Реферат: Об условиях преодоления кризиса российского общества

Жихарев М. С.

Подрыв основ национальной культуры, духовное оскудение человека предопределили в определённой степени смену ценностных ориентаций в обществе. На первый план стали выдвигаться материальные приоритеты: доступ к продовольственному и промтоварному дефициту, престижная должность, квартира в престижном районе города и т. п. По данным опроса 2 тысяч человек в 12 регионах России, Проведённого Институтом социологии РАН в 1993 году, главными стали “приватные”, сугубо личные ценности, связанные с микромиром человека, – это здоровье, семья, жилище, материальная обеспеченность. В то же время снизилось значение таких ценностей, как творческая деятельность, искусство, работа, общественные активность и признание (1. с.43-44).

Программа партии, а затем и широкая идеологическая кампания по формированию нового человека с активной жизненной позицией в условиях “развёрнутого коммунистического строительства” не остановили эту тенденцию. Более того, острейшей общественной проблемой стал рост алкоголизма, падение трудовой дисциплины, “несуны” на производстве.

Все попытки переделать сложившийся уклад человеческих душ, навязать новую, теоретически выдуманную мотивацию деятельности не смогли достичь результата, поскольку игнорировали самоценность человеческого существа в единстве его физических качеств, душевной жизни и духовного бытия. Народный тип сознания, который вырабатывался многими поколениями, хотя и подвергся за 70 послереволюционных лет определённым деформациям, оказывал сопротивление нивелированию исторической индивидуальности. И это естественно. И. Р. Шафаревич справедливо подмечает: “Никакие известные нам по русской классике литературные герои – тургеневский Кирсанов, толстовские Николай Ростов или Левин – никогда бы не смогли стать американскими бизнесменами, равно как и солженицинский Иван Денисович или Матрёна, Беловский Иван Африканович или распутинская Настёна (2, с.389).

Однако объективная потребность перемен, которые придали бы новый импульс экономическому развитию страны, сделали жизнь людей достойнее, осмысленнее, была очевидна. Прогрессирующее отставание страны в научно-техническом и экономическом отношении в 60-е – 80-е гг. подталкивало к осуществлению кардинальных реформ. В то же время в начавшейся перестройке и последовавшими за ней социально-экономическими реформами качество жизни человека было принесено в жертву глобальным планам форсированного перехода к западной модели развития. Те же сохранившиеся ещё элементы русской жизни, мировоззрение, черты национального характера, которые могли бы препятствовать трансформации страны в мировую машину технологической цивилизации, стали целенаправленно разрушаться. Народный тип сознания перекраивается в “духе капитализма”. Массированная реклама шикарных автомобилей зарубежных круизов, евроквартир и евромебели, сникерсов, жевательных резинок и других атрибутов благополучия общества потребления внедряет в сознание миллионов влачащих жалкое существование россиян мысли о ничтожестве традиционных нравственных норм и представлений о справедливости, порядочности, честности, ответственности, наконец, перед соотечественниками и Богом за свои деяния.

Продолжается разрушение национальной русской культуры. Страницы газет, журналов, теле и радиоканалы используются для насаждения примитивных форм западной массовой культуры. Государственная система поддержания культуры, сохранения памятников её, других культурных ценностей практически ликвидирована.

Подвергается очередному испытанию православная вера как носитель духовных начал россиян. Кризис коммунистической идеологии, ослабление атеизма стимулировали в обществе поиск иных духовных опор и ориентиров. Этим воспользовались протестантские конфессии и деноминации, религиозно-мистические, теософские, экзотерические школы, секты, собрания. Американские миссионеры-протестанты: функционеры церкви Христа, активисты общества свидетелей иеговы, мормоны – абонировали для богослужебных и учебно-воспитательных целей залы и аудитории клубов, школ и вузов, спортивно-концертные комплексы и даже стадионы. Сторонники корейского деятеля Сан Муна, объявившего себя мессией и создавшего церковь единения, развернули титаническую деятельность по приобщению к мунизму детей и взрослых в ряде крупнейших городов России. Особо опекают они школьных учителей, вузовских преподавателей, техническую и творческую интеллигенцию. Еженедельные воскресные занятия, загородные семинары и конференции в санаториях, домах отдыха или кемпингах полностью оплачиваются церковью (3, с.246). К подобным формам работы прибегают и другие секты. Под видом заботы о духовном состоянии они часто подчиняют человека своим нормам и правилам, позволяющим навязывать свою волю, манипулировать его действиями.

Сложившиеся в стране новые социально-экономические, политические и культурные реалии приходят в противоречие с традиционными жизненными ценностями. Сегодня становится всё более очевидным, что углубляющийся паралич общества своими корнями уходит именно в эту ломку системы ценностных ориентиров жизни.

Чем бы ни был продиктован этот крутой поворот в судьбе России, он, несомненно, трагичен, ибо “выбивает” из-под ног человека духовную основу его существования, разрушает его внутреннюю целостность. Пагубные последствия его проявляются сегодня не только в разладе хозяйственного механизма и недееспособности производства, но в глубоком кризисе всей системы общественных отношений: падении нравов, разгуле преступности, нарастании нигилизма и всеобщего пессимизма.

А. И. Солженицын даёт такую характеристику нашей жизни: “В атмосфере всеобщего разобщения, где нет дела друг до друга, каждому оставлена своя беда и боль, в атмосфере безнадёжности, безразличия, ничего не нужности, психологической усталости – нисходит к каждому ощущение своей ни к чему не приложимости, душевная опустошённость, что потерян контроль над собственной жизнью” (8, с.3). По словам врачей, новопоступающие больные приходят с формами болезней всё более тяжёлыми, и болеют тяжелее. Они так объясняют своё состояние: “Давит всё это.. .” (4, с.3). От жизненной тоски, неспособности прокормить семью, от потери веры в себя десятки тысяч человек ежегодно кончают жизнь самоубийством. Происходит невиданное в мире падение рождаемости в русских семьях. Сегодня рождения на одну женщину дошли до 1,8 – 1,4, тогда как 2,15 являются критическими для воспроизводства, ниже которых начинается вымирание. Для россиян оно стало уже реальным процессом. Начиная с 1993 г. перевес смертности русских над рождаемостью достигает одного миллиона в год. Средняя продолжительность жизни мужчин достигла 57 лет как в Индии, Индонезии, частью в Африке (4, с. 3).

Усиление наркомании, половая распущенность и нарастающая волна венерических заболеваний отражают душевную пустоту, утрату жизненного смысла многих тысяч молодых людей. И если дети и молодёжь всегда оценивались как будущее страны, то сегодня это будущее вызывает большие сомнения.

Таким образом, прямые результаты осуществляемых ныне реформ свидетельствуют о том, что под угрозу поставлено выживание и сохранение самого Российского государства. Наша история обретает характер катастрофы.

Можно ли остановить её? Сохранились ли возможности возрождения и развития России? Каковы пути выхода из кризисной ситуации? Эти проблемы сегодня глубоко волнуют большинство россиян. Многочисленные политические партии и движения пытаются привлечь своих сторонников различными рецептами их решения. В научной литературе рассматриваются экономические, психологические, наконец, духовные аспекты возрождения нашего государства.*

*Солженицын А. Как нам обустроить Россию? М., 1990

Человек в изменяющемся мире: социальные и психологические проблемы. С–Пб., 1993.

Человек и духовно-культурные основы возрождения России. С–Пб, 1996.

Кара-Мурза С. Трагические ошибки демократов, или почему обречена либеральная реформа в России. // Вестник высшей школы. 1992. № 7-9.

Бородай Ю. Почему православным не годится протестантский капитализм? // Наш современник. 1990. № 10.

Платонов О. Русская цивилизация. М., “Роман-газета”, 1995.

Шафаревич И. Сочинения в трёх томах. т. 1-2., М., 1994.

Концептуальные положения предлагаемых программ в большинстве своём имеют целью прежде всего восстановление цельности личности, традиционного народного типа сознания. Авторы этих программ возлагают надежды на то, что в глубинах бессознательного сохранились узлы национальной памяти, национальные психологические стереотипы, приобретшие, можно сказать, генетическую устойчивость. Это и составляет фундамент, на котором следует создавать новое здание России.

Такое строительство может быть успешным лишь при условии, когда есть цель, не сводимая к обеспечению сытого благополучия, а наполняющая человека высоким смыслом бытия, подпитывающая духовную доминанту жизни. Она изначально заложена в религии. Горький опыт России убеждает, что безрелигиозное общество многое теряет в нравственном отношении. Около тысячелетия духовной основой её было православие. Стремление коммунистического режима искоренить его создало то, что мы имеем сегодня. Многие недуги России стали расплатой за духовный излом.

В то же время религиозные убеждения, которые преследовались из поколения в поколение как нечто враждебное и бессмысленное, начинают вновь овладевать умами многих россиян. Но процесс этот медленный. Для того, чтобы он набрал силу, потребуется жизнь не одного поколения. То, что разрушалось более 70 лет, займёт, очевидно, не меньше времени для восстановления.

В этих условиях высшей, определяющей целью, ради которой люди готовы идти на жертвы, могут стать принципы организации жизни, хотя и не чисто религиозные, но испытавшие на себе в той или иной степени влияние православной традиции.

Духовное здоровье человека исстари редуцировалось в его коллективистские начала, представления о социальной справедливости. Национально-патриотические движения сегодня в борьбе за консолидацию сил перед лицом катастрофы обращаются именно к этим качествам, сохранившимся в глубине национального сознания. “Только соборное движение способно поднять с колен и вывести из исторического тупика”, – утверждается в обращении к народу Общественного Комитета в защиту традиционных духовных ценностей России, созданного в ноябре 1997 г. большой группой писателей, журналистов, учёных, художников, представителей других творческих профессий (5). С этой идеей перекликаются мысли о путях спасения Родины И. Р. Шафаревича: “... все, желающие спасти нашу страну от полного крушения, – отмечал он, – должны объединиться вокруг одной цели: предотвратить окончательный распад России. Есть ли сила, способная это осуществить? Если такая сила есть, то только одна – русский народ. Ни экономические, ни геополитические интересы не создадут здорового государства. В основе должно лежать национальное единство, скреплённое общей культурой, верой отцов и общей исторической судьбой” (2, с.285).

Важным элементом самосознания является чувство принадлежности человека не просто к месту рождения или племени, роду, но к государству, которое понимается как земля его предков. Государственная власть, которую олицетворял царь, издавна в народном сознании расценивалась как связующее звено между Богом и Отечеством. Лозунг “За веру, царя и Отечество” достаточно глубоко отражал идею русской государственности. И хотя монархическая форма власти в России полностью дискредитирована, а отторжение верующих от Бога и церкви многие годы было государственной политикой, чувства Родины и Государства остаются незыблемыми в народном сознании. Они утратили религиозный подтекст, но сохранение России может в данный момент стать священным смыслом существования человека. Можно согласиться с И. Р. Шафаревичем, который в одном из выступлений по радио утверждал: “Объединить самые разные силы в стране может представление о том, что нам из поколения в поколение передан колоссальный дар России, которая строилась тысячу лет письменной истории и, вероятно, несколько тысяч лет до того, которая создала совершенно необычную, ни на что не похожую культуру, совершенно своё, собственное мировоззрение. И она дана нам на сохранение на период нашей жизни. Это долг, как по отношению к предкам, так и потомкам (2, с.354).

Патриотический подъём народа не раз помогал преодолеть тяжёлые кризисы – во время монголо-татарского ига, в Смутное время, при нашествии Наполеона. И даже сталинский режим в критическую пору Великой Отечественной войны с германским фашизмом счёл необходимым обратиться к патриотическим чувствам народа, воскрешая в памяти исторические деяния предков, подвиги народных героев, используя в этих целях литературу, кинофильмы, наградную символику и пр.

На нынешнем крутом изломе нашей истории в силу безразличия или предательства властных структур средства массовой информации, приобретшие особо бесконтрольное влияние на массовое сознание, систематически и целенаправленно разрушают историческую память народа, формируют нигилистическое отношение к традиционным духовным ценностям, самобытным особенностям нашей культуры. Чтобы собраться с силами, укрепить свой дух, волю, соединить отдельных людей в народ, общественность должна поставить эту власть под свой жёсткий контроль. Речь не идёт о возвращении к коммунистической цензуре, когда чиновник единолично или в узком кругу решал судьбу того или иного литературного произведения, кинофильма, теле и радиопередачи. Контроль должен быть гласным, обеспечивать объективное освещение всех сторон жизни и ориентироваться на национальный интерес, а не на клановую корысть или рыночную конъюнктуру.

Очевидно, что в особой защите от навязываемой идеологии рынка, культа потребительства нуждается подрастающее поколение. Ещё И. А. Ильин проявлял тревогу по поводу национального обезличивания наших детей, которое, кстати сказать, приобрело сейчас тотальный характер. “Надо сделать так, – писал он, – чтобы все прекрасные предметы, впервые пробуждающие дух ребёнка, вызывающие в нём умиление, восхищение, преклонение, чувство красоты, чувство чести, любознательность, великодушие, жажду подвига... были национальными, у нас в России – национально русскими... чтобы дети молились и думали русскими словами; чтобы они почуяли в себе кровь и дух своих русских предков и приняли бы любовью и волею – всю историю, судьбу, путь и призвание своего народа.. .” (10, с.202). Трудно переоценить важность этой задачи в нашей современной ситуации. Только такой духовный заряд поможет подрастающим гражданам не соблазниться чувственными удовольствиями, не включиться в гонку потребительства, не соскользнуть в духовную беспочвенность.

Таким образом, восстановление покалеченного и униженного духа народа, обретение человеком внутренней цельности является одним из основных условий преодоления кризиса, сохранения нашей государственности. Ибо деморализованного, нравственно опустошённого человека вряд ли можно подвигнуть к жертвенному подвигу, историческому по значимости действу. В книге “Путь духовного обновления”, говоря о проблемах России 20-х годов, И. А. Ильин остроумно отметил: “Невозможно создать хорошую ткань из гнилых нитей; нельзя построить прочный дом из трухлявого, рассыпающегося кирпича; больные и умирающие, стеная в унисон, не создадут прекрасного хорового пения. Где личный дух пренебрежён и унижен, общественность будет больною и творчески бессильною” (6, с. 259). Шахтёрские выступления, перекрытие авто и железнодорожных магистралей, демонстрации и марши протеста работников атомной промышленности, военно-промышленного комплекса, других отраслей народного хозяйства, студенческой молодёжи свидетельствуют не только о нищете и безысходности масс, но и о способности сплотиться, найти в себе силы противостоять, экономическому, нравственному и духовному убиению.

Список литературы

Человек и духовно-культурные основы возрождения России. М.: С-Пб ун-т. 1996.

И. Р. Шафаревич. Сочинения в трёх томах. М.: “Феникс”, т.2. 1994

Н. С. Гордиенко. Религиоведческое образование – составная часть формирования духовной культуры. // Человек и духовно-культурные основы возрождения России. М.: С-Пб ун-т. 1996.

Александр Солженицын. “Чем нам оставлено дышать”. // АиФ. 1998. № 22.

“За отечество и святыни наши”. // Русь православная. 1997. № 12.

И. А. Ильин. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, т.I. 1993.

еще рефераты
Еще работы по культуре и искусству