Реферат: Дон Кихот и князь Мышкин - Образ печальный

«Дон Кихот и князь Мышкин.»

1

Мигель де Сервантес, перу которого принадлежит удивительное произведение испанской литературы эпохи Возрождения «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», родился в 1547г. неподалеку от Мадрида, в городке под названием Алькала – де – Энарес. Будущий писатель появился на свет в семье лекаря, чей род происходил из андалусийской Кордовы. Его отец, глава большого семейства Родриго де Сервантес, спасаясь от кредиторов и в поисках заработка, постоянно переезжал из города в город. И, таким образом, Мигель с самых ранних лет встретился с нищетой и отсутствием более или менее прочного социального положения. Будущий писатель даже не получил полноценного образования, которое ограничилось лишь несколькими годами обучения у известного грамматика и гуманиста Хуана Лопеса де Ойоса, в период проживания семьи Мигеля в Мадриде. Большую же часть своих многосторонних знаний он получил в результате самообразования. Если верить его собственным словам, Сервантес читал все, включая обрывки носимых ветром на улице бумаг. Вместе с тем, он любил театральные постановки, которые обычно разыгрывались на городских площадях, романсы в исполнении уличных певцов и отрывки из рыцарских романов, декламируемые местными рассказчиками за небольшую плату. В целом, время, когда жил Сервантес, было очень бурным во всех отношениях. За шестьдесят восемь лет своей жизни, писатель не только успел застать время правления Карла пятого, но и принять непосредственное участие в царствовании Филиппа второго и Филиппа третьего. Эта эпоха в жизни Испании ознаменовалась непрекращающимися войнами с Англией, Францией и Голландией, и освобождением мощных народных сил, что привело к непродолжительному, но пышному расцвету страны. Но и область искусства в этот промежуток времени пережила небывалый взлет. Именно во второй половине шестнадцатого века и весь семнадцатый век, которые принято называть «золотым веком» испанской культуры, на территории этой огромной страны жили и творили Лопе де Вега, Кальдерон, Тирсо де Молина, Кеведо, Гонгора, Греко, Веласкес, Мурильо и многие — многие другие. Но вернемся к Сервантесу, в 1569г. писатель покидает Мадрид и вместе с чрезвычайным послом папы Пия пятого, монсеньором Джулио Аквавива – и — Арагоном, к которому он незадолго до этого поступает на службу, прибывает в Рим. При вышеуказанном монсеньоре, Сервантес занимает должность камерария, а попросту – ключника, т.е. приближенного лица. До сих пор историей до конца не выяснено, что побудило испанца покинуть родину в то время. Но, по одной из версий, он оказался замешанным в уличной стычке, во время которой будто бы убил некоего испанского дворянина. Тем не менее, на службе у Аквавивы Мигель провел около года, а во второй половине 1570г. поступил в испанскую армию, расквартированную в Италии. Седьмого октября 1571г. писатель принял участие в знаменитой морской битве при Лепанто, когда соединенный флот Священной лиги( в нее входили Испания, Венеция и папа) нанес сокрушительное поражение турецкой эскадре, чем положил конец экспансии Турции в восточной части Средиземного моря. Именно во время этой битвы, Сервантес получил ранение, стоившее ему левой руки, которая так и осталась у него парализованной на всю жизнь. Тяжелое ранение, полученное в вышеуказанном бою, привело испанца в госпиталь в Мессине, откуда он вышел лишь в апреле 1572г. Но перенесенные увечья не отвратили его от военной службы и, зачисленный в полк Лопе де Фигероа, Сервантес второго октября 1572г. уже опять участвовал в битве при Наварине, а в следующем, 1573г. вошел в состав экспедиционного корпуса, направленного под начальством дона Хуана Австрийского в северную Африку. В том же году, полк Сервантеса был возвращен в Италию для несения гарнизонной службы в Сардинии, а с 1574г. – в Неаполе. В 1575г. писатель в сопровождении своего брата Родриго, также служившего в ту пору в армии, отплывает в Испанию, надеясь получить чин капитана. Для этой цели он запасается рекомендательными письмами к королю Филиппу второму от главнокомандующего испанской армией – Хуана Австрийского, где последний в крайне лестных для Сервантеса выражениях описывает королю подвиги испанца. Но замыслу писателя не суждено было сбыться, галеру «Солнце», на которой он с братом предпринимает это путешествие, захватили пираты, доставившие ее в Алжир. Больше пяти лет пришлось провести Мигелю в плену, его первым хозяином был грек – ренегат Дели Мами, который прочитав рекомендательные письма, изъятые у Сервантеса, пришел к ошибочному мнению о его богатстве, вследствие чего, назначил за писателя непомерно высокий выкуп в размере пятисот золотых эскудо. А также, дабы сделать пленника более сговорчивым, приказал содержать его особо тяжелых условиях, – в цепях и с железным кольцом на шее. И тем не менее, рекомендательные письма сыграли свою положительную роль, они спасли испанца от неминуемой смерти, поскольку в ожидании богатого выкупа, мучители все же сохранили ему жизнь. За пять лет плена, Сервантес совершил три неудачные попытки к бегству. И своей смелостью даже вызвал уважение известного алжирского палача и истязателя Гассан Паша. Все время своего вынужденного заключения, веря в счастливый конец, Сервантес таки его дождался. Ценой полного разорения, его несчастная семья, наконец, накопила необходимую сумму для его выкупа. И вот девятнадцатого сентября 1580г. Мигель был освобожден, а двадцать четвертого, покинул Алжир. Пять лет плена наложили на него огромный отпечаток, о продолжений военной службы не могло быть и речи, и тут Сервантес решил заняться сочинительством. В начале своего творчества, Мигель обратился к популярным в то время жанрам. Но его комедии не находят своего постановщика, а несомненный успех романа «Галатея»(впервые издан в 1585г.) не приносит писателю материального достатка. И опять Сервантес решается на переезд, он покидает Мадрид и поселяется в Севилье, большом портовом городе, где автор «Галатеи» сначала поступает на службу комиссаром по закупке провианта для королевского флота, а потом, становится сборщиком налогов. Беда в том, что о составлении счетов и деловых бумаг, Сервантес не имел никакого представления, а потому, он дважды попадал в тюрьму, что еще более ухудшило его социальное положение и состояние его семьи. Правда, по его же собственному признанию, именно в тюрьме к нему пришел образ человека, сошедшего с ума от чтения рыцарских романов и отправившегося совершать подвиги в подражание героям любимых книг. Итак, именно первые годы семнадцатого столетия, а в частности, период начавшийся в 1603г., стали подлинно великими годами в творческой жизни Мигеля Сервантеса. Поскольку именно они подарили миру литературы такие произведения как бессмертный роман в двух частях «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», речь о котором подробно пойдет далее, прекрасные новеллы, сборник «Восемь комедий и восемь интермедий», поэму «Путешествие на Парнас», а также «Странствия Персилеса и Сихизмунды». Но, разумеется, именно вышеуказанный роман стал вершиной творчества Сервантеса и одним из величайших созданий мировой литературы, увенчавшем заключительный период его деятельности. Многострадальная, но исполненная благородства и величия жизнь испанца завершилась двадцать третьего апреля 1616г. «Простите, радости! Простите, забавы! Простите, веселые друзья! Я умираю в надежде на скорую и радостную встречу в мире ином». Великий писатель эпохи Возрождения, чей бессмертный роман стал вторым литературным произведением, после Библии, по количеству языков на которые он был переведен, был похоронен в монастыре на благотворительные суммы Братства.

2

Федор Михайлович Достоевский, о бессмертном романе которого речь пойдет в третьей части реферата, родился в Москве в 1821г. в доме, принадлежащем Мариинской больнице, где его отец служил штаб – лекарем. Азбуке будущего писателя научила мать, но и учиться он начал довольно – таки рано. В возрасте тринадцати лет, юный Федор поступил в пансион Германа, где проявил особенную увлеченность на уроках словесности. В то время, он читал Карамзина, особенно его «Историю», Жуковского, В.Скотта, Загоскина, Лажечникова, Нарежного, Вельтмана и А.С.Пушкина, которого будущий писатель с детства считал «полубогом». В шестнадцать лет он потерял мать и вскоре после этого, был определен в инженерное училище. Закончив, курс обучения в 1843г., Достоевский поступает на службу в петербургскую инженерную команду и начинает работать в чертежной инженерии департамента. Но и в то время, лишь одна страсть занимает Федора – литература. В результате эта страсть приводит его в 1844г. к отставке, Достоевский принимает важное для себя решение посвятить жизнь только литературному труду и «адски работать». К тому моменту, у писателя уже есть готовое произведение «Бедные люди», а сам автор мечтает о крупном успехе. С легкой руки Григоровича он отдает свою первую повесть Некрасову в его «Петербургский Сборник». И она производит на видные умы того времени необычайно сильное впечатление. Белинский даже называет Достоевского великим будущим художником гоголевской школы. Успех первой повести действует на писателя возбуждающе, и за пять лет, он сочиняет десять повестей, не считая набросков и вещей незаконченных. Все повести находят своего читателя в «Отечественных Записках»: «Двойник», «Хозяйка», «Чужая жена», «Белые ночи», «Неточка Незванова» и др. В 1849г. в ночь на двадцать третье апреля, Достоевского арестовывают и препровождают в Петропавловскую крепость, где писатель проводит восемь месяцев, за это время, написав «Маленького героя». Причиной ареста служит его причастность к делу Петрашевского, за которое Достоевский осуждается на смертную казнь, впоследствии замененную, на четырехлетнюю каторгу. Тем не менее, писатель испытал весь ужас смертника, поскольку лишь в последнее мгновение перед расстрелом ему, и другим осужденным, объявили настоящий приговор. В ночь на двадцать пятое декабря Достоевский, закованный в кандалы, отправляется в Сибирь. В Тобольске его встречают жены осужденных декабристов, и писатель получает от них дар – Евангелие, которое с тех пор никогда не покидало его. Окончательным местом отбывания наказания для писателя стал Омск, где в «мертвом доме» и прошли четыре года жизни Федора Михайловича. Каторга усугубила великий надрыв его души, усилило и без того сильную способность к болезненному анализу глубин человеческого духа и его страданий. По окончании срока каторжных работ, пятнадцатого февраля 1854г. писатель был определен рядовым солдатом в линейный батальон в Семипалатинске, где пробыл до 1859г. Там он получил покровительство барона А.Е.Врангеля, что, конечно, во многом облегчило его бесправное положение. И там же, шестого февраля 1857г. Достоевский женился на вдове надзирателя по корчемной части, Марии Дмитриевне Исаевой. А уже восемнадцатого апреля того же года, писатель был восстановлен в своих прежних правах, и пятнадцатого августа получил чин прапорщика. Вскоре после этого, Достоевский подал прошение об отставке и восемнадцатого марта 1859г. был уволен, с разрешением проживать в Твери. В том же году он публикует две свои повести «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели». Но Тверь, где проживает писатель, не дает ему достаточных возможностей для творчества, потому Федор Михайлович усиленно хлопочет о разрешении жить в столице. Вскоре он его получает. И уже в 1860г. Достоевский окончательно обосновывается в Петербурге.

С 1861г. писатель со своим братом Михаилом начинает издавать журнал «Время», который сразу приобретает большой успех и оказывает огромную материальную поддержку своим издателям. В вышеуказанном журнале Ф, Достоевский впервые печатает «Униженные и оскорбленные», «Записки из мертвого дома» и «Скверный анекдот». А летом 1862г. писатель едет на лечение за границу. Вскоре после этого, «Время» закрывают за невинную статью Н, Страхова о польском вопросе. И опять братья Достоевские начинают хлопоты по выпуску того же издания, но под другим названием. И с 1864г. начинает выходить «Эпоха», но уже без прежнего успеха. Шестнадцатого апреля 1864г. умерла жена Федора Михайловича, а десятого июня скоропостижно скончался брат писателя Михаил. Столь скоро по времени последовавшие удары судьбы, и масса предыдущих долгов окончательно расстроили издание «Эпохи», и в 1865г. журнал прекратил свое существование. При этом, Достоевский остался с пятнадцатью тысячами рублей долга и моральными обязательствами содержать семью покойного брата и сына жены от первого брака. Кое как устроив свои денежные дела, писатель в начале июля того же года, уезжает в Висбаден. Предел отчаяния и нервное расстройство дают о себе знать, и он садиться за рулетку. Проигравшись до копейки, Достоевский описывает впечатления от пережитого в своем романе «Игрок». С помощью своего давнего приятеля Врангеля, писатель кое – как выпутывается из тяжелого положения и в ноябре возвращается в Петербург. И уже там заканчивает свой очередной шедевр «Преступление и наказание». Вскоре это произведение печатается в «Русском Вестнике» и вызывает огромное впечатление у читателей. И снова имя Федора Достоевского у всех на устах. Успех романа подогревается еще и реальным преступлением, совершенным в Москве немногим позже выхода произведения в свет. Некий студент Данилов совершает убийство с целью грабежа, и мотивы своего преступления называет сходные с мотивами Раскольникова.

Осенью 1866г. писатель пригласил к себе на работу в качестве стенографистки Анну Григорьевну Сниткину, которой продиктовал «Игрока». А пятнадцатого февраля 1867г. она стала его женой. Через два месяца после свадьбы, супруги покинули Россию, и уехали за границу на четыре с половиной года, что в реальности стало бегством от кредиторов, которые уже подали к взысканию. На дорожные расходы, Достоевский взял три тысячи рублей у Каткова, под залог задуманного романа «Идиот». Большая часть этих денег осталась семье его погибшего брата, а оставшуюся, писатель проиграл в Баден – Бадене. Кроме денег была проиграна даже одежда, как самого Достоевского, так и его жены. Для величайшего писателя России это время, а также последовавшие за ним четыре года проживания за границей, стало самым тяжелым в материальном плане. Крайняя нужда и постоянная необходимость денег наложили отпечаток и на его творчество того периода. «Бесы» и, частично, «Идиот» отражают его крайнюю раздражительность. Нужда подгоняет Достоевского, и это тяжелое время дарит нам «Идиота», «Вечного мужа» и большую часть «Бесов». По возвращении в родной Петербург, у писателя начинается светлая полоса в жизни. Анна Григорьевна, женщина умная и энергичная, берет в свои руки денежные дела мужа и с поразительной быстротой приводит их в порядок, освободив, наконец, семью от долгов. С 1873г. Достоевский становится редактором «Гражданина», за что ему выплачивают ежемесячное жалование в размере двухсот пятидесяти рублей, не считая гонорар. Но уже в следующем 1874г., писатель оставляет должность ради работы над новым романом «Подросток». В начале 1876г. он начинает издательство ежемесячного журнала без сотрудников и определенной программы «Дневник писателя». Его раскупаемость колеблется от четырех до шести тысяч экземпляров. Этот проект писателя находит живой отклик, как в душах почитателей Достоевского, так и в душах его недоброжелателей, поскольку, отличается искренностью, отзывчивостью и волнением. В 1878г. писатель прекращает издание «Дневника писателя», занявшись работой над своим последним произведением, которым стали «Братья Карамазовы». Успех этого романа превзошел все. А восьмого июня 1880г. на Пушкинском празднике он произнес свою знаменитую, приведшую публику в неописуемый восторг, речь о слиянии общего и индивидуального начал. И это выступление стало поистине лебединой песней великого писателя. Двадцать пятого января 1881г. Достоевский сдал в цензуру новый номер «Дневника писателя», издание которого он решил возобновить, а двадцать восьмого, великий человек умер. В день похорон огромная толпа провожала гроб, а читающая Россия со скорбью откликнулась на горе. Похоронили Федора Михайловича в Александро – Невской лавре тридцать первого января 1881г.

3

Приступая к непосредственной теме данного реферата, заключающейся в сравнении и сопоставлении героев двух величайших романов своих эпох, Дона Кихота Мигеля де Сервантеса и Князя Мышкина Ф.М.Достоевского, сразу хочу отметить общую для романов линию «рыцаря печального образа». Только в «Идиоте» рыцарь становится «бедным, бледным». Примечательно, что именно со средневековым рыцарем Аглая сравнивает князя Мышкина:

«Жил на свете рыцарь бедный,

Молчаливый и простой,

С виду сумрачный и бледный,

Духом смелый и прямой…»

Теперь хочу кратко рассмотреть двух «рыцарей» в отдельности, дабы лучше понять их различие и сходство.

Свой первый выезд на встречу приключениям и подвигам, Дон Кихот Ламанчский предпринимает один. Но этому выезду предшествует тщательный процесс сборов, когда новоиспеченный герой чистит доспехи «некогда сваленные как попало в угол и покрывшиеся ржавчиной и плесенью», мастерит себе картонный шлем и приготовляет к походу свою клячу, которой после длительного размышления дает громкое имя Росинант. Надо отметить, что автор с самых первых строк не дает читателю поверить в нормальность поведения Дон Кихота. Он не позволяет даже намека, на какую – либо иллюзию. И в тексте мы читаем:»…идальго наш с головой ушел в чтение, и сидел он над книгами с утра до ночи и с ночи до утра; и вот оттого, что он мало спал и много читал, мозг у него стал иссыхать, так что в конце концов он и вовсе потерял рассудок…» Таким образом, поведение Дон Кихота заведомо воспринимается как неадекватное, и потому его действия не вызывают явного протеста, а, наоборот, заинтриговывают. Кажется, что автор специально не дает красивой рыцарской сказке в воображении Дон Кихота захватить наше сознание. Оно и понятно, поскольку, лично для меня реальность, описанная в романе, показалась куда менее привлекательной, чем вымышленная жизнь главного героя. А его сила воображения способна кого угодно заставить поверить в существование огромных великанов, и великих героев, способных победить их. Так и в «Идиоте», чистая душа и незапятнанное сознание князя Мышкина вызывает несомненную симпатию, несмотря на понимание его отличия от других людей. У Достоевского, как мне видится, речь идет именно о различии, но не о доказанной ненормальности. По существу, сам автор лишь в конце романа признает Мышкина идиотом. Здесь существует несомненное различие между двумя романами, оно в различии отношения самих авторов к своим героям. Конечно, Сервантес симпатизирует Дон Кихоту, но совершенно не оправдывает его, у Достоевского иначе. Автор так любит своего героя, что уже не «идиот» представляется нам ненормальным, а порочное общество, сделавшее его таковым. И действительно, разве так уж нормально общество Дон Кихота, чтобы говорить о его праве, судить рыцаря? Правда, еще одно существенное различие между рыцарем «печального образа» и рыцарем «бледным» в несомненной агрессивности первого и абсолютной безобидности второго. Если Дон Кихот действительно нападает на людей, калеча и даже убивая их, то князь Мышкин, даже в мыслях не совершает ничего подобного. Но и Дон Кихоту можно найти оправдание, он совершает свои «подвиги», подражая героям рыцарских романов, а значит, мы можем говорить скорее об агрессивности вымышленных героев, чем о его собственной вине. Главная беда Дон Кихота в том, что он не видит лживости и выдуманности романных героев, свято веруя в истинность всего описанного. Его герои – книжные, но для идальго они реальнее и достовернее окружающих его людей. В принципе, и это понятно. В реальной жизни бедного кавальеро нет места подвигу, поклонению и славе. Благосостояние позволяет иметь лишь «фамильное копье, древний щит, тощую клячу и борзую собаку», а рыцарские романы пестрят «достоверными» рассказами о подаренных оруженосцам островах и об императорстве самих храбрецов – героев. Опять же сама идея рыцарства настолько красива и благородна, что никакая реальная жизнь не может идти в сравнение с ней. Служение Прекрасной Даме, совершение величественных подвигов с ее именем на устах, радость от победы над злодеями…Рыцарь Печального Образа в самом начале своего рыцарства мечтает и заранее радуется тому, что сотрет «дурное семя с лица земли». Дон Кихот, как будто прочитав между строк в одном из рыцарских романов о своем предназначении, свято и немного горделиво поверил в это. По существу, все дальнейшие события романа постоянно низвергают главного героя с «небес воображения» на землю реальности. Дон Кихот постоянно вызывает жалость, постоянные избиения и переламывания костей, следуют одно за одним. По моему мнению, слишком жестоко так наказывать человека за болезнь и стремление к подвигу. Ф.М.Достоевский в своем романе, никогда не бывает так физически жесток к своему Мышкину. Он заставляет своего героя испытывать душевные страдания, но не мучит его телесно. В этом еще одно отличие автора «Хитроумного идальго…» от автора «Идиота». Еще одним типичным отличием произведения Сервантеса является его постоянное, даже навязчивое утверждение о «правдивости» своего рассказа. Как будто, автор умышленно заостряет внимание читателей на этом, дабы избежать неверия. Достоевский, в отличие от него, строит свое повествование совершенно иначе, читая его роман просто не возникает мысли о том, что этого могло не быть. В этом, лично для меня самое большое отличие произведений Ф.М.Достоевского от других писателей. Каждая его работа – несомненная правда и реальная история чьей – то жизни.

Мигель Сервантес в своем романе постоянно рассказывает различные истории, в основном любовного характера, не имеющие прямого отношения к рыцарству Алонсо Кихано. Как то, рассказ о Лусинде и Карденьо, стихотворное признание студента Хризостома в своей безответной любви к пастушке Марселе и интереснейшая «повесть о безрассудно – любопытном» и т.п. Все эти отступления от общей линии повествования имеют место в первой части романа, и их появление там не случайно. Сервантес в своем произведении совершенно сознательно стремится к разнообразию картин и частой смене декораций. Вышеуказанное разнообразие было необходимым условием и обязательным принципом эпохи Возрождения, во время которой творил великий испанец. В «Идиоте» о таком принципе повествования говорить не приходится, автор уделяет внимание лишь сюжетной линии, не допуская посторонних вступлений.

Теперь хочу заострить внимание на сходстве двух героев, ярко выразившейся в историях их любви.

В случае с Дон Кихотом речь идет об искусственно созданной самим влюбленным страсти, ради которой, а вернее, во имя которой, наш рыцарь отправляется совершать подвиги. У Достоевского же, это настоящее, реальное чувство к реальной женщине. Правда, и в «Хитроумном идальго…» Дульсинея живая женщина, но она отнють не является той богиней красоты и совершенства, которой называет ее Дон Кихот. Это указывается еще в начале романа, где автор конкретно поясняет, что «в ближайшем селении жила весьма миловидная девушка, в которую он (дон Кихано)одно время был влюблен…Звали ее Альдонсою Лоренсо, и вот она – то и показалась ему достойною титула владычицы его помыслов…» Таким образом вся его любовь создана лишь его же больным воображением, которому в определенный момент показалось обязательным избрать для своего рыцарства Прекрасную Даму. Необходимость свято соблюсти традиции рыцарского романа заставили Дон Кихота вспомнить о своей привязанности к деревенской девушке из соседнего села, а не реальная сила чувства. Герой Сервантеса превозносит свою Даму поскольку так полагается вести себя рыцарю, он вовсе не питает страсти к своей Дульсинее, разве что в моменты наибольшего помешательства рассудка. Его любовь – такой же миф, как и сражение с великанами и завоевание шлема Мамбрина. У Достоевского мы видим совсем другую картину. Мышкин влюбляется в Настасью Филипповну сразу по приезду в Петербург. Еще в вагоне поезда, который везет князя из Варшавы в российскую столицу, Парфен Рогожин впервые упоминает ее имя. И тут же, в доме генерала Епанчина князь видит ее портрет, а несколькими часами позже и ее саму. Удивительная красота женщины поражает и восхищает его. Он делится с Гаврилой Ардалионычем мыслью о том, что эта женщина «ужасно страдала». С момента своего прибытия в Петербург Мышкин просто заболевает Настасьей Филипповной. Встретившись с ней в прихожей квартиры Гаврилы Ардалионыча, он на мгновение теряет всякое понимание происходящего, такое сильное впечатление производит на него эта удивительная женщина. Некоторым временем раньше, еще в гостиной Епанчиных, Мышкин делает смелое признание перед портретом Настасьи Филипповны, что именно такую красоту он ценит, поскольку в «этом лице…страдания много…» Мне кажется, что с самой первой минуты, Настасья Филипповна подсознательно сильно напоминает князю Мари, девушку с которой его свел случай в Швейцарии. Недаром, рассказывая семье генерала Епанчина об истории Мари, князь упоминает о глазах несчастной девушки и ее страданиях. По сути, жизнь Мари во многом схожа с трагической судьбой Настасьи Филипповны, но последняя, даже в меньшей степени заслуживает порицания. Ее вины в случившемся еще почти что в детстве с ней несчастьем лежит на растлителе, погубившем душу и разум бедной девушки. И если Мари хотя бы сама решается на связь с французом, то Настасья Филипповна представляет собой абсолютно безвольное существо, да и что она реально может сделать против своего «благодетеля»? По ее же собственному признанию, от самоубийства после свершившегося растления ее удерживает лишь отсутствие силы воли. Страдания несчастной могут вызвать огромное сочувствие, но в свете вызывают порицание. И как часто бывает, осуждение за содеянную мерзость падает на слабую и беззащитную жертву, а не на истинного виновника ее горя, богатого помещика Тоцкого. Злодей же остается безнаказанным, его принимают в свете и ничуть не осуждают. А Настасья Филипповна становится содержанкой, роскошной женщиной, которую можно купить за деньги, правда, за деньги очень большие. К моменту встречи с князем она находится в очень щекотливом и оскорбительном положении, дорогие «благодетели» желают ее выдать замуж, дабы с разрешения света всечасно иметь доступ к ней. Что может быть унизительнее для и так уже достаточно униженной женщины? Настасья Филипповна презирает Ганю, она прекрасно знает о крупной сумме, обещанной ему за этот неравный брак. Гаврила Ардалионыч готов продаться, только бы вылезти из бедности, в которой прозябает его семья. Но Настасья Филипповна не такова! Ее нельзя так просто купить или продать, несмотря на великое горе, случившееся с ней, душа и честность еще живы в этой удивительной женщине. Конечно, Ганю ей не жаль, да и разве допустимо жалеть такого человека! Но гордость не дает ей совершить эту грязную сделку, где основным товаром является она сама. Любовь Мышкина, подобно воображаемой любви Дон Кихота представляет предмет своей страсти не таким, какой он есть на самом деле. Хотя, сложные чувства князя не возможно сравнить с довольно – таки простым восприятием своей Дамы «печальным рыцарем». Мне даже кажется, что если Дон Кихот видит свою Дульсинею заведомо нереальной, то с героем Ф.М.Достоевского все наоборот. По моему мнению, именно наивный, чистый Мышкин видит Настасью Филипповну настоящей. Светское общество придумало ей определенный шаблонный образ, на который несчастная женщина стала похожа не по своей вине, а князь, свободный от каких бы то ни было мнений света, своим незамутненным, кристальным сознанием разглядел в шикарной, испорченной светской львице несчастное, страдающее и глубоко одинокое существо. Ради спасения этой погибающей души, он предлагает красавице свою руку и сердце, желая раз и навсегда освободить ее от унижений. Но Настасья Филипповна остается верной себе и отказывает Мышкину, отказывает намеренно, потому что, как никто другой знает как сильно общественное мнение и что ожидает князя после этого брака. В то же время, она во всеуслышанье признается, что сама мечтала о таком как он :»Разве я сама о тебе не мечтала? …давно мечтала, еще в деревне у него, пять лет прожила одна – оденешенька; думаешь – думаешь, бывало – то, мечтаешь – мечтаешь, — и вот все такого, как ты, воображала, доброго, честного, хорошего, и такого же глупенького, что вдруг придет, да и скажет :»Вы не виноваты, Настасья Филипповна, я вас обожаю!» Да так, бывало размечтаешься, что с ума сойдешь…» В этом монологе выражена такая великая боль, такое крушение всяких надежд и такая безысходность, что не возможно остаться равнодушным к подобному страданию. Какое отчаяние сквозит в словах Настасьи Филипповны! Она не верит в возможность счастливого исхода жизни для себя. Каждое мгновение она карает себя за преступление другого. Сцена сватовства князя к Настасье Филипповны и ее последующий отъезд с Рогожиным, для меня, является одной из самых сильных в романе. В этой сцене особенно заметна огромная любовь и боль автора к своим героям. Так понять и передать страдание обоих может только глубоко чувствующий и подобным образом страдающий человек. И на протяжении всего произведения, великий автор проводит самого себя, свои чувства. Такого нет у Сервантеса, читая о приключениях, а точнее, о неоднократных, жестоких побоях, главного героя, становится искренне жаль последнего. В этом одно из различий в построении и написании «Хитроумного идальго…» и «Идиота».

Если же говорить об основном, несомненном свойстве героев, делающих их похожими друг на друга, то стоит отметить общую красоту их натур. Несмотря на несоответствие характеров, общей чертой героев Сервантеса и Достоевского является чистота мыслей и наивность. И речь здесь идет не о явной ненормальности Дон Кихота или болезни Мышкина, а об их душевных качествах. Хитроумный идальго стремится к высокой цели очистить этот мир от скверны, несправедливости и зла. Он называет себя защитником обездоленных, несчастных и угнетенных. Основная ошибка Дон Кихота в том, что он считает всех на свете достойными, честными и благородными людьми. Это подтверждает и случай с мальчиком, которого избил хозяин. Наш рыцарь, понадеявшись на благородство хозяина подростка, покинул место, где происходило избиение, не дождавшись благополучного исхода дела. И после того, хозяин мальчишки чуть не вышиб из последнего всю душу. Когда же через некоторое время, тот мальчик встретил Дон Кихота в горах, он проклял его и все странствующее рыцарство вместе с ним. Начитавшись красивых, воинственных романов о неустрашимых и непобедимых рыцарях, Дон Кихот Ламанчский не представляет реальный мир отличным от волшебного мира его фантазий. Надо сказать, что красоты рыцарства действительно покоряет и наша жизнь, пожалуй, блекнет в сравнении с, полной великих подвигов и приключений, жизнью книжных героев. Идея Дон Кихота очень благородна и достойна всяческого уважения, но невыполнима в условиях реальности. И тем не менее, если не брать в расчет некоторые действия героя Сервантеса, его поведение служит скорее добру и справедливости. Из – за своего помешательства Дон Кихот не может адекватно оценить происходящее, а потому, регулярно попадает в переделки. То отпустит толпу преступников, осужденных на каторжные работы, то вступит в «смертельный бой» с бурдюками, наполненными красным вином, приняв их за великанов. Загадочное помешательство рыцаря удивляет всех его знакомых, они признают несомненный ум и логичность многих суждений Дон Кихота, особенно, по поводу военного дела. Во время пребывания на постоялом дворе, в компании с цирюльником, священником, Корденьо, Доротеей и другими, наш герой произносит великолепную, доблестную речь о превосходстве военного дела над всяким другим. В этой речи Дон Кихот так умело сравнивает науку с военным поприщем, что поражает всех присутствующих своим умом и логикой, а священник даже соглашается с ним в вопросе превосходства военных над учеными. И тем не менее, заболевание несчастного сеньора Киханы не дает ему спокойно жить, а потому, цирюльник со священником, подключив к своему хитрому плану и Доротею, обманом заключают рыцаря в клетку и отвозят в родное село. «Последний путь» героя во многом перекликается с путем Христа на Голгофу, и это подтверждает глубокий смысл, заложенный в образ «рыцаря печального образа» автором.

Теперь поговорим о князе Мышкине. В чистоте его помыслов и наивности взглядов не приходится сомневаться не на один миг. Правда, у него нет «высокой цели», подобно герою «Хитроумного идальго…», но есть бесконечное сострадание и христианское всепрощение. Та наивность, с которой он без гроша в кармане приходит в дом к Епанчиным, или делает предложение Настасье Филипповне говорит о чистоте его молодой души и о не испорченности светом. Он нравится всем, не смущает даже болезнь, в которой он сам нередко признается. Обаяние чистоты и правды привлекает к князю множество сердец. Даже неприступная, гордая Аглая не остается равнодушной к Мышкину. Мне кажется, ее покоряет его необычность, особенно в сравнении с почитателем красавицы, Гаврилой Ардалионычем. Даже увлеченность князя Настасьей Филипповной играет на пользу любви Аглаи. Похоже, она единственная, кому в душе жалко несчастную женщину. Недаром, практически в конце романа, красавица Епанчина идет на встречу с последней. По моему мнению, Аглая в общем – то похожа на Настасью Филипповну, в обеих женщинах как – будто сидит дьяволенок, обе горды, но и обе несчастны. Если бы когда –либо, Аглая пережила трагедию, постигшую душу и тело Настасьи Филипповны, я думаю, ее судьба сложилась бы так же как и у нее. Такое сходство женщин и привлекает Мышкина к ним обоим. Даже трудно сказать, кого на самом деле князь любит больше. В процессе чтения романа, у меня сложилось впечатление, что все же больше он любит Аглаю. Чувство, испытываемое им к ней, больше похоже на любовь. Но и к Настасье Филипповне князь испытывает огромное чувство. Здесь все совсем сложно, влечение к ней как к женщине переплетается с огромной жалостью к ее несчастной судьбе и предчувствием неумолимого рока, висящего над этой женщиной. Мышкин уверен, что без него, а в особенности с Рогожиным, Настасья Филипповна погибнет. Как выясняется, он оказывается прав. Но и Аглая гибнет без него. Конечно, не так скоропостижно, но так же безысходно и одиноко. Окончательное помешательство князя бросает ее в омут. Вопреки воле родителей, Аглая выходит замуж за польского графа – эмигранта, а вскоре еще и становится членом какого – то заграничного комитета по восстановлению Польши и принимает католичество. Конечно, с самого начало ясно, что несмотря на взаимную симпатию Мышкин и Аглая никогда не будут вместе. Слишком много между ними различий и горя. Да и с Настасьей Филипповной князю невозможно было быть. Предыдущая жизнь несчастной женщины и ее благородство заведомо перечеркивали всякую возможность счастливого исхода. Настасье Филипповне стало проще продаться Парфену Рогожину за сто тысяч и уехать с ним, чем сломать жизнь и погубить душу наивного Мышкина. Еще и внутреннее благородство объединяет Настасью Филипповну и Аглаю. Их мировосприятие схоже. Если первая бросается в омут развлечений, денег и кутежей, то вторая, как я уже отмечала выше, отдает всю силу своей души католической вере и борьбе за независимость и восстановление Польши. Таким образом, князь любит обеих женщин, но разной любовью.

В «Идиоте» описан сильнейший эпилептический припадок главного героя, чуть не стоявший ему жизни, но в то же время, и спасший ему жизнь. Я имею в виду неудачное покушение Рогожина. Так и первая часть «Хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского» заканчивается указанием о его смерти. Однако, автор преподносит это таким образом, что читатели не относятся к этой смерти всерьез, ожидая новых встреч с наивным героем.

Вторая часть «Хитроумного идальго…» несет на себе некий отпечаток зависимости главного героя от воли других людей. Также и вторая половина «Идиота» делает Мышкина скорее пассивным наблюдателем происходящих событий, чем активным участником, которым он был в начале повествования.

У Сервантеса, хитрый оруженосец Дон Кихота Санчо Панса внушает своему рыцарю, что повстречавшаяся ими на дороге крестьянка на ослице, не кто иная, как Прекрасная Дама и покровительница храброго сердца Дон Кихота, Дульсинея Тобосская, заколдованная злыми волшебниками. Тем самым, Панса добивается того, что все последующее время рыцарь посвящает мыслям о том, как ему расколдовать свою Даму. А у Достоевского, влюбленный князь следит за развитием ситуации как с Настасьей Филипповной, так и с Аглаей. Даже о запланированной встрече двух женщин, Мышкин узнает практически в последнюю минуту.

Одним из центральных эпизодов второй части приключений Дон Кихота, является его спуск в пещеру Монтесиноса. Где, то ли в настоящем, то ли в вымышленном сне он оказывается в окружении множества героев рыцарских романов. По словам идальго, на дне пещеры, он становится свидетелем торжественной церемонии, посвященной выносу сердца храброго рыцаря Монтесиноса. Интересным эпизодом второй части романа становится встреча Дон Кихота со своей Дульсинеей. Когда она просит у него денег, предлагая в залог свою канифасовую юбку. Подобная, сугубо бытовая деталь, как и некоторые другие моменты романа, постепенно приводят нас к мысли о том, что устойчивость рыцарского мифа в голове героя, ослабла. И вскоре, реальный мир начинает восприниматься им не как некая таинственная, волшебная реальность, а как театр. К мысли о сходстве нашей жизни с театральной постановкой, Дон Кихот приходит после случайной встречи с труппой странствующих актеров. Особенно идея мира как театра заметна в части, посвященной пребыванию «рыцаря печального образа» и его оруженосца в герцогском замке. Веселые хозяева чертогов разыгрывают вокруг своих гостей великолепное театральное представление на сюжет придуманной Санчо Пансой истории о превращении прекрасной Дульсинеи. Параллельно, они принуждают рыцаря и его оруженосца играть написанные, причем не без их, правда, невольного участия, роли. Таким образом, реализуется мечта Дон Кихота, но насильственность и наигранность происходящего в замке, наводит на него глубочайшую тоску.

Так и у Ф.М. Достоевского, после неудачного предложения Настасье Филипповне руки и сердца, князь, по моему мнению, пребывает в постоянной, тревожной тоске. Конечно, его мир не рушится, подобно воображаемому миру Дон Кихота, но реалии жизни оказываются гораздо тяжелее любых фантазий.

Истинное разочарование героя «Хитроумного идальго…» в поставленной перед собой цели, наступает, как мне кажется, после встречи со стадом быков. И это разочарование ставит новую тему в романе — «жизнь и смерть». Сам Дон Кихот как нельзя лучше выражает свою мысль по этому поводу во фразе: «Я, Санчо, рожден, чтобы жить умирая…» Трагический финал второй части великого произведения подготовляется самим ходом событий, особенно поражением, которое терпит Дон Кихот на барселонском пляже во время поединка с рыцарем Белой Луны, обличие которого принимает один из односельчан сеньора Алонсо Кихано, бакалавр Самсон Карраско. Пообещав мнимому рыцарю, вернутся домой, поверженный Дон Кихот действительно пребывает в родное село, где после непродолжительной болезни и абсолютного исцеления от своего рыцарского помешательства, тихо умирает в своей постели, предварительно отрекшись от роли странствующего рыцаря.

На протяжении всего романа, Сервантес пытается убедить своих читателей, что единственной целью написания этого произведения является желание высмеять нелепость и глупость рыцарских романов и стремление «убить их силой смеха». Не знаю, как другим, а лично мне во время чтения великого труда испанца не разу не захотелось смеяться. По мнению многих критиков, изучавших это произведение, в уста безумного рыцаря, а вернее, прикрываясь его безумием, Сервантес вложил свои собственные мысли и представления о нравственности, мудрости и честности. В уста Дон Кихота, автор вложил все богатство своего жизненного опыта, свою образованность и душу.

Подобно тому, как у Сервантеса Дон Кихот, по существу, является самым нравственно правильным и чистым человеком, из всех присутствующих в романе, так и Мышкин у Достоевского представляет собой подобную личность. Этот «положительно прекрасный человек», как мне кажется, несет в себе некую «божью искру». Критики творчества Ф.М. Достоевского говорят о том, что именно мысли о воплощении божественного начала в человеке и посвящен «Идиот». И действительно, для меня Мышкин в некоторые моменты романа кажется если не святым, то поистине блаженно добрым человеком. Его безответность, безотказность и тонко чувствующая душа говорят о приближенности героя к наивысшей доброте, по своей силе иногда граничащей с безумством. Появившись так неожиданно в Петербурге, Лев Николаевич сразу же попадает в самый круговорот светских событий. Поначалу он многим кажется странным, но постепенно милый и добрый князь собирает вокруг себя множество самых разных людей. К нему тянутся души, его необычность, непохожесть на других вкупе с поразительной добротой и смирением привлекают к себе. Разумеется, некоторую роль в данном вопросе играет и большое наследство, нежданно «свалившееся» на него. И все – таки, люди ждут от князя помощи, совета, сочувствия, да и обыкновенного общения. Льву Николаевичу рассказывают о своих грехах, о жизни. Мышкин располагает к себе, ему как священнику поверяют самые сокровенные мысли, и тайны мечущейся души. Пример тому, разговор князя с Аглаей в парке на рассвете. Ей, как и многим другим, нужны его поддержка и понимание. Мышкин готов и рад помогать всем и всех любить, но и ему необходимы ответное тепло и симпатия. Тут возникает другое противоречие, жаждущие князя вовсе не собираются «делить» его друг с другом. Каждый хочет, чтобы помогли и посочувствовали именно ему, единственному! Аглая не может понять князя в отношении Настасьи Филипповны, она просто не может смириться с тем, что Мышкина продолжает волновать ее судьба. Сама же Настасья Филипповна никак не в состоянии до конца забыть князя, навсегда отказаться от него. И, несмотря на свое искреннее желание князю добра и помощь в устройстве его брака с Епанчиной, заветным желанием Настасьи все – таки остается он. Несчастная женщина даже сбегает от Парфена Рогожина к Льву Николаевичу, правда, вскоре оставив и его. После этого поступка, Мышкин окончательно убеждается в неадекватности поведения Настасьи Филипповны и в ее желании свести счеты с жизнью, рукой бешеного ревнивца. Разумеется, в такой ситуации, князь просто не может перестать заботиться о ней, даже в угоду красавице Аглае. Во время встречи двух женщин в доме подруги Настасьи Филипповны, Дарьи Алексеевны, не выдержав страданий первой, Лев Николаевич бросается к ней со словами: »Ведь она…такая несчастная!» Этой сцены не выдерживает красавица Епанчина, ведь для нее подобное поведение князя говорит лишь о его выборе Настасьи Филипповны, а не ее. И невозможно объяснить влюбленной девушке, да она бы и не стала слушать никаких объяснений, что любовь может быть абсолютно разной, а жалость иногда бывает сильнее любви. Чувство Льва Николаевича по отношению к Настасье Филипповне целиком построено на огромной жалости и сочувствии ей и ее несчастной судьбе. В Аглае же князь видит истинное воплощение спокойствия и света, что доказывает его письмо к ней. И все же после сцены в доме Дарьи Алексевны, Аглая оставляет Мышкина навсегда. А он вместе с Настасьей Филипповной бросается в омут безумия, поскольку никак иначе нельзя назвать их несостоявшееся венчание. Но и на этот раз, женщина не может простить саму себя за свое прошлое. Побоявшись погубить князя, а возможно, осознав совершаемое ими обоими безумие, несостоявшаяся княгиня уезжает с Парфеном прямо из — под венца. Как мне кажется, в тот момент, понимая, что больше им не суждено будет встретиться никогда. И действительно, вскоре Настасью Филипповну постигает смерть от ножа Рогожина.

Смерть сводит Льва Николаевича и Парфена Рогожина в квартире последнего, где в кровати под белой простыней, среди разбросанных нарядов и бриллиантов, мертвым «сном» спит Настасья Филипповна. И вот двое мужчин проводят полную безумного спокойствия и шепота ночь у кровати убитой одним из них женщины, которую они оба так искренне, но так по – разному любили. А на следующий день, убийцу забирают в тюрьму, а «положительно прекрасного человека» в клинику, поскольку разум его больше не может воспринимать реальность такой, какая она есть.

4.

Итак, Дон Кихот Сервантеса в конце романа умирает, осознав всю иллюзорность своего рыцарского существования, а «Идиот» Достоевского, заканчивает свои дни в клинике для душевнобольных, убежав в безумие от жестокости и ужасов реального мира.

Такие разные, но такие похожие герои. Прекрасные, наивные, но неспособные к жизни в нашем жестоком, а, иногда, и очень страшном, мире. Что значит злодей – великан Дон Кихота по сравнению с вполне уважаемым помещиком Тоцким? И не постигло бы безумие «хитроумного идальго», если бы он побывал на месте Мышкина? Оба рыцаря, поскольку, я считаю, что Аглая правильно назвала Льва Николаевича «рыцарем бедным, бледным», являют собой чистоту и нравственность, несопоставимую с реалиями жизни. И не зря, у Сервантеса Дон Кихот неоднократно, символически, сопоставляется с Иисусом Христом. Этим сравнением, автор как – будто предрешает судьбу своего героя, его смерть. Если даже такая совершенная доброта, как божий сын, не смогла существовать на земле и была распята, то что же говорить о гораздо более скромной, смиреной доброте?! Черновики Ф.М. Достоевского называют главного героя «Идиота», Льва Николаевича Мышкина «Князь Христос», что говорит о желании отождествить, сколь это возможно, доброго князя с Христом. И эта важнейшая идея обоих писателей, наиболее крепко связывает «Хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского» с «Идиотом». Оба героя, правда, в разное время, попадают в сети безумия, но, как мы знаем из Нового Завета, и Иисуса Христа обвиняли в сумашествии, когда он выгнал торговцев из храма. Душевное же состояние героев сродни доброте, не эгоистичности и кротости Христа. Особенно близким к божьему сыну, мне видится князь Мышкин. В связи с этим, в «Идиоте» интересен рассказ Льва Николаевича в гостиной Епанчиных о Мари, а в частности, упоминание о его отношениях с детьми, об их взаимной любви и привязанности. А ведь именно бог – сын, Иисус Христос очень любил детей, говоря, что таковых «есть Царствие небесное».

Возможно, благодаря ассоциации с Иисусом Христом, а в основном, силе гениальности авторов, оба произведения произвели на меня огромное впечатление. И если, стиль написания Мигеля Сервантеса иногда отвлекал от основной, сюжетной линии романа, а потому, позволял отрываться от чтения, то «Идиот» просто захватил меня. Лев Николаевич вызвал столь глубокую симпатию, что, дочитав произведение, я еще некоторое время не могла себя заставить взять в руки что – либо другое. Живые, родные герои стояли перед мысленным взором со своими трагедиями и бедами. Великий роман Ф.М. Достоевского прижился и глубоко затронул мою душу. Закрыв книгу, я не смогла найти слов, чтобы описать свои ощущения. Боль, теплота, теплая ностальгия, эти понятия наиболее близки к моим чувствам по отношению к роману.

«Хитроумный идальго…» также взволновал меня, но впечатления от него оказались все – таки слабее.

В завершение своего реферата, посвященного обсуждению Дона Кихота Мигеля Сервантеса и Льва Николаевича Мышкина Ф.М. Достоевского, хочу отметить величие обоих произведений и мое восхищение ими.

Библиография:

1. «Энциклопедия знаменитых россиян»., сост.: Грушко Е.А., Медведев Ю.М. – Москва., «Диадема – Пресс». 2001г.

2. «Всемирная литература», ч.1., гл.ред. М.Д. Аксенова. – Москва., «Аванта +». 2001г.

3. «Русская литература», ч.1., гл.ред. М.Д. Аксенова. — Москва., «Аванта +». 2001г.

4. «Идиот». Достоевский Ф.М. – Москва., «Художественная литература», 1976г.

5. «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Мигель де Сервантес Сааведра. – Москва, «Правда», 1989г.

План реферата на тему «Дон Кихот и князь Мышкин».

1. Биография Мигеля де Сервантеса Сааведера.

2. Биография Ф.М. Достоевского.

3. Дон Кихот и Лев Николаевич Мышкин.

4. Заключение.

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку