Реферат: Автор и его герой в романе Достоевского Преступление и наказание

Любите человека и во грехе его,

ибо сие уж подобие божеской любви

и есть верх любви на земле…

Ф. М. Достоевский

Человек у Достоевского затевает

спор с идеей, из которого он выходит

победителем… рабство человека по

отношению к идее осуждается Дос –

тоевским.

И. Золотусский

Человек есть тайна. Ее надо

разгадать, и ежели будешь ее

разгадывать всю жизнь, то не

говори, что потерял время: я

занимаюсь этой тайной, ибо

хочу быть человеком.

Ф. М. Достоевский

Введение.

Имя великого русского писателя Ф. М. Достоевского стоит в ряду выдающихся имен не только русской, но и всей мировой литературы. «Гениальность Достоевского, — писал Максим Горький, — неоспорима, по силе изобразительности его талант равен, может быть, только Шекспиру». Но для читателей он не просто известный писатель, а еще и гениальный художник слова, гуманист, демократ, исследователь человеческой души. Именно в духовной жизни человека своей эпохи Достоевский увидел отражение глубинных процессов исторического развития общества. С трагической мощью писатель показал, как калечит души людей социальная несправедливость, как ломает человеческую жизнь полная пороков среда. И как трудно и горько тем, кто борется за гуманные отношения, страдает за «униженных и оскорбленных».

Часто романы Достоевского называют идеологическими, социально-философскими. Наверное, потому, что действие в них движется не только сюжетом, но еще и страстной мыслью самого писателя, который неустанно ищет ответа на мучающие его вопросы: где правда? как добиться справедливости? как защитить всех бесправных и угнетенных? Все его творчество пронизано острой болью и состраданием к обездоленным и обиженным и в то же время горячей ненавистью к бесчеловечным порядкам, правящим в жизни. Отталкиваясь от реальных фактов окружающей действительности, пытаясь осмыслить и обобщить их, Достоевский настойчиво искал выход из противоречий современной жизни, мечтал найти и указать путь, который мог бы привести человечество к гармонии и счастью.

Поиски справедливости характерны и для многих героев Достоевского. Они ведут горячие политические и философские споры, размышляют над «проклятыми вопросами» русского общества. Но при этом писатель дает высказаться с полной откровенностью людям с самыми разными убеждениями, с самым различным жизненным опытом. Недаром романы Достоевского называют также полифоническими – «многоголосными». И оказывается, что каждый из этих людей движим своей правдой, своими принципами, порой абсолютно неприемлемыми для других. Лишь в столкновении разных идей и убеждений писатель стремится найти ту высшую правду, ту единственную верную идею, которая может стать общей для всех людей.

Некоторые герои в своих словах несут «правду» Достоевского, некоторые — идеи, которые сам автор не принимает. Конечно, многие его произведения были бы гораздо легче для восприятия, если бы писатель в них просто развенчивал неприемлемые для него теории, доказывая однозначную правильность своих взглядов. Но как раз вся философия романов Достоевского заключается в том, что он не убеждает, ставя читателя перед неоспоримыми доводами, а заставляет задуматься. Ведь если внимательно читать его произведения, становится понятным, что далеко не всегда автор убежден в своей правоте. Отсюда столько противоречий, столько сложностей в произведениях Достоевского. Причем нередко аргументы, вложенные в уста героев, чьи мысли сам автор не разделяет, оказываются сильнее и убедительнее его собственных.

Один из самых сложных и противоречивых романов Достоевского – «Преступление и наказание». О его нравственных уроках не перестают писать уже второе столетие. И это понятно. Такого проблемного, «идеологического» романа до Достоевского не писал никто. В нем раскрыто огромное множество проблем: не только нравственных, но и социальных, и глубоко философских. «Перерыть все вопросы в этом романе» – вот какую задачу ставил перед собой писатель. Причем все эти вопросы и проблемы органически вплетены в художественную ткань романа и не отделены от его сюжетных конфликтов и системы образов. И столько же, сколько идут споры о «Преступлении и наказании», длятся и споры о главном герое романа – Родионе Раскольникове. Невозможно однозначно определить отношение самого автора к своему герою. Достоевский наделил его наряду с непомерной гордостью и состраданием, и совестью, и жаждой справедливости. Теория Раскольникова – это теория хорошо продуманная. Она – не бред воспаленного сознания, не больные мысли душевно сломленного человека. Раскольников приводит реальные примеры, факты, и с некоторыми положениями в его теоретической статье нельзя не согласиться.

Но почему же после прочтения «Преступления и наказания» не остается даже сомнений в том, что теория «права на кровь по совести» неприемлема, неправильна, бесчеловечна? И каковы нравственные уроки образа Раскольникова? Как относится автор к своему герою? И зачем он вложил в уста сострадающего и совестливого человека слова о «праве на преступление»? Что хотел сказать нам Достоевский, какова его правда?

Чтобы ответить на все эти вопросы, на мой взгляд, необходимо, знать, в какой период жизни Достоевского создавалось это произведение и какие проблемы на тот момент волновали автора. Оказывается, у романа «Преступление и наказание» довольно богатая история создания, которая во многом объясняет и выбранную проблематику, и образ главного героя.

Предпосылки и история создания романа.

Роман«Преступление и наказание» был написан в 1866 году и открывал собой период великих романов в творчестве Достоевского, таких как «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы». Но вместе с тем он теснейшим образом связан с его предшествующим творчеством. Достоевский как бы подвел итог всему ранее написанному, углубил и раскрыл многие идеи и мотивы произведений, созданных в 1840-1850 годы, но сделал это на новом этапе своего художественного развития, учитывая новые общественные условия и свое новое мировоззрение.

Замысел «Преступления и наказания» оформился во время заграничной поездки Достоевского. Сначала писатель хотел назвать задуманный роман «Пьяненькие», в котором намеревался рассказать историю семьи пьяницы чиновника и тем самым продолжить разработку темы «униженных и оскорбленных». О народной нищете, пьянстве и его пагубных последствиях в те годы много писали газеты и журналы. Этой темы коснулся и Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

Писатель видел перед собой серые петербургские улицы, Сенную площадь с многочисленными трактирами, шумными драками, бедных голодных детей с шарманкой, жалких, крикливо разодетых девушек, вышедших на поиски заработка. В его воображении возникали то образ нищего чиновника с семьей, запившего от сознания своего унижения, то мечтателя, в живописных лохмотьях бродящего по Петербургу и мучившегося общечеловеческими вопросами. В центре романа должна была быть драматическая история семейства Мармеладовых.

Однако этот замысел вскоре осложнился. В сознании автора возникли новые идеи, темы, образы. Теперь Достоевский называет свой роман «психологическим отчетом одного преступления». Складывается новый сюжет романа: «Молодой человек, исключенный из студентов университета, мещанин по происхождению и живущий в крайней бедности, по легкомыслию, по шатости в понятиях, поддавшись некоторым странным «недоконченным» идеям, которые носятся в воздухе, решился разом выйти из скверного положения. Он решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты…, решает убить ее, обобрать… и потом всю жизнь быть честным, твердым, неуклонным в исполнении «гуманного долга к человечеству». Но разъединенность с человечеством, которую он сразу ощутил после совершенного преступления, замучила его…Закон правды и человеческая природа взяли свое…Преступник сам решает принять муки, чтобы искупить свое дело…»

Вообще проблема преступления рассматривается практически в каждом произведении Достоевского. В «Неточке Незвановой» сказано: «Преступление всегда остается преступлением, грех всегда будет грехом, на какую бы степень величия не возносилось порочное чувство». В романе «Идиот» писатель утверждает: «Сказано: «Не убий!», так за то, что он убил, и его убивать? Нет, это нельзя!»

В русской демократической печати 60-х годов широко обсуждались проблемы преступности, судопроизводства, наказаний за преступления. Публицисты-демократы справедливо доказывали, что преступления в народной среде порождаются нищетой, душевной неразвитостью – следствиями социального гнета. Достоевский был солидарен с ними, но его роман стал не произведением об убийстве и о нравственно больном человеке, а страстным раздумьем писателя о серьезных вопросах, волновавших его и его современников.

Хотя, преступление как общественное явление, конечно, интересовало писателя. Интересовался он всеми «человеческими» подробностями такого явления. Всегда для Достоевского важны были достоверные мелочи, он считал, что они имеют огромную впечатляющую силу, что жизнь сама «пишет» лучше любого писателя. Например, в момент обдумывания романа газеты писали о слушании дела Герасима Чистова, двадцатисемилетнего приказчика, купеческого сына, раскольника (не отсюда ли и фамилия Раскольников в романе?). Чистов предумышленно убил двух старух, кухарку и прачку (вспомним Лизавету с бельем), с целью ограбления хозяйки квартиры. Трупы лежали в разных комнатах в лужах крови, убийство было совершено топором поочередно. Взломан был сундук, окованный железом, взяты деньги, золотые и серебряные вещи. Обличил Герасима Чистова пропавший топор – примета, учтенная Раскольниковым. Писателя интересовало, как люди могут решиться на такое дело, откуда у них воля, как при этом работают их мозг, сердце, что они чувствуют.

Но роман «Преступление и наказание» в какой-то мере был связан с еще одним реальным событием: покушением на Александра II, которое было совершено 4 апреля 1866 года бывшим студентом Дмитрием Каракозовым (Раскольников тоже был студентом). Как и Раскольниковым, им руководили благородные порывы, как и Раскольников, он действовал в одиночку. Как мы видим, многие события того времени были подмечены и отражены Достоевским в своем романе.

Но, кроме того, в голове Достоевского пронзительные мелочи преступлений причудливым образом сопрягались с общими ассоциациями и выводами. Так он считал, что Каракозов не только стрелял в царя, но и совершал нравственное самоубийство. Его должна будет замучить совесть, потому что само дело не только богопротивное, но и натуре человека противное, сверхъестественное. О способности Достоевского к самым неожиданным умозаключениям свидетельствует в своем дневнике Аполлинария Суслова. Они обедали с Достоевским в Турине в 1863 году, рядом сидели девочка и старик. «Ну вот,» – сказал Федор Михайлович, — «представь себе, такая девочка с стариком, а вдруг какой-нибудь Наполеон говорит: «Истребить весь город». Всегда так было на свете. Но кто же дает право истребить, кто эти люди, берущие на себя так много, во имя чего они совершают свои дела?»

Еще одна точка соприкосновения событий романа с действительностью – теория Раскольникова. Оказывается, что статья, в которой Раскольников излагал свою теорию о праве на преступление, имеет реальную основу. Похожие идеи изложены в философском труде Макса Штирнера «Единственный и его собственность». Автор этого труда видит весь мир как собственность мыслящего субъекта. Еще один труд, имеющий много общего с теорией Раскольникова – труд Шопенгауэра «Мир как воля и представление», автор которого представляет мир как иллюзию мыслящего «я». Кроме того, в статье Родиона Раскольникова предвосхищаются труды Фридриха Ницше – критика традиционной религии и морали, идеализирующая будущего «сверхчеловека», который придет, по мнению автора, на смену современному «слабому» человеку.

Достоевский правильно подмечает, что «русские мальчики» (выражение из романа «Братья Карамазовы») понимают западные абстрактно-философские идеи как непосредственное руководство к действию, показывая уникальность России в том, что она становится местом реализации этих фантазий европейского сознания. Подробно исследуя теорию своего героя, автор одновременно показывает, в какой жизненный тупик могут привести человека подобные идеи.

Из всего вышесказанного хорошо видно, что проблемы «Преступления и наказания» теснейшим образом были связаны с действительностью. Достоевский в своем романе пытался решить вопросы, которые волновали его современников, действительно хотел приблизиться к тому, чтобы найти путь к счастью для всего человечества.

Но если говорить о предпосылках к созданию романа, о том, почему Достоевский провел своего героя именно по такому пути – пути преступления и наказания, нельзя не сказать о некоторых фактах биографии самого писателя.

Многие исследователи жизни и творчества Федора Михайловича говорят о том, что он, наверное, никогда бы не написал своих знаменитых романов, если бы не «пробыл у смерти три четверти часа». Речь идет о событиях, связанных с участием Достоевского в кружке Петрашевского.

Достоевский сблизился с петрашевцами в 1847 году и практически сразу же начал посещать «пятницы» Петрашевского. Возникновение этого кружка было теснейшим образом связано с общественной обстановкой, сложившейся к этому времени в России. Тогда очень остро стал сказываться кризис феодально-крепостнической системы: усиливалось недовольство крестьян, все чаще в народе звучал протест против дикого произвола помещиков-крепостников. Все это не могло не отразиться на развитии прогрессивной общественной жизни. Петрашевцы ставили перед собой задачу «произвести переворот в России». Достоевский принимал в жизни кружка Петрашевского живое участие, был сторонником немедленной отмены крепостного права, выступал с критикой политики Николая I, ратовал за освобождение русской литературы от цензурного гнета, вместе с наиболее радикально настроенными членами кружка он даже предпринял попытку создать подпольную типографию. Эти действия Достоевского свидетельствовали о его стремлении найти путь искоренения общественных зол, о желании быть полезным своей Родине и своему народу, которое не покидало его до конца жизни.

В ночь с 22 на 23 апреля 1849 года по личному приказу Николая I Достоевский и другие петрашевцы были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость. Почти девять месяцев провел писатель в сыром каземате. Но ни ужасы одиночного тюремного заключения, ни болезни, обрушившиеся на слабый организм Достоевского, не сломили его духа.

Военный суд признал Федора Михайловича виновным и вместе с двадцатью другими петрашевцами приговорил его к расстрелу.

22 декабря 1849 года на Семеновском плацу в Петербурге над ними был совершен обряд подготовки к смертной казни, и только в последнюю минуту петрашевцам сообщили окончательный приговор. Согласно этому приговору Достоевский был осужден на четыре года каторжных работ с последующим определением в солдаты. После перенесенного потрясения Достоевский писал брату Михаилу вечером того же дня: «Я не уныл и не упал духом. Жизнь везде жизнь: жизнь в нас самих, а не во внешнем. Главное – остаться человеком».

Но все же после пребывания в шаге от смерти многое изменилось в сознании писателя. Отправляясь на каторгу, Достоевский был уже во многом другим человеком. В душу его стали закрадываться сомнения в истинности идей, которые поддерживались в кружке Петрашевского, которые он сам исповедовал. Он думает начать новую жизнь. «Я перерожусь к лучшему», — писал Достоевский брату накануне отправки в сибирскую каторгу.

На каторге Достоевский впервые близко столкнулся с народом. Он осознает, насколько далеко правительство от народа, народных идей. Эта мысль о трагическом разъединении с народом становится одним из основных аспектов духовной драмы Достоевского. Он снова и снова возвращается к прошлому; анализируя его, пытается ответить на вопрос, правилен ли тот путь, по которому шел он и его друзья петрашевцы. Итогом этих размышлений явились мысли о том, что передовая интеллигенция должна отказаться от политической борьбы, сама пойти на выучку к народу и воспринять его взгляды и моральные идеалы. Причем писатель считал, что главным содержанием народных идеалов является глубокая религиозность, смирение и способность к самопожертвованию (сразу вспоминается «правда» Сонечки Мармеладовой). Политической борьбе он теперь противопоставляет морально-этический путь перевоспитания человека. Достоевский осознает, насколько большую власть имеет идея над человеком, и насколько эта власть опасна.

Мы видим, что Достоевский сам прошел через искушение насильственного изменения общества и сделал для себя вывод, что это не путь к гармонии и счастью народа. С этого времени у писателя формируется новое мировоззрение, новое понимание тех вопросов, которые он перед собой ставил, появляются новые вопросы. Все расставание с прежними взглядами происходит постепенно, мучительно для самого Достоевского (снова нельзя не вспомнить отказ Раскольникова от своей идеи).

Вся эта моральная перестройка происходит во время отбывания каторги в Сибири. К этому же времени многие исследователи творчества Достоевского относят истоки «Преступления и наказания». 9 октября 1859 года он писал брату из Твери: «В декабре я начну роман…Не помнишь ли, я тебе говорил про одну исповедь -роман, который я хотел писать после всех, говоря, что еще самому надо пережить…Все сердце мое с кровью положится в этот роман. Я задумал его в каторге, лежа на нарах, в тяжелую минуту грусти и саморазложения…Исповедь окончательно утвердит мое имя».

Таким образом, «Преступление и наказание», задуманное первоначально в форме исповеди Раскольникова, вытекает из духовного опыта каторги. Именно на каторге Достоевский впервые столкнулся с «сильными личностями», стоящими вне морального закона. «Видно было, что этот человек – описывает Достоевский в «Записках из Мертвого дома» каторжника Орлова, — мог повелевать собою безгранично, презирал всякие муки и наказания и не боялся ничего на свете. В нем вы видели одну бесконечную энергию, жажду деятельности, жажду мщения, жажду достичь предположенной цели. Между прочим, я был поражен его странным высокомерием».

Но в тот год «роман-исповедь» не был начат. Автор обдумывал его замысел еще шесть лет. Как мы видим, образ Раскольникова формировался в сознании Достоевского достаточно долго и был продуман до мельчайших деталей. Почему же в нем столько противоречий, почему же он так труден для понимания? Наверняка, потому еще, что для Достоевского всегда «человек есть тайна», и только разгадывая эту тайну, можно приблизиться к истине, познать цену добра и зла, цену человеческой жизни и человеческого счастья. Через этот путь познания и пришлось пройти главному герою «Преступления и наказания».

Личность Раскольникова. Его теория.

В центре каждого большого романа Достоевского стоит какая-нибудь одна необыкновенная, значительная, загадочная человеческая личность, и все герои занимаются самым важным и самым главным человеческим делом – разгадкой тайны этого человека, этим определяется композиция всех романов-трагедий писателя. В «Идиоте» такой личностью становится князь Мышкин, в «Бесах» — Ставрогин, в «Подростке» — Версилов, в «Братьях Карамазовых» – Иван Карамазов. Главным образом в «Преступлении и наказании» является образ Раскольникова. Все лица и события располагаются вокруг него, все насыщено страстным к нему отношением, человеческим притяжением и отталкиванием от него. Раскольников и его душевные переживания – вот центр всего романа, вокруг которого вращаются все остальные сюжетные линии.

Первая редакция романа, известная еще как Висбаденская «повесть», была написана в форме «исповеди» Раскольникова, повествование велось от лица главного героя. В процессе работы художественный замысел «Преступления и наказания» осложняется, и Достоевский останавливается на новой форме – рассказ от имени автора. В третьей редакции появляется очень важная запись: «Рассказ от себя, а не от него. Если же исповедь, то уж слишком до последней крайности, надо все уяснять. Чтоб каждое мгновение рассказа было ясно. Исповедь в иных пунктах будет нецеломудренно и трудно себе представить, для чего написано». В итоге Достоевский остановился на более приемлемой, на его взгляд, форме. Но, тем не менее, в образе Раскольников немало и автобиографичного. Например, действие эпилога происходит на каторге. Такую достоверную и точную картину жизни каторжан автор изобразил, опираясь на свой личный опыт. Многие современники писателя замечали, что речь главного героя «Преступления и наказания» очень напоминает речь самого Достоевского: схожий ритм, слог, речевые обороты.

Но все же в Раскольникове больше такого, что характеризует его как типичного студента 60-х годов из разночинцев. Ведь достоверность – один из принципов Достоевского, которых он не переступал в своем творчестве. Его герой беден, живет в углу, напоминающем темный, сырой гроб, голодает, плохо одет. Его внешность Достоевский описывает так: «…он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен». Кажется, что портрет Раскольникова составлен из «примет» полицейского досье, хотя в нем и чувствуется вызов: вот вам «преступник», против ожидания совсем хороший.

Из этого краткого описания уже можно судить об отношении автора к своему герою, если знать одну особенность: у Достоевского большую роль в характеристике героя играет описание его глаз. Говоря о Свидригайлове, например, писатель как бы мимоходом бросает одну, казалось бы, совсем незначительную деталь: «его глаза смотрели холодно, пристально и вдумчиво». И в этой детали весь Свидригайлов, для которого все безразлично и все позволено, которому вечность представляется в виде «закоптелой бани с пауками» и которому остались только мировая скука и пошлость. У Дуни глаза «почти черные, сверкающие и гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые». У Раскольникова же «прекрасные, темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза», и в этой необыкновенной красоте глаз залог их будущего соединения и воскресения.

Раскольников бескорыстен. Есть у него какая-то сила проницательности в разгадывании людей, искренен или не искренен с ним человек, — он с первого взгляда угадывает лживых и ненавидит их. Вместе с тем он полон сомнений и колебаний, различных противоречий. В нем причудливо сочетаются непомерная гордость, озлобленность, холодность и мягкость, доброта, отзывчивость. Он совестлив и легко раним, его глубоко трогают чужие несчастья, которые он видит перед собой каждый день, будь то совсем далекие от него, как в случае с пьяной девочкой на бульваре, или самые близкие ему, как в случае с историей Дуни, его сестры. Повсюду перед Раскольниковым картины нищеты, бесправия, угнетения, подавления человеческого достоинства. На каждом шагу ему встречаются отверженные и гонимые люди, которым некуда деться, некуда пойти. «Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти… — с болью говорит ему задавленный судьбой и жизненными обстоятельствами чиновник Мармеладов, — ведь надобно же, чтоб у всякого человека было хоть одно такое место, где бы его пожалели!.. Понимаете ли, понимаете ли вы… что значит, когда уже некуда больше идти?…» Раскольников понимает, ему самому уже некуда идти, жизнь предстает перед ним как клубок неразрешимых противоречий. Сама атмосфера петербургских кварталов, улиц, грязных площадей, тесных квартир-гробов подавляет, приносит мрачные мысли. Петербург, в котором живет Раскольников, враждебен человеку, теснит, давит, создает ощущение безысходности. Блуждая вместе с Раскольниковым, задумывающим преступление, по городским улицам, мы прежде всего испытываем невыносимую духоту: «Духота стояла прежняя, но с жадностью вдохнул он этого вонючего, пыльного, зараженного городом воздуха». Так же тяжело обездоленному человеку в душных и темных квартирах, напоминающих сараи. Здесь голодают люди, умирают их мечты, рождаются преступные мысли. Раскольников говорит: «А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят?». В Петербурге Достоевского жизнь приобретает фантастические, уродливые очертания, а реальность нередко кажется кошмарным видением. Свидригайлов называет его городом полусумасшедших.

К тому же, под угрозой оказывается судьба его матери и сестры. Ему ненавистна сама мысль о том, что Дуня выйдет замуж за Лужина, этого, «кажется, доброго человека».

Все это заставляет Раскольникова задуматься о том, что же происходит вокруг, как устроен этот бесчеловечный мир, где господствуют неправедная власть, жестокость и корыстолюбие, где все молчат, но не протестуют, покорно неся бремя нищеты и бесправия. Его, как и самого Достоевского, мучают эти мысли. Чувство ответственности лежит в самой натуре его – впечатлительной, деятельной, неравнодушной. Остаться безучастным он не может. Нравственная болезнь Раскольникова с самого начала предстает как доведенная до крайней степени боль за других. Ощущение нравственного тупика, одиночества, жгучего желания что-то делать, а не сидеть сложа руки, не надеяться на чудо доводят его до отчаяния, до парадокса: из любви к людям он почти начинает их ненавидеть. Он хочет помочь людям, и в этом заключается одна из причин создания теории. В своей исповеди Раскольников говорит Соне: «Потом я узнал, Соня, что если ждать, пока все станут умными, то слишком уж долго будет.… Потом я еще узнал, что никогда этого не будет, что не переменятся люди и не переделать их никому, и труда не стоит тратить! Да, это так! Это их закон!.. И я теперь знаю, Соня, что, кто крепок и силен умом и духом, то над ними и властелин! Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее! Так доселе велось и так всегда будет!». Раскольников не верит в то, что человек может переродиться к лучшему, не верит в силу веры в Бога. Его раздражает бесполезность и бессмысленность своего существования, поэтому он решает действовать: убить никому не ненужную, вредную и противную старушонку, ограбить, а деньги пустить на «тысячи и тысячи добрых дел». Ценой одной человеческой жизни улучшить существование многих людей – вот то, для чего Раскольников убивает. Собственно говоря, девиз: «Цель оправдывает средства» и является истинной сутью его теории.

Но есть и еще одна причина совершения преступления. Раскольников хочет проверить себя, свою силу воли, а заодно узнать кто он – «тварь дрожащая» или имеющий право решать вопросы жизни и смерти других людей. Он сам признается, что при желании мог бы заработать на жизнь уроками, что на преступление толкает не столько нужда, сколько идея. Ведь если его теория верна, и действительно все люди делятся на «обыкновенных» и «необыкновенных», то он либо «вошь», либо «право имеющий». У Раскольникова есть реальные примеры из истории: Наполеон, Магомет, которые вершили судьбы тысяч людей, которых называли великими. Герой говорит о Наполеоне: «Настоящий властелин, кому все разрешается, громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе и отделывается каламбуром в Вильне, и ему же, по смерти, ставят кумиры, — а стало быть, и все разрешается».

Раскольников и сам личность неординарная, он знает это и хочет проверить, на самом ли деле он выше других. А для этого всего-то и стоит, что убить старуху-процентщицу: «Сломать надо, раз и навсегда, да и только: и страдание взять на себя!». Здесь слышится бунт, отрицание мира и бога, отрицание добра и зла, а признание только власти. Ему это нужно для удовлетворения собственной гордости, для того, чтобы проверить: выдержит он сам или нет? Это в его представлении только проба, личный эксперимент, а уж потом «тысячи добрых дел». И уже не просто ради человечества идет на этот грех Раскольников, а ради себя, ради своей идеи. Позже он скажет: «Старуха была только болезнь… я переступить поскорее захотел… я не человека убил, я принцип убил!».

Теория Раскольникова построена в своей основе на неравенстве людей, на избранности одних и унижении других. Убийство старухи Алены Ивановны лишь ее проверка. Такой способ изображения убийства ярко выявляет авторскую позицию: преступление, которое совершает герой, — это низкое, подлое дело, с точки зрения самого Раскольникова. Но он совершает его сознательно.

Таким образом, в теории Раскольникова есть два основных момента: альтруистический – помощь униженным людям и месть за них и эгоистический – испытание себя на причастность к «право имеющим». Процентщица здесь выбрана почти случайно, как символ бесполезного, вредного существования, как проба, как репетиция настоящих дел. А устранение настоящего зла, роскоши, грабительства для Раскольникова – впереди. Но на практике его хорошо продуманная теория рушится с самого начала. Вместо задуманного благородного преступления получается ужасное преступление, а деньги, взятые у старухи на «тысячи добрых дел» никому не приносят счастья и чуть не сгнивают под камнем.

В реальности теория Раскольникова не оправдывает своего существования. В ней очень много неточностей и противоречий. Например, весьма условное деление всех людей на «обыкновенных» и «необыкновенных». А куда же тогда отнести Сонечку Мармеладову, Дуню, Разумихина, которые, конечно, не являются, по представлениям Раскольникова, необыкновенными, но добры, отзывчивы и, самое главное, дороги ему? Неужели к серой массе, которой можно пожертвовать во имя благих целей? Но Раскольников не способен видеть их страдания, он стремится помочь этим людям, которых в своей же теории называл «тварями дрожащими». Или как оправдать тогда убийство Лизаветы, забитой и обиженной, никому не причинившей вреда? Если убийство старухи – это часть теории, то что тогда убийство Лизаветы, которая сама относится к тем людям, ради блага которых Раскольников решился на преступление? Опять больше вопросов, чем ответов. Все это – еще один показатель неправильности теории, неприменимости ее к жизни.

Хотя, в теоретической статье Раскольникова есть и рациональное зерно. Недаром следователь Порфирий Петрович даже после прочтения статьи относится к нему с уважением – как к заблуждающемуся, но значительному по своим мыслям человеку. Но «кровь по совести» — это нечто безобразное, абсолютно неприемлемое, лишенное человечности. Достоевский, великий гуманист, конечно, осуждает эту теорию и теории, ей подобные. Тогда, когда у него перед глазами еще не было страшного примера фашизма, который, по сути, являлся доведенной до логической целостности теорией Раскольникова, он уже ясно представлял себе всю опасность и «заразность» этой теории. И, конечно же, заставляет своего героя в итоге в ней разувериться. Но сам прекрасно понимая всю тяжесть этого отказа, Достоевский сначала проводит Раскольникова через огромные душевные муки, зная, что в этом мире счастье покупается только страданием. Это находит отражение и в композиции романа: о преступлении рассказывается в одной части, а о наказании – в пяти.

Теория для Раскольникова, как и для Базарова в романе «Отцы и дети» Тургенева, становится источником трагедии. Многое предстоит пережить Раскольникову для того, чтобы прийти к осознанию крушения своей теории. И самое страшное для него – это чувство разъединенности с людьми. Переступив моральные законы, он как бы отрезал себя от мира людей, стал отверженным, изгоем. «Я не старуху убил, я себя убил», — признается он Соне Мармеладовой.

Человеческая натура его не принимает этого отчуждения от людей. Даже Раскольников, с его гордостью и холодностью, не может жить без общения с людьми. Поэтому душевная борьба героя становится все напряженнее и запутаннее, она идет по множеству направлений сразу, и каждое из них заводит Раскольникова в тупик. Он по-прежнему верит в непогрешимость своей идеи и презирает себя за слабость, за бездарность; то и дело называет себя подлецом. Но в то же время он страдает от невозможности общения с матерью и сестрой, думать о них ему так же мучительно, как думать об убийстве Лизаветы. По своей идее Раскольников должен отступиться от тех, за кого страдает, должен их презирать, ненавидеть, убивать без всяческих мук совести.

Но он не может этого пережить, любовь к людям не исчезла в нем вместе с совершением преступления, а голос совести нельзя заглушить даже уверенностью в правильности теории. Громадные душевные муки, которые испытывает Раскольников, несравненно страшнее любого иного наказания, в них и заключается весь ужас положения Раскольникова.

Достоевский в «Преступлении и наказании» изображает столкновение теории с логикой жизни. Точка зрения автора становится все более понятной по мере развития действия: живой жизненный процесс всегда опровергает, делает несостоятельной любую теорию – и самую передовую, революционную, и самую преступную, и созданную на благо человечеству. Даже самые тонкие расчеты, самые умные идеи и самые железные логические доводы в одночасье разрушаются мудростью настоящей жизни. Власть идеи над человеком Достоевский не принимал, он считал, что человечность и доброта выше всяких идей и теорий. И в этом правда Достоевского, который о власти идеи знает не понаслышке.

Итак, теория рушится. Измотанный страхом разоблачения и чувствами, разрывающим его между своей идей и любовью к людям, Раскольников еще не может признать ее несостоятельность. Он пересматривает лишь свое место в ней. «Я это должен был знать, и как смел я, зная себя, предчувствуя себя, брать топор и кровавиться…», — спрашивает себя Раскольников. Он уже осознает, что он – отнюдь не Наполеон, что, в отличие от своего кумира, спокойно жертвовавшего жизнями десятков тысяч людей, он не в состоянии справиться со своими чувствами после убийства одной «гаденькой старушонки». Раскольников чувствует, что его преступление, в отличие от кровавых деяний Наполеона, — «стыдное», неэстетичное. Позднее, в романе «Бесы», Достоевский развил тему «некрасивого преступления» – там его совершает Ставрогин, персонаж, родственный Свидригайлову.

Раскольников пытается определить, где же он сделал ошибку: «Старушонка вздор! – думал он горячо и порывисто, — старуха, пожалуй, что и ошибка, не в ней дело! Старуха была только болезнь… я переступить поскорее хотел… я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался… Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается».

Принцип, через который пытался преступить Раскольников – совесть. Стать «властелином» ему мешает всячески заглушаемый зов добра. Он не желает его слышать, ему горько осознавать крах своей теории, и даже когда идет донести на себя, все еще в нее верит, не верит лишь более в свою исключительность. Раскаяние и отказ от бесчеловечных идей, возвращение к людям происходит потом, по каким-то опять же недоступным логике законам: законам веры и любви, путем страдания и терпения. Очень ясно и тут прослеживается мысль Достоевского, что человеческая жизнь не может контролироваться законами разума. Ведь духовное «воскрешение» героя совершается не на путях рациональной логики, писатель специально подчеркивает, что даже Соня не говорила с Раскольниковым о религии, он пришел к этому сам. В этом еще одна из особенностей сюжета романа, который имеет зеркальный характер. У Достоевского герой сначала отрекается от христианских заповедей, а уже потом совершает преступление, – сначала признается в убийстве, а уж потом духовно очищается и возвращается к жизни.

Еще один духовный опыт, важный для Достоевского – общение с каторжанами как возвращение к людям и приобщение к народной “почве”. Тем более этот мотив практически полностью автобиографичен: о своем похожем опыте Федор Михайлович рассказывает в книге “Записки из мертвого дома”, где описывает свою жизнь на каторге. Ведь только в приобщении к народному духу, в понимании народной мудрости Достоевский видел путь к благоденствию России.

Воскрешение, возврат к людям главного героя в романе происходят в точном соответствии с представлениями автора. Достоевскому принадлежат слова: «Покупается счастье страданием. Таков закон нашей планеты. Человек не родился для счастья, человек заслуживает счастья и всегда страданием ». Так и Раскольников заслуживает для себя счастье – взаимную любовь и обретение гармонии с окружающим миром – непомерными страданиями и муками. В этом заключается еще одна ключевая мысль романа. Здесь автор, человек глубоко верующий, полностью согласен с религиозными понятиями о постижении добра и зла. Да и через весь роман красной нитью проходит одна из десяти заповедей: «Не убий». Христианское смирение и доброта присущи Сонечке Мармеладовой, которая является проводником мыслей автора в «Преступлении и наказании». Поэтому, говоря об отношении Достоевского к своему герою, нельзя не затронуть еще одну важную тему, отраженную наряду с другими проблемами в произведении Федора Михайловича Достоевского – религию, которая предстает как верный способ разрешения нравственных проблем.

Христианский религиозно-философский пафос «Преступления и наказания».

Для Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл человеческой жизни заключается в постижении христианских идеалов любви к ближнему. Поэтому преступление Раскольникова автор оценивает не с юридической, а с нравственной стороны. Ведь по христианским понятиям Родион Раскольников глубоко грешен. И греховность его, с точки зрения писателя, не столько в нарушении заповеди «не убий», сколько в гордыне, в презрении к людям, в желании стать властелином, «право имеющим». По Достоевскому, первое и самое главное преступление Раскольников совершил перед Богом, второе (убийство Алены Ивановны и Лизаветы) – перед людьми, причем как следствие первого.

Вот почему в третьей и окончательной редакции романа появляется следующая запись: «Идея романа. I. Православное воззрение, в чем есть православие. Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием… Тут нет никакой несправедливости, ибо жизненное знание и сознание… приобретается опытом pro и contra, которое нужно перетащить на себе».

Идея православия очень полно должна была выразиться в «видении Христа» — так предполагал сначала закончить «Преступление и наказание» Достоевский: Раскольникову предстает видение Христа, после этого он идет просить прощения у народа. Вообще у автора за время работы над романом возникало много вариантов его финала. Например, в одной из черновых записей читаем: «Финал романа. Раскольников застрелиться идет». Но это было бы финалом только для «идеи Наполеона». Писатель же намечает еще и финал для «идеи любви». Просто показать крах бесчеловечной теории своего героя для Достоевского мало. Наверное, поэтому, он останавливается в конечном итоге на существующем финале, где с полной силой показана исцеляющая сила любви: «Их воскресила любовь».

Кстати, в черновых записях роман заканчивался следующими словами: «Неисповедимы пути, которыми находит Бог человека». Почему же Достоевский изменил последние строки? Наверное, он посчитал, что высокая нравственность может быть заключена не только в христианских принципах, ведь у каждого человека есть своя совесть, которая позволяет или не позволяет ему совершать аморальные поступки, независимо от того, верует человек в Бога или нет. Он осознавал, что путь к добру и счастью может лежать не только через религию. Но такой путь Федор Михайлович определил для себя и своего героя. Слово «религия» для Достоевского было равнозначно словам «совесть», «любовь», «жизнь». Наверняка поэтому он сделал окончание своего романа менее конкретным, но от этого не менее сильным.

И все же в «Преступлении и наказании» довольно много библейской символики. Например, духовное освобождение Раскольникова символически приурочено к Пасхе. Пасхальная символика (воскресение Христа) перекликается в романе с символикой воскресения Лазаря. Этот евангельский сюжет воспринимается главным героем как обращение лично к нему. И если до этого момента читатель чувствует, что гнет тяжелых мыслей Раскольникова только растет, то после него уже ощущается надежда на нравственное исцеление. Кроме того, именно этот эпизод, наконец, объединяет «убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением вечной книги».

В конце эпилога упоминается еще один библейский персонаж – Авраам. В книге Бытия это первый человек, откликнувшийся но зов Бога. Достоевский уверен в обращении Бога к человеку, в его активном участии в судьбах людей. Недаром в заключительных главах романа целый ряд героев высказывается о Боге именно в таком смысле.

Соня, которая является проводником мыслей автора, говорит: «Пойди…стань на перекрестке, поклонись, поцелуй сначала землю, которую ты осквернил, а потом поклонись всему свету…и скажи всем, вслух: «Я убил». Тогда бог опять тебе жизни пошлет». Она же говорит: «Бог этого не попустит», или: «Бог защитит». Когда Раскольников спрашивает, что Бог для нее делает, она без сомнений отвечает: «Все делает».

Таким образом, Федор Михайлович Достоевский в «Преступлении и наказании» подчеркивает великую силу веры в Бога, способную нравственно исцелить и воскресить человека, дать силы для новой, лучшей жизни. К тому же, автор говорит своему читателю, что вера и любовь всегда были и будут выше и сильнее любых теорий.

Образ Раскольникова в системе

других образов романа.

Если говорить о полифоничности романов Достоевского, то можно выделить не только то, что право голоса в них получают герои с самыми различными убеждениями, но и то, что мысли и поступки действующих лиц существуют в тесном сцеплении, взаимопритяжении и взаимоотталкивании. «Преступление и наказание» не является исключением.

На страницах романа проходят, мелькают или активно участвуют в действии более девяноста персонажей. Из них около десяти – первостепенных, имеющих резко очерченные характеры, взгляды, играющих важную роль в развитии сюжета. Остальные упоминаются эпизодически, лишь в нескольких сценах и не оказывают важного влияния на ход действия. Но введены в роман они совсем не случайно. Каждый образ нужен Достоевскому в его поисках единственно верной идеи; герои романа раскрывают ход мысли автора во всех ее поворотах, а мысль автора делает единым изображаемый им мир и высвечивает главное в идейно-нравственной атмосфере этого мира.

Поэтому, чтобы понять характер, взгляды, мотивы поведения и поступков Раскольникова, необходимо обратить внимание на соотнесение Достоевским его образа с другими персонажами романа. Почти все действующие лица произведения, не теряя своей индивидуальной самобытности, в той или иной мере объясняют происхождение теории Раскольникова, ее развитие, несостоятельность и в конечном итоге – крушение. И если не все, то большинство этих лиц надолго или на мгновение привлекают внимание главного героя. Их поступки, речи, жесты время от времени всплывают в памяти Раскольникова или мгновенно воздействуют на его размышления, заставляя то возражать самому себе, то, наоборот, еще больше утверждаться в своих убеждениях и намерениях.

Персонажи Достоевского, по наблюдениям литературоведов, обычно предстают перед читателем с уже сложившимися убеждениями и выражают собой не только определенный характер, но и определенную идею. Но столь же очевидно и то, что ни один из них не олицетворяет идею в чистом виде, не является схематичным, а создан из живой плоти, и – больше того – поступки героев нередко противоречат тем идеям, носителями которых они являются и которым им самим хотелось бы следовать.

Разумеется, охарактеризовать воздействие всех персонажей романа на главного героя невозможно, подчас это очень мелкие эпизоды, которые вспомнит не каждый читатель. Но некоторые из них имеют ключевое значение. О таких случаях я и хочу рассказать. Начнем с семейства Мармеладовых.

Семен Захарович Мармеладов – единственный из основных персонажей романа, с которым автор свел Раскольникова еще до преступления. Разговор спившегося чиновника с Раскольниковым – это, по сути, монолог Мармеладова, Родион Раскольников не вставляет в него и трех реплик. Спора вслух не происходит, но мысленный диалог с Мармеладовым у Раскольникова не мог не состояться, ведь и тот, и другой мучительно размышляют над возможностью избавления от страданий. Но если для Мармеладова надежда осталась только на мир потусторонний, то Раскольников еще не потерял надежды разрешить мучающие его вопросы здесь, на земле.

Мармеладов твердо стоит на одном пункте, который можно назвать «идеей самоуничижения»: ему и побои «не токмо не в боль, но и наслаждение бывают», и на отношение к нему как к шуту гороховому окружающих он приучает себя не обращать внимания, он и ночевать привык уже где придется… Награда за все это – встающая в его воображении картина «страшного суда», когда всевышний примет Мармеладова и ему подобных «свиней» и «соромников» в царствие небесное именно за то, что ни единый из них «сам не считал себя достойным сего».

Итак, не праведная жизнь сама по себе, а отсутствие гордыни – вот залог спасения, как считает Мармеладов. Раскольников внимательно выслушивает его, но самоуничижаться он не желает. Хотя впечатление от его исповеди у Раскольникова осталось глубокое и вполне определенное: уж если приносить себя в жертву, лишаться чести, то не за тридцать целковых, как Соня, а за что-нибудь более существенное. Таким образом, несмотря на противоположность идей, исповедуемых этими двумя героями, Мармеладов не только не разубедил, но, напротив, еще более укрепил Раскольникова в его намерении совершить убийство во имя возвышения над «дрожащей тварью» и ради спасения жизни нескольких благородных, честных людей.

Когда Достоевский обдумывал замысел романа «Пьяненькие», то Мармеладову в нем отводил роль главного героя. Затем Семен Захарыч вошел в другой роман – о Раскольникове, отступив перед этим героем на второй план. Но авторская трактовка образа от этого не стала менее сложной. Безвольный пьянчуга, жену довел до чахотки, дочь пустил по желтому билету, маленьких детей оставил без куска хлеба. Но одновременно автор всем повествованием взывает: о, люди, возымейте к нему хоть каплю жалости, приглядитесь к нему, так ли уж он плох, — несчастной женщине с тремя малолетними детьми «руку свою предложил, ибо не мог смотреть на такое страдание»; впервые места лишился не по своей вине, «а по изменению в штатах, и тогда прикоснулся»; больше всего мучается от сознания вины перед детьми…

То, что узнал Раскольников от Мармеладова, и то, что увидел у него дома, не могло пройти бесследно для самого Родиона Романовича. Мысли о кроткой дочери Мармеладова и о его ожесточенной до предела жене время от времени будоражат больное воображение молодого человека, мучительно решающего для себя вопрос о возможности преступления ради защиты несчастных. И приснившийся ему вскоре сон о забитой насмерть кляче в немалой степени навеян встречей с несчастной, «загнанной» Катериной Ивановной .

Супруга Мармеладова появляется на страницах романа четыре раза, и все четыре раза Раскольников встречает ее после сильнейших собственных потрясений, когда ему, казалось бы, не до окружающих. Естественно, что главный герой ни разу не вступает с ней в пространные разговоры, он и слушает-то ее вполуха. Но все же Раскольников улавливает, что в ее речах попеременно звучат возмущение поведением окружающих, будь то ее муж или хозяйка комнаты, крик отчаяния, крик человека, которого загнали в угол, которому некуда больше пойти, и внезапно вскипающее тщеславие, стремление подняться в собственных глазах и в глазах слушателей на недосягаемую для них высоту.

И если с Мармеладовым связана идея самоуничижения, то с Катериной Ивановной идея – вернее даже не идея, а болезненная мания – самоутверждения. Чем безнадежнее ее положение, тем безудержнее эта мания, фантазия, или, как выражался Разумихин, «себятешение». И мы видим, что любая попытка внутренне выстоять в тех условиях, на которые обрекает людей безжалостное общество, не помогает: ни самоуничижение, ни самоутверждение не спасают от страдания, от разрушения личности, от физической гибели. Вместе с тем стремление Катерины Ивановны к самоутверждению перекликается с мыслями самого Раскольникова о праве избранных на особое положение, о власти «надо всем муравейником». В сниженном, пародийном виде перед ним предстает еще один безнадежный для человека путь – путь непомерной гордыни. Не случайно слова Катерины Ивановны о благородном пансионе запали в сознание Раскольникова. Несколько часов спустя он их напомнил ей, на что услышал в ответ: «Пансиона, ха-ха-ха! Славны бубны за горами!.. Нет, Родион Романыч, прошла мечта! Все нас бросили». Такая же трезвость ждет впереди и самого Раскольникова. Но даже болезненные мечтания Катерины Ивановны, ее жалкая «мания величия» не снижают трагизма этого образа. Достоевский пишет о ней с горечью и неутомимой болью.

И уж совсем особое место занимает в романе образ Сонечки Мармеладовой. Помимо того, что она является проводником идей автора в романе, она еще и двойник главного героя, поэтому значение ее образа трудно переоценить.

Соня начинает играть активную роль в момент раскаяния Раскольникова, видя и переживая чужие страдания. Она незаметно возникает в романе из арабесок петербургского уличного фона, сначала как мысль, как рассказ Мармеладова в трактире о семье, о дочери с «желтым билетом», потом косвенно – как фигура мимолетного видения Раскольникова из «их мира» на улице: какая-то девочка, белокуренькая, пьяная, кем-то только что обиженная, потом мелькнула подпевавшая шарманщику девушка в кринолине, в соломенной шляпке с огненного цвета пером. Все это по крупицам наряд Сони, в нем она появится, прямо с улицы, у постели умирающего отца. Только все внутреннее в ней будет опровержением крикливо-нищенского наряда. В скромном платье она придет к Раскольникову звать его на поминки, и в присутствии его матери и сестры робко сядет рядом. Это символично: отныне им идти одной дорогой, и до конца.

Раскольников был первым человеком, который отнесся к Соне с искренним сочувствием. Неудивительна та страстная преданность, какой ответила ему Соня. Ей даже не приходит в голову, что Раскольников видит в ней почти такого же преступника, каким является сам: оба, они, по его мнению, убийцы; только если он убил никчемную старуху, то она совершила, быть может, еще более страшное преступление – убила самое себя. И тем самым навсегда, как и он, обрекла себя на одиночество среди людей. Оба преступника должны быть вместе, считает Раскольников. И в то же время он сомневается в своей мысли, выясняет, считает ли себя преступницей сама Соня, мучает ее непосильными для ее сознания и совести вопросами. Родиона Раскольникова, несомненно, тянет к Сонечке как отверженного к отверженной. В рукописных вариантах романа есть такая запись от имени Раскольникова: «Как буду я обнимать женщину, которую полюблю. Разве это возможно? Что, если б она знала, что обнимает ее убийца. Она будет это знать. Она должна это знать. Она должна быть такая, как я…»

Но ведь это значит, что и страдать она должна не меньше, чем он. А о страданиях Сони Мармеладовой Раскольников составил себе понятие еще из полупьяного рассказа Семена Захарыча при их первой встрече. Да, сам Раскольников страдает, страдает глубоко. Но он сам себя обрек на страдания – Соня же страдает безвинно, расплачиваясь нравственными муками не за свои грехи. Значит, она неизмеримо выше его морально. И оттого его особенно сильно тянет к ней – он нуждается в ее поддержке, он устремляется к ней «не по любви, а как к провидению». Именно поэтому ей первой Раскольников рассказывает о совершенном преступлении. Мысль Раскольникова приводит Соню в ужас: «Это человек-то вошь!». И в то же время ей очень жаль Раскольникова, она уже знает, что ничем невозможно искупить это преступление, что самое страшное наказание за грех – ежеминутное самоосуждение, собственная неспособность простить себя, жить без угрызений совести. И сама Соня после страшного признания Раскольникова начинает считать, что они — люди одного мира, что все разделявшие их преграды – социальные, интеллектуальные – рухнули.

Соня сама выводит героя «из мрака заблуждения», вырастает в громадную фигуру страдания и добра, когда само общество заблудилось и один из его мыслящих героев – преступник. У нее нет никаких теорий, кроме веры в Бога, но это именно вера, а не идеология. Вера, как и любовь, относится к сфере иррационального, непостижимого, это нельзя объяснить логически. Соня нигде не спорит с Раскольниковым; путь Сонечки – объективный урок для Раскольникова, хотя никаких наставлений с ее стороны он не получает, если не считать совета пойти на площадь покаяться. Соня страдает молча, без жалоб. Невозможно для нее и самоубийство. Но ее доброта, кротость, душевная чистота поражают воображение читателей. А в романе даже каторжники, увидя ее на улице, кричали: «Матушка, Софья Семеновна, мать ты наша нежная, болезная!». И все это жизненная правда. Такой тип людей, как Соня, всегда верен себе, в жизни они встречаются с разной степенью яркости, но поводы для их проявления жизнь подсказывает всегда.

Судьбу Сони Мармеладовой Раскольников соотносит с судьбой всех «униженных и оскорбленных». В ней он увидел символ вселенского горя и страдания, и, целуя ей ноги, он «всему страданию человеческому поклонился». Раскольникову принадлежит восклицание: «Сонечка, Сонечка Мармеладова, вечная Сонечка, пока мир стоит!». Многие исследователи считают, что Соня – воплощение авторского идеала христианской любви, жертвенного страдания и смирения. Своим примером она показывает путь Раскольникову – восстановить утраченные связи с людьми через обретение веры и любви. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она помогает ему превозмочь самого себя и сделать шаг к воскрешению. Хотя начало любви для Сони мучительно, для Раскольникова же близко к садизму: страдая сам, он заставляет и ее страдать, тайно надеясь, что она откроет нечто приемлемое для обоих, предложит что угодно, кроме явки с повинной… Тщетно. «Соня представляла собой неумолимый приговор, решение без перемены. Тут – или ее дорога, или его». В эпилоге автор показывает читателю долгожданное рождение взаимной, все искупающей любви, которая должна поддерживать героев на каторге. Это чувство крепнет и делает их счастливыми. Однако полное восстановление Раскольникова не показано Достоевским, оно только объявлено; читателю дано большое пространство для размышления. Но это не главное, а главное то, что идеи автора в романе все-таки воплощаются в реальность, причем именно с помощью образа Сонечки Мармеладовой. Именно Соня является воплощением хороших сторон души Раскольникова. И именно Соня несет в себе ту истину, к которой через мучительные искания приходит Родион Раскольников. Так освещается личность главного героя на фоне его взаимоотношений с Мармеладовыми.

С другой стороны Раскольникову противостоят люди, которые были самыми близкими для него до того, как он пришел к мысли о разрешении самому себе права на убийство «ничтожной твари» ради пользы многих. Это мать, Пульхерия Александровна, сестра Дуня, товарищ по университету Разумихин. Они олицетворяют для Раскольникова «отвергнутую им» совесть. Они ничем себя не запятнали, живя в преступном мире, и потому общение с ними почти невозможно для главного героя.

Дворянский сын с замашками разночинца, Разумихин сочетает в себе весельчака и труженика, забияку и заботливую няньку, донкихота и глубокого психолога. Он полон энергии и душевного здоровья, об окружающих людях он судит разносторонне и объективно, охотно прощая им мелкие слабости и беспощадно бичуя самодовольство, пошлость и эгоизм; при этом он самым трезвым образом оценивает себя. Это демократ по убеждениям и по образу жизни, не желающий и не умеющий подольщаться к другим, как бы высоко он их не ставил.

Разумихин – человек, другом которого быть нелегко. Но чувство дружбы настолько свято для него, что, увидя товарища в беде он бросает все свои дела и спешит на помощь. Разумихин настолько честен и порядочен сам, что ни на минуту не сомневается в невиновности друга. Однако он отнюдь не склонен к всепрощению и по отношению к Раскольникову: после его драматичного прощания с матерью и сестрой Разумихин делает ему прямой и резкий выговор: «Только изверг и подлец, если не сумасшедший, мог бы так поступить с ними, как ты поступил; а следственно, ты сумасшедший…».

О Разумихине нередко пишут как о человеке ограниченном, «умном, но ординарном». Сам Раскольников иногда называет его мысленно «дурачком», «болваном». Но я думаю, что Разумихина отличает скорее не ограниченность, а неискоренимое добродушие и вера в возможность рано или поздно найти решение «больных вопросов» общества – надо только неустанно искать, не сдаваться: «…и хоть мы врем, врем, да довремся же наконец до правды». Разумихин тоже желает установления на земле правды, но у него ни разу не возникает мыслей, хотя бы отдаленно напоминающих мысли Раскольникова

Здравый смысл и человечность сразу же подсказывают Разумихину, что теория его друга очень далека от справедливости: «Меня более всего возмущает, что ты кровь по совести разрешаешь». Но когда явка Раскольникова в суде уже является свершившимся фактом, он выступает в суде как самый ярый свидетель защиты. И не только потому, что Раскольников его товарищ и брат будущей жены, но и потому, что понимает, сколь бесчеловечна система, толкнувшая человека на отчаянный бунт.

Авдотья Романовна Раскольникова по первоначальному замыслу должна была сделаться единомышленницей брата. Сохранилась следующая запись Достоевского: «Он непременно сестре (когда та узнала) или вообще говорит о двух разрядах людей и воспламеняет ее этим учением». В окончательном же варианте Дуня чуть не с первых минут встречи вступает с братом в спор.

Линия отношений брата и сестры Раскольниковых – одна из самых сложных в романе. Горячая любовь молодой провинциалки к старшему брату, умному, мыслящему студенту, не подлежит сомнению. Он, при всем его эгоизме и холодности, до совершения убийства нежно любил сестру и мать. Мысль о них была одной из причин его решения переступить через закон и через собственную совесть. Но это решение обернулось для него таким непосильным грузом, так непоправимо отрезал он себя от всех честных, чистых людей, что и на любовь уже не стало сил.

Разумихин и Дуня – это не Мармеладовы: они почти не упоминают о Боге, их гуманизм чисто земной. И, тем не менее, их отношение к преступлению Раскольникова и к самой его «наполеоновской» теории столь же непоколебимо отрицательное, как и у Сони.

— Убивать, убивать-то право имеете? – восклицала Соня.

— Меня более всего возмущает, что ты кровь по совести разрешаешь, — говорит Разумихин.

— Но ведь ты кровь пролил! – в отчаянии кричит Дуня.

Раскольников стремится с презрением отбросить любой довод каждого из них против «права на преступление», но отмахнуться от всех этих доводов не так-то просто, тем более что они совпадают с голосом его совести.

Если говорить о героях, которым как бы присущ голос совести главного героя, нельзя не вспомнить язвительную, «ухмыляющуюся» совесть Раскольникова – следователя Порфирия Петровича.

Достоевскому удалось вывести сложный тип умного и желающего добра Раскольникову следователя, который не просто бы смог разоблачить преступника, но и со всей глубиной вникнуть в сущность теории главного героя, составить ему достойного оппонента. В романе ему отводится роль главного идейного антагониста и «провокатора» Раскольникова. Психологические дуэли его с Родионом Романовичем становятся самыми захватывающими страницами романа. Но по воле автора он еще и приобретает дополнительную смысловую нагрузку. Порфирий – слуга определенного режима, он пропитан пониманием добра и зла с точки зрения кодекса господствующей морали и свода законов, которые сам автор, в принципе, не одобрял. И вдруг он выступает в роли отца-наставника по отношению к Раскольникову. Когда он говорит: «Без нас вам нельзя обойтись», — это означает нечто совсем другое, чем простое соображение: не будет преступников, не будет и следователей. Порфирий Петрович учит Раскольникова высшему смыслу жизни: «Страданье – тоже дело хорошее». Порфирий Петрович говорит не как психолог, а как проводник определенной тенденции автора. Он предлагает положиться не на разум, а на непосредственное чувство, довериться натуре, природе. «Отдайтесь жизни прямо, не рассуждая, не беспокойтесь, — прямо на берег вынесет и на ноги поставит».

Ни родные, ни близкие Раскольникову люди не разделяют его взглядов и не могут принять «разрешения крови по совести». Даже старый законник Порфирий Петрович находит в теории главного героя много противоречий и пытается донести до сознания Раскольникова мысль о ее неправильности. Но, быть может, спасение, исход можно найти в других людях, которые его взгляды в чем-то разделяют? Может, стоит обратиться к другим действующим лицам романа, чтобы найти хоть какое-то оправдание «наполеоновской» теории?

В самом начале пятой части романа появляется Лебезятников. Несомненно, что его фигура является в большей степени пародийной. Достоевский представляет его как примитивно-пошлый вариант «прогрессиста», вроде Ситникова из романа Тургенева «Отцы и дети». Монологи Лебезятникова, в которых он излагает свои «социалистические» убеждения – резкий шарж на знаменитый в те годы роман Чернышевского «Что делать?». Пространные размышления Лебезятникова о коммунах, о свободе любви, о браке, об эмансипации женщин, о будущем устройстве общества кажутся читателю карикатурой на попытку донести до читателя «светлые социалистические идеи».

Лебезятникова Достоевский изображает исключительно сатирическими средствами. Это пример своеобразной «нелюбви» автора к герою. Тех героев, чья идеология не вписывается в круг философских размышлений Достоевского, он описывает в уничтожающей манере. Идеи, проповедуемые Лебезятниковым и ранее интересовавшие самого писателя, разочаровывают Достоевского. Поэтому так карикатурно он описывает Андрея Семеновича Лебезятникова: «Это был один из того бесчисленного и разноличного легиона пошляков, дохленьких недоносков, и всему недоучившихся самодуров, которые мигом пристают непременно к самой модной ходячей идее, чтобы тотчас же опошлить ее, чтобы мигом окарикатурить все, чему они же иногда самым искренним образом служат». Для Достоевского даже «искреннее служение» гуманистическим идеалам нисколько не оправдывает пошлого человека. В романе Лебезятников совершает один благородный поступок, но даже это не облагораживает его образ. Достоевский не дает героям такого типа ни одного шанса состояться как личность. И хотя риторика и Раскольникова, и Лебезятникова носит гуманистически окрашенный характер, но не совершавший значимо плохих поступков (как, впрочем, и хороших) Андрей Семенович несравним со способным на значительные поступки Раскольниковым. Душевная узость первого намного отвратительнее нравственной болезни второго, и никакие «умные» и «полезные» речи не поднимают его в глазах читателя.

В первой части романа, еще до совершения преступления, Раскольников из письма матери узнает, что его сестра Дуня собирается выйти замуж за вполне состоятельного и «кажется, доброго человека» – Петра Петровича Лужина. Родион Раскольников начинает ненавидеть его еще до личного знакомства: он понимает, что на этот шаг сестру толкает вовсе не любовь, а простой расчет – так можно помочь матери и брату. Но и последующие встречи с самим Лужиным только укрепляют эту ненависть – Раскольников просто не принимает таких людей.

А ведь чем Петр Петрович не жених: все в нем благоприлично, как и его светлая жилетка. С первого взгляда так и кажется. Но жизнь Лужина – сплошной расчет. Даже брак с Дуней – это не брак, а купля-продажа: он вызвал невесту и будущую тещу в Петербург, а ни копейки на них не потратил. Лужин хочет преуспеть в карьере, он задумал открыть публичную адвокатскую контору, служить законности и справедливости. Но в глазах Достоевского существующая законность и тот новый суд, на который он когда-то надеялся, как на благо, теперь – понятие отрицательное.

Лужин представляет в романе тип «приобретателя». В его образе воплощена ханжеская буржуазная мораль. Он берет на себя смелость судить с высоты своего положения о жизни, излагая циничные теории и рецепты приобретательства, карьеризма, приспособленчества. Его идеи – это идеи, ведущие к полному отказу от добра и света, к разрушению души человека. Раскольникову такая мораль кажется во много раз более человеконенавистнической, чем свои собственные мысли. Да, Лужин не способен на убийство, но по натуре он не менее бесчеловечен, чем обыкновенный убийца. Только он не будет убивать ножом, топором или револьвером – он найдет массу способов раздавить человека безнаказанно. Это его свойство проявляется во всей полноте в сцене на поминках. А по закону такие, как Лужин, невиновны.

Встреча с Лужиным дает еще один толчок бунту героя: «Лужину ли жить и делать мерзости, или умирать Катерине Ивановне?». Но как бы ни был ненавистен Раскольникову Лужин, он сам в чем- то похож на него: «чего хочу, то и делаю». Со своей теорией он выступает во многом как высокомерное создание века конкуренции и безжалостности. Ведь для расчетливого и эгоистичного Лужина человеческая жизнь сама по себе не представляет никакой ценности. Поэтому, совершая убийство, Родион Раскольников словно приближается к таким людям, ставит себя на одну ступень с ними. И очень близко судьба сводит главного героя с еще одним действующим лицом – помещиком Свидригайловым.

Раскольников ненавидит стародавний барский разврат, таких, как Свидригайловых, хозяев жизни. Это – люди разнузданных страстей, цинизма, надругательств. И если нужны перемены в жизни, то еще и потому, чтобы положить конец их разгулу. Но как бы это ни было удивительно, именно Свидригайлов является сюжетным двойником главного героя.

Мир Раскольникова и Свидригайлова изображается Достоевским с помощью целого ряда сходных мотивов. Самый важный из них – то, что оба разрешают себе «переступить». Ведь Свидригайлов нисколько не удивлен тем, что Раскольников совершил преступление. Для него преступление – нечто, вошедшее в жизнь, уже являющееся нормальным. Его и самого обвиняют во многих преступлениях, и он прямо их не отрицает.

Свидригайлов проповедует крайний индивидуализм. Он говорит, что человеку от природы свойственна жестокость и он предрасположен совершать насилие над другими для удовлетворения своих желаний. Свидригайлов говорит Родиону Раскольникову, что они «одного поля ягоды». Эти слова пугают Раскольникова: получается, что мрачная философия Свидригайлова – это его же теория, доведенная до логического предела и лишенная гуманистической риторики. И если у Раскольникова идея возникает из желания помочь человеку, то Свидригайлов считает, что человек не заслуживает ничего большего, чем «душной бани с пауками». Это свидригайловское представление о вечности.

Как и все двойники у Достоевского, Свидригайлов и Раскольников много думают друг о друге, за счет чего создается эффект общего сознания двух героев. По сути, Свидригайлов является воплощением темных сторон души Раскольникова. Так, поэт и философ Вячеслав Иванов пишет о том, что эти два героя соотносятся как два злых духа – Люцифер и Ариман. Иванов отождествляет бунт Раскольникова с «люцеферическим» началом, видит в теории Раскольникова бунт против Бога, а в самом герое – возвышенный и по-своему благородный ум. Позицию Свидригайлова он сравнивает с «ариманством», здесь нет ничего, кроме отсутствия жизненных и творческих сил, духовной гибели и разложения.

В итоге Свидригайлов заканчивает жизнь самоубийством. Его смерть совпадает с началом духовного возрождения главного героя. Но вместе с облегчением после известия о смерти Свидригайлова к Раскольникову приходит смутная тревога. Ведь не следует забывать, что о преступлениях Свидригайлова сообщается только в форме слухов. Читатель не знает точно, совершал ли он их. Это остается загадкой, сам Достоевский не дает однозначного ответа о виновности Свидригайлова. К тому же, на протяжении всего действия романа Свидригайлов совершает едва ли не больше «добрых дел», чем остальные герои. Сам он говорит Раскольникову, что не брал на себя «привилегию» делать «только злое». Таким образом, автор показывает другую грань характера Свидригайлова, еще раз подтверждая христианские представления о том, что в любом человеке есть и добро, и зло, и свобода выбора между ними.

Раскольников, Свидригайлов, Лужин и Лебезятников образуют между собой идейно значимые пары. С одной стороны, противопоставляется крайне индивидуалистическая риторика Свидригайлова и Лужина гуманистически окрашенной риторике Раскольникова и Лебезятникова. С другой стороны, противопоставляются глубокие характеры Раскольникова и Свидригайлова мелким и пошлым характерам Лебезятникова и Лужина. Статус героя в романе Достоевского определяется прежде всего критерием глубины характера и наличием духовного опыта, как его понимает автор, поэтому Свидригайлов, «отчаяние самое циническое», ставится в романе гораздо выше не только примитивного эгоиста Лужина, но и Лебезятникова, несмотря на его определенный альтруизм.

Во взаимодействии с остальными героями романа в полной степени раскрывается образ Родиона Романовича Раскольникова. В сравнении с умным, но ординарным Разумихиным видна незаурядность личности Раскольникова. Деловой бездушный человек Лужин – потенциально больший преступник, чем Раскольников, совершивший убийство. Свидригайлов, темная личность с аморальными представлении о жизни, как бы предостерегает главного героя от окончательного нравственного падения. Рядом с Лебезятниковым, всегда примыкавшим к «ходячей идее», кажется высоким в его естественности нигилизм Раскольникова.

Из этого взаимодействия еще и становится ясно, что ни одна из идеологий вышеперечисленных героев не представляет собой надежной и убедительной альтернативы теории Раскольникова, глубоко выстраданной и по-своему честной. По-видимому, автор хотел сказать, что любая абстрактная теория, обращенная к человечеству, на самом деле бесчеловечна, потому что в ней нет места конкретному человеку, его живой природе. Не случайно в эпилоге, говоря о просветлении Раскольникова, Достоевский противопоставляет «диалектику» и «жизнь»: «Вместо диалектики наступила жизнь, и в сознании должно было выработаться что-то совершенно другое».

Заключение.

Думаю, трудно не согласиться с тем, что творческий дар Достоевского настолько велик и своеобразен, что полностью охватить все нюансы и подробности его произведений просто невозможно. Его произведения насыщены глубинными проблемами, стоящими перед человечеством не первое столетие. Но для Достоевского всегда на первом месте стоял вопрос познания великой тайны – тайны души человека. Я считаю, что «Преступление и наказание» – это очередная попытка писателя приоткрыть завесу, закрывающую от нас эту тайну.

Главный герой романа, Родион Раскольников, — личность сильная и незаурядная. Достоевский этого не отрицает. Более того, осуждая идеи своего героя, он полностью согласен с ним в одном: человечество погрязло в грязи и пошлости, и нужно искать из этого выход. Только вот выход Достоевский видит, в отличие от своего героя, не во власти сильных, не в перешагивании через судьбы людей, пусть даже во имя благих целей. Его выход – это любовь и глубокая вера в Бога. Да, человек не может быть несвободным, нельзя отнимать у него великое право быть человеком и жить по-человечески. Страшно, когда человеку некуда пойти. Но не менее страшно, когда человеку все дозволено. По Достоевскому вседозволенность ведет к аморальности и распаду всех человеческих связей. К этому выводу автор пришел долгим и трудным путем, столь же мучительно идет к осознанию истины и Раскольников. «Счастье покупается страданием», — говорит нам Достоевский, и в этом ему видится неизменный закон человеческой жизни.

Для меня главный нравственный урок образа Раскольникова заключается в осознании ответственности за свои поступки. Как бы ни были благи цели, которые ставит перед собой человек, они не оправдывают страданий других людей. Достоевскому принадлежат слова, что никакая революция, которая может осчастливить многих, не стоит одной слезы ребенка. В понятии человеческой жизни для Достоевского заключено нечто святое, неподвластное никаким идеям и теориям. «Возлюби ближнего своего», — говорит одна из библейских заповедей. Эту же мысль хочет донести до читателя и Достоевский. Гармония и счастье человечества заключены в этих словах, и лишь приняв их, люди смогут нравственно очиститься, переродиться, как смог «возродиться к жизни» Родион Раскольников.

Федор Михайлович Достоевский, великий социолог своего времени, не отрицал влияния общественной среды на мысли и поступки человека. Но он не оправдывает этим своего героя, в принципе, решившегося на преступление из-за желания исправить творящуюся вокруг несправедливость. Писателю принадлежат слова: «Ясно и понятно до очевидности, что зло таится в человеке глубже, чем предполагают лекари-социалисты, что ни в каком устройстве общества не избегните зла, что душа человеческая останется та же, что ненормальность и грех исходят из нее самой». Автор заставляет нас задуматься над тем, что же стоит совершенствовать сначала: окружающий мир или себя? И в то же время его неотступно мучают «проклятые» вопросы русского общества. Роза Люксембург писала, что для Достоевского «распалась связь времен перед лицом того, что человек может убить человека. Он не находит покоя, он чувствует ответственность, лежащую за этот ужас на нем, на каждом из нас».

Действительно, мир вокруг нас зависит от того, каким видим его в будущем мы. Алчность, жадность, жестокость, гордыня, злость, пошлость, зависть – все это нравственные пороки, пороки заключенные в самом человеке. Исцеление от них Достоевский увидел в религии, страдании, христианском смирении и любви. Но вот принять «правду» Достоевского или нет, каждый читатель решает сам.

Список использованной литературы.

1. Белов С.В. «Роман «Преступление и наказание». Комментарии». Москва, «Просвещение», 1985.

2. Волкова Л.Д. «Роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» в школьном изучении». Ленинград, «Просвещение», 1977.

3. Кулешов В.И. «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского». Москва, «Детская литература», 1979.

4. Муравьев А.Н. Статья «Раскольников и другие». Москва, «Просвещение», 1983.

5. Румянцева Э.М. «Федор Михайлович Достоевский. Биография писателя». Ленинград, «Просвещение», 1971.

6. Щенников Г.К. «Художественное мышление Достоевского». Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1978.

7. Якушина Н.И. «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского. Материалы для выставки в школе и детской библиотеке». Москва, «Детская литература», 1993.

8. Сайт в интернете: www.bankreferatov.ru.

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку