Реферат: Становление Норвежского менталитета

Российская научно-социальная программа

для молодежи и школьников

«Шаг в будущее»

Становление норвежского национального

менталитета.

Исследовательская работа на городскую

научно-практическую

конференцию школьников "Будущее Севера"

( 1 этап)

Автор:Полещук А. А.

Гимназия №1

11 класс

Научный руководитель:

Мусихина Ольга Владимировна.

Мурманск

1998

Настоящее понимание того, какое значение могут иметь различия в культурах, пришло к нам совсем недавно. Все мы стали свидетелями того, как распадались и распадаются сотни «совместных предприятий» в связи с тем, что в их общей работе возникали проблемы, связанные с культурными различиями, и эти проблемы сказывались непреодолимыми. Ясно, что большинства проблем можно было бы избежать, если бы партнеры более близко познакомились с языком и культурой друг друга.

Это демонстрирует одно важное обстоятельство: даже если мы внешне и похожи друг на друга, если мы в основном и смеемся над одними и теми же шутками и чувствуем, что близки друг другу, существующие между нами культурные различия велики: они, пожалуй, значительно больше, чем большинство из нас предполагает. Но это ясно каждому, ведь на нашей планете не существует двух народов с одинаковыми культурами.

На мой взгляд, чтобы решить эту проблему, не каждый бизнесмен будет тратить свое время для изучения культуры партнера. А вот я еще не бизнесмен и у меня есть время для изучения мировых культур.

Я решила исследовать культуру Норвегии сразу после того, как я там побывала. Но моя цель не просто исследовать культуру, а найти ее истоки: почему именно так, а не иначе живет этот народ сейчас. А еще, найти точку соприкосновения с нашей культурой.

Чтобы ознакомиться с фактическим материалом, мне пришлось много работать с литературой. Основными источниками этого материала явились брошюры, газетные статьи и журналы. Исключения составляют словари. Поэтому, выбранная мною тема является широкой областью для научных трудов и исследований. В ходе разработки, я решила на примере норвежского этноса рассмотреть теорию этногенеза Льва Н. Гумилева (книга «От Руси до России»).

Содержание.

Введение....................................................................................................................................2

Природа Норвегии.....................................................................................................................

Историческое начало: Викинги.................................................................................................

Диалог культур....................................................................................

Становление менталитета...................................................................

Норвежская свадьба............................................................................

4. Музыка......................................................................................................................................

5. Сказки.......................................................................................................................................

«Европейскую культуру так не обидно принять из рук стихийного борца за нее, норвежца. Что-то есть такое, почему Норвегия нам дорога и почему можно найти для нее уголок в сердце, помимо рассудка».

М. М. Пришвин.

Взаимоотношение культур России и Норвегии прослеживается не только в сфере литературы, но и в их так называемом традиционно-бытовом, народном или этническом слое… Глубочайший контраст, принципиальная непохожесть двух культур лежит в основе их взаимопритяжения, обоюдного интереса, продуктивного творческого диалога. Две морские культуры, развивавшиеся примерно в одних и тех же природно-геграфических условиях, имели существенные типологические различия. Эти различия осознавались и самими поморами, для которых статус норвежской культуры был на много выше, чем их собственной, русской. Отказ от признания ценностей своей культуры способствовал активному усвоению поморами стандартов норвежского образа жизни: «В Норвегии только и обучаемся, посмотрим на правду да на порядок, на вежливость. Вот хоть бы команду взять. Пришел в Норвегу, якорь бросил, все как шелковые: пьяных нет, порядок, спят вовремя. Приехал в Архангельск, опять свое.»

Заимствование и использование образцов и моделей более престижной культуры призвано было, с одной стороны, подчеркнуть социально-имущественный приоритет поморов над «голоштанной», «мякинной» Русью, а с другой стороны — символически обозначить «особость» поморской культуры, ее границы и ее этнические ориентации. Подобным же образом зажиточный русский крестьянин, желая подчеркнуть свое превосходство над односельчанами, перестраивал свой быт на городской «манер».

И все же, главные различия заключались не в этом. Если норвежская культура была направлена на созидательную, конструктивную деятельность по преобразованию, окультуриванию внешнего мира, то поморская культура ориентировалась прежде всего, на освоении своего внутреннего мира, занималась исследованием и строительством своей души. Если норвежцы осваивали простор Арктики, опираясь на морскую науку, то поморы, отправляясь в плавание, руководствовались логикой эсхатологического мифа, подвигавшего человека на открытие «Новой земли» — нового мира. Поэтому не случайно, что поморские лоции представляли собой разновидность «фольклорного» предания, дополненного текстом священного писания. Пока помор видел берег, он смотрел в лоцию, когда же земля исчезала из вида, он читал священное писание. А водителем поморов в их скитаниях по волнам студеного моря являлся Никола Угодник — «морской бог».

Попытаюсь объяснить эти глубокие различия культур. Если освоение Скандинавского полу острова началось 7 века, освоение Кольского полуострова только с 13 века. Крестьяне, селившиеся здесь, освобождались от уплаты многих податей, поэтому люди шли сюда, хотя и не зная ничего об этой земле. Сюда же бежали и крепостные, надеясь на обретение свободы. Таким образом, в то время как норвежцы имели свои великолепные лоции, корабли и опыт, новые поселенцы учились выживать. Прирост населения поморов был отрицательным, а норвежская нация увеличивалась.

Норвегия — королевство на севере Европы. Занимает западную и северную части Скандинавского полуострова. Площадь страны вместе с островами — 387 кв. км. Население — 4,2 млн. человек. Столица — Осло. Конституционная монархия. Король — Харальд пятый. Орган законодательной власти — национальное собрание (стортинг).

Европейцы издревле называли эту страну «Нордвейг» — «страна вдоль северного пути», а населяющий ее народ — «нордвегерс». Это один из тех редких случаев, когда народ получает свое имя по названию местности. Сами же норвежцы в прошлом называли себя просто «фюльке» — люди (у них до сих пор есть пословица: " Я люблю людей, а также иностранцев").

Северный путь лежал по морю, мимо скалистых, изрезанных фьордами берегов с бесчисленными островами — шхерами. Внутренние области Норвегии мало располагали к путешествиям — плоские вершины фьельдов обрываются неприступными склонами троговых долин и останавливают любого путника. Поэтому первые норвежцы, проникшие сюда в районе Тронхейма со стороны Швеции еще в начале нашей эры, использовали для расселения тот же морской путь. Освоив побережье и прилегающие острова, они постепенно продвигались по фьордам в глубь страны. И во все последующие века море служило главным посредником в сообщении между различными фьордами.

Для прочих европейцев Норвегия так и осталась прибрежным государством. Они не проникали глубоко по фьордам, где за густыми туманами и неожиданными поворотами таились целые миры. Они не знали, что Норвегия — горная страна с красивейшими, поражающими воображение водопадами.

Природный каркас Норвегии составляют хребет Скандинавских гор и фьорды. Местности страны начинаются на высоких плоскогорьях и веером расходятся в сторону морей. Исторически Норвегия делится на области: Нурнорге (Северная Норвегия). Эстланн (восточные земли), Вестланн (западные земли), Серланн (южные земли) и Трендлаг.

Климат Норвегии умеренный океанический, на крайнем севере — субарктический. Тем не менее, теплое Норвежское течение следует на север вдоль берегов Норвегии. Оно оказывает смягчающее воздействие на климат Скандинавского полуострова. Большинство осадков выпадает на западных склонах гор (2000 — 3000 мм в год). Реки порожистые, с водопадами, богаты гидроэнергетическими ресурсами. Самая большая река — Гломма. Озера же занимают всего 4% всей территории страны.

Норвежцы, как и другие европейские народы, всегда относились к вступлению в брак и рождению детей как к основной цели в жизни человека. Да и свадебные обряды живы здесь до сих пор. В норвежской крестьянской среде холостой мужчина был объектом жалости и насмешек. Это нашло отражение во многих произведениях фольклора и народного искусства.

Вообще. Норвежские крестьяне смотрели на брак с практической точки зрения, прежде всего как на хозяйственную необходимость. Норвежский социолог Э. Сундт указывает, что многие молодые мужчины и женщины отдавали предпочтение браку с вдовами и вдовцами, считая их людьми, умудренными семейным и хозяйственным опытом. Так же, как и в других Скандинавских странах, в Норвегии повторный брак был более распространен среди крестьян, чем среди горожан, что связывалось с существовавшими формами наследования земли и хозяйства.

В середине века норвежских девушек выдавали замуж довольно рано. В литературе описаны случаи, когда в 18 лет женщина была замужем во второй раз и имела ребенка от первого брака. Со временем средний брачный возраст для женщин в сельских местностях возрос до 19 — 20 лет, а конце 19 — начале 20 веков — до 25 лет. Высокий возраст вступающих в брак характерен для Норвегии вплоть до настоящего времени, что, очевидно, отчасти объясняет и низкую рождаемость.

Многие авторы отмечают в своих работах, что норвежцы всегда уважали и ценили в женщине прежде всего силу и самостоятельность. Женщинам приходилось упорно добиваться равноправного положения с мужчинами. Интересную характеристику норвежским женщинам дает в своей работе русская исследовательница Е. И. Водовозова: «Нигде среди женщин не попадается так много энтузиасток, как в этой северной стране, есть не мало таких, которые всю жизнь отдают искусству, науке, обучению других, и раз они видят в этом осуществление своих идеалов, никакие лишения и бедствия не могут заставить их изменить свой образ жизни». Таким образом, в конце 19 века лишь в отдаленных от столицы районах сохранились некоторые патриархальные обычаи, когда дочери не имели права садиться вместе со всеми за обеденный стол, а хозяйка дома располагалась на краю его.

В 19 веке в Норвегии были широко распространены добрачные связи. В крестьянской среде они не осуждались ни родителями, ни общиной. Очень часто молодые люди жили вместе в течение нескольких лет и имели одного или более детей до вступления в брак. Дети рассматривались как доказательство правильного выбора жены и хозяйки. По словам многих авторов конца 19 века, нравы в Норвегии были довольно свободные. Молодые люди могли свободно открыто встречаться и проводить свободное время вместе, путешествовать вдвоем, посещать друг друга. Свобода предоставлялась девушкам и в выборе брачного партнера. Такое поведение молодежи никогда не подвергалось осуждению старших. Вместе с тем, в средние века у женщин, запятнавших свою честь, отстригали волосы, а девушка безукоризненного поведения носила длинные распущенные волосы.

Основной формой заключения брака в 19 — начале 20 века у норвежцев была свадьба, которая представляла собой целый комплекс обычаев и обрядов, связанных между собой. Собственно свадьбе (bryilup) предшествовало сватовство (frieri) и помолвка, или обручение (forlovelse).

Сватовство начиналось с того, что сын просил отца поехать посватать его. Мать в церемонии не участвовала. Вместе с отцом отправлялись ближайшие родственники, 10 и более человек. С числом их связывалось представление о знатности и зажиточности жениха: чем больше было сватов, тем богаче и родовитее жених.

Сватовство обставлялось торжественно и красиво. Сам жених(frier) должен был быть нарядно одет. Лошади и повозка, в которых ехали сваты, украшались колокольчиками, отпугивавшими, по народному поверью, злых духов. Звон колокольчиков, а также выстрелы из ружья оповещали всю деревню о предстоящем событии.

Сватовство предусматривало и угощение. И так вся деревня, оповещенная звоном колокольчиков, знала о том, что происходит в доме девушки, молодежь спешила туда: в доме и во дворе начиналось веселье, игры и танцы.

Во время сватовства обе стороны обговаривали важные вопросы, касающиеся невестиного приданного (heimafulgia), а также суммы денег, которую должен был выплатить жених. Практически она соответствовала стоимости невестиного приданного.

В заключение, стороны договаривались об обручении (foriovelse), которое окончательно подтверждало согласие сторон на брак. Иногда обручение даже заменяло церковное венчание и свадьбу; в 19 веке оно проводилось пастором в домашней обстановке в присутствии главы рода и многих свидетелей.

Самым подходящим временем для свадеб считались осень и зима, часто их назначали на рождество, праздник середины зимы, дни Святого Мартина и Святой Анны. Подготовка к свадьбе сводилась к приготовлению подарков, наряда и приданного для невесты, уборке помещений, приготовлению пирогов и прочей снеди.

В ряде областей Норвегии с давних времен существовал обычай, по которому невеста (brud — на свадьбе) на своей свадьбе раздавала дружкам жениха, своим подругам, всем близким родственникам, музыкантам красиво орнаментированные шерстяные носки и рукавицы.

В назначенный день к невесте приходила ее замужняя сестра и помогала ей одеться. Это происходило в большой комнате перед зеркалом, куда вносился старый сундук, в котором лежали семейные украшения для невесты: ремешок для короны, кружевной воротник, брошь, кольца.

После венчания в церкви молодые в окружении свиты приезжали в дом, где им предстояло жить. Новобрачных по обычаю осыпали ячменем и рожью. Говоря о свадебном пире, следует обратить внимание на значение так называемой невестиной каши (fiotegnot,rudegrot), сваренной из пшеничных зерен на сливках. С древнейших времен она была обязательным угощением на норвежских свадьбах. Кульминационным моментом на свадебном пиру было угощение этой кашей. Она подавалась к столу, после того, как невеста снимала свой пышный наряд и переодевалась в костюм замужней женщины, а на голову вместо короны надевала платок. Она присоединялась к гостям, съедала ложку каши, как бы подтверждая этим свое новое положение.

Норвегию можно назвать страной" изолированных мирков". В этом она сродни Дагестану или Древней Греции. Трудно доступность фьордов по суше сделала их далекими друг от друга. Просто невозможно по-настоящему оценить влияние природы Норвегии, в особенности фьордов, на людей, культуру, язык. Каждый фьорд — это целый мир в миниатюре, независимый и самостоятельный. Если бы Стейнбеку удалось увидеть сверху эти зеленые угодья с россыпью красно-белых кубиков домов, наверное, он не стал бы писать свои «Райские пастбища». Они похожи на сбывшуюся мечту о собственном доме.

«Долина-дом» — основа всего мировоззрения норвежцев, народа очень домашнего, они любят отдыхать дома, принимать гостей, хотя и шутят, что предпочитают сидеть дома из-за постоянно пасмурной погоды. Дом, естественно, содержится в образцовом порядке. «За упорядоченность» жизни норвежцев, наверное, превосходит даже пресловутую педантичность немцев. В Норвегии все выглядит так, что человеку, впервые попавшему туда, может показаться: все в ней сделано только что, перед его приездом, а может быть, даже специально для него.

Известная флегматичность и сдержанность норвежцев — следствие все той же любви к порядку. Размеренная и вполне предсказуемая жизнь не требует внезапных всплесков активности. Повседневность норвежцев удивительно спокойная. Они не скованы бытовыми тревогами, здесь совершается мало преступлений. Даже по европейским меркам норвежцы очень раскованный народ (в европейских боевиках 70-х годов обычно присутствовала некая «скандинавка», подруга главного героя, символизирующая отсутствие комплексов). В принципе так было всегда, начиная с глубокой древности.

Постоянная борьба выживания на суше и на море и автономность жизни во фьордах развили в характере норвежцев крайний индивидуализм. Он заметен даже на фоне культа личной свободы, свойственного западному миру вообще. Индивидуализм норвежцев особенно проявляется в стремлении как-то очертить жизненное собственное пространство. Теснота обитания во фьордах ничем не напоминает жизнь в коммунальной квартире. Наоборот, норвежский тип расселения — отдельный дом на собственном участке — сводит повседневное общение между соседями к минимуму. Поэтому в Норвегии такие понятия, как «город» и «село», достаточно условные. Внутри фьордовых долин они представляют некоторые аморфные образования без видимых границ, с постепенными переходами. В Норвегии почти нет заборов, неприкосновенность территории основывается на уважении к своей и чужой собственности. Даже если кратчайший путь лежит через другой участок, норвежец никогда не ступит через него.

Норвежцы с самого раннего детства привыкают к самостоятельности — их постоянное стремление обходиться без чужой помощи, иногда просто сбивает, столку: женщины, например, не любят, когда им предлагают руку при выходе из автобуса. Как правило, после своего восемнадцатилетия молодые люди живут отдельно от родителей. Если и остаются дома, то нередко по собственной инициативе платят родителям за аренду квартиры. Вообще норвежцы считают, что каждый человек должен иметь собственный дом.

Личная свобода дает не только возможности. Груз индивидуализма по силам не каждому. Одна из самых тяжелых психологических проблем норвежцев — одиночество. Не все его выдерживают, и по этой причине в Норвегии довольно высокий уровень самоубийств. Возможно, с этим и связана и парадоксальная приверженность норвежцев идеям социализма и равноправия.

Сосредоточенность жизни в узких, почти замкнутых фьордовых долинах обусловила удивительную «плотность » культурной традиции норвежцев. Не имея выхода наружу, она как бы развивалась вовнутрь, создав непередаваемую мозаику звуков, красок, контуров, символов. В каждый элемент норвежской культуры вложено столько идей, что порой просто невозможно разрешить этот смысловой ребус. Поэтому на всей древней норвежской культуре лежит печать некоторой таинственности и безвозвратности.

Древнейшие образцы народного творчества — саги — создавались скальдами и передавались из уст в уста в течение многих веков. Скальдическая поэзия изобилует своеобразными метафорическими оборотами — киннингами («дорога китов » — море, «конь корабельных сараев » — корабль). Однако основной особенностью древних поэм является тмесис — необычное переплетение фраз:

«Бежали, многие способны на меньшее, — я слышал,

что голод волков на востоке, — чем конунг,

жители Эвеля, — прекратился».

(Скальд Оттар).

Считается, что поэзия скальдов непереводима на другие языки.

Искусство орнаментации прослеживается и в других видах творчества — резьбе по дереву и кости, песнях. Древние песни — это те же саги, положенные на музыку. С необычной гармонией, распеваемые низким голосом, они представляют собой сложнейшее переплетение словесных и звуковых узоров, уносящих воображение в тишину туманов, в зажатые скалистыми берегами фьорды, где из-за поворота вот-вот выплывет корабль викингов...

В исторических областях сложились особые диалекты норвежского языка. В настоящее время разделяют три основных диалекта: нурношк (северный), вестношк (западный) и эстношк (восточный). В принципе это вполне самостоятельные языки, внутри которых существуют более мелкие диалекты. Различия между ними в основном фонетические — каждый фьорд развивал собственную звуковую гамму. Поэтому жителям не только разных областей, но даже и соседних городов иногда трудно понимать друг друга. Отличию от других скандинавских языков норвежский также обязан фонетике (норвежцы со свойственным им снобизмом называют датский язык «болезнью горла»). Особенно замечательны в норвежском языке тонимы — звуки различной музыкальной тональности, с изменением которой меняется смысл и слова. Сейчас в Норвегии официально существуют два литературных языка — риксмол и ланнсмол. Первый употребляется высшими слоями общества в Осло и представляет собой смешение восточного диалекта с литературным датским. А ланнсмол был создан известным филологом Осеном на основе западных диалектов.

Административное деление Норвегии древнее. Современные фюльке охватывают территории, принадлежащие средневековым общинам. Интересно, что общины сохраняли свое самоуправление даже во времена датской и шведской унии. Почти каждый фюльке включает фьельд, фьордовую долину и страннфлат-прибережные равнины и острова. Особое стратегическое значение имел страннфлат: достаточно было захватить эту местность и закрыть доступ жителей к морю, чтобы изолировать их от внешнего мира и сделать зависимыми. Этим воспользовались в свое время датчане, затем немецкие купцы и уже в 19 веке — шведы. Хотя Норвегия не была никогда полностью колонизирована, но с 14века находилась в унии с Данией и Швецией. Полную независимость она получила лишь в 1905 году.

Шестивековое провинциальное положение Норвегии привело к тому, что после получения независимости многое нужно было создавать заново. Норвежский менталитет оказался восприимчивым ко всему новому — в социальном устройстве и т. д. А отсюда некоторая искусственность многих сторон жизни страны. Она проявляется и в попытке стандартизировать общество и на новой основе создать единую Норвегию. Однако вследствие изолированного положения исторических областей в каждой из них развивались свой язык, традиции, культура, мировоззрение. И даже в настоящее время они конкурируют в стремлении встать у истоков новой Норвегии.

1. «Зарубежная Европа», «Мысль», Москва 1981г.

2. «Оттар» — научно-популярный журнал г. Тромсе №192

3. «Исторические связи севера и Норвегии» (к 200-летию города Варде), Архангельск, 1989 г.

4. Статья А. А. Куратова «Русский Север и Норвегия: диалог культур».

5. Н. Гриндэ " История Норвежской музыки", Москва 1982 г.

6. К. Ланте и А. Эствед «Норвежская музыка», Москва 1967 г.

7. «Норвежские Сказки», Москва 1962 г.

8. Ю. Светланов «Скандинавские сказания», Москва 1970 г.

9. «Знакомтесь — Норвегия» — брошюра.

10.«Зеленая Арктика» — брошюра.

11.«Финнмарк2 — брошюра.

12.»Норвегия" — туристический справочник путиводитель.

13.Энн Пирсон «Викинги», 1994 г.

14.«Север» — журнал 1991 г., №6.

15.«Рождение ребенка в обычаях и обрядах». Страны зарубежной Европы", «Наука» 1997 г.

16.Е. Хеландер «Северный институт Саами».

17.Специальный выпуск приложения к газете «Первое сентября» №5 — 6;1994 г.

18.Большая энциклопедия природы, Шантеклер, Бельгия, 1991 г.

19.Географический энциклопедический словарь, «Советская энциклопедия» Москва 1989 г.

20.«Брак у народов северной и северо-западной Европы», «Наука», Москва 1990 г.

21.«Мурман — край Российский», «Современник», Москва 1985 г.

еще рефераты
Еще работы по культурологии