Реферат: Шпоры на экзамен 2003

№9  Горе от ума — Чацкий и Молчалин

В самом название своей комедии “Горе от ума” Грибоедов   закладывает основную идею поизведения, мы уже можем понять, что всё в нём будет относиться к понятию “ум”.

Грибоедов сам говорил что в его произведениях на 1 умного приходятся 15 глупцов. Мы понимаем, что здесь будет один единственный герой наделенный умом, а все люди его окружающие его будут теми 15-ю глупцами, о которых говорил Грибоедов.

Чацкий и Молчалин

Главная роль, конечно, — роль Чацкого, без которой не было бы комедии, а была бы, пожалуй, картина нравов.

В Чацком Грибоедов мог изображать Самого себя, но мне кажется что он не хотел бы быть таким человеком, но хотел бы видеть его рядом с собой, быть может своего родного сына. И только по этому Грибоедов выставляет Чацкого самым умным, а всех его партнеров по комедии беспросветными дураками. Чацкий на много умнее людей даже тех которые на много старше его и как казалось бы должны иметь своё мнение и огромный жизненный опыт.

  Но Чацкий не просто умен, но и его подчеркивает все негативные качества прочих лиц. Его ум переполнен остроумием, которое за частую переходит в острословие. Это человек большого сердца, но при этом он слишком честен в своих высказываниях. Тут показано то, что может сделать любовь даже с очень умным человеком. Чацкий не приемлет этого общества, но вынужден оставаться в нём ради своей любви к человеку, который не понимает простых вещей, шуток и который не просто не может сделать правильный выбор между казалось бы простыми вещами: глупость и ум.

      Чацкий как бы родился на много лет раньше своего времени.Чацкий не похож на людей которым нечего делать так как он усердно готовится к деятельности. “Он славно пишет, переводит”, говорит о нём Фамусов, и все только и говорят о его высоком уме. Не прошли и даром поездки за границу, в свободные страны.

                                                        Служить бы рад,- прислуживаться тошно!-

Он не приемлет для себя скуки и праздной жизни. И одна из главных его ошибок заключается в том что он серьёзно видет в Софье свою будущею жену, и да же не думает о том что что-то может быть не так как он этого хочет.Чацкий приезжает в Москву лишь для того чтобы увидеть её и натыкаясь на холодную стену в её душе он сразу должен был понять что ему нет больше места в этом доме. Но он слишком сильно её любит чтобы уехать. И полностью окунается в мир ему чуждый и противный. Он не признаёт его и в этом и заключается его главная трагедия.

О Чацком мы можем писать ещё много и плохого и хорошего, а о Молчалине всего несколько предложений и мы уже раскрыли всю его сущность.

Молчалин довольно серый человек без своего суждения и мнения. Он пользуется мнением посторонних за неимением своего, даже если оно неправильно, при этом он выбирает мнение большинства. Молчалин искренне уверен что главным качествами для человека должны бать умеренность и аккуратность, а Чацкий с ним не согласен, и даже после разговора с ним думает, что Софье лишь пошутила и просто не может любить на столько бездарного и глупого человека.

   Для Фамусовского общества оба и Чацкий и Молчалин всего лишь молодые люди, которые должны беспрекословно во всём слушаться его и его друзей.

    Чацкий и Молчалин полностью разные люди: один из них свободный человек и скорее всего останется без высокого поста или чина, а другой напротив если и не добьется высоких постов из-за недалекости своего ума то уж точно не останется на низшей ступеньке. 

Каждый человек, который прочитает эту ”комедию” должен подчерпнуть что то своё. Один может просто смеяться над шутками и остротами в сторону нашего дворянства, а другой более умный может и задуматься над смыслом этого произведения и может понять в чём истенное горе Чацкого.

Каждый человек должен сделать выбор Молчалин или Чацкий. Можно быть Молчаленым и молча подниматься по лестнице на верх. Или стать Чацким и всю жизнь спорить, бороться, добиваться своего, сражаться с не просветной глупостью окружающих.

№14 РОЛЬ ЭПИЗОДА «СОВЕЩАНИЕ В ФИЛЯХ»

Лев Николаевич Толстой в романе «Война и мир» неоднократно подчеркивал предопределенность происходящих событий. Он отрицал роль личности в истории, но отстаивал предначертан-ность судьбы отдельного человека и государства в целом. Несмотря на то что на Бородинском поле русские одержали «нравственную» победу и собирались на следующий день продолжать сражение, выяснилось, что войска потеряли убитыми и ранеными до половины состава и сражение оказалось невозможным. Еще до совещания в Филях всем здравомыслящим военным было ясно, что нового сражения давать невозможно, но это должен был сказать «светлейший». Кутузов постоянно задавал себе вопрос: «Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал? Когда же это решилось?..» Кутузов продолжает ту же линию поведения, что и во время Бородинского сражения. Он сидит внешне безучастный к окружающим, но ум его лихорадочно работает. Он ищет единственно верное решение. Главнокомандующий свято верит в свою историческую миссию спасения России. Интересно, что, описывая такую драматическую сцену, как решение оставлять Москву французам или драться за нее, Лев Николаевич не упускает случая поиронизировать над ложным патриотизмом Бенигсена, который настаивает на защите Москвы, начиная свою речь высокопарной фразой: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Всем ясна фальшь этой фразы, но лишь Кутузов вправе ответить на нее протестом. Он выбран главнокомандующим по желанию народа, вопреки воле государя, и ему, истинному патриоту, претит всякое позерство. Кутузов искренне уверен, что на Бородинском поле одержана победа русскими, но он же видит и необходимость оставления Москвы. Он говорит гениальнейшие слова, ставшие на долгие годы хрестоматийными: «Вопрос, для которого я просил собраться этих господ, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасение России в армии. Выгоднее ли рисковать потерей армии и Москвы, приняв сражение, или отдать Москву без сражения?.. Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение». Кутузову трудно, чисто по-человечески невозможно произнести приказ об отступлении из Москвы. Но здравый смысл и мужество этого человека возобладали над остальными чувствами: «… я (он остановился) властью, врученной мне моим государем и отечеством, я — приказываю отступление». Сцена совета в Филях дана глазами ребенка, внучки Андрея Савостьянова, Малаши, оставшейся в горнице, где собрались генералы. Шестилетняя девочка, конечно же, ничего не понимает в происходящем, ее отношение к Кутузову, «дедушке», как она его окрестила, и Бенигсену, «длиннополому», построено на подсознательном уровне. Ей симпатичен дедушка, который о чем-то спорил с длиннополым, а потом «осадил его». Такое отношение между спорящими «утешило» Малашу. Она относится с симпатией к Кутузову, и ей приятно, что он одержал верх. Такое восприятие сложнейшего эпизода романа нужно автору, вероятно, потому, что «устами младенца глаголет истина», но и потому, что Кутузов, по мысли Толстого, не рассуждает, не умничает, а поступает так, как невозможно не поступить; он выбирает единственно правильное решение. Конечно, старику оно дается нелегко. Он ищет свою вину в происшедшем, но уверен, что гибель французов в скором времени неминуема. Уже поздно ночью он говорит, кажется, без всякой связи вошедшему адъютанту: «Да нет же! Будут же они лошадиное мясо жрать, как турки… будут и они, только бы...» Сколько боли в этих словах, он все время думал о судьбе армии, России, своей ответственности перед ними, только поэтому прорываются горькие слова. Эпизод совета в Филях многое объясняет, он показывает драматизм ситуации, вынужденное отступление войск, не как злую волю кого-то одного, решившего погубить Москву, а единственный возможный и верный выход. Толстой восхищен мудростью и дальновидностью главнокомандующего, его умением понять ситуацию, воспользоваться своей властью и принять непопулярное, но мужественное и благое решение. Кутузов не нуждается в дешевом популизме, он истинный патриот, думающий о благе отечества, и это помогает ему принять правильное решение.


№13(7) ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ"

Многие писатели разных эпох и народов стремились запечатлеть своего современника, через него донося до нас свое время, свои идеи, свои идеалы. Каков он, молодой человек, разных эпох? Пушкин в романе «Евгений Онегин» запечатлел молодого человека 20-х годов: умного, неудовлетворенного существующей действительностью, жизнь которого так и прошла без пользы. Не успели отгреметь страсти вокруг Онегина, как вслед за ним появился другой герой — Григорий Печорин, молодой человек, представляющий поколение 30-х годов XIX века из романа

М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». И опять та же судьба, трагическая, неординарная. Страстное стремление героев понять смысл жизни, поиски истины, с одной стороны, и бесцельное, паразитическое существование, с другой стороны, — это трагический разлад мечты и действительности. Вслед за ними в литературе появляется целая галерея героев своего времени: тургеневский Базаров, натура совершенно противоположная Онегину и Печорину, Андрей Болконский и Пьер

Безухов — лучшие представители передового дворянства из романа Л. Толстого «Война и мир». Почему же до сих пор споры об Онегине и Печорине очень злободневны, хотя образ жизни в настоящее время совершенно другой. Все другое: идеалы, цели, мысли, мечты. На мой взгляд, ответ на этот вопрос очень прост: смысл человеческого существования волнует всех, независимо от того, в какое время MJI Живем, о чем думаем и мечтам.

Особенно углубленным психологическим анализом характеризуется Центральная часть романа — «Дневник Печорина». Впервые в русской литературе появляется такое беспощадное обнажение героем своей личности. Переживания героя анализируются им же со «строгостью судьи и гражданина». Печорин говорит: «Я до сих пор стараюсь объяснить себе, какого рода чувства кипят в груди моей». Привычка к самоанализу дополняется навыками беспрестанного наблюдения за окружающими. В сущности все отношения Печорина с людьми являются своеобразными психологическими экспериментами, которые интересуют героя своей сложностью" на время развлекают удачей. Такова история с Бэлой, история победы над Мэри. Похожей была психологическая «игра» с Грушницким, которого Печорин дурачит, заявляя, что Мэри он небезразличен, чтобы потом доказать его плачевную ошибку. Печорин рассуждает о том, что «честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а счастье — всего лишь напыщенная гордость». Если А.С. Пушкина принято считать создателем первого реалистического стихотворного романа о современности, то, на мой взгляд, Лермонтов является автором первого социально­психологического романа в прозе, его роман отличается глубиной анализа психологического восприятия мира, изображая свою эпоху, Лермонтов подвергает ее глубокому критическому анализу, не поддаваясь никаким иллюзиям и обольщениям. Лермонтов показывает все самые слабые стороны своего поколения: холодность сердец, эгоизм, бесплодность деятельности. Реализм «Героя нашего времени» во многом отличен от реализма пушкинского романа. Отодвигая в сторону бытовые элементы, историю жизни героев, Лермонтов сосредотачивает внимание на их внутреннем мире, подробно раскрывая мотивы, побудившие того или иного героя на какие-либо поступки. Автор изображает всевозможные переливы чувств с такой глубиной, проникновенностью и детализированностью, которой еще не знала литература его времени.

Многие считали Лермонтова предшественником Льва Толстого, И с этим я абсолютно согласна, именно у Лермонтова Толстой учился приемам раскрытия внутреннего мира персонажей, портретному мастерству и речевому стилю. Из творческого опыта Лермонтова исходил и Достоевский, однако раздумья Лермонтова о роли страданий в духовной жизни человека, о раздвоении сознания, о крахе индивидуализма сильной личности превратились у Достоевского в изображение болезненной напряженности и мучительных страданий героев его произведений.

Мятежная натура Печорина отказывается от радостей и душевного спокойствия. Этот герой вечно «просит бури». Его натура слишком богата страстями и мыслями, слишком свободна, чтобы довольствоваться малым и не требовать от мира больших чувств, событий, ощущений. Самоанализ необходим современному человеку, чтобы верно соотнести свою судьбу и предназначение с настоящей жизнью, чтобы понять свое место в этом мире. Отсутствие убеждений — настоящая трагедия для героя и его поколения.

В «Журнале Печорина» открывается живая, сложная, богатая, аналитическая работа разума. Это доказывает нам не только то, что главный герой — фигура типичная, но и то, что в России существует молодежь, которая трагически одиноко, Печорин причисляет себя к жалким потомкам, которые скитаются по земле без убеждений. Он говорит: «Мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья». Эта же мысль повторяется и у Лермонтова в стихотворении «Дума»: Богаты мы, едва из колыбели, Ошибками отцов и поздним их умом, И жизнь уж наc томит, как ровный путь без цели, Как пир на празднике чужом.

Каждому истинно русскому человеку становится не по себе от мысли, что М.Ю. Лермонтов рано ушел из жизни. Решая нравственную проблему цели жизни, главный герой его произведения Григорий Печорин не смог найти применения своим способностям. «Зачем я жил? Для какой цели я родился..? А ведь, верно, было мне назначение высокое, так как я чувствую в душе силы необъятные», — пишет он. В этой неуверенности и лежат истоки отношения Печорина к окружающим людям. Он равнодушен к их переживаниям, поэтому он, не задумываясь, коверкает чужие судьбы. Пушкин писал о таких молодых людях: «Двуногих тварей миллионы для них название одно». Пользуясь пушкинскими словами, о Печорине можно сказать, что в его взглядах на жизнь «отразился век, и современный человек изображен довольно верно, с его безнравственной душой, себялюбивой и сухой». Таким увидел свое поколение Лермонтов.


№31 Анализ одной из поэм Есенина.

    Поэма «Анна Снегина» написана в стихотворной форме, но ее особенностью является слияние эпического и лирического жанров в единое нераздельное целое. В поэме нет сквозного действия, нет последовательного рассказа о событиях. Они даны отдельными эпизодами, автора интересуют его собственные впечатления и переживания от столкновения с этими событиями. Лирический герой поэмы выступает и как рассказчик, и как герой произведения, и как участник событий предреволюционного и революционного времени. Поэма начинается и заканчивается лирическим аккордом — воспоминания автора о ранней юности, о «девушке в белой накидке».

    Развитие сюжета начинается в первой части поэмы: герой возвращается в родные места после трехлетнего отсетствия. Свершилась февральская революция, но война продолжается, земли крестьяне не получили. Назревыют новые грозные события. Но герой хочет остаться в стороне от них, отдохнуть в общении с природой, вспомнить юность. Но союытия сами врываются в его жизнь. Он толко что пришел с войны, бросил винтовку и «решил лишь в стихах воевать».

 

    «Война мне всю душу изьела.

    За чей-то чужой интерес

    Стрелял я в мне близкое тело

    И грудью на брата лез».

    Февраль 1917 года всколыхнул деревню. Былая вражда между жителями села Радово и деревни Криуши вспыхнуло с новой силой. Появился у Криушей свой вожак — Прон Оглобин. Приехавший из Питера бывший односелбчанин, герой поэмы, встречен ими и с радостью, и «с любопытством». Он теперь «важная шишка», столичный поэт, но все же «свойский, мужицкий, наш». От него ждут ответа на самые жгучие вопросы: «Скажи, отойдут ли крестьянам без выкупа пашни господ?»… «За что же тогда на фронте мы губили себя и других?» Но и эти вопросы и для самого поэта еще недостаточно ясны.

    Другие впечатления волнуют этот романтический образ до боли знакомой и родной природы и не менее романтический образ — воспоминание о «девушке в белой накидке». Юношеская любовь была безответной, но воспоминания о ней — легкие, радостные. Любовь, молодость, природа, родина — все это для поэта слилось в единое целое. Это все в прошлом, а прошлое — прекрасно и поэтично.

    От своего друга, старого мельника, герой узнает, что Анна, дочь соседней помещицы Снегиной, помнит его. Герой поэмы не ищет с ней встречи. Все изменилось, изменились они сами. Ему не хочется тревожить тот легкий поэтический образ, который остался от ранних юношеских впечатлений.

    Да, теперь Анна Снегина — важная дама, жена боевого офицера. Она сама находит поэта и почти прямо говорит, что любит его. Но прошлый образ юной девушки в белом ему милее, он не хочет поменять его на случайную любовную интригу. В ней нет поэзии.

    Жизнь еще теснее сближает поэта с местными крестьянами. Он идет с ними к помещице Снегиной просить, что бы она отдала им землю без выкупа. Но в доме Снегиных горе — пришло известие о том, что на фронте погиб муж Анны. Конфликт между поэтом и Анной кончается разрывом. «Он умер… А вот вы здесь»,- упрекает она героя своего недолгого романа.

    События октябрьских дней снова сталкивают рассказчика с Анной. Имущество помещицы Снегиной конфисковано, мельник привез бывших хозяек к себе. Последняя встреча не сблизила бывших влюбленных. Анна полна личными, интимными переживаниями, а герой охвачен бурей гражданских событий. Она просит извинить ее за невольные оскорбления, а он думает о переделе помещичьих земель: " Скажите, вам больно, Анна, за ваш хуторской разор?" Так жизнь переплела, перепутала личное и общественное, разъединила этих людей навсегда. Герой умчался в Питер, Анна — в Лондон.

    Последняя часть поэмы — это описание суровых времен гражданской войны. И на этом фоне — два письма. Одно от мельника с сообщением о том, что в Криушах расстрелян Оглоблин Прон. Другое — из Лондона, от Анны Снегиной. Его вручил герою мельник во время очередного его приезда на родину.

    Что же осталось от прежних впечатлений и переживаний? Все приходит, как налетевшая буря. И для тоскующей на чужбине Анны теперь воспоминания о прежней любви сливаются с воспоминаниями о Родине. Любовь, Родина, природа — вот истинные ценности, способные согреть и возвысит душу человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

№5(7) Сюжет и герои одного из рассказов В.Шукшина.(Обида)

 

Люди, что с нами происходит? Надо человеком быть… В. Шукшин В рассказе Василия Макаровича Шукшина «Обида» речь идет об обыкновенном житейском случае, свидетелем или участником которого может оказаться каждый из нас в любую минуту: в транспорте, в магазине, в любом учреждении. Это, к сожалению, стало обыденной реальностью. Речь идет о… хамстве, обыкновенном хамстве. Сашке Ермолаеву нахамила продавщица, ее поддержала очередь. И все это в присутствии крохотули-дочки, которая еще в силу своего возраста не может понять, что случилось, но сердцем чувствует, что эти тети и дяди «плохие», они обидели ее папу. И Сашке стыдно перед дочерью за этих людей. Как поступить ему? Может, промолчать, повернуться и уйти? Как говорится, лбом стену не прошибешь, только шишки себе набьешь. А этих людей словом не переубедишь. И грубиянку-продавщицу, и людей из очереди, поддержавших ее, особенно Плаща-Чукалова. Но ведь далеко не каждый человек сможет хотя бы внешне спокойно перенести обиду. Просто не сможет. Тогда, может быть, проще на грубость ответить грубостью, отвести душу и тут же забыть о случившемся? Как говорят в народе, когда не хватает слов, помогают выражения. Но опять-таки не каждый человек может опуститься до грубости и хамства. По своему складу он не может этого. Но есть еще один аргумент — сила, к которому и решил обратиться Сашка Ермолаев. В данном случае этот аргумент — молоток. И только счастливая случайность, только вмешательство жены предотвратило катастрофу, иначе могло произойти непоправимое. В состоянии аффекта, не рассчитав силы, Сашка мог бы убить человека… А это уже самое страшное. Как потом жить дальше, зная, что ты лишил жизни пусть и плохого, но человека. Убить кого-то — это убить и большую часть своей души, самого себя. Это однозначно. Что может быть труднее и страшнее жизни с постоянным ощущением своей вины, вечными угрызениями совести? Об этом страшно даже подумать. Так как же быть? Сам автор не дает однозначного ответа, но как бы между прочим говорит: "… Ведь мы сами расплодили хамов, сами… Никто нам их на парашютах не забросил...". Значит, он оставляет решение на совести каждого из нас. Я лично в подобной ситуации просто бы расплакалась и долго не могла забыть происшедшего. А между тем беззаконие, произвол и хамство все умножаются. Мы живем среди обозленных, агрессивно настроенных, грубых людей. И грубость, к несчастью, становится как бы нормой поведения и общения. Если тебе спокойно, доброжелательно ответили, то ты воспринимаешь это не как норму, а как редкое и приятное исключение… И в этом мире зла все труднее жить каждому из нас и всем вместе. Поневоле задаешь тот же вопрос, что и Василий Макарович Шукшин: «Люди, что с нами происходит?» Да, что с нами происходит? К чему мы идем? В этом быстром ритме жизни, наверное, обязательно нужно найти минуту и вспомнить истину: «Надо человеком быть». Быть человеком...

 

 

 

 

 

 

 

Шолохов. Судьба человека.

О красоте души советского человека говорится в рассказу М. Шолохова «СЧ», в котором герой сумел подняться над своей личной трагической судьбой и жизнью, во имя жизни одолеть смерть. Андрей Соколов рассказывает о своей жизнью, которая была полна мук, «горюшка», которого ему «пришлось хлебнуть по самые ноздри и выше». Читаешь рассказ, и кажется, будто прямо в душу тебе глядят опустошённые, как бы «присыпанные пеплом глаза Андрея, которые были наполнены такой неизбывной, смертной тоской». Но оказывается, что эти глаза, видевшие муки и гибель, видевшие чудовищно изощрённого в своём стремлении убить в людях всё человеческое врага, на каждом шагу видевшие в глаза смерть, — не утратили способности видеть и чутко воспринимать всё чистое, прекрасное в природе, в окружающей жизни. Сердце Соколова исполнено доброты к живому, к людям. Его потрясла судьба маленького человека — Ванюшки, в чём-то схожая с его собственной печальной судьбой. Много страданий выпало на долю Андрея Соколова: «Куда меня только не гоняли за 2 года плена! Половину Германии объехал за это время, и в Саксонии был, на силикатном заводе работал, и в Рурской области был, на шахте уголёк откалывал, и в Баварии на земляных работах горб наживалЕ» Но каторжный труд зверства фашистов не сломили его, не убили в нём чувства долга, любовь к родной земле. Своими руками задушил А. Соколов предателя, грозившего своему взводному выдать его немцам. Стойко перенёс Соколов все муки концлагеря. Кто-то донёс начальству «горькие слова» Андрея о тяжести каторжного труда. И вот его привели к коменданту. Андрей понимает, что вот сейчас, может быть через несколько минут, его убьют, но он не испугался, не стал умолять о пощаде, а наоборот. «Захотелось мне им, проклятым, показать, чтоЕ у меня есть своё русское достоинство и гордость и что в скотину они меня не превратили, как ни старались». Необыкновенное мужество и достоинство, с которым Соколов вёл себя, вызвали уважение даже у фашиста, который благосклонно подарил Андрею жизнь, маленькую буханку хлеба и ещё более маленький кусок сала. Андрей Соколов понимал, что только поддержка товарищей помогла ему выжить, и, вернувшись в барак, Андрей делит добытый хлеб со всеми поровну. С первых минут плена Соколова не покидала мысль о побеге. Первый раз побег не удался, но во второй раз Андрей не только сам вырвался из плена, но и привёз с собой «немца, инженера в чине майора армии» с очень важными документами. Поправившись в госпитале, Андрей возвращается домой, но здесь новое тяжёлое горе сваливается на его плечи: гибель жены и дочерей. Соколов снова возвращается а фронт и там узнаёт о геройской гибели сына, который оставался последней радостью и опорой в его жизни. Встреча с Ванюшей сыграла большую роль в жизни А. Соколова. Этот мальчик-сирота, со «светлыми, как небушко, глазами», оживил его душу. Всю свою отцовскую любовь, всю теплоту своего сердца Андрей отдаёт этому мальчугану. Встреча этих двух людей, всё потерявших в годы войны, помогает им обоим «выдюжить». Написано много произведений, но, на мой взгляд, ни в одной книге так не отражена сила духа советского человека, как в рассказе М. Шолохова «СЧ». Сколько их, известных и безымянных героев, о которых уже написаны или только ещё пишутся книги и стихи. Мы всегда останемся в неоплатном долгу перед людьми. Защитившими мир от фашизма, перед солдатами, их матерями и вдовами. Они всегда жили и будут жить в памяти народа, всегда будут примером для нас, молодых. Именно к нам обращены слова «Реквиема» Р. Рождественского: Не плачьте! В горле сдержите стоны. Памяти павших Будьте достойны, Вечно достойны

№2 №10 Баллада Жуковского

В. А. Жуковский — известный поэт, мастер поэтического слова, тонкий знаток русской культуры и фольклора. В балладе «Светлана» автор реалистично описал русский быт, народные обряды, раскрыл русскую душу, такую большую, щедрую, трепетную и горячую. Жизнь русского человека раньше тесно была связана с традициями и обрядами. По знамениям судьбы или природы корректировалась жизнь и деятельность одного человека или целой семьи. Раз в крещенский вечерок Девушки гадали… Страх перед неизвестным, любопытство, желание узнать гудьбу близких толкали к гаданию. Богатство или нищета, аамужество или одиночество, жизнь или смерть, вечные ски-гания или оседлая жизнь в кругу семьи — все расскажет (гадание в праздничные дни. В. А. Жуковский, сын помещика Бунина и пленной тур-|чанки Сальхи, знал русскую душу, любил российскую глубинку, чувствовал природу. В балладе «Светлана» все это слилось воедино, и в результате обнажилась грусть души, страх потерь. Стих поэта наполнен музыкой, богат полутонами и нюансами. Не зря ведь А. С. Пушкин считал Жуковского великим поэтом, проложившим много троп для русской поэзии. Жуковский обладал редким даром охватить в коротком стихотворении или балладе тревоги русского человека, окрасить их музыкой и звучанием, раскрыть их тайну, не нарушив целостности. Баллада «Светлана» посвящена Сашеньке Протасовой, в которую был влюблен Жуковский. Гадание на зеркале девушки, тревожащейся о судьбе своего жениха, традиционно для русских святочных обрядов. Светлана всматривается в зеркало, и перед ней проходит фантасмагория образов: и разбойничий притон, и «подменный» жених, который оказывается убийцей. Но светлой и ясной улыбкой разрешаются романтические ужасы: это лишь страшный сон. Жизнь улыбается девушке, а автор заклинает судьбу: О, не знай, сих страшных снов Ты, моя Светлана. Будущее реальной Светланы оказалось трагичным, замужество — неудачным. Но в истории литературы осталась светлая, поэтичная красота баллады.


№6(7)Проблематика и герои одного из рассказов Бунина (г. изС-Ф)

… Это очень ново, очень свежо и очень хорошо, только слишком компактно, вроде сгущенного бульона. А. П. Чехов Мастерство и лиризм произведений Ивана Алексеевича Бунина имеют несколько составляющих. Его прозу отличают лаконизм и трепетное изображение природы, пристальное внимание к герою и детализация описываемого предмета или явления. Кажется, писатель излишне подробно останавливается на окружающей его героев обстановке, замедляет течение сюжета, но в этом-то и заключается его художественная особенность, неповторимая лирическая манера. Начав творческий путь со стихосложения, Бунин позже привносит и в прозу конкретность и сжатость слога. Еще А. П. Чехов отличал эту особенность манеры Ивана Алексеевича: «… это очень ново, очень свежо и очень хорошо, только слишком компактно, вроде сгущенного бульона». Стиль Бунина заставляет читателя предельно внимательно и неторопливо знакомиться с произведениями автора. Писатель стремится не только всесторонне и обстоятельно описать предмет изображения, но конкретизировать его особенность, место в окружающей обстановке. Порой его детали самодостаточны, могут существовать автономно, без видимой связи с окружающим, но это лишь кажущаяся независимость. Для Бунина-художника не существует незначительных мелочей, каждая несет необходимую информацию, складываясь в общую картину жизни. И если уж деталь или слово выбрано художником, то они несут максимально возможную информацию и отдачу. Так, в рассказе «Господин из Сан-Франциско» Бунин излишне подробно описывает маршрут планируемого путешествия семьи господина, распорядок дня на «Атлантиде». И нет незначительных мелочей, каждая несет смысловую нагрузку, подчеркивая иронию писателя над «вещными» интересами этих «хозяев жизни». Не потому ли так плачевно и скоро заканчивается тщательно продуманное путешествие, сулящее вначале безмятежную радость и удовольствия? «Господин из Сан-Франциско сел в глубокое кожаное кресло в углу, возле лампы под зеленым колпаком, надел пенсне и, дернув головой от душившего его воротничка, весь закрылся газетным листком...— как вдруг строчки вспыхнули перед ним стеклянным блеском, шея его напружилась, глаза выпучились, пенсне слетело с носа… Он рванулся вперед, хотел глотнуть воздуха — и дико захрипел...» Писатель описывает смерть этого человека, не испытывая почтения к великому таинству, а лишь констатируя этапы, с излишним натурализмом раскрывая будничность происходящего. И странно, сцена перерастает в символическую. Вот неизбежный и страшный конец каждого, и хорошо, если он происходит в кругу близких, в стенах родного дома, иначе унижения ждут теперь уже бездыханное тело. Никакие деньги, почет и уважение, сопутствующие господину из Сан-Франциско в жизни, не помогают ему после смерти. Неуловимо меняется лексика писателя. Теперь господин — это просто старик, вызывающий жалость. «Тело же мертвого старика из Сан-Франциско возвращалось домой, в могилу, на берега Нового Света. Испытав много унижений, много человеческого невнимания, с неделю пространствовав из одного портового пакгауза в другой, оно снова попало наконец на тот же самый знаменитый корабль, на котором так еще недавно, с таким почетом везли его в Старый Свет». Кольцевая композиция рассказа лишь подчеркивает огромную разницу между первым и вторым путешествиями. Вначале кажется, что господин из Сан-Франциско крепко стоит на ногах, держит жизнь под уздцы. Теперь же это бездыханное тело, тщательно скрываемое от счастливых и беззаботных пассажиров, дабы не омрачить их путешествие. Писатель тем самым подчеркивает иллюзорность счастья и благополучия в «вещном» мире. Все преходяще, кроме стихии океана, плещущей волны о борт «Атлантиды». Все призрачно и обманчиво в безумном мире людей, как нанятая пара влюбленных, давно надоевших друг другу. Читая рассказ Бунина, постепенно понимаешь мелочность людских помыслов и мечтаний перед космосом, вечной природой, которые окружают нас, мудро принимая все наши притязания на исключительность. Мы лишь песчинки в огромном мире, и, когда осознаем это, возможно, будем более счастливы, чем сейчас.

№9,17Своеобразие проблематики ранней прозы Горького.

М.Горький входит в русскую литературу в 90-х годах XIX века. Вхождение его было очень ярким, он сразу же вызвал большой интерес у читателей. Современники с изумлением писали, что народ России, не знавший Достоевского, мало знающий Пушкина и Гоголя, не знающий Лермонтова, больше других, но только кусочками знающий Тостого, знает Максима Горького. Правда, в этом интересе был и некоторый налет сенсационности. Людей из низов привлекала сама мысль, что в литературу пришел писатель из их среды, не понаслышке знавший жизнь с самых мрачных и страшных ее сторон. Литераторов и читателей, принадлежащих к элитарному кругу, личность Горького привлекала, помимо таланта, своей экзотичностью: человек видел такие глубины «дна жизни», которые до него никто из писателей не знал изнутри, на личном опыте. Этот богатый личный опыт дал М.Горькому обильный материал для его ранних произведений. В эти же ранние годы вырабатываются магистральные идеи и темы, которые позднее сопровождали писателя на всем протяжении его творчества.Это, прежде всего, идея активной личности. Писателя всегда интересовала жизнь в ее брожении. У М.Горького вырабатывается новый тип взаимоотношений человека с окружающей средой. Вместо формулы «среда заела», которая была во многом определяющей для литературы предшествовавших 90-м годам XIX столетия лет, у писателя звучит мысль о том, что человека создает сопротивление окружающей среде. С самого начала произведения М.Горького распадаются на два типа: ранние романтические тексты и реалистические рассказы. Идеи же, высказываемые автором в них, во многом близки. Ранние романтические произведения М.Горького многообразны по жанру: это рассказы, легенды, сказки, поэмы. Наиболее известны его ранние рассказы — «Макар Чудра», «Старуха Изергиль». В первом из них писатель по всем законам романтического направления рисует образы красивых, смелых и сильных людей. Опираясь на традицию русской литературы, М.Горький обращается к образам цыган, ставших символом воли и безудержных страстей. В произведении возникает романтический конфликт между чувством любви и стремлением к воле. Разрешается он гибелью героев, но эта гибель не воспринимается как трагедия, а скорее, как торжество жизни и воли. В рассказе «Старуха Изергиль» повествование также строится по романтическим канонам. Уже в самом начале возникает характерный мотив двоемирия: геройповествователь — носитель общественного сознания. Ему говорится: "… стариками родитесь вы, русские. Мрачные все, как демоны". Ему противостоит мир романтических героев — красивых, смелых, сильных людей: «Они шли, пели и смеялись». В рассказе ставится проблема этической направленности романтической личности. Романтический герой и другие люди — как складываются их взаимоотношения? Иначе говоря, ставится традиционный вопрос: человек и среда. Как и положено романтическим героям, горьковские персонажи противостоят среде. Это, очевидно, проявилось в образе сильного, красивого, свободного Ларры, который открыто нарушил закон человеческой жизни, противопоставил себя людям и наказан вечным одиночеством. Ему противопоставлен герой Данко. Рассказ о нем построен как аллегория пути людей к лучшей, справедливой жизни, из мрака к свету. В Данко М.Горький воплотил образ вождя народных масс. И образ этот написан по канонам романтической традиции. Данко так же, как и Ларра, противостоит среде, враждебен ей. Столкнувшись с трудностями пути, люди ропщут на ведущего их, обвиняют его в своих бедах, при этом масса, как и положено в произведении романтическом, наделена отрицательными характеристиками («Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства»). Данко — герой-одиночка, он убеждает людей силой своего личного самопожертвования. М.Горький реализует, делает буквальной распространенную в языке метафору: огонь сердца. Подвиг героя перерождает людей, увлекает их за собой. Но от этого сам он не перестает быть одиночкой, у людей, им же увлеченных вперед, остается к нему не только чувство равнодушия, но и враждебности: «Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой». Горьковская легенда о Данко была активно использована как материал для революционной пропаганды, образ героя приводился как пример для подражания, позднее был широко привлекаем официальной идеологией, усиленно внедрялся в сознание молодого поколения (были даже конфеты с названием «Данко» и с изображением на обертке горящих сердец). Однако у М.Горького все не так просто и однозначно, как пытались это представить подневольные комментаторы. Молодой писатель сумел ощутить в образе героя-одиночки и драматическую ноту непонятности и враждебности ему среды, массы. В рассказе «Старуха Изергиль» явственно ощущается присущий М.Горькому пафос учительства. Еще явственнее он в особом жанре — песнях («Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике»). Сегодня они воспринимаются скорее как забавная страница истории литературы и не раз давали материал для пародийного осмысления (так, в период эмиграции М.Горького появилась статья с названием «Бывший Главсокол, ныне Центроуж»). Но на одну важную для писателя в ранний период его творчества проблему, сформулированную в «Песне о Соколе», мне бы хотелось обратить внимание: проблема столкновения героической личности с миром обыденности, с обывательским сознанием. Эта проблема во многом развита М.Горьким и в его реалистических рассказах раннего периода. Одним из художественных открытий писателя стала тема человека дна, опустившегося, нередко спившегося бродяги — в те годы их принято было называть босяками. М.Горький хорошо знал эту среду, проявлял к ней большой интерес и широко отразил ее в своих произведениях, заслужив определение «певец босячества». В самой этой теме не было полной новизны, к ней обращались многие писатели XIX века. Новизна была в авторской позиции. Если люди вызывали прежде всего сострадание как жертвы жизни, то у М.Горького все иначе. Его босяки — это не столько несчастные жертвы жизни, сколько бунтари, которые сами эту жизнь не принимают. Они не столько отверженные, сколько отвергающие. Пример этого можно видеть в рассказе «Коновалов». Уже в начале писатель подчеркивает, что у его героев была профессия, он «прекрасный пекарь, умелец», им дорожит хозяин пекарни. Коновалов представляет собой одаренную натуру, одарен живым умом. Это человек, который задумывается о жизни и не принимает в ней обыденного, безгеройного существования: «Тоска она, канитель: не живешь, а гниешь!». Коновалов мечтает о героической ситуации, в которой могла бы проявиться его богатая натура. Он говорит о себе: «Не нашел я себе места!». Его увлекают образы Стеньки Разина, Тараса Бульбы. В обыденной жизни Коновалов чувствует себя ненужным и уходит от нее, в конце концов трагически погибая. Сродни ему и другой горьковский герой из рассказа «Супруги Орловы». Григорий Орлов — один из самых ярких и противоречивых характеров в раннем творчестве М.Горького. Это человек сильных страстей, горячий и порывистый. Он напряженно ищет смысл жизни. Временами ему кажется, что он его нашел — например, когда он работает санитаром в холерном бараке. Но затем Григорий видит иллюзорность этого смысла и возвращается к своему естественному состоянию бунта, противостояния среде. Он способен многое сделать для людей, даже жизнью своей для них пожертвовать, но жертва эта должна быть мгновенной и яркой, героической, вроде подвига Данко. Недаром он говорит о себе: «А горит сердце большим огнем ». М.Горький относится к таким людям, как Коновалов, Орлов и им подобные, с пониманием. Однако, если вдуматься, можно увидеть, что писатель уже на раннем этапе подметил явление, которое стало одной из проблем российской жизни XX века: стремление человека к героическому деянию, к подвигу, самопожертвованию, порыву и неспособность к повседневному труду, к обыденной жизни, к ее будням, лишенным героического ореола. Люди такого типа, как это предугадал писатель, могут оказаться великими в экстремальных ситуациях, в дни бедствий, войн, революций, но они чаще всего нежизнеспособны в нормальном течении человеческой жизни. Сегодня проблемы, поставленные писателем М.Горьким в его раннем творчестве, воспринимаются как актуальные и насущные для решения вопросов нашего времени.

№12 Художественное своеобразие одного из произведений А.Платонова

В течение последних двух десятилетий в печати стали появляться многие произведения, запрещенные ранее цензурой. К их числу относятся и книги Андрея Платонова. Чем необычен писатель Андрей Платонов? Чем вызван нарастающий во всём мире интерес к его творчеству? Наверное тем, что проблематика его книг совпадает с древнейшими представлениями человека о мире, но даётся с позиции современной личности, впитавшей в себя культуру, историю России, достижения всего мира. Среди них повесть «Ювенильное море», созданная в 1934 году и дошедшая до читателя лишь в 1986 году. В ней с необычайной убедительностью автор отразил абсурдность жизни в первые годы коллективизации и попытался предсказать будущее страны. Перед нашим взором предстает мясосовхоз «нумер сто один», к которому инженер-электрик Вермо добирался в течение пяти дней по вымершей земле. Условия жизни людей и животных мало чем отличаются. Директор совхоза Умрищев отдает абсурдные приказы: рожать детей по графику, обрывать былинки на пешеходных тропинках, — а в целом хозяйством не занимается. В свое время он приехал из центра, где были созданы отделы по планированию «безвестных времен на тридцать лет вперед». Эти задачи невыполнимы, поскольку для их решения «требуется вечность». В изображении абсурда жизни писатель продолжает традиции М. Е. Салтыкова-Щедрина. Платонов, как и великий сатирик, показывает происходящее в гиперболической и гротескной форме: люди живут в огромных выдолбленных тыквах; радея о мясосовхозе, Федератовна не спит уже полгода. Вермо мечтает вместо «ветхих форм животных» завести бронтозавров для получения «по цистерне молока в один удой», Писатель подчеркивает, что в этом обществе к человеку относятся как к еще одной производительной единице. Вермо, глядя на Босталоеву, размышляет, «сколько гвоздей, свечек, меди и минералов можно химически получить из тела Босталоевой». Жалость приравнивается к преступлению. («Ведь миллиарды разных людей умерли бесполезно. Что же вы одну-то стоите жалеете. Мало ли на свете жителей осталось!.. Жалейте хоть меня, если в вас гнилой либерализм бушует!» — возмущается Божев возле тела повесившейся Айны, на похоронах которой люди будут плакать только из приличия), милосердие и доброта отрицаются полностью («Всех жалеть не нужно… многих нужно убить»,- соглашается с ним Федератовна), счастья личной жизни не существует, его заменил труд. За годы гражданской войны и коллективизации люди забыли, что такое любовь. Вермо считал, что «любовь — это изобретение, как и колесо, и человек… долго обвыкался с любовью, пока не вошел в ее необходимость». Становится ясно, что в этой «стране трудного счастья» тяжело и страшно всем людям. Несмотря на небольшие размеры произведения, проблематика повести достаточно сложна. Платонов поднимает социально значимые для тридцатых годов проблемы будущего страны, путей ее развития, методов хозяйствования и общечеловеческие проблемы — добра и зла, счастья, свободы личности, Все поступки герои повести совершают с пафосом, но писатель обращает внимание на ложность этого пафоса. Как пример, можно привести лозунги, которые автор как бы выворачивает наизнанку, раскрывая их абсурдность. Босталоева призывает увеличить надои и количество мяса, не увеличивая поголовья взрослого скота, а осеменяя коров круглый год, что противоречит физиологии животного. Необычен и язык писателя: он сопоставляет несопоставимые понятия («ударный поцелуй», «кипящая вселенная», «безысходная энергия»), намеренно использует косноязычие («смотреть друг в друга», «пошла… нечаянно рядом»), иронию и сарказм (несмотря на то, что совхоз находился «в русле речки, высохшей лет тысячу тому назад», на открытом месте, обдуваемом всеми ветрами, автор отмечает: «Гуртовая база была расположена разумно и удобно», а ее директор «любил все темы, кроме скотоводства»), политическую лексику («либерализм», «оппортунизм»), газетные штампы. У персонажей повести «говорящие» имена и фамилии. Это еще один способ, с помощью которого автор раскрывает образ. Вермо ассоциируется со словами «верный», «верность». Он человек, навсегда преданный тому, во что поверил однажды. Фамилия Умрищев словно происходит от слова «умереть», такие, как он, не способны жить в новом обществе. Божев, как Господь Бог, может судить и наказывать. Федератовна, бывшая Кузьминична, сменила отчество с приходом новой власти. Надежда Босталоева олицетворяет грядущую победу над «классовым врагом». Всё это помогает писателю ярче передать особенности того времени. С этой же целью автор мастерски использует многие художественные детали: голые ноги доярок, потемневшие от нехватки порошка зубы Босталоевой, спящие на земляном полу пастухи — все указывает на бедственное положение людей и хозяйства страны. Немалую роль играет в произведении пейзаж. Он помогает увидеть параллель между скудной природой степи и положением государства в целом: «Редкий ковыль покрывал здешнюю степь, при этом много росло полыни и прочих непищевых, бедных трав», «трава утомилась жить под солнцем», «скучная сила осеннего ветра и зимняя пурга, поющая о безысходности жизни». Сама «мертвая природа» отвергает возможность построения счастливого социалистического общества на нищей земле. Создавая портрет героя, писатель уделяет особое внимание глазам. Противопоставляя глаза Умрищева, в которых находилось «постоянное углубление в коренные вопросы человеческого общества и всего текущего мироздания», глазам Босталоевой, в которых светится «классовая вражда», Платонов подчеркивает огромную нравственную пропасть между ними. Поражает жестокость героев. Хотя Вермо и пытается облегчить труд человека, все его мысли направлены на «убийства всех врагов». Ужасает образ Босталоевой, мечтающей «разбить и довести до гробовой доски действующего классового врага», и образ Федератовны, говорящей, что «многих нужно убить». Наиболее безнравственны Божев и Священный. Их черствость, подозрительность и деспотичность становятся яркой приметой диктаторского режима. Особая роль отводится «невыясненным» людям, к которым откосится и Умрищев. Писатель показывай деградацию человека" находящегося под гнетом тоталитарной системы, постепенное превращение его в винтик, в человекоробота. Ведь Умрищев в конце концов смиряется с навязанным образом жизни и отказывается от своих взглядов. В «Ювенильном море» А. П. Платонов выступает как провидец, предсказывая будущее. В этом повесть схожа с романом-антиутопией Е. И, Замятина «Мы». Как и Замятин, Платонов показывает последствия бесчеловечной политики государства. И даже сегодня, спустя столько лет, картины, изображенные в повести, ужасают и заставляют читателя задуматься над тем, какую цену приходится платить за социалистические идеи. Повесть называется «Ювенильное море», и рядом автор дает пояснение — «море юности». Возможно, имеется в виду юность, молодость, а значит, и неопытность страны. Как и человек в молодости, государство готово идти на любые безрассудства (уничтожение народа, переделку природы и всего земного шара), но скоро оно повзрослеет, и поймет все свои ошибки.

№18 Своеобразие прозы Чехова

Антон Павлович Чехов — мастер короткого рассказа, емко и образно он может поведать о жизни, раскрыть парадоксы, составляющие основную ее суть! Рассказ «На подводе» написан в 1897 году уже маститым художником, со сложившейся авторской позицией и манерой повествования. Бесконечно тянется грязная и «отвратительная дорога», такая же скучная и бесконечная, как жизнь учительницы Марьи Васильевны. Она ощущает все неприятности пути, а шире — судьбы, так как живет бессмысленно, выполняет машинально дело, которое не любит, тяготится им. Она одинока и несчастна, никого не любит, и саму возможность полюбить воспринимает как катастрофу. «… Ночью снятся экзамены, мужики, сугробы. И от такой жизни она постарела, огрубела, стала некрасивой, угловатой, неловкой, точно ее налили свинцом, и всего она боится, и в присутствии членов управы или попечителя школы она встает, не осмеливается сесть, и когда говорит про кого-нибудь из них, то выражается почтительно: «они». И никому она не нравится, и жизнь проходит скучно, без ласки, без дружеского участия, без интересных знакомых. В ее положении какой бы это был ужас, если бы она влюбилась!» Марья Васильевна боится жизни: обитая в захолустье, она отгородилась от мира своими мелкими про- блемами, ничто ее не интересует, кроме «экзаменов, дров, узко профессиональных проблем». Марья Васильевна презирает пошлость, не замечая, что сама погрязла в ней. Марье Васильевне «… было ясно, что Семен не верил учительнице. Ей крестьяне не верили; они всегда так думали, что она получает слишком большое жалованье — двадцать один рубль в месяц (было бы довольно и пяти), и что из тех денег, которые она собирала с учеников на дрова и на сторожа, большую часть она оставляла себе. Попечитель думал так же, как все мужики...». От безысходности жизни героине становится почти невыносимо, она пытается спрятаться в иллюзию, видит краткий сон, в котором раскрывается ее полумечта, полувоспоминание о счастье, когда еще была мать, жили в уютной квартире, мечталось о собственной семье, «вообразила счастье, какого никогда не было». Марья Васильевна окружена невежественными, скучными и пошлыми людьми. Видимость жизни она принимает за реальность, душой стремится к ней, не осознавая, что такое существование еще безысходнее и невыносимее. От одиночества, однообразия и скуки учительница начинает мечтать о возможности счастья с Хановым. Он «… мужчина лет сорока, с поношенным лицом и вялым выражением, уже начинал заметно стареть, но все еще был красив и нравился женщинам. Он жил в своей усадьбе один, нигде не служил, и про него говорили, что дома он ничего не делал, а только ходил из угла в угол и посвистывал или играл в шахматы со своим старым лакеем». И это «герой романа»? Довольно жалкий, но он единственный образованный человек в окружении Марьи Васильевны. Но даже Ханов никогда не обратит внимания на учительницу как на женщину. Для него она мелкая служащая, взявшаяся ради «куска хлеба» выполнять дело, которое ей не по душе. У нее нет никаких идей, ей слишком тяжело живется, чтобы рассуждать о том, как она существует. Не будь этой безысходности, Марья Васильевна и не обратила бы внимания на Ханова как на возможного спутника жизни. А узнай он о ее тайных мыслях — весело посмеялся бы над мечтами «перезрелой» барышни. Этот рассказ, как и другие чеховские произведения, разворачивается неспешно, неоднократно автор повторяет: «Ехали медленно, шагом...» Жизнь однообразна, и от этого кажется, что время вовсе остановилось. «Все будет так. Исхода нет». Показана пошлость бездуховной жизни. Чехов «отвергает» не этих людей, а их существование — серое и неинтересное им самим, но ведь так живут многие. Из их жизней складывается «бытие» общества, а его существование так же бессмысленно, скучно, пошло. Не говоря ни слова о будущем, автор между тем всем ходом своего произведения подводит читателя к мысли, что необходимо менять такой «порядок» вещей, но для этого необходимо меняться самим. Беспросветная жизнь губит человеческую личность, а из отдельных личностей состоит общество, значит, гибель грозит и ему. Удивительный рассказ! Почти философское рассуждение о жизни и человеке в малом объеме, только Чехов умел делать это так ярко и доступно для понимания.

№21 РОМАН И. С. ТУРГЕНЕВА «НОВЬ»

О создании романа «Новь» И. С. Тургенев писал: «Замечу только одно, что ни одно из моих больших произведений не писалось так скоро, легко (в три месяца) — и с меньшим количеством помарок. Вот после этого и суди!..» Всегдашний тургеневский метод: долгое обдумывание и стремительное написание. Еще в 1870 году возникла идея романа «Новь», создавался же он в апреле-июле 1876 года. Время действия романа, как обозначил его сам автор,— конец 60-х годов XIX века, однако отразились в нем события более поздние: так называемое «хождение в народ» 1874-1875 годов. Русская революционная интеллигенция переживала в то время трагическое осознание своей разобщенности с народом, который был лишен истинного понимания причин своего бедственного положения, а поэтому и чужд тем целям, которым посвя- тили себя эти люди. «Хождение в народ» стало попыткой революционного разночинства сблизиться с народом, развернуть массовую агитацию среди крестьянства, чтобы поднять его на массовое выступление против режима. Все было задумано рационально, но сами «народники» (так стали называть новое поколение революционеров) были все же «далеки от народа», который они пытались побудить к восстаниям и бунтам. Революционная работа велась стремительно, но крестьяне не принимали чужаков, и движение в конце концов было разгромлено. Тургенев с самого начала скептически отнесся к движению народничества, понимая упадничество самой идеи. На этом материале писатель создал роман «Новь», в котором отразил свое видение проблемы революционного народнического движения, пути исторического развития России. В период 60-70-х годов XIX века в русской литературе получил распространение так называемый «антинигилистический роман» (против нигилистов — отсюда и название). Самый значительный «антинигилистический роман» — «Бесы» Достоевского. Некоторые критики причисляли к этому же жанру и последние романы Тургенева. «Новь» нередко сближали с «Бесами». Известно, что в романе Ф. М. Достоевского отражена деятельность организации, созданной заговорщиком-анархистом Нечаевым. Нечаев появляется и на страницах романа «Новь»: тот самый таинственный Василий Николаевич, от которого герои романа получают время от времени письменные распоряжения. Кроме того, в авторских черновиках произведения есть запись о Машу-риной: «Нечаев делает из нее своего агента», и о Маркелове: «Совершенно удобная и готовая почти для Нечаева и К°». В самом романе Марке лов характеризуется так: «Человек искренний, прямой, натура страстная и несчастная, он мог в данном случае оказаться безжалостным, заслужить название изверга...» Однако в том же Маркелове автор выделил и вполне привлекательные качества: ненависть ко лжи, сострадание к угнетенным, готовность к безусловному самопожертвованию. Тургенев жалеет своих героев — несчастных, запутавшихся в собственных ошибках, заблудившихся молодых людей. Сам он об этом так писал: «Я решился… взять молодых людей, большей частью хороших и честных,— и показать, что, несмотря на их честность, само дело их так ложно и нежизненно — что не может не привести их к полному фиаско… Молодые люди не могут сказать, что за изображение их взялся враг; они, напротив, должны чувствовать ту симпатию, которая живет во мне — если не к их целям,— то к их личностям». В таком отношении к революционерам автор «Нови» явно противостоял «антинигилистическому роману». Однако Тургенев не симпатизирует делу, которым занимаются молодые герои. Прежде всего, «народники» в романе совершенно не знают, чем живет тот реальный народ, ради которого они готовы жертвовать собой. Они вообразили себе некий абстрактный народ, поэтому слишком сильно были потрясены, когда первая же попытка Марке лова поднять мужиков на бунт кончилась провалом: крестьяне связали его и выдали властям. Тургенев подчеркивает и «некоторую умственную узость» этих людей: «… люди до того уходят в борьбу, в технику разных своих предприятий,— говорил он,— что совершенно утрачивают широту кругозора, бросают даже читать, заниматься, умственные интересы отходят постепенно на задний план; и получается в конце концов нечто такое, что лишено духовной стороны и переходит в службу, в механизм, во что хотите, только не Е живое дело». Нет «живого дела» — вот приговор автора героям «Нови», ибс они «готовы делать, жертвовать собой, только не знают, что делать, как жертвовать...». Среди хаоса сомнений, противоречий, безысходности мечется в «Нови» «российский Гамлет» — Нежда нов: «Так отчего же это неопределенное, смутное, ноющее чув ство? К чему, зачем эта грусть?..» Но Нежданов — это Гамлет решивший взять себе роль Дон Кихота. Он стремится к самопо жертвованию ради высокой идеи, но сам же ощущает и фалыш своего намерения, своих стремлений. Натура Нежданова надлом лена — и нет иного исхода его жизни, кроме самоубийства. Но есть ли истинно сильная личность, «новый русский Ин саров»? Где Базаров? Это давний писаревский вопрос как бы по вис в воздухе и не мог не осознаваться читателями и автором Но автор в 1874 году высказал мысль, что «Базаровы сейчас н нужны. Для настоящей общественной деятельности не нужн ни особенных талантов, ни даже особенного ума...». Базарова в «Нови» нет, однако после продолжительного пе рерыва в романе опять появляется «тургеневская девушка» -Марианна Синецкая. В ней — все те же черты, которые так прк влекают в героинях «Рудина», «Дворянского гнезда», «Накащ не»: самоотречение и сострадание к миру: «… если я несчастна,-признается она Нежданову,— то не своим несчастьем. Мне KJ жется иногда, что я страдаю за всех притесненных, бедны? жалких на Руси… нет, не страдаю — а негодую за них, возм? Щаюсь,… что я за них готова… голову сложить». Но даже Марианны — та же ограниченность, «шоры на глазах», что и остальных героев. «Нови» предпослан эпиграф: «Поднимать следует новь не поверхностно скользящей сохой, но глубоко забирающим плугом». Тургенев объяснил, что «плуг в эпиграфе значит не революцию, а просвещение». Подлинный герой для писателя не Маркелов или Нежданов, но — Соломин. Это тоже не выдающийся, а средний человек, однако он на голову выще прочих — по силе характера, уму, пониманию реальной деятельности. О подобных людях Тургенев говорил: «… я убежден, что такие люди сменят теперешних деятелей: у них есть известная положительная программа, хотя бы и маленькая в каждом отдельном случае, у них есть практическое дело с народом, благодаря чему они имеют почву под ногами...» Поэтому в конце романа звучит апофеоз Соломину: «Он — молодец! А главное: он не внезапный исцелитель общественных ран. Потому ведь мы, русские, такой народ! Мы все ждем: вот, мол, придет что-нибудь или кто-нибудь — и разом нас излечит, все наши раны заживит, выдернет все наши недуги, как больной зуб… А Соломин не такой: нет,— он зубов не выдергивает.— Он молодец!» И все же тоска по Базарову — по красивой сильной натуре не оставляла писателя, даже когда он признавал необходимость Соломина. В «Нови» есть некоторые недоговоренности, недомолвки, но это объясняется тем, что автор собирался писать продолжение романа, посвященное новой деятельности Соломина и Марианны. Постепенные преобразования и просвещение — только в них нуждается Россия — это непоколебимое убеждение автора. Еще в начале 60-х годов XIX века писатель высказал его в полемике с Герценом. Именно надежда на деятельность Соломиных не позволила Тургеневу разочароваться в возможностях «мира всеобщего». Именно с постепенной преобразовательной деятельностью подобных людей писатель связывал возможность переустройства русской общественной жизни. По сути, Соломин не является в творчестве Тургенева фигурою совершенно новой. И в прежних его романах можно было встретить героев, занятых конкретным, негромким, но совершенно необходимым делом: Лежнев («Ру-дин»), Лаврецкий («Дворянское гнездо»), Литвинов («Дым»). В продолжении «Нови» этот тип должен был занять главенствующее положение. Интерес к людям, подобным Соломину, стал проявлением общественных интересов писателя. Таким образом, роман «Новь» явился логическим завершением творческой деятельности И. С. Тургенева, открывшего миру русскую литературу, создавшего незабываемые образы русских людей 40-70-х годов XIX века. В этом его величайшая роль и заслуга перед горячо люби-мой Россией.

№32 Одно из произведений Лескова
Николай Семенович Лесков вошел в литературу как создатель сильных человеческих натур. «Леди Макбет Мценского уезда» (1864) — история трагической любви и преступлений Катерины Измайловой. Выступив соперником автора «Грозы», Лесков сумел нарисовать несравненно более трагический бунт героини против поработившего ее мира собственности. Дочь простонародья, унаследовавшая и народный размах страстей, девушка из бедной семьи становится «пленницей» купеческого дома, где нет «ни звука живого, ни голоса человеческого», а есть только короткая стежка от самовара в опочивальню. Преображение изнывающей от скуки и избытка сил мещаночки совершается тогда, когда на нее обращает внимание уездный сердцеед. Любовь рассыпает над Катериной Львовной звездное небо, которого она не видела прежде из своего мезонинчика: «Посмотри, Сережа, рай-то, рай-то какой!» По-детски простодушно восклицает героиня в золотую ночь, «смотря сквозь покрывающие ее густые ветви цветущей яблони на чистое голубое небо, на котором стоял полный погожий месяц». Но не случайно в картинах любви гармонию нарушает вдруг вторгшийся разлад. Чувство Катерины Львовны не может быть свободным от инстинктов собственнического мира и не подпадать под действие его законов. Рвущаяся к свободе любовь превращается в начало хищно-разрушительное. «Катерина Львовна теперь готова была за Сергея в огонь, в воду, в темницу и на крест. Он влюбил ее в себя до того, что меры преданности ему не было никакой. Она обезумела от своего счастья; кровь ее кипела, и она не могла более ничего слушать...» И вместе с тем слепая страсть Катерины Львовны неизмеримо больше, значительнее, чем корысть, придающая форму ее роковым поступкам, сословным интересам. Нет, ее внутренний мир не потрясен решением суда, не взволнован рождением ребенка: «для нее не существовало ни света, ни тьмы, ни худа, ни добра, ни скуки, ни радостей». Всю жизнь без остатка поглотила страсть. Когда партия арестантов выступает в дорогу и героиня вновь видит Сергея, «с ним ей и каторжный путь цветет счастьем». Что для нее та сословная высота, с которой она рухнула в каторжный мир, если она любит и ее любимый рядом! Сословный мир «достает» Катерину Львовну на размытых пересыльных трактах. Он долго ей готовил палача в облике любовника, поманившего когда-то в сказочную «Аравию счастливую». Признаваясь, что не любил Катерины Львовны никогда, Сергей пытается отнять единственное, что составляло жизнь Измайловой,— прошлое ее любви. И тогда «совсем неживая» женщина в последнем героическом всплеске человеческого достоинства мстит своим поругателям и, погибая, заставляет окаменеть всех вокруг. «Катерина Львовна дрожала. Блудящий взор ее сосредоточился и становился диким. Руки раз и два неведомо куда протянулись в пространство и снова упали. Еще минуту — и она вдруг вся закачалась, не сводя глаз с темной волны, нагнулась, схватила Сонетку за ноги и одним махом перекинулась с нею за борт парома. Все окаменели от изумления». Лесков изобразил сильную и страстную натуру, разбуженную иллюзией счастья, но шедшую к своей цели путем преступлений. Писатель доказал, что у этого пути нет выхода, а лишь тупик ожидал героиню, и другого быть не могло. Это прекрасное произведение послужило основой для оперы Д.Д.Шостаковича «Катерина Измайлова», написанной в 1962 году. Что еще раз доказывает незаурядность произведения Н. С. Лескова, сумевшего найти и передать типичные черты характера Катерины Львовны, раскрывшиеся столь трагически и приведшие героиню к неминуемой гибели.

ИДЕЙНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПЬЕСЫ ЧЕХОВА «ВИШНЕВЫЙ САД».

Последняя законченная пьеса Чехова «Вишневый сад» представляет собой итог всей его литературной деятельности. В ней отчетливо звучат некоторые из основных мотивов разработкой которых он был занят, начиная с восьмидесятых годов и до конца своей жизни. «Вишневый сад» — предсмертное гениальное создание Чехова, представляет собой смелое сочетание комедии с тонкой и нежной лирикой. Чехов выступает творцом оригинального жанра лирической комедии, социального водевиля. В основе пьесы лежит та же социальная тема — гибель старых дворянских усадеб, переход их в руки капиталистов. Перед нами дворянство в состоянии упадка: Раневская, Гаев, Симеонов-Пищик — люди непрактичные, долгами окутанные, не умеющие хозяйничать. Являясь людьми слабохарактерными, они резко меняют свое настроение, с легкостью проливают слезы по пустяковому поводу, охотно пустословят и «сорят» деньгами, устраивают роскошные праздники накануне своего разорения. Раневская и Гаев — хозяева имения, «прекраснее которого нет ничего на свете, как говорил Лопахин, восхитительного имения, красота которого заключалась в вишневом саде. Со своим полнейшим непониманием реальной жизни „хозяева“ довели имение до жалкого состояния: продажи имения с торгов.

В противоположность матери, Аня серьезно относится к жизни. Она хорошо понимает, что мать не умеет вести хозяйство, поддерживать в нем порядки. Еще в детстве Аня росла далеко от дома, не в роскошной обстановке, а поэтому жизнь понимает и тяжело переживает, видя расточительность и легкомыслие матери. Раневская с легкостью сорит деньгами, не зная ценности их, ибо никогда не зарабатывала. Как Раневская, так и Гаев совершенно не приспособленны к жизни, в результате чего предстоит продажа вишневого сада. Раневская не понимает сущности реальной жизни: она раздает деньги нищим,.лакеям, покупает дорогие вещи тогда, когда деньги необходимы дома, т. к. у нее большие долги.

Если Раневская и Гаев не задумываются над рациональностью в жизни, Лопахин, наоборот, понимает жизнь, знает, как нужно ее устроить. О его приспособленности к жизни можно судить из того, что он из крестьянства поднялся в буржуазию: „Отец мой, правда, мужик был, а я вот в белой жилетке и желтых башмаках“. И когда Лопахин покупает вишневый сад, он ликует: »… Л купил имение, где дед и отец мой были рабами, где их не пускали даже на кухню". Лопахин, однако не ненавидит барство. Он, наоборот, испытывает чувство неловкости по отношению к Ранеской, начинает вырубать сад лишь тогда, когда она уезжает. Жизненный опыт, наблюдательность Лопахина позволяют ему заметить разорение усадьбы раньше хозяев. Видя это, он предупреждает хозяев, предлагает им свои проекты спасения, призывает думать о грозящей беде:, «Прошу внимания! Ваше имение находится только в двадцати верстах от города, возле прошла железная дорога, и если вишневый сад и землю по реке разбить на дачные участки и отдавать потом в аренду под дачу, то вы будете иметь самое малое 25 тысяч в год дохода». Гаев и Раневская до того непрактичны, что очень удивляются предложению Лопахина, а Раневская восклицает: «Дачи и дачники -это так пошло, простите!». Черты, свойственные Раневской и Гаеву, характерны для старого, отживающего поколения. Это были пассивные, бессильные люди, действующие только на дловах.

Чехов в противоположность старому поколению разработал Мотив о «новых» людях, идущих на смену. К числу нового поколения принадлежит Аня, Трофимов, Лопахин. Новые люди должны быть сильными, передовыми, умелыми борцами за грядущее счастье. Хотя Трофимова отнести к числу таких людей трудно: он не слишком смел и недостаточно умен для великой борьбы. Гаевы-Раневские не достойны ни красоты будущего, ни даже красоты умирающего прошлого. Но придут люди, которые будут достойны всей красоты родной земли. Они очистят, искупят все прошлое и превратят всю Родину в волшебный цветущий сад. Аня будет вместе с этими людьми, она говорит: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого...». «Вишневый сад» — это светлое, мудрое, оптимистическое произведение Чехова, весь его трудный путь — «вперед» — выше! все вперед! и — выше!" (Горький) — говорит нам о стойкости, терпении, воле к победе над всеми препятствиями. Наш народ отстоял красоту и счастье родной земли. Он посадит новые сады на месте погубленных, разрушенных врагами, отстроит прекрасные города, совершит новые подвиги смелого творчества, неутомимого созидания. И в каждой новой победе будет участвовать своим трудом, своей правдой, своей мечтой светлый гений русского человека, Антона Павловича Чехова.


еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку