Реферат: Тема великой отечественной войны в современной литературе

Даннаятема относится к темам свободным. Это значит, что автор сочинения свободен ввыборе тех произведений, которые станут литературной основой его письменнойработы. Тема Великой Отечественной войны занимает значительное место всовременной литературе. Широко известны произведения В. Быкова, Б.Васильева, В. Гроссмана, Ю. Бондарева и многих других писателей оминувшей войне, ибо она до сих пор заключает в себе неисчерпаемый источникнового материала огромной драматической силы и выразительности. Страшная угрозафашизма, нависшая над нашей страной, заставила на многое взглянуть другимиглазами. Война сообщила понятиям «родина», «Россия» новыйсмысл и ценность. Отчизна в мирное время казалась чем-то непоколебимым ивечным, как природа. Но, когда вражеское нашествие стало всерьез угрожатьсамому существованию нашей страны, когда возникла опасность ее утраты, то мысльо спасении России воспринималась с обостренной чувствительностью. Войнапредставила в новом свете многие привычные понятия и нормы, выдвинув на первыйплан высокую ценность человеческой жизни.

Обращаяськ военной теме, писатели предпринимают попытку разобраться в сложных процессахжизни, в людях трудной судьбы, в трагических коллизиях, порожденных войной.Драматизм обстоятельств военного времени послужил темой многих книг современныхписателей. В повестях Б. Васильева и В. Быкова авторов нередко интересует«микрокосм» войны. Писатели сосредоточивают внимание в основном не наглобальных, широкомасштабных действиях. В поле их зрения, как правило,оказывается или небольшой участок фронта, или группа, оторвавшаяся от своегополка. В центре изображения, таким образом, оказывается человек в экстремальнойситуации, которая нередко возникает в военной обстановке.

ПовестиВ. Быкова о минувшей войне по-прежнему волнуют, читаются с неослабевающиминтересом, потому что проблемы, затронутые в них, всегда актуальны исовременны. Это честь, совесть, человеческое достоинство, верность своемудолгу. И, раскрывая эти проблемы на ярком и богатом материале, писательвоспитывает молодое поколение, формируя его нравственный облик. Но главнаяпроблема творчества Быкова — это, безусловно, проблема героизма. Однакописателя интересует не столько его внешнее проявление, сколько то, каким путемчеловек приходит к подвигу, к самопожертвованию, почему, во имя чего совершаетгероический поступок. Пожалуй, одной из характерных особенностей военныхповестей Быкова является то, что он не щадит своих героев, ставя их внечеловечески трудные ситуации, лишая возможности пойти на компромисс.Положение таково, что человек должен немедленно сделать выбор между героическойсмертью или позорной жизнью предателя. И делает это автор не случайно, ибо вобычной обстановке характер человека не может раскрыться полностью. Такпроисходит с героями повести «Сотников». Через всю повесть проходятдва героя — бойцы одного партизанского отряда, которые морозной, ветреной ночьюотправляются на задание. Им во что бы то ни стало нужно добыть продовольствиедля усталых, измученных товарищей. Но они сразу оказываются в неравномположении, ибо Сотников пошел на задание с тяжелой простудой. Когда Рыбак судивлением спросил его, почему он не отказался, если болен, то Сотников краткоответил: «Потому и не отказался, что другие отказались». Этавыразительная деталь достаточно много говорит о герое — о его сильно развитомчувстве долга, сознательности, мужестве, выносливости. Сотникова и Рыбакапреследует одна неудача за другой: хутор, где они надеялись добыть еду, сожжен;пробираясь назад, они попадают в перестрелку, в которой Сотников получилранение. Внешнее действие, описанное автором, сопровождается действием внутренним.С глубоким психологизмом передает писатель чувства и переживания Рыбака.Сначала он испытывает легкое недовольство Сотниковым, его недомоганием, котороене позволяет им двигаться достаточно быстро. Оно сменяется то жалостью исочувствием, то невольным раздражением. Но ведет себя Рыбак вполне достойно:помогает Сотникову нести оружие, не бросает его одного, когда тот не может идтииз-за ранения. Но все чаще и чаще в сознании Рыбака возникает мысль о том, какспастись, как сохранить единственную и неповторимую жизнь. Он вовсе непредатель по натуре и тем более не замаскировавшийся враг, а нормальныйкрепкий, надежный парень. В нем живет чувство братства, товарищества,взаимовыручки. Никто не мог усомниться в нем, пока он находился в обычнойбоевой обстановке, честно перенося с отрядом все трудности и испытания. Но,оставшись наедине с задыхающимся от кашля раненым Сотниковым среди снежныхсугробов, без пищи и в постоянной тревоге быть схваченными фашистами, Рыбак невыдерживает. Внутренний надлом совершается у героя в плену, когда им особенновластно завладевает неистребимое желание жить. Нет, он вовсе не собиралсясовершить предательство, он пытался найти компромисс в той ситуации, когда онневозможен. На допросе, частично признаваясь следователю, Рыбак думаетперехитрить его. Примечателен его разговор с Сотниковым после допроса:

"—Ты послушай, — помолчав, горячо зашептал Рыбак. — Надо прикинуться смирными.Знаешь, мне предложили в полицию, — как-то сам не желая того, сказал Рыбак.

Векиу Сотникова вздрогнули, затаенным тревожным вниманием сверкнули глаза.

—Вот как! Ну и что ж — побежишь?

—Не побегу, не бойсь. Я с ними поторгуюсь.

—Смотри, проторгуешься, — язвительно просипел Сотников".

Рыбакпринимает решение согласиться на предложение следователя служить полицаем,чтобы, воспользовавшись этим, бежать к своим. Но прав оказался Сотников,который предвидел, что мощная гитлеровская машина сотрет Рыбака в порошок, чтохитрость обернется предательством. В финале повести бывший партизан по приказугитлеровцев казнит своего бывшего товарища по отряду. После этого даже самамысль о побеге кажется ему неправдоподобной. И, удивительное дело, жизнь, такаядорогая и прекрасная, вдруг показалась Рыбаку настолько невыносимой, что онподумал о самоубийстве. Но даже этого сделать ему не удалось, ибо полицаи снялис него ремень. Такова «коварная судьба заплутавшего на войнечеловека», — пишет автор.

Инойпуть выбирает Сотников, которому гораздо тяжелее выдерживать и мороз, ипреследования, и пытки. Решившись на смерть, он пытается своим признаниемспасти ни в чем не повинных людей. Выбор был сделан им давно, еще до этихтрагических событий. Геройская смерть во имя великой цели, во имя счастьябудущего поколения — вот единственный возможный для него путь. Недаром перед казньюСотников приметил среди согнанных к этому месту деревенских жителей мальчонку встарой отцовской буденовке. Приметил и улыбнулся одними глазами, подумав впоследние минуты о том, что ради таких, как этот малыш, идет на смерть.

Проблемапреемственности поколений, неразрывной связи времен, верности традициям отцов идедов всегда глубоко волновала писателя. Еще большую конкретность и глубинуприобретает она в повести «Обелиск». Здесь писатель поднимаетсерьезный проблемный вопрос: что можно считать подвигом, не суживаем ли мы этопонятие, исчисляя его только количеством сбитых самолетов, взорванных танков,уничтоженных врагов? Можно ли считать подвигом поступок сельского учителя АлесяИвановича Мороза? Ведь, с точки зрения заврайоно Ксендзова, он не убил ниодного немца, не сделал ничего полезного для партизанского отряда, в которомпробыл совсем недолго. Его поступки и высказывания вообще сталинетрадиционными, не вмещающимися в узкие рамки установленных норм.

Работаяучителем в Сельце, Мороз обучал детей не по установленным программам, в которыхбыло принято толковать о недостатках и заблуждениях великих гениев России — Толстого и Достоевского. «А Мороз не ворошил толстовские заблуждения — онпросто читал ученикам и сам вбирал в себя дочиста, душой вбирал. Чуткая душа,она прекрасно сама разберется, где хорошее, а где так себе. Хорошее войдет внее как свое, а прочее быстро забудется. Отвеется, как на ветру зерно отполовы. Теперь я это понял отлично, а тогда что ж… Был молод, да ещеначальник», — рассказывает автору Тимофей Ткачук, старый партизан, которыйдо войны был заведующим районо. И при немцах Алесь Иванович по-прежнемуучительствовал, вызывая подозрительные взгляды окружающих. Сам Мороз ответил навопрос Ткачука прямо и откровенно: «Если вы имеете в виду мое теперешнееучительство, то оставьте ваши сомнения. Плохому я не научу. А школа необходима.Не будем учить мы — будут оболванивать они. А я не затем два года очеловечивалэтих ребят, чтоб их теперь расчеловечили. Я за них еще поборюсь. Сколько смогу,разумеется». Слова Алеся Мороза оказались пророческими. Он действительносделал для своих учеников все, что смог. Учитель совершил поступок, который ипосле войны получил диаметрально противоположные оценки. Алесь Иванович, узнаво том, что фашисты обещают отпустить ребят, арестованных за попытку убитьместного полицая, если учитель добровольно сдастся в плен, сам идет кгитлеровцам. Партизаны прекрасно понимают, что фашистам верить нельзя, чтоМороз не сможет спасти ребят своим самопожертвованием. Понимал это и АлесьМороз, но тем не менее он ночью ушел из отряда, чтобы разделить со своимиучениками их страшную участь. Иначе поступить он не мог. Он всю жизнь казнил бысебя за то, что оставил ребят одних, не поддержал в самый тяжелый момент ихкоротенькой жизни. Через несколько дней зверски избитого Мороза повесили рядомс его учениками. Одному из них, Павлику Миклашевичу, чудом удалось спастись. Онвыжил и, как Мороз, стал учителем в Сельце. Но здоровье его оказалось навсегдаподорванным, и он умирает еще довольно молодым человеком. Но Ткачук видит вделах Миклашевича и Мороза прекрасную преемственность. И выражалась она вхарактере, доброте и принципиальности, которые обязательно проступят черезнесколько лет уже в его учениках.

Поинициативе Павла Миклашевича возле школы был установлен скромный обелиск сфамилиями казненных гитлеровцами ребят. Сколько нужно было ему действовать,доказывать, объяснять, чтобы на обелиске появилась фамилия Мороза, человека,совершившего великий нравственный подвиг.

ГероиБыкова борются, жертвуют собой ради будущего, ради сегодняшних детей. ПартизанЛевчук, герой повести «Волчья стая», выносит поистине нечеловеческиеиспытания, чтобы спасти новорожденного ребенка, мать которого, радистка Клава,погибла через несколько часов после родов. Прижав к груди крохотный теплыйкомочек, двое суток пробирается он через болото. Положение осложняется тем, чтоЛевчук ранен. Кроме того, его преследуют гитлеровцы. Какое величие души, какойвысокий гуманизм раскрывается в этом героическом подвиге советского воина,ценой нечеловеческих усилий спасшего человеческую жизнь. Интересно заканчиваетповесть писатель. Через 30 лет, случайно узнав адрес Виктора (так назвал онспасенного ребенка), Левчук едет за 500 километров для того, чтобы встретитьсяс ним. По-разному представляет старый партизан эту встречу, вспоминая отрагических событиях, которые произошли много лет назад, но помнятся домельчайших подробностей. «Три десятка лет, минувших с тех пор, ничего неприглушили в его цепкой памяти, наверное, потому, что все пережитое им в тедвое суток оказалось хотя и самым трудным, но и самым значительным в егожизни», — пишет автор. Повесть обрывается в тот момент, когда Левчук,нажав на кнопку звонка, услышал добродушный мужской голос, приглашающий еговойти. Какой будет эта встреча? Что смогут они сказать друг другу? Какимчеловеком окажется этот 30 лет назад спасенный ребенок? Все это авторпредлагает читателю домыслить самому.

КнигиВ. Быкова помогают нам, не знающим войны, по достоинству оценить и понятьвеликий подвиг советского народа в Великой Отечественной войне, которая недолжна больше повториться.

Кчислу замечательных произведений о войне относится роман В. Гроссмана«Жизнь и судьба», который был написан в 1960 году, но напечатантолько в 80-е годы. Поэтому его можно расценивать как произведение современнойлитературы о войне. В нем дается новая, нетрадиционная трактовка этой темы. Вмногочисленных повестях и романах о Великой Отечественной войне их авторывидели основной конфликт в противоборстве советского народа, защищающего своюродину, с фашизмом, который угрожал свободе и самому существованию России. Вромане Гроссмана понятие свободы приобретает новое, более широкое значение.Самые разные люди, «робкие, угрюмые, смешливые и холодные, задумчивые,женолюбцы, безобидные эгоисты, бродяги, скупцы, созерцатели, добряки»,идут биться за правое дело. Оно состоит в том, чтобы изгнать врага с роднойземли, уничтожить фашизм и вернуться домой к мирным заботам. Казалось бы, какиетут могут быть сомнения? Но весь роман «Жизнь и судьба» пронизан ими.Для чего соединились собранные со всей страны люди, которые в танках мчатсянавстречу смерти? Не только для того, чтобы порадовать товарища Сталина илипобедить и вернуться домой. Еще и затем, говорит нам писатель, чтобы отстоятьсвое право «быть разными, особыми, по-своему, по-отдельному чувствовать,думать, жить на свете», потому что именно в человеке, в его скромнойособенности заключается единственный, истинный и вечный смысл борьбы за жизнь.К такому пониманию свободы приводит нас Гроссман, обобщая свой огромный,мучительный опыт и предъявляя его всем — читателю, народу, государству.«Жизнь и судьба» — это роман о Сталинградской битве, котораяпереломила ход войны. В побеждающей армии и побеждающем народе нарастаетчувство собственного достоинства, новых возможностей, полузабытое ощущениесвободы. Огромная, долгожданная победа, перекрывающая всякие былые беды игорести, по мнению писателя, — это лишь часть правого дела жизни. И доторжества его еще трагически далеко.

Вромане Гроссмана человек живет и воюет, идет на смерть под неусыпным надзоромгосударства. Здесь нет народа вне государства и государства вне народа, нетжизни вне судьбы. Например, командира танкового корпуса Новикова постоянноопекает комиссар Гетманов, который еще в мирное время преуспел в борьбе снародом, и значит, в карьере. Армия для Гетманова — это живая сила, которуюкомандир может послать на верную смерть ради выполнения тактических истратегических задач. А у Новикова нормальное человеческое зрение, которое неискажено профессиональным корыстным расчетом и всевозможными страхами. При видемальчишек-новобранцев, которые походили на сельских школьников, отдыхающих напеременке между уроками, его охватывает чувство пронзительной жалости,охватывает с «такой остротой, что он даже растерялся от ее силы».Глядя на худенькие ребячьи личики, он с удивительной ясностью понимает, что этоведь дети, которые только начинают жить. Может быть, об этих мальчишках думаеткомандир танкового корпуса, когда решается самовольно продлить артподготовку нацелых 8 минут, наперекор воле командующего фронтом и самого Верховного.Гетманов, комиссар при Новикове, не может постичь, какая интеллигентская дурьзаставила Новикова отважиться на такое вопиющее самоуправство, хотя онпрекрасно понимает причину: комкор хотел победить «малой кровью».Однако это объяснение кажется комиссару новой формации совершеннонеубедительным. «Необходимость жертвовать людьми ради дела всегда казаласьему естественной, неоспоримой не только во время войны». Искренневосхищаясь смелостью Новикова, Гетманов тем не менее выполняет свой долг, тоесть доносит о 8 минутах куда следует, ибо нельзя безнаказанно задержать началовеличайшего исторического сражения, такое покушение на высочайше утвержденныйграфик Истории даром не пройдет. Гетманову невдомек, что 8 минут Новикова — эточьи-то убереженные от смерти сыновья, не брошенные щедрой рукой, как солома вогонь. Это собравшаяся с духом затаенная сила жизни, противостоящая тотальноймощи судьбы. «Есть право большее, чем право посылать, не задумываясь, насмерть, право задуматься, посылая на смерть, — говорит писатель. — Новиковисполнил свой человеческий долг. Если не дорожить людьми, то что останется оттого, чем мы дорожим!» Глядя на своих танкистов, одинаковых в черныхкомбинезонах, Новиков представил себе, какие они разные, эти ребята, какиеразные мысли блуждают в их молодых головах. Безусловно, Новикову было бы легчекомандовать корпусом, принимать разумные, продуманные решения, если бы каждыйего шаг не контролировал комиссар Гетманов. Героическому защитнику Сталинграда,капитану Грекову, было бы проще и свободнее выполнять свой воинский долг безкаверзных, провокационных вопросов политработника Крымова. История Крымова,этого «пасынка времени», типична для тоталитарной России. Убежденныйленинец-большевик во время тяжелых военных будней остро ощущает своюненужность. Нелепым кажется он на передовой, в осажденном доме «шестьдробь один» со своими докладами о международном положении, со своейпамятью о 20-х, о Коминтерне. Крымов наталкивается здесь на «насмешливоенедоброжелательство» бойцов Грекова, он готов «вправлять иммозги» и даже угрожать, хотя всякие угрозы теряют смысл, когда самойблизкой реальностью становится смерть. Крымов — это трагическая фигура, поэтомуавтор не спешит осуждать его. Он уверяет себя, что служит революции. Даже то,что в 37-м Сталин не пощадил старой ленинской гвардии, он объясняет тем, чтореволюция имеет право «уничтожать своих врагов». Его логика проста: расстрелянныеСталиным большевики — жертвы, страдальцы, а враг — это Греков, на которогонужно донести в особый отдел, выдав шальную пулю за теракт, обвинить капитана впокушении на представителя партии, военного комиссара Крымова. Кого жеобвинить? Героя, мужественного защитника Сталинграда? Этот бред искаженногосознания Крымова происходит оттого, что он столкнулся с людьми сильными,мужественными, уверенными в себе. Эти люди ведут себя так, будто равны ему. Впредставлении Крымова это грубейшее нарушение иерархии, ослабление связи междурядовыми бойцами и партией, то есть подрыв самих основ. Крымову обидно, что он,человек революции, не находит общего языка с теми, ради кого она совершалась.Революция декларировалась большевиками как свобода, но именно острое, открытоечувство свободы воспринимается старым коммунистом как крамола. Он здесь, накраю опасности, не нужен бойцам со своими заготовленными речами. Их жизнь всеравно вот-вот оборвется, а в этой ситуации им ни к чему фальшь много разслышанных слов. Даже перед лицом смерти отчаянный смельчак Греков неизвестнозачем должен выслушивать зловещие шутки Крымова, его угрозы. Греков вообщесомневается в том, что Крымову нужна свобода. «На кой она вам? Вам бытолько с немцами справиться», — говорит он. Но и он, и Крымов прекраснопонимают, что сейчас надо воевать, ибо без победы не будет и свободы. Но дажевоенная обстановка не замедляет хода отлично налаженной тоталитарной машины.По-прежнему четко функционирует особый отдел, во время жестокой схватки с фашизмомзанятый сортировкой людей на «наших», «недостаточно наших»и «чужих». Правда, война вносит в эту работу свои зловещиекоррективы. Так, например, «повезло» Грекову, которого не смоглиарестовать и допросить, потому что он геройски погиб со всем своим отрядом принемецком наступлении на Тракторный.

Войнавыдвигает на первый план задачу освобождения России от фашизма. Казалось бы,общая беда должна сплотить людей, стереть анкетные различия, аннулироватьвопрос о происхождении и репрессированных родственниках. Парадоксально, чтоименно в обстановке немецкого плена майор Ершов, семья которого была сосланакак раскулаченная, испытывает «горькое и хорошее чувство». Оно быловызвано тем, что здесь играют роль не его анкетные обстоятельства, а личныекачества лидера, вожака, за которым идут люди и верят ему, не сверяясь слживыми бумажками. Он на равных борется с фашистами за свободную русскую жизнь,его цель не только победа над Гитлером, но и победа над советскими лагерямисмерти, где погибли его мать, отец и сестры. Во время стремительного немецкогопродвижения он поддерживал своих товарищей веселыми, дерзкими словами. «Ив нем жило нетушимое, задорное, неистребимое презрение к насилию», — пишетавтор. Доброе тепло, идущее от него, сила ума и сила бесстрашия сделали Ершоваглаварем советских военнопленных командиров. Здесь, в фашистском плену, ничегоне значили «ни высокие звания, ни ордена, ни спецчасть, ни первый отдел,ни управление кадров, ни аттестационные комиссии, ни звонок из райкома, нимнение зама по политической части». Но в действительности все оказалось нетак. Оказывается, и здесь знают и помнят о кулацком происхождении Ершова,который поэтому и не достоин доверия. Значит, где бы ни был человек — нафронте, в тылу, в немецком лагере для военнопленных — везде он включен всистему тоталитарных государственных отношений. До него в любую дальдотягивается рука государства и тяжело опускается на плечо. Старый коммунистМихаил Сидорович Мостовский, который смолоду был приучен делить людей на«своих» и «врагов», в фашистском концлагере вдругиспытывает «невыносимое мучительное ощущение сложности жизни». Вместес ним оказываются в равных условиях меньшевик Чернецов, юродивый толстовецИконников, сын раскулаченного майор Ершов. Партийный долг не велел ему общатьсяс этими людьми, но они почему-то притягивали его, возбуждали любопытство иинтерес. Майор даже вызывает у Мостовского уважение и восхищение. Но когда емунапомнят, что Иконников и Ершов — люди «не свои», что они нарушаютморально-политическое единство, когда объявят, что стихийный авторитет майорапротиворечит утвержденному авторитету подпольного «центра» и чтонасчет Ершова есть указание из самой Москвы, Мостовский тотчас дрогнет ипримирится с руководящими указаниями. Оказывается, вездесущие «наши»устроили отправку Ершова в Бухенвальд, а Иконников за отказ выйти на работу«по строительству лагеря уничтожения» расстрелян. Бригадный комиссар,сообщивший Мостовскому эти новости, чувствует себя «высшим судьей надсудьбами людей». В очередной раз бессмертное государство победилосмертного человека. Это противоборство тоталитарной мощи советской страны сгероями романа заранее обрекает последних на трагическое поражение, вызываябездну горечи, обманутых надежд и ожиданий. Даже такие симпатичные герои, как физикШтрум, профессиональный военный Новиков, старый большевик Мостовский, невыдерживают столкновения с судьбой, то есть с теми политическими инравственными проблемами, которые перед ними поставило государство. Но разве негосударство собрало и двинуло на захватчиков грозную воинскую рать, котораяодержала победу под Сталинградом? Это действительно так. Читая о том, чтоделалось на передовом участке фронта, в тылу, в госпиталях, в физическихлабораториях, в лагерных бараках и тюремных камерах, мы поражаемся тому, что вовсем происходящем одновременно сочетаются и слава, и позор. Самоотверженныйгероизм защитников Сталинграда соседствует с подлостью, доносительством,преступлениями, освященными авторитетом пролетарского государства.

Героиромана «Жизнь и судьба» и в центре военных событий, и в эвакуационнойтиши напряженно размышляют и спорят о дальнейших путях России и ее народа.Многих из них, таких, как Греков, Ершов, Штрум, соединяет идея уважения кчеловеческой жизни, к достоинству и правам личности. А эти понятия несовместимыс претензиями государства распоряжаться человеком как своей собственностью.Таким образом, Гроссман увидел и отразил в своем романе протест народногосознания против насилия, пробужденный войной с фашизмом. Автор пишет: «Сталинградскоеторжество определило исход войны, но молчаливый спор между победившим народом ипобедившим государством продолжался. От этого спора зависела судьба человека,его свобода». Такой ход рассуждения писателя вовсе не умаляет значениясталинградской победы, не отрицает единения государства и народа в войне, но онприводит к мысли, что Сталинград и вся Великая Отечественная война были нетолько великими историческими событиями, но и важным этапом на пути народа кистинной свободе.

Список литературы

Дляподготовки данной работы были использованы материалы с сайта www.kostyor.ru/

еще рефераты
Еще работы по литературе и русскому языку