Реферат: Великая Отечественная война в русской литературе 20 века

Муниципальное общеобразовательное учреждение общеобразовательная школа №5

Выполнила:
Ученица 11-в класса
Новикова Светлана

Ишим, 2004

Содержание

Введение. 3

«Сохранить в себе человека». 4

Подвиг народа. 7

Проблема подвига и предательства. 10

Человек на войне. 12

«У войны не женское лицо». 14

«Война — жесточе нету слова...». 18

Проблема нравственного выбора. 20

Заключение. 25

Список литературы: 27

Введение

Война — жесточе нету слова.

Война — - печальней нету слова.

Война — - святее нету слова.

В тоске и славе этих лет…

И на устах у нас иного

Еще не может быть и нет.

А. Твардовский

Когда страна прикажет быть героем,

У нас героем становится любой...

(Из песни).

Для написания этого реферата я выбрала тему «Великая Отечественная война в произведениях русских писателей XX века», потому что она меня очень интересует. Великая Отечественная война не обошла стороной и мою семью тоже. Мой дедушка и прадедушка воевали на фронте. Из рассказов бабушки я много узнала о том времени. Например, как они голодали. И для того чтобы достать буханку хлеба, ходили за много километров, и, несмотря на то, что моя семья жила в деревушке, куда не дошли немцы, все равно они ощущали их присутствие и страдали от войны.

Мне кажется, что к теме Великой Отечественной войны писатели разных времен и народов будут обращаться еще очень долгое время. А в нашей стране этот отрезок истории всегда будет присутствовать в памяти и наших бабушек, и родителей, и наших детей, потому что это наша история.

«Сохранить в себе человека»

Светит ли ласковое солнце, шумит ли январская метель, нависают ли тяжелые грозовые тучи над Москвой, Орлом, Тюменью или Смоленском, торопятся люди на работу, снуют по улицам, толпятся у ярких витрин, ходят в театры, а потом, придя, домой, собираются всей семьей и пьют чай, обсуждая мирно прожитый день.

Тогда тоже было солнце, шли дожди, и гремел гром, но только вторили ему бомбы и снаряды, а люди бегали по улицам в поисках убежища. И не было витрин, театров, парков с аттракционами. Была война.

Мое поколение много знает о войне от бабушек и дедушек, но этого недостаточно, чтобы иметь полное представление о Великой Отечественной. А знать о ней просто необходимо, чтобы помнить и чтить память тех людей, которые положили свою жизнь на поле брани за нас, за наше будущее, за то, чтобы солнцу было над кем светить.

Нет ничего ценней тех произведений о войне, авторы которых сами прошли через нее. Именно они написали о войне всю правду, и, слава Богу, в русской советской литературе таких немало.

Недавно мне довелось прочитать произведение К. Д. Воробьева «Это мы, Господи!..». Эта повесть рассказывает о человеке, попавшем в плен.

К. Воробьев сам был в плену в 1943 году, и повесть эта несколько автобиографичная. Рассказывается в ней о тысячах людей, оказавшихся в плену в годы Великой Отечественной войны.

К. Воробьев описывает жизнь, или скорее существование, (потому что то, что мы привыкли называть жизнью, к пленным сложно отнести) пленных людей. Это были дни, тянувшиеся подобно векам, медленно и одинаково, и только жизни заключенных, как листья с осеннего дерева, падали с поражающей быстротой. То, действительно, было только существование, когда душа разлучалась с телом, и сделать ничего было нельзя, но это было существование еще и потому, что пленные были лишены элементарных человеческих условий для жизни. Они теряли человеческий вид. Теперь это были изнуренные голодом старики, а не пышущие молодостью, силой и отвагой солдаты. Они теряли своих товарищей, шедших вместе с ними по этапу, только из-за того, что те останавливались от дикой боли в раненой ноге. Фашисты убивали и убивали их за голодное пошатывание, убивали за поднятый окурок на дороге, убивали « ради спортивного интереса».

К. Воробьев рассказывает ужасающий случай, когда пленным было позволено остановиться в деревне: двести голосов просящих, умоляющих, голодных кинулись на корзину с капустными листьями, что принесла щедрая старуха мать, « набросились на нее не желающие умереть от голода».

Но раздалась пулеметная очередь — это конвойные открыли огонь по пленным, сбившимся в кучу… То была война, то был плен, и так заканчивалось существование многих заключенных в плен обреченных людей.

Главным героем К. Воробьев избирает молодого лейтенанта Сергея. Читатель практически ничего не знает о нем, пожалуй, лишь то, что ему двадцать три года, что есть у него любящая мать да маленькая сестренка. Сергей — это человек,

которому удалось остаться человеком, даже при утрате человеческого облика, который выживал, когда, казалось, выжить было невозможно, который боролся за жизнь и держался за каждую крохотную возможность бежать...

Он пережил тиф, его голова и одежда были полны вшей, вместе с ним на одних нарах ютились трое или четверо пленных. И он, однажды оказавшись под нарами на полу, куда сослуживцы скидывали безнадежных, впервые заявил о себе, заявил о том, что будет жить, будет бороться за жизнь во что бы то ни стало.

Деля одну черствую буханку на сто маленьких кусочков, чтобы все было ровно и честно, питаясь одной пустой баландой, Сергей таил в себе надежду и мечтал о свободе. Не сдавался Сергей и тогда, когда в его желудке не было и грамма пищи, когда жестокая дизентерия мучила его.

Пронзителен тот эпизод, когда товарищ Сергея, капитан Николаев, желая помочь своему другу, очистил его желудок и сказал: «Больше в тебе нет ничего». Но Сергей, «чувствуя иронию в словах Николаева», протестовал, потому что « в нем и впрямь слишком мало чего осталось, но то, что там есть, в самой глубине души, не вырыгнул с блевотиной Сергей».

Автор объясняет, почему Сергей оставался человеком на войне: «Это самое «то» можно вырвать, но только цепкими лапами смерти. Только «то» и помогает переставлять ноги по лагерной грязи, превозмогать бешеное чувство злобы… Оно заставляет тело терпеть до израсходования последней кровинки, оно требует беречь его, не замарав и не испаскудив ничем!»

Однажды, на шестой день пребывания в очередном лагере, теперь уже в каунасском, Сергей попытался бежать, но был задержан и избит. Стал он штрафником, а значит, условия были еще бесчеловечнее, но не потерял Сергей веру в «последнюю возможность» и бежал вновь, прямо из поезда, мчавшего его и еще сотни других штрафников на издевательства, побои, пытки и, наконец, смерть. Он выпрыгнул из поезда со своим новым товарищем Ванюшкой. Прятались они в лесах Литвы, ходили по деревням, просили еду у мирных жителей и потихоньку набирали силы. Нет пределов храбрости и отваге Сергея, он рисковал жизнью на каждом шагу — встретиться с полицаями он мог в любой момент. А потом он остался один: Ванюшка попал в руки полицаев, и Сергей сжег дом, где мог находиться его товарищ. «Я избавлю его от мук и пыток! Я сам убью его»- решил он. Возможно, сделал он это, так как понимал, что потерял друга, хотел облегчить его страдания и не хотел, чтобы отнял жизнь у молодого парня фашист. Сергей был человек гордый, и чувство собственного достоинства помогало ему.

Все-таки эсэсовцы поймали беглеца, и началось самое страшное: гестапо, камера смертников… О, как же это потрясает, что Сергей продолжал думать о жизни, когда существовать оставалось несколько часов.

Может, и поэтому смерть в сотый раз отступила от него. Она отступила от него, потому что Сергей был выше смерти, потому что это «то»- духовная сила, которая не разрешала сдаваться, приказывала жить.

Расстаемся мы с Сергеем в городе Шауляе, в новом лагере.

К.Воробьев пишет строки, поверить которым сложно: «… И вновь в мучительном раздумье Сергей начал искать пути выхода на свободу. Находился

Сергей в плену больше года, и неизвестно, сколько еще слова: «бежать, бежать, бежать!»- почти надоедливо, в такт шагам, чеканились в уме Сергея».

К. Воробьев не написал, выжил Сергей или нет, но, на мой взгляд, знать это читателю необязательно. Надо лишь понимать, что оставался Сергей человеком на войне и останется им до последней своей минуты, что благодаря таким людям мы победили. Ясно, что были на войне предатели и трусы, но их затмевал сильный дух настоящего человека, который боролся за свою жизнь и за жизнь других людей, помня строки, похожие на те, что Сергей прочитал на стене паневежской тюрьмы:

Жандарм! Ты глуп, как тысяча ослов!

Меня ты не поймешь, напрасно разум сила:

Как это я из всех на свете слов

Милей не знаю, чем Россия?..

Подвиг народа.

Нельзя описать словами все те ужасы, которые произошли за жуткие пять лет.

Но во время войны советские люди очень чётко разделились на две группы. Одни воевали за свою Родину, не желая ни себя, ни подчиненных, если те у них были. Эти люди дрались до последнего, они никогда добровольно не сдавались в плен, не сдирали с военной формы знаки различия, они буквально своими телами преграждали путь немцам в глубь страны. Но существовали и другие, которые могли, будучи генералами или полковниками, прикинуться обычными крестьянами или, учуяв угрозу своей жизни, просто сбежать, дезертировать. Они заслуживали свои звания, сидя на мягких креслах в кабинетах и угождая вышестоящему начальству. Они не хотели, не желали идти воевать, подвергать себя опасности, а если и шли на войну, то всегда старались щадить свои драгоценные жизни. Они воевали не за Родину.

Очень ярко оба типа этих людей отображены в романе К. М. Симонова «Живые и мертвые».

Писатель сам прошел весь ад войны и знал обо всех её ужасах не понаслышке. Он затронул многие темы и проблемы прежде невозможные в советской литературе: рассказал о неготовности страны к войне, о репрессиях, ослабивших армию, о мании подозрительности, антигуманном отношении к человеку.

Главный герой романа — военный корреспондент Синцов, который узнает о начале войны в отпуске, в Симферополе. Он сразу же пытается возвратиться в свою редакцию, но, глядя на других бойцов, грудью вставших на защиту отечества, решает остаться воевать. И повлияли на его решения люди, готовые все сделать для родной страны, даже зная, что идут на верную смерть.

Синцов один из действующих персонажей, на долю которого выпали ранения, окружение, участие в ноябрьском параде 1941 года (откуда войска уходили прямо на фронт). Судьбу военного корреспондента сменила солдатская доля: герой прошел путь от рядового до высшего офицера.

Эпизод с летчиком — истребителем доказывает то, на что человек готов ради своей Родины. (В самом начале войны к нам на вооружение только начали поступать новые быстрые, маневренные истребители, но до фронта они ещё не дошли, поэтому летали на старых, гораздо более медленных и неповоротливых, чем немецкие «мессершмитты». Командир, генерал — лейтенант Козырев (один из лучших советских асов), повинуясь приказу, послал на верную гибель несколько бомбардировщиков — днем, без прикрытия. Они все оказались сбиты, правда, только после выполнения задания. Следующую группу бомбардировщиков он полетел сопровождать сам. Он на своем собственном примере доказывал, что на старых самолетах тоже можно драться с «мессерами». Но, выпрыгнув из самолета, он очень поздно раскрыл парашют и поэтому на земле лежал уже почти парализованный. Но все равно, завидев людей, — он подумал, что это немцы, — Козырев выпустил в них почти всю обойму, а последним патроном выстрелил себе голову. Перед смертью он хотел разорвать документы, чтобы немцы не поняли, что у них в руках один из лучших советских летчиков, но у него не хватило сил, поэтому он просто застрелился, не дался, хотя подходили не немцы, а русские.)

Следующий, так же глубоко преданный своей Родине персонаж — - комдив Серпилин. Это вообще один из ярчайших образов русской военной прозы. Это человек с одной из тех биографий, которые «ломаются, но не гнутся». В этой биографии отразилось все происходящее в верхушке армии в 30 — е годы. Всех талантливых стратегов, тактиков, командиров, руководителей ссылали по совершенно нелепым обвинениям. Так было и с Серпилиным. Поводом для ареста послужили содержавшиеся в его лекциях и бывшие тогда не в моде предупреждения о сильных сторонах тактических взглядов возрожденного Гитлером вермахта. Его амнистировали только за несколько дней до начала войны, но за годы, проведенные в лагере, он ни разу не обвинил советскую власть в том, что с ним было сделано, но «ничего не забыл и ни чего не простил». Он понял, что не время предаваться обидам — надо спасать Родину. Серпилин считал это чудовищным недоразумением, ошибкой, глупостью. А коммунизм оставался для него святым и незапятнанным делом.

В СССР в то время одни солдаты думали, что немцев не убить, не остановить, потому и боялись их, а другие знали, что немец смертен, потому били его как могли. Серпилин относился именно к тем, которые поняли, что враг не бессмертен, поэтому он никогда его не боялся, а делал все возможное, чтобы убить, задавить, растоптать. Серпилин всегда показывал себя как опытный командир, умеющий грамотно оценить ситуацию, поэтому он и смог впоследствии выбраться из окружения. Но еще он проявил себя как человек, готовый сделать что угодно, только бы поддержать моральный дух солдат.

Внешне суровый и немногословный, требовательный к себе и подчиненным, он старается беречь солдат, пресекает всякие попытки добиваться победы «любой ценой».

Достаточно вспомнить эпизод, когда Серпилин отказался умертвить старого друга, старшего по званию генерала Зайчикова, мотивируя это тем, что, будь они вдвоем, он, наверное, выполнил бы его просьбу, но здесь, в окружении, такой поступок может повлиять на моральное состояние солдат.

Следует вспомнить, что Серпилин, выходя из окружения, всегда носил знаки отличия, что говорило о том, что он будет драться до конца, до самой смерти.

… А в один «прекрасный день» «из бокового дозора пришел сержант, приведя с собой двух вооруженных людей. Один из них был низкорослый красноармеец. Другой — - высокий, красивый человек лет сорока, с орлиным носом и видневшейся из-под пилотки благородной сединой, придававшей значительность его моложавому, чистому, без морщин лицу».

Это был полковник Баранов с шофером — красноармейцем тот самый человек, который сделает что угодно, только бы остаться живым. Он убежал от немцев, поменял свою гимнастерку с полковничьими знаками отличия на ветхую солдатскую и сжег документы. Такие люди — позор русской армии. Даже его шофер Золотарев оставил свои документы при себе, а этот...

Сразу видно и отношение к нему Серпилина, а ведь они даже учились в одной академии. Правда, Баранов приложил руку к тому, чтобы Серпилина арестовали, но даже не из-за этой подлости презирает Серпилин полковника Баранова.

Баранов – карьерист и трус. Произносивший громкие слова о долге, чести, храбрости, писавший доносы на своих коллег, он, оказавшись в окружении, идет на все, лишь бы спасти свою жалкую шкуру. Даже Комдив сказал, что передовой Золотарев должен командовать трусом Барановым, а не наоборот. При неожиданной встрече полковник, понятно, стал вспоминать, что они вместе учились, служили, но у него ничего не вышло. Как выяснилось, этот полковник даже с оружием обращаться не умел: когда чистил свой автомат, выстрелил себе в голову. Ну и правильно! Не место таким людям в отряде Серпилина.

А самого Серпилина при выходе из окружения, при прорыве, ранило, так как он сражался в первых рядах. Но, даже если бы не добился, я думаю, пошёл бы защищать Москву простым солдатом, как сделал впоследствии Синцов.

Итак, война расставила все точки. Здесь сразу понятно стало, кто настоящий человек, а кто лжегерой. К счастью, вторых было намного меньше, но, к несчастью, они практически не умирали. На войне гибнут только храбрые, отважные люди, а всякие трусы, предатели только богатеют и получают большие возможности, большое влияние. Но роман К. М. Симонова «Живые и мертвые» читается с восхищением. Постоянно присутствует чувство глубокого морального удовлетворения, что в России есть люди, способные на подвиги, и их большинство. К сожалению, таких людей иногда может выявить только столь ужасное событие, как война.

Проблема подвига и предательства.

Война — это беда не одного человека, не одной семьи и даже не одного города. Это беда целой страны. И именно такое несчастье произошло с нашей страной, когда в 1941 году фашисты без предупреждения объявили нам войну.

Война… Только от одного произношения этого простого и незамысловатого слова замирает сердце и по телу пробегает неприятная дрожь. Надо сказать, что в истории нашей страны было множество войн. Но, пожалуй, самой страшной по количеству убитых людей, жестокой и беспощадной, была Великая Отечественная война.

С началом войны в русской литературе наблюдается некоторый спад, так как многие писатели ушли на фронт добровольцами. В это время чувствовалось преобладание военной лирики. Стихотворениями фронтовые поэты поддерживали дух наших бойцов. Зато уже после окончания войны советские писатели начали создавать повести, рассказы, романы о войне. В них авторы рассуждали, анализировали произошедшие события. Основной особенностью военной прозы тех лет было то, что авторы описывали эту войну как победоносную. В своих книгах они не вспоминали о тех поражениях, какие несла русская армия в начале войны, о том, что немцы подошли к Москве, и ценой тысяч человеческих жизней ее удалось отстоять. Все эти авторы создали иллюзию, миф о победоносной войне в угоду Сталину. Потому что было обещано: «… на вражьей земле мы врага разобьем малой кровью, могучим ударом...».

И вот на таком фоне в 1946 году появляется повесть Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда». Эта повесть поразила всю общественность и бывших фронтовиков своей откровенностью, честностью. В ней Некрасов не описывает блестящих победных боев, не представляет немецких захватчиков неопытными, ненаученными мальчишками. Он описывает все как было: в начале войны советские войска отступали, проигрывали многие сражения, а немцы были очень хитрыми, умными, хорошо вооруженными противниками. И вообще война для многих людей стала шоком, от которого они так и не смогли оправиться.

События повести происходят в 1942 году. Автор описывает оборону Сталинграда, жестокие бои, когда немцы прорываются к Волге и отступать некуда. Война стала национальным горем, несчастьем. Но в тоже время, «она — как лакмусовая бумажка, как проявитель какой-то особенный», дала возможность по-настоящему узнать людей, познать их суть.

«На войне узнаешь людей по-настоящему», — писал В. Некрасов.

Вот, например, Валега — ординарец Керженцева. Он «читает по складам, в делении путается, спроси его, что такое социализм или родина, он, ей-богу ж, толком не объяснит… Но за родину, за Керженцева, за всех своих боевых товарищей, за Сталина, которого он никогда не видел, будет драться до последнего патрона. А кончатся патроны — кулаками, зубами...». Вот в этом и есть настоящий русский человек. С таким можно и в разведку идти, куда хочешь — хоть на край света. Или, например, Седых. Это совсем юный паренек, ему всего девятнадцать лет, и лицо у него совсем не военное: розовое, с золотистым пушком на щеках, и глаза веселые, голубые, чуть-чуть раскосые, с длинными, как у девушки, ресницами. Ему бы гусей гонять да с соседскими мальчишками драться, а он уже был ранен в лопатку осколком и получил звание сержанта. И все равно наравне со своими, более опытными боевыми товарищами воюет, защищает родину.

Да и сам Керженцев или Ширяев — командир батальона — и многие другие делают все от них зависящее, чтобы сломить противника и при этом сохранить как можно больше человеческих жизней. Но на войне были не только такие смелые, самоотверженные, любящие свою родину люди. Рядом с ними были такие, как Калужский, который только и думал, как бы спасти свою жизнь, не попасть на передовую. Или Абрасимов, которого не волновали человеческие потери — лишь бы выполнить задание, любой ценой. Были и такие, которые предавали свою родину и народ.

Весь ужас войны заключается в том, что она заставляет человека смотреть в глаза смерти, ставит его постоянно в экстремальные ситуации и, что самое ужасное, дает ему возможность выбора: жизнь или смерть. Война вынуждает делать самый решающий в человеческой жизни выбор — умереть достойно или остаться жить подло. И каждый выбирает свое.

Человек на войне.

Война – это, как мне кажется, для каждого человека противоестественное явление. Несмотря на то, что мы живем уже в двадцать первом веке и после окончания прошло уже пятьдесят восемь лет, страдание, боль, бедность, которую принесла война, хранятся почти в каждой семье. Наши деды проливали кровь, давая возможность нам сейчас жить в свободной стране. Мы должны быть благодарны им за это.

Валентин Распутин — один из писателей, который описывал действительно происходившие вещи такими, какими они были на самом деле.

Его повесть «Живи и помни» является ярким примером того, как на самом деле жили люди во время войны, какие тяготы испытывали. Валентин Распутин описывает в этом произведении самый конец войны. Люди уже предчувствовали победу, и поэтому у них еще больше возникало желание жить. Одним из таких был Андрей Гуськов. Он, зная, что война уже подходит к концу, старался выжить любой ценой. Ему хотелось побыстрее вернуться домой, увидеть мать, отца, жену. Это желание подавляло все его чувства, разум. Он готов был на что угодно. Ему не страшно было ранение, наоборот, он хотел, чтобы его легко ранило. Тогда бы его забрали в госпиталь, а оттуда — домой.

Его желание осуществилось, но не совсем: он получил ранение, и был отправлен в госпиталь. Он думал, что тяжелое ранение освободит его от дальнейшей службы. Лежа в палате, он уже представлял себе, как вернется домой, и был так уверен в этом, что даже не вызвал родню в госпиталь повидаться. Весть о том, что его снова отправляют на фронт, поразила, как удар молнии. Все его мечты и планы оказались разрушены в одно мгновение. Этого Андрей боялся больше всего. Он боялся, что больше никогда не вернется домой. В минуты душевной смуты, отчаяния и страха перед смертью Андрей принимает роковое для себя решение — дезертировать, которое перевернуло его жизнь и душу, сделало другим человеком. Война покалечила жизни многих. Такие люди, как Андрей Гуськов, не рождены для войны. Он, конечно, хороший, храбрый солдат, но родился он, чтобы пахать землю, выращивать хлеб, жить со своей семьей. Из всех уходящих на фронт он тяжелее всего переживал это: «Андрей смотрел на деревню молча и обиженно, он почему-то готов был уже не войну, а деревню обвинить в том, что вынужден ее покидать». Но несмотря на то, что ему тяжело уходить из дома, он прощается с родными быстро, сухо: «То, что приходится обрывать, надо обрывать сразу...»

Андрей Гуськов дезертирует осознанно, ради своей жизни, а вот Настёну, свою жену, просто заставляет его скрывать, тем самым, обрекая её жить во лжи: «Вот что я тебе сразу скажу, Настёна. Ни одна собака не должна знать, что я здесь. Скажешь кому — убью. Убью — мне терять нечего. У меня рука на это твёрдая, не сорвётся», — такими словами он встречает свою жену после долгой разлуки. И Настёне ничего не оставалось делать, как просто повиноваться ему. Она была с ним заодно до самой своей смерти, хотя иногда её посещали мысли, что это он виноват в её страданиях, но и не только в её, а и в страданиях её будущего ребёнка, зачатого вовсе не в любви, а в порыве грубой, животной страсти. Этот еще не родившийся ребенок страдал вместе со своей матерью. Андрей не осознавал, что этот ребенок обречен прожить всю жизнь с позором. Для Гуськова было важно исполнить свой мужской долг, оставить наследника, а как это дитя будет жить дальше, его мало волновало.

Настёна понимала, что и жизнь ее ребенка, и она сама обречены на дальнейший позор и страдания. Выгораживая и защищая своего мужа, она решается на самоубийство. Она решается броситься в Ангару, тем самым, убивая и себя, и своего еще не родившегося малыша. Во всем этом, безусловно, виноват Андрей Гуськов. Этот момент и является той карой, которой высшие силы могут наказать преступившего все нравственные законы человека. Андрей обречен на мучительную жизнь. Слова Настены: «Живи и помни», — будут до конца дней стучать в его воспаленном мозгу.

Но нельзя полностью винить и Андрея. Не будь этой страшной войны, ничего такого, наверное, не случилось бы. Гуськов и сам не хотел этой войны. Он с самого начала знал, что она ему ничего хорошего не принесет, что его жизнь будет сломана. Но он, наверное, и не предполагал, что будет сломана жизнь Настены и их неродившегося ребенка. Жизнь сделала так, как ей было угодно.

Итогом войны для семьи Андрея Гуськова стали три разбитые жизни. Но, к сожалению, таких семей было немало, многие из них разрушились.

Война унесла очень много жизней. Не будь ее, в нашей стране не было бы многих проблем. Вообще война — это ужасное явление. Она уносит много дорогих кому-то жизней, разрушает все, что создавалось великим и тяжелым трудом всего народа.

Мне кажется, что творчество таких писателей поможет нашим современникам не утратить нравственных ценностей. Повесть В. Распутина «Живи и помни», — это всегда шаг вперед в духовном развитии общества.

«У войны не женское лицо»

Вот как сказал о женщинах, участвующих в Великой Отечественной войне, Роберт Рождественский:

Зенитчицы кричали

И стреляли...

И падали

И поднимались снова,

Впервые защищая наяву

И честь свою

(в буквальном смысле слова!)

И Родину,

И маму,

И Москву.

«У войны не женское лицо» — этот тезис был верен на протяжении долгих столетий.

Пережить огонь, ужас войны способны очень сильные люди, поэтому принято считать войну мужским делом. Но трагизм, жестокость, чудовищность войны заключается в том, что вместе с мужчинами плечом к плечу встают и женщины, которые идут убивать и погибать.

Сущность войны противоречит человеческой природе, а тем более женской природе. Не было на свете еще ни одной войны, которую бы развязали женщины, никогда участие их в войне не считалось нормальным и естественным.

Женщина на войне — это неисчерпаемая тема. Именно этот мотив проходит через повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие...»

Героини этой повести очень разные. Каждая из них уникальна, обладает неподражаемым характером и неповторимой судьбой, сломанной войной. Этих молодых девушек объединяет то, что они живут ради одной цели. Эта цель — защитить Родину, защитить свои семьи, защитить близких им людей. А для этого необходимо уничтожить врага. Для некоторых из них уничтожить врага означает выполнить свой долг, отомстить за смерть близких и родных им людей.

Рита Осянина, потерявшая в первые дни войны мужа, производила впечатление очень твердой, сильной и уверенной в себе женщины, «у нее была работа, обязанность и вполне реальные цели для ненависти. А ненавидить она научилась тихо и беспощадно» Война разрушила семью и Жени Комельковой, которая, « несмотря на все трагедии, была чрезвычайно общительной и озорной» Но в её душе жила ненависть к фашистам, погубившим её семью и её саму. Молох войны пожирает все, не зная границ. Он разрушает жизнь людей. Но он может уничтожить и душу человека, разрушив, нереальный. Фантастический мир, живущий в ней. Галя Четвертак жила в придуманном ею мире, сказочном и прекрасном. Она «всю жизнь мечтала о сольных партиях, длинных платьях и всеобщем поклонении». Этот созданный ею мир она пыталась перенести в реальную жизнь, постоянно что-то выдумывая.

«Собственно, это была не ложь, а желание, выдаваемые за действительность». Но война, у которой» не женское лицо», не пощадила хрупкий мир девушки, бесцеремонно вторгнувшись в него и разрушив его. А разрушение его всегда чревато страхом, с которым не смогла справиться молодая девушка. Страх же всегда преследует человека на войне: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Война пробуждает в душе человека не только страх -она обостряет все человеческие чувства. Женские сердца особенно чувственны и нежны. Рита Осянина внешне кажется очень твердой и строгой, но внутри это трепетный, любящий, переживающий человек. Её предсмертным желанием было позаботиться о сыне. «Сыночек у меня там, три годика. Аликом зовут, Альбертом. Мама очень больна, долго не проживет, а отец мой без вести пропал». Но добрые человеческие чувства теряют смысл. Война повсюду устанавливает свою извращённую логику. Здесь любовь, жалость, сочувствие, желание помочь могут принести смерть тому человеку, в чьей душе зарождаются эти чувства. Лиза Бричкина, ведомая любовью и желанием помочь людям, гибнет в болоте. Война всё расставляет по местам. Она изменяет законы жизни. То, что никогда не могло бы произойти в мирной жизни, случается на войне. Лиза Б., выросшая в лесу, знавшая и любившая природу, чувствовавшая себя в ней уверенно и комфортно, свой последний приют находит именно здесь. Её чистая душа, излучающая уют и тепло, тянущаяся к свету, скрывается от него навсегда. «Лиза долго видела это синее прекрасное небо. Хрипя, выплёвывала грязь и тянулась, тянулась к нему, тянулась и верила». Соня Гурвич, стремившаяся доставить человеку радость, ведомая лишь чистым порывом души, наталкивается на немецкий нож. Галя Четвертак рыдает над убитой подругой, когда нельзя плакать. Ее сердце переполнено лишь жалостью к ней. Именно так Васильев пытается подчеркнуть противоестественность и чудовищность войны. Девушке со своими пламенными и нежными сердцами сталкиваются с бесчеловечностью и нелогичностью войны «У войны не женское лицо». Эта мысль пронзительно звучит в повести, отдаваясь с невыносимой болью в каждом сердце.

Бесчеловечность войны и противоестественность подчеркивается образом тихих зорь, символизирующих вечность и красоту в том краю, где рвутся тоненькие ниточки женских жизней «Положил ведь я вас, всех пятерых положил...». Васильев « убивает» девушек, чтобы показать невозможность существования женщин в

условиях войны. Женщины на войне совершают подвиги, ведут в атаку, спасают от смерти раненых, жертвуя собственной жизнью. Они не думают о себе, спасая других. Чтобы защитить Родину и отомстить за родных им людей, они готовы отдать последние силы. «А немцы ранили ее вслепую, сквозь листву, и она могла бы затаиться, переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны. Стреляла лежа, уже не пытаясь убегать, потому что вместе с кровью уходили и силы». Они погибают, и теплота, любовь, таящаяся в их сердцах, навсегда ложатся в сырую землю:

Мы не ждали посмертной славы,

Не хотели со славой жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?

(Ю. Друнина. «Зинка»)

Предназначение женщины, дарованное ей природой, извращается в условиях войны. А женщина — это хранительница очага, продолжательница рода, которая является символом жизни, тепла и уюта. Рыжая Комелькова с волшебными зелеными глазами и удивительной женственностью, кажется, просто создана для продолжения рода. Лиза Б., символизирующая дом, очаг, создано для семейно жизни, но этому не суждено сбыться… Каждая из этих девушек « могла нарожать детишек, а те бы внуков и правнуков, а теперь не будет этой ниточки. Маленькой ниточки бесконечной пряже человечества, перерезанной ножом». В этом заключается трагизм судьбы женщины на войне

Но мужчины, выжившие в войне на всегда останутся с вечным комплексом вины перед ними. Мужчины не смогли подарить им любовь, не смогли защитить их. Поэтому Васильев спрашивает, оправданы ли такие жертвы на войне, не слишком ли это дорогая цена победы, ведь утерянные ниточки женских жизней никогда больше не сольются с общей пряжей человечества? «Что же это вы, мужик мам наших от пуль защитить не могли? Что же это вы со смертью их оженили, а сами целенькие?» Вы повести Б. Васильева «А зори здесь тихие» мы можем посмотреть на войну глазами женщины. Истинное восхищение вызывают подвиги женщин, которые становятся еще более значимыми, так как совершены хрупкими созданиями.

Я читала воспоминания одной женщины, она рассказывала о том, что во время войны как-то вышла из дома, а когда вернулась, на его месте увидела лишь огромную яму-последствие сброшенной немецким самолетом бомбы. Погибли муж и дети. Не было смысла продолжать жить, и эта женщина пошла на фронт в штраф батальон, надеясь погибнуть. Но выжила. После войны у нее снова появилась семья, но наверняка ничто никогда не заглушит ту боль, которую причинила война. И, наверное, каждая женщина, пережившая войну, всю оставшуюся жизнь не сможет от нее освободиться. Часть ее души на всегда останется там...

Женщины, сложив свои головы ради великого дела, сделали победу возможной, приблизили ее. Но гибель каждой женщины на войне это трагедия. Вечная слава и память им!

«Война — жесточе нету слова...»

В произведениях наших писателей — солдатов, прошедших эту войну, показаны самые разные люди и борьба каждого из них с врагами. Их произведения — это реальность войны. Перед нами предстают люди, неожиданно выхваченные войной из мирной жизни и знающие о ней только по книгам.

Сталкиваясь каждый день с мучительными нравственными проблемами, они должны немедленно решать их, и от этого решения часто зависит не только их собственная судьба, но и жизни других людей.

В повести Ю. Бондарева «Последние залпы» лейтенанту Алешину идти по передовой под трассами и огнем танков страшно, но он даже не представляет себе, как можно не выполнить приказ, в то время как солдат Ремешков начинает умолять командира не посылать его под этот огонь. Желание жить побеждает в таком человеке все нравственные понятия о долге по отношению к своим товарищам и Родине. Но я думаю, что мы не вправе осуждать этих людей, не испытав то же, что и они. Право на это имеют лишь люди, оказавшиеся в той же ситуации, но не забывшие о своей чести.

Ни на минуту не забывает о своих подчиненных и капитан Новиков. Ему, как и Борису Ермакову из повести «Батальоны просят огня», приходится быть иногда даже жестоким по отношению к нескольким во имя многих. Разговаривая с лейтенантом Ерошиным, Борис понимает, что суров к нему, но никакого раскаяния не ощущает: «на войне нет места сантиментам». Капитан Новиков мог бы взять с собой на передовую любого другого, а не Ремешкова, но он берет именно его, несмотря на все просьбы. И назвать его бессердечным в данном случае просто невозможно: на нем лежит ответственность за столько жизней, что жалость к трусу выглядит просто несправедливостью. На войне рисковать жизнью одного человека ради многих — оправданно. Другое дело, когда на гибель обрекаются сотни людей, выполнявших свой долг с верой в то, что помощь придет, и не дождавшихся ее потому, что гораздо удобнее оказалось использовать их в роли «отвлекающих внимание немцев», чем продолжать наступление вместе сними. И полковник Иверзев, и Гуляев принимают этот приказ без протеста, и, хотя приказ есть приказ, это их не оправдывает. Ведь самое главное — то, что они, получается, просто обманули людей, которые им верили. И умирать без веры было самое ужасное. Поэтому, я думаю, люди, которые пытались убежать от ползущих прямо на них танков, не могут быть подвергнуты нашему осуждению. Они имели на это право, потому что считали свою гибель бессмысленной. На самом деле «никакие из человеческих мук не бессмысленны в этом мире, тем более солдатские муки и солдатская кровь», так думал лейтенант Ивановский из повести В. Быкова «Дожить до рассвета», но он понимал, что уже обречен, в то время как люди из батальона Бориса Ермакова не верили в свою гибель.

В той же повести Ю. Бондарева описывается еще один случай, подчеркивающий бесценность жизни человека на войне. Жорка Витьковский приводит к командиру пленного власовца, который стрелял в своих, русских. Конечно, пощады ему не видать. «Пощадите меня… еще не жил я… Не своей волей… У меня жена с ребенком… Товарищи...» — умоляет пленник, но никто его даже не слушает. Батальон в таком тяжелом положении, что командирам просто не до жалости к человеку, предавшему свою Родину, их не интересует, по какой причине он это сделал. Ни Жорка, расстрелявший этого власовца, ни Борис, отдавший этот приказ, никакой жалости к нему не испытывают.

Проблема нравственного выбора.

Возможно, через много лет люди вновь вернутся к теме Великой Отечественной войны. Но они смогут восстановить события, лишь изучив документы, мемуары. Это будет потом...

А сейчас ещё живы те, кто мужественно встал на защиту нашей страны летом 1941 года. Ещё свежи воспоминания об ужасах войны в их сердцах. Таким человеком можно назвать и Василя Быкова.

В. Быков изображает войну и человека на войне — «без прикас, без бахвальства, без лакировки, — какова она есть». В его произведениях нет напыщенности, излишней торжественности.

Автор пишет о войне как очевидец, как человек, испытавший и горечь поражений, и тяжесть потерь и утрат, и радость победы. Его, по собственному признанию, интересует не технология боя, а нравственный мир человека, поведение его на войне в кризисных, трагических, безвыходных ситуациях. Его произведения объединяет одна общая идея — идея выбора. Выбора между смертью, но смертью героя, и трусливым, жалким существованием. Писателя интересует то жестоко -суровое испытание, которое должен пройти каждый из его героев: сможет ли он не щадить себя, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, свои обязанности гражданина и патриота? Война и была такой проверкой человека на прочность идейную и моральную.

На примере повести Быкова «Сотников» мы рассмотрим трудную проблему героического выбора. Два главных героя, два партизана… Но как они различаются по своему мироощущению!

Рыбак — бывалый партизан, рисковавший своей жизнью не один раз. Сотников, вызвавшийся на задание отчасти из-за своего самолюбия. Больной, он не захотел рассказать об этом командиру. Рыбак спросил, почему он смолчал, тогда, как два других отказались, на что Сотников ответил: «Потому и не отказался, что другие отказались».

С первых строк повести, кажется, что оба героя до самого конца будут играть положительную роль. Они храбры, готовы пожертвовать своей жизнью ради цели, с самого начала чувствуется их довольно доброе отношение друг к другу. Но постепенно ситуация начинает меняться. Быков медленно раскрывает характер Рыбака. Первые признаки чего-то настораживающего появляются в сцене разговора с деревенским старостой. Рыбак собрался расстрелять старика, но, узнав, что не ему первому это пришло в голову, тушуется («… он не хотел уподобляться кому-то. Свои намерения он считал справедливыми, но, обнаружив чьи-то, похожие на свои, воспринимал собственные уже в несколько другом свете»). Это первый штрих в формировании образа Рыбака.

Ночью Рыбак и Сотников натыкаются на полицаев. Поведение Рыбака — второй штрих. Быков пишет: «Как всегда, в минуту наибольшей опасности каждый заботился о себе, брал свою судьбу в собственные руки. Что до Рыбака, то который

уже раз за войну его выручали ноги». Сотников отстает, попадает под обстрел, а его напарник бежит, спасая свою шкуру. И лишь одна мысль заставляет Рыбака вернуться: он думает о том, что он скажет товарищам, которые остались в лесу...

На исходе ночи партизаны доходят до очередной деревеньки, где их прячет женщина с детьми. Но и тут их обнаруживают полицаи. И снова одна мысль у Рыбака: «… вдруг ему захотелось, чтобы первым поднялся Сотников. Все — таки он ранен и болен, к такому же именно он кашлем выдал обоих, ему куда с большим основанием годилось сдаваться в плен». И выбраться с чердака его заставляет лишь страх перед смертью. Штрих третий.

Самым же ярким, содержательным эпизодом является сцена допроса. И как же различается поведение героев!

Сотников мужественно терпит пытки, но даже мысль не промелькнула в его голове о том, чтобы предать товарищей. Сотников не боится ни смерти, ни своих мучителей. Он не только пытается взять на себя вину других и тем спасти их, — для него важно достойно умереть. Его главная цель — положить душу «за други своя», не стараясь купить себе мольбами или предательством недостойную жизнь.

А Рыбак? С самого начала допроса он лебезит перед следователем, с готовностью отвечает на вопросы, хотя и пытается приврать. Рыбак, всегда прежде находивший выход из любого положения, пытается перехитрить врага, не понимая, что, встав на подобный путь, он неминуемо придет к предательству, потому что собственное спасение уже поставил выше законов чести, товарищества. Оказавшись в безвыходной ситуации, Рыбак перед лицом неминуемой смерти струсил, предпочтя звериную жизнь человеческой смерти.

Когда следователь Портнов предлагает ему стать полицаем, Рыбак задумывается над этим. «Сквозь минутное замешательство в себе он вдруг ясно ощутил свободу, простор, даже легкое дуновение свежего ветра в поле». Он стал лелеять надежду на то, что ему удастся бежать. В подвале герои снова встречаются. Рыбак просит Сотникова, чтобы тот подтвердил его показания. В его голову прокрадывается позорная мысль: «… если Сотников умрет, то его, Рыбака, шансы значительно улучшатся. Он сможет сказать, что вздумается, других здесь свидетелей нет». Он понимал всю бесчеловечность своих мыслей, но то, что ему от этого будет лучше, затмевало все «против». Рыбак утешал себя тем, что, если вывернется, рассчитается за жизнь Сотникова и за свои страхи.

И вот наступает день казни… Вместе с партизанами на виселицу должны пойти и ни в чем не повинные люди: женщина, укрывавшая их, деревенский староста, еврейская девочка Бася. И тогда Сотников принимает единственное верное для себя решение. На ступенях виселицы он признается в том, что является партизаном, что это он прошлой ночью ранил полицая. Рыбак же полностью раскрывает свою сущность, делая отчаянную попытку сохранить свою жизнь. Он соглашается стать полицаем… Но это ещё не все. Рыбак переступает последнюю грань, когда собственноручно убивает своего товарища.

Финал повести. Рыбак решает повеситься. Его мучает совесть, которую он не смог заглушить. Спасая себя, он не только казнит бывшего товарища — у него не хватает решимости даже на иудину смерть: символично, что повеситься он пытается в уборной, даже в какой — то миг почти готов броситься головой вниз — но

не решается. Однако духовно Рыбак уже мертв («И хотя оставили в живых, но в некотором отношении также ликвидировали»), и самоубийства все равно не спасло бы его от позорного клейма предателя.

Но даже тут Быков показывает нам, что раскаяние не было искренним: решив умереть, Рыбак не может расстаться со столь ценной для него жизнью, ради которой он предал самое святое — воинскую дружбу и свою честь.

Герои Василя Быкова преподают нам уроки чести, мужества, человечности. Человек всегда должен делать выбор — война делает этот выбор трагическим. Но суть остается той же, она не меняется, так как любимые герои Быкова следуют лишь зову своего сердца, поступают честно и благородно. И только тогда человека можно назвать «героем» в самом лучшем смысле этого слова.

«Никакой человек… не может быть средством или орудием ни для блага другого лица, ни для блага целого класса, ни, наконец, для так называемого общего блага», — писал Владимир Соловьев. На войне люди становятся именно таким средством. Война — это убийство, а убивать — значит нарушать одну из заповедей Евангелия — убивать безнравственно.

Поэтому на войне встает еще одна проблема — сохранить человеческое достоинство. Однако многим помогает выжить, остаться сильным духом и верующим в достойное будущее именно идея — никогда не предать собственных принципов, сохранить в себе человечность и нравственность. И если человек воспринял эти законы как цель своей жизни и ни разу не нарушил их, ни разу не « положил совесть в карман», то ему легче будет выжить на войне. Примером такого человека является герой повести Вячеслава Кондратьева «Сашка».

Он, бывая в сложнейших ситуациях, нередко вставал перед тяжелейшим выбором, но всегда оставался человеком и выбирал нравственность.

Сашка живет честно, так, чтобы «людям в глаза посмотреть не стыдно было». Он отзывчив, человечен, готов идти на смерть, если это поможет другому. Доказательством этих качеств Сашки являются все его поступки.

Например, заслуживает глубокого уважения то, что он полез под пули, чтобы достать ротному валенки, сочувствуя своему командиру, которому приходится ходить в мокрых сапогах: « Для себя ни за что бы не полез, пропади пропадом эти валенки. Но ротного жалко!»

Сашка считает себя ответственным и за товарищей по роте. Для этого он опять же рискует.

Герой повести великодушно спасает от неприятностей возможно, и трибунала — своего вспыльчивого, но честного и хорошего товарища лейтенанта Володьку, принимая его вину на себя.

Удивительно настойчиво и честно держит Сашка слово. Он никак не может нарушить данное им обещание. «Пропаганда»,- бурчит немец. «Какая тебе пропаганда! — возмущается Сашка. — Это у вас пропаганда! А у нас правда». Сашка обещал, что листовка, в которой сказано, что советское командование гарантирует жизнь, питание и человеческое обращение сдавшимся в плен немцам, — правда. А раз сказал, Сашка обязан выполнить свое обещание, как бы сложно это ни было.

Именно поэтому он нарушает приказ комбата, не расстреляв немца, отказывающегося давать показания, а невыполнение приказа ведет к трибуналу.

Понять такой поступок никак не может Толик, который считает: «Наше дело телячье — приказали — исполнил!» Но Сашка не «теленок», не слепой исполнитель. Для него главное не просто исполнить приказ, а решить, как лучше выполнить сверхзадачу, ради которой и отдал приказ. Именно поэтому Сашка так ведет себя в ситуации, когда немцы неожиданно прорвались в рощу. «В середке пятачка столпилось их битая — перебитая рота около раненного в ногу политрука. Тот размахивал карабином и кричал:

— Ни шагу! Назад ни шагу!

— Приказ ротного — отойти в овраг! — крикнул Сашка. — А оттуда ни шагу!» Сашка не может не сдержать слово и тогда, когда обещает раненому спасти

его: « Слышишь? Пойду я. Ты потерпи, я мигом. И санитаров пришлю. Ты верь мне… верь». И как же может Сашка обмануть раненого человека, который верит ему? Раненный в руку, не просто посылает санитаров, а идет вместе с ними, под пулями, боясь, что стерлась его пометка на земле, что не найдут санитары человека, которому Сашка обещал!

Совершая все эти удивляющие своей добротой, отзывчивостью и человечностью поступки, Сашка не только не требует, чтобы его благодарили за это, но даже и не думает о том. Для него это просто естественно — помогать людям, рискуя собственной жизнью.

Но ошибается тот, кто думает, что Сашка, совершая эти поступки, не боится и ему не хочется жить. А Сашка «ив наступления, и в разведке — все это ведь через силу, превозмогая себя, заколачивая страх и жажду жить вглубь, на самое донышко души, чтоб не мешали они делать ему то, что положено, что надо».

Однако не все смогут всегда поступать так, как Сашка. Порой люди ожесточаются на войне, не всегда делают правильный выбор. Этому свидетельствуют сотни примеров.

Таким образом, человек на войне постоянно стоит перед выбором: сохранение своей жизни или собственного достоинства, преданность идее или самосохранение.

Заключение.

В центре художественного мира писателя остается человек в пространстве и времени войны. Обстоятельства, сопряженные с этим временем и пространством, побуждают и вынуждают человека к подлинному бытию. В нем есть то, что вызывает восхищение, и то, что отвращает и страшит. Но и то и другое — подлинно. В этом пространстве выбран тот скоротечный час, когда человеку не за что и не за кого спрятаться, и он — действует. Это время движения и действия. Время поражения и победы. Время сопротивления обстоятельства во имя свободы, человечности и достоинства.

К сожалению, и в мирной жизни человек не всегда остается человеком. Возможно, прочитав некоторые произведения военной прозы, многие задумаются над вопросом человечности и нравственности, поймут, что оставаться человеком -самая достойная цель жизни.

Наша страна одержала победу над Германией только благодаря смелости народа, его терпению и страданиям. Война искалечила жизнь каждого, кто хоть какое-то отношение к ней имел. Не только Великая Отечественная война принесла столько страданий. Сегодня такие же страдания причиняет и война в Чечне и в Ираке. Там гибнут молодые люди, наши ровесники, которые еще ничего не сделали ни для своей страны, ни для семьи. Даже если человек приходит с войны живым, он все равно не может жить обычной жизнью. Тот, кто когда — либо убивал, даже не по своей воле, уже никогда не сможет жить как обычный человек, недаром их называют «потерянным поколением».

Я считаю, что войны не должно быть вообще никогда. Она только приносит боль и страдания. Все нужно улаживать мирным путем без крови и слез, страданий и горя.

В парке у Мамаева кургана.

В парке у Мамаева кургана

Посадила яблоню вдова,

Прикрепила к яблоне дощечку,

На дощечке вывела слова:

«Муж мой был на фронте лейтенантом,

Он погиб в 42 году,

Где его могила, я не знаю,

Так сюда поплакать я приду».

Посадила девушка березку:

«Своего не знала я отца,

Знаю только, что он был матросом

Знаю, что сражался до конца».

Посадила женщина рябину:

«В госпитале умер он от ран,

Но свою любовь я не забыла

Потому хожу я на курган».

Пусть с годами надписи сотрутся

Их никто не сможет прочитать

Будет к солнцу дерево тянуться

И весною птицы прилетать.

И стоят деревья, как солдаты,

И в буран стоят они, и в зной.

С ними те — погибшие когда-то,

Оживают каждою весной.

(Инна Гофф).


Список литературы:

1. Агеносов В.В. «Русская литература ХХ века» — учебник для общеобразовательных учебных заведений. Москва «Дрофа» 1998г.

2. Крупина Н.Л. «Литература в школе» — научно-методический журнал. Москва «Алмаз-пресс» 272000г.

3. Крупина Н.Л. «Литература в школе» — научно-методический журнал. Москва «Алмаз-пресс» 372000г.

4. Духан Я.С. Великая Отечественная Война в прозе 70-80-х годов. Ленинград «Знание» 1982г.

5. Михаил Сильников. Во славу павших, во имя живущих. Москва «Молодая гвардия», 1985г.

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку