Категория: История ссср
Работа на тему: Тоталитарное государство
Тип: Реферат

Похожие рефераты:

Реферат: Тоталитарное государство

Оглавление:

ВСТУПЛЕНИЕ.
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ТОТАЛИТАРИЗМА.
НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ТОТАЛИТАРИЗМА.
ХАРАКТЕРИСТИКА ТОТАЛИТАРИЗМА
ХАРАКТЕРИСТИКА СТАЛИНИСТСКОГО РЕЖИМА.
ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА.

Вступление.
По своему происхождению человек как биологический вид — общественное существо. Люди жили сообществами, которые соответствовали их глубинным социальным инстинктам взаимопомощи, родами, племенами, общинами и их объединениями. Труд, быт и иная деятельность человека на протяжении тысячелетий определялись традициями и обычным правом, функциональные различия между членами общества носили временный характер и не сопровождались социальными привилегиями. Военные задачи и потребность в координации хозяйственных усилий общин способствовали постепенной концентрации и закреплению властных функций в руках верхушки вождей и жрецов. Так сложилась постоянная власть, из которой 5-6 тысяч лет назад выросло государство — могущественная машина для обеспечения экономического и политического господства над угнетенными массами.
Государство стало не просто орудием экономически доминирующего класса; оно приобрело собственные интересы и цели. Выделившись из общества как внешняя, подавляющая и регулирующая сила, оно присвоило себе, в первую очередь, монополию на принятие общих решений и на применение насилия.
В ходе исторического развития совершенствовались и механизмы государственного воздействия, а полномочия властных аппаратов неуклонно росли. В феодальной Европе сохранялась автономия общин, союзов, цехов, ассоциаций, братств и т. д., государства мало вмешивались в их внутреннюю жизнь.

Но по мере становления буржуазных отношений традиционные общественные институты оказались под двойным давлением — со стороны абсолютистской власти и со стороны растущего капитализма, поддерживаемого, поощряемого, а иногда даже насаждаемого государством. В результате социальные связи, основанные на нормах солидарности и взаимопомощи, подверглись размыванию и разрушению. В двадцатом веке государство во многих странах приобрело новое качество – полностью подчинять граждан своей воле и регулировать их поведение в соответствие со своими интересами. Такой режим взаимодействия государства с обществом получил название-тоталитаризм.

Основная часть
Исторические корни тоталитаризма.
К разрушению традиционных самоуправленческих структур в Европе вело развитие капитализма, распространение конкурентных нормативных ценностей. Субъекты рыночных отношений действуют не "общественно", а распыленно, разрозненно и несогласованно; итог их деятельности предвидеть невозможно. Он становится результатом стихийно сложившегося соотношения сил. При этом люди "не в состоянии непосредственно и сознательно договориться о том, что им следует делать с их общими ресурсами (силой, знаниями, средствами производства, природой). Действуя через рынок, индивиды лишены возможности совместно определять условия развития своей социальной среды. Раскол общества на множество разрозненных и эгоистических субъектов чем дальше, тем больше требовал усиления значения внешнего фактора — государства, создавал благоприятные условия для нарастания этатистских тенденций.
По мере расширения функций политической власти развивалось и представление об идеальном и совершенном государстве. Долгое время оно оставалось уделом философов и мыслителей, теоретиков. Так, еще в проекте Платона каждому члену социума предстояло выполнять строго определенную, необходимую и предписанную ему роль, а управлять всем должны были мудрецы, ученые, могущие предвидеть ход событий и руководить им. Те же черты были характерны и для последующих утопий этого рода — от откровенно абсолютистских, аристократических и олигархических до коммунистических. Развитие науки и рациональной философии еще более укрепило взгляд на государство как носителя разума среди хаоса борющихся друг с другом сил, людей и интересов.
Утвердившаяся в XIX веке фабричная организация хозяйства стала материальной основой для осуществления старых утопий. Она требовала формальной рационализации, строгой научности и предсказуемости в жизни социума. Индустриальная система производства предполагала особый тип разделения труда, доходящий до детальной специализации в выполнении задач и функций в рамках больших экономических комплексов. Таким образом, запрограммировано детальное разграничение между руководителями и исполнителями конкретных, частичных операций, а вместе с тем — наличие управляющих и управляемых, отчуждение и эксплуатация. Работник оказывался оторванным от процессов принятия решений, он становился роботом, выполняющим конкретные поручения вышестоящего начальства, не постигая их смысла и цели. Начала складываться система, получившая название индустриализма. Она "подвергает неодолимому принуждению каждого отдельного человека, формируя его жизненный стиль". Сферой рационализации и формализации оказались все отрасли человеческой деятельности, произошла "замена внутренней приверженности привычным нравам и обычаям планомерным приспособлением к соображениям интереса", то есть материальной выгоды и господства над другими людьми и всем окружающим. За людьми сохранялись в лучшем случае права периодически отбирать наиболее способных начальников и правителей, но не возможности самоуправления.
Еще одной авторитарной тенденцией стала прогрессирующая милитаризация. С распространением всеобщей обязательной воинской повинности и культа армий, во многих европейских странах структура общества приобретала некоторые черты военной иерархии. Прошедшие армейскую службу массы людей усваивали навыки покорности и повиновения, привычку подчиняться вышестоящим, не думая о существе и смысле приказов.
Взгляды о взаимоотношениях между государствами и народами формировались в духе вывода о биологической "естественности" борьбы между людьми. В XIX в. сложилась теория наций и национальных государств как целостных организмов. В действительности же не нации, развиваясь, создавали свои государства, а, напротив, государства конструировали нации. Они силой устанавливали границы контролируемой ими территории, подавляли реальные языковые, культурные и региональные различия, а затем для обоснования и оправдания собственного господства выдвигалинациональнуюидею,то есть представление о своей естественности, об общности интересов своих подданных (нации), об их принципиальном отличии от других людей и народов (вследствие расы, "крови и почвы", характера или мифического "национального духа") и, наконец, о том, что именно государство воплощает и защищает эти особые черты.
Националистические движения
Оформление "государств-наций" в Европе сопровождалось возникновением массовых националистических движений.
Во Франции первым из них считают бонапартизм 1848-1851 гг., приведший к восстановлению империи. Большинство его сторонников — люмпен-пролетариат, пострадавшая от кризиса и опутанная долгами мелкая буржуазия, крестьянство, часть городских трудящихся — протестовало против налогов, ненавидело богачей и верило в то, что сильное националистическое правительство послужит защитой их интересов. Несколько десятилетий спустя, в условиях роста социального недовольства и распространения реваншистских настроений после утраты Эльзаса и Лотарингии появилось мелкобуржуазное движение генерала Буланже (1887-1889 гг.). Характерно, что оно выступало не как консервативно-монархическая, а как обновленческая, даже республиканская сила. Националистические идеи и требования авторитарной государственной власти сочетались у буланжистов (особенно у созданной в 1882 г. "Лиги патриотов" во главе с М.Барресом) с агитацией за ограничение крупных состояний, за покровительство "национальным рабочим" и даже за "социалистическую программу". В 1890-е гг. на политическую арену вышло антисемитское движение, объединившее лавочников, торговцев, крестьян, ремесленников, которые разорялись из-за развития фабрик, заводов, крупных капиталистических магазинов. Пик его активности и влияния был связан с делом Дрейфуса — французского офицера, еврея по происхождению, ложно обвиненного в шпионаже. Оно вступило в союз с традиционными правыми силами и частью военщины в попытке свергнуть республиканский режим и захватить власть.
Протофашистская группировка "Аксьон франсэз" была создана в 1898 г. лидером антисемитского движения Ш.Моррасом. Она пропагандировала идеи интегрального национализма, жесткой корпоративной организации общества и борьбы с внутренними и внешними врагами, выступала за авторитарно-монархический режим с традиционалистскими чертами. Нередко она прибегала к террору против левых и демократов. В 20-е — 30-е гг. XX века на основе "Аксьон франсэз" и других подобных организаций сложилось французское фашистское движение. Но оно никогда не достигло масштабов, сравнимых с его итальянским или немецким аналогом, так и не разорвало связи с традиционно-монархической, клерикальной и феодально-консервативной идеологией..
В Германии нарастание националистических настроений стимулировалось войнами с Наполеоном в начале XIX века, и объединением страны, которое произошло под эгидой Пруссии. Созданная в результате династических войн "железом и кровью" Германская империя представляла собой милитаристское, националистическое и деспотическое государство, правящие круги которого нередко прибегали к бонапартистским методам. Прусские консерваторы, возглавляемые рейхсканцлером О. фон Бисмарком, пытались опереться н крестьян, ремесленников и торговцев с их сословными представлениями, "использовать антикапиталистические настроения этих слоев убедить их в том, что землевладельцы являются их естественным] союзниками против эксплуататоров, фабрикантов и банкиров". В противовес растущему рабочему движению была выдвинута идея "государственного социализма", как средства преодоления общественных несправедливостей посредством социальных реформ, осуществляемых сверху монархическим режимом..
В антисемитской публицистике О. Глагау, В. Марра, Е. Дюринга и других проводились идеи национального, немецкого социализма, расовой борьбы, различий между созидающим и паразитическим капиталом. Первая политическая организация движения, "Лига антисемитов" имела тайное членство и была построена на жестких принципах вождизма. Лига собрала сотни тысяч подписей под петицией за ограничение гражданских прав евреев, а в 1880 г. организованные ею террористические банды устроили серию еврейских погромов. В 80-х гг. возникло международное объединение антисемитов из Германии, России и Австро-Венгрии, которое провело в Дрездене два международных конгресса.
"Немецкий союз антисемитов" провозгласил в 1884 г. необходимость "далеко идущей социальной реформы", чтобы прекратить эксплуатацию немецких рабочих "еврейским капиталом". биржевыми прибылями, защиты крестьян, укрепления цеховой организации ремесла, устранения классовой борьбы и установления гармонии между трудом и "национальным" капиталом.
В последующие годы в антисемитском лагере происходили расколы и объединения. С 1890 г. он был представлен в германском парламенте. В 1914 . группировки антисемитов слились в движение "дойч-фёлькише", которое опиралось на многотысячные общественные организации — молодежные, спортивные, крестьянские, союз приказчиков, "Немецко-национальный рабочий союз". Его расистские, националистические и экспансионистские идеи пользовались поддержкой властей и таких объединений, как "Пангерманский союз".
"Фёлькише" развили и довели до крайности "идеологию крови и почвы" об особых качествах германской нации, призванных обеспечить ей мировую гегемонию.
В Италии, в отличие от Германии, политическое объединение страны было результатом массового революционного и демократического движения — Рисорджименто.. Уже в тот период выдвигались идеи прославления творящей воли сильной героической личности — вождя, возрождения "великой Италии".
Дальнейшим шагом в развитии правого экстремизма было создание Итальянской националистической ассоциации (1910 г.). Первый ее идеолог Э.Коррадини заявлял о существовании старых, косных, "плутократических и статичных" наций (Франции, Англии) и противостоящих им бедных, оттесненных и сдерживаемых в своем имперском развитии "пролетарских наций", к которым он относил Италию. Отсюда следовал вывод о необходимости внутреннего классового мира и "справедливой", "моральной" войны за "воскрешение нации. Другим источником итальянского фашизма — помимо национализма и консервативного романтизма — стало движение "футуристов": авангардистское и антитрадиционалистское художественное течение.


Психологические предпосылки тоталитаризма.
Почему же люди становились участниками фашистского движения?
Психологические мотивы, которыми они руководствовались, сформировались прежде всего под влиянием распада устоявшихся общественных отношений. В эпоху господства гигантских концернов и бюрократических структур окончательно складывалось из разрозненных индивидов так называемое "массовое общество" с аморфной социальной структурой. Если прежде человек был в значительной мере растворен в системе традиционных групповых, местных, религиозных и иных связей, то теперь он оказывался один на один с миром и потому ощущал утрату своего места в социуме, потерю самого смысла существования. "Ему угрожают, — писал известный психоаналитик Э.Фромм, — мощные силы, стоящие над личностью, — капитал и рынок. Его отношения с собратьями, в каждом из которых он видит возможного конкурента, приобрели характер отчужденности и враждебности... Человек подавлен ощущением своей ничтожности и беспомощности ".
В 1920-е — 1930-е годы в ряде индустриальных стран среди широких слоев мелких и средних собственников, разочарованных в беспрепятственной капиталистической конкуренции и в способности буржуазно-демократического государства обеспечить им благосостояние, стабильность и приемлемый социальный статус, распространилась идея создания нового государства, которое защищало бы их классовые интересы. Фашистские лозунги, направленные против господства крупного капитала, находили наибольший отклик именно в среде мелких предпринимателей, торговцев, лавочников, ремесленников и служащих. Им, бунтовавшим против своих могущественных монополистических конкурентов и банков, импонировали заявления вождей, которые именовали их, "маленьких людей", исполнителями высшей миссии нации, истории и провидения, средоточием воли и активности.
Таким образом, массовое сознание оказалось в значительной мере подготовленным к восприятию тоталитаризма всей предшествующей историей развития капитализма и государства. Но в то же время, ни в Германии, ни в Италии "большинство народа не желало фашизма и выбор ему не принадлежал. Муссолини и Гитлер пришли к власти тогда, когда, об этом договорились сравнительно небольшие клики, при чем они следовали соответствующему решению высших хозяйственных кругов, которые пришли к выводу, что фашизм станет выходом из переживаемых ими трудностей".

Характеристика тоталитаризма.

Как известно, абсолютистских, диктаторских режимов было в истории великое множество, в древности существовали перманентные деспотии и эпизодические тирании. До Американской и Французской революций автократические, авторитарные системы власти господствовали в мире, а в различных формах они сохраняются и поныне. Но в XX веке появился их особый вид, отличный как от авторитарных режимов, так и от все более распространявшихся республиканских, парламентских демократий. Этот жестоковластный режим и получил название тоталитаризм.
Каталог особых черт тоталитарной системы впервые был составлен 40 лет назад американскими политологами К. Фридрихом и З. Бжезинским (их концепция была названа "тоталитарным синдромом"). Впоследствии он многократно корректировался и существует во множестве вариаций. Системных признаков "общей модели" шесть: господство одной массовой партии с харизматическим лидером, унитарная идеология, монополия массовой информации, монополия на вооружения, террористический полицейский контроль, централизованный контроль над экономикой.
Эти признаки по-разному проявляются уже в двух основных подтипах тоталитарных режимов — фашистско-нацистском и коммунистически-сталинистском. Они по-разному действовали в странах первой тоталитарной волны 20-30-х годов (Италия, Германия, СССР) и в странах второй волны военных и послевоенных лет (вовлеченных в орбиту Германии или СССР).
Едва ли не самой важной особенностью тоталитарных режимов, было создание и поддержание развитой, устойчивой "взаимосвязи" между "верхом" и "низами", между харизматическим "вождем"-"фюрером" и манипулируемыми, но преисполненными энтузиазма и самоотверженности массами сторонников, составляющих движение, пронизанное унитарной идеологией. Именно в такой "сцепке" заключена сила тоталитарного режима, которая проявляется особенно зримо в момент провозглашения и хотя бы частичного решения поставленных им во главу угла мобилизационных задач. С другой стороны, коренная слабость системы и залог ее конечного крушения проявляется в невозможности бесконечно долго сохранять достаточно высокий накал экзальтированного энтузиазма и слепой веры.
На отличие тоталитарных структур от абсолютистских и иных авторитарных форм указывали и сами их идеологи. Фашизм, утверждал, например, Б. Муссолини, тоталитарен в том смысле, что "для фашиста все в государстве, и ничто человеческое или духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства". Поглощение общества государством в идеально-типическом варианте "тоталитаризма" и означает модель "тотального", то есть всеобъемлющего, всеохватывающего государства, которое полностью растворяет общество в себе. Кардинальное различие между тоталитарной и просто авторитарной системой состоит, таким образом, в том, что первая, опираясь на стимулируемую им самим массовую "инициативу", пытается сознательно уничтожить любые неформализованные, горизонтальные связи между атомизируемыми индивидами и не допустить никаких автономных общественных образований, объединений, ассоциаций или свободных пространств. Государство становится регулятором, а подчас и заменителем всех социальных взаимоотношений, вплоть до самых интимных. Авторитарная же власть допускает известную, автономию общественных единиц (общин, союзов, ассоциаций и т.д.) внутри системы.
Наличие дирижируемого массового движения — обычно в форме жестко иерархизированной партии, добивающейся безраздельной монополии, а затем сращивающейся с государством, — прежде всего и отличает тоталитарные режимы от авторитарных. Политологи отмечают, что тоталитарная система требует активных демонстраций гражданами их преданности партии и государству, автократия же, как правило, довольствуется отсутствием открытого противоборства со стороны подданных и обычно не преследует тех, кто не является активным противником режима, за их политические взгляды.
Тоталитарный режим является, как правило, порождением ХХ в., это фашистские государства, социалистические государства периодов “культа личности”. Сам термин появился в конце 20-х годов, когда некоторые политологи стремились отделить социалистическое государство и искали четкое определение социалистической государственности.
Тоталитарный режим характеризуется, как правило, наличием одной официальной идеологии, которая формируется и задается общественно-политическим движением, политической партией, правящей элитой, политическим лидером, вождем народа в большинстве случаев харизматическим.
Тоталитарный режим допускает только одну правящую партию, а все другие, даже ранее существовавшие партии, стремится разогнать, запретить или уничтожить. Правящая партия объявляется ведущей силой общества, ее установки рассматриваются как священные догмы. Конкурирующие идеи о социальном переустройстве общества объявляются антинародными, направленными на подрыв устоев общества, на разжигание социальной вражды. Правящая партия захватывает бразды государственного управления: происходит сращивание партийного и государственного аппаратов. В результате этого становится массовым явлением одновременное занятие партийной и государственной должности, а там, где этого не происходит, государственными должностными лицами выполняются прямые указания лиц, занимающих партийные посты. Кроме того, осуществляется демагогическая ориентация всех членов общества на якобы имевшие место выдающиеся достижения правящей партии. Монополия на информацию делает это осуществимым.
В государственном управлении тоталитарный режим характеризуется крайним централизмом. Практически управление выглядит как исполнение команд сверху, при котором инициатива фактически отнюдь не поощряется, а строго наказывается. Местные органы власти и управления становятся простыми передатчиками команд. Особенности регионов (экономические, национальные, культурные, социально-бытовые, религиозные и др.), как правило, не учитываются.
Центром тоталитарной системы является вождь. Его фактическое положение сакрализируется. Он объявляется самым мудрым, непогрешимым, справедливым, неустанно думающим о благе народа. Какое-либо критическое отношение к нему пресекается. Обычно на эту роль выдвигаются харизматические личности.
На фоне этого происходит усиление мощи исполнительных органов, возникает всевластие номенклатуры, т. е. должностных лиц, назначение которых согласуется с высшими органами правящей партии или производится по их указанию. Номенклатура-бюрократия осуществляет власть в целях обогащения, присвоения привилегий в образовательной, медицинской и иных социальных областях. Возрастают дискреционные, т.е. законом не предусмотренные и не ограниченные полномочия, растет свобода усмотрения административных органов. Особенно выделяется на фоне разросшихся исполнительных органов “силовой кулак” (армия, полиция, органы безопасности, прокуратура и т.п.), т.е. карательные органы.
Тоталитарный режим широко и постоянно применяет террор по отношению к населению. Физическое насилие, несмотря на его широкое использование, уже не становится самоцелью, как при деспотии и тирании. Оно выступает как главное условие для укрепления и осуществления власти.
При тоталитаризме устанавливается полный контроль над всеми сферами жизни общества. Государство стремится буквально “слить” общество с собой, полностью его огосударствить. В экономической жизни происходит процесс огосударствления в тех или иных формах собственности. В политической жизни общества личность, как правило, ограничивается в правах и свободах. А если формально политические права и свободы закрепляются в законе, то отсутствует механизм их реализации, а также реальные возможности для пользования ими. Контроль пронизывает и сферу личной жизни людей. Демагогия, догматизм становятся способом идеологической, политической, правовой жизни. Тоталитарное государство выступает против экономически и соответственно политически свободного человека, всячески ограничивает предприимчивость работника.
Тоталитарный режим использует полицейский сыск, поощряет и широко использует доносительство, сдабривая его “великой” идеей, например борьбой с врагами народа. Поиск и мнимые происки врагов становятся условием существования тоталитарного режима. Именно на “врагов”, “вредителей” списываются ошибки, экономические беды, обнищание населения.
Милитаризация - также одна из основных характеристик тоталитарного режима. Идея о военной опасности, об “осажденной крепости” становится необходимой, во-первых, для сплочения общества, для построения его по принципу военного лагеря. Тоталитарный режим агрессивен по своей сути и агрессия помогает достичь сразу несколько целей: отвлечь народ от его бедственного экономического положения, обогатиться бюрократии, правящей элите, решить геополитические проблемы военным путем. Агрессия при тоталитарном режиме может питаться и идеей мирового господства, мировой революции. Военно-промышленный комплекс, армия - основные опоры тоталитаризма. Государство при тоталитаризме берет как бы на себя заботу о каждом члене общества. Со стороны населения при тоталитарном режиме развивается идеология и практика социального иждивенчества. Члены общества полагают, что обеспечивать их поддерживать, защищать во всех случаях должно государство, особенно в сфере здравоохранения, образования, жилищной сфере. Развивается психология уравнительности, идет существенная люмпенизация общества. С одной стороны, насквозь демагогический, декоративный, формальный тоталитарный режим, а с другой, социальное иждивенчество части населения питают и поддерживают эти разновидности политического режима. Зачастую тоталитарный режим окрашивают в националистические, расистские, шовинистические краски.
Однако социальная цена за такой способ осуществления власти со временем все возрастает (войны, пьянство, разрушение мотивации к труду, принудительность, террор, демографические и экологические потери), что приводит в конечном счете к сознанию вредности тоталитарного режима, необходимости его ликвидации. Тогда начинается эволюция тоталитарного режима. Темпы и формы этой эволюции (вплоть до разрушения) зависят от социально-экономических сдвигов и соответствующего этому возрастания людей, политической борьбы, иных факторов. В рамках тоталитарного режима, обеспечивающего федеративное устройство государства, могут возникать на социально- освободительные движения, которые разрушают и тоталитарный режим, и само федеративное устройство.
Характеристика фашистского режима.
Фашистский режим представляет одну из крайних форм тоталитаризма, прежде всего характеризуемой националистической идеологией, представлениями о превосходстве одних наций над другими (господствующей нации, расы господ и т. д.), крайней агрессивностью.
Фашизм, как правило, основывается на националистической, расисткой демагогии, которая возводится в ранг официальной идеологии. Целью фашистского государства объявляется охрана национальной общности, решение геополитических, социальных задач, защита чистоты расы. Главная посылка фашистской идеологии такова: люди отнюдь не равны перед законом, властью, судом, их права и обязанности зависят от того, к какой национальности расе они принадлежат. Одна нация, раса при этом объявляется высшей, основной, ведущей в государстве, в мировом сообществе, а посему достойной лучших жизненных условий. Другие нации или расы, если и могут существовать, то всего лишь как неполноценные нации, расы, они в конечном счете должны уничтожаться. Поэтому фашистский политический режим - это, как правило, человеконенавистнический, агрессивный режим, ведущий в итоге к страданиям прежде всего своего народа. Но фашистские режимы возникают в определенных исторических условиях, при социальных расстройствах общества, обнищании масс. В их основе лежат определенные общественно-политические движения, в которые внедряются националистические идеи, популистские лозунги, геополитические интересы и т. п.
Милитаризация, поиск внешнего врага, агрессивность, склонность к развязыванию войн и, наконец, военная экспансия определенным образом отличают фашизм от иных форм тоталитаризма
Для фашистского режима характерны опора на шовинистические круги крупного капитала, слияние государственного аппарата с монополиями, военно-бюрократический централизм, который ведет к упадку роли центральных и местных представительных учреждений, рост дискреционных полномочий исполнительных органов государственной власти, сращивание партий и профсоюзов с государственным аппаратом, вождизм. При фашизме происходит разрушение общечеловеческих ценностей, растет произвол, упрощаются карательные процедуры, ожесточаются санкции и вводятся превентивные меры, разрушаются права и свободы личности, увеличивается число деяний, признаваемых преступными. Государство при фашизме неимоверно расширяет свои функции и устанавливает контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни. Уничтожаются, либо сводятся на нет конституционные права и свободы граждан. В отношении других прав граждан часто допускаются нарушения со стороны властей и открыто демонстрируется пренебрежение к правам личности, в противовес им подчеркиваются государственные приоритеты, основанные на “великой”, “исторической” национальной идее. Противопоставление интересов государства и гражданина решается в пользу государственных интересов, зачастую ложно принятых и провозглашенных. Фашизм питается националистическими, шовинистическими предрассудками, заблуждениями. Он использует сохраняющиеся национальные структуры в обществе для достижения своих целей, для натравливания одних наций на другие. Фашистское право - это право неравенства людей прежде всего по критерию их национальной принадлежности.
В настоящее время фашизм в его классической форме нигде не существует. Однако всплески фашистской идеологии можно увидеть во многих странах. Фашистские идеологи при поддержке шовинистических, люмпенизированных слоев населения активно борются за овладение государственным аппаратом либо, по крайней мере, за участие в его работе.
Характеристика сталинистского режима.
В результате социально-политических сдвигов 30-х гг. в ССС сложилась общественная структура, по ряду параметров соответствующая другим режимам, которые ныне называют тоталитарным (например, гитлеровскому режиму в Германии). К важнейшим чертам этой системы можно отнести:
— правящая элита, сформировавшись в ослабленном военным катаклизмами обществе, уничтожает механизмы контроля со сторон: социума над ней и, разрушая традиционные социальные структуры резко расширяет свою власть над обществом;
— сверхцентрализм, необходимый правящей корпорации для этого господства, приводит к аналогичным процессам внутри нее, г; роль общества играет масса, не входящая в узкий центр. Борьба с власть время от времени принимает кровавый характер;
— все легальные сферы общества подчиняются руководству элиты, а большинство несовместимых с этим подчинением структуру уничтожается;
— промышленный рост стимулируется применением внеэкономических форм принуждения к труду;
— создание крупных, легче управляемых форм государственного хозяйства, ориентированных на военно-промышленный комплекс;
— осуществляется политика культурно-национального нивелирования, уничтожается или подавляется "враждебная культура", гоподствует искусство прикладного агитационного характера.
В то же время сталинизм и гитлеризм отождествлять нельзя; В основе идеологии этих двух форм тоталитаризма лежали разные принципы. Сталинизм как форма коммунистического движения и ходил из классового господства, а нацизм — из расового. Тотальная целостность социума в СССР достигалась методами сплочения всего общества против "классовых врагов", потенциально угрожавших режиму. Это предполагало более радикальную, чем в фашистских системах, социальную трансформацию, и направленность активное! режима на внутренние, а не внешние цели (по крайней мере до кош 30-х гг.). Сталинская политика предполагала национальную консолидацию, но она не сопровождалась расовыми чистками (преследования) по национальному признаку проявились лишь в 40-е гг.). Диктату в СССР была вынуждена прикрываться высокими идеалами, унаследованными от социалистической мысли. Гитлеровский режим был откровенен в изложении агрессивных целей своей политики.
СССР 30-х гг. проходил тот же, что и Германия этап в развитии индустриально-этакратического общества (государственно-монополистического индустриализма), но со своими весьма существенными особенностями. Судя по опыту стран Запад данная стадия была "зигзагом" в развитии, а не обязательной его фазой.

Идеологические и политические парадигмы
Фашистская и национал-социалистическая идеология не имела единой научной основы и теоретической целостности. Она представляла из себя скорее причудливую смесь самых разнородных элементов: новейших индустриалистских проектов, древних иррациональных мифов, романтизации насилия и вождизма, соединения господства и бунтарства, активизма и покорности, волюнтаризма и нивелировки личности. Некоторые исходные положения фашистской доктрины были сформулированы Б.Муссолини, а затем развиты итальянскими и немецкими идеологами.
Отрицание гуманистической самоценности индивида (или группы индивидов подчинение человека абсолютному, тотальному целому — нации, государству, фашистской партии. Отдельный индивид признается лишь постольку, "поскольку он совпадает с государством, представляющим универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании". Германские национал-социалисты также провозглашали, что "общая польза выше личной пользы".
Это служило обоснованием национализма. Растворяя личность в нации, ограничивая общественные проявления как "бесполезные и вредные" свободы, фашизм поощрял те черты, которые считал соответствующими природе человека. Такими "существенными" свободами объявлялась возможность беспрепятственной борьбы за существование, агрессия и частная экономическая инициатива. Провозглашалась первичность коллектива: нация представлялась "высшей личностью", государство — "неизменным сознанием и духом" нации, а фашистское государство — "высшей и самой мощной формой личности". В различных теориях сущность нации трактовалась соответственно традициям этих стран. Так, в итальянском фашизме главными признаками считались не столько этническая природа, раса или общая история, сколько "единое сознание" и "общая воля". Немецкие нацисты рассуждали о "расово-биологических факторах", о "народном сообществе людей немецкой крови и немецкого духа в сильном, свободном государстве". Фанатический расизм национал-социалистов был апогеем фашистского национализма. Они ратовали за "этническую чистоту", "расовую гигиену", объявили уничтожение "неполноценных" людей и народов способом обеспечить благосостояние своей нации.
Антиэгалитаризм или антисоциализм. Вождистская партийная диктатура вместо представительной демократии или общественного самоуправления. С точки зрения фашизма, "неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей". Как представительную демократию, так и общественное самоуправление фашисты обвиняли в "тирании числа", в ориентации на равенство и "миф прогресса", в слабости, неэффективности и "коллективной безответственности". Они провозгласили собственную доктрину "организованной демократии", поскольку подлинная власть народа — это реализация "национальной идеи" фашистской партией. Такая партия, "тоталитарно управляющая нацией", должна не выражать интересы отдельных социальных слоев или групп, а сливаться с государством, ведь только они вместе выражают "волю" и "дух" нации. Демократические волеизъявления в форме любых выборов, в том числе в самой партии, излишни. Соответственно принципу "вождизма", фюрер или дуче и их окружение, а затем и вожди более низких рангов концентрировали в себе "волю нации". Принцип принятия всех важных решений в "верхах" и бесправия "низов" официально считался оптимальным.
Вместе с тем проявлялось стремление опираться на активность масс, индоктринированных фашистской идеологией. При посредстве разветвленной сети корпоративных, социальных и воспитательных учреждений, массовых собраний, торжеств и шествий фашистское партийное государство стремилось преобразовать самую сущность человека, дисциплинировать его, захватить и полностью контролировать его дух, сердце, волю и разум, формировать его сознание, характер, воздействовать на его желания и поведение. Унифицированные пресса, радио, кино, спорт, искусство были целиком поставлены на службу фашистской пропаганде, призванной мобилизовывать массы на решение очередной задачи, определенной вождем.
Корпоративное "социальное государство" вместо классовой борьбы. Идея единства нации-государства — одна из краеугольных в идеологии фашизма. Интересы различных классов считались не антагонистичными, а взаимно дополняющими друг друга и подлежащими организации в рамках нового государства. Поэтому каждой социальной группе с общими экономическими задачами — как трудящимся, так и предпринимателям данной отрасли — надлежало образовать корпорацию. Социальное партнерство труда (работника) и капитала (предпринимателя) объявлялось основой производства в интересах нации. Труд, включая предпринимательскую и управленческую деятельность, — это "социальный долг", охраняемый государством, экономика рассматривалась как единое целое, а социальное партнерство обязывало "верности между предпринимателем и коллективом как между вождем и ведомыми для совместного труда, выполнения производственных задач и на благо народа и государства". Национал-социалисты ввели в Германии всеобщую трудовую повинность, а партийная программа провозглашала: "Первая обязанность каждого гражданина государства — трудиться духовно и физически ради общего блага".
Мелкособственнический "антикапитализм". Программы фашистских движений содержали набор положений, направленных против господства крупных собственников. Итальянские фашисты обещали в 1919 г. ввести прогрессивный налог, конфисковать 85% военных прибылей, передать землю крестьянам, установить 8-часовой рабочий день, обеспечить участие рабочих в управлении производством, национализировать некоторые предприятия. Германские национал-социалисты в 1920 г. требовали уничтожить "процентное рабство", финансовую ренту и прибыли монополий, ввести участие рабочих в прибылях предприятий, ликвидировать крупные универмаги, конфисковать "еврейский капитал" и доходы военных спекулянтов, огосударствить тресты.
В отличие от фашизма, марксистская идеология, исходя из традиций гуманизма Просвещения, социально-экономического и политического анализа капитализма, провозглашала задачу всестороннего освобождения трудящихся. Коммунистическое общество, основанное на принципах интернационализма, замены частной собственности общественной, а государства — самоуправлением людей труда, представлялось как "ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех". В то же время, опираясь на опыт буржуазных революций марксисты полагали, что и переход от капитализма к социализму сможет осуществиться вероятнее всего посредством насильственного революционного завоевания политической власти и переходного периода, когда государство временно (до его отмирания) примет авторитарную форм диктатуры пролетариата.
В итоге марксистская революционно-социалистическая идеология была вытеснена и заменена сталинистско-тоталитарной.
Новые властители СССР вовсе не собирались создавать систему свободного безгосударственного общественного самоуправления, хотя и продолжали объявлять это целью в очень далекой перспективе. Они именовали свои идеи "марксистско-ленинскими" лишь для того, чтобы подчеркнуть легитимность собственной власти. В действительности же утвердилась тотально-этатистская система, причем обоснование ее менялось в зависимости от политических потребностей, сталинизм сочетал в себе самые разнородные элементы: черты раннекапиталистического первоначального накопления, тоталитарность индустриалистского "общества-фабрики" и традиции восточного, "азиатского" деспотизма. Идеология и практика сталинизма, постепенно внедрявшиеся со времени "великого перелома", претерпели в своем развитии немало изменений. Стоит выделить лишь некоторые существенные элементы этой разновидности тоталитаризма.
Сталин обосновал и внедрил в общественное сознание постулат о "Социализме в одной стране", противопоставленный исходной интернационалистской установке на продвижение к социализму усилиями трудящихся всего мира. Это позволяло ему не только монополизировать роль теоретика, но и оправдывать свои действия в двух направлениях. Во-первых, он мог применять все более жесткие принудительные методы для индустриализации города и коллективизации деревни, как непременных предпосылок "построения социализма". Условия "закрытого общества" давали возможность нивелировать потребности на низком уровне. Во-вторых, становились возможными постепенное вытеснение идей интернационализма и подмена их "советским патриотизмом" и русским национализмом, подчинение интересов зарубежных коммунистов задаче укрепления и защиты СССР, как "отечества всех трудящихся", что особенно ярко проявилось в годы второй мировой войны. В послевоенные годы утвердился неприкрытый великодержавный шовинизм. Мотивы действий бюрократии были не расово-этническими, как у нацистов, а государственно-патриотическими. Она сделала ставку на самый крупный народ страны, видя в нем основу для консолидации государства. Поэтому было объявлено, что "великий русский народ" является наиболее "выдающейся нацией" из всех, входящих в состав Советского Союза, его "руководящей силой.Крайний этатизм вместо идеи отмирания государства. Сталинское государство сосредоточило в своих руках небывалую власть во всех сферах жизнедеятельности общества, которая обеспечивалась монопольной собственностью государства на землю, недра и средства производства, транспорта и коммуникаций, монополией внутренней и внешней политики, централизованным командным управлением экономикой. Непререкаемым диктатом в области образования, культуры, науки, агитации и пропаганды, репрессивным подавлением всех неформальных горизонтальных связей и любого инакомыслия. Оно воспринимало себя как вершину исторического прогресса человечества, как наиболее совершенный механизм оптимального и бескризисного управления всеми аспектами общественной жизни. Антиэгалитаризм вместо идеи преодоления классовых различий. Сталинизм изменил теорию классов и классовой борьбы, которую марксизм считал способной вскрыть пружины развития общества и государства. Он провозгласил ложный тезис об "обострении классовой борьбы" по мере "продвижения к социализму". Этот постулат использовался для неоднократно осуждавшейся марксистами принудительной экспроприации крестьянства под предлогом коллективизации и ликвидации кулачества как класса , для оправдания государственного терроризма."Классовый подход" был объявлен единственным мерилом в политике, идеологии, психологии и морали. социальная иерархия и неравенство стали рассматриваться как естественные и справедливые.
Отрицание ценности человеческой личности (если речь не шла о личности вождя). Сталинизм воспринимал рядового человека как "колесико и винтик" советского государства — носителя разума и коллективного опыта. В марксистской традиции было принято считать народные массы движущей силой истории и отодвигать на второй план действия личностей, как "обыкновенных", так и претендующих на роль "героев". Теперь же произошло смещение понятий. О народе по-прежнему много говорили, но все чаще подчеркивали, что народ нуждается в руководстве, и что только под водительством партии он на что-либо способен. Зато систематически внедрялся в сознание людей образ всезнающего и мудрого вождя. Сначала это делалось путем сакрализации умершего Ленина. Потом при помощи фальсификации истории революции и вытеснения из нее всех ближайших соратников Ленина была разработана идея о "двух вождях". После этого в обесчеловеченной истории остался один — "мудрейший из мудрых". Восторжествовал типичный для тоталитаризма культ сильной личности, олицетворяющей сращение партии и государства.

Заключение.
Военное поражение фашистской Италии и национал-социалистической Германии обусловило свержение их режимов и восстановление структур парламентской демократии. Режимы в Испании и Португалии постепенно теряли тоталитарные черты, но лишь в 70-е годы перешли к парламентаризму. Вместе с тем военная победа СССР укрепила позиции тоталитарного режима и сталинистской идеологии, способствовала распространению их влияния, в том числе на страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Обострение конфронтации с Западом послужило обоснованием ужесточения властных структур "реального социализма". Их кризис и начало демонтажа были отсрочены на десятилетия. В настоящее время тоталитаризм, как политический режим не действует ни в одной стране. Однако, это не даёт возможности рассматривать тоталитарное государство, только как объект изучения для историков и государствоведов. В последнее время в ряде европейских стран у государственного аппарата начали проявляться черты “предтоталитарности”, как то режим правления президента Лукашенко в Белоруссии или приход к власти националистов в Австрии и Франции. А это значит, что не все политики правильно восприняли опыт тоталитаризма, и далеко не все пути для его реставрации заблокированы.