимого, физического и невидимого, духовного, и представить его как царя природы и образ самого Бога на земле. Язык же, каким выражена эта возвышенная идея, язык образов и картин, на котором только и мыслило древнейшее человечество.

Как складывалась дальнейшая судьба человека? Сотворив первого человека, Бог не оставляет его на произвол судьбы, а заботится о нем. Это проявляется, прежде всего, в том, что первые люди поселяются в особо приготовленном лучшем пункте земли «в саду Едемском» то есть в раю. Рай находится в районе Месопотамии в бассейне Тигра и Евфрата (местах, где жил Моисей).

В раю росли два удивительных дерева: «древо жизни», дающее бессмертие, и «древо познания добра и зла», вкушать плоды с которого первым людям было запрещено. Что же это за деревья?

Древо жизни, по мнению толкователей, обладало способностью давать бессмертие не по своим природным качествам, а по особому сверхъестественному действию божественной благодати.

Другое знаменитое райское дерево — «древо познания добра и зла» — обладало, как открылось впоследствии, прямо противоположными свойствами. Бог избрал это дерево в качестве средства испытать веру и любовь Адама, а также его благодарность к небесному Отцу, для чего и дал ему заповедь не вкушать от него плодов.

«Дерево познания, — говорил митрополит Филарет, — быв избрано орудием испытания, представляло человеку, с одной стороны, непрерывно возрастающее познание и наслаждение добра в послушании Богу, с другой — познание и ощущение зла в преслушании». Так как, вообще, заповедь, приуроченная к этому дереву, имела в виду развитие высших способностей человека, как существа разумного, то и на самое это дерево легко могло перейти название «древа разумения» или «древа познания». А так как, по ветхозаветному воззрению, все вообще познание носило моральный характер, то «добро и зло» и берутся здесь как два противоположных полюса вообще всего познания.

Таким образом, для развития нравственных (высших) сил человека Бог даровал ему специальную заповедь, состоявшую в воздержании от плодов дерева познания. Это воздержание Бог назначил служить символом повиновения и покорности Ему со стороны человека, чувства любви, благодарности и преданности Богу; тогда как нарушение ее, совершенно наоборот, свидетельствовало о недоверии Богу, пренебрежении к Его словам и черной неблагодарности к Творцу, вместе с желанием жить по своей воле, а не по заповедям Бога. Вот почему такое, по-видимому, ничтожное преступление получало такое огромное моральное значение!

Грехопадение первых людей и изгнание их из рая. После прочтения с учениками 3-й главы из книги Бытия следует рассмотреть и истолковать следующие эпизоды:

Змей — искуситель.

Грехопадение прародителей.

Обличение их Богом.

Проклятие змея.

Первое предсказание Мессии.

Наказание прародителей.

Первые одежды.

Изгнание падших прародителей из рая.

Условия Завета Бога с Адамом.

Природа змея-искусителя довольно загадочна: по некоторым своим признакам, например, по самому своему имени, по принадлежности к животному виду, по отличающей его хитрости и по наложенному на него наказанию — ползание по земле — он, несомненно, представляется в Библии обыкновенным, естественным змеем (змием); но целый ряд других признаков, как-то: дар речи, осведомленность в существовании заповеди, необыкновенная хитрость и коварство, а также утверждение необычайной для естественного змея продолжительности жизни — все это говорит нам о каком-то высшем, сознательно разумном существе. Поэтому правильным пониманием этого змея будет то, которое объединит все эти черты. Св. И. Златоуст говорил: «Следуя Писанию, надобно рассуждать так, что слова принадлежали дьяволу, который возбужден был к этому обману завистью, а этим животным (т.е. обыкновенным змеем) воспользовался как удобным орудием».

Присутствие в этом змее дьявола подтверждается и другими местами Св. Писания, где дьявол называется «человекоубийцей искони», первовиновником зла на земле и даже прямо «древним змием».

Библейская история учит, что Бог сотворил одно добро. Но повседневный опыт показывает, что в мире существует и зло. Откуда же оно взялось?

На это отвечает как раз третья глава Бытия. Зло происходит не от Бога, а от дьявола, которому удалось заманить человека в свои сети. Он сумел отвратить человека от Бога и тем самым наводнить мир злом.

Теперь обратимся к комментариям отдельных фраз из описания самого хода соблазнения.

«И сказал змей жене...» Коварный змей обращался к жене как слабейшему сосуду в справедливом расчете через нее легче достигнуть поставленной цели; к тому же жена, вероятно, не сама лично слышала заповедь от Бога, а получила ее уже от мужа и потому знала ее менее устойчиво и твердо.

«не ешьте ни от какого дерева...» Соблазнитель намеренно преувеличивает тяжесть заповеди («ни от какого»), чтобы тем самым сбить жену с толку и поселить в ней нерасположение как к самой заповеди, так и ее Виновнику.

«чтобы вам не умереть...» Случайный и внешний мотив для соблюдения заповеди Ева поставляет здесь главным и даже единственным. «Из сего, — замечает м. Филарет, — что мысль о строгости заповеди и о страхе смерти уже начинала затмевать в ней чистое чувство любви и благоговения к Богу-Законодателю.

»Нет, не умрете..." Справедливо усматривая, что в послушании Богу Ева сдерживается не столько внутренними и нравственными мотивами, а чисто внешним чувством страха перед смертью, дьявол говорит уже чистую ложь.

«но знает Бог...» Видя, что Ева не возражает ему на очевидную ложь (отрицание смерти), дьявол употребляет грубую клевету на Бога, рисуя Его завистливым и хитрым тираном первых людей, грубо эксплуатирующим их наивную доверчивость, служащую основанием Его господства над ними.

«откроются глаза ваши...» Отверзение очей — обычный библейский образ, служащий для обозначения раскрытия умственных способностей и нравственной чуткости.

«вы будете, как боги...» Стремление пробудить тщеславие и гордыню у Евы.

«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает познание».

Когда дьяволу удалось уничтожить в Еве не только страх смерти, но и пробудить в ней честолюбивые помыслы широкого познания и высокого могущества, то в душе ее, строго говоря, уже совершился процесс мысленного падения. Оставалось только, чтобы это греховное настроение выразилось в преступном деянии. Тут на помощь искусителю пришло непосредственное впечатление от самого запрещенного дерева, раздражающе повлиявшего на все ее чувства, эмоции. В том последнем, так картинно и психологично изображенном в Библии, акте грехопадения Евы основательно находят все те три главных типа греха, которые апостол Иоанн различает: как похоть плоти (хорошо для пищи), похоть очей (приятно для глаз) и гордость житейская (вожделенно, потому что дает знание).

«и он ел...» Если Еву в падении, до некоторой степени, извиняла ее сравнительная природная слабость, преувеличенно-формальное и чисто внешнее представление о заповеди, наконец, непосредственно-чувственное впечатление от дерева, то Адам, получивший от самого Бога грозную заповедь и на самом себе испытавший столько проявлений божественной любви, не имел никаких смягчающих вину обстоятельств, так как его грех есть чисто духовное преступление и тяжелее греха Евы.

«и узнали они, что наги...» Поскольку раньше нагота служила синонимом детской невинности и чистоты первых людей, постольку теперь мучительное ощущение ее стало победным знаком чувственности и греха. Тем более, что после грехопадения в души людей были заложены своеобразные сторожевые пункты — стыд и совесть, которые не нужны были до этого в период духовной невинности.

«И услышал голос Господа Бога, ходящего в раю...» Очевидно, здесь идет речь об одном из тех богоявлений, которыми характеризуется первобытная эпоха — время особенной близости и непосредственных сношений с человеком. Что касается самого характера этого богоявления, то, судя по описанию, оно имело доступный внешним чувствами, следовательно конкретный характер, что подтверждается также и последующим контекстом.

«и скрылся...» Страх больной совести падших людей, утративших свою невинность и чистоту, настолько помрачил их умственные способности, что они думали было скрыться от Всевидящего и Вездесущего, ища в своем наивном ослеплении убежища от Него под листьями деревьев рая.

«Адам, где ты?» В этом вопросе отнюдь не обнаруживается неведения, а слышится лишь призыв божественной любви, обращенной к грешнику для его покаяния. Бог спрашивает Адама не столько, в каком месте он находится, сколько в каком состоянии он находится.

«голос Твой я услышал… и убоялся… потому что я наг...» Вместо искреннего и чистосердечного раскаяния, Адам прибегает к ложным извинениям, самооправданию, чем, конечно, только усиливает тяжесть вины.

«не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил...» Проявляется Божественное милосердие. Как бы идя навстречу ложной стыдливости и греховной косности человека, Бог сам предположительно называет его вину; последнему оставалось только, подобно блудному сыну из евангельской притчи, из глубины сокрушенного сердца воскликнуть: «Согрешил, Господи, и уже недостоин называться сыном Твоим!» Но человек по действию грехов оказался неспособным этим непосредственным покаянием восстать от своего падения.

«жена, которую Ты мне дал...» Вместо должного раскаяния Адам позволяет себе грубое самооправдание, в котором он дерзает как бы укорить самого Бога.

«змей обольстил меня...» В ответе жены хотя и не отрицается сам факт нарушения заповеди, но точно также слагается ответственность за него на другого. Это самооправдание падших прародителей — очень характерная черта всех упорных грешников, свидетельствующая об их нравственном огрубении.

«И сказал Господь Бог змею… проклят ты перед всеми скотами...» Как в лице змея искусителя соединялись два отдельных существа — злой дух и естественный змей, то и проклятие относится к ним обоим: к змею, как видимому орудию и к дьяволу — невидимому деятелю.

«и вражду положу...» Данный отдел чрезвычайной важности. В нем заключено пророчество, проходящее через всю мировую историю, вплоть до самого конца мира, и вместе исполняющееся на каждой странице мировой истории. Названная здесь глубокая вражда есть та глубокая внутренняя оппозиция, которая существует между добром и злом, светом и тьмою — эта вражда находит отражение даже в сфере высших духов. Для человека — это спасительная вражда к сатанинскому влиянию.

«и между семенем твоим и семенем ее...» Под семенем змея в ближайшем, буквальном смысле разумеется потомство естественного змея, т.е. все особи этого рода, с которыми потомство жены, т.е. все человечество, ведет исконную и ожесточенную войну, но в дальнейшем путем этой аналогии символизируется потомство змея-искусителя, т.е. чада дьявола. В полной параллели с этим устанавливается и толкование семени жены. Авторитетные толкователи на основании факта, что у жены не может быть семени, находят здесь прямое указание на рождение Спасителя Беспорочной Девой (Марией).

«оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту...» Пророчески предсказывается исход этого великого противостояния сторон со смертельным исходом для одной из них (поражать в голову). Эта высокодраматическая борьба начавшись с момента грехопадения будет сопровождать всю историю человечества и закончится духовным поединком, когда «Он» — Великий Потомок вступит в борьбу с самим змеем (дьяволом) и поразит его в голову.

Это первое божественное обетование (обещание) о будущей полной победе над дьяволом. Не случайно оно именуется «первоевангелием», т.е. первой благой вестью о грядущем Избавителе от рабства у дьявола.

Наказания Адама и жены катастрофически изменили всю судьбу человечества, жизнь которого приобрела скорбный характер.

«И сделал Господь Бог… одежды кожаные...» Здесь намечается будущий план спасения человечества через искупительную жертву Иисуса Христа — была пролита кровь невинного животного, принявшего смерть за человеческие грехи. Самим Богом был установлен институт жертвоприношений. Кожаные одежды — прообраз Иисуса Христа, одевающего людей одеждами праведности.

Таким образом, после грехопадения был заключен завет, обусловивший жизнь падшего человека. В состав Адамова Завета входят следующие условия:

Змей, орудие сатаны, проклят, и из самой прекрасной и хитрой твари превратился в отвратительную рептилию.

Было дано первое обещание Искупителя.

Перемены в судьбе женщины:

умножение страданий в период беременности;

болезненные роды;

господство мужа над нею.

Главенство мужчины оказалось необходимым из-за вторжения греха, создавшего беспорядок.

Земля оказалась проклятой из-за человека. Павшему человеку, который в Едемском саду жил без труда, теперь пришлось одолевать неохотно поддающуюся возделыванию землю.

Жизнь стала скорбной.

Неизбежной стала физическая смерть.

Каин и Авель. История о Каине и Авеле показывает, как возросло зло и грехи среди людей. Непослушание праотцев не осталось без последствий. Не только Бог отвернулся от человека, не только природа стала враждебна ему, — испортились отношения между людьми: вражда и ненависть царили даже среди братьев.

Первая женщина, которая в Библии получила имя Евы (Хавва — дающая жизнь), родила двух сыновей: Каина и Авеля. Каин возделывал землю, Авель пас овец. Однажды они принесли жертвы Богу, который принял дары Авеля, а на дары Каина даже не взглянул. Каина охватил гнев; он увел Авеля в поле и там убил его. Кровь Авеля «возопила к Богу» («вопиющий грех»). Бог наказал Каина: братоубийца Каин был обречен на изгнание. Он боялся мести, поэтому Бог «положил на него знамение» («каинову печать»), чтобы никто не посмел посягнуть на убийцу.

Об этом рассказывается в 4-й главе книги Бытия. Обращаясь к этой истории, следует рассмотреть следующие вопросы:

Рождение первых детей.

Жертвоприношение первых сыновей Адама.

Братоубийство Каина.

Суд и наказание Каина.

Построение первого города.

Начало пастушеской и промышленной жизни.

Рождение Сифа.

Каин (приобретение) — символ сугубо земного человека. Его вера полностью лишена какого бы то ни было понятия о грехе или потребности в искуплении своей вины. Особенности характера Каина выражаются в том, что он: а) самоволен в своем служении Богу; б) недоволен Богом; не желает приносить жертву за свой грех; в) совершает убийство брата; г) лжет Богу. Однако, обреченный на странствования, он, тем не менее, остается предметом Божьей заботы.

Авель (Хавель — «дуновение» или «то, что восходит») — тип духовного человека. Его жертва, которая включала пролитие искупительной крови, была одновременно и исповеданием греха и выражением живой веры в Бога.

Теперь обратимся к необходимым комментариям отдельных выражений из 4-й главы Бытия, данным авторитетными толкователями Библии.

«Адам познал Еву, жену свою… и родила Каина...» Вот первое по времени известие о чадорождении в Библии, на основании чего многие склонны думать, что в раю не существовало общения и что оно возникло лишь со времени грехопадения в качестве одного из его следствий. Но такое мнение ошибочно, так как оно стоит в противоречии с божественным благословением о размножении, преподанном самим Богом первозданной чете еще при самом ее сотворении. Самое большее, что можно предположительно выводить отсюда, это то, что райское состояние, вероятно, продолжалось очень недолго, так что первые люди, всегда поглощенные высшими духовными запросами, еще не имели времени отдать дань физической, низшей стороне природы.

«И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец.» Следовательно в недрах первобытной же семьи возникают представители двух изначальных занятий человечества, прототипы бедуина (кочевник — Авель) и феллаха (земледелец — Каин).

«И призрел Господь на Авеля… а на Каина и на дар его не призрел...» Жертвы братьев были различны не только по достоинству, но и по внутреннему состоянию приносивших их. Отсюда Бог принял жертву Авеля, а безрассудство Каина отвергнул. Жертва же Каина, в противоположность этому, носила в себе дух гордости, тщеславия, высокомерия и внешней обрядности, создавших вполне понятные препятствия ее успеху. Так как, судя по контексту, различный успех этих жертв стал известен и самим приносившим их, то несомненно, что вышеозначенное божественное отношение к ним было выражено каким-либо очевидным внешним знаком.

Господь не принял «плоды земли», приносимые Каином, и потому, что только кровь, пролитая взамен крови грешника, могла покрыть грех человека. Каин знал об этом, но проявил непослушание Богу, решив самовольно, что дела его собственных рук — достаточная жертва.

«И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его...» Как сама смерть, явившись в мире следствием греха, была актом насилия и разрушения богоучрежденного порядка, так и первый опыт этой смерти был самым типическим выражением этих ее свойств. Иерусалимские иудейские источники добавляют, что непосредственным предлогом убийства был спор между Каином и Авелем о вечной жизни, божественном провидении, о будущем Спасителе. Из-за этого древнехристианская традиция, основанная на словах Иисуса Христа, сохранила память об Авеле, как о первом праведнике, заплатившем за свою веру в Бога-Творца и Его Сына-Искупителя мученической кончиной. Это был первый взрыв предсказанной Богом вражды между семенем жены и змея, проходящей через всю историю человечества.

«где Авель, брат твой?..» По примеру суда над павшими прародителями и суд над преступным их сыном Бог начинает с воззвания (призыва) к покаянию. Своим вопросом Господь хочет пробудить совесть братоубийцы, вызвать его на чистосердечное покаяние и на просьбу о помиловании.

«разве я сторож брату своему?..» Но Каин был в совершенно противоположном настроении: с упорством ожесточившегося грешника, он не только запирается в своем преступлении, но и дает дерзкий ответ Богу, как бы даже обвиняя Его за столь неуместный вопрос.

«и ныне проклят ты от земли...» Здесь мы имеем первый пример божественного проклятия, направленного непосредственно на человека. При осуждении, например, Адама проклинались только змей и земля, последняя ради человека; а теперь же сама земля, обагренная кровью невинного страдальца, превращается в орудие наказания убийцы, лишая его своих естественных даров.

Так как земля служит для человека одновременно и источником пищи, и местом жилища, то и проклятие от нее имеет, в соответствии с этим, два вида: оно состоит в бесплодии почвы и в бездомных скитаниях по лицу земли.

«и всякий, кто встретится со мною, убьет меня...» Всякий, приносящий грех в мир, инстинктивно чувствует, что подлежит тому злу по закону возмездия, какое он внес в общество. Кого же боялся Каин? Самым разумным и правдоподобным ответом на это будет то предположение, что он боялся мщения со стороны всей вообще семьи своего отца, как настоящей, так и будущей. Возможно допустить, что даже и ко времени братоубийства Каина, относимого к 130 году жизни прародителей, семья их не исчерпывалась только двумя этими, названными в Библии, сыновьями, а состояла и из двух других сынов и дочерей.

«отомстится всемеро...» В ответ на малодушный ропот грешника Бог дает торжественное удостоверение его неприкосновенности, обещая воздать всемеро всякому, кто самовольно будет покушаться на его жизнь. Число семь, по свойству священного языка, употребляется в неопределенном значении для возвышения понятия. Этим самым Бог, с одной стороны, обнаруживает всю крайнюю преступность человекоубийства и всю тяжесть ответственности за него, с другой — являет неистощимое богатство Своего милосердия, не хотящего смерти грешника, но открывающего ему возможность искупить свой грех в течение всей последующей жизни.

«и построил он город...» Скорее всего, Каин только заложил город, предоставив его строительство последующим генерациям. Этот город нужно представлять себе лишь в виде простого укрепленного пункта, опоясанного рвом и огороженного тыном для защиты от нападения диких зверей.

Однако, в течение жизни поколений потомков Каина развилась мощная цивилизация. Первая цивилизация, погибшая во время потопа, была по происхождению и характеру, по судьбе своей Каиновой. В ст. 16-22 упомянуты все материальные стороны этой цивилизации: город, занятие скотоводством, развитие искусств и производств. Енох, именем которого был назван первый город, означает «учитель». «Эль» или «ель» в окончании имен сына и внука Еноха говорят о том, что некоторое время представление об Элохиме (Боге) в «каиновом обществе» сохранялось, но вскоре начало исчезать.

Цивилизация Каина, возможно, была такой же великолепной, как римская или греческая, но Божественный суд над людьми производится по категориям морали, а не по достижениям материальным.

«И познал Адам еще жену свою… и она родила сына и нарекла ему имя Сиф...» На место двух старших детей Адама и Евы, из которых один не оправдал возлагавшихся на него надежд (Каина), другой — безвременно погиб (Авель), хранителем веры и благочестия Бог дарует им третьего сына — Сифа. Значение его имени объяснено в самом тексте, в смысле «утверждения, основания» истинной веры, или «подстановки, возмездия» той утраты, которая нанесена была погибелью Авеля. «Все сие показывает, что в Сифе Ева надеется на восстановление и сохранение благословенного Семени и нарекает ему имя в духе веры и прозрения в будущее» (Филарет). И действительно, будучи родоначальником благочестивых патриархов (сифитов), Сиф явился тем столпом, на котором стояла и утверждалась первобытная религия и церковь. В этом отношении Сиф как бы является прототипом Иисуса Христа.

Всемирный потоп. История Ноя. 6-9 главы книги Бытия посвящены описанию катастрофы, завершившей древнюю историю человечества. Бог вынужден был уничтожить потомков Адама, сохранив жизнь лишь семье Ноя, которая должна была положить заново начало роду человеческому. Причины всемирного потопа были во всеобщем развращении людей, господстве на земле греха.

Событийная сторона библейского повествования развивается по следующему плану:

Всеобщее развращение человечества.

Праведный Ной.

Построение ковчега.

Вход Ноя в ковчег.

Начало, возрастание и продолжение потопа.

Уменьшение потопа.

Остановка ковчега на горе Арарат.

Выход из ковчега.

Построение жертвенника и жертвоприношение Ноя.

Завет Бога с Ноем.

Дарование знамения радуги.

Насаждение Ноем виноградника.

Осмеяние Ноя Хамом и проклятие его сына Ханаана.

Благословение Сима, молитва за Иафета.

Смерть Ноя.

Ной был последним допотопным патриархом. Значение этого имени истолковано в самом библейском тексте, именно в смысле «успокоения, утешения» в трудах и работе по возделыванию земли. Церковь справедливо усматривает в имени Ноя пророческое указание того, что через Ноя и его потомство будет ослаблена сила божественного наказания за грехопадение и после потопа настанет новое, относительно мирное и покойное течение религиозно-общественной жизни.

Но это уже после Божьего суда, выразившегося во всемирном потопе. В чем же проявлялось людское развращение, вызвавшее страшный гнев Бога? В начале 6-й главы говорится о преступных браках сынов Божиих и дочерей человеческих. Это одно из трудных для понимания мест Библии. Однако, обратимся к построчным комментариям отцов Церкви1.

6.1 «Когда люди начали умножаться на земле...» Контекст речи показывает, что здесь целое берется вместо части. Под словом «люди» подразумеваются в данном случае потомки Каина (каиниты).

6.2 «тогда Сыны Божий увидели дочерей человеческих...» Это одно из труднейших для толкования мест в Библии. Главная трудность заключается в определении того, кого нужно разуметь под «сынами Божиими». Говорили и о вельможах и об ангелах… Но единственно правильным следует считать мнение, по которому под «сынами Божиими» подразумеваются благочестивые потомки Сифа (сифиты). На стороне этого толкования стоит большинство авторитетных отцов Церкви. Мнение это вполне оправдывается филологически, так как название «сынов Божиих» в св. Писании нередко прилагается к благочестивым людям. За это говорит и сам характер браков, заключенных между «сынами Божиими» и дочерьми человеческими: по смыслу выражения — это не кратковременные и противоречивые связи (каковыми только и могли быть сношения ангелов с женами), а обычные постоянные браки, правильные юридически, хотя и морально преступные.

6.2 «увидели дочерей человеческих, что они красивы...»

При характеристике каинитянок физическая красота и чувственная прелесть стояла у них на первом плане. Из этого ясно, что здесь бытоописатель говорит именно о каинитянках. При таком понимании «сынов Божиих» и «дочерей человеческих» вполне выдерживается данное им в тексте противопоставление: как те, так и другие — представители одного и того же первобытного человечества; но будучи сходны по природе, они противоположны по своему духовно-нравственному настроению: «сыны Божий» были выразителями всего доброго, возвышенного, хорошего; дочери человеческие — олицетворение земных чувственных интересов, греховного духа мира сего. Но вот эта противоположность исчезает — сыны Божий смешиваются с дочерьми человеческими, чем стирается грань между добром и злом и дается полный простор господству низших, чувственных интересов плоти в ущерб высшим интересам духа.

6.3 «пусть будут дни их сто двадцать лет...»

Это время, отведенное на возможное покаяние людей и строительство ковчега до потопа. В течение этого времени праведный Ной пророчествовал о потопе и делал необходимые приготовления.

6.4 «В то время были на земле исполины...» В подлиннике это слово звучит — не «исполин», а «нефелим», что не переводится «великан», а как «разрушитель», «ниспровергатель». Здесь имеется в виду не физическая сила, а сознательное попрание правды, дерзкое тиранство. Они были «издревле славны» под видом «героев древности».

6.7 «И сказал Господь: истреблю… ибо Я раскаялся, что создал...» Здесь дано сильное выражение мысли о несоответствии действий человеческой свободы планам божественного промышления и желаний Всемогущего уничтожить эту дисгармонию.

При этом печальную участь человека, по приговору божественного суда, должен был разделить и весь окружающий его мир живых существ, так как между судьбой человека и жизнью природы, по учению Писания, существует самая тесная нравственная связь; отсюда падение и восстание человека соответствующим образом отражается и на всей остальной твари. И это не было, строго говоря, истреблением всего человечества (праведный Ной и его семья спаслись и возродили его), а лишь искоренением царившего на земле зла, омытием в водах всемирного потопа.

6.15 «длина ковчега триста локтей, широта его...» Точного представления о величине и вместимости ковчега на основе этих данных мы получить не можем, потому что локоть как единица измерения был очень неустойчив. По мнению митр. Филарета и одного французского ученого длина ковчега — 156 метров, ширина — 26 метров и высота — 16 метров. Вместимость подобного сооружения вполне достаточна для выполнения поставленной цели.

6.17 «все, что есть на земле, лишится жизни...» Так как вся земля растлилась и наполнилась беззаконием живущих на ней, то гибнут на ней все виновники ее осквернения во главе с первыми и главными из их среды — людьми. Однако нельзя считать этот всемирный потоп чем-то вроде личной мести со стороны Бога человеку. Нет, он являлся необходимым следствием духовной смерти первобытного нравственно выродившегося человечества. Человечество это было исключительной «плотью», как бы навсегда утратившей душу и представлявшей разлагавшийся труп, дальнейшее сохранение которого было бы не только бесполезно, но и положительно вредно для духовно-нравственной атмосферы мира. И вот первый мир гибнет в водах потопа, чтобы омыть лежащую на нем скверну и начать жить на новых возрожденных началах.

7.6 «Ной же был шестисот лет...» Это возраст Ноя, сыновьям же было около ста лет.

7.11 «источники великой бездны» Этим именем, очевидно, обозначена вода, заключенная внутри земной коры, которая особым действием вулканических сил в громадном количестве излилась на поверхность.

7.24 «Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней» Возрастание и усиление вод потопа продолжалось в течение ста пятидесяти дней или пяти с лишком месяцев, считая в том числе и те сорок дней, с которых начался потоп. Следовательно, если потоп начался в первых числах ноября, то высшая точка его усиления приходится на седьмой день седьмого месяца, т.е. на последние числа апреля.

8.14 «И во втором месяце, к двадцать седьмому дню месяца вода высохла». Полное осушение земли произошло только в конце второго месяца, ровно через год и десять дней после его начала. Объединяя теперь все, имеющиеся в Библии, хронологические даты потопа, мы получим, что общая продолжительность его обнимала 364 дня, что составляет целый солнечный год. Бытоописатель же дает ясно понять, что потоп продолжался год и десять дней; отсюда с большой вероятностью можно заключать, что в эпоху потопа, древнейшую эпоху существовало солнечное счисление и лишь позднее, в эпоху Авраама или Моисея, оно было переведено на лунное.

8.20 «И устроил Ной жертвенник Господу...» Это, строго говоря, первое библейское упоминание о священном алтаре или жертвеннике.

8.21 «не буду больше проклинать землю за человека...» С Ноева завета начинается третий период взаимоотношений человека с Богом, который можно назвать эпохой человеческого управления. В период невинности, так и в период совести, человек показал себя совершенно негодным. Всемирный потоп отметил собой конец второго периода и начало третьего. Провозглашение Ноева завета снова подвергло человечество испытанию. Отличительная черта новой эпохи состоит в том, что на земле устанавливается человеческое управление, возникает власть человека над человеком. Высшим выражением такой власти является право старшего по положению на законном основании лишать жизни нижестоящего. Человек должен был управлять миром во имя Бога. Эта ответственность легла на все человечество и на иудеев, и на язычников. К сожалению и иудеи, и язычники управляли миром лишь для самих себя, а не во имя Бога, отчего Израиль потерпел крах — пленение и переход власти в руки язычников.

9.1. Содержание Ноева завета:

Была подтверждена часть Адамова завета, которая говорила об отношении человека к земле.

Подтвержден был прежний порядок в природе.

Установлено человеческое управление.

Люди получили заверение, что земля никогда больше не будет уничтожена водою.

Прозвучало пророческое слово о том, что потомство Хама займет подчиненное положение среди других народов.

Произнесено было пророческое слово, что Сима ждут особые отношения с Иеговой. Все эти божественные откровения были даны миру через потомство Сима (семитов). От Сима же по плоти произошел и Христос.

Произнесено было пророческое слово о том, что потомство Иафета «Бог распространит». И действительно, в широком смысле слова, политическая власть, науки и искусства в позднейшие эпохи оказались иафетскими. История подтвердила исполнение этих указаний.

С потомства сыновей Ноя начинается процесс разделения людей на расы или группы народов: потомки Сима — еврейские и арабские племена; потомки Хама — ханааняне (жили до евреев на территории Палестины), египтяне и, преимущественно, черные племена; потомки Иафета — культурные народы островов и материков Азии и Европы.

Родословная Ноевых сыновей, включая потомство Хама, сына которого из-за отца проклял Ной (отца проклинать было нельзя из-за предшествующего Божьего благословения Ноя и его сыновей), представляет собой чрезвычайной научной важности «таблицу народов». Требовать от нее полноты невозможно — большинство современных народов еще не существовало.

Следует отметить, что до вавилонского столпотворения все люди говорили на одном языке — языке прародителя Адама.

История Ноя заканчивается его смертью через триста пятьдесят лет после потопа, в год очередного грехопадения человечества.

История вавилонского столпотворения (Вавилонская башня). Человечество произошло от

общего праотца (от Адама или Ноя). Но возникает совершенно закономерный вопрос: каким образом можно объяснить наличие разных народов, говорящих на разных языках?

Возникновение разных народов, расселение человечества Библия объясняет не только происхождением людей от трех сыновей Ноя. Древняя история по Библии заканчивается рассказом об очередном грехопадении людей, поддавшихся влиянию нечестивых потомков Хама и впадших в гордыню — задумавших построить башню «До самого неба», чтобы «увековечить свое имя».

После потопа на земле был один народ и один язык. Кочуя, люди нашли на равнине Сеннаар (в нижнем течении реки Тигра) место, где они поселились и построили город. Именно в этом городе и было решено построить башню.

Опасность была, конечно, не в том, что люди могли построить башню «до неба» — это было нереально — а в том, что таким образом они могли создать центр безверия и порока, ибо подавляющим влиянием над ними было влияние проклятых Ноем хамитов (потомков Хама).

Чтобы предотвратить очередное падение человечества и недопустить консолидации греха и зла Бог был вынужден смешать языки.

Следует прокомментировать некоторые выражения из II главы книги Бытия.

11.6 «И сказал Господь… и не отстанут они от того, что задумали сделать...» «Бог, — говорил И. Златоуст, — обыкновенно поступает так: когда намеревается послать наказание, то прежде показывает великость грехов и как бы представляет оправдание, а потом уж и наказывает». Так и в данном случае единый язык — этот величайший дар божественной любви и лучшее средство для развития в людях высших гуманных чувств всеобщего братства и равенства — был обращен людьми во зло, на содействие развитию низших и бурных инстинктов их природы. Видя, что человечество твердо стало на этот гибельный путь нечестия и не обнаруживает намерения сойти с него и раскаяться, милосердный Господь и решил сам, чрезвычайным действием Своего могущества, свести с него людей и тем самым спасти их от полной нравственной погибели.

11.7 «сойдем же и смешаем там язык их...» Слова этого библейского места, представляющие, по мнению св. И. Златоуста, обращение Бога к «равночестным Себе», т.е. к Лицам Пресвятой Троицы, свидетельствуют об особой важности того творческого акта, который за ними последовал. Как акт новотворения, он по содержанию и форме сближается здесь с созданием первых людей, которое предварялось подобным же советом. Полную антитезу этому событию в Новом Завете представляет чудо сошествия Св. Духа на апостолов в виде огненных языков, возвратившее им некогда утраченную возможность полного взаимопонимания (способность говорить на иных языках).

11.8 «И рассеял их Господь оттуда по всей земле...» Собственно Бог только смешал их языки, т.е. заставил их говорить на разных языках и тем самым уничтожил средство взаимного обмена мыслей. Рассеяние же строителей было естественным следствием разъединения их интересов: язык служит внешним выражением мыслей и всего духовного содержания людей; отсюда поскольку единство языка связывает людей и заставляет их сплотиться, постольку различие языка, наоборот, разобщает их между собою и создает различные и нередко даже враждебные друг другу группы («чужой язык — враг»). «Смешением языка и рассеянием племен само собой разрушалось богопротивное дело, имевшее целью политическое объединение племен под властью одного из них и при том нечестивого… Этим полагались преграды всеобщему разливу нечестия и разврата из одного средоточия… Если бы существовала всемирная столица, как средоточие нечестия и разврата, и если бы существовал повсюду один язык: тогда бы весь мир сделался тем, чем впоследствии сделалась Ханаанская земля (населенная потомками сына Хама Ханаана), мерзостями своими истощившая долготерпение Господа» (еп. Виссарион).

11.9 «Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли...» Этот стих представляет собой заключение всей истории столпотворения. По смыслу данного места, происшедшее здесь чудо смешения языков сообщило свое имя и самой местности, которая получила имя «Вавилон»; такого же толкования относительно этого имени придерживается и Иосиф Флавий. Очевидно, как Библия, так и Флавий производят слово «Вавилон» от еврейского слова «бабал», что означает «смешивать». Но новые востоковеды разлагают это имя на составные его части — Баб-Бел, т.е. «дверь или ворота Бела», древневавилонского божества. Однако, если и можно признать некоторое значение за последними соображениями, то его во всяком случае нужно отнести к позднейшей эпохе, к тому времени, когда в Вавилоне утвердилось почитание бога Бела, а событие вавилонского смешения языков успело уже несколько изгладиться из памяти.

Существуют древние легенды и клинописные халдейские тексты, которые подтверждают историчность рассказанных в Библии событий.

Нашедший эти глиняные таблички английский ученый Георг Смит совершил и раскопки на территории древнего Вавилона и нашел развалины этой башни, которая многократно перестраивалась и была в пору расцвета Вавилона главным храмом семи божеств (планет), который в связи с этим имел семь этажей, покрашенных в разный цвет.

Завет с Моисеем на горе Синай. Десять заповедей. Библейские авторы связывают повествование об исходе евреев из Египта с важнейшим актом, откровением, полученным пророком Моисеем на горе Синай.

Здесь необходимо сделать небольшой исторический экскурс.

В определенный момент своей истории евреи попали в египетское рабство для спасения от голода. И несколько поколений иудеев жили в Египте неплохо. Однако наступили такие времена, когда отношение фараонов к чужому народу стало враждебным, поскольку сыны Израиля стали многочисленным и сильным народом. Они посылали евреев на самые тяжелые работы — строительство пирамид и т.д. Но потомство Иосифа, приведшего свой народ в Египет, умножалось.

Тогда египетский царь повелел повивальным бабкам умерщвлять каждого новорожденного сына евреев. Поскольку бабки не выполняли его приказа, царь приказал каждого новорожденного еврея бросать в Нил. Бог не мог оставить свой народ на произвол судьбы и обещал вывести его из Египта. Особая роль здесь отводится Моисею, избранному Богом для выполнения этой миссии.

Моисей родился в разгар геноцида против еврейского народа. Мать, чтобы спасти новорожденного Моисея, положила его в тростниковую корзинку и отнесла на берег Нила. Дочь фараона нашла младенца, пожалела, взяла во дворец. И пока младенец подрастал, кормилицей его была мать, которую фараоновой дочери предложила сестра Моисея.

Когда Моисей вырос, он увидел, как страдает его народ под пятой египтян. Убив случайно одного из надсмотрщиков-египтян, который избивал его единоплеменника, Моисей вынужден был бежать из Египта на Синайский полуостров, в землю Мадиамскую, и поступил на службу к вождю племени Иофору, одну из дочерей которого — Сепфору — взял себе в жены. Наконец, настало время «служения», выполнения задачи, определенной Моисею Богом.

Однажды, когда Моисей пас стадо своего тестя Иофора у горы Хориф, ему в горящем, но не сгорающем терновом кусте явился Бог и сказал, что Он знает о страданиях еврейского народа и хочет осуществить его спасение с помощью Моисея.

Моисей сомневался в том, что народ и фараон поверят ему, и Бог явил ему свои чудеса: превратил жезл в змея, а потом вновь в жезл, поразил правую руку Моисея и тут же излечил ее, превратил в кровь воду, взятую из Нила. Когда же Моисей сослался на свое косноязычие и тяжелую речь, то Бог обещал ему «быть при устах его» и научить его, что говорить, а также дал в помощь ему умеющего говорить брата Аарона.

По приказу Бога Моисей покинул пустыню и отправился в Египет, чтобы освободить свой народ из рабства. Аарон, которого Бог назначил в помощники Моисею, вышел ему навстречу, и они вместе пришли в Египет. Братья собрали народ и передали желание Бога.

Но напрасно Моисей и Аарон просили фараона отпустить еврейский народ. Добровольно фараон этого не сделал. Бог вынужден был наслать на Египет «десять казней», из которых последняя была самая страшная — гибель первенцев мужского пола у египтян.

Моисей вывел свой народ из Египта и повел его через пустыню на историческую родину евреев в «землю обетованную», в землю ханаанскую (область Палестины).

Спустя три месяца после исхода из Египта (в ознаменование этого исхода был определен праздник «пасхи», который был переосмыслен христианами) Моисей со своим народом прибыл к горе Синай. Яхве приказал Моисею приготовить народ к явлению Бога. Народ в течение двух дней очищал себя и свои одежды. Моисей провел вокруг горы черту, как велел Бог, чтобы никто не мог приблизиться к ней, опасаясь умереть, ибо в это время

Бог находился на горе. На третий день разразилась гроза, гремел гром, сверкали молнии, появилось огромное густое облако, гора была в огне и дымилась, а когда Бог спустился на нее, то дрогнула.

Бог провозгласил заповеди народу, который стоял вокруг горы, охваченный страхом. Это первые, четко сформулированные нравственные требования Бога к людям. Эти заповеди («десятословие») были основой завета, который Бог заключал с Моисеем.

После провозглашения законов народ с воодушевлением пообещал выполнять их. По этому случаю Была принесена жертва всесожжения — заколот и полностью сожжен телец. Моисей, взяв половину его крови, окропил жертвенник, а второй половиной окропил народ, пролив «кровь завета». Это был ритуал заключения союза с Богом.

Заключив союз, Моисей взошел на гору, покрытую облаком, чтобы встретиться с Яхве. Бог был сокрыт от глаз народа, они могли видеть лишь внешние, сопровождающие явления — столб дыма и т.д.

Моисей провел на горе сорок дней и сорок ночей и получил от Яхве скрижали каменные (каменные плиты), на которых были записаны заповеди.

Однако сила греха была в людях такова, что даже в момент получения заповедей они не смогли вести себя добропорядочно. Народ обратился к Аарону с просьбой создать изображение Бога. Аарон собрал золотые украшения женщин и отлил из них тельца, которому начали поклоняться. Моисей сошел со скрижалями с горы и узнал о случившемся. Увидев народ, танцующий вокруг золотого тельца, он разгневался, разбил каменные скрижали и сжег золотого тельца в огне. Члены племени Левия (это племя имело особо аскетический образ жизни — отказывалось от собственности и т.д.) помогли Моисею: бросившись с мечами на народ, они порубили тысячи израильтян — три или двадцать три тысячи по разным источникам.

Верность левитов была вознаграждена тем, что они получили право быть первосвященниками всего племенного союза. Затем Моисей вновь взошел на гору и получил от Бога новые каменные скрижали. Когда он возвращался к своему народу, лицо его лучилось, так как на него пала слава Божия. Микельанджело по ошибке изобразил Моисея не с нимбом, а с рогами. В Вульгате, которую он читал, еврейское слово «каран» — светиться — переведено как «керен» — рога. Ошибка эта объясняется тем, что в еврейском письме нет гласных.

С этого начинается новый этап в жизни человечества. Этот период называется «Закон». Условием спасения души стало соблюдение данного Богом закона (заповедей и гражданских законов). Этот период простирается до самой Голгофы, он представляет собой длинный путь израильского народа постоянно этот закон нарушающего. Народ не выдержал испытания. Он был наказан несколькими пленениями. Пятый период закончился у Креста.

Следует, забегая вперед, отметить, что христиане не находятся под охраной Моисеева завета, они пребывают под Новым заветом благодати (односторонним искуплением человеческих грехов Иисусом Христом). Однако, заповеди подлежат выполнению.

Интересующие нас десять заповедей и события, связанные с их получением, приведены в 20-й главе книги Исход из Пятикнижия.

Теперь обратимся к краткому изложению заповедей и комментариям к ним.

1. Я Господь Бог твой; да не будет у тебя других Богов, кроме Меня.

Не следует думать, что в этой заповеди Бог противопоставляет Себя другим Богам. Он, сотворивший человека и все сущее, просто и понятно открывает человеку истину о Себе как о единственном Боге. Нужно помнить, что эти слова были сказаны народу, который не избавился от язычества, многобожества.

2. Не сотвори себе кумира и всякого подобия его; не поклоняйся и не служи ему, ибо Я Господь Бог твой.

20.4-62 Запрещая служение языческим богам, заповедь запрещает поклонение и их изображениям, от которых они не отделимы.

Языческие боги имеют чувственный характер, — без внешних форм, идолов они не мыслимы, поэтому в первой заповеди нет запрета на изображения языческих богов — это излишне: почитающий истинного Бога не будет создавать идолов. Следовательно, во второй заповеди присутствует запрет и на изображения Бога Иеговы.

Побуждением к такому запрещению могло служить то обстоятельство, что человек со свойственной ему потребностью наглядного представления о Боге невидимом, мог создать Его изображение в чувственных формах и обоготворить само изображение, что неизбежно привело бы к идолопоклонству.

Иегова не должен быть представляемым в виде кумира, изваяния и под другими и формами и образами — светил, зверей, животных, рыб и т.д.

Запрещение делать изображение Иеговы основано на том, что Он невидим, запрещение же поклоняться и служить идолам мотивируются тем, что Иегова есть Бог-ревнитель, ревностно оберегающий Ему одному принадлежащие права на поклонение со стороны людей и не допускающий, чтобы свойственные Ему слава и прославление воздавались идолам.

Некоторые толкователи относят запрет на создание кумиров и к взаимоотношениям среди людей (подмена Бога человеком, что свойственно социалистической теории и практике).

3. Не произноси имени Господа Бога твоего всуе.

20.7 Вера в Иегову, существо, вызывающее чувство почтения, страха, предполагает почтение, благоговейное отношение и к Его имени. Этого последнего и требует третья заповедь, запрещающая профанирование, бесцельное, напрасное употребление божественного имени.

В большой степени этот запрет касается клятв именем Бога. Частое нарушение таких клятв является святотатством, оскорблением Бога. Третья заповедь в известном смысле охраняет человека от греха, оскорбляющего святость Бога. Забегая вперед, следует вспомнить слова Христа, который устрожил запрет — нельзя клясться не только именем Бога, но и вообще не нужно произносить клятвы, а говорить просто: да, нет.

4. Шесть дней работай и делай дела свои, а седьмой день — день покоя, посвяти Господу Богу твоему.

20. 8-11 У евреев святым днем является суббота (у христиан — воскресенье). Шесть первых дней — время заботы о земных нуждах, в седьмой же человек должен освободиться от погружения в житейские интересы, отрешиться от привязанности к земле. У евреев эта заповедь соблюдается с чрезвычайной скрупулезностью — запрещается любой труд. У христиан посвящение одного дня Богу связано с посещением церкви, где сама обстановка, ритуалы, звучащие священные тексты, песнопения обращают человека к небесному, высокому, позволяют, отрешившись от мелочей жизни, оценить себя и свой мир с позиций божественной нравственности.

Для иудеев, живущих по ветхозаветному закону, день покоя — конец недельного труда, для христиан же день покоя — первый день недели. В первый день недели, в воскресенье, снизошел Святой Дух на землю после победы воскресшим Христом сатаны, смерти; воскресный день знаменует и создание Иисусом Христом церкви, во главе которой Он стоит.

5. Чти отца твоего и мать твою и продлятся дни твои на земле.

20. 12 Почитание отца и матери, повиновение им детей является источником благоденствия и долгоденствия отдельных людей и целых поколений, и всего народа. Крепкие своей нравственной связью, верностью заветам отцов, отдельные семьи не распадутся и сами создадут прочное долговечное общество; расстройство, распадение семьи — признак гибели целого народа. В виду подобного значения семьи, как основы всей гражданской жизни, Моисей и начинает урегулирование общественных отношений пятой заповедью: прочная семья — залог прочного общества. Речь идет о самой продолжительности земной жизни членов крепких семей.

6. Не убивай.

20. 13 Шестая заповедь охраняет право человека на жизнь. Виновником жизни каждого человека является Бог, а потому и отнять ее может только Он один. Нужно отметить, что строжайший запрет распространяется и на самоубийства — это тоже вмешательство в прерогативу Бога. Под определение убийства подпадают и аборты.

Часть убийств в учении Христа выводится из сферы небесного суда и отдается на усмотрение человеческих законов. Категорически запрещаются только два вида убийств — корыстное и бессмысленное. Отсюда возникает право на самозащиту, казнь преступников, хотя, как идеал сохраняется полное отрицание убийства.

7. Не прелюбодействуй.

20. 14 Под прелюбодеянием подразумевается грех мужчины с чужой женой, замужней женщиной, женщины с женатым мужчиной — любое нарушение брачного союза. Касается это даже греха невесты с посторонним мужчиной. Так как брак является божественным установлением, то уже в патриархальный период прелюбодеяние считалось великим злом, грехом перед Господом. Иногда в Библии слово «прелюбодеяние» выступает синонимом слова «измена» в широком понимании его.

8. Не укради.

20. 15 Восьмая заповедь охраняет собственность ближнего. Собственность добывается посредством труда, труда тяжелого, который в силу этого ценится и уважается самим трудящимся. Но всякому человеку, ценящему свой труд, нужно уважительно относиться к труду другого, а потому и не наносить ущерба его собственности.

9. Не произноси лживых слов на ближнего твоего.

20. 16 Требование восьмой заповеди расширяется девятой. В то время как первая запрещает нанесение вреда лишь собственности ближнего, вторая имеет в виду вред, причиняемый жизни, чести и т. п. ближнего, как ложным показанием перед судом, так и простой клеветой.

Лжесвидетельства имеют в подавляющем большинстве корыстный характер.

10. Не пожелай дома ближнего твоего, ни жены его, ни раба его, ни вола его, ни всякого скота его, ничего, что есть суть его.

20. 17 Речь идет о зависти в широком смысле этого слова. От запрещения плохих дел и слов закон переходит в десятой заповеди к запрещению плохих желаний и помышлений. Десятая заповедь как бы обобщает шестую, седьмую, восьмую и девятую заповеди. В конечном итоге, в основе человеческих преступлений лежит зависть, желание чего-либо, имеющегося у ближнего.

Важнейшее значение десятой заповеди в том, что в ней говорится о человеческом пороке, который нельзя утолить. Завистливый человек не может желать добра, не может сострадать, оказывать милость и т.д. Нарушение десятой заповеди приводило к большинству войн, которые вело человечество.

Зависть может прикрываться требованием справедливости, равенства, вспомни лозунг «экспроприация экспроприаторов», который использовался в революции. Точнее выразился герой Шариков из пьесы М. Булгакова «Собачье сердце»: «Все отобрать и поделить!»

Моисей на Синайской горе получил не только данные заповеди. Моисеев завет дан Израилю в трех частях, связанных одна с другой и состоящей из: заповедей, выражающих праведную волю Бога; части «судьи», предназначенной для управления общественной жизнью народа; и «постановление» для управления религиозной жизнью Израиля. Три эти элемента составляют «закон»; под этим названием Моисеев завет обычно упоминается в Новом завете.

Чтобы подробнее узнать о данном Богом законе нужно прочитать пятую книгу из Пятикнижия Моисеева «Второзаконие».

Закон, таким образом, доводил до сознания людей, в чем состоит их грех, чтобы они верою могли прибегнуть к милосердию Бога, получить от Него прощение и избежать проклятия, постигавшего неверных завету.

Важно и установление покрывавших грехи жертвоприношений.

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку