Реферат: Социокультурная характеристика уральского города: проведение досуга в центре и на окраинах, мода

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Реферат на тему:

Социокультурная характеристика уральского города: проведение досуга в центре и на окраинах, мода

Челябинск, 2009г

Содержание

Введение

1 Досуг и развлечения

2 Мода

Заключение

Список литературы

Введение

В ходе модернизации образ жизни горожан Урала трансформировался медленно, поскольку это достаточно консервативная сфера, которая опирается на многовековые традиции, опыт поколений и привычки людей. Городской образ жизни по своей структуре многогранен, а по природе динамичен и ритмичен, подвержен постоянным изменениям. Городскому жителю под воздействием множества факторов приходится часто перестраиваться и делать выбор по рациональным соображениям. И наоборот, сельский или крестьянский образ жизни нацелен на многократное воспроизведение уже сложившихся форм жизни, во многом обусловленных природно-климатическими условиями.

1 Досуг и развлечения

В течение XIX в. в уральском городе усиливалось взаимодействие городского и сельского образа жизни. Они мирно соседствовали и противостояли одновременно. Если посмотреть на динамику роста уральских городов и соотношение сословных групп в структуре их жителей, то можно сделать вывод о том, что шел процесс «окрестьянивания» городов. Такая же тенденция наблюдалась в целом по России.

В организации повседневной и досуговой жизни просматривается преобладание традиционных крестьянских ценностей.

А европейские стандарты в обустройстве всех сторон жизни оставались присущими лишь узкому слою уральских горожан.

Жизнь каждого обывателя в маленьких провинциальных городах была регламентирована обычаями, традициями и привычками, протекала у всех на виду и в случае отклонения от сложившихся образцов и шаблонов подвергалась осуждению. По вечерам состоятельные горожане ходили в гости — мужчины играли в карты, а женщины проводили время за разговорами и пересудами. Все старались до мелочей подражать друг другу, и потому жизнь была однообразна и скучна. Вот так столичный путешественник описывал быт жителей Перми в 1805 г.: «Пермь — городок порядочный, но безжизненный, торговли и промышленности в нем почти нет, грамотности много, образованности не бывало. Пермь тиха, безмятежна, жизнь в ней ровненькая, без бурь, только с крошечными страстишками».

Духовное формирование горожан проходило в рамках семьи, которая в большинстве своем трансформировалась из большой патриархальной в малую. Особенно это было заметно в крупных индустриальных городах. Городская интеллигенция, чиновничество, военные, рабочие жили в начале XX в. малыми семьями. У таких категорий городского населения, как купечество и мещанство, уклад жизни во многом определялся сословными стереотипами. Особенно сильны они были в купеческом быту, очень насыщенном патриархальными ценностями. Купец и в начале XX в. имел неограниченную власть в семье, был строг и суров с домашними. Купеческие дети воспитывались в атмосфере абсолютного послушания взрослым. Но уже тогда некоторые купцы стали стремиться к тому, чтобы дать своим наследникам-сыновьям престижное образование в университетах России. Заметным становилось желание наиболее состоятельных уральских купцов организовать свою жизнь по дворянско-чиновничьим образцам. Подобная атмосфера царила и в мещанских семьях. «….Только грубости и своеволия со стороны главы семейства было еще больше. Ссоры и драки в мещанских семьях — весьма обыденное явление»,— писал современник о внутрисемейных отношениях пермских мещан во второй половине XIX в. Практически такими же были семейные отношения у городских крестьян.

Соответственно, культурные и эстетические потребности этих слоев городского населения не отличались особой взыскательностью и тонкостью. Вышеназванные категории горожан предпочитали такие формы проведения досуга, как массовые городские гулянья. Они проводились в так называемых «общественных садах», имевшихся в каждом губернском и уездном городе. Здесь звучала духовая и струнная музыка в исполнении любительских оркестров, организовывались концерты для поклонников народной и цыганской песни. Невзыскательной мещанской публикой были любимы ярмарочные балаганы с традиционным набором номеров: выступлениями комиков и трагиков, атлетов-борцов, клоунов и танцоров, кукол-марионеток, шарманщиков.

Городские низы, в основном люди крестьянского происхождения, любили традиционные, связанные с религиозной обрядностью праздники и увеселения. Наиболее почитались Рождество, Пасха, Троица и храмовые престольные праздники. Рождественский цикл и масленичное гулянье были самыми веселыми. Ряженые расхаживали по городу, устраивали игрища на центральных улицах, заходили в дома как бедных, так и богатых горожан. Масленица не обходилась без традиционных блинов, катания на лошадях и без ледяных горок. Молодежь резвилась на качелях, ходила звонить на колокольни. В Троицу на улицах водили хороводы вокруг принесенных березок, а иногда и на окрестных лугах. Во время церковных праздников, как правило, разворачивались ярмарки, где собирался не только городской люд, но и приезжие из ближних сел. Неизменным успехом у малосостоятельных горожан пользовались цирковые представления гастрольных трупп.

Образованные слои городского населения отдавали предпочтение интеллектуальным формам культурных развлечений: посещали библиотеки и театральные постановки, музеи и выставки, организуемые обычно частными лицами и на пожертвования состоятельных горожан-меценатов. На энтузиазме местной интеллигенции держалась деятельность всевозможных просветительских и благотворительных обществ, клубов, кружков. Так, история Вятки полна культурных инициатив (общественных и индивидуальных) и начинаний, направленных на развитие и совершенствование различных сторон городской жизни. Первая публичная библиотека в городе появилась в 1837 г., а в 1858 г. преподавателем семинарии А.А. Красовским была открыта частная публичная библиотека, имевшая все общероссийские книжные и журнальные новинки типа герценовского «Колокола». Значительную роль в развитии творческого и активного отдыха горожан играли земства и комитеты попечительства о народной трезвости, которые организовывали и направляли работу народных домов и театров.

Большое культурное влияние на жителей Уфы оказали ссыльные поляки, появившиеся здесь в конце XVIII в. Они привили местному обществу интерес к таким формам досуга, как музыкальные домашние вечера, танцы, устройство спектаклей. Польские ссыльные заложили основу домашних музыкальных оркестров, домашнего музицирования. Ссыльные поляки служили учителями, врачами, артистами, открывали книжные магазины, музеи, библиотеки. Уфимская интеллигенция, по воспоминаниям современников, свободное время посвящала интеллектуальным и художественным занятиям. В самодеятельных творческих ансамблях и кружках занимались постановкой опер и фрагментов из них, организацией музыкальных концертов. В кругах городской элиты был высок спрос на книги и журналы. Ну а местные чиновники вели обособленный образ жизни, закрытый от всех прочих слоев населения.

Резко выделялась на фоне традиционных провинциальных форм времяпрепровождения жизнь екатеринбургского «высшего общества», представителями которого выступали чиновники и инженеры горного ведомства. Приезжая из Петербурга на Урал для прохождения практики или на работу, выпускники Горного института вносили в жизнь уездного центра не свойственные для его обитателей интересы, привычки, стиль взаимоотношений, манеру поведения и т. п. Это были образованные люди, обладавшие широким кругозором, знавшие толк в науках и имевшие вкус к изящным искусствам. Современники отмечали у них благородные столичные манеры. Они привнесли в жизнь местного общества новые формы культурной жизни. В этой социально-профессиональной среде были распространены музыкально-художественные любительские вечера, домашние спектакли, занятия живописью и пением, фехтование, танцы, разнообразные катания. Горные специалисты оказывали влияние на вкусы местной консервативной публики. Известно, с каким возмущением екатеринбургские старообрядцы отреагировали в 1820-х гг. на появление домашних театров с активным участием в них женщин. Но уже в 1840-х те же старообрядцы финансировали строительство здания для театра с профессиональной труппой.

Образованные и европеизированные слои населения уральских городов в начале XX в. практиковали такие формы досуга, как игра на фортепиано, катание на велосипедах, загородные прогулки и пикники, отдых на собственных или арендованных дачах в живописных местах, охота, фотографирование. Было принято регулярно ходить с родственниками и знакомыми к фотографу, надевая для этого лучшие костюмы, делая «парадные» прически у парикмахера или завивая дамам и детям волосы горячими щипцами. Полученные снимки помещали в семейные альбомы и рассылали родственникам. Фотографические салоны появились во всех крупных уральских городах, и число их достигало в 1916 г. в Екатеринбурге 13, в Перми — 12, в Челябинске — 9.

Практически во всех уральских городах в начале XX в. открылись воскресные школы, вечерние курсы для взрослого населения, расширялась сеть библиотек-читален и книжных магазинов. Любители книжных новинок в Екатеринбурге в 1916 г. могли удовлетворить свои интеллектуальные запросы в 26 книжных магазинах.

Проблемы культурного развития уральской провинции находили разрешение не в сфере деятельности государственных институтов, а в области общественной инициативы. Эстетические и духовные потребности населения часто удовлетворялись за счет энтузиастов, создававших разнообразные культурно-просветительские центры и благотворительные общества. Особенно ценной была эта инициатива там, где не существовало земских структур.

Гастролирующие театральные труппы и художественная самодеятельность в губернских и уездных городах Урала в начале XX в. находили себе пристанище на подмостках постоянных и временных театров, клубных сценах, в помещении народных домов.

Большой популярностью пользовались такие благотворительные спектакли, балы, лотереи, в организации и финансовом обеспечении которых принимали участие состоятельные горожане. В начале XX в. в крупных уральских городах общественность по собственной инициативе организовывала костюмированные балы-маскарады, изображая известные политические персоны, разыгрывая сценки с политическим подтекстом.

Новым развлечением стал для городской публики начала XX в. кинематограф, или, как тогда говорили, электротеатр. Особую притягательную силу он имел в кругах учащейся молодежи и интеллигенции. Современники свидетельствовали, что в кино их влекло, с одной стороны, разочарование и недовольство однообразием и бесцветностью обывательской провинциальной жизнью, а с другой — тяга к сильным, неведомым ранее ощущениям. Репертуар уральского кинематографа составляла вся жанровая панорама, свойственная Центральной России. Первое место занимали драмы, изобиловавшие слезами, переживаниями, убийствами и самоубийствами, любовными сценами, изменами, моральными поучениями и т. п. Чего стоят одни названия таких лент, как «Охотник за девушками», «Отравительница», «Запрещенный плод». На втором месте по популярности находились комедии — именно на них делали главную ставку владельцы электротеатров, зазывавшие зрителей на «беспрерывный», «гомерический смех». Наконец, третье место среди предпочтений публики занимали картины видовые (экранизация художественной литературы) и исторические (например, «Княжна Тараканова », « Спартак » ). Критика тех лет отмечала театральность, неестественность и актерской игры, и сюжетов фильмов, называя их суррогатами.

Однако было бы ошибкой считать жизнь уральских горожан в то переломное и бурное время патриархально-благостной и культурноорганизованной.

В крупных уральских городах, как и по всей России, сформировалась криминальная среда за счет притока пришлого населения, «чужаков», которые, как правило, селились в окраинных «разбойничьих» слободках (поселках), куда осмотрительные и почтенные горожане старались не заходить. Местные газеты того времени в рубрике «Происшествия» отмечали случаи пьяных скандалов и драк, воровства на базарах и в лавках, конокрадства, спекуляций и мошенничества, вооруженных разбоев и грабежей, бродяжничества детей, публичного богохульства.

2 Мода

Подавляющее большинство населения уральских городов в сословном плане относилось к мещанству и крестьянству, что проявлялось и в образе жизни, и в одежде. Выходцы из деревни, сохраняя приверженность традиционному стилю одежды, непременно вносили поправки в свой гардероб, осваивая «городской костюм», содержавший в себе элементы общеевропейского образца. Мужчины наряду с косоворотками и заправленными в сапоги брюками обзаводились костюмами, шляпами и ботинками. На фотографиях начала XX в. можно увидеть не только бородатых представителей городского простонародья, но и обладателей гладко выбритых лиц, а также аккуратных усов. Женщины — домохозяйки или работницы этого времени были одеты в широкие и длинные юбки с фартуками, кофты с длинными рукавами, суконные жакеты на вате или суконные шубы на меху. Невозможно представить себе женщину той эпохи с непокрытой головой — без платка, пуховой или шерстяной, с рисунком шали. Небогатые горожане носили ботинки, галоши, пимы, брезентовые туфли и сапоги.

Зажиточные горожане (купцы, чиновники, служащие различных фирм, учителя, врачи) ориентировались на европейский стиль одежды, на новинки западной моды. Чаще всего они приобретали одежду, ткани, белье, обувь и соответствующие аксессуары в магазинах-универмагах с большим выбором товаров. Рекламой имеющихся в продаже и поступающих в продажу новинок были заполнены целые полосы местных газет. Самые богатые модники и модницы делали заказы у профессиональных портных и портних, шляпниц, кружевниц, ювелиров. На снимках тех лет мы видим мужчин в элегантных костюмах с белыми крахмальными воротничками и шелковыми галстуками — это стандартный образ преуспевающего и уверенного в себе человека. Женская мода начала XX в. была разнообразней и предоставляла больше возможностей для выбора. Модная дама тех лет, одетая в стиле модерн, носила высокую пышную прическу (начес и накладные волосы), юбку с треном, большие буфы на плечах и высокий стоячий воротник. Перед Первой мировой войной вошли в моду платья с завышенной талией и отложным воротником, юбки и блузки. Прически стали гладкими и с пробором.

Зажиточные горожане на Урале приобщались и к детской моде. Если дети городских крестьян и мещан одевались подобно взрослым, то в состоятельной среде особым спросом пользовались матроски, кружевные пелерины, фартучки с цельнокроеными лямками — как обязательная часть домашней одежды.

На улицах уральских городов встречались и люди в форменной одежде: школьники и гимназисты, военные, чиновники, казаки, духовенство. Поскольку население городов Урала, особенно Южного, было многонациональным, то здесь нередко можно было видеть горожан в национальной одежде.

Заключение

Процесс урбанизации на Урале выглядит как неоднозначный, многоплановый, противоречивый, в разной степени охвативший губернские и уездные центры. В силу различных экономических, военно-административных, сословно-профессиональных, этноконфессиональных факторов практически каждый городской центр приобрел свой неповторимый облик.

В развитии уральских городов просматриваются разные тенденции. Часть городов в ходе динамичного развития трансформировалась из военно-административных и торговых центров в промышленно-торговые. В этих индустриальных городах развивалась фабрично-заводская промышленность, появлялись новые формы финансовой и торгово-посреднической деятельности, расширялось и усложнялось коммунальное хозяйство, в котором использовались технические новшества. Эти города превращались в культурные центры, где шел сложный процесс европеизации всех форм жизни населения.

Другая часть городов оказалась во власти депрессивных факторов. В экономике этих городов доминировали ремесленное производство и торговля. Городская жизнь характеризовалась воспроизводством традиционных (в средневековом духе), консервативных форм жизни.

Список литературы

1. Коробков, Ю.Д. Социокультурный облик рабочих горнозаводского Урала: вторая половина XIX — начало XX века / Ю.Д. Коробков. — М., 2003.

2. Крупянская, В.Ю. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала: конец XIX — начало XX вв. / В.Ю. Крупянская, Н.С. Полищук. — М., 1971.

3. Общественное сознание и быт населения горнозаводского Урала (XVIII — начало XX вв.): сб. науч. ст. / отв. ред. Н.А. Миненко. — Екатеринбург, 2004.

еще рефераты
Еще работы по культуре и искусству