Реферат: Тема деревни в русской прозе 90-х годов

(По рассказам Бориса Екимова)

 

СОДЕРЖАНИЕ:

1.    ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

2.    ВВЕДЕНИЕ (О жанре деревенской прозы в наши дни).

3.    ЕКИМОВА “НЕ ЛЮБЯТ” КРИТИКИ (Критические заметки отворчестве Бориса Екимова).

4.    НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ ЕКИМОВА В 70-Е ГОДЫ.

5.    РАСЦВЕТ ПИСАТЕЛЬСКОГО МАСТЕРСТВА ЕКИМОВА В 80-Е ГОДЫ.

6.    НОВЫЕ ТЕМЫ И ПРОБЛЕМЫ В ТВОРЧЕСТВЕ ЕКИМОВА В 90-ЕГОДЫ.

7.    НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГО КРИЗИСА ИЛИ ПРОДОЛЖЕНИЕ ПУТИ(повесть “Наш старый дом”).

8.    ДЕРЕВНЯ В ИЗОБРАЖЕНИИ ЕКИМОВА (“Края эти забыты неБогом, не природой, а властями высокими”…).

9.    ДЕРЕВЕНСКИЕ. ЕСТЬ В НИХ ОСОБАЯ СИЛА (о герояхрассказов Бориса Екимова).

10.  ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

11.  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ…

Работа над“курсовой” была трудной, если не сказать, что тяжёлой. Отсутствие какого- либокритического материала сделало своё “не доброе” дело. По- этому  я  позволю себе в этой работе (точнее попытке)  ряд замечаний — возможно, нестройных, сбивчивых  и  могущих  озадачить   вас   своею бессвязностью. Однако количествовремени, отпущенное мне на то, чтобы собраться с мыслями и сама моя профессиязащитят меня,  надеюсь,  хотя  бы отчасти от упреков в хаотичности. Ибо какоднажды сказал известный Иосиф Бродский: “Человек моей профессии редкопретендует на  систематичность мышления;  в худшем случае он претендует насистему. Но это у него, как правило, заемное: от  среды,  от  общественногоустройства,  от занятий философией в нежном возрасте. Ничто не убеждаетхудожника в случайности  средств,  которыми  он пользуется  для  достижения той  или  иной  — пусть даже и постоянной — цели, нежели самый творческийпроцесс,  процесс сочинительства.  Стихи,  по  слову Ахматовой, действительнорастут из сора; корни прозы — не более благородны.”

Итак, в путь…

ВВЕДЕНИЕ

(о жанре деревенской прозы в наши дни)

В современной русской литературежанр деревенской прозы заметно отличается от всех остальных жанров. В чем жепричина такого отличия? Об этом можно говорить исключительно долго, но всеравно не прийти к окончательному выводу. Это происходит потому, что рамки этогожанра могут и не умещаться в пределах описания сельской жизни. Под этот жанрмогут подходить и произведения, описывающие взаимоотношения людей города идеревни, и даже произведения, в которых главный герой совсем не сельчанин, нопо духу и идее, эти произведения являются не чем иным, как деревенской прозой.

В зарубежной литературе оченьмало произведений подобного типа. Значительно больше их в нашей стране. Такаяситуация объясняется не только особенностями формирования государств, регионов,их национальной и экономической спецификой, но и характером, “портретом”каждого народа, населяющего данную местность. В странах Западной Европы,крестьянство играло незначительную роль, а вся народная жизнь кипела в городах.В России издревле крестьянство занимало самую главную роль в истории. Не посиле власти (наоборот — крестьяне были самыми бесправными), а по духу — крестьянство было и, наверное, по сей день остается движущей силой российскойистории. Именно из темных, невежественных крестьян вышли и Стенька Разин, иЕмельян Пугачев, и Иван Болотников, именно из-за крестьян, точнее из-закрепостного права, происходила та жестокая борьба, жертвами которой стали ицари, и поэты, и часть выдающейся русской интеллигенции XIX века. Благодаряэтому произведения, освещающие данную тему занимают особое место в современнойлитературе.

Современная деревенская прозаиграет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр в наши дни поправу занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современногочитателя волнуют проблемы, которые поднимаются в романах и рассказах такогожанра. Это вопросы нравственности, любви к природе, хорошего, доброго отношенияк людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателейсовременности, писавших или пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее местозанимают такие писатели, как Виктор Астафьев (“Царь-рыба”, “Пастух ипастушка”), Валентин Распутин (“Живи и помни”, “Прощание с Матерой”), Василий Шукшин (“Сельские жители”, “Любавины”, “Я пришел дать вам волю”) Борис Екимов,творчеству которого данная курсовая работа посвящена и многие многие другие.Несомненно классиком современной русской деревенской прозы является ВасилийШукшин.

Исследование русскогонационального характера, складывавшегося на протяжении столетий и изменений внем, связанных с бурными переменами ХХ века, составляет сильную сторонутворчества не только Шукшина, но и других писателей, в частности БорисаЕкимова.

ЕКИМОВА “НЕ ЛЮБЯТ” КРИТИКИ

(критические заметки о творчестве Бориса Екимова)

Творчество Екимова (как,впрочем, и других современных писателей) практически не удостоено вниманиемсовременных литературных критиков, хотя он широко публикует свои произведения втаких популярных журналах как “Новый мир”, “Нева”, “Дружба народов”. Егорассказы появляются на страницах газет. Однако из того очень скудногокритического материала, что мне удалось найти по творчеству Бориса Екимова мнепоказался интересным    взгляд современного литературного критика Андрея Немзера.Его критические заметки были напечатаны в журнале “Дружба народов” во второмномере за 1997 год. Позиция критика неоднозначна и порой субъективна, мнекажется, что она просто однобока и рассматривает творчество Екимова с однойстороны на примере всего лишь двух рассказов: “Возле стылой воды”, “Чикомасов”.Приведу несколько выдержек из этой критической статьи, помогающие всё жеосветить основные достоинства пера Екимова, уведенные острым  взглядомлитературного критика.

“Простой и, кажется, всеми, включаяжёстких идеологических антаганистов,  всеми любимый Екимов не так прост.” Да,достаточно несколько екимовских фраз, чтобы почувствовать естественную иблагодатную гармонию Божьего мира. “Приметный, с жёлтым кузовом “газик”районной рыбохраны катил от райцентра по замёрзшему Дону, шершавому белесомульду его. Катил и катил,  

 Не торопливо, но безостановок, другой уже час. (Ж-л “Новый мир” №  за 199 год “Возле стылой воды”).Незачем было останавливаться. Много страшного случится в рассказе “Возле стылойводы”: рыбинспектор, которому нужно для отмазки от начальства оштрафовать хотького, накажет за браконьерство несчастного безумного беженца, а тот, перемениввершки на льду, направит “газик” с изрядно набравшимися в гостях инспектором ишофёром в воду, на смерть, убийство окажется прологом к возможной катастрофе вдалёких горах, где в кровавой усобице погибла семья горемыки. Случится, тыужаснёшься, а помнить- сквозь явленный воочию ад- будешь зимний покой, мерноедвижение, неназванную и неприметную красоту. Блеклый пейзаж, обычный холод: небыло в той поездке для будущих утопленников никакой особой радости- простожизнь. Кончилась, а ты, всё зная, по-идиотски той жизни радуешься.

В рассказах прямоприсутствуют каждодневные кошмары сегодняшней России. Лучший хуторской рыбакЧикомасов (рассказ “Чикомасов”) соблазнился “пирамидальной” афёрой и заразилсыновей, родных, односельчан. Теперь, когда банки с красивыми “русскими”названиями лопнули, он, мечтавший на шальные деньги преобразить родной хутор-не для себя, для людей, должен от этих самых людей прятаться на другом берегипротоки. (“Стояло жаркое лето. Месяц прошёл, тянулся другой. Чикомасов всёнадеялся: может, забудут. Не забывали. Орали что ни день:-Чикома-а-ас!Чикомаси-и-на!- Чикомасов!”) В “Котёнке на крыше” отец семейства отнеприглядного безденежья едва не завербовался на чеченскую войну. Беженки изДушанбе, пережившие “грабежи, убийства, слёзы, кровь”, отдают шалой попутчице,что готова свою дочь продать в Америку, едва не последние деньги- берут девочкув свою разорённую семью (“Продажа”). Горько, страшно, сердце заходится, кулакисжимаются, а отчаяния нет.

И не в том только дело, чтожена из рассказа о котёнке успевает крикнуть ( и ты кричишь вместе с ней):“Не-ет… Не поедешь! Нет!”,- а у душанбинских беженок хватило души (и денег) навыкуп. Могло выйти иначе. Екимов знает, что люди- разные. И что по-разному одини тот же человек себя может повести, знает. Никакой “народнической” сусальностив его строгой прозе нет. В Чикомаса вполне могут пальнуть, хотя он в банкиникого на аркане не тянул. Бедный безумец пустил машину под лёд посленеосторожного словца доброго и рассудительного бригадира Михалыча:“Погань…Топить их надо”. И он же, случайно заговорив о том, что далёкая плотина(картинка в старом журнале) может рухнуть, получил  в ответ: “Всем им тогдаконец… И тем, кто стрелял, и тем, кто не стрелял… И кто резал, и кто посылалих… Никто не спасётся”. Вскоре исчез узнавший “свою” плотину безумец. ТеперьМихалыч слушает новости. “Слушает и  боится. Вот-вот объявят. Не объявляли,слава Богу. Пока…”. 

А если? Кто виноват будет?Те, кто резал? Обезумивший отец? Михалыч, обранивший слово? Те, с чьихпривлекательных слов начинаются гражданские и национально-освободительныевойны? И кто повинен в смерти “рыбнадзорников”? И кто будет виноват еслипришлёпнут Чикомасова? Магическая власть слова, к сожалению, не выдумка. Как ижелание превратить “ничто” в “нечто”, поминаемое “умственным” героем Буйды.(Мечты Чикомасова о будущей красоте хутора- язык не поворачивается назвать из“маниловскими”- странно рифмуются с опрокинувшей хуторскую жизнь “новой” итакой знакомой чичиковщиной). И умей мы противостоять этим соблазнам, может, невгрызались бы писатели так часто в “свои внутренние проблемы”.

Есть за что ненавидетьсегодняшний мир и мстить тем, кто сделал его ненавистным. Без апологийвозмездию мы не умеем. С плотоядным (и патологически легкомыслием) азартомживописует, к примеру, “справедливое воздаяние” Евгений Богданов. Это сравнениеЕкимова с Богдановым в данном случае нужно для того, чтобы понять образы героеврассказов Екимова. В финале его “Разборки” (ж-л “Москва” № 3-1996год)исстрадавшийся герой, бывший афганец, заливает дерьмом пирующую новую знать иулетает на верной “Яве”. “…Таким его и запомним- распятым на руле стремительнолетящего мотоцикла”. Фильмец что надо- “настоящая Америка”. Как и вся повесть,чётко дублирующая образцы клятого масскульта.

В отличие от Богданова Екимов(вместе с виноватым Михалычем) страшится мести осиротевшего отца. Знает, чтоона безумна. Уберегает от безумия (и / то есть мести) своего осиротевшего герояАзольский.   Уберегает, как помним, мечтой о чуде “второго рождения”, созвучиякоторой слышатся и в тоске по увезённым пасынкам (“Продажа”). Это инстинктсохранения рода- рода человеческого. Инстинкт любви, не отделимый от приятияэтого- грешного- мира, от веры. Потому, не забывая о страшном (что никогда уЕкимова не становится “страшилкой”), разделяя с писателем его тревогу, печалясьо тех людях, что стали екимовскими персонажами,- помнишь мерное движение машиныпо льду, тёплые летние вечера, котёнка на крыше, хозяина донских омутов- сома(“лобастая голова, усы, глаза маленькие, ни дать ни взять- водяной”), осенниезаботы селян, южноамериканские сериалы, которые нужны донским бабам. “Вроде всёнарочное: любовь, измены, радости, беды,- а всё переживаешь и сразу о своёмдумаешь. И жизнь становится как-то видней, словно со стороны. И оттого-дороже”. Вот именно. Любовь к жизни главное в рассказах Екимова. Её-то ипомнишь, с нею-то и останешься. После каждого рассказа.

Сквозное чтение Екимовапредполагает естественные и радостные паузы между рассказами. Обычно такиеинтервалы нужны для “продыха”, для хоть временного высвобождения из-под давящейвласти писателя (к примеру, Фолкнера или Платонова, или- если о современниках-Дмитрия Бакина). Не то у Екимова: писатель совсем не давит, а отложив рассказ,ты словно не оставляешь. Не хочется спешить- хочется остаться в этом доме,оглядеться, обжиться.

При завиднойработоспособности Екимов творит всякую свою вещь самодостаточной. При верностидонскому краю, писатель не поддался типичному соблазну “йокнапатофизации”,конструирования “эпоса в рассказах”: ни сквозных героев, ни общей мифологии, ниакцентированных мотивных перекличек. Его сборники- это не “выстроенные книги”,а именно сборники самодостаточных рассказов, ритмично выходящих из-под перапрозаика, верного жанровому императиву: рассказчик не может довольствоватьсяодиноким шедевром.

Мне приходилось отмечать,сколь чужд нашему писательскому сословию ( важные исключения кроме Екимова-Людмила Петрушевская, Фазиль Искандер, Асар Эппель) этот самый жанровыйимперетив. Оппоненты сделали вывод: “заушает” рассказы. Если на то пошло, то вотношении дискуссии согласен с М.Л. Гаспаровым: сперва появились два слова-русское и иностранное- для обозначения одного жанра, а потом пошлатеоретико-идеологическая мутотень.

А если без теорий, топроблему рассказа (романа, элегии, трагикомедии и басни) не решить нипорицанием злокознённых критиков, что не туда смотрят, ни астрологическимивыкладками о предпочтительности того или иного жанра в конце, начале и серединестолетия, тысячелетия или эона. Никто её не решит. Кроме писателей. Таких, какЕкимов, который чисто делает чистое дело, не хуже других зная о нынешних бедах,но сердцем чувствуя и каждым рассказом утверждая: конец века- это не конецсвета.”

НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ ЕКИМОВА

Борис Екимов родился вКалечевском районе Волгоградской области. Всё детство и юность провёл вдеревне, да и по сей день этот отрезок земли остаётся его родиной и отрадой длясердца. В течении первых десяти лет писательской деятельности Екимовопубликовал несколько десятков рассказов, и среди них вдруг резко выделился изаставил заговорить о себе один- “Холюшино подворье” Вокруг него на страницах“Литературного обозрения” даже разгорелся спор. Он засвидетельствовал, чтохудожник избрал многообещающий путь. “Холюшино подворье нуждается в серьёзнойписательской поддержке”,- так, адресуясь к Екимову, писал публицист Г.Лисичкин. Екимов не оставил без внимания издания критиков, и первое, что онсделал, откликнувшись на них,- дал новое название столь горячо обсуждавшемусярассказу. Вместо подчёркнуто объектного- “Холюшино подворье” явилось заглавиеоткровенно субъективное, как вызов всем оппонентам: “Золотой хозяин”.

Одно из значений слова“золотой”- превосходный, то есть такой, лучше которого не бывает. И оказалось,что новое заглавие “Холюшино подворье” как нельзя ярче и лучше высветил цель, ккоторой постоянно устремлён Екимов, ради которой и ведёт он свой непростойпоиск, постигая внутреннюю природу человека, помыслами и делами которогоуправляет не только личный интерес, но и нечто куда более жизнестойкое ижизненно необходимое. А именно: нравственная потребность в труде. “Богатырямпевцы нужны под стать”,- писал критик о героях Екимова и действительно, истокисвоих образов Екимов берёт ещё из тех времён, когда у земли были настоящие“золтые” хозяева. Именно они имели всё, но они это и заработали натруженнымируками. Холюша- это и есть тот самый “пришелец” из прошлого, потому-то он ивыделяется так сильно на фоне своих односельчан. Именно таким людям (“кулакам”)всегда была свойственна потребность в труде. Это во многом благодаря ей человекчувствует себя хозяином своего положения- именно хозяином, а не рабом и жертвойобстоятельств!- в любых, даже крайне неблагоприятных для него ситуациях.

Не сразу Борис Екимов смогвыписать такой глобальный по масштабу образ. К своему Холюше Екимов шёл долго.В рассказе “Синие горы”, вошедшем в его книгу “У своих” (1976 год) он ставитрядом девятнадцатилетнего солдата Сашку и бывалого старшину Каргина- человекамастеровитого и хозяйственного. Никто так глубоко не понял, что творится в душеГошки, тяжко переживающего внезапную гибель своих родителей, как старшинаКаргин: это он помог Гошке справится с жестокой и бедой, предоставив емувозможность заниматься в свободное время любимым делом. Скуп старшина Каргин настаршина Каргин на красное слово, а вот на красное дело, нужное и полезноелюдям, он необычайно щедр, тем и утешил сердце Гошки. Старшина Каргин- этопервые робкие шаги к образу Холюши.

А вот двадцатипятилетняя Шураиз рассказа “Офицерша”, но сердце у неё не менее тяжкое, чем у Гошки,горе-человек, которому она доверилась подло обманул её и обрушилась на Шурунезавидная доля матери-одиночки. Но что помогает ей нести эту долю с гордоподнятой головой? Далеко не в последнюю очередь и её неугомонное трудолюбие:“…Шура своё дело знала: и потому работала, как играла. Хватало ей дел и послеработы: и сына искупать, обстирать и огород хозяйкин полить. Уставала, конечно,но держалась- не хотела, чтобы люди подумали о ней, будто она ленива…”

Вся история “офицерши” Шуры,как преподносит её нам Екимов- это добрая притча о том, как привыкли к труду ибесстрашию перед его тяготами формируют в человеке сознание собственногодостоинства, не позволяющее ему идти на компромисс с мелкими негодяями иподлецами.

Очень близок к офицершерассказ “Весёлый блондин Володя”. В нём автор размышляет о проблемах,возникающих перед молодым человеком в пору его вступления в “большую” жизнь.Конфликт семнадцатилетнего слесаря Володи со старшим мастером Пановымпоказывает, как не надо работать с молодёжью если хочешь из неё что-нибудьполучить путное. В рассказе мы видим противостояние Бабурина- влюблённого всвоё дело человека, педагога, и Панова- высокомерного и бездушного погонялы.Володя для Екимова в этом рассказе как бы творческая лаборатория, внутрикоторой Екимов ставит следующие вопросы: “Кем он будет, за кем пойдёт?” В разведкерассказа  Екимов сумел убедить читателя в том, что Володя не перестроиться наволну Панова, ведь на его стороне Бабурин уже научивший его утверждать своёдостоинство прежде всего трудом и только трудом.

Чем ближе к “Золотомухозяину”, тем глубже постигает Екимов внутреннюю связь между укоренившийся вчеловеке привычкой и труду бескорыстием, душевной щедростью. Тому подтверждениерассказ “Переезд”. Тесновато живётся в городе недавнему сельчанину Степану(проблема урбанизации, конфликт города и деревни), к тому же год назад умер егоотец. Вот и задумал Степан, посоветовшись с женой, вернуться в родной хутор,поддержать уже не молодую мать и бабушку. Есть ещё в Степане тяга к земле, ведьникакая тьма, кроме сметной не скроет от глаз человека ту пядь земли, чтозовётся его родиной. Но это рассказ не о Степане, явно не выдержавшем испытаниясельским трудом (пагубное влияние городского образа жизни), а о его матери.Жить по- хозяйски в её представлении- это успевать во всём: “Наша работыневозможная тяжелее не найдёшь”,- говорит мать Степана. Но она вовсе нежалуется. Она к работе привыкла, и иной для себя жизни не ищет и непредставляет. Мать Степана- это предшественница знаменитых екимовских старух,которые не мыслят себя в отрыве от земли, деревенской “почвы”.

Вот из таких герое и “вырос”Холюша. Кто же он это герой, на долю которого выпала столь огромнаяизвестность? Что за редкостное имя и что скрыто за ним? Подлинное имя-Варфоломей Максимович Вахленцев- сам Холюша почти забыл, но хуторяне вспоминаюто нём только тогда, когда возникает нужда попросить в долг. Ну, разумеется,фигурирует оно и в официальных бумагах, которыми щедро расплачиваетсягосударство за Холюшину продукцию и которые владелец их хранит в самом укромномместе, в гармошке. Этот обобщённый образ, вобравший в себя всех предыдущихгероев-тружеников, отсюда и такое имя, которое выделяет его на фоне всехостальных людей. За долгие годы жизни Холюша свыкся со своим новым именем,стало оно ему родным и близким. Многое стёрлось в памяти Холюши, да и годы ужене молодые- 70 лет от роду. Но несмотря на это, воспоминания Холюши занимаютособый стиль повествования. Это как бы постоянная жизнь, та, которая была впрошлом. Ведь раньше в Ванхленцевском доме жила крепкая семья: отец, мать, троесыновей, дочь. Все в ней трудились (идеалы крестьянина-труженика Екимов всегдаискал в прошлом). Холюша осколок этого прошлого, продолжал трудиться, вёлогромное хозяйство. Всякие были времена, были и такие, когда одно запрещали,другое ограничивали. Но при любых обстоятельствах никогда никто не сумел неизвестить Холюшу. Может, потому и терпели его, что всегда и во все времена онбыл первым во всём.

Вот здесь то и разгорелсямежду критиками настоящий спор. Одни говорили так: “тащит Холюша свойтяжеленный воз ради наживы” (советская психология, богатый, значит, “врагнарода”). Другие им противостояли, этой точки мнения придерживаюсь и я. Холюшане швыряет деньги на ветер, но он и не жаден. Если Холюша и жаден до чего-то,так только до труда. У него такая жадность к труду, что всё другое простоотброшено, об удобствах жизни и мысли нет, как нет у него мысли о богатстве ибезделии. Для Холюши нет и не может быть иной жизни, кроме извечногокрестьянского труда. Кульминацией рассказа является желание Холюши, если иумереть, то не в городе, в новом доме, за который он вложил пять тысяч, и“ткувшись в землю почернелым лицом, выпустив из рук цигарку…”

Герои Екимова сродни ПилагеиФ. Абрамова, Катерине В. Белова, старухе Анне из “Последнего срока” В.Распутина. Они принадлежат к тому же социально-психологическому типу, которыйявляется излюбленным объектом художественного исследования. Борис Екимов ищет всвоих героях, взращённых деревней, крестьянским трудом, те нравственныекачества, которые особенно велики в наше время. Тему старости и старух Екимовпродолжает в рассказе “Последняя хата”. Как и Холюша баба Поля- плоть от плотидеревни. Даже больная она сама обрабатывает огород, чтобы было “своей рукою,по-хорошему”, хоть ей и пришлось потом целую неделю пластом лежать, да ползкомползать. Как и у Холюши, так и у бабы Поли есть, выражаясь высоким слогом, своюоппонент  и не один, а целая семья её дочери Марии, решившей вернуться напостоянное жильё в деревню. Ни для того, чтобы трудиться, а для того, чтобынасладиться деревенской тишиной и покоем. Экспозицией к рассказу является всяпрошлая жизнь бабы Поли- старый дом, могилка сына Ванечки. Затем идёт развитиедействия- во время неё обостряется конфликт между старой женщиной и её дочерью(зять и дочь ещё более оттеняют нравственные основы психологии бабы Поли). Имничего не стоит погубить и кусты смородины, которые так лелеет баба Поля, иначавшую цвести картошку.

“…Ишь какие, — думала она, — ничего не надо, всё брось, всё кинь, привыкли на Севере на своём деньгамираскидывать…”. Кульминацией рассказа стала смерть бабы Поли, вместе с нейумирает и старый дом, уклад жизни, любовь к земле. Завязки в рассказе нет, онапросто не нужна. Екимову больно думать, что с этой землёй сделают Мария и еёмуж. Само название “Последняя хата” говорит само за себя. Последняя- в значении“окончившее старое бытиё”. Екимов показывает, что когда деревня заразитьсягородом, она погибнет. В рассказах Екимова особым теплом согреты люди, нашедшиев себе силы единожды встать над самими собою, над сложившейся обыденностьюсвоего существования. Надо обратить внимание на то, что с самого началаекимовская проза не отличается острой фабульностью, событийной усложнённостью.Её эстетический заряд заложен в напряжённо-психологическом сюжете, центромкоторого обычно является нравственный конфликт, столкновение родных, зачастуюдиаметрально противоположных морально-этических норм, жизненных позиций. Этипротивоположные жизненные позиции- это чаще всего позиции истинно городскогописателя и коренного деревенского, который вырос на земле и прочувствовал её досамых глубин своей собственно души. Естественно, чаще всего это старики,поэтому Екимов и обращается та к часто к теме старости на протяжении всегосвоего творчества.

Бытует мнение, что не всёнаписанное Екимовым равноценно, что на ряду с яркими полнокровными рассказамиесть бледные, явно неудачные. Я считаю, что это вполне нормальное явления длятворческого человека и количество так называемых неудач не должно смущать.Борис Екимов честно стремиться разобраться в нашей нелёгкой действительности.Тут неизбежны утраты и издержки. Отличительные черты Екимова, писать то, чторядом, под рукой- сейчас, сегодня. Если и нет в его прозе возвышенныхинтонаций, развёрнутых пейзажных описаний, многословного холюшеского пассажа, нетособо занимательных сюжетных построений, к которым нынче так привык искушённыйчитатель, композиционных ухищрений. Если письмо его сдержано, порой скупо,лаконично, то уж, что точно берёт за душу, так это достоверность изображаемогои совестливое отношение автора к правде жизни как бы она не была неприглядна игорька. Старая мысль о том, что правда жизни и правда литературы не одно и тоже, творчество Екимова как бы подвергается сомнению. Ему ближе мысль Л. Н.Толстого: “Художник, только потому и художник, что он видит предметы не так,как он хочет их видеть, а так как они есть”.

Конечно, Екимову как ивсякому единожды взявшемуся за перо, хотелось бы населить свои книги толькохорошими людьми. Однако хочет он того или нет- ему приходиться быть летописцемсвоего времени и своего клочка земли. Время, как впрочем, и родину не выбирают.Екимов описывает все недостатки нашего времени, а для каждого периода этинедостатки свои.

РАСЦВЕТ ПИСАТЕЛЬСКОГО МАСТЕРСТВА ЕКИМОВА В 80-ЫЕ ГОДЫ

Проза Екимова  80-ых годов пронизанатревогой за судьбу человека, за его нравственное начало, за его будущее. Ведьпрямо на наших глазах рушилась вековечная людская традиция- преемственностьзабот, обязанность перед землёй, семьёй, домом, будущем. Рушится ихнепрерывность- и это, пожалуй, самое большое зло. Отсюда, возможно, и некотораяполярность екимовского мировосприятия, деление на доброе и злое начало. Скореевсего это от убеждённости, что необходимо сохранить, сберечь доброту от всякойгрязи, потому что на ней по-прежнему держится земля. Трудны, тяжелы, порой дажетяжкие будни екимовских крестьян, но что поделаешь- изначальна такова былажизнь. Лучшие екимовские герои помнят, что он ни чем не лучше и не хуже своихпредшественников и что не гоже отмахиваться о заветов предков: непокладая руктрудиться во имя завтрашнего дня (это очень схоже с героями раннего В.Распутина: Анна, Иван Егоров и другие).

У лучших героев Екимова ирадость и горе в труде (эта особенность прослеживается на протяжении всеготворчества писателя) Отними у них право трудиться- они и людьми-то перестанутсебя чувствовать. Таковы и тракторист Тарасов из одноимённого рассказа иНиколай Скуридин (“Путёвка на юг”, “Челядинский зять”) и Наталья (“На фермеказачьей”) и многие многие другие. Набирается вполне солидный ряд, но героев,органически связанных с землёй не так уж и много. Да к тому же все они восновном преклонного возраста. Где же последующие поколения? Чем они заняты?Ответы на эти и многие другие вопросы писатель ищет чуть ли не в каждом своёмрассказе.

Ещё одна линия в творчествеЕкимова в 80-ых годах- это линия исследования, она. Кстати, сохраняется и врассказах 90-ых годов. Писатель хочет понять, почему деревня пришла к такомуразвалу, что этому способствовало. И чаще всего ответ на эти вопросы он находитв так называемых “сталинских” временах, в периоде раскулачивания зажиточныхкрестьян, которые добро своё заработали, трудясь как каторжные. Например, этатема прослеживается в рассказе “На ферме казачьей”. Автор описывает намситуацию, когда в деревне царит форменное самоуправство. Коровы все отняты удворов и теперь принадлежат государству, а доярки, которые всю жизньпроработали на “дядю”, даже не имеют права взять баночку молока домой длядетей, для внуков. Это уже “воровство”. Главная героиня рассказа Наталья сболью в сердце вспоминает о том, как в сталинские времена посадили её матьтолько за то, что она взяла мешочек зерна и спрятала его на груди, чтобынакормить детей. И Наталья боится, что самоуправство вернётся, она боитсяповторить судьбу матери.

Всё написанное БорисомЕкимовым о деревенских жителях естественно складывается в одну большуюнепрерывную книгу с конкретным временем и местом действия- хуторами. Это нужнов определённой степени для элементарной ясности, для цельности читательскоговосприятия, да и все герои, населяющие книги Екимова связаны между собойродственными, добрососедскими и прочими узами.

Переходя из рассказа врассказ, уступая место друг другу на переднем плане повествования они образуютсвоеобразную общность- мир Бориса Екимова. Он, этот мир, этот хутор, уже обрёлв читательском сознании довольно устойчивые черты. Здесь, в своём хуторе,Екимову удалось выявить и поведать о многих “больных точках” нашей жизни.Екимов отвечает на все вопросы не покидая хутора. Новизна прозы Екимова вконкретных приметах времени, то есть в тех потерях и обретениях, которымихарактерны именно наши дни. Он по возможности укрепляет эти приметыостанавливает на них внимание, стараясь при этом не исказить живойдействительности.

Вообще рассказы Екимова привсей видимой их простоты требуют от читателя большого умственного и душевногонапряжения. Бессмысленно искать в них готовые ответы на интересующие вопросы.Лучше из даже не возможно пересказать, настолько они многоплановы,неоднозначны. Возьмём учительницу Марусю. Приехав из города героиня обнаружила,что дед Путей, который подрядился на лето попасти скотину, ушёл- это вроде быосновная сюжетная линия. Мария всё время допытывается у мужа, от чего ушёл дедПутей, близкий ей человек, сосед её деда и бабки, к которым она частонаведывалась, пока они были живы. Не менее важно в рассказе то обстоятельство,что Мария закончила педучилище, учится заочно в институте, но школу в хуторезакрыли и работать ей негде. Она так соскучилась по школе, по урокам, по ребятам.Она так завидовала институтским своим подругам, их рассказам. Их жалобы ейказались смешными. Все мелочи: детские шалости, придирки начальства- этомелочи, если есть главное- работа, школа. Вся эта неустроенность- это как бывторая линия рассказа. Есть в рассказе тётка Таиса немножко жадная, немножконенасытная, но она не может забыть, как работали раньше. Она требует от близкихлюдей не сниматься с места, заработать по больше денег, чтобы обеспечить своюбудущую жизнь. По-своему, она права, у неё тоже есть своя правда, взращённая натяготах прошлой и беспокойной лёгкости, даже празнечности, если хотите,нынешней жизни. Стало быть, её линия в рассказе достаточна весома. А тут ещёсудьба одинокого деда Путея, одинокого человека. Тут и муж Марии Костя, малостьлегковесный, недалёкий, но ухватистый парень. Тут и лесничий Керинский- “царь ибог”, на чьё место метит Костя- это собственно и является драматическим центромрассказа, тем, соприкосновение с которым выявляет нравственную суть каждого изгероев. Но и этим всем рассказ не исчерпывается. Каждый из этих людей живёт идействует в силу своего характера, взглядов, совести, памяти- словом все ониживые люди со своими достоинствами и недостатками., и всяк из них, разумеется,волен распоряжаться своей судьбой. Но есть земля… впрочем, лучше прислушаться кправильной интонации писателя.

“…Внизу осенние воды реки,шершавые от тугого ветра и слепящие глаза солнечной чешуёй. А там, за Доном,ещё зелёное займище с жёлтой осенней проседью, поляны, белый песчаный берег, апозади и вокруг- вдаль и вдаль уходящая холмлённая земля и небо. Немеренаядаль, пронзить которую не в силах глаз человеческий, но лишь душе…”, а людейраз-два и обчёлся- и выходит, что решить кто прав- тот кто уезжает, или тот,кто остаётся на этой земле- занятие почти праздное. Несогласие между героями неболее чем столкновение характеров, взглядов и потребностей во имя элементарныхжизненных удобств. Истинный, не глубинный конфликт рассказа заключён в другом-в наличии ничем не оправданного разрыва между общей нашей жизнью, в целомблагополучной (лишь бы не было войны!), и жизнью запущенного, покинутогоекимовского хутора, в котором нет никаких условия для нормальной жизни.

Мотив этот ошеломляющепронзителен в другом рассказе “Солонич”. Неистовый труженик и хозяин поставленперед неразрешимым обстоятельством дочь его, школьница, хочет учиться дальше, унеё намерения серьёзные: “педагогический институт или педучилище, на худойконец. Однако, учителя математики, считай, весь год не было. Вот и поставили вдневниках вместо отметок лишь чёрточки. Одна учительница уехала, а другая вовсеубежала. Вот им и не вывели…” А дочь мучается, ревёт, она не виновата, чтоучителя убегают из хутора. Что делать- Солонич не ведает. А правда в том, чтоучителя хутору не нужны, а нужны доярки. Вот она горькая правда хуторскогоуклада жизни. Писателем в данном рассказе затронута проблема первостепеннойважности, и думаю, что какой-либо комментарий здесь излишен. И Солоныч решаетбросить хутор и уехать в район. Зашедшему управляющему Чепурину кажется, чтослучилось что-то странное, необычное. “Ведь только оно могло Солонича, самогоСолонича, не кого-нибудь, а Солонича с хутора поднять”. Хочется воскликнуть:куда уж ещё необычнее, страшнее! Самые надёжные, самые крепкие, самые лучшиелюди не по своей воле покидают всё нажитое, обжитое, привычное, покидаютродную, отцовскую, дедовскую землю- и уходят в неизвестность. Ими управляет невыгода или нужда, не забота у куске хлеба. Герои Екимова, о которых здесь идётречь обеспечены хорошо, если не сказать, что очень хорошо. И не от трудностейбегут эти люди, напротив, ни кто из них не желает расставаться с роднымиместами. Их забота всецело о завтрашнем дне своих детей. Стало быть,неустроенность жизни заставляет людей делать выбор помимо своей воли.

“Солонич”- жёстко, беспощаднонаписанный рассказ, вселяющий в душу смятения и тревогу за будущее, перерастаетв рассказе 1996 года “Фетисыч”. Фетисыч- это прозвище девятилетнего мальчика.,но как он рассудителен. “Фетисычем его звали за стариковскую разговорчивость,за рассудительность,  которая приходилась то кстати, а то и совсем наоборот”.Это маленький мужчина, это маленький Солонич. У Фетисыча тоже проблема, как и удочери Солонича- ему негде учиться. Вернеее, школа-то есть, но умирает учительница.И что же делает Фетисыч? Этот мальчик, этот “мужчина с ноготок” сам остаётся заучителя, отвергнув предложение переехать в районную школу и там учиться.Получается, что Фетисыч более сознателен, чем предавший хутор Солонич. Нонекоторые исследователи отмечают, что Фетисыч- совсем не реален, это как бымысль не самого Екимова, сливается с горькой правдой- недостатком школ иучителей на хуторе. Фетисыч- это утопия, но это и чудо. “Снег среди грёз, какпрощение”. Если Солонич вызывает у учителя горькие чувства, то отраден в этомсмысле рассказ “Озеро Дербень”. Он вызывает светлые оптимистические чувства.Герой его Алексей двадцатилетний кандидат наук с блестящим будущем, перед самымотъездом на стажировку за границу неожиданно отказывается и от поездки и отвсей прошлой жизни и начинает работать в хуторской школе учителем. Поступок,прямо скажем, не обычный, если не сказать, из ряда вон выходящий. В данномслучае ситуация обратная: новое поколение стремится к земле, а старое пытаетсяего оторвать (родители Алексея). Алексей с детства впитал в себя все радостивольной деревенской жизни и душой сросся со всем несметным богатством щедройродины. Дед Тимофей за 80 лет вплоть до смерти, проработавший в школе учителемоткрыл глаза Алексею на истинные и мнимые ценности. Дед Тимофей показанписателем непринуждённо, свободно. В нём нет старческого маразма и брюзжания,стремления поучать, наставлять, не вызывать воспоминания о жизни. Он невольнооткрывает внуку подлинную красоту жизни- в чём собственно и смысл её.

Образом Алексея Екимов как бывосстанавливает разорванную цепь преемственности поколений и тем отраднее этосознавать, что в рассказе нет ни одной фальшивой нотки, ни один из персонажейне кажется им выдуманным. Все они живыми, полнокровными, взяты из жизни чуткойрукой художника, а сколько сокрытой, душевной, нравственной чистоты открываетписатель каждом из них, какой лад и первородный порядок обнаруживает во всёмкладе их жизни. Рассказ “Озеро Дербень” весь принизанный лёгким, нежным, добрымсветом, по своей жизнеутверждающей силе является заметным достижением втворческом наследии Бориса Екимова.

Среди человеческих качествЕкимов особо выделяет совесть. Всё его товрчество ни что иное, как сегодняшнийдень, оцениваемый первозданным мерилом- совестью. Екимов здесь конкретен икатегоричен: есть совесть или нет её- вот основа его этики, по которойчеловечностью человеке проверяется его отношением привычным, самым необходимымв повседневности ценностям. Сюжетная канва рассказа “Тарасов” проста. ТрактористТарасов сдал в колхоз двух откормленных тёлочек, а спустя некоторое времяобнаружил их не межколхозной ферме крайне заморенными от бескормицы, и сталтайком, по ночам, возить голодной скотине колхозную солому. Его поймали за этимзанятием и готовы наказать, а что же двигало Тарасовым как не совесть.

Вообще, совестливым людям векимовском хуторе не легко. Трудно было Холюше, Николаю Скуридину, который всюсознательную жизнь работает, содержит большую и паразитическую неустроеннуюсемью, но ни как не дождётся ни уважения, ни понимания.

Мы стали жить лучше, и должныбы были подумать о душе. Однако, этого не случилось. Взять хотя бы те же песни,их в рассказах Екимова услышишь крайне редко. А это один из первых признаковобнищания души. Отдельно хочется рассмотреть повесть Екимова, которую оннаписал в переломный период своей жизни- повесть была написана в конце 1980года и выражает собой стык десятилетий- это повесть “Пастушья звезда”. Всёпереплелось в этом произведении- новое время и старое мировоззрение, новыенравы, привычки и старое понимание земли, жизни.

Главный герой повести Тимофейуже давно живёт в городе и вроде юы должен набраться новых привычек, статьгородским жителем, но что то не ладится в душе Тимофея. А дело всё в том, чтообладает Тимофей врожденной склонность к труду на родной земле (прообразХолюши). Экспозицией повести служит встреча Тимофея с родным хутором, землёй.Каждую весну возвращается герой на родину. Завязка намечается во время встречиТимофея и его будущего хозяина – чечена. Уже здесь намечается конфликт старогои нового времени (чечены главные хозяева донского хутора, у них огромные дворы,хозяйства, а колхозный сорвет у них в полном подчинении). Он боятся даже“маленького хозяина”, подростка лет пятнадцати. Столкновение “старого”- Тимофеяи “нового”- Алика не проходит бесследно для последнего. Екимов всяческипытается сгладить ситуацию и показывает нам, что Алик так попадает под влияниеТимофея именно с ним рыбалит, разговаривает, доверяет мысли и тайны. Тимофей жеи тянется и боится этого молодого хозяина с одной стороны Тимофей шокирован,что этот подросток в свои годы не знает детства, не учится и очень хорошодоказывает правильность своего выбора: “Э-э, — махнул рукой Алик,-поставятотметки, некогда учиться. Хозяйство. Кто будет отцу помогать?” Или фраза,которую сказал Алик в ответ Тимофею на то, что тот заметил, что его сыновьяучёные. “Выучились, а ты у нас несёшь! Почему так?!” На этот вопрос не можетответить даже сам писатель. Его хутор перешёл в руки иноверцев и с этим он ничегоне может поделать.

Ещё один сюжетный план вповести занимает бомж Чифир. Когда-то у него было другое имя, но он его забыл.Когда-то у него была семья- жена, дочери, но он их тоже пытается забыть. Что женам напоминает этот образ? Это Холюша наоборот- выродившийся, запившийся. Онолицетворяет смерть всего самого лучшего в хуторе. Кульминацией повестиявляется и гибель Чифира в огне, а вместе с ним гибнет последний лучик надеждыв сердце Тимофея. Он уходит, бросает всё, он не может видеть дальнейшее угасаниенравов, того, что всегда так дорого ему. Можно выделить еще одну героинюповести- это сама Пастушья Звезда. Всю жизнь самое ценное было для Тимофея- этоземля родного хутора под ногами и Пастушья Звезда в небе. Эти символ всегосамого лучшего, светлого, радостного в жизни Тимофея. Пока горит ПастушьяЗвезда, можно жить. Композиция повести постоянно образует как бы кругизамыкаясь на этом символе, как на том, за что ещё можно держаться, ради чегоещё нужно жить. Конец повести Екимов на мой взгляд идеализирует, Тимофейуходит, но его догоняет Алик и просит, чтобы он продолжал с ним встречаться,несмотря ни на что. Екимов пробует показать, что этот мосточек  между старым иновым не распался, что хутор будут жить. Такая концовка, с моей точки зрения,немного “притянута за уши”. Но это-то и характеризует творчество Екимова вцелом- он не может оставить своего читателя в разочаровании, он обязательнонайдёт хоть горстку добра и вынесет её в конце своих произведений.

НОВЫЕ ТЕМЫ И ПРОБЛЕМЫ В ТВОРЧЕСТВЕ 90-ЫХ ГОДОВ

Сначала нашего времени,десятилетия в творчестве Екимова вторгаются трагические мотивы- война в Чечне,беженцы, люди, покалеченные войной. Но несмотря на это, Екимов всё равноостаётся в стороне от основного направления деревенской прозы. Даже в творчествепоследних лет исследователи отмечают тяготение писателя к сентиментализму. Содной стороны- это правда, но с другой- это действительно свидетельствует обужесточении нравов людей последние десятилетие 20 века в том числе илитературных нравов тоже. Да, Екимов отличается от Распутина подхода к жизни(за исключением рассказа 1987 года “Похороны”). Созданную Распутиным горестнуюотходную, даже и прослоённую иной раз юмором естественно отнести только ктрагическому, но никак не к интеллигентному роду. Екимов не безтрагичен, новечно переменчивая жизнь не делает его плакальщиком по уходящему, неэнтузиастом нового. Для него в жизни человека ничего окончательно не решаетсячерез верность, или, напротив, через порчу. Поздний период творчества Екимовисподволь наблюдает как в человеческой душе глухие страсти сталкиваются сдобрыми порывами. Вера в саму возможность такого столкновения, возможностьположительного душевного движения на опустелом, казалось бы, или неожиданномместе и делает Екимова в наших глазах “сентиментальным”. Примером этого можетслужить рассказ “У гнезда”- он просто удивителен для наших дней. Вечнопереругивавшаяся семейная пара мерится и теплеет, наблюдая за гнездом горлицы.Эти большие, состарившиеся “дети” может быть в первые присмотрелись к жизни,что текла, текла вокруг, да и утекла. В 90-ые годы Екимов всё больше тяготеет кцикличности в своём творчестве. Всё чаще появляются циклы рассказов,объединённые под каким-нибудь общим названием. Например: “Скованные однойцепью” или более поздний “Отцовский двор покинул я”. Автор выдвигаетопределённую мысль, идею и обыгрывает её со всех сторон, находя нужное решениепроблемы или просто подчёркивал, углубляя свои мысли. К примеру в цикле“Скованные одной цепью” Екимов до предела углубляет конфликт города и деревни,конфликт мировоззрений людей, выросших на разных “почвах”. Первый рассказ“Милостыня” повествует о том моменте жизни, когда в нашу страну из-за рубежастлала поступать первая гуманитарная помощь. Главный герой Тимофей Секерин неможет терпеть этого: “…Сейчас пойду и встану: подайте ради Христа. Стыдоба!”.Секерин городской житель, но с мировоззрением очень близким самому Екимову.Поэтому и приобщает его автор к деревне с помощью островка мечты-дачи “На волебыло темно. Окно глядело в ту строну где дача. Город- плен. Деревенскийпростор- воля.” Нет там ненужных проблем и герой ищет спасение именно там.Следующий рассказ этого цикла “Дальние родственники” Марина Владимировна,героиня этого рассказа живёт в Москве, но родом она и ростовского пригорода.Женщину захлестывает городская река жизни- она думает только о наживе,материальном благополучии и лишь попав на один денёк в мир своего детства, онаначинает кое-что понимать. Деревня- это как бы доброе царство (здесь жила иумерла мать, здесь все знают и уважают друг друга). Тётка Вера- это добраястаруха Екимова (прообраз бабы Поли Холюши), всю жизнь она проработала народной земле, всё она готова сделать для племянницы, для неё это естественно (вдеревни родственники- это святое). А Марина уезжает и вновь затягивает еёцивилизация- стиральные машины, банки. Но счастлива ли героиня от такой жизни?Этого мы не знаем. И лишь из комнаты её постоянно доносится песня: “скованныйодной цепью, скованные одной цепью…”. Да, это так! Это жители городов,связанные одной цепью- цивилизацией. И связаны одной цепью- цепью обогащения,духовное же забыто. И как последний аккорд рассказ “На кладбище”. Повествованиеавтор ведёт от первого лица и при этом высказывает именно свои взгляды,суждения: “…Кладбища я не боюсь, там спокойно и о смерти вовсе не думается”.Автор даже здесь противопоставляет город и деревню, вернее городские идеревенские похороны. Жить можно в городе, а помирать лучше на хуторе. В городедаже в последний путь по человечески проводить не могут, везде суета, желаниепоскорее избавиться от “обузы”. На хуторе всё иначе. Человека провожает сплачем вся деревня. “Долина мёртвых, долина царей- поселковое кладбище”. Дажеумирать надо на родной земле. Цикл 1996 года “Отцовский двор покинул я” намногобольше трагичен,  как будто эти пять лет жизни принесли в жизни писателя новыеразочарования, потери. Писатель уже отказывается от оптимистических прогнозов.С одной стороны в рассказе “Проснётся день” Екимов вводит нас в прошлое, даётдве стороны повествования- светлую и тёмную. Светлая сторона- это сказка 70-80годов, а тёмная горькая реальность 1997 года. “Отцовский двор покинул я”- этострочка из песни деда Пономаря. Екимов в этом рассказе в очередной раз пытаетсяпоказать преемственность поколений. Дед Пономарь- внучок- это как бы двестороны одного человека, они очень похожи. Это один человек, но с однойстороны- уже поживший, а с другой стороны- наивный, мечтающий жить. Перед намивозникают проблемы нынешнего хутора: заброшенные деревни, беженцы, недостатокхлеба- это всё тёмная сторона. Светлая же сторона- это песни деда и внука, быт,двойственность образа. Конец рассказа оптимистичен- внучок видит светлыйрадостный сон, о своей будущей жизни.

Противопоставлением этомурассказу является второй рассказ “Похороны”. Сколько же здесь горечи, слёз,безысходности. Не даром чётко прослеживается связь с распутинским рассказом “Вту же землю”. Судьбы двух женщин аналогичны даже после смерти. Между похоронамигероинь нет различий. Екимов как бы подчёркивает, что его рассказ “На кладбище”уходит в прошлое. Автор теряет веру в светлые традиции хутора и всё этообъединено в одно целое. Екимов как бы противоречит самому себе- он не можетпредаться трагизму, но не может отойти от своего основного принципа- достоверноописывать действительность. Очень волнует Екимова в 90-ые годы и тема Чечни.Если в рассказе “Набег” мы сталкиваемся только с проблемой варварских набеговчеченов на колхозные фермы, то в рассказах “Сосед” –1995 год, “Возле стылойводы”-1996 год, “Котёнок на крыше”- 1996 год, “Продажа”-1996 год затрагиваютсяуже более глубокие проблемы людей, покалеченных войной, оторванных от “почвы” ивыброшенных за борт жизни. “Сосед”- рассказ написанный от первого лица и скореезамешанный на личных наблюдениях автора. Сосед- это беженец, сбежавший от войныи вынужденный жить на чужой земле, на чужом хуторе. “Взгляд соседа- холодный,пустой, как перед смертью”. И параллельно этому взгляду становится взглядмаленькой девочки, дочери, которая поёт песню, о доме, о мире и баюкает приэтом бездомного котёнка. Особенно поражает рассказ “Возле стылой воды”- темабеженцев, смерти- вот что главное в этом рассказе. Главный герой- бомж Сашкачеловек убежавший от своего горя. Он живёт в своём придуманном мире, чтобы невспоминать прошлое. За нанесённую ему обиду Сашка мстит страшно он убивает двухчеловек (кульминация рассказа). Но этот поступок возвращает его в прошлое,воспоминание о гибели жены и детей. Сашка кричит по ночам, мучается. Конецрассказа остаётся открытым- главный герой пропадает и мы ничего не знаем о егосудьбе. Но одно можно узнать точно он опять пытается убежать от самого себя.

Ещё одна проблема, волнующаяЕкимова в 90-ые годы- это зарождающееся фермерство. Это проблема затронута врассказах “Враг народа”-1992 год, “Зять”-1995 год. В рассказе “Враг народа”Екимов пытается вновь осмыслить ту часть истории, когда начался распад русскойдеревни. Главный герой рассказа Гаврила Тарасов очень схож с героем В.Распутина Иваном Егоровым. Здесь та же преданность делу, колхозу, но проблемыперед героем Екимова стоят уже другие. Тарасов хочет стать фермером и сразуоказывается “врагом народа”. Люди в силу своей необразованности. Серости, непонимают героя, им кажется, что он предаёт колхоз. А ведь Гаврила и есть тотсамый екимовский труженик, которого он воспевает на протяжении всего своегописательского пути. Тарасов постоянно слышит зов земли, предков- главныйпоказатель схожести мировоззрений героя и автора. Параллельно жизни и сомнениямТарасова проходит документ о раскулачивании его деда с тем же именем ГаврилТарасов. Дед тоже был “врагом народа” как оказался им в наши дни его внук. Нонынешний Гаврила должен выйти победителем. Автор очень надеется на это.

Рассказ “Зять” интересен тем,что это продолжение рассказа “Челядинский зять! –1986 года. Герой этихрассказов- Костя “затюремщик”-как называет его тёща и вслед за ней вся деревня.Если в раннем рассказе мы просто узнаём, что дочь Мартиновны Раиса выходит занего замуж, то в рассказе 1995 года возникает проблема фермерства. Люди непонимают сути вещей (и это, заметьте, через три года после рассказа на эту жетему). Костя став преуспевающим фермером зарабатывает 70 миллионов рублей. Онхочет купить на эти деньги машины, пекарню, но старая Мартиновна, да и женаРаиса не верят ему. Они думают, что этот “затюремщик” заберёт деньги и убежит.И они делают всё, чтобы забрать деньги себе.

Кульминацией рассказаявляется то, что Костя от безвыходности  решает кончить жизнь самоубийством.Развязки в рассказе нет. Мы не знаем остался ли Костя жив, да Екимову это и ненадо. Идея автора была показать, что человек может исправиться, что не долженон всю жизнь прожить с навешанным ярлыком. Проблема личности (труженика) итолпы, старого и нового ярко выступают в этом рассказе.

НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГОКРИЗИСА ИЛИ ПРОДОЛЖЕНИЕ ПУТИ

(повесть “Наш старый дом”)

Ещё в 70-ые годы после рассказа“Переезд” критики обратили внимание на то, что тяготеет к этому. Может бытьпотому, что этичность как раз и состоит в признании значительности мира,существующего вне личного познания, мире объективного и более того, подспуднопочиняющего личный опыт каждого общим законам. Ростки этического реализмаприсуще многим рассказам Екимова. Эпичен сам объективный такт повествования,обстоятельность, полнота и разветвлённость художественных мотивировок и связей,эпичен взгляд писателя- преимущественно вширь с желанием воссоздать панорамнуюкартину жизни простых людей, чьи характеры, судьбы значительны не сами по себе,а обретают силу, цельность и яркость в общем потоке жизни. Выходит, чтоекимовский хутор больше чем просто отдельные люди со своим имением, биографией,судьбой. Картина екимовского хутора- во многом точный слепок социального инравственного состояния деревни на нынешнем этапе её развития.

Думаю, что к эпическому вполнеможно отнести повесть 1997 года “Наш старый дом”. Автор охватывает своимвзглядом вест хутор, сразу всех его жителей делает своими героями. Екимовпоказывает нам разные жизненные судьбы вообще, и в частности свою собственнуюсудьбу. Композиционно повесть разбита на небольшие главы, которые посвященыабсолютно разным людям, разным судьбам. Герой приезжает не надолго в своёхутор, живёт в своём старом доме, вспоминает, что с ним было связано- детство,мать, тётку, братьев. Начало повести стоит отдельно от всех остальных глав инесёт на себе функцию экспозиции. Старый дом для Екимова- это живое существо,он как и человек тоже стонет, вздыхает, плачет…

Каждая глава- этокомпозиционно завершённый рассказ. В главе “Начало” Екимов снова выступаетпротив городской цивилизации. Но у писателя не остаётся былого оптимизма и надеревенскую жизнь. Везде начинает присутствовать слово “смерть”. “Они умрутвместе- мама и старый дом. Он умрёт, я уйду- дом рухнет”. Рухнет дом- рухнет ивесь екимовский хутор, рухнет всё то, чему была посвящена жизнь, и Екимов оченьясно это себе представляет.

Далее герой повести начинаетобзор всей своей прошлой жизни. Глава “Воскресные пирожки” посвящена извечномуидеалу Екимова- женщине-труженнице. Тётя Нюра- это душа старого дома. Умерладуша и как-то одряхлел старый дом. “Без души у всякой жизни недолог срок”.

В главе “Братья” геройвспоминает о своих умерших братьях. Это две разные судьбы, но окончившиесяабсолютно одинаково- на старом поселковом кладбище. Старший брат Слава былработягой и надорвался от работы. Младший брат тоже надорвался, правда не отработы, а от пьянства.

Хутора уже нет, это простоуже разгромленные дворы. Этот факт больше всего ранит автора и его героя. Впоследующих главах перед нами предстают близкие соседи героя, их нелёгкиесудьбы.

Главная героиня главы“Бабаня” очень похоже на тётку Нюру. Это женщина тоже всю жизнь проработала наземле, в своём хуторе. И как слабый росток оптимизма, крутится возле нёмаленький правнук, внимая правду жизни из уст своей любимой бабушки.

У героини главы “Тихий двор”совершенно обратная ситуация. Это уже не молодая женщина тётя фая, вынужденасама растить внучку (да и из той вряд ли что выйдет). Дети были, да случиласьбеда- дочь покончила с собой, а сын постоянно скитается по тюрьмам. Жизньпрожита зря, она угаснет в это дворе вместе со смертью Тёти Фаи.

“Тихому двору”противопоставлена глава “Шумный двор”. Но шумный он только потому, что живёт внём горемычный пьяница Вовка. Символом его жизни является почерневший остовдома в саду. Строили, строили его, да так и не достроили. А теперь  там спитВовка и более того, что его придавит почерневший остов дома- это гнилой остовжизни Вовки (Екимова и раньше волновала тема пьянства, например в рассказе “Вочередь на тот свет”).

К таким же лишним людям вхуторе относится и герой главы “Юрочка”. Юрочка ничего не делает по хозяйству,а только бегает трусцой. Это опустившийся человек и вдруг рядом с нимпоявляется образ чистенькой, красивой девочки Мариночки. Мариночка- это смыслжизни героя: “Моя душа, моя жизнь”. Екимов показывает нам два поколения,которые не чувствуют зов земли предков, поэтому Юрочка оказывается лишним нахуторе. Свой смысл жизни герой видит не в том. Это случайный человек на хуторе,а таких не должно быть.

Есть, конечно, в повести иотрадные исключения, как например, Алексей Иванович из главы “Человек с козою”или учительница Нюра. Но это уже выглядит как нечто исключительное и особенное.

Композиция повести образуеткруг- приезд и “Отъезд”. Это скорбная отходная: герой вынужден вернуться вгород, где всё чужое. Городской мир- это четыре стены и окошки. Просто какие-то тюрьмы. А в хуторе умирает наш дом, а вместе с ним и сад. Герой- этопоследняя инстанция связующая дом с жизнью. Умрёт герой, умрёт дом, умрётхутор.

Хутор в повести уже выглядитне жизнеспособным. Не ничего- связь поколений ослабла, а в некоторых случаяхпросто прервалась, ушло единение душ, которе связывало людей на хуторе. Геройкак будто приехал в последний раз, и торопится поделиться хоть чем-то, что ещёосталось родного в душе.

ДЕРЕВНЯ В ИЗОБРАЖЕНИИ ЕКИМОВА

(“Края эти забыты не Богом, не природой, а властямивысокими”…)

Вспомним важное замечаниеНемзера: “На фоне нищеты и полной разрухи деревенской жизни Екимов оставляетнадежду на её будущее, верит в её социальное обновление, ибо она не лишилась всвоей первоначальной сути самого главного- души  человеческого тепла и природы-земли, воды, одно без другого в деревне, как мы знаем, существовать не может”.

“Окраина малого степногопосёлка. Невеликие дома, просторные огороды, от них- жизнь. Долгое лето, жаркоесолнце. Зимой посёлок засыпан снегом. Осенью чернеет заборами, да не хитрымстроеньем. Летом вскипает цветом и зеленью, словно рай…” ( р-з “Возвращение”.Ж-л “Новый мир” № 10 1998 год).

В своём очерке “Последнийрубеж” (ж-л “Новый мир” № 4 за 1995 год)  Екимов 

подтверждает эту мысль. Онпишет:“…На следующий день в станице Дурновской, в тамошней школе, сказал мнекто-то из учителей: “Спасибо, что приходите в наш Богом забытый край…”- “Незабытый, а обласканный,- возразил я.- Богом ли, природой, но обласканный… Высчастливые, потому что родились и живёте в одном из самых красивых мест наземле. Поверьте, что это именно так. …Так говорил я, а теперь добавлю, что этикрая забыты не Богом, не природой, а властями высокими.”  Но описываемаяЕкимовым деревня всё-таки нищая и убогая. Об этом подробнее…

“…А как добираться? Колхоз небудет возить. Горючего нет, и вся техника поломана. Говорят, становитесь поквартирам. А квартиры в Ендовке- с ума сойти. Сдурели хозяйки. По сто тысячтребуют. Капустин как услыхал, за голову схватился. Он где такие деньгивозьмёт? Тем более за троих. Опупеть можно. У него зарплата- сто тысяч невыходит. И тех с лета не дают. …И живи как хочешь!”

“…В Дубовке колхозраспускают. Районное начальство приехала, говорят, всё, забудьте про колхознуюкассу, расходитесь и сами об себя думайте. Спасайтесь своими средствами…”(“Фетисыч”. Ж-л “Новый мир” № 2 1996 год)

Екимов очень  живооткликается на социальные трудности в деревни, описывая их в своих рассказах,потому что все беды деревни видит именно в этом. Деревня умирает, как и“умирают” все те, кто в ней живёт. Нищета и безвыходность бытия, вот что нынчесопровождает деревенских жителей. Как следствие этого- повальное пьянство, ачем ещё заниматься?! О возрождении деревни на фоне её полной разрухи говоритьне приходиться. Люди потеряли всякую надежду на работу, и на то, что их трудбудет оплачен. Деревня вымирает не только сельскими клубами да школами, которыезакрывают, но и людьми. А это самое страшное. Нет человека- нет деревни, нетжизни… 

“Через комнаты глуховато, но слышно было, как ругаетсямать:   — Это вы вчера рамы с медпункта пропили? Доумились?   — Разведкадоложила?   — Доложила.  Вот участковый прищемит — назад потянете.  Курочат всеподряд.   Все на пропой,  на пропой. А нам край надо бы возле кухни затишкипостановить, как у кумы Таисы. В затишку — печку. Летом так расхорошо,  нежарко. И курник стоит раскрытый. Шифера бы листов пять или досок, хоть горбыля.Люди во двор тянут, для дела, а ты...

   — Пузырь поставь — и ктебе притянем.

   — Да уж все растянули. Свинарник какой расхороший был, сколь шиферу, сколь досок. А в клубе, говорят,и полов уж нет.

   — Полов… Вспомнила. Ужпотолки снимают.

   — Либо Рабуны? Они же кухнюстроить задумали. Рядом живут. Хозяева.

А у нас курник раскрытый.

   — Пузырь. И все будет! — оживился Федор.

   — Да если в дело, я двапоставлю.

   — Это уже разговор.

   — Бесстыжий… Для дома,для семьи, а ты готов...

   — Это не разговор, — перебилее Федор.

   — Разговор,  не разговор.Засели, как баглаи. Только и глядите, где бы чего украсть и пропить.  Нет чтобына ферму прийти да женам помочь,

— корила Анна. — Бабы — вмыле, а мужики прохладничают.

   — Вы задарма горбитесь — имы пойдем рядом с вами. Коммунистический

труд? Пошли они.

   — Вот и пошли… А водкукажеденно глотать… ( р-з “Фетисыч”. Ж-л “Новый мир” № 2 1996 год).

Деревня буквальноразваливается на глазах: закрываются школы (вспомните героя рассказа“Фетисыч”), детские сады, магазины, больницы, клубы.  

Деревня разворовывается,зачастую, местными жителями.

“…От дома Фетисыча видна былаи школа. Она лежала на выезде, вначале длинной, через весь хутор, улицы, покоторой стояли бывшие клуб, медпункт, детский садик, почта, баня, да магазины…За долгие годы улицу выездили, посерёдке тянулась глубокая лужа. Старый брехунАрхип божился, что в разлив в эту лужу из озера карась заходит и можно еголовить. Лужа и летом не высыхала, зеленея. А уж теперь словно море была, топязаборы. Правда, заборов на главной улице почти не осталось.

Дома казённые, брошенные,заборам ли уцелеть. Всякий день на пути в школу Фетисыч наведывался в эти руиныпрошлого. Добро, что двери да окна в домах брошенных- настежь, а чаще- чернеютпустыми глазницами.

В бывшем медпункте, где итеперь пахло лекарствами, Фетисыч садился в высокое блестящее кресло. Оновращалось.  …Клуб ещё год назад стоял на запоре. Нынче всё раскрыто. Сценуразобрали, выдрали полы. Дед Архип ободрал дермантин с кресел и шил из негочирики… В бывшем магазине можно было залезть в большой холодильник, прикрывдверцу- и вроде тюрьма. Там же лежал на боку тяжёлый запертый сейф. Егокурочили, но так и не открыли…”

( р-з “Фетисыч”. Ж-л “Новыймир” № 2 1996 год).

Согласитесь,что от былого деревенского уклада при таком разгроме ничего не останетсявообще. “Кто запустил землю? Кто развалил производство? “Плохой” народ или“хорошие” руководители? Ведь на той же земле получали самые высокие урожаиячменя. С тем же “народом”. За погубленную человеческую жизнь судят высшеймерой. Как же надо судить за погубленный хутор?! Каждый погибший хутор,селение- это шаг отступления с родной земли. Мы давно отступаем, сдавая рубежза рубежом. Похоронным звоном звучат имена ушедших: Зоричев, Липологовский,Липолебедевский, Вороновский, Соловьи и т.д. Края калачёвские, голубинские,филоновские, урюпинские, нехаевские- донская, русская земля.

Не провелисемь ли, двадцать километров дороги… Закрыли магазин. Не захотели возить детейв школу. Пожалели копейку для фельдшера, а для учителя- литр молока. Обиделиневниманием старых. “Реформировали”.“… и вот уже разошёлся хутор. Умираетземля: на Россоши, на Саранском, в Зимовниках, на Козинке- на щедром, дорогомсердцу поле- вместо пшеницы поднялся седой осот да желтее сурепка; и говорливуюречку, Быстрицу ли, Панику, Ворчунку, полонит камыш, а пруд зарастает тиной иряской. Так умирает Вихлявский ли, Помалин или милый Кузнечиков. Так постепенноумирает родина, у каждого она малая, своя, но для всех одна.Уходим. Бросаем захутором хутор, оставляя на поругание могилы отцов и дедов. Сколько будетдлиться этот марш отступления? Ведь уже вслух говорят и кричат, что не мы, аиные народы- хозяева донской степи, нашей матери. Не ведают, что говорят. А мыведаем, что творим?!…” (Очерк “Последний рубеж” (ж-л “Новый мир” № 4 за 1995год)).Россия сейчас переживает трудные времена. Неизвестно куда мы шли с 1917года. Строили светлую жизнь? Мы её “построили”. Пусто… Нечем пахать, нечемсеять. Нет лемехов, нет масла, нет горючего. О запчастях длясельскохозяйственной техники говорить вообще не приходиться. Не на что купить.В прошлые годы говорили об упадке животноводства, об уничтожении свиноводствакак отрасли, сейчас мы уже говорим о том, что зерноводство на ладан дышит.Нечем работать, да и некому. Люди зарплату не получают годами. И о чём говоритьо каких таких стимулах к труду. Зарплаты нет. Цена на булку хлеба в два разавыше, чем в городе.

Но чем всё-таки жить, когданет колхозной зарплаты? Обычно отвечают: усадьбой, подворьем, всем, что естьтам. Держать скотины побольше, мясо продавать. Но не все это могут себепозволить. Народ уезжает с хуторов, гибнет земля.“Фельдшерица уехала,похоронена хуторская медицина. Закрыли магазин. Теперь людей лишили работы. Чтобудет дальше совершенно ясно: люди должны покинуть хутор. Уже начали покидать.А хутор разделит судьбу тех, горьких селений, которые когда-то были рядом. Ихне счесть. А умер хутор- значит умирает земля. Никакими десантами с центральнойусадьбы её не оживить. Вот они- и все хорошие люди: лётчики, юристы,рыбаки…Порою честные, старательные, только жалко на них глядеть. А на землюкоторая забывает шелест хлебных колосьев и снова превращается в Дикую степь,смотреть и горько и страшно…” (Очерк “Последний рубеж” (ж-л “Новый мир” № 4 за1995 год)).Интересно сравнить как изображают деревню другие современныеписатели. 

Совсем немного остановлюсь натворчестве Виктора Астафьева, ибо оно диаметрально противоположно изображениюдеревни Борисом Екимовым. Русская деревня в изображении Астафьева предстаётперед нами как светлый образ Родины. Из воспоминаний взрослого человека особытиях детства выпадает большинство отрицательных моментов, за исключением,быть может, самых резких. Именно поэтому астафьевская деревня так духовно чистаи красива. Этим она и отличается от деревни, изображаемой другими писателями,например Солженициным, Екимовым, у которых деревня, полная противоположностьастафьевской, нищая, живущая только одним — только бы прожить, не умереть сголоду, не замёрзнуть зимой, не дать соседу получить то, что мог бы получитьты. Произведения Екимова потому и находят отклик в душах читателей, что многиетакже понимают и любят Родину и хотят видеть её всё такой же светлой и чистой.А вот герои Виктора Астафьева и Бориса Екимова очень похожи- они реальны, ихлегко нарисовать у себя  в воображении. Как правило его героипротивопоставлены, это как бы два лагеря, “хорошие” и “не очень хорошие”. Междуними всегда есть какой-то конфликт, который пытается разрешить писатель.

В последнее время Екимов  всёчаще обращается к теме детства. Возьмём для примера два его рассказа “Фетисыч”и “Возвращение”. Герои этих рассказов- дети. И как это не прискорбноосознавать, лишённые детства. Нет смысла пересказывать рассказы, их нужночитать, там более что рассказы Екимова удивительно легко читаются, их буквальнопроглатываешь. Екимов подчёркивает, что из-за проблем взрослых страдают дети,они вынуждены решать совсем не детские вопросы (например, Яков из рассказа“Фетисыч”), стоят перед выбором взрослых вопросов, не имея никакой поддержки отних, лишённые элементарной родительской заботы, внимания и ласки. Избитаяфраза: “Дети наше будущее”, а какое будущее вырастить без родительского тепла?Горькая правда: дети, лишённые детства теряют доверие к людям. Однако от полногоразочарования в жизни их спасает детская  непосредственность, ведь они видят окружающий их мир совсем иначе, чем взрослые. А взрослые этот мир разрушают(ситуация с украденными иконами в рассказе “Возвращение), вторгаются в него безразрешения его маленьких хозяев.“Он уснул и проснулся уже ночью, во тьме.Словно ударило его. Он видел во сне день прошедший:  школа в Алешкине, директорша Галина Федоровна, бородатый муж ее, баба Ганя. Вроде виделосьдоброе, а проснулся в испуге.  Они ведь ждать его будут, а он не придет. Прийтион не мог, потому  что  нельзя было оставить свою школу.  Тогда там всекончится, рухнет. Не будет уроков, повесят замок, цветы померзнут. А черезнеделю — это Яков знал точно — школу разгромят.  Сначала вынут стекла.Говорят,  они дорогие.  Потом снимут двери, окна выдерут. И пойдут курочить. Первое время — по ночам, таясь. А потом среди бела дня, наперегонки,  ктобыстрее успеет. К Новому году от школы останется лишь пустая коробка с чернымипроемами.  Так растаскивали клуб, детский садик, медпункт. Так будет и сошколой. Без него все пойдет прахом.  Ни Марина Капустина,  ни братья ее, ни темболее Кроха без Якова ничего не смогут. Лишь он знает, как тетради проверять,ставить отметки. Его Мария Петровна учила. То, что прежде было гордостьюмальчика,  стало вдруг горем.  Потому что  нельзя  было  уйти в Алешкин,  кГалине Федоровне.  И от бессилья

что-либо изменить Яковзаплакал. Он плакал редко. «Бычок упористый...»

— говорила мать.  А теперьхлынули слезы, и казалось, не будет им конца.  Горячие,  волна за волной,  онинакатывались из груди.  И мальчик плакал и плакал, пока не уснул…”.(“Фетисыч”).

Рассказ “Возвращение”написан, пожалуй, ещё на одну тему, кроме темы детства- это темапреемственности поколений. Баба Надёжа и маленькая девочка, объединенные однимобщим горем, становятся как никогда ещё ближе друг к другу. Екимов оставляетнадежду, что прошлое не умрёт вместе с бабой Надёжой, его будет бережно итрепетно хранить девочка, впитавшая в себя исконные корни предыдущих поколений.

Герои рассказов Екимовапсихологичны, они не предсказуемы, и что самое главное они реальны, не“высосанные из пальца”, они сильные и слабые, добрые и не очень, молодые истарые, есть в них особая сила…

ДЕРЕВЕНСКИЕ. ЕСТЬ В НИХ ОСОБАЯ СИЛА(о героях рассказов Бориса Екимова)

Где берёт материал для своихпроизведений писатель? Везде, там, где живут люди. Какой это материал, какиегерои? Тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферуискусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант,чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду.А правда эта стала фактом искусства, вызвала любовь и уважение к самому автору.Герой Екимова, как когда-то и Шукшина, оказался не только незнакомым, а отчастинепонятным. Любители “дистиллированной” прозы требовали “красивого героя”,требовали, чтобы писатель выдумывал, чтобы не дай бог не растревожитьсобственную душу. Полярность мнений, резкость оценок возникали, как не странно,именно потому, что герой не выдуман. А когда герой представляет собой реальногочеловека, он не может быть только нравственным или только безнравственным. Акогда герой выдуман в угоду кому-то, вот здесь полная безнравственность. Неотсюда ли, от непонимания творческой позиции Екимова критиками, идут творческиеошибки восприятия его героев. Ведь в его героях поражают непосредственностьдействия, логическая непредсказуемость поступка. Однажды Василий  МакаровичШукшин признался: “Мне интереснее всего исследовать характер человека-недогматика,человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен,поддается порывам, а следовательно, крайне естественен. Но у него всегдаразумная душа”. Герои Бориса Екимова именно такие, действительно импульсивны икрайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий,может ими самими еще не осознанных. У них обостренная реакция на унижениечеловека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы. Ведет иногдак самым неожиданным результатам. Вспомните рассказ “Возле стылой воды”.

Нет Екимов не идеализируетсвоих странных, иногда непутевых героев. Идеализация вообще противоречитискусству писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому.

Сюжетные ситуации рассказовЕкимова остроперепетийны. В ходе их развития одни положения могутдраматизироваться, а в драматических обнаруживается нечто трагическое. Приукрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств, ситуацияпредполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые разразившись, ломаютпривычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшеестремление к счастью, к утверждению справедливости.

Земное притяжение и влечениек земле — сильнейшее чувство земледельца. Родившееся вместе с человеком,образное представление о величии и мощи земли, источнике жизни, хранителивремени и ушедших с ним поколений в искусстве. Земля — поэтическимногозначительный образ в искусстве Екимова: дом родной, пашня, степь, Родина,мать — сыра земля… Народно — образные ассоциации и восприятия создаютцельную систему понятий национальных, исторических и философских: обесконечности жизни и уходящей в прошлое цели поколений, о Родине, о духовныхсвязях. Всеобъемлющий образ земли — Родины становятся центром тяготения всегосодержания творчества Екимова: основных коллизий, художественных концепций,нравственно — эстетических идеалов и поэтики. Обогащение и обновление, дажеусложнение исконных понятий о земле,  доме в творчестве Екимова вполнезакономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины,художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа,обусловили такую своеобразную прозу.

В рассказах, написанных впоследние годы, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос,обращенный прямо к читателю. Екимов заговорил о самом главном, наболевшем,обнажая свою художническую позицию. Он словно почувствовал, что его герои невсе могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется“внезапных”, “навыдуманных” рассказов от самого себя Бориса Екимова. Такоеоткрытое движение к “неслыханной простоте”, своеобразной обнаженности — втрадициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, выход за егопределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторскоеслово. Интервью — обнаженное откровение. И везде вопросы, вопросы, вопросы.Самые главные о смысле жизни.

Искусство должно учить добру.Екимов в способности чистого человеческого сердца к добру видит самое дорогоебогатство. Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добромпоступке.

Несмотря на все социальныепороки, такие как воровство, пьянство своих “деревенщиков” Екимов любит, ибопонимает, что все их действия только от безысходности собственной жизни, отжелания не просто прожить, а элементарно выжить (!). Они разные, как и самажизнь, но всех их объединяет, пожалуй, одно- они реальны, их легко представить,нарисовать не только внешне, но и заглянуть  в их внутренний мир, который несломался под социальными невзгодами и остался не только богатым, но и сумелсохранить всю свою чистоту и надежду на воскрешение деревни. Екимов тоже в этоверит всей душой, считая, что возрождении деревни начнётся с возрождениячеловека...

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(ох уж эти писатели)

 …Хотя, судяпо последним рассказам Борис Екимова, критики в один голос говорят о том, чтотворчество Екимова перерастает в некий трагизм: “Похороны”, “Наш старый дом”.Но этот трагизм мягок, безобиден, он вызывает лишь щемящую душу печаль, ноникак не ненависть. Оптимистичный конец исчезает, Екимов уже не может придуматьничего ободряющего, светлого. Как мне кажется на последнем этапе своеготворчества, Екимов вливается в общую струю деревенской прозы. Но может бытьэтим всё не закончится, может быть Борису Екимову ещё будет о чём писать- яимею ввиду светлые, радостные темы, ведь по натруре, как уже выше отмечалось оноптимист. Неужели он так просто сдастся? Что делать? Как найти выход изкризиса? На эти вопросы Екимов ответы не даёт. Пока не даёт. “Я никого несужу”,-предупреждает он,- Только свидетельствую”. Но за это нам и стоит любитьтворчество Бориса Екимова, а именно за достоверность изображаемой жизни, засаму эту жизнь. Самое прекрасное- это жизнь. Вы согласны?

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1.           Диалог № 6-1991год стр-15-19. “Самое прекрасное это наша жизнь. Беседа списателем”

2.           Учительская газета № 48-1997 год (11 ноября).

3.           Волга № 11-1984 год стр-162-164.

4.           Волга № 3- 1988 год

5.           Литературная Россия № 16- 1991 год. стр-9.

6.           Литературное обозрение № 7-1980 год. стр-38-46.

7.           Литературная газета № 12- 1989 год.

8.  Рассказы Бориса Екимова в периодических изданиях.

 

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку