Реферат: Основные мотивы в лирике Есенина

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Творчество С.А.Есенина

Тема родины и природы в лирике С.А.Есенина

Космические мотивы в поэзии с. Есенина

«Древесные мотивы» лирики с. Есенина

Образы животных в лирике с. Есенина.

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Есенин прожил всего тридцать лет, но след, оставленный им в поэзии, неизгладим. Богата талантами русская земля. Родился Есенин в Константинове, где прошли его детские годы, а затем и годы юности, здесь он написал свои первые стихи. К вершинам поэзии Сергей Есенин поднялся из глубин народной жизни. Мир народно-поэтических образов окружал его с детских лет. Вся красота родного края с годами изобразилась в стихах, полных любви к русской земле:

О Русь — малиновое поле,

И синь, упавшая в реку,

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску.

Боли и невзгоды крестьянской Руси, ее радости и надежды — все это отобразилось на поэзии Сергея Есенина. «Моя лирика, — не без гордости говорил Есенин, — жива одной большой любовью, любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Край любимый! Сердцу снятся Скирды солнца в водах лонных, Я хотел бы затеряться В зеленях твоих стозвонных, — писал поэт. Такие строки, на мой взгляд, могут родиться только в душе истинного художника, для которого Родина — это жизнь. Дед Есенина, «яркая личность, широкая натура», по словам поэта, имел прекрасную память и знал наизусть множество народных песен и частушек. Сам Есенин знал в совершенстве русский фольклор, который изучал не по книгам. Мать Есенина знала множество песен, которые Есенин вспоминал не раз. Есенин знал песни, как редко кто их знал, он любил их — грустные и веселые, старинные и современные. Песни, сказания, поговорки — на этом воспитывался Сергей Есенин. В его тетрадях было записано около четырех тысяч миниатюрных шедевров.

С течением времени талант Есенина набирал силу. Войти в литературный мир Есенину помог Блок, перед которым он преклонялся. Он (Блок) написал своему другу Городецкому письмо с просьбой помочь молодому таланту. В своем дневнике Блок писал: «Стихи свежие, чистые, голосистые. Давно не испытывал такого наслаждения». Позже стихи Сергея Есенина начали печатать столичные журналы: Мечтатель сельский — я в столице Стал первокласснейший поэт. Один из рецензентов сказал о ранних стихах поэта: «Усталый, пресыщенный горожанин, читая стихи Есенина, приобщается к забытому аромату полей, чем-то радостным веет от его поэзии».

Началась первая мировая война. Всем сердцем, всей душой поэт предан Родине и своему народу в эти долгие годы горя и печали: Ой ты, Русь, моя родина кроткая, Лишь к тебе я любовь берегу. Стихотворение «Русь» — это замечательное и широко знаменитое произведение, это художественное кредо поэта. По настроению «Русь» чем-то перекликается с блоковскими скорбными раздумьями о Родине:

Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,

Твои мне песпи ветровые,

Как слезы первые любви!

Время творчества Есенина — время крутых поворотов в истории России. Он писал в автобиографии: «Революцию я принял, но с крестьянским уклоном». Иначе и не могло быть. Есенин не просто лирик, это поэт большого ума, глубоких философских размышлений. Драматизм его мироощущения, его напряженные поиски истины, ошибки и слабости — все это грани огромного таланта, но, изучая его творческий путь, можно смело сказать, что Есенин всегда был верен себе в главном — в стремлении постичь сложную судьбу своего народа. Полтора года, проведенные поэтом за границей, были исключительным периодом в его жизни: он не писал стихов, ничто не вдохновляло поэта вдали от родного края. Именно там возник замысел трагедийной поэмы «Черный человек». Это последнее поэтическое произведение Есенина. Только за границей он понял, какие грандиозные перемены происходят на Родине. Он отмечает в дневнике, что, возможно, русская революция спасет мир от безнадежного мещанства. После возвращения из-за границы Есенин посещает родные края. Ему грустно, ему кажется, что народ не помнит о нем, что в деревне произошли огромные перемены, но в какую сторону, он определить не мог. Поэт пишет: Вот так страна!

Какого ж я рожна,

Орал, что я с народом дружен.

Моя поэзия здесь больше не нужна,

И сам я здесь ни капельки не нужен.

С горы идет кpecmъянcкuй комсомол,

Наяривая под гармошку рьяно,

Поют агитки Бедного Демьяна,

Веселым криком оглашая дол.

Долгие годы в школе изучали поэзию Демьяна Бедного, Лебедева- Кумача, но молодежь не знала Ходасевича, талантливого от бога, в школьные учебники не включали лирику Есенина, ложно обвиняя его в безыдейности,.лучших поэтов вычеркивали из литературы. Но они живы, их стихи читают, любят, им верят. Есенин «кровью чувств» писал свои стихи. Раздавая себя, он рано сгорел сам, его поэзия — это егосудьба. Еще раньше в стихотворении «Устал я жить в родном краю» он предрекает свое будущее:

Устал я жить в родном краю

В тоске по гречневым просторам,

Покину хижину мою, уйду бродягою и вором…

А месяц будет плыть и плыть, роняя весла по озерам,

И Русь все так же будет жить, плясать и плакать у забора.

В поэзии последующих лет все чаще звучит мотив грусти, сожаления о растраченных силах, от его поэзии веет какой-то безысходностью. В «Черном человеке» он пишет трагические строки: «Друг мой, я очень и очень болен, сам не знаю, откуда взялась эта боль, то ли ветер шумит в чистом поле, то ль, как рощу в сентябрь, сжигает мозги алкоголь». Это не минутная слабость поэта, это ясное понимание, что жизнь его подходит к концу. Недавно в нашей прессе промелькнуло сообщение о том, что Есенин не покончил жизнь самоубийством, что его убили, потому что он оказывал большое влияние на умы русского народа. Вопрос спорный, но строки («в этой жизни умереть не ново, но и жизнь, конечно, не новей») говорят о том, что он устал бороться с окружающей действительностью. Мне бы хотелось закончить свое очинение строками из его стихотворения «Мы теперь уходим понемногу». Его слова- это дань Родине, потомкам: Много дум в тишине я продумал, Много песен про себя сложил, И па этой по земле угрюмой Счастлив тем, чтоя дышал и жил.


ТВОРЧЕСТВО С. А. ЕСЕНИНА.

Творчество Сергея Александровича Есенина, неповторимо яркое и глубокое, ныне прочно вошло в нашу литературу и пользуется огромным успехом у многочисленного советского и зарубежного читателя. Стихи поэта полны сердечной теплоты и искренности, страстной любви к беспредельным просторам родных полей, «неисчерпаемую печаль» которых умел он так эмоционально и так звонко передать.

В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике выражено всё, что составляет душу Есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающего удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго остававшегося в «узком промежутке» старых чувств и воззрений. И если в лучших стихотворениях Сергея Есенина — «половодье» самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до краёв наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях- отчаяние, тлен, безысходная грусть. Сергей Есенин прежде всего — певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного нежного сердца. В них «русский дух», в них «Русью пахнет». Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока. Даже в любовной лирике Есенина тема любви сливается с темой Родины. Автор «Персидских мотивов» убеждается в непрочности безмятежного счастья вдали от родного края. И главной героиней цикла становится далёкая Россия: «Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий». С радостью и горячим сочувствием встретил Есенин Октябрьскую революцию. Вместе с Блоком, Маяковским он без колебаний встал на её сторону. Произведения, написанные Есениным в то время(«Преображение», «Инония», «Небесный барабанщик»), проникнуты бунтарскими настроениями. Поэт захвачен бурей революции, её величием и рвётся к новому, к будущему. В одном из произведений Есенин восклицал: «Мать моя родина, я — большевик!» Но Есенин, как он сам писал, воспринял революцию по-своему, «с крестьянским уклоном», «больше стихийно, чем сознательно». Это наложило особый отпечаток на творчество поэта и во многом предопределило его дальнейший путь. Характерны были представления поэта о цели революции, о будущем, о социализме. В поэме «Инония» он рисует будущее как некое идиллическое царство крестьянского благополучия, социализм кажется ему блаженным «мужицким раем». Такие представления сказались и в других произведениях Есенина того времени:

Вижу вас, злачные нивы,

С стадом буланых коней.

С дудкой пастушеской в ивах

Бродит апостол Андрей.

Но фантастическим видениям мужицкой Инонии, естественно, не суждено было сбыться. Революцию возглавлял пролетариат, деревню вёл за собой город. «Ведь идёт совершенно не тот социализм, о котором я думал» ,-заявляет Есенин в одном из писем того времени. Есенин начинает проклинать «железного гостя», несущего гибель патриархальному деревенскому укладу, и оплакивать старую, уходящую «деревянную Русь». Этим и объясняется противоречивость поэзии Есенина, прошедшего сложный путь от певца патриархальной, нищей, обездоленной России до певца России социалистической, России ленинской. После поездки Есенина за границу и на Кавказ в жизни и творчестве поэта происходит перелом и обозначается новый период. Она заставляет его крепче и сильнее полюбить своё социалистическое отечество и по-иному оценить всё, что в нём происходит."… Я ещё больше влюбился в коммунистическое строительство", -писал Есенин по возвращении на родину в очерке «Железный Миргород». Уже в цикле «Любовь хулигана», написанном сразу же по приезде из-за границы, настроения потерянности и безысходности сменяются надеждой на счастье, верой в любовь и будущее.Прекрасное стихотворение" Заметался пожар голубой...", полное самоосуждения, чистой и нежной любви, даёт ясное представление о новых мотивах в лирике Есенина:

Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали.

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь — как запущенный сад,

Был на женщин и зелие падкий.

Разонравилось петь и плясать

И терять свою жизнь без оглядки.

Творчество Есенина — одна из ярких, глубоко волнующих страниц истории советской литературы. Отошла в прошлое эпоха Есенина, но его поэзия продолжает жить, пробуждая чувство любви к родимому краю, ко всему близкому и разному. Нас волнует искренность и одухотворённость поэта, для которого самым дорогим на всей планете была Русь.

ТЕМА РОДИНЫ И ПРИРОДЫ В ЛИРИКЕ С.А.ЕСЕНИНА.

Тема родины — одна из главных тем в творчестве С. Есенина. Этого поэта принято связывать, прежде всего, с деревней, с родной для него Рязанщиной. Но из рязанской деревни Константиново поэт уехал совсем молодым, жил потом и в Москве, и в Петербурге, и за границей, в родную деревню приезжал время от времени как гость. Это важно знать для понимания позиции С. Есенина. Именно разлука с родной землей придала его стихам о ней ту теплоту воспоминаний, которая их отличает. В самих описаниях природы у поэта есть та мера отстраненности, которая позволяет эту красоту острее увидеть, почувствовать.

Уже в ранних стихах С. Есенина звучат признания в любви к России. Так, одно из наиболее известных его произведений — «Гой ты, Русь моя родная...» С самого начала Русь здесь предстает как нечто святое, ключевой образ стихотворения — сравнение крестьянских хат с иконами, образами в ризах, и за этим сравнением — целая философия, система ценностей. Мир деревни — это как бы храм с его гармонией земли и неба, человека и природы. Мир Руси для С. Есенина — это и мир убогих, бедных, горьких крестьянских домов, край заброшенный, «деревня в ухабинах», где радость коротка, а печаль бесконечна:

«Грустная песня, ты — русская боль». Особенно это чувство усиливается в стихах поэта после 1914 года — начала войны: деревня кажется ему невестой, покинутой милым и ожидающей от него вестей с поля боя. Для поэта родная деревня в России — это нечто единое, родина для него, особенно в раннем творчестве, — это прежде всего родной край, родное село, то, что позднее, уже на исходе XX века, литературные критики определили как понятие «малой родины». С присущей С. Есенину — лирику склонностью одушевлять все живое, все окружающее его, он и к России обращается как к близкому ему человеку: «Ой ты, Русь, моя родина кроткая, /Лишь к тебе я любовь берегу». Порой стихи поэта обретают ноту щемящей грусти, в них возникает чувство неприкаянности, лирический герой их — странник, покинувший родную хижину, всеми отверженный и забытый. И единственное, что остается неизменным, что сохраняет вечную ценность — это природа и Россия: «А месяц будет плыть и плыть, Роняя весла по озерам…

И Русь все также будет жить, Плясать и плакать у забора».

С. Есенин жил в переломную эпоху, насыщенную драматическими и даже трагическими событиями. На памяти его поколения — война, революция, снова война — теперь уже гражданская. Переломный для России год — 1917 — поэт встретил, как и многие художники его круга, с надеждами на обновление, на счастливый поворот в крестьянской доле. Поэты круга С. Есенина того времени — это Н. Клюев, П. Орешин,

С. Клычков. Надежды эти выражены в словах Н. Клюева — близкого друга и поэтического наставника С. Есенина: «Мужицкая ныне земля, /И церковь не наймит казенный». В Есенинской поэзии в 1917 году появляется новое ощущение России: «Уж смыла, стерла деготь/ Воспрянувшая Русь». Чувства и настроения поэта этого времени очень сложны и противоречивы — это и надежды, и ожидания светлого и нового, но это и тревога за судьбу родного края, философские раздумья на вечные темы. Одна из них — тема столкновения природы и человеческого разума, вторгающегося в нее и разрушающего ее гармонию — звучит в стихотворении С. Есенина «Сорокоуст». В нем центральным становится обретающее глубоко символический смысл состязание между жеребенком и поездом. При этом жеребенок как бы воплощает в себе всю красоту природы, ее трогательную беззащитность. Паровоз же обретает черты зловещего чудовища. В Есенинском «Сорокоусте» вечная тема противостояния природы и разума, технического прогресса сливается с размышлениями о судьбах России.

В послереволюционной поэзии С. Есенина тема родины насыщена нелегкими думами о месте поэта в новой жизни, он болезненно переживает отчуждение от родного края, ему трудно найти общий язык с новым поколением, для которого календарный Ленин на стене заменяет икону, а «пузатый „Капитал“ — Библию. Особенно горько поэту сознание того, что новое поколение поет новые песни: „Поют агитки Бедного Демьяна“. Это тем более грустно, что С. Есенин справедливо замечает: „Я поэт! И не чета каким-то там Демьянам“. Поэтому так горестно звучат его строки: „Моя поэзия здесь больше не нужна, /Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен“. Но даже желание слиться с новой жизнью не заставляет С. Есенина отказаться от своего призвания российского поэта; он пишет: „Отдам всю душу октябрю и маю, /Но только лиры милой не отдам“. И поэтому таким глубоким пафосом наполнено его признание:

»Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь».

Сегодня нам, живущим в России, трудно до конца понять смысл этих строк, а ведь написаны они были в 1924 году, когда само название — Русь — было едва ли не запретным, а гражданам полагалось жить в «Ресефесере». С темой родины у С. Есенина связано понимание своей поэтической миссии, своей позиции «последнего певца деревни», хранителя ее заветов, ее памяти. Одним из программных, важным для понимания темы родины, у поэта стало стихотворение «Спит ковыль»: «Спит ковыль.

Равнина дорогая

И свинцовой свежести полынь!

Никакая Родина другая

Не вольет мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси —

Радуясь, свирепствуя и мучаясь,

Хорошо живется на Руси.

Свет луны, таинственный и длинный,

Плачут вербы, шепчут тополя,

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.

И теперь, когда вот новым светом

И моей коснулась жизнь судьбы,

Все равно остался я поэтом

Золотой бревенчатой избы.

По ночам, прижавшись к изголовью,

Вижу я, как сильного врага,

Как чужая юность брызжет новью

На мои поляны и луга.

Но и все же новью той теснимый,

Я могу прочувственно пропеть:

Дайте мне на родине любимой,

Все любя, спокойно умереть».

Стихотворение это датировано 1925 годом, относится к зрелой лирике поэта. В нем выражены его сокровенные мысли. В строке «радуясь, свирепствуя и мучаясь» — трудный исторический опыт, который выпал на долю Есенинского поколения. Стихотворение построено на традиционно поэтических образах: ковыль как символ русского пейзажа и одновременно символ тоски, полынь с ее богатой символикой и журавлиный крик как знак разлуки. Традиционному пейзажу, в котором олицетворением поэзии является не менее традиционный «свет луны», противостоит «новый свет», скорее абстрактный, неживой, лишенный поэзии. И в противоположность ему звучит признание лирического героя Есенинского стихотворения в приверженности вековому деревенскому укладу. Особенно значим у поэта эпитет «золотой»: «Все равно останусь я поэтом /Золотой бревенчатой избы». Он один из наиболее часто встречающихся в лирике С. Есенина, но обычно он связан с цветовым понятием: золотой — то есть желтый, но непременно и с оттенком высшей ценности: «роща золотая», «золотою лягушкой луна». В этом стихотворении оттенок ценности преобладает: золотой не только цвет избы, сколько символ ее непреходящей ценности как символа уклада деревенской жизни с присущей ей

красотой, гармонией. Деревенская изба — это целый мир, ее разрушение не искупается для поэта никакой заманчивой новью. Финал стихотворения звучит несколько риторически, но в общем контексте поэзии С. Есенина он воспринимается как глубокое и искреннее признание автора. Таким образом, тема родины в поэзии С. Есенина развивается от безотчетной, почти по-детски естественной привязанности к родному краю к осознанной, выдержавшей испытания трудным временем перемен и переломов авторской позиции.

Я человек не новый, что скрывать, Остался в прошлом я одной ногою, Стремясь догнать «стальную рать», Скольжу и падаю другою. Есенин «Вся моя автобиография — в стихах», — писал Есенин. Чем крупнее художник, чем масштабнее его творчество, чем самобытнее талант, тем труднее современникам полностью оценить его вклад в духовную жизнь нации. В более поздних стихах Есенин, как бы подводя итоги своей творческой деятельности, писал: «Мое село лишь тем и будет знаменито, что здесь когда-то баба родила российского скандального пиита».

КОСМИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ПОЭЗИИ С. ЕСЕНИНА.

«Космос» – (от греч. порядок, мироздание) в мифологической и мифологизированной раннефилософской традиции мироздание, понимаемое как целостная, организованная в соответствии с определенным законом вселенная.

Всем мифологическим системам присущ общий набор черт, определяющих космос. Он противостоит хаосу и всегда вторичен. Взаимоотношения космоса и хаоса осуществляются не только во времени, но и в пространстве. И в этом случае космос нередко представляется как нечто включенное внутрь хаоса, который окружает космос извне. Космический закон еще более тесно связывает космос и человека (макрокосм и микрокосм).

Космические мотивы можно встретить в творчестве многих поэтов, есть они и у Есенина. У него практически в каждом стихотворении присутствуют небесные явления, космические пейзажи. Так, например, месяц (луна) упоминается в 52 стихотворениях, солнце (10 ), звезды (32 ), небо (14 ).

Если в мифологизированных понятиях вертикальная структура космоса трехчленна и состоит из верхнего мира (небо), среднего (земля) и нижнего (подземное царство), то у С. Есенина космическая модель мира двухчленна (небо и земля). К первому – верхнему миру – относятся небесные явления (небо, солнце, луна, звезды), ко второму ярусу – среднему – относятся земля, деревья, животные, человек, жилищные и другие строения. Эти ярусы очень тесно взаимосвязаны.

У лесной поляны – в свяслах копны хлеба,

Ели, словно копья, уперлися в небо.

(" Задымился вечер… ", 1912 г.)

Погасло солнце. Тихо на лужке.

(" Табун.", 1915 г.)

Гляну в поле, гляну в небо -

И в полях и в небе рай.

(" Гляну в поле…", 1917 г. )

В три звезды березняк над прудом…

( «Я покинул родимый дом…», 1918 г. )

Дом, являясь центром вселенной, связан с космосом через крышу.

От луны свет большой

Прямо на нашу крышу.

( «Вот уж вечер. Роса…», 1910 г. )

Луна над крышей, как злат бугор.

( " Под красным вязом крыльцо и двор…", 1915 г. )

Галочья стая на крыше

Служит вечерню звезде.

( «Вот оно, глупое счастье…», 1918 г. )

Выйдя из дома и отправившись в путешествие, лирический герой также ощущает свою связь со вселенной. Здесь вступает в силу " закон микрокосма и макрокосма". Человек – своего рода микрокосм, со всеми своими ощущениями, впечатлениями. Эти впечатления он получает из взаимодействия с природой, с другими людьми, то есть из макрокосма.

Хочу концы земли измерить,

Доверясь призрачной звезде.

( «Пойду в скуфье смиренным иноком…», 1914 г. )

Манит ночлег, недалеко от хаты,

Укропом вялым пахнет огород,

На грядки серые капусты волноватой

Рожок луны по капле масло льет.

(" Голубень"., 1916 г. )

Не гнетет немая млечность,

Не тревожит звездный страх

Полюбил я мир и вечность,

Как родительский очаг

( «Не напрасно дули ветры…», 1917 г. )

Животные в произведениях Есенина также являются частью вселенной и их переживания, мироощущения также связаны с космосом. Например, в стихотворении «Песнь о собаке» автор показывает боль животного, его страдания посредством космических мотивов.

Показался ей месяц над хатой

Одним из ее щенков.

( 1915 г. )

Золотою лягушкой луна

Распласталась на тихой воде.

( «Я покинул родимый дом…», 1918 г. )

Метафора в этих случаях возникает по форме, фигуре, силуэту. Но луна – это не только небесное тело, но еще и лунный свет, который вызывает у лирического героя различные настроения.

Свет луны, таинственный и длинный

Плачут вербы, шепчут тополя.

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.

( «Спит ковыль…», 1925 г. )

Синий туман. Снеговое раздолье,

Тонкий лимонный лунный свет.

( «Синий туман…», 1925 г. )

Неуютная жидкая лунность

И тоска бесконечных равнин…

( «Неуютная жидкая лунность…», 1925 г. )

Космические мотивы тесно соседствуют и с религиозными.

С голубизны незримой кущи

Струятся звездные псалмы .

( «Не ветры осыпают пущи…», 1914 г. )

Тихо – тихо в божничном углу,

Месяц месит кутью на полу.

( «Нощь и поле, и крик петухов.», 1917 г. )

В этом стихотворении «месяц» и «кутья» взаимосвязаны древними поверьями. Месяц – в народных представлениях ассоциируется с загробным миром, а кутья – блюдо, которое готовят для поминок умерших людей. Также в произведениях наряду с небесными явлениями упоминаются и «райские жители»:

О матерь божья,

Спади звездой

На бездорожье,

В овраг глухой.

( «О матерь божья…», 1917 г. )

" О дево Мария! —

Поют небеса.

( «Октоих»., 1917 г. )

Религиозные обряды и праздники:

Свечкой чисточетверговой

Над тобой горит звезда.

( «Серебристая дорога». ,1918 г. )

В произведениях на революционную тематику Есенин вновь обращается ко «вселенскому» пространству, пытаясь понять и переосмыслить происходящие события.

Но знайте,

Спящие глубоко:

Она загорелась

Звезда Востока!

( «Певущий зов»., 1917 г. )

Небо – как колокол,

Месяц – язык,

Мать моя – родина,

Я – большевик .

( " Иорданская голубица"., 1918 г. ) ,

а также стихотворения «Небесный барабанщик» ( 1918 г. ) и «Пантократор»(1919г.). Есенин, описывая небесные светила, обращается к фольклорной тематике в отношении к небесным светилам. Например, в стихотворении «Марфа – посадница» ( 1914 г. ).

Не сестра месяца из темного болота

В жемчуге кокошник в небо запрокинула, —

Ой, как выходила Марфа за ворота…

В фольклоре «сестра месяца» – солнце, которое противопоставлено ему как источник жизни, тепла и света.

Таким образом, рассмотрев лирику С. Есенина мы видим, что поэт обращается к космическим мотивам с тем, чтобы осмыслить какие-то события, понять окружающий мир.

«ДРЕВЕСНЫЕ МОТИВЫ» ЛИРИКИ С. ЕСЕНИНА

Природа – всеобъемлющая, главная стихия творчества поэта. Многие стихи раннего С. Есенина проникнуты ощущением неразрывной связи с жизнью природы ("Матушка в Купальницу …", "Не жалею, не зову, не плачу …"). Поэт постоянно обращается к природе, когда высказывает самые сокровенные мысли о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем. В его стихах она живет богатой поэтической жизнью. Подобно человеку она рождается, растет и умирает, поет и шепчет, грустит и радуется.

Природа у Есенина антропоморфна: березки уподобляются девушкам, клен – подвыпившему сторожу, лирическому герою. Образ природы строится на ассоциациях из деревенского крестьянского быта, а мир человека раскрывается обычно через ассоциации с жизнью природы.

Одухотворение, очеловечивание природы свойственно народной поэзии. «Древний человек почти не знал неодушевленных предметов, — отмечает А. Афанасьев, — всюду находил он разум, и чувство и волю. В шуме лесов, в шелесте листьев ему слышались те загадочные разговоры, которые ведут между собой деревья».

Центральным, всеобъемлющим понятием поэтических воззрений славян, согласно, А. Афанасьеву, является образ мирового древа или «древа жизни», олицетворяющий собой мировую гармонию, единство всего сущего. Таков этот образ в народной поэзии, таков он и в поэтике Есенина, вот почему в центре многих стихотворений С. Есенина оказался образ дерева.

Поэт с детских лет впитал в себя это народное мировосприятие, можно сказать, что оно образовало его поэтическую индивидуальность.

«Все от древа – вот религия мысли нашего народа… Древо – жизнь. Вытирая лицо свое о холст с изображением древа, наш народ немо говорит о том, что он не забыл тайну древних отцов вытираться листвою, что он помнит себя семенем надмирного дерева и, прибегая под покров ветвей его, окунаясь лицом в полотенце, он как бы хочет отпечатать на щеках своих хоть малую ветвь его, чтоб, подобно древу, он мог осыпать с себя шишки слов и дум и струить от ветвей рук тень-добродетель»,- писал С. Есенин в своем поэтико-философском трактате «Ключи Марии».

В древних мифах образ дерева был многозначен.

Древо, в частности, символизировало жизнь и смерть (цветущее или сухое), древние представления о вселенной (верх – небо, низ – подземное царство, середина – земля), древо в целом могло сопоставляться с человеком (голова – вершина, уходящая в небо, ноги – корни, ощущающие крепость в земле, раскинутые руки, подобно ветвям, обнимают мир вокруг). Итак, древо – мифологический символ, обозначающий вселенную, гармонию вселенной.

Впрочем, для Есенина уподобление человека дереву больше, чем «религия мысли»: он не просто веровал в существование узловой завязи человека с миром природы, он сам себя чувствовал частью этой природы.

Есенинский мотив «древесного романа», выделенный М. Эпштейном, восходит к традиционному мотиву уподобления человека природе. Опираясь на традиционный троп «человек-растение», Есенин создает «древесный роман», герои которого – клен, березы и ивы.

Очеловеченные образы деревьев обрастают «портретными» подробностями: у березы – «стан, бедра, груди, ножка, прическа, подол, косы», у клена – «нога, голова».

Так и хочется руки сомкнуть

Над древесными бедрами ив.

( " Я по первому снегу бреду …", 1917 г. ),

Зеленая прическа,

Девическая грудь,

О тонкая березка,

Что загляделась в пруд?

( " Зеленая прическа .", 1918 г. )

Я не скоро, не скоро вернусь !

Долго петь и звенеть пурге.

Стережет голубую Русь

Старый клен на одной ноге.

(«Я покинул родимый дом…», 1918 г.)

По словам М. Эпштейна, «береза во многом благодаря Есенину стала национальным поэтическим символом России. Другие излюбленные растения – липа, рябина, черемуха».

Из рассмотренных 339 стихотворений С. Есенина в 199 стихотворениях есть упоминание того или иного дерева.

Береза наиболее часто становится героиней его произведений – 47. Далее идут ель (17), клен (15), черемуха, ива, сосна (14), липа (11), тополь, осина(10), рябина (9), верба (8), яблоня (7), сирень (6), ракита (5), калина (4), дуб (3), ветла (3), ольха и кедр (1).

Самые сюжетно протяженные, самые значимые в поэзии Есенина это все же березы и клен.

Береза в русской народной и классической поэзии является национальным символом России. Это одно из наиболее почитаемых у славян деревьев. В древних языческих обрядах береза часто служила «майским деревом», символом весны.

Есенин, при описании народных весенних праздников, упоминает березу в значении этого символа в стихотворениях " Троицыно утро…" ( 1914 г. ) и " Зашумели над затоном тростники … " ( 1914 г. )

Троицыно утро, утренний канон,

В роще по березкам белый перезвон.

В стихотворении " Зашумели над затоном тростники " идет речь о важном и увлекательном действе семицко – троицкой недели – гадании на венках.

Погадала красна девица в семик.

Расплела волна венок из повилик .

Девушки плели венки и бросали их в реку. По далеко уплывшему, прибившемуся к берегу, остановившемуся или потонувшему венку судили об ожидавшей их участи (дальнее или ближнее замужество, девичество, смерть суженого).

Ах, не выйти в жены девушке весной,

Запугал ее приметами лесной.

Радостная встреча весны омрачена предчувствием приближающейся смерти " на березке пообъедена кора". Дерево без коры погибает, а здесь ассоциация " березка – девушка ". Мотив несчастья усиливается использованием таких образов как " мыши", " ель", " саван" .

В стихотворении " Зеленая прическа ". ( 1918 г. ) очеловечивание облика березы в творчестве Есенина достигает полного развития. Береза становится похожей на женщину.

Зеленая прическа,

Девическая грудь,

О тонкая березка,

Что загляделась в пруд?

Читатель так и не узнает, о ком это стихотворение – о березке или о девушке. Потому что человек здесь уподоблен дереву, а дерево человеку.

В таких стихотворениях, как " Не жалею, не зову, не плачу…" ( 1921 г. ) и " Отговорила роща золотая…" ( 1924 г. ), лирический герой размышляет о прожитой жизни, о молодости:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым.

Увяданья золотом охваченный,

Я не буду больше молодым.

…И страна березового ситца

Не заманит шляться босиком.

«Яблонь дым» – цветение деревьев весной, когда все вокруг возрождается к новой жизни. " Яблоня ", " яблоки " – в народной поэзии это символ молодости – " молодильные яблоки ", а " дым " – символ зыбкости, мимолетности, призрачности. В сочетании они означают мимолетность счастья, юности. К этому же значению примыкает и береза – символ весны. «Страна березового ситца » – это " страна " детства, пора самого прекрасного. Недаром Есенин пишет " шляться босиком ", можно провести параллель с выражением " босоногое детство ".

Все мы, все мы в этом мире тленны,

Тихо льется с кленов листьев медь…

Будь же ты вовек благословенно,

Что пришло процвесть и умереть.

Перед нами символ скоротечности человеческой жизни. В основе символа лежит троп: «жизнь — пора цветения», увядание — приближение смерти. В природе все неизбежно возвращается, повторяется и заново зацветает. Человек, в отличие от природы, однократен, и его цикл, совпадая с природным, уже неповторим.

С образом березы тесно переплетается и тема Родины. Каждая есенинская строка согрета чувством безграничной любви к России. Сила лирики поэта заключается в том, что в ней чувство любви к Родине выражается не отвлеченно, а конкретно, в зримых образах, через картины родного пейзажа.

Это можно увидеть в таких стихотворениях как «Белая береза». (1913 г.), «Возвращение на Родину» ( 1924 г. ), «Неуютная жидкая лунность » (1925 г. ).

Клен, в отличие от других деревьев, не имеет столь определенного, сформированного образного ядра в русской поэзии. В фольклорных традициях, связанных с древними языческими ритуалами, он не играл значительной роли. Поэтические воззрения на него в русской классической литературе в основном складываются в 20 веке и поэтому еще не приобрели ясных очертаний.

Образ клена наиболее сформирован в поэзии С. Есенина, где он выступает как своего рода лирический герой «древесного романа». Клен – это разудалый, слегка разухабистый парень, с буйной копной непричесанных волос, так как у него круглая крона, похожая на копну волос или на шапку. Отсюда и мотив уподобления, то первичное сходство, из которого развился образ лирического героя.

Оттого что тот старый клен

Головой на меня похож.

( " Я покинул родимый дом …", 1918 г. )

В стихотворении " Сукин сын " ( 1824 г. ) лирический герой грустит об ушедшей юности, которая «отшумела»,

Как подгнивший под окнами клен.

В народной поэзии гнилое или засохшее дерево это символ горя, потери чего-то дорогого, что уже не вернуть.

Герой вспоминает свою юношескую любовь. Символом любви здесь выступает калина, с ее " горькой " семантикой, она сочетается к тому же с " желтым прудом". Желтый цвет в суевериях народа является символом разлуки, горя. Поэтому можно сказать, что расставание с любимой девушкой уже было предначертано самой судьбой.

Клен или явор в этнологических преданиях славян дерево, в которое превращен человек («заклят»). С.Есенин также антропоморфизирует клен, он предстает как человек со всеми присущими ему душевными состояниями и периодами жизни. В стихотворении «Клен ты мой опавший…» (1925 г.) лирический герой подобен клену своей разудалостью, он проводит параллель между собой и кленом:

И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,

Утонул в сугробе, приморозил ногу.

Ах, и сам я нынче чтой-то стал нестойкий,

Не дойду до дома с дружеской попойки.

Даже не всегда понятно о ком идет речь в этом стихотворении — о человеке или дереве.

Там вон встретил вербу, там сосну приметил,

Распевал им песни под метель о лете.

Сам себе казался я таким же кленом…

Напоминая клен своей «беззаботно – кудрявой головой», тополь вместе тем аристократически «строен и прям». Эта стройность, устремленность ввысь является отличительной чертой тополя, вплоть до поэзии наших дней.

В стихотворении «Село» ( 1914 г. ) С. Есенин сравнивает листья тополя с шелком:

В шелковых листьях тополя.

Это сравнение стало возможным от того, что у тополя листья имеют двойную структуру: снаружи листья блестяще-зеленые, будто отполированные, с внутренней стороны – матово-серебристые. Шелковая ткань тоже имеет двойную расцветку: правая сторона блестящая, гладкая, а левая – матовая и невыразительная. Когда шелк переливается, то оттенки цвета могут меняться, так же и листья тополя при ветре переливаются зеленовато-серебристым цветом.

Тополя растут вдоль дорог и поэтому они иногда ассоциируются с босоногими странниками. Эта тема странничества отражена в стихотворении «Без шапки, с лыковой котомкой…» ( 1916 г. ) .

Лирический герой – странник «бредет» «под тихий шелест тополей». Здесь странник-человек и странник-дерево перекликаются, дополняют друг друга для достижения большей тонкости в раскрытии темы.

В произведениях Есенина тополя тоже знак Родины, как и береза.

Прощаясь с домом, уезжая в чужие края, герой грустит о том, что

Уж не будут листвою крылатой

Надо мною звенеть тополя.

(" Да! Теперь решено…", 1922 г.)

Иву называют «плакучей». Образ ивы более однозначен и имеет семантику меланхоличности.

В русской народной поэзии ива – символ не только любовной, но и всякой разлуки, горя матерей, расстающихся со своими сыновьями.

В поэзии С. Есенина образ ивы традиционно ассоциируется с грустью, одиночеством, с разлукой. Эта грусть по прошедшей юности, по утере любимого человека, от расставания с родиной.

Например, в стихотворении «Нощь и поле, и крик петухов…» ( 1917 г. )

Здесь все так же, как было тогда,

Те же реки и те же стада.

Только ивы над красным бугром

Обветшалым трясут подолом.

«Обветшалый подол ив» – прошлое, старое время, то, что очень дорого, но то, что больше никогда не вернется. Разрушенная, исковерканная жизнь народа, страны.

В этом же стихотворении упоминается и осина. Она подчеркивает горечь, одиночество, так как в народной поэзии всегда является символом печали.

В других стихотворениях ива, как и береза, является героиней, девушкой.

И вызванивают в четки

Ивы – кроткие монашки.

( " Край любимый…", 1914 г. )

Так и хочется руки сомкнуть

Над древесными бедрами ив.

(«Я по первому снегу бреду…», 1917г.)

Лирический герой, вспоминая свою юность, грустя о ней, также обращается к образу ивы.

И мне в окошко постучал

Сентябрь багряной веткой ивы,

Чтоб я готов был и встречал

Его приход неприхотливый.

( «Пускай ты выпита другим…» 1923 г. )

Сентябрь – это осень, а осень жизни это скорый приход зимы – старости. Этот " возраст осени" герой встречает спокойно, хотя и с небольшой грустью об " озорной и непокорной отваге", потому что к этому времени он приобрел жизненный опыт и на окружающий его мир смотрит уже с высоты прожитых лет.

Все то, чем дерево выделяется среди других форм растительности (крепость ствола, могучая крона), выделяет дуб среди других деревьев, делая как бы царем древесного царства. Он олицетворяет собой высшую степень твердости, мужества, силы, величия.

Высокий, могучий, цветущий – характерные эпитеты дуба, который у поэтов выступает как образ жизненной мощи.

В поэзии С. Есенина дуб не такой постоянный герой, как береза и клен. Дуб упоминается всего в трех стихотворениях («Богатырский посвист», 1914 г.; «Октоих» 1917 г.; «Несказанное, синее, нежное…» 1925 г.)

В стихотворении «Октоих» упоминается Маврикийский дуб. Есенин впоследствии объяснял значение этого образа в своем трактате «Ключи Марии» (1918 г.)

"… то символическое древо, которое означает «семью», совсем не важно, что в Иудее это древо носило имя Маврикийского дуба…"

Под Маврикийским дубом

Сидит мой рыжий дед…

Введение образа Маврикийского дуба в это стихотворение не случайно, так как в нем говорится о родине:

О родина, счастливый

И неисходный час!

о родных —

" мой рыжий дед ".

Этот дуб как бы обобщает все то, о чем хотел написать поэт в этом произведении, то, что семья — это самое главное, что может быть у человека.

Образ «семьи» здесь дан в более широком смысле: это и «отчий край», и «родные могилы», и «отчий дом», то есть все, что связывает человека с этой землей.

В стихотворении «Богатырский посвист» Есенин вводит образ дуба, чтобы показать мощь и силу России, ее народа. Это произведение можно поставить в один ряд с русскими былинами о богатырях. Илья Муромец и другие богатыри, шутя, играючи валили дубы. В этом стихотворении мужик тоже «насвистывает», и от его свиста

задрожали дубы столетние,

На дубах от свиста листья валятся.

Хвойные деревья передают иное настроение и несут иной смысл, чем лиственные: не радость и грусть, не различные эмоциональные порывы, но скорее таинственное молчание, оцепенение, погруженность в себя.

Сосны и ели представляют собой часть угрюмого, сурового пейзажа, вокруг них царит глушь, сумрак, тишина. Несменяемая зелень вызывает ассоциации хвойных деревьев с вечным покоем, глубоким сном, над которым не властно время, круговорот природы.

Эти деревья упоминаются в таких стихотворениях 1914 года, как «Не ветры осыпают пущи…», «Сохнет стаявшая глина», «Чую радуницу божью…», " Ус", «Туча кружево в роще связала.» (1915 г.).

В стихотворении Есенина «Пороша» (1914 г.) главная героиня – сосна выступает как «старушка»:

Словно белою косынкой

Подвязалася сосна.

Понагнулась, как старушка,

Оперлася на клюку…

Лес, где живет героиня, сказочный, волшебный, тоже живой, как и она.

Заколдован невидимкой,

Дремлет лес под сказку сна…

С другим сказочным, волшебным лесом мы встречаемся в стихотворении «Колдунья» (1915 г.). Но этот лес уже не светлый, радостный, а наоборот грозный («Роща грозится еловыми пиками»), мрачный, суровый.

Ели и сосны здесь олицетворяют злое, недоброжелательное пространство, нечистую силу, живущую в этой глуши. Пейзаж написан темными красками:

Темная ночь молчаливо пугается,

Шалями тучек луна закрывается.

Ветер – певун с завываньем кликуш…

Рассмотрев стихотворения, где встречаются образы деревьев, мы видим, что стихи С. Есенина проникнуты ощущением неразрывной связи с жизнью природы. Она неотделима от человека, от его мыслей и чувств. Образ древа в поэзии Есенина предстает в том же значении, что и в народной поэзии. Авторский мотив " древесного романа " восходит к традиционному мотиву уподобления человека природе, опирается на традиционный троп " человек – растение ".

Рисуя природу, поэт вводит в рассказ описание человеческого быта, праздников, которые так или иначе связаны с животным и растительным миром. Есенин как бы переплетает эти два мира, создает один гармоничный и взаимопроникающий мир. Он часто прибегает к приему олицетворения. Природа -–это не застывший пейзажный фон: она горячо реагирует на судьбы людей, события истории. Она любимый герой поэта.

ОБРАЗЫ ЖИВОТНЫХ В ЛИРИКЕ С. ЕСЕНИНА.

Образы животных в литературе – это своего рода зеркало гуманистического сомосознания. Подобно тому, как самоопределение личности невозможно вне отношения ее к другой личности, так и самоопределение всего человеческого рода не может свершаться вне его отношения к животному царству."

Культ животных существует очень давно. В далекую эпоху, когда основным занятием славян была охота, а не земледелие, они верили, что у диких животных и человека общие прародители. У каждого племени был свой тотем, то есть священное животное, которому племя поклонялось, полагая, что именно оно и есть их кровный родственник.

В литературе разных времен всегда присутствовали образы животных. Они послужили материалом для возникновения эзопова языка в сказках о животных, позднее в баснях. В литературе " нового времени ", в эпосе и в лирике животные приобретают равноправие с человеком, становясь объектом или субъектом повествования. Часто человек «проверяется на человечность» отношением к животному.

В поэзии 19 века преобладают образы домашних и хозяйственных животных, прирученных человеком, разделяющих его быт и труд. После Пушкина бытовой жанр становится преобладающим в анималистической поэзии. Все живое помещено в рамки домашнего инвентаря или хозяйственного двора (Пушкин, Некрасов, Фет). В поэзии 20 века получили распространение образы диких животных (Бунин, Гумилев, Маяковский). Исчезло преклонение перед зверем. Но «новокрестьянские поэты» вновь вводят мотив «братства человека и животного». В их поэтическом творчестве преобладают домашние животные – корова, лошадь, собака, кошка. Отношения обнаруживают черты семейного уклада.

В поэзии Сергея Есенина также присутствует мотив " кровного родства " с животным миром, он называет их «братьями меньшими».

Счастлив тем, что целовал я женщин,

Мял цветы, валялся на траве

И зверье, как братьев наших меньших

Никогда не бил по голове.

( «Мы теперь уходим понемногу»., 1924 г. )

У него наряду с домашними животными мы находим образы представителей дикой природы. Из 339 рассмотренных стихотворений в 123 упоминаются животные, птицы, насекомые, рыбы.

Конь ( 13), корова ( 8 ), ворон, пес, соловей ( 6 ), телята, кошка, голубь, журавль ( 5 ), овца, кобыла, собака ( 4 ), жеребенок, лебедь, петух, сова (3 ), воробей, волк, глухарь, кукушка, лошадь, лягушка, лиса, мышь, синица ( 2 ), аист, баран, бабочка, верблюд, грач, гусь, гориллы, жаба, змея, иволга, кулик, куры, коростель, осел, попугай, сороки, сом, свинья, тараканы, чибис, шмель, щука, ягненок (1).

С. Есенин чаще всего обращается к образу коня, коровы. Он вводит этих животных в повествование о крестьянском быте как неотъемлемую часть жизни русского мужика. С древних времен конь, корова, собака и кошка сопровождали человека в его нелегком труде, делили с ним и радости, и беды.

Конь был помощником при работе в поле, в перевозке грузов, в ратном бою. Собака приносила добычу, охраняла дом. Корова была поилицей и кормилицей в крестьянской семье, а кошка ловила мышей и просто олицетворяла домашний уют.

Образ коня, как неотъемлемая часть быта, встречается в стихотворениях «Табун» (1915 г.), «Прощай, родная пуща…» (1916 г.), «Этой грусти теперь не рассыпать…» (1924 г.). Картины деревенской жизни меняются в связи с происходящими в стране событиями. И если в первом стихотворении мы видим «в холмах зеленых табуны коней », то в последующих уже:

Покосившая избенка,

Плач овцы, и вдали на ветру

Машет тощим хвостом лошаденка,

Заглядевшись в неласковый пруд.

(«Этой грусти теперь не рассыпать…», 1924 г.)

Деревня пришла в упадок и гордый и величественный конь «превратился» в «лошаденку», которая олицетворяет собой бедственное положение крестьянства в те годы.

Новаторство и своеобразие С. Есенина – поэта проявилось в том, что рисуя или упоминая животных в бытовом пространстве (поле, река, деревня, двор, дом и тому подобное), он не является анималистом, то есть не ставит цель воссоздать образ того или иного животного. Животные, являясь частью бытового пространства и окружения, предстают в его поэзии в качестве источника и средства художественно – философского осмысления окружающего мира, позволяют раскрыть содержание духовной жизни человека.

В стихотворении «Корова» ( 1915 г. ) С. Есенин использует принцип антропоморфизма, наделяя животное человеческими мыслями и чувствами. Автор описывает конкретную бытовую и жизненную ситуацию – старость животного

дряхлая, выпали зубы,

свиток годов на рогах…

и его дальнейшую участь, «скоро… свяжут ей петлю на шее // и поведут на убой „, он отождествляет старое животное и старого человека.

Думает грустную думу…

Если обратимся к тем произведениям, в которых встречается образ собаки, то например, в стихотворении “Песнь о собаке» (1915 г.). «Песнь» (подчеркнуто «высокий» жанр) это своего рода гимнография, ставшая возможной благодаря тому, что предмет «воспевания» — святое чувство материнства, свойственное собаке в такой же степени, как и женщине – матери. Животное переживает о гибели своих детенышей, которых «хозяин хмурый» утопил в проруби.

Вводя образ собаки в стихотворения, поэт пишет о давней дружбе этого зверя с человеком. Лирический герой С. Есенина тоже крестьянин по происхождению, а в детстве и юности – сельский житель. Любя односельчан, он в то же время по внутренней сути совсем другой, чем они. В отношении к животным это проявляется наиболее отчетливо. Его ласка и любовь к «сестрам — сукам» и «братьям — кобелям» — это чувства к равным. Именно поэтому собака «была моей юности друг».

Стихотворение «Сукин сын» отражает трагизм сознания лирического героя, который возникает оттого, что в мире живой природы и животных все выглядит неизменным:

Та собака давно околела,

Но в ту же масть, что с отливом в синь,

С лаем ливисто – ошалелым

Меня встрел молодой ее сын.

Кажется, что «сын» генетически воспринял от матери любовь к лирическому герою. Однако лирический герой рядом с этим псом особенно остро ощущает, как он изменился внешне и внутренне. Для него возвращение к себе юному возможно лишь на уровне чувства и на мгновение.

С этой болью я будто моложе

И хоть снова записки пиши .

Одновременно осознается невозвратность того, что миновало.

Еще одно животное, которое очень давно «сопровождает» человека по жизни, — это кошка. Она воплощает в себе домашний уют, теплый очаг.

Старый кот к махотке крадется

На парное молоко.

( " В хате.", 1914 )

В этом стихотворении мы также встречаемся и с другими представителями животного мира, которые тоже являются неизменным «атрибутом»крестьянской избы. Это тараканы, куры, петухи.

Рассмотрев бытовые значения образов животных, переходим к их символическим значениям. Символы, которыми наделяются животные, очень широко распространены в фольклорном и классическом поэтическом творчестве. У каждого поэта имеется своя символика, но в основном они все опираются на народную основу того или иного образа. Есенин также использует народные поверья о животных, но в тоже время многие образы животных им переосмысливаются и получают новую значимость. Вернемся к образу коня.

Конь – в славянской мифологии одно из священных животных, атрибут богов, но одновременно с этим и хтоническое существо, связанное с плодородием и смертью, загробным миром, проводник на «тот свет».Конь наделялся способностью предвещать судьбу, прежде всего смерть. А. Н. Афанасьев так объясняет значение коня в мифологии древних славян: " Как олицетворение порывистых ветров, бури и летучих облаков, сказочные кони наделяются крыльями, что роднит их с мифологическими птицами… огненный, огнедышащий… конь служит поэтическим образом то светозарного солнца, то блистающей молниями тучи…".

В стихотворении «Голубень» ( 1916 г.) конь предстает в образе «тихой судьбы». Ничего не предвещает перемен и лирический герой живет тихой, размеренной жизнью, своими бытовыми заботами изо дня в день, так же, как жили его предки.

Погаснет день, мелькнув копной златою,

И в короб лет улягутся труды.

Но в истории страны происходят революционные события 1917 года, и на душе у героя становится тревожно за судьбу России, своего края. Он понимает, что теперь многое изменится и в его жизни. Лирический герой вспоминает с грустью о своем крепком, устоявшемся быте, который теперь нарушен.

…Моего увел коня…

Конь мой – мощь моя и крепь.

Он знает, что теперь его будущее зависит от будущего родины, старается вырваться из тех событий, которые происходят.

…он бьется, мечется,

Теребя тугой аркан…

( «Отвори мне страж заоблачный». ,1918 г.),

но ему это не удается, остается только покорится судьбе. В этом произведении мы наблюдаем, поэтический параллелизм между «поведением» коня и его судьбой и душевным состоянием лирического героя в «развороченном бурей быте ».

В стихотворении 1920 года " Сорокоуст " Есенин вводит образ коня, как символ старой патриархальной деревни, еще не осознавшей переход к новой жизни. Образом этого «прошлого», которое пытается всеми силами бороться с переменами, является жеребенок, который предстает как составляющая в целом символическую ситуации «соревнования» между «чугунным конем — поездом » и «красногривым жеребенком».

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну куда он, куда он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

Победила стальная конница?

Борьба деревни за выживание оказывается проигранной, все большее предпочтение отдается городу.

В других произведениях конь становится символом прошедшей юности, символом того, что человеку вернуть не дано, это остается только в воспоминаниях.

Я теперь скупее стал в желаньях,

Жизнь моя? иль ты приснилась мне?

Словно я весенней гулкой ранью

Проскакал на розовом коне.

( «Не жалею, не зову, не плачу…», 1921 г. )

«Проскакал на розовом коне» – символ быстро ушедшей, невозвратной юности. Благодаря дополнительной символике цвета предстает как «розовый конь» – символ восхода, весны, радости жизни. Но и реальный крестьянский конь на заре становится розовым в лучах восходящего солнца. Суть этого стихотворения – благодарственная песня, благословения всего живого. Это же значение имеет конь в стихотворении «Эх вы, сани …» ( 1924 г. )

Все прошло. Поредел мой волос.

Конь издох.

Вспоминая юность, лирический герой обращается также к образу собаки.

Мне припомнилась нынче собака,

Что была моей юности друг

( «Сукин сын». 1924 г. )

В этом стихотворении поэт вспоминает о своей юности, первой любви, которая ушла, но живет в воспоминаниях. Однако на смену старой любви приходит новая, на смену старшему поколению – молодое, то есть ничто в этой жизни не возвращается, но и жизненный цикл в то же время беспрерывен.

Та собака давно околела,

Но в ту ж масть, что с отливом в синь…

Меня встретил молодой ее сын .

Если мы обратимся к другим представителям животного мира, например, воронам, то увидим, что у Есенина они имеют такую же символику, как и в народной поэзии.

Понакаркали черные вороны:

Грозным бедам широкий простор.

( «Русь»., 1914 г. )

В этом стихотворении ворон является вестником предстоящей беды, а именно войны 1914 года. Поэт вводит образ этой птицы не только как народный символ несчастья, но и для того, чтобы показать свое отрицательное отношение к происходящим событиям, переживания за судьбу Родины.

Многие поэты используют для создания образов различные типы переноса слов, в том числе и метафору, В поэзии метафора употребляется по преимуществу во вторичной для нее функции, внося в именные позиции атрибутивные и оценочные значения. Для поэтической речи характерна бинарная метафора (метафора – сравнение). Благодаря образу метафора связывает язык и миф с соответствующим способом мышления – мифологическим. Поэты создают свои эпитеты, метафоры, сравнения и образы. Метафоризация образов – это черты художественного стиля поэта. С. Есенин также обращается в своих стихотворениях к помощи метафор. Он создает их по фольклорному принципу: берет для образа материал из деревенского мира и из мира природы и стремится охарактеризовать одно существительное другим.

Вот, например, образ луны:

" Луна, как желтый медведь, в мокрой траве ворочается ".

Своеобразно дополняется мотив природы у Есенина образами животных. Чаще всего наименования животных приводятся в сравнениях, в которых с животными сопоставляются предметы и явления, часто не связанные с ними в действительности, но объединенные по какому-либо ассоциативному признаку, служащему основой для его выделения .( «Как скелеты тощих журавлей, // Стоят ощипанные вербы…»; «Синий сумрак, как стадо овец…»).

По цветовому сходству:

По пруду лебедем красным

Плавает тихий закат.

( «Вот оно глупое счастье…», 1918 г. ) ;

по близости и сходству функций :

Как птицы, свищут версты

Из – под копыт коня…

( «О пашни, пашни, пашни…», 1917-1918 г. ) ;

по какому – либо ассоциативному, иногда субъективно выделенному признаку :

Я был, как лошадь загнанная в мыле,

Пришпоренная смелым седоком.

( «Письмо к женщине»., 1924 г. )

Иногда поэт использует и характерную для русской народной поэзии – песни форму параллелизма, в том числе отрицательную:

Не кукушки загрустили – плачет Танина родня.

( «Хороша была Танюша…», 1911 г. )

В произведениях С. Есенина анималистическое (изображение животных) сравнение или зооморфная метафора часто перерастает в развернутый образ :

Осень – рыжая кобыла – чешет гриву.

( «Осень». ,1914 – 1916 г. )

Рыжий цвет осенних листьев вызывает ассоциацию с «рыжей кобылой». Но осень не только «рыжая кобыла» ( сходство по цвету ), она «чешет гриву»: образ раскрывается через сравнение с животным зримо, в красках, звуках, движениях. Поступь осени сравнивается с поступью коня.

Возникают сопоставления явлений природы с животными: месяц –"ягненочек кудрявый ", " жеребенок ", " золотая лягушка ", весна – " белка", тучи – "волки". К животным и птицам приравниваются предметы, например, мельница – «бревенчатая птица», печь – «верблюд кирпичный ». На основе сложных ассоциативных сопоставлений у явлений природы появляются свойственные животным и птицам органы (лапы, морды, рыла, когти, клювы):

Чистит месяц в соломенной крыше

Обоймленные синью рога.

(" Гаснут красные крылья заката. ", 1916 г.)

Волны белыми когтями

Золотой скребут песок.

(" Небесный барабанщик.", 1918 г.)

Клен и липы в окна комнат

Ветки лапами забросив,

Ищут тех, которых помнят.

(" Дорогая, сядем рядом. ", 1923 г.)

Чисто символическое значение приобретают и цвета животных: " красный конь " – символ революции, " розовый конь " – образ молодости, " черный конь " – предвестник смерти.

Образное воплощение, четкая метафора, чуткое восприятие фольклора лежат в основе художественных изысканий Сергея Есенина. Метафорическое использование анималистической лексики в оригинальных сравнениях создает своеобразие стиля поэта.

Рассмотрев образы животных в поэзии С. Есенина, можно сделать вывод о том, что поэт по-разному решает проблему использования анималистики в своих произведениях.

В одном случае он обращается к ним для того, чтобы показать с их помощью какие-то исторические события, личные душевные переживания. В других – для того, чтобы точнее, глубже передать красоту природы, родного края.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, необходимо отметить, что мифопоэтическая картина мира С. Есенина находит отражение, в первую очередь, в космизме сознания. Лирический герой постоянно обращен к небу, он видит и отмечает составляющие небесного пространства: солнце, звезды, луну-месяц, зарю.

Как в изображении деталей космического пространства, так и при воссоздании земных реалий поэзия С.Есенина восходит к мифопоэтическому архитипу мирового древа, олицетворяющего мировую гармонию. Есенинский мотив «древесного романа» – результат тотемистических представлений, которые в частности проявляются в уподоблении дерева человеку. Рисуя многочисленные деревья, поэт не ограничивается антропоморфными олицетворениями, но осуществляет и обратный процесс: его лирический герой ощущает себя кленом, у него вянет «куст волос золотистый», клен у крыльца родного дома на него «головой похож».

Тотемизм проявляется также в анималистических мотивах, которые занимают в поэзии Есенина значительное место. Поэт в прямом смысле не является анималистом, то есть не ставит цель воссоздать образ того или иного животного. Некоторые из них становятся мотивом, то есть периодически возникают в тех или иных ситуациях, приобретая при этом нечто новое, дополнительное в деталях, значении. Так, например, можно говорить о том, что к мифологическому значению восходит образ коня, одного из самых мифологизированных животных. В славянской мифологии конь наделялся способностью предвещать судьбу. Он предстает в поэзии Есенина в образе «тихой судьбы», символом старой патриархальной деревни («красногривый жеребенок»), «розовый конь» – символ юности.

Ворон в произведениях С. Есенина имеет то же значение, что и в народной поэзии. В стихотворении «Русь» (1914г.) он является вестником несчастья.

Многие животные, например, собака, у Есенина приобретают иное значение, чем они имеют в фольклоре. Собака в мифологии является проводником на тот свет, помощником дьявола, охраняет вход в загробный мир. В есенинской лирике собака – «юности друг ».

Поэт, рисуя животных, чаще всего обращается к принципу антропоморфизма, то есть наделяет их человеческими качествами («Корова», «Песнь о собаке» .). Но не ограничиваясь этим, он также приводит и обратное сравнение, то есть придает человеку черты какого-либо животного. («Я был, как лошадь загнанная в мыле…»).

Тотемистические же представления не получают у него широкого развития, хотя они тоже встречаются. В частности в стихотворении «Мы теперь уходим понемногу.» (1924г.) присутствует мотив «кровного родства» с животным миром, он называет «зверье» «братьями меньшими».

Мифологическое использование анималистической лексики в оригинальных сравнениях создает своеобразие стиля поэта. Чаще всего наименования животных приводятся в сравнениях, в которых с ними сопоставляются предметы и явления, часто не связанные с ними в действительности, но объединенные по какому-либо ассоциативному признаку, служащему основой для его выделения («По пруду лебедем красным//Плавает тихий закат…», «Осень – рыжая кобыла – чешет гриву…») .

Рассмотрев временную характеристику модели мира в произведениях Есенина, можно увидеть, что его лирика отражает мировосприятие, формировавшееся на основе народных мифологических представлений о мире, которые были закреплены в крестьянских земледельческих и календарных обрядах и праздниках. В результате время, отражая годовой круг, предстает как циклическое и обозначено указанием на череду праздников и на смену времен года или времени суток.

Обращаясь к пространственным характеристикам картины мира С. Есенина, можно говорить о том, что описывая пространство, автор также опирается на богатый опыт народной и классической поэзии. Пространство предстает у него в «мозаичном виде», то есть постепенно расширяется от одного стихотворения к другому и в целом создает картину авторского мировосприятия.

Проследив движение лирического героя в этом пространстве, можно сказать, что путь лирического героя Есенина по своей структуре напоминает путь героя в сюжете волшебной сказки: крестьянский сын выходит из дома в путь для того, чтобы что-то добыть или вернуть утраченное и достигает этой цели. Есенинский герой, выйдя из дружественного пространства родного дома в поисках славы поэта, наконец, достигает города, в который давно мечтал попасть. «Завоевание» города аналогично враждебному пространству в волшебных сказках. «Завоевание» этого пространства осмысливалось как утверждение себя как поэта:

Говорят я скоро стану знаменитый русский поэт.

Творческое утверждение состоялось, и как следствие возникает восприятие города как пространства, присовокупленного к своему, дружественного.

Интересно отметить, что и осмысление политических и социальных реалий совершается через систему пространственных архетипов. Так, после Октябрьской революции в ходе гражданской войны город, который герой любил («Я люблю этот город вязевый…»), постепенно получает негативную характеристику. Сначала его пространство сужается до кабака («Шум и гам в этом логове жутком…»), окружение видится как «сброд», с которым герой находится в состоянии конфликта («Если раньше мне били в морду, то теперь вся в крови душа…» ). Пространство города таким образом приобретает черты антидома, оно враждебно по отношению к лирическому герою, их неприятие взаимно.

В дальнейшем внимание лирического героя сосредотачивается на оппозиции «город – деревня». Пространство города осмысливается как враждебное не только герою, но и его родному «пространству», его любимому дому и краю. Город по отношению к деревне активно враждебен, в отличие от сказочного «Тридесятого царства», как насильник и разрушитель («тянет к …равнин пятерню», «сдавили шею деревне каменные руки шоссе»).

Когда лирический герой возвращается в родной дом, то его нет, он разрушен, как и весь материальный и духовный уклад деревенской России: в пространстве избы нет икон, их «вчера выбросили сестры», зато появилась книга – «Капитал» Маркса, заменивший Библию. Разрушена даже музыкальная культура: комсомольцы поют «агитки Бедного Демьяна».

Мы видим, что в отличии от конца волшебной сказки, возвратившийся герой Есенина, не находит того дружественного пространства, которое было в начале пути. Космос не восстанавливается, и везде правит хаос.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Литературный энциклопедический словарь. / Под ред. М.В. Кожевникова и П.А.Николаева. М… 1987

2. Литература и искусство: Универсальная энциклопедия школьника./ Сост. А.А.Воротников. Минск, 1995

3. Мифы народов мира. Энциклопедия в 2х т. М.,1987.

4. Руднев В.П. Словарь культуры 20 века. М., 1997.

5. Словарь литературоведческих терминов. /Под ред. Л.И.Тимофеева и М.П.Венгрова. М., 1963

6. Советский энциклопедический словарь /Гл. ред. А.М.Прохоров. М., 1987

7. Словарь русской литературы. / Под ред. М.Г.Уртминцевой. Н. Новгород, 1997.

8. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М., 1995.

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку