Реферат: Освальд Шпенглер

ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ВЗАИМОСВЯЗЬ КУЛЬТУРЫ И ЦИВИЛИЗАЦИИ

В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ

ОСВАЛЬДА ШПЕНГЛЕРА

Выполнил: студент I курса ПМиК

Зиналь М.В. (12 группа)

Проверил: Бельчевичин С.П.

г. Тверь, 1997.

.

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение… 3 стр.

Локальность культур и идея прогресса. 4 стр.

Развитие культур… 8 стр.

Заключение… 12 стр.

Список использованной литературы… 13 стр.


В В Е Д Е Н И Е

Одна из крупнейших работ Освальда Шпенглера «Закат Ев-

ропы» открывается словами: «В этой книге будет сделана по-

пытка определить историческое будущее». Действительно, не-

мецкий теоретик создает свой метод исследования истории, в

рамках которого рассматривает ряд культурных формаций древ-

ности, и на основе проводимых им параллелей с современностью

пытается определить судьбу Запада. Не случайно во введении к

своему творению Шпенглер говорит о важности использования

аналогий, замечая при этом, что «Техники сравнения еще не

существует», и утверждает, что «здесь-то и скрыт корень...

из которого только и может последовать широкое решение проб-

лемы истории».

Но книга не исчерпывается попыткой переосмысления прош-

лого. В «Закате Европы» сформулирована оригинальная культу-

рофилософская концепция автора, о которой до сих пор ведутся

теоретические споры. Базовыми понятиями для этой концепции

являются культура и цивилизация, которые немецкий теоретик

понимает нетрадиционно, вкладывая в эти два слова особый

смысл. Нельзя понять выдвигаемые Шпенглером положения, не

разобравшись в используемых им терминах. Стоит прислушаться

к мнению Г.М.Тавризян, считающей, что «Историко-культурная

концепция Шпенглера строится на сопоставлениях, соотнесении

и, большей частью, антиномичном противопоставлении <<культу-

ры>> и <<цивилизации>>» [2].

В то же время справедливая критика традиционных теорий,

исследование современной социокультурной ситуации, попытка

проанализировать истоки культурного кризиса делают «Закат

Европы» чрезвычайно актуальным.

Сделанные О.Шпенглером выводы о неизбежной гибели Запа-

да оспариваются многими исследователями его творчества; его

критикуют за чрезмерный пессимизм и недостаток фактического

материала, но вместе с тем никто не сомневается в ценности

нового взгляда на мир и историю, данного немецким мыслите-

лем.

Чтобы определить, какой смысл О.Шпенглер вкладывает в

термины «культура» и «цивилизация», увидеть взаимосвязь меж-

ду этими понятиями, необходимо выявить их место в его кон-

цепции. Хотя автор «Заката Европы» не был первым, кто проти-

вопоставил культуру цивилизации, его взгляд на этот вопрос

оригинален и необычен. Этот реферат посвящен выявлению осо-

бенностей использования О.Шпенглером двух названных терминов

в рамках его культурофилософской теории.

ЛОКАЛЬНОСТЬ КУЛЬТУР И ИДЕЯ ПРОГРЕССА

Важнейшая задача, которую ставит перед собой О.Шпенг-

лер, — развенчание европоцентризма, с позиций которого исто-

рия трактовалась достаточно продолжительное время и нередко

трактуется до сих пор. Как и Ницше, Шпенглер отказывается от

"… концепции единого <<всемирного>> исторического процес-

са, единой линии эволюции человечества, как проходящего...

последовательные этапы развития, оказывающегося при всех

отклонениях, периодах застоя или упадка в целом поступатель-

ным движением, которое… мы определяем как прогресс" [2].

Европоцентристская точка зрения приводит к тому, что

«любая из культур, предшествовавших нашей, расценивается как

находящаяся на низшей ступени, незавершенная, тем самым как

бы завещавшая нам продолжение начатого...» [2]. Прогрессист-

ская схема «Древний мир — Средние века — Новое время» уста-

навливает, по мнению Шпенглера, " чисто внешнее начало и ко-

нец там, где в более глубоком смысле нельзя говорить ни о

начале, ни о конце. По этой схеме страны Западной Европы яв-

ляются покоящимся полюсом..., вокруг которого скромно враща-

ются мощные тысячелетия прошлого и далекие огромные культу-

ры" [1].

Сторонники линейно-прогрессистских воззрений полагают

человечество единым, а европейское общество наиболее важной

его частью. При этом они находят возможность говорить об ог-

ромных, неисчерпаемых перспективах развития, прогнозируя бу-

дущее в рамках своих зачастую местных временных интересов.

Автор «Заката Европы» возражает им: «Но у <<человечества>>

нет никакой цели… <<Человечество>> — пустое слово».

О.Шпенглер говорит: «Во всех других областях живой при-

роды мы допускаем право выводить из каждого отдельного явле-

ния тот образ, который лежит в основе его существования...

Только в вопросах, касающихся человека, мы без всякого даль-

нейшего исследования принимаем когда-то давно установленную

историческую форму его существования и к этой предвзятой те-

ме подгоняем подходящие и не подходящие факты». Преувеличе-

ние важности роли одних культур соседствует с пренебрежи-

тельным отношением к другим. Философ находит попросту смеш-

ным выражение «они ничем не участвовали в построении всемир-

ной истории»: история для него складывается из судеб культур

и, отрицая линейность развития, нельзя говорить о том, что

одна культура важнее другой; исчезает сам критерий важности,

цивилизации (в обычном понимании слова) становятся несравни-

мыми.

Однако, отрицая одну концепцию истории, необходимо

построить другую, лишенную противоречий и недостатков той,

от которой пришлось отказаться. И Шпенглер находит такую

концепцию. Он выдвигает идею неких сообществ людей, наделен-

ных общей ментальностью. Каждое их таких сообществ обладает

определенным набором характерных черт, который немецкий фи-

лософ называет стилем. «Вместо монотонной картины линейнооб-

разной всемирной истории, держаться за которую можно только

закрывая глаза на подавляющее количество противоречащих ей

фактов, я вижу феномен множества мощных культур, с первобыт-

ной силой вырастающих из недр породившей их страны...» [1].

Таким образом, Шпенглер называет культурами определен-

ные общественные образования вместе с их характерными осо-

бенностями. Каждая нация, по его мнению наделяет людей своей

идеей, своими страстями, своей жизнью, и все культуры «стро-

го привязаны на протяжении своего существования» к тем стра-

нам, которые послужили основой для их возникновения. Культу-

ра для О.Шпенглера — живое существо высшего порядка, вырос-

шее «со своей возвышенной беспечностью», «подобно цветам в

поле». И во всемирной истории немецкий философ увидел «кар-

тину вечного образования и изменения, чудесного становления

и умирания органических форм».

Г.М.Тавризян пишет: «Теории единства и преемственности

мировой истории Шпенглер противопоставляет учение о множест-

ве завершенных, разобщенных в пространстве и во времени ци-

вилизаций (<<культур>>), равнозначных по предельной полноте

осуществленных в них возможностей и достигнутому совершенс-

тву выражения, языка форм».

Европоцентризм преодолевается путем признания равноцен-

ности всех культур. Те из них, которые нам кажутся незавер-

шенными, не сумевшими реализовать свои цели, на самом деле

стремились совсем к иному, чем представляется нам. Это поло-

жение означает, что нет никакой прямолинейной преемственнос-

ти в истории; новая культура впитывает из опыта прошлого

лишь то, что отвечает ее внутренним потребностям, а значит,

в определенном смысле она не наследует ничего. Шпенглер при-

водит примеры, показывающие наше неверное понимание былых

эпох и развитие современными мыслителями проблем, которые,

по их мнению, впервые возникли, например, во времена антич-

ности; на самом деле эти проблемы характерны для нашего и

только нашего времени.

В главе «О смысле чисел» он раскрывает всю глубину про-

пасти, лежащей между античной и современной математиками;

показывает, как понятия, перенесенные из Эллады на почву За-

пада, приобретают совсем иное значение, хотя внешняя преемс-

твенность и сохраняется. Следовательно, Шпенглер подчеркива-

ет локальность культур, слабость связей между ними. Отсюда

вытекает опасность попыток анализа прошлых эпох на основе

современных критериев. Как же следует рассматривать иные

культуры, с каких позиций можно дать им оценку? Шпенглер

находит ответ на этот вопрос: «Для того, кто действительно

приобрел полную свободу взгляда, вне зависимости от всяких

личных интересов, какого бы порядка они ни были, нет вообще

никакой зависимости или приоритета, нет причины и действия,

нет различий в степени ценности и важности. Место отдельных

явлений определяется исключительно большей чистотой и силой

их языка форм, напряженностью их символического значения -

безотносительно к добру и злу, высокому и низкому, пользе

или идеалу» [1].

На первое место немецкий философ выдвигает исследование

характерных особенностей, стиля каждой конкретной культуры и

в этом исследовании особое значение получает вводимое Шпенг-

лером понятие прафеномена: «Прафеномен, как решительно ут-

верждает Гете, есть чистое созерцание идеи, а не познание

понятия». Это значит, что под прафеноменом Шпенглер понима-

ет, следуя традициям Гете, выделенную из стиля какой-либо

культуры идейную основу, которую можно воспринять, но нельзя

проанализировать, разложить на части. Выделить прафеномен

культурной формации, утверждает Шпенглер, значит определить

ее внутренние возможности, которые далеко не всегда находят

полное воплощение, «чувственное проявление в картине мировой

истории».

Таким образом Шпенглер убежден в том, что человечество

нельзя трактовать как единое целое, что у истории нет целей

и нет никакой направленности. Тем не менее, критика европо-

центризма не мешает ему разделять некоторые из весьма спор-

ных положений, напрямую связанных с оспариваемыми утвержде-

ниями. В частности, он полагает что европейская культура в

настоящее время — единственная на Земле; используя метод

аналогий, он нередко применяет к формациям совершенно иного

плана, чем европейская, чуждые им понятия; при этом он ули-

чает других историков в той же ошибке! Рассмотрение им за-

вершающего этапа античной, арабской, египетской культур ве-

дется по единому плану; все сводится к единой, конечной це-

ли: показать Европе ее судьбу.

Здесь обнаруживается еще один важный аспект мировоззре-

ния Шпенглера, который вызывает активный протест большинства

исследователей его творчества. Коль скоро культуры — живые

организмы, то закономерно предположить, что срок их сущест-

вования ограничен определенными сроками. «О каждом отдельном

организме мы знаем, что темп, образ и продолжительность его

жизни…… является чем-то определенным..., но по отноше-

нию к человечеству в смысле будущего царит безграничный три-

виальный оптимизм… Здесь находят место для безграничных

возможностей — но никогда для естественного конца...». Никто

до Шпенглера не заявлял с такой определенностью: «Живые

культуры умирают!» Для него неопровержимым фактом является

то, что «Всякая культура переживает возрасты отдельного че-

ловека».

D следующем разделе данного реферата будет сделана по-

пытка раскрыть те формы, в которых, по мнению германского

мыслителя, происходит переход культуры от одной стадии к

другой, от рождения через детство, юность, зрелость и ста-

рость к гибели.

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУР

Здесь мы подходим к рассмотрению внутреннего содержания

понятия цивилизации — второго из рассматриваемых в этой ра-

боте. В общепринятом понимании слово «цивилизация» близко по

значению к «культуре» (в понимании О.Шпенглера), но автор

«Заката Европы» подразумевает под этим термином нечто дру-

гое. Как ни парадоксально это звучит, в определенном смысле

Шпенглер противопоставляет культуру и цивилизацию, и назва-

ние «теория локальных цивилизаций» применительно к нему сле-

дует преобразовать в «теорию локальных культур».

Сама идея разделения культуры и цивилизации не нова, но

Шпенглер нетрадиционно подошел к этому вопросу, гармонически

объединив терминологию со своей концепцией. Немецкий теоре-

тик под цивилизацией понимает итог, завершение и исход вся-

кой культуры. «Цивилизация — это те самые крайние и искусс-

твенные состояния, осуществить которые способен высший вид

людей». О.Шпенглер называл цивилизацией одряхлевшую культу-

ру, реализовавшую свои цели, подошедшую к концу своего су-

ществования.

Припомнив, что германский философ старался создать об-

щий метод исследования мировой истории, который позволил бы

спрогнозировать будущее Запада, мы сможем прийти к выводу,

что такое толкование цивилизации вызвано современной социо-

культурной ситуацией. Ряд исследователей отмечает, что «Тема

общего кризиса западной культуры — одна из главенствующих и

наиболее устойчивых в философско-исторической литературе на-

шего столетия» [2], и О.Шпенглера не миновала эта тенденция.

Рим для него — классическая цивилизационная модель, заверше-

ние античной культуры, и на этом примере философ показывает

Европе ее судьбу. По его мнению, стадия завершения всех

культур протекает аналогично, и это утверждение нередко на-

зывают одной из ошибок Шпенглера. Действительно, если приме-

нительно к Риму понятие империализма еще имеет какой-то (хо-

тя и значительно искаженный) смысл, то словосочетание «еги-

петский империализм» вызывает у большинства историков усмеш-

ку. Вместе с тем, Шпенглер полагает империализм неотъемлемой

частью цивилизационной стадии всех рассматриваемых им форма-

ций.

Идея завершаемости, гибели непосредственно вытекает из

убежденности Шпенглера в неизбежности прохождения каждой

культурой определенных стадий развития. «Неминуемость,- и

закономерное наступление, чередование этих стадий,- делает

периоды развития всех культур абсолютно тождественными, дли-

тельность фаз и срок существования самой культуры — отмерен-

ными, нерушимыми». [2].

Как же рисует Шпенглер возникновение, эволюцию и гибель

культур? Зарождение культур, говорит он, происходит в тот

момент, когда «из первобытно-душевного состояния вечно детс-

кого человечества пробуждается и выделяется великая душа,

некий образ из безобразного...» [1].

Гибель культуры происходит после того, как «эта душа

осуществит полную сумму своих возможностей в виде народов,

языков, вероучений, искусств,… и, таким образом, вновь

возвратится в первичную душевную стихию». «Когда цель дос-

тигнута и идея, т.е. все изобилие внутренних возможностей,

завершена и осуществлена во внешнем, тогда культура вдруг

застывает, отмирает, ее кровь свертывается, силы ее надламы-

ваются — она становится цивилизацией» [1].

Ранний период существования культуры — время поисков

средств выражения; время определения, формулировки идей.

«Чем более приближается культура к зрелости, тем более му-

жественным, резким, властным, насыщенным становится ее окон-

чательно утвердившийся язык форм,… тем яснее становятся ее

черты.» Наконец, завершив все, что можно было сделать, «ус-

талая, вялая и остывшая», душа «теряет радость бытия и стре-

мится… из тысячелетнего света обратно в потемки перводу-

шевной мистики...».

Говоря о стадиях развития культуры, О.Шпенглер немед-

ленно проводит параллели с античностью, Египтом и в первую

очередь с Европой. Для него не подлежит сомнению то, что За-

пад давно превратился в цивилизацию, что душа его, которую

он называет «фаустовской», находится в стадии завершения. Из

этого положения и вырастает его тезис о неизбежной гибели

Запада.

Блестящие аналогии, проводимые Шпенглером, заставляют

нас увидеть в современности те явления, которые предшество-

вали исчезновению великих культур древности. Наиболее наг-

лядно завершение внутренней идеи, создание стройной концеп-

ции, означающей конец творчества, показано на примере двух

математик: античной и западной. «Теперь на этой высочайшей

точке — истощив все свои внутренние возможности и исполнив

свое назначение быть отражением и чистейшим выражением идеи

фаустовской души — математика Запада заканчивает свое разви-

тие, совершенно так же, как это сделала математика античной

культуры в III веке» [1].

Переход от культуры к цивилизации, говорит Шпенглер,

вызывает появление «трех или четырех мировых городов», «ко-

торые всосали в себя все содержание истории и по отношению к

которым вся остальная страна культуры нисходит на положение

провинции ...». «Мировой город — это означает космополитизм

вместо <<отечества>>, холодный практический ум вместо благо-

говения к преданию и укладу, научная иррелигиозность в ка-

честве окаменелых остатков прежней религии сердца...».

Житель мирового города не признает традиций, борьба с

которыми есть, по мнению Шпенглера, борьба с культурой. Ци-

вилизация, говорит философ, означает конец науки, искусства,

философии, творчества.

Но вместе с тем в слова О.Шпенглера о цивилизации про-

никает некий всеобщий пафос, некое признание необходимости и

важности этого периода. "… Для Шпенглера в цивилизации -

своя, новая жизнь, какой бы краткий век ей не был отмерен"

[2]. Немецкий мыслитель утверждает, что искусства и филосо-

фия в настоящее время истощены и бесплодны; он говорит, что

«в наши дни изобретатели, дипломаты и финансисты больше фи-

лософы, чем все те, кто занимается плоским ремеслом экспери-

ментальной психологии».

Выдвигая тезис о том, что нынешняя эпоха иррелигиознос-

ти («что вполне покрывается понятием об укладе жизни мирово-

го города») есть одновременно период упадка, О.Шпенглер за-

мечает, что не мы выбирали это время. «Все сводится к тому,

чтобы уяснить себе это положение, эту судьбу, и понять, что,

как бы мы ни обманывали себя относительно действительного

положения вещей, мы не можем перешагнуть через него». Глав-

ный вопрос, который следует задать себе прежде, чем присту-

пить к какой-либо проблеме — «что доступно человеку в наше

время и от чего он должен отказаться ?»

Итак, критикуя европоцентризм, Освальд Шпенглер создает

концепцию, направленную на выявление исторического будущего

Запада. Неминуемое последовательное наступление всех стадий

различных формаций приводит нас к мысли о своеобразной пов-

торяемости их развития. «Идея <<повторяемости>>, и следова-

тельно <<равнозначности>>, обращена к Европе: множество ку-

льтур повторяют, показывают гибнущей Европе ее судьбу» [2].

Но, хотя философ говорит о закате Европы, его работу

нельзя назвать проникнутой ощущением смерти, завершения.

Каждый период существования любой культуры имеет свой смысл,

свои цели, и Запад в этом смысле не стал исключением.

Теперь, когда понятия культуры и цивилизации в филосо-

фии Шпенглера определены достаточно четко, следует сказать

несколько слов об историческом аспекте его мировоззрения.

Жизнь — действительно центральное понятие рассматривае-

мой концепции, что наиболее четко проявляется в понимании

О.Шпенглером ставшего и становления. Становление означает

творчество, поиск, выражение во внешнем внутренней идеи.

Ставшее неизбежно следует за становлением и при этом лишено

динамики последнего.

Нетрудно увидеть, что цивилизация есть нечто ставшее,

тогда как ранняя стадия культуры — становление. Цивилиза-

ция — завершение культуры, ибо ставшее всегда неподвижно, а

неподвижность — это смерть.

Время О.Шпенглер полагает совершенно особым явлением,

так как пространство не подчинено закономерности направле-

ния. И в этом убеждении коренится его идея о существовании

двух в корне различных способов познания мира. Один из них

он зовет природой, второй — историей.

«Природа и история — вот два крайних, противоположных

способа приводить действительность в систему картины мира.

Действительность становится природой, если все становление

рассматривать с точки зрения ставшего; она есть история, ес-

ли ставшее подчинять становлению» [1]. Природу следует опи-

сывать с помощью законов; историю можно объяснить лишь ис-

пользуя язык образов. Природа есть воплощение постоянно воз-

можного, история — однажды произошедшего.

О.Шпенглер говорит, что нет четкой границы между двумя

этими способами мировосприятия, но добавляет, что природа по

существу является искусственным творением разума, «старчес-

кого» интеллекта, и поэтому характерна для стадии цивилиза-

ции. Возникновение природного понимания мира вызвано бунтом

«чистого разума» против идеи судьбы, предопределенности. В

противовес судьбе выдвигается принцип причинности, который

позволяет выявлять закономерности между современным и буду-

щим состояниями, управлять ими. Таково духовное обоснование

превращения культуры в цивилизацию, перехода от становления

к ставшему, данное немецким философом.

И задача западной философии, по его мнению, состоит в

том, чтобы создать некоторый «специфически западный» «вид

исследования истории в высшем смысле», который позволил бы

проникнуть в мирочувствование не только присущее собственно

Европе, но и во всякое другое, в корне отличное от нашего, и

при этом дал бы возможность заранее определить пути и перс-

пективы развития иных культур.

История культуры для Шпенглера — это ее судьба, и поэ-

тому он говорит, что возможности внутренней идеи культуры,

ее «прафеномен» реализуются во внешних формах истории. Этот

новый метод исторического исследования, «Морфологию органи-

ческого, истории и жизни, всего того, что подчинено направ-

лению и судьбе», мыслитель называет физиогномикой.

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Итак, из всего сказанного можно сделать ряд выводов.

Согласно концепции О.Шпенглера культура — это набор качеств

и структур, имеющий во многом ценностную основу, привязанный

к некоторой нации либо стране и определяющий ментальность

входящих в нее людей. Культуры имеют локальный характер, что

означает отсутствие общей направленности исторического про-

цесса и бессмысленность самого понятия человечества. Понять

культуру можно, выявив ее стиль, который, в свою очередь,

возникает из идейной основы, первичного символа — «прафено-

мена». О.Шпенглер рассматривает культуру как надбиологичес-

кий организм, закономерно проходящий определенные стадии

развития. При этом происходят поиски средств реализации ос-

новной идеи, выявляются исторические формы данной культуры.

Цивилизация — исход и завершение этих поисков, послед-

няя стадия развития. Она характеризуется ослаблением влияния

традиций, упадком религиозности, ростом городов, распростра-

нением причинно-следственных (природных) взглядов на мир.

Немецкий мыслитель путем ряда аналогий с культурами

прошлого доказывает неизбежную гибель Западной культуры.

"… Падение Западного мира представляет собой ни более ни

менее как проблему цивилизации". Европа давно уже перешла в

цивилизационную стадию, и ее окончательная гибель — только

вопрос времени. Этим О.Шпенглер объясняет все кризисные яв-

ления, охватившие современное общество.

Глубокая эрудированность, смело проводимые параллели,

широта рассматриваемых вопросов и почти поэтическая напря-

женность повествования делают обоснование высказанной в «За-

кате Европы» концепции чрезвычайно убедительным (и зачастую

маскируют недостатки аргументов).

Список использованной литературы

1. Шпенглер О. Закат Европы.

2. Тавризян Г.М. О.Шпенглер, Й.Хейзинга: две концепции

кризиса культуры.

еще рефераты
Еще работы по культуре и искусству