Реферат: Тема "маленького человека" в русской литературе 18-19 века

Тема  “маленького человека” в русской литературе  18-19века

План.

1.           Глава:

а) Актуальность и место темы“маленького человека” в русской литературе конца 18-начала 19 века.

б) Роль  “натуральной школы”в формировании мировоззрения писателей 2 половины 19 в.

2.  Глава: Н.М. Карамзин “Бедная Лиза”

3.  Глава: А.С. Пушкин “ Станционный смотритель.”

4.  Глава: М.Ю. Лермонтов

а)”Максим Максимыч”

б)”Княгиня  Лиговская”

5.  Глава: Н.В. Гоголь 

а) “Петербургские повести”,“Шинель”, “Записки сумасшедшего”.

б)”Повесть о Капитане Копейкине.”

6.  Глава: Ф.М. Достоевский

а)”Бедные люди.”

б)”Преступление и наказание.”

7.  Глава: А.П. Чехов

а)”Человек в футляре.”

б)”Крыжовник.”

в)”О любви.”

Заключение.

Глава 1.

  Почти всегда особоевнимание окружающих не привлекают забытые, всеми униженные люди. Их жизнь, ихмаленькие радости и большие беды казались всем ничтожными, недостойнымивнимания. Таких людей и такое к ним отношение производила эпоха.  Жестокоевремя и царская несправедливость заставляли “маленьких людей” замыкаться всебе, уходить полностью в свою душу, настрадавшуюся, с наболевшими про­блемамитого периода, они жили незаметной жизнью и также незаметно умиранию. Но именнотакие люди иногда по воле обстоятельств, повинуясь крику души, начиналибороться против сильных мира сего, взывать к справедливости, прекращали бытьветошкой. Поэтому, все-таки, их жизнью заинтересовывались, писатели, по­степенно,начали уделять в своих произведениях некоторые сцены именно таким людям, ихжизни. С каждым произведением все яснее и правдивее показывалась жизнь люди “низшего”класса. Маленькие чиновники, станционные смотрители, “маленькие люди”, сошедшиес ума, не по своей воле, начали выходить из тени, ок­ружающей мир блистательныхзал.

   Первым писателем, которыйоткрыл нам мир “маленьких людей” был Н.М. Карамзин. Слово  Карамзинаперекликается с Пушкиным и Лермонтовым. Самое большое влияние на последующуюлитературу оказала по­весть Карамзина “Бедная Лиза. ” Автор положил началоогромному циклу произведений о “маленьких людях”, сделал первый шаг в этунеизвестную до этого тему. Именно он открыл дорогу таким писателям будущего какГоголь, Достоевский и другие. А.С. Пушкин был следующим писателем, в сферутворческого внимания кото­рого стала входить вся огромная Россия, ее просторы,жизнь деревень, Петербург и Москва открывались уже не только с роскошногоподъезда, но и через узкие двери бедняцких домов. Впервые русская литературатак пронзительно и наглядно показала искажение личности враждебной ей средой.Впервые русская литература так пронзительно и наглядно показала искажениеличности враждебной ей средой. Впервые оказалось возможным не только драматическиизобразить противоречивое поведение человека, но и осудить злые и бесчеловечныесилы общества — Самсон  Вырин судит это общество. Художественное открытиеПушкина было устремлено в бу­дущее-оно пробивало русской литературой дорогу веще неведомое.

   Еще глубже, чем Пушкин,эту тему  раскрыл Лермонтов. Наивную прелесть народного характере воссоз­далпоэт в образе Максима Максимыча. Лермонтова привлек этот образ, он понималнеразвитость народного характера, но верил в его будущее. Писатель проявилогромное чувство симпатии к своему герою. Максим Максимыч не унижен чиновниками,средой, он унижен близким, как ему ранее казалось, человеком- в этом конфликт.Тема социального неравенства, тема нищеты, тема оскорбленного человеческогодостоинства, жгу­чая и благороднейшая тема русской литературы, с неотразимойсилой предстала в неоконченном романе Лер­монтова “Княгиня Лиговская”. ГероиЛермонтова его “маленькие люди”, отличаются от всех предыдущих. Это уже непассивные люди как у Пушкина, и не иллюзорные, как у Карамзина, это люди вдуше  которых уже  го­това почва для крика протеста  тому миру, в котором ониживут, и этот протест, не прозвучавший в “Максиме Максимыче”, но прозвучал в“Княгине Лиговской.”  Наибольшего апогея эта тема достигла в произведенияхГоголя. Гоголь открывает читателю мир “маленьких людей”, чиновников,чиновнического крючкотворства в своих “Петербургских повестях.”

   Тема  “маленькогочеловека” порождения и блестящий образец “натуральной школы”. Первое произве­дение,в котором правда жизни и судьбы “маленьких людей” выражается писателем спомощью “натуральной школы”, был неоконченный роман Лермонтова “КнягиняЛиговская”. Это произведение дает нам возможность провести в своем воображениипараллель между авторами, которые находятся только на подступах к полному выражениюреализма и реализма критического в своих произведениях и такими писателями, какГоголь, рас­крывший в своих “Петербургских повестях” и других рассказахистинную сторону столичной жизни и жизни чиновников. Он наиболее ярко и весомопоказал возможности “натуральной школы” в преображении и измене­нии взглядачеловека на мир и на судьбы “маленьких людей”.  Критический реализм Гоголяраскрыл и помог развить эту тему у писателей будущего как никто другой. Гогольратовал за гибкую и оригинальную критику, должную быть “верным представителеммнений” своей эпохи.

   В “Петербургских записках”1836 года  Гоголь с реалистических позиций выдвигает  идею социально-насыщенного искусства, которое  “замечает общие элементы нашего  общества,двигающие его пружины. Он дает  замечательно глубокое определение  реалистическогоискусства, следующего за романтизмом, обнимаю­щего своим двойственным взглядомветхое и новое. В реализме Гоголя содержится огромное раскрытие мно­гомернойсложности жизни, ее движения, рождения в нем нового. Реалистический взглядутверждается в твор­честве Гоголя во второй половине 30-х годов.

   “Петербургские повести”,особенно “Шинель”. Имели огромное значение для всей последующей лите­ратуры,утверждения в ней социально-гуманистического направления и натуральной школы. Герцен считал “Шинель” колоссальным произведением Гоголя, а Достоевскийговорил: “Все мы вышли из гоголевской “Шинели”. Творчество Гоголя чрезвычайнообогатило русскую литературу, раздвинуло рамки художествен­ного изображения. Социальныйпафос, “демократизм и гуманизм”, обращение к массовым, повседневным яв­лениям,создание ярких, эмоциональных и социальных типов, соединение лирико-патетическогои гротеско-са­тирического изображения жизни –  эти гоголевские черты былиактивно подхвачены молодыми писателями 40-х годов. Но Гоголь оказал большоевлияние и на дальнейшее движение русской литературы, “отозвавшись” в творчествесамых различных ее деятелей от Достоевского и Щедрина, до Булгакова и Шолохова.Писатель не ошибся, говоря о своем  “пророческом” даре, о способностяхпоэтически предвидеть грядущее и великие пере­мены национальной жизни.

   Писатели первой половины19 века оказали огромное влияние на творчество писателей второй половины 19века. Их произведения помогли последующим поколениям писателей подняться наболее высокую ступень литературного развития и творчества. Разносторонний охватсвоей эпохи, ее пороков,  который сделал Пушкин, Лермонтов и Гоголь, заставилавторов будущего писать свои произведения с еще более глубокой иронией ипсихологизмом, с еще более жгучим сарказмом. Огромный дар внесли писатели такихпроизведений, как “Шинель”, “Бедная Лиза”, ”Княгиня Лиговская” и другие вразвитие и формирование истинно русской  лите­ратуры.

Глава 2.

   “Карамзиным началась новаяэпоха русской литературы” — утверждал Белинский. Эта эпоха прежде всегохарактеризовалась тем, что литература приобрела влияние на общество, она сталадля читателей  “учебником жизни”, то есть тем, на чем основывается славарусской литературы 19 века. Велико значение деятельности Ка­рамзина для русскойлитературы. Слово Карамзина перекликается с Пушкиным и Лермонтовым. Самое боль­шоевлияние на последующую литературу оказала повесть Карамзина “Бедная Лиза”

   “Бедная Лиза” (1729г.) — самая популярная и лучшая повесть этого писателя. Сюжет ее, преподносимыйчитателю как “печальная быль”, крайне прост, но полон драматическогонапряжения.

Рассказывая о любви бедной крестьянскойдевушки Лизы к аристократу Эрасту, который обманом привел ее к самоубийству,автор не подчеркивает к классовой противоположности героя и героини. Он ясновидит эту про­тивоположность, но не хочет признавать, что именно ее вызванагибель “бедной Лизы” Всю повесть жизнь ге­роев изображается через светский ипокров сентиментальной идеализации. Образы повести приукрашены. Умерший отецЛизы, образцовый семьянин, потому, что он любит работу, пахал хорошо землю ибыл довольно зажиточным, его все любили. Мать Лизы, “чувствительная, добраястарушка”,   слабеет от непрестанных слез по своему мужу либо и крестьянкичувствовать умеют. Она трогательно любит свою дочь и с религиозным умилениемлюбуется природой. Ни мать Лизы, ни сама героиня на подлинных крестьянок непохожа. Боле всех идеализирована героиня повести- “прекрасная телом и душойпоселенка”,  “нежная и чувствительная Лиза.”  Горячо любя своих родителей, онане может забыть об отце, но скрывает свою печаль и слезы,  чтобы не тре­вожитьмать. Нежно заботилась она о своей матери, доставала ей лекарства, трудиласьдень и ночь (“ткала хол­сты, вязала чулки, весною рвала цветы, а летом бралаягоды и продавала их в Москве”)  Автор уверен, что та­кие  занятия вполнеобеспечивают жизнь старушки и ее дочери. По его замыслу, Лиза совершенно незна­комас книгой, однако после встречи с Эрастом, она мечтает о том, как хорошо былобы, если бы возлюблен­ный “рожден был простым крестьянином пастухом...”- этислова совсем в духе Лизы. По-книжному  Лиза не только говорит, но и думает. Темне менее, психология Лизы, впервые полюбившей девушки раскрыта подробно и вестественной последователь­ности. Психологичны и интересны следующие моменты:желание увидеть Эраста на другой день после знакомства  и  “какая-то грусть”,когда это желание не осуществилось, радостный испуг и волнение при неожиданномпоявлении Эраста под окном ее хижины, это же чувство автор с помощью деталейизображает в начале повести, удивление, как могла она жить раньше не знаяЭраста; тревога при мысли, что Эрасту- барину нельзя быть мужем простойкрестьянки; страх потерять любимого человека и надежда на его возвращение,наконец, безысходное отчаяние после того, как Эраст выпроводил ее из кабинета.

Прежде чем кинуться в пруд,Лиза  помнила о матери, она позаботилась о старушке, как могла, оставила ейденьги, но на этот раз мысль о ней была уже не в силах удержать Лизу отрешительного шага. В итоге характер героини- идеализированный, но внутреннецельный.

   Автор в повести поднимаетне только тему “маленького человека” и социального неравенства, но и та­куютему, как рок и обстоятельства, природа и человек, любовь-горе и любовь-счастье.

Эраст, его характер намногоотличается от характера Лизы. Эраст обрисован в большем соответствии с воспи­тавшейего социальной средой, чем Лиза. Это “довольно богатый  дворянин”, который велрассеянную жизнь, думал только о своем удовольствии, искал его в светскихзабавах, но часто не находил,  скучал и жаловался на судьбу свою”, наделенный“изрядным умом и добрым сердцем, добрым от природы, но слабым и ветреным”, “ончитал романы. В образе Эраста впервые намечен тип разочарованного русскогоаристократа.            

Лиза же –  это дитя природы,ее душа и характер приближены к народу. Эраст безрассудно влюбляется в Лизу,нарушая то правило, что она девушка не его круга. Лиза наивна и ей непонятното, что в то время, в которое она живет, ее считают маленькой личностью и недают ей право любить, узнав, что Эраст ее любит, Лиза отда­ется своей любвисамозабвенно не задумываясь ни о чем. Поначалу Эраст действует так же, но потомнаступает переломный момент, герой не выдерживает испытания любовью, побеждаютчувства низкие. Среда не дает воскреснуть душе героя и заставляет его солгатьЛизе. Только обстоятельства позволяют героине открыть об­ман. В минуту Лизапрозревает, рок выступает как наказание за грех. Лиза наказана за свою любовь.Эраст на­казан за, то, что не сдержал клятву.

   Авторская позиция вповести — это позиция гуманиста. Перед нами Карамзин- художник и Карамзин- фи­лософ.Он воспел красоту любви, описал любовь как чувство, способное преобразитьчеловека, Писатель учит — миг любви — прекрасен, но долгую жизнь и прочностьдает только разум.

   Карамзин положил началоогромному циклу литературы о “маленьких людях”, сделал первый шаг в этунеизвестную до этого тему. Именно он открыл дорогу таким классикам будущего какГоголь, Достоевский и другие.

Глава 3.

А.С. Пушкин был следующимписателем в сферу творческого внимания которого стала входить вся огромнаяРоссия, ее просторы, жизнь деревень; Петербург и Москва  открывались уже нетолько с роскошного подъезда, но и через узкие двери бедняцких домов.Доказательствам этого послужили его “Повести Белкина”, в центре которых — провинциальная Россия. Здесь и “мученик четырнадцатого класса” коллежскийрегистратор,   смот­ритель одной из тысяч мелких почтовых станций, бедныйчиновник Самсон Вырин, и отставной гусарский офицер Сильвио, и богатые дворяне,и мелкие, многие другие.

   Раскрытию социальной ихудожественной значимости “Станционного смотрителя” положил начало Дос­тоевскийв повести “Бедные люди” Устами Макара Девушкина Достоевский высказал суждения ореализме повести Пушкина, о ее познавательном значении. Он указал на типичностьобраза бедного чиновника Вырина, на простоту и ясность языка повести, отметилглубину изображение в ней человеческого горя. Трагическая судьба “мученикачетырнадцатого класса” Вырина после Достоевского не раз привлекала вниманиекритиков, отмечавших гуманизм и демократизм  Пушкина и оценивавших“Станционного смотрителя”, как одну из пер­вых, начиная с 18 века,реалистических повестей о бедном чиновнике.

Выбор Пушкиным героя — станционного смотрителя был не случайным. В 20-х годах 19 в. В русскойлитературе, как известно, появляется немало нравоописательных очерков,рассказов, героями которых оказываются люди “низшего класса.”  Кроме тоговозрождается жанр путешествий… В середине 20-х годов в журналах все чащеначинают появляться стихотворения, поэмы, очерки в которых уделяется внимание не только описаниями края, но и встречам, беседам со станционными смотрителями.

   В повести три приездарассказчика, отделенные один от другого несколькими годами, организуют ходповествования, и во всех трех частях,  как и во введении,  повествованиеведется рассказчиком. Но во второй, центральной, части повести мы слышим исамого Вырина. В словах рассказчика: ”Вникнем во все это хоро­шенько, и вместонегодования сердце наше исполнится искренним сочувствием” дано обобщение,сказано о ка­торжной жизни и положении станционного смотрителя не одного какоголибо тракта, а всех, во всякое время года, дня и ночи. Взволнованные строки сриторическими вопросами (“кто не проклинал...”, “кто в минуту гнева?” и т. д.), перебивающиеся требованием быть справедливым, войти в положение “сущего мученикаче­тырнадцатого класса” дают нам понять то, что Пушкин сочувственно говорит отяжелом труде этих людей.

   Первая встреча в 1816 годуописана рассказчиком с явной симпатией к отцу, к дочери, красавице Дуне, и к ихналаженной жизни. Вырин — образ “свежего, доброго человека лет пятидесяти, вдлинном зеленом сюртуке с тремя медалями на полинялых лентах”, старого солдата,который, верно лет 30 шагал во время военных по­ходов, он схоронил жену в 1812году, и только несколько лет пришлось ему прожить с любимой дочерью, и но­военесчастье обрушилось на него. Станционный смотритель Самсон Вырин жил бедно,его желания элемен­тарны — трудом, исполненным оскорблений и унижений, ондобывает средства к существованию, ни на что не жалуется и доволен судьбой.Беда которая врывается в этот частный мир потом –   молодой гусар  которыйтайно увозит его дочь Дуню в Петербург. Горе потрясло его, но еще не сломало.Рассказ о бесплодных попыт­ках Вырина Бороться с Минским, после того как онвыпросил отпуск и пешком отправился в Петербург, дан так же скупо, как ирассказ о горе Вырина, но иными средствами. Четыре небольших, но полныежизненной правды картины прихода Вырина рисуют  в условиях социального исословного неравенства типичную ситуа­цию- положение бесправного, слабого и“право” сильного, власть имущего. Первая картина: Старый солдат в ролипросителя перед равнодушным, важным 111.

Вторая картина: Отец в ролипросителя перед 1111.

Пушкин до предела обостряетситуацию, сталкивая  лицом к лицу Вырина с его обидчиком “ Сердце старика 111”

Казалось наступиларешительная минута в жизни человека, когда все накопленные прошлые обидыподнимут его на бунт во имя святой справедливости. Но “… слезы навернулись наглаза, и он дрожащим голосом произнес только: ”Ваше высокоблагоро­дие!.. Сделайтетакую божескую милость!” Вместо протеста вылилась мольба, жалкая просьба.

   Третья картина: (спустядва дня). Снова перед важным лакеем, который грудью вытеснил его из перед­ней ихлопнул дверью ему под нос.

   Четвертая картина: Сноваперед Минским: ”Пошел вон! ”- и, сильною рукой схватив старика за ворот,вытолкнул его на лестницу.

И наконец, еще через два днявозвращение из Петербурга к себе на станцию, очевидно тоже пешком. И СамсонВырин смирился.

Второй приезд рассказчика – он видит, что “горе превратило доброго мужика в хилого старика.” И не ускольз­нувшийот внимания рассказчика вид комнаты (ветхость и небрежность), и изменившийсяоблик Вырина (се­дина, глубокие морщины давно небритого лица, сгорбленнаяспина), и удивленное восклицания: “Это был точно Самсон Вырин, но как онпостарел! ” – все это свидетельствует о том, что рассказчик симпатизирует ста­ромусмотрителю. В повествовании самого рассказчика мы слышим отголоски чувств имыслей Вырина — мо­лящего отца (“пожимал Дунюшкину руку;  “Увидел бедную своюДуню”) и Вырина –  доверчивого, услужливого и бесправного человека (“Жаль былоему расставаться с любезным своим постояльцем”, “не понимал как на­шло на негоослепление”, “решился к нему явиться”, “доложил его высокоблагородию”, что“старый солдат”; “подумал… воротился, но его уже не было”, “Смотритель за нимне погнался”, “подумал, махнул рукой и ре­шился отступить.”)

Роль самого Вырина выражаетего горе и проливает свет на роль Дуни в доме отца (“Его дом держался; чтоприбрать, что приготовить, аза всем успевала”, “Бывало, барин, какой бысердитый не был, при ней утихает и милостиво со мной разговаривает”),  Илексический состав речи Вырина, и построение фраз (“та платочком, тасережками”, “пообедать, аль отужинать”, “уж я ли не любил моей Дуни, я ль нелелеял моего дитяти”) характе­ризуют его как человека своего положения.   

Судьба “маленького человека”в центре внимания автора и  сострадания к нему — не только исходный, но иокончательный элемент отношения автора к своим героям. Оно выражено и вовступлении, и в каждом из трех эпизодов, из которых последние два являютсяпротивопоставлением первому, при этом каждая из трех частей этой лиро-эпическойповести окрашены в различные эмоциональные тона. Третья часть явно окрашена втон  лирической грусти – Самсон Вырин окончательно смирился,  запил и умер сгоря и тоски.

 Вопрос о поведении человекав повести “Станционный смотритель”. Поставлен остро и драматично. Смире­ние,показывает Пушкин, унижает человека, делает жизнь бессмысленной, вытравливаетиз души гордость, достоинство, независимость, превращает человека вдобровольного раба, в покорную ударам судьбы жертву.

Впервые русская литературатак пронзительно и наглядно показала искажение личности враждебной ей средой. Впервые оказалось возможным не только драматически изобразить  противоречивоеповедение человека, но и осудить злые и бесчеловечные силы общества. СамсонВырин судил это общество. Художественное отноше­ние Пушкина  было устремлено вбудущее –  оно пробивало дорогу в еще неведомое.

   В повести написанной напопулярную в 20-х годах тему о станционном смотрителе, прекрасно растолко­вано,кто такой коллежский регистратор, а сострадание к нему является решающимэлементом отношения ав­тора к своему герою. В повести выражено широкое обобщениедействительности,  раскрытое в индивидуальном случае трагической историирядового человека, “мученика четырнадцатого класса” Сам­сона Вырина.

Судьба станционногосмотрителя- типичная судьба простого человека, чье благополучие в любой моментмо­жет быть разрушено грубым вмешательством “сильных мира сего”, правящимклассом, Пушкин предварил своей повестью Гоголя, Достоевского, Чехова и ихгероев, сказав свое слово о людях своего времени.

Глава 4.

Еще глубже, чем  Пушкин этутему раскрыл Лермонтов. В его произведениях мы видим, как мало нужно Мак­симуМаксимычу, чтобы сделать его счастливым: разделить с ним скромный ужин ирассказать немного о себе. Максим Максимыч  почти полностью лишен личностногосамосознания, критического отношения к действи­тельности, он принимает еетакой, какая она есть. Максим Максимыч- человек более близкий к народу и, какговорил Белинский, “понимает все человеческое.” Лермонтов в образе обаятельногопростака офицера видел не верноподданного, а человека из народа, человека,  способногов великому пробуждению. Духом и чистой, не­требовательной душой своей честной, русский солдат Максим Максимыч близок России.

Наивную прелесть русскогохарактера воссоздал поэт в образ Максим Максимыча. Лермонтова привлек этотобраз, он понимал неразвитость народного характера, но верил в его будущее.Писатель проявил огромное чув­ство симпатии к своему герою. Максим Максимыч неунижен чиновниками, средой, он унижен близким, как ему раньше казалосьчеловеком. В этом конфликт, автор возмущен тем, как хладнокровно отверг своеготова­рища Печорин: “Право мне нечего рассказать, дорогой Максим Максимыч.… Однако прощайте, мне пора… я спешу.” Гуманистическая тема “маленькогочеловека” звучит в творчестве Лермонтова.

   Тема социальногонеравенства, тема нищеты, тема оскорбленного человеческого достоинства, жгучаяи благороднейшая тема русской литературы с неотразимой силой предстала внеоконченном романе Лермонтова “Княгиня Лиговская.” Здесь противопостав­леныобраз нищего чиновника Красинского и образ Печорина. Пе­чоринскому пассивномувосприятию мира Лермонтов стремился противопоставить героя, чуждого празднойсуете светского общества,  человека гневной души, бунтарского отрицания. Но егонищий чиновник мечтает о том самом счастье; от которого бежит Печорин. Роман“Княгиня Лиговская.” начинается обращением к чита­телю с просьбой заметить деньи час- декабря 21-го дня 4 часа пополудни, когда и произошло нечто, повлекшееза собой цепь различных событий. Гнедой рысак гвардейского офицера сбил с ногзазевавшегося бедного чи­новника. Только и успел мелькнуть белый султан иразвивающийся воротник шинели, оставив в душе чинов­ника уже на всю жизнь,ненависть к гнедым рысакам и белым султанам.

   Таквпервые столкнулись судьбы Печорина и чиновника Красинского. В театральномресторане, слу­чайно услышав рассказ  Печорина о том, как его рысак намеднизашиб проходящего чиновника, Красинский обращается к своему обидчику снегодующим монологом: ”-Милостивый сударь!… Вы едва меня сегодня не задавили,да, меня- который перед вами… и этим хвастаетесь, вам весело!” Здесь соткровенностью прорыва­ются демократические симпатии поэта. Лермонтов, столкнувблизкого ему Печорина, с демократическим ге­роем, наделил последнего не тольконравственной привлекательностью, но и, не в пример Печорину отличнойвнешностью. И портрет петербургского чиновника, и примечательное описание двораи лестницы огромного дома у Обухова моста, Лермонтов набрасывал уже в манеренарождающейся “натуральной школы.” В том же городе, в то же время и под тем жесумрачным небом бродил и гоголевский низенький человек с лысиной на лбу, вшинели рыжевато-мутного цвета со своими проникающими словами: “Я брат твой.”  Иуже в качестве приведения следующего примера, бывший нижайший чиновник в видеприведения мелькает напоследок в виде приведения мелькает напоследок у того жеОбухова моста, да и скрывается в ночной тишине и темноте. Лер­монтов столкнулдвух героев и показал, что ни один “маленький человек”  не смогут выжить впротивополож­ной им среде. Сколько наивной брезгливости в обращении княгиниЛиговской к Красину, случайно попавшему в ее гостиную :”Скажите: вы я думаю,ужасно замучены делами.“ И какой многозначительный ответ человека, знакомого снуждой: ”Ваш удел забавы, роскошь -а наш труд и заботы; оно так и следует, еслибы не мы, кто бы стал трудиться.” Симпатии молодого Лермонтова были на сторонедемократического героя. Он наделил нищего чиновника не только красотой, но иэнергией возмущения, чувством собственного достоинства, дал ему цельблагородную, способность возвысить человека.  Но в жалкой комнатенке героялежит всего лишь нелепое руководство, как стать богатым и счастливым.Затерявшись в толпе с какой завистью глядит Красинский на ка­реты подкатывающиек гордо освещенному подъезду баронессы: “Чем я хуже их? — думал он — этилица… О я буду богат..” Увидев князя Лиговского с княгиней, Красинскийпоспешил высунуться из толпы зевак  и покло­ниться. Его не приметили, нобедный чиновник приписал это гордости и умышленному небрежению: “Хорошо — подумал он удаляясь — будет и на нашей улицы праздник.” Образ Красинского в“Княгине Лиговской.”- одна из ранних попыток выйти за рамки бесплодногопечоринского неприятия мира, поиск протеста в среде соци­ально обложенных. Нотема нищего чиновника к деньгам к той самой среде, которая гнетет  Печорина,Лер­монтова и лермонтовских героев, и есть источник непреодолимогопротиворечия, того замкнутого круга, кото­рый восстановил Лермонтов в своемпроизведении. Герои Лермонтова его “маленькие люди” отличаются от всех предыдущих.Это уже не пассивные люди, как у Пушкина, и не иллюзорные, как у Карамзина, этолюди, в душе которых уже готова почва для крика протеста тому миру, в которомони живут и этот протест, не прозву­чавший в “Максим Максимыче”, хотя слабо, нопрозвучавший в “Княгине Лиговской.” Но маленькие люди” Лермонтова не могутотойти от среды, в которой они живут. Среда в которой они существуют с еепороками заставляет этот протест пойти в другую сторону. “Маленький человек”стремиться не к свободе, как к высшему идеалу, а к богатству, как в “КнягинеЛиговской.” или к воспоминаниям, пытаясь воскресить в “Максим  Мак­симыче.”Заслуга Лермонтова в том, что создавая своих героев писатель использует  “натуральную школу”, чем добивается большей глубины в характерах героев.Лермонтов не снимал ответственности с человека — ни за его собственную судьбу,ни за судьбу мира, не перелагал ее целиком на обстоятельства.  Пушкин,Карамзин, Лермонтов, начали вводить “маленьких людей”, писать о их судьбах имыслях. Но наибольшего апогея эта тема достигла в произведениях Гоголя.

Глава 5.

   Читая повести Гоголя мыеще не раз вспоминаем, как останавливался перед витриной незадачливый чи­новникв картузе неопределенной формы и в синий ваточной шинели, со старым воротником,чтобы поглядеть сквозь цельные окна магазинов, блистающих чудными огнями ивеликолепной позолотой. Долго с завистью, пристально разглядывал чиновникразличные предметы и, опомнившись, с глубокой тоской и стойкой твердо­стьюпродолжал свой путь. Гоголь открывает читателю мир “маленьких людей”, мирчиновников, чиновничь­его крючкотворства в своих “Петербургских  повестях.”   

   Центральная в этом циклеповесть “Шинель.” “Петербургские повести.” Отличаются по характеру отпредыдущих произведений Гоголя. Перед нами чиновный Петербург, Петербург — столица -основной и велико­светский, огромный город — деловой, коммерческий итрудовой, и “всеобщая коммуникация” Петербурга — бли­стательный Невскийпроспект, на тротуаре которого все, что живет в Петербурге, оставляет следысвои: ”вымещает на нем могущество силы или могущество слабости.” И передчитателем мелькает, как в калейдо­скопе, пестрая смесь одежд и лиц, в еговоображении возникает жуткая картина неугомонной, напряженной жизни столицы.Написанию этого точного портрета столицы помог бюрократический аппарат тоговремени.

   Настолько были очевидны  проволочкибюрократии, проблема “высших”  и “низших”, что про это не­возможно было неписать” Какая быстрая  совершается на нем фантасмагория в течении одного дня!”- как бы с удивлением восклицает Гоголь, но еще удивительнее способность самогоГоголя с такой глубиной раскрыть сущность социальных противоречий жизниогромного города в кратком описании  только одной улицы — Нев­ского проспекта.

 В повести “Шинель” Гогольобращается к ненавистному ему миру чиновников, и сатира его становится  суро­войи беспощадной: “… он владеет даром сарказма, который порой заставляет смеятьсядо судорог, а порой бу­дет презрение, граничащее с ненавистью.” Эта небольшаяповесть произвела огромное впечатление на читате­лей. Гоголь вслед за другимиписателями выступил на защиту “маленького человека” — запуганного, бесправ­ного,жалкого чиновника. Самое искреннее, самое теплое и задушевное сочувствие кобездоленному человеку он высказал в прекрасных строках заключительногорассуждения о судьбе и гибели одной из многих жертв бездушия и произвола.

 Жертвой такого произвола,типичным представителем мелкого чиновника в повести является Акакий Акакие­вич.Все в нем было заурядно: и его внешность, и его внутренняя духовнаяприниженность. Гоголь правдиво изобразил своего героя, как жертвунесправедливой деятельности. В “ Шинели” трагическое и комическое вза­имнодополняют друг друга.Автор сочувствует своему герою, и в то же время видит егоумственную ограни­ченность и посмеивается над ним. За все время пребывания вдепартаменте Акакий Акакиевич ничуть не про­двинулся по служебной лестнице.Гоголь показывает, как ограничен и жалок был тот мир, в котором существо­валАкакий Акакиевич, довольствующийся убогим жильем, обедом, поношенным мундиром иразъезжающейся от старости шинелью. Гоголь смеется, но он смеется не именно надАкакием Акакиевичем, он смеется над всем обществом.

               Но у  АкакияАкакиевича была своя “поэзия жизни”, имевшая такой же приниженный характер,как и вся его жизнь. В переписывании  бумаг ему “виделся какой-то свойразнообразный и приятный мир.” В Акакие Акакиевиче в се же сохранилосьчеловеческое начало. Его робость и  смирение окружающие не прини­мали ивсячески издевались над ним, сыпали ему на голову бумажки, а  Акакий Акакиевичтолько и мог, что сказать: “Оставьте меня, зачем вы меня обижаете.” И толькоодин “молодой человек проникся к нему жало­стью.” История жизни АкакияАкакиевича — это новая полоса в его жизни. Смыслом  его существования стано­витсязабота о 111. Эта цель преображает Акакия Акакиевича. Новая шинель- как бысимвол новой жизни. Апогеем творчества Акакия Акакиевича  является его первыйпереход в департамент в новой шинели и посе­щении вечеринки у столоначальника,Трудная работа Акакия Акакиевича увенчалось успехом, он хоть чем-то доказаллюдям, что у него есть самомнение, На этой казалось бы, вершине благополучияего постигает катаст­рофа. Двое грабителей снимают с него шинель. Отчаяниевызывает у Акакия Акакиевича,  бессильный протест. Добиваясь приема у “самогочастного” и в обращении к “значительному лицу”, Акакий Акакиевич “раз в жизнизахотел показать характер” Гоголь видит несостоятельность возможностей своегогероя, но он дает ему воз­можность противостоять. Но он бессилен перед лицомбездушной бюрократической машины и в конце концов погибает так же незаметно,как и жил. Но Гоголь не заканчивает на этом повесть. Он показывает нам финал омертвом Акакие Акакиевиче, который при жизни был безропотным и смиренным, апосле смерти он резко стаскивает мишень не только с титулованных советников, нои с надворных советников.

  Гоголь говорит нам концомсвоей повести, что в том мире, в котором жил Акакий Акакиевич, герой какчеловек, как личность, бросающая вызов всему обществу, может жил АкакийАкакиевич, герой как человек, как личность, бросающая вызов всему обществу,может жить только после смерти. В “Шинели.” Повествуется о самом заурядном иничтожном человеке, о самых обыденных событиях в его жизни. Повесть оказалаболь­шое влияние на направлении русской литературы, тема “маленького человека”стала на многие годы одной из самых важных.

    Еще одно произведениеГоголя со своей глубиной раскрывшее судьбу “маленького человека” — это “Запискисумасшедшего.” Здесь представлена судьба человека, исключительно несправедлива,царизм в мире.

   Герой  повести- “маленькийчеловек”, чиновник. Он — жертва бюрократического аппарата, безжалостноуродующего людей. Многие люди в то время становились жертвой этого аппарата, новсе же доведенные до отчаяния своими тщеславными попытками найти свое место  вжизни, ни еще могли найти в себе силы бо­роться. Поприцин был более слабый, чемдругие, сказались годы унижения, и обстановка полного раболепия передначальником, все это сломило “маленького человека. Сознание своего полногоничтожества, бедность опустили Поприщина на самую низкую ступень общества,начальство смотрит на него, как на что-то мелкое и ненужное. Но у Поприщина вдуше живет протест, сознание своего человеческого достоинства, он гордитсясвоим дворянством, давно уже всем и забытым. Постепенно это смутноенедовольство приобретает более рез­кий характер.  Поприщин, хотя и смутно,начинает понимать несправедливость существующих порядков, но он еще не способенна активный протест. Его протест не имеет дальше наивного представления о том,что он не хуже камер-юнкера. Что же из того, что он камер-юнкер. Ведь у него женос не из золота сделан. В его голове не укладывается мысль о том что маленький мирок, в котором он вращается изо дня в день, может хоть сколько нибудь измениться. От сознания безвыходности своего положения. Поприщинымовладевает отчаяние, и все оканчивается сумасшествием. Поприщин тихо сходит сума, но ни кто ничего не замечает. Сойдя с ума, По­прищин освобождается отнавязываемых ему представлений о жизни, он видит-то, что ранее ускользало отего внимания. Гоголь очень точно передает нарастание душевной болезни своегогероя. Повесть “Записки сума­сшедшего.” Имеет сатирическую направленность, иГоголь вводя в нее переписку собачек, Люджи и Фидели, еще более усиливает этунаправленность. Он переносит  людские отношения и нравы в жизнь собак,смешивает человеческое и собачье восприятие жизни. Воображая себя испанскимкоролем — Фердинандом 3. Поприщин представляет, как люди преклоняются  перед ним.Для Поприщина  мир перевернулся, он оказался на месте тех людей, которые егоунижали, а всех начальников заставил своем воображении 111 перед ним. В образеПо­прищина Гоголь раскрыл глубину человеческих страданий., вызываемыхсоциальным неравенством, привлек внимание к судьбе “маленького человека”,напомнил о том, что он заслуживает лучшей участи. Заключительные запискиПоприщина -результат  оскорбленного самолюбия, бедности, одиночества. Теперь всумасшедшем доме Поприщина обезумив окончательно, узнал ценуфльши и тщеславияокружающего мира,  испытывает мучительные страдания. “Я не в силах, я не могу вынести всех  мук их, голова горит моя моя спасите меня!” Последние словаПоприщина, обращены матери. Это призыв человека, который погибает  в мире эго­измаи безумия: “Матушка, спаси своего будущего сына! Урони слезинку на его больнуюголовушку!” В этих словах звучит скорбь измученного, оскорбленного человека.Перед нами уже не запуганный человек, а человек, который  в своем безумии  и страдании увидел все ничтожество, низость и жестокость мира. После“Петербургских повестей.” Гоголь не  оставляет тему взаимоотношений “маленькогочеловека” и чиновничьего мира столицы. Это — тема постоянно живет в каждомпроизведении, он никогда не пропустит случая, чтобы не пропустить случая,чтобы  не сказать двух-трех едких слов в ее адрес. Но однажды  эта темапрозвучала без всяких предисловий, прозвучала без всяких иносказаний, спредельной сатирической обнаженностью в “Повести о капитане Копейкине.” Здесьрассказана драматическая история об инвалиде — герой  Отечественной войны 1912года, прибывшим в Петербург за” монаршей милостью.” Защищая Родину, он потерялруку и ногу, и лишился каких бы то ни было средств к существованию. КапитанКопейкин добивался встречи с самим ми­нистром, который оказался черствым,бездушным чиновником. “ Маленький человек “ попал в беду, из которой нетникакого выхода. А всесильному министру нет никакого дела до несчастногоинвалида. Министр  доса­дует, что посетитель отнимает у него так много времени:“ Меня ждут дела важнее ваших.” И мы знаем, какие это дела, ждут решений иприказаний генерала — словом важные государственные дела. С какойоткровенностью противопоставлены здесь интересы “государственные” интерес кпростому человеку.

   Символом этойгосударственной власти выступает и Петербург- чинный, важный, утопающий в рос­коши.Этот город, в котором совершенно невозможно жить бедному человеку. Петербург — неприветливый, жестокий город, бесконечно чужд: “маленькому человеку.” К нему,этому человеку, равнодушен и министр. Он не только не помог инвалиду, новозмутившись его “упрямству”, распорядился выслать его из столицы. А Ко­пейкингневно размышляет: раз министр советовал ему самому найти средства помочь себе-“хорошо он найдет .” Вскоре Копейкин стал атаманом появившийся в рязанскихлесах “шайки разбойников”  грабивший казну и помогавшей беднякам.

   По своему внутреннемусмыслу, по своей идее “Повесть о капитане Копейкине” является элементом видейном и художественном замысле писателя. Повесть как бы венчает всю страшнуюкартину поместно- чи­новно — полицейской России. Воплощением произвола инесправедливости является не только губернская власть, но и столичнаябюрократия, само правительство. Чего же стоит это бездушное правительство, еслионо не может оказать помощь защитнику Отечества!

   “ Повесть о капитанеКопейкине” содержала в себе очень острое политическое жало. И это было верноугадано петербургской цензурой, потребовавшей от автора либо выбрать всюповесть, либо внести в нее суще­ственные исправления. “ Повесть о капитанеКопейкине” дала автору возможность включить в произведение тему героического1812 года и тем самым еще резче оттенить поведение чиновников губернскогогорода и сто­лицы России, характерно для них  эгоизма, красотой человеческогодуха, нравственным величием подвига в защиту Отечества.

   Сильный и мужественный,исполненный человеческого достоинства. Копейкин являлся собой разитель­нуюпротивоположность бессердечию и произволу столичной власти, трусливой и жалкойзнати. Всем этим людям противостоял Копейкин — смелый, добрый человек сгероической и печальной судьбой. Никогда еще тема “ маленького человека” незвучало у Гоголя с такой трагической пронзительностью, с такой силой, ибо “маленький человек” вырастает здесь в фигуру величественную — в защитника испасителя Родины.

  

ГЛАВА  6.

   Федор МихайловичДостоевский — один из самых ярких выразителей “ петербургского периода русскойлитературы, типичный горожанин.” В его произведениях мы не найдем изображенийприроды, которые так восхищают нас у Тургенева и Толстого. Действия большейчасти его произведений, в том числе таких значи­тельных, как романы“Преступление и наказание.” ,” Идиот.”, “ Подросток.”, происходит вПетербурге. Писа­тель ведет своих героев по грязным улицам и каналам, угрюмымдворам и чадным лестницам в жилые квар­тиры и трактиры. Петербург — не толькоместо пребывания царского двора и высшей знати, но и крупнейшей в странебюрократически — буржуазный центр — являл поражающие, резкие контрастыбогатство и бедности, не­ограниченной власти и произвола высших чиновников ибесправия, нравственной забитости служилой бед­ноты. С первых шагов своеготворчества Достоевский проявил себя писателем — “ урбанистом”, по-своему про­должавшимтворческую традицию гоголевских петербургских повестей.” Все мы вышли из “Шинели.”, — ска­зал он в последствии о себе и других писателях “натуральнойшколой.”

   “Натуральная школа “ ковремени выступления Достоевского уже вполне сложилась под теоретическимруководством Белинского и заявила о себе в печати двумя сборниками подназванием “Физиология Петер­бурга.” Они были составлены из рассказов,изображавших жизнь городской бедноты и имеющих очерковую композицию. В третьемже, подобном “ Петербургском сборнике” и были опубликованы “Бедные люди.” Ноони были не очерком, а повестью.

   Достоевский вообще неписал очерков. Уже в своих ранних произведениях он проявил преобладающийинтерес не к  бытовому укладу своих героев, а к их внутреннему, нравственномумиру в его развитии. В нем уже тогда таился будущий великий романист. Егоранние произведения представляли собой психологические повести и рассказы,иногда приближавшиеся к роману. Этим они походили на некоторые петербургские по­вестиГоголя и вместе с тем сильно отличались от них.

   В “Шинели.” Гоголя,мелкий чиновник, способный  “переписывать”, достоин не только жалости, но иглубоко юмористического изображения. Это потому, что он забит до предела нетолько внешне, но и внут­ренне, поэтому он и трогателен и несколько смешон. Так, он интересуется не смыслом переписанных бумаг, но разными буквами в этихбумагах. Или в новой шинели, которую шьет ему Петрович, он заранее видит свою“будущую подругу” и т. п. Достоевский в “Бедных людях.” Тоже изображаетзабитого маленького чиновника. Девушкина в его нравственной жизни и этим“вышел  из шинели”, но он осознал такой характер несколько иначе, от части дажеконтрасту с Гоголем. изображен как бы из вне, Макар Алексеевич Девушкин как быиз внутри — его переписки с бедной девушкой, Варенькой Доброселовой,живущей с ним по соседству. Оба они в своих письмах не только рассказывают обочень тяжелых обстоятельствах своей жизни,  но вместе с тем ши­роко раскрываетв них свои чувства, душевное состояние, почти всегда добрые и грустные, аиногда даже воз­вышаются до смутного нравственного протеста. Поэтому герои этойповести не смешны, они вызывают у чита­теля жалость и сочувствие.   

 При всей своей крайнейбедности, нравственно подавляющей его, при всей своей полной зави­симости  иробости перед начальством, мелкий чиновник у Достоевского не только сознает, нои внутренне за­щищает в себя, на уровне своих понятий, свое человеческоедостоинство, свою глубоко затаенную гордость ма­ленького, незаметного, ночестного труженика, которого он называет “амбицией”. “Служу безукоризненно, — пишет он, — поведение трезвого, в беспорядках никогда не замечен. Как гражданинсчитает себя как имеющего свои недостатки, но вместе с тем и добродетелем.”,амбиция моя мне дороже всего. “Увидев на улице шар­манщика, который “милостынипросить не хочет” и “хоть целый день ходит да мается — зато сам себе господин,сам себя кормит”,  Девушкин пишет о себе: “Вот и я точно так же, как этотшарманщик… в своем смысле, в благородном-то, в дворянском-то отношении точнотак же, как и он по мере сил тружусь, чем могу, дескать.”

   В сознании своегонезаметного, но честного и полезного труда. Девушкин доходит иногда до сознанияглубоких контрастов социальной жизни, боится  этого в себе как явного“вольнодумства”, но не может отка­заться от своих   мыслей. Особенно возбуждаетих в нем судьба бедной Вареньки. “От чего вы,  Варенька такаянесчастная....-пишет он. — От чего это так все случается, что вот хороший точеловек в запустении находится, а другому кому счастья само напрашивается?Знаю, знаю мамочка, что нехорошо это думать, что это вольнодум­ство...”

   Однако все, что происходитв повести с Девушкиным, показывает на сколько бесплодно его тайное“вольнодумство” и насколько обольщается он своей честной трудовой “амбицией”.Прочитав повесть “Шинелью” присланную ему Варенькой, он поражен сходствамимежду собой и горемычными героями Го­голя,  он тоже бережет сапоги и радуетсяесли сошьет себе что-нибудь новое. И он возмущен, что теперь все это, комическиизображенная в повести, станет известным всем  и вот уже вся гражданская исемейная жизнь твоя по литературе ходит, все напечатано, прочитано, осмеяно,пересужнено! Да тут и на улицу нельзя пока­заться будет.  “Он пишет Вареньке отом, как  “убивают” его долги и “худое положение” и его одежда и как он  “горел”,“в адском огне горел”, “умирал”, когда его вызывали к самому  “егопревосходительству”, чтобы дать нагоняй за пропуск строки в переписанной важнойбумаге.

   Самое важное и новое вхарактере забитого человека у Достоевского — это его способность к “погружениюв себя самого”, к психологическому самоанализу, “рефлексами” и ксоответствующим обобще­ниям. “Он, бедный — то человек, он взыскателен, — пишетДевушкин о себе и ему подобных, — он и на свет-то божий иначе смотрит… давокруг-то себя смущенным взором поводит, да прислушивается к каждому слову, — дескать не про него ли там говорят?  Что вот дескать что же он такойнезаметный? “После первого письма  к Вареньке он в должность пошел” сиянье былона сердце? Когда же он решился пойти занимать деньги, на­строение у него было:”… ни на что и глядеть не хотелось, грусть, тоска такая напала! На сердцехолодно на душе темно...” Даже в лучшую минуту жизни, когда начальник дал емуиз жалости 100 рублей, он не может не страдать. “ Мне в прочем, покойно, оченьпокойно, — пишет он. — Только душу ломит, и слышно там в глубине душа моядрожит, трепещет, шевелится”. 

   При таком характере иположении одинокого, пожилого, бедного чиновника вполне естественно вне­запнопробудившая в нем нежная привязанность его к тоже бедной и обиженной молодойдевушке, которую еще больше “изнуряет мечтательность”, у которой также такмного чувственных переживаний и “болезненных впечатлений”, а “душа так частопросит слез”. “Как вы мне явились, как вы всю мою жизнь осветили темную, “-признаетсядевушка. Тем драматичнее для них обоих внезапная разлука, когда Варенькавынуждена согла­ситься на брак со своим обидчиком, помещиком Быковым, аДевушкин снова остался одиноким.

   Сама переписка героев, вкоторой так много искренности и душевных изменений и сердечных надрывов,представляют собой наилучшие выражения внутреннего мира “маленьких людей”.Характерен язык этой пере­писки. Девушкин говорит спотыкающимся, затрудненнымязыком с ненужными повторами и бесчисленными уменьшительными словами (“мамочка”;“придумочка”; “сердчишку моему”), передающими не только ласко­вый тон его речи,но и причудливую привычку к самоуничтожению.

   Отношение Девушкина кВареньке сродни отцовскому чувству Вырина к Дуне, он близок пушкинскому герою всвоей способности защитить ближнего, в чувстве собственного достоинства. В немживет достоинство не только человека, но и труженика. Отсюда идут нити,связывающие Макара Девушкина с другими людьми, жажда помочь беззащитнойВареньке, избавив ее от нищеты, уберечь от скверных посягательств на ее честь.Ему, живущему в доме, где “люди так и мрут”, дана сердечная способность помочьближнему. Гораздо больше, чем от сознания собственной бедноты (с ней он готовпримириться), он страдает от невозможности помочь лю­бимому человеку  простоеще одному бедняку соседу-чиновнику Горшкову, нищему ребенку на улице… Такойисточник страдания возвышает Девушкина, делает его, несмотря на его слабости,подлинно положительным человеком,  великим “маленьким человеком”. Гоголь в“Шинели”. Показал страшную драму “маленького чело­века”, Достоевский возвышаетего до трагедии.

   Как бы эхом, отголоскомистории главных героев является вставной рассказ Вареньки о Покровском и егогибели, очень значительный в композиции “Бедных людей.” Рассказ о Покровскомраздвигает рамки по­вести за пределы отношений двух людей,  подчеркиваеттипичность благородных, сострадательных характеров в среде бедняков итипичность их судеб. В этой истории появляется самый жалкий из всех героевповести, ста­рик Покровский. Но и него — опустившегося, забитого до полнойпотери чувства собственного достоинства — господствующая страсть глубокочеловечна: любовь к сыну, гордость сыном, скорбь о сыне.

   Достоевский своей повестьюпротестует против несправедливости не только социальной, но и нравст­венной.Все его бедняки, включая старика Покровского, как бы низко они не пали, носят вдуше истинно чело­веческие чувства и в падениях своих они не виновны.

   Если Пушкин увидел в“маленьком человеке” способность к защите своего достоинства и возвысил бла­городствобесправного “мученика четырнадцатого класса”, а Гоголь призвал обществозаметить Акакия Ака­киевича Башмачкина в его приниженности и душевнойсмертности, то Достоевский представил читателю внут­ренний канцелярскогопереписчика глубоко думающего и сострадающего бедам других обитателей социаль­ногодна. Его размышления и душевное соучастие в чужих судьбах выражаются всентиментальной форме, но в них есть здравый смысл.

   Во всем этом была большаяоригинальность и художественная значимость первой повести Достоевского,поразившая Белинского, Некрасова и весь круг активных участников, ”натуральнойшколы.”  Ни у кого из них, в их очерках, повестях, стихотворениях, сочувственноизображавших быт и нравы городской бедноты, а потом и крепостного крестьянства,не было такой неторопливой и сосредоточенной психологической проникновенно­стии глубины  изображения характеров действующих лиц. После появления повести в“Петербургском сбор­нике,” на начинающего писателя вдруг стали смотреть как на“новую звезду.” Это талант необыкновенный и самобытный, — писал Белинский, — который сразу, еще первым произведением своим, резко отделился от всей толпынаших писателей, более или менее обязанных Гоголю направлением и характеромсвоего таланта.”

   “Бедных людей.”,написанных до знакомства начинавшего писателя с Белинским, по содержанию про­должаетповесть “Слабое сердце.”, созданная почти через год после того, как авторсблизился с кружком  Пет­рашевского. В ней мотивы “вольнодумства” и протеста“маленького человека” получают иное, гораздо более острое значение.

   Макар Девушкин трудитсянад канцелярскими бумагами только на службе, а дома он свободен и можетпереписываться с Варварой. В повести “Слабое сердце.” Писатель показал другуюситуацию, когда высший на­чальник канцелярии Юлиан Мастакович, дав из милостипервый служебный чин бедному юноше, Васе Шум­кову, и сделавшись его“благодетелем”, заставляет его трудиться не только на службе, но, и в личныхинтере­сах, также и дома, поручив ему переписывать в срок какое-то оченьдлинное и важное “дело” и оплачивая это скудными и редкими подачками.

   По “слабости сердца” Васяне смог вынести такого беспросветного труда. Он полон благодарности на­чальникуи готов на него  работать, но у него есть и свои личные интересы и стремления — любовь к бедной де­вушке, Лизаньке, Сначала он часто ходил к ней, “мучаясьнеизвестностью”, а затем, став ее женихом, впал в восторженно-мечтательноесостояние и в результате запустил свою срочную переписку, рискуя тем самым по­терятьмилость своего “благодетеля.”

   В этой повести Достоевскийне изображает непосредственно переживания своего героя, но глазами его друга исожителя. Аркадий, показывает, что творится с Васей, все более сознающимбезвыходность своего по­ложения. Достоевский при этом нарочно сгущает краски — у него уже появилось стремление к психологическим гиперболам. Вася впадает втяжелую задумчивость, работая по ночам, он доходит до того, что бессмысленноводит по бумаге сухим пером и наконец впадает в умопомешательство. Особенно устрашающасцена в каби­нете начальника, куда Вася пришел с повинной, и где он вприсутствии  сослуживцев ведет себя как солдат: ступает с левой ноги,пристукивает правым сапогом, “как делают солдаты, подойдя к подозвавшемуофицеру.” И тут его увозят в сумашедший дом.

   Очень значительна концовкаповести, заключающая в себе широкое символическое обобщение, выте­кающая извсего в ней изображенного. Вечером того же дня, когда погиб Вася, Аркадий вморозные сумерки смотрит на Петербург, и “весь этот мир со всеми жильцами егосильными и  слабыми”, кажется ему похожим на “фантастическую, волшебную грозу,на сон, который, в свою очередь, тотчас исчезнет.” “Какая-то странная душапосетила осиротевшего товарища бедного Васи. Он вздрогнул… Он как будто теперь понял… отчего со­шел с ума его бедный, не вынесший своего счастья Вася.Губы его задрожали, глаза вспыхнули, он побледнел и как будто прозрел во что-тоновое в эту минуту..” Эта концовка повести, напоминает кульминацию сюжета“Медный всадник.” Пушкина, она, наряду с некоторыми эпизодами “Бедных людей.” — самое значительное из всего, что успел написать Достоевский  до своего ареста.

   В лице Девушкина иШумкова  Достоевский изобразил “маленьких людей”, являющихся безвиннымижертвами того незаметного, повседневного угнетения, на котором основывалась всяжизнь самодержавно-бю­рократической России.

   Продолжение темы“маленького человека” мы находим у Ф. М. Достоевского в первом большом про­блемномромане “Преступление и наказание.”, который печатался в журнале Коткова “Русскийвестник.” В те­чение 1866 года. Перед нами снова Петербург, но не эпохиБелинского и писателей, “выходивших в своем творчестве “из  “Шинели.””, аПетербург пореформенный, где стало еще больше бедности, но где беднота страдаетв основном уже не от концемерных начальников, а от полной необеспеченности, отжестоких заимо­давцев и хитрых богатых соблазнителей. Эти новые обстоятельствас большой силой и остротой проявляются в жизни главных героев романа — бедногостудента Родиона Раскольникова, его сестры, и еще более бедной де­вушки СониМармеладовой.  Достоевский сосредоточен на изображении мира человеческихстраданий.

   Не бедность даже, анищета, при которой человек не только буквально гибнет от голода, но и теряетче­ловеческий облик и чувство собственного достоинства, — вот состояние, вкоторое погружено несчастное се­мейство Мармеладовых. Запойный пьяница старикМармеладов, ради рюмки водки унижающийся перед трак­тирщиком; жена его,“гордая” Катерина Ивановна, умирающая от чахотки и посылающая семнадцатилетнююпадчерицу, великую страдалицу Соню, продавать себя на улице петербургскимразвратникам; гибнущие от го­лода малые дети Мармеладова. Материальныестрадания влекут за собой мир нравственных мучений, которые уродуютчеловеческую психику. Добролюбов писал Достоевскому: “В произведенияхДостоевского мы нахо­дим одну общую черту, более или менее заметную во всем,что он писал: это боль о человеке, который при­знает себя не в силах или,наконец, даже не вправе быть человеком, самим по себе.”

   Чтобы понять меру унижениячеловека, нужно вникнуть во внутренний мир титулярного советника Мармеладова.Душевное состояние этого мелкого чиновника намного сложнее и тоньше, чем у еголитератур­ных предшественников — пушкинского Самсона Вырина и гоголевскогоБашмачкина. Им не свойственна сила самоанализа, которого достиг геройДостоевского. Мармеладов не только страдает, но и анализирует свое ду­шевноесостояние, он как врач ставит беспощадный диагноз болезни — деградациясобственной личности. Вот как исповедуется он в первой же встрече сРаскольниковым. “Милостивый государь, — бедность не порок, это истина. Но…нищета — порок-с.  В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденныхчувств, в ни­щете же никогда и никто… ибо в нищете я первый сам готовоскорблять себя.” Человек не только гибнет от нищеты, но понимает, как ондуховно опустошается: начинает презирать самого себя, но не видит кругом ни­чего,за что бы уцепиться, что удержало бы его от распада личности Мармеладовпризирает себя. Мы состра­дали ему, мучаемся его мучениями и остро ненавидимсоциальные обстоятельства, породившие эту человече­скую трагедию.

   Огромной художественнойубедительности достигает крик души Мармеладова, когда он заметил на­смешкутрактирных слушателей: “Позвольте молодой человек: можете ли вы… Но нет,изъяснить сильнее и изобразительнее: не можете ли вы, а осмелитесь ли вы,взирая в сей час  на меня, сказать утвердительно, что я не свинья? “Подчеркивая эти слова, писатель обостряет наше восприятие, углубляет своюмысль. Конечно, можно обозвать пьяницу, губящего семью, бранным словом; но ктовозьмет на себя смелость осудить такого Мармеладова, ставшего под перомписателя подлинно трагической фигурой!

   Мармеладов восстает противодиночества, на которое обречен бедняк в джунглях безжалостного города.

   Мармеладовский вопль — “ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти” — выражает последнюю степень отчаяния обесчеловеченного человека.

   Взглянув на Мармеладова,Раскольников увидел “старый, совершенно оборванный фрак  с оставшимисяпуговицами. Одна только держалась кое-как, и он на нее и застегивался, видиможелая не удаляться приличий.:

  : Не один раз уже жалелименя”, — говорит Мармеладов Раскольникову. Пожалел его и добрый генерал ИванАфанасьевич, опять принял на службу. Но Мармеладов не выдержал испытания, сновазапил, пропил все жалование, пропил все и взамен получил оборванный фрак сединственной пуговицей. Пуговица эта возвра­щает нашу мысль к Девушкину, ксцене с оторвавшейся пуговицей в кабинете “доброго генерала”, который пожалелДевушкина. Эту замечательную сцену Белинский назвал “страшной правдой”. Да ведьтут уже не со­жаление к этому несчастному, а ужас ужас! “- говорит он автору“Бедных людей.” Мармеладов в своем поведе­нии дошел до утраты последнихчеловеческих качеств. Он уже на столько унижен, что в отличии от Девуш­кина,сохранившего человеческое достоинство, человеком себя не ощущает, а толькомечтает о том, чтобы быть человеком среди людей.

   Встреча с Мармеладовым втрактире, его лихорадочная, как в бреду, исповедь дали Раскольникову по­следнеедоказательство правильности “наполеоновской идеи.”

   Достоевский вступил влитературу со своими героями Макаром Девушкиным, который полемизировал с“Шинелью”. Потому, что автор хотел не только утвердить гоголевский гуманизм, нои поставить его на более прочный фундамент.

   Достоевский учился умногих. Почерпнутое им у Гоголя на первых порах было особенно заметно в егопроизведениях — в выборе темы и героя, в отдельных элементах, во внешнихдеталях описания и даже непо­средственно в слоге. Но именно благодаря этомуобстоятельству и делалось отчетливо различимой — по прин­ципу контраста — разработка гоголевским учеником уже только ему одному присущих особенностей вовзгляде на человека и окружающее.

   Самое важное и новое, посравнению с другими писателями, раскрывавшими эту тему, это способность узабитого человека Достоевского заглянуть в себя, способность самоанализа исоответствующих действий. Пи­сатель подчиняет героев детальному самоанализу, ниу какого другого писателя в очерках, повестях, сочувст­венно изображавших быт инравы городской бедноты не было такой неторопливой и сосредоточенной психо­логическойпроникновенности и глубины изображения характера действующих лиц.

ГЛАВА 7.

   Чехов — великий художник слова, как и многие другиеписатели тоже не мог обойти в своем творчестве стороной тему “маленькогочеловека.”

   Его герои — “маленькиелюди”, но многие из них стали такими по своей воле. В рассказах Чехова мыувидим угнетателей начальников, как у Гоголя, нет в них и острой денежнойситуации, унижающих социаль­ных отношений как у Достоевского, есть толькочеловек, который сам вершит свою судьбу. Своими нагляд­ными образами “маленьких людей” соскудевшими душами, Чехов призывает читателей к исполнению одной из своихзаповедей “По капле выдавить из себя раба”. Каждый из героев его “маленькойтрилогии ”олицетворяет какую-либо из сторон жизни: Беликов (“Человек вфутляре”) — олицетворение власти, бюрократии и цензуры, рассказ (“Крыжовник”) — олицетворение отношений к земле, извращенный образ помещика того времени,рассказ о любви предстает пе­ред нами отражением духовной жизни людей.

   Все рассказы всовокупности составляют идейное целое, создают обобщающее представление о совре­меннойжизни, где значимое, соседствует с ничтожным, трагическое со смешным.

   Между спротивоположностями в душе чеховского героя большей частью нет мирногососуществования. Если человек подчиняется силе обстоятельств, и в немпостепенно гаснет способность к сопротивлению, то он в конце концов теряет всеистинно человеческое, что ему было свойственно. Это омертвение души,“уменьшение ее” до минимальных размеров — самое страшное возмездие, котороевоздает жизнь за приспособ­ленчество.

   “Человек в футляре.”первая часть “маленькой трилогии. ” Беликов — учитель греческого языка, влюб­ленныйв свой предмет, мог бы своими знаниями принести много пользы гимназистам.

   Влюбленность Беликова вгреческий язык, на первый взгляд, более высокая форма навязчивой идеи, чемстрасть к накопительству у Ионыча, или обладанию усадебкой с крыжовником. Но неслучайно, что своим восхищением прекрасным предметом, который он преподает,этот учитель не заражает учеников, он для них — лишь ненавистный “человек вфутляре.”  Взяв на себя роль блюстителя морали, он отравляет жизнь окру­жающим:не только ученикам, но и учителям, не только учителям, но и директору гимназии,и не только всей гимназии — всему городу. Поэтому его так все ненавидят.

Порождение эпохи реакции 80-хгодов, Беликов прежде всего сам пребывает в постоянном страхе: “как бы чего невышло!” Как бы не простудиться боится он. И пусть светит солнце на случай дождяили ветра, на всякий случай, надо одеться потеплее, надо захватить зонт,поднять воротник, надеть темные очки, галоши, заложить уши ватой и, садясь наизвозчика, закрыть верх.  Детали в поведении героя, отмеченные художником вмомент, когда герой покидает дом и выходит на улицу, от которой ждет однихкозней сразу врезаются в память, как первое и очень сильное впечатление“маленького футлярного” человека. Здесь опорные пункты его литератур­ногопортрета.

   Казалось бы такой человек,как Беликов, страшась улицы, у себя дома должен чувствовать себя вне опасности.Но у Беликова и дома не лучше, чем на улице. Здесь в его распоряжении не менееизощренный под­бор предметов охранительного назначения. Как бы не повредилисьвещи — и на всякий случай часы, перочин­ный ножик Беликов держит в чехле. Какбы воры не залезли в дом, как бы повар Афанасий не зарезал его — ставни,задвижки, кровать с пологом, сам под одеялом с плотно укрытой головой, призваныохранять и  обере­гать беспокойство Беликова, который ходит по дому в халате иколпаке.

   Обилие предметов,обволакивающих фигуру Беликова на улице, дома, в школе и рисующих нам егопортрет как  человека, заставляет нас еще раз вспомнить замечательныхпредшественников Чехова, которые впервые в русской литературе так тесно связаливнутренний облик человека с внешним миром, его окружением — это Н.В. Гоголь иГончаров.

   Итак, весь смысл жизниБеликова — в энергичной защите от внешнего мира, от реальной жизни. Беликовиспытывает страх не только перед реальным бытом. Еще страшнее для него любоепроявление живой мысли. Поэтому, ему не по душе всякие официальные циркуляры.Особенно они были ему милы, если в них содержа­лись запрещения — широкое поледля претворения в жизнь все той же бессмертной формулы:” Футляр­ность каксвойство человеческого характера, таким образом, выходит далеко за пределыповедения личности в быту”  отражает целое мировоззрение общества томившегося подгнетом полицейско-бюрократического режима. И когда думаешь об этом, то вобучении Беликовым детей древним, мертвым языком,  чудится злове­щий оттенок. “И древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калошии зонтик, когда он прятался от действительности”, — поясняет свой рассказ оБеликове его сослуживец Буркин, тоже учитель. Беликов напоминает унтер-офицераи по страсти к добровольной защите полицейского режима и длительному вред­номувлиянию на людей.

   Чехов не был бы Чеховым,если бы изобразил “человека в футляре” только в одном психологическом со­стоянии.Его герои всегда меняются в ходе событий. Изменился и Беликов, под влияниемтусклого, робкого огонька — подобие любви, вспыхнувшей в его душе при встрече схохотушкой Варенькой. Но это изменение было внешним:”… решение женитьсяподействовало на него как-то болезненно, он похудел, побледнел и, каза­лось,еще глубже ушел в свой футляр.” С нового “как бы чего не вышло” началась самаяпервая мысль Бели­кова о женитьбе на Вареньке, этим футлярным соображением ибыло в конце концов раздавлено подобие влюбленности в его душе. В первый ипоследний раз для героя это опасение оказалось не напрасным: желание женитьсяобернулось для него смертью. Сброшенный с лестницы учителем Коваленко, братомВареньки, Бели­ков покатился вниз вместе с галошами. Деталь, с которой этотчеловек, казалось бы, сросся физически, вдруг оторвалась от него, и это немогло пройти безболезненно. В таком необычном для него виде, без одного изсамых мощных футляров, с помощью которых он только и имел твердую почву подногами, Беликов почувствовал себя совсем обезору­женным. Роковой исход наступилнезамедлительно. Беликов не мог пережить публичного позора — хохота Ва­реньки,в этот миг вошедшей в дом вместе с другими людьми Беликов вернулся к себе, леги больше не вставал. Эта смерть — расплата за ложное   мертвенноемировоззрение, потому в ней нет ничего трагического. Не даром лицо Беликова вгробу “было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что наконец егоположили в фут­ляр, из которого уже никогда не выйдет.”

   Перед нами — урок жизни, искалеченной общественными условиями, истраченной героем бессмысленно длясамого себя и во зло другим.     

   Страх перед каким бы то нибыло проявлениям жизни, тупая неприязнь ко всему новому, необычному, особенновыходящему за рамки дозволенного начальником — характерные черты беликовщены. Беликов угне­тает окружающих своим страхом. Беликова ненавидят и бояться, но ипосле его смерти печать беликовщины лежит на жизни города. Таков дух эпохи, духстраны.

   Рассказ “Крыжовник”  сталобобщением всего русского мещанского быта. Читатель ощущает тонкость ипростоту  чеховского мастерства.

   Писатель отверг вариантсмерти чиновника от рака. Это выглядело бы как трагическая случайность. От­вергон и записанную им другую концовку: съел крыжовник, сказал: “Как глупо” – иумер. Это для него было слишком простым решением проблемы. В рассказе чиновникостался жить, довольный собой. Самодовольная, живучая пошлость – скрытаяопасность всего общества. Такое завершение рассказа поражает точностью и уди­вительнойпростотой, незначительностью. Концовка обычна и тем она реальна.

   Рассказ Чехова обличаетпошлость, скуку, ограниченность интересов. Перед нами раскрывается нечтомелкое, незначительное, по видимости почти безвредное, постоянно встречающееся,но страшное в своей мел­кой обыденности.

   В начале рассказа рисуетсяпейзаж – бесконечные поля, далекие холмы. Великой, прекрасной стране, еепросторам, зовущим вдаль противопоставлена жизнь чиновника, заветная целькоторого сводится к тому, чтобы приобрести в собственность ничтожный клочокземли, запереть себя на всю жизнь в собственную усадьбу, есть  “не купленный, асвой собственный крыжовник”. Посетив брата, который после долгих лишений осуществилсвою мечту: под старость приобрел имение, Иван Иваныч возмущается при видеэтого приземлен­ного счастья: “Принято говорить, что человеку нужно только триаршина земли Но ведь три аршина нужно скорее трупу, а не человеку. Человекунужно не три аршина земли на усадьбу, а весь земной шар, вся природа, где напросторе он смог бы проявить все свойства и особенности своего свободногодуха.” В усадьбе  Гималайского не было людей, а были существа, по описаниюавтора, похожие на свиней. Была ры­жая собака, похожая на свинью, кухарка тожебыла похожа на свинью, наконец, о самом обрюзгшем, распол­невшем чиновнике,сидевшем в постели сказано, “того и гляди хрюкнет в одеяло”. Еще одна точная,почти не­приметная бытовая подробность – крыжовник. В любой малой усадьбесажают крыжовник. Кусты крыжовника, как и крыжовниковое варенье – этопринадлежность почти всякого мелкого усадебного хозяйства.

   В усадьбе, описаннойЧеховым, крыжовник  имеет значение эпитета через него он во-первых, раскрываетпсихологию своего героя – не важно, что ягода кислая, жесткая – она своясобственная и уже только поэтому вкусная. В этом его самодовольство и пошлость,во-вторых, увидев своего брата, который жадно пожирал кислый, жесткий вовсеневкусный крыжовник, рассказчик резко меняет свое мнение. Какие грустные мыслии чувства вызвал этот, казалось бы, безобидный крыжовник. Иван Ивановичобращается к молодому поколению: “Пока молоды, сильны, бодры не уставайтеделать добро!… Если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не внашем счастье, а в чем – то более разумном и великом. Де­лайте добро”.

   О разбитом счастье, отом, как погибла “тихая, грустная” любовь, да и вся жизнь милого,интеллигентного человека, о том, “как не нужно, мелко и как обманчиво было всето, что… мешало любить”, говорит Чехов в рассказе “О любви”.

   Футлярностьраспространяется и на область интимных человеческих чувств. Свободное поприроде чув­ство любви окружается условностями, предрассудками, из-за этогоразрушается счастье двух людей, гибнут две жизни. В мире Беликовых нет просторадля живых человеческих чувств, гибнут люди с нежной душой, увядает их хрупкаялюбовь. И вывод напрашивается сам собой: “ Видеть и слышать как лгут, и тебя женазывают дура­ком за то, что ты терпишь эту ложь, сносишь обиды, унижения, несмеешь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей. Приходитсясамому лгать, улыбаться, и все это из-за куска хлеба, из-за теплого угла, из-закакой-нибудь выгоды – нет, больше жить так невозможно! К борьбе противпошлости, мелочности призывает нас Чехов, об этом все его произведения

Заключение

20 век в России принес окончательное формированиетоталитаризма. В период наиболее жестоких репрессий, в то время, когда человекбыл окончательно обезличен и превращен в винтик огромной государственноймашины, писатели яростно откликнулись, встав на защиту личности.

   Ослепленные величиемцелей, оглушенные громкими лозунгами, мы напрочь забыли об отдельном человеке,который остался человеком и после сорок пятого, и после пятьдесят третьего, и послешестьдесят четвертого — человеком с его повседневными заботами, с его желаниямии надеждами, которые не может отменить никакой политический режим. Тот кого всвое время Белинский назвал “маленьким человеком”, о ком сокрушалсяДостоевский, кого пытался поднять с колен Чехов и Горький, о ком как о великомМастере писал Булгаков, затерялся в просторе огромного государства, превратилсяв малую песчинку для истории, сгинув в лагерях. Огромных усилий стоилописателям его воскрешения для читателей в своих книгах. Традиции классиков,титанов русской литературы продолжили  писатели городского направления прозы,те кто писал о судьбе деревни в годы гнета тоталитаризма и те,  кто повествовалнам о мире  лагерей. Их были десятки. Достаточно назвать имена нескольких изних: Солженицын, Трифонов, Твардовский, Высоцкий,  чтобы понять какогоогромного размаха достигла литература о судьбах “маленького человека”двадцатого столетия.

   Петербург, Москва -город,так давно тревоживший многих русских писателей, стал еще более страшным ижестоким. Он — символ той мощной силы, подавляющей слабые ростки человечности,он — сосредоточие людского горя, зеркало всей российской действительности,отражение которого мы видим по всей стране, в стенах лагерей и на задворкахпровинциальных городков.

   “Маленький человек” нашего города 60-х  — 70-хг. не способен выбраться на поверхность жизни и громко заявить о своемсуществовании. Но ведь и он — человек, а не вошь, как хотел доказать самомусебе Раскольников, и он заслуживает не просто внимания, но и лучшей доли. Путьк достижению этого открыли ему те, кто в наше время стремился “спины выпрямитьгорбатым.” Новые писатели вступают в защиту правды и совести, они формироваличеловека нового. Поэтому нельзя закрывать последнюю страницу в огромной книгепосвященной ему — “маленькому человеку! ”

Список используемой литературы.

1.  История русской литературы. (1800 — 1830-е г.г.)    М.Просвещение 1989 г.

2.  Н. В. Гоголь — творческий путь.    М. Художественнаялитература 1955 г.

3.  Очерки о русских писателях А. Горелов    П. О.Издательства “Советский писатель.” 1984 г.

4.  Литература в школе (октябрь — сентябрь)    М.Просвещение 1990 г.

5.  История русской литературы 19 века    том 1 (подредакцией Петрова.)    Просвещение 1970 г.

6.  Живое слово (литературно — художественный сборник)Москва 1969 г.

7.  Н. В. Гоголь Собрание сочинений     гослитиздат 1959г.

8.  М. Ю. Лермонтов “Избранные сочинения.”

9.  Русская литература (учебник для учительскихинститутов) часть 1-1953 г. А. А. Кайев

10. В. И. Кулешов “Жизнь и творчество Ф. М. Достоевского.”Издательство “Детская литература.” Москва 1979 г.

11. В. А. Туниманов “Творчество Достоевского 1854 — 1862г.г.” Ленинград “Наука.” Ленинградское отделение” 1980 г.

12. Н. Долинина “Предисловие к Достоевскому.” “Детскаялитература.” Ленинград 1980г.

13. А. П. Булин “Художественные образы Ф. М.Достоевского.” (эстетические очерки.) Издательство “Наука.” Москва 1974 г.

14.    Гурвич “Проза Чехова.” Издательство “Художественнаялитература.” Москва 1979г

15. А.Б. Белкин “Читая Достоевского и Чехова.” (статьи иразборы) Москва “Художественная литература.” 1973 г.

16. Э. А. Полоцкая “Пути чеховских героев.” (книга дляучащихся) Москва “Просвещение” 1992 г.

 

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку