Реферат: Особенности современной политической ситуации на Украине

Особенности современной политической ситуации на Украине

Если говорить в самом общем смысле, то, прежде всего, следует отметить, что современная политическая ситуация на Украине выглядит крайне противоречивой. С одной стороны, после президентских выборов 1999 года в государстве наметилась определенная стабилизация политических процессов. С другой стороны, необходимость кардинального реформирования экономических отношений в стране перед лицом угрозы полного банкротства государства, не оставляет сомнений в том, что на Украине назрела необходимость менять и политические отношения.

В силу сказанного, характеристики действующей на Украине политической системы оказываются также достаточно неоднозначными. С одной стороны существующая политическая система никак не способствует разработке и проведению эффективной политики по управлению государством, с другой стороны – сохраняет высокую степень управляемости и централизации.

Суть политической системы на Украине и ее противоречивость можно понять, проследив генезис системы государственного управления.

Так, при создании независимого украинского государства в 1991-1992 годах, на Украине, в отличие от России, прежняя компартийная вертикаль власти была полностью сохранена. То есть, в сущности, с “победой перестройки”, первый секретарь горкома партии стал называться городским головой и на этом реформация системы управления завершилась. Далее, при помощи жестких мер по централизации органов власти, введения институтов представителей президента, первый президент Украины Леонид Кравчук сумел поставить под свой контроль ситуацию в украинских регионах и, тем самым, приучить местные элиты к тому, что в новой политической ситуации все жизненно важные для регионов вопросы должны решаться в Киеве. В итоге, украинская система государственного управления сохранила высокий уровень управляемости, аналогичный управляемости советской системы власти. Отличие между “старой” и “новой” системами государственного управления оказалось состоящим только в том, что теперь центр “переместился” из Москвы в Киев. И только. Отныне, любая вненоменклатурная сила – будь то политическая партия или объединение предпринимателей при своем появлении на политико-экономической арене оказывались один на один с мощным и хорошо организованным госаппаратом, а потому была вынуждена выстраивать свою деятельность с учетом запросов последнего. В результате, именно госаппарат стал основным (а некоторое время вообще единственным) участником политического процесса в стране. А поскольку этот госаппарат, по советскому образцу, был жестко централизован, то - соответственно - определяющей силой в стране стала его верхушка – президент и правительство.

Далее. В 1995 году, окончательно испортив отношения с регионами страны, Леонид Кравчук проиграл президентские выборы регионалу Леониду Кучме. Однако, оказавшись в Киеве, последний довольно скоро осознал все преимущества централизованной власти и “недрогнувшей рукой” довел до конца процесс, начатый Кравчуком. В итоге, к 1996 году даже потенциальное сопротивление губернаторов президенту было сломлено. С этих пор, “феномен Лужкова” – самостоятельного крепкого хозяйственника, “хозяина региона” на Украине стал невозможен: все вероятные претенденты устранялись на “дальних подступах” к власти.

В 1996 году указанная структура управления была закреплена в Конституции Украины. В этом документе была четко прописана жестко централизованная структура власти и резко ограничены права регионов. С этих пор, в частности, украинских губернаторов стал назначать президент. Кроме того, в Конституции 1996 года были закреплены весьма широкие полномочия президента, а парламент (в особенности после прошедшего в апреле 2000 года референдума) оказался полностью зависимым от администрации президента (хотя и сохранил за собой ряд важных функций по законодательному и кадровому обеспечению государственной политики).

Между тем, на самом деле, сегодня важнейшие вопросы в украинском государстве решаются узким кругом лиц, приближенных к президенту (впрочем, иногда, альтернативные центры “решения вопросов” возникают вокруг правительства или руководства парламента). При этом, сам процесс подготовки решений находится в руках некоего союза государственных чиновников, депутатов, представителей крупного бизнеса и просто влиятельных людей на правах “друзей” (советников) президента (премьера, спикера) – так называемой группы влияния или клана (возглавляемого “олигархами”).

Логика образований таких групп вытекает из описанной выше структуры управления украинским государством. Изначально, представители крупного бизнеса для решения каких-либо своих вопросов (приватизация, доступ к поставкам энергоносителей) должны были получить возможность влияния на процесс принятия решений, происходящий в недрах госаппарата, причем, желательно, на постоянной основе. И это понятно: чем больше у той или иной группы предпринимателей возможностей влиять на власть, тем более успешно у нее идет бизнес.

Однако при этом, в отличии от российских олигархов, указанные группы влияния на Украине не являются собственно властью. Они лишь “организуют” принятие властью тех или иных решений. Иногда очень многих, иногда немногих. Но в любом случае, при необходимости, хорошо управляемый госаппарат по первому же намеку из Центра способен уничтожить любого зарвавшегося “олигарха” и, поддерживающих его, чиновников. За последние несколько лет это происходило неоднократно: как только определенная группа влияния начинала играть против власти, либо пыталась заменить собой власть (как в случае с Павлом Лазаренко), первая власть ее тут же “ставила на место”. В результате, сформировался особый тип поведения украинских олигархов, которые привыкли к месту и не к месту подчеркивать свою лояльность власти, поддерживать все ее проекты, а взамен получать гарантии собственной безопасности и возможность “решать вопросы” в нужном им направлении. Аналогию данной системы можно найти во времена позднего феодализма при дворах европейских правителей. Последние также были зависимы от своих фаворитов, однако, при необходимости, легко могли их предать в руки палача.

В 1998-1999 годах, в преддверии новых президентских выборов, президент и его администрация несколько ослабили хватку, стремясь сохранить лояльность влиятельных кланов. В результате украинские предпринимательские кланы несколько осмелели и, воспользовавшись моментом, значительно укрепили свое положение и финансовые возможности. Так, например, сразу после президентских выборов они потребовали у победившего кандидата незамедлительной “расплаты по счетам”, а в дальнейшем - гарантий неприкосновенности (личной и капитала) и расширения прав и возможностей влиять на принимаемые решения. В общем, в 1999 году на Украине произошло приблизительно тоже, что и в России после президентских выборов 1996 года.

Однако, к началу 2000 года экономическая ситуация на Украине осложнилась в такой степени, что дальнейшее попустительство олигархам поставило бы под вопрос существование самого государства. Энергетический и бюджетный кризис, долговая проблема в этот момент в действительности могли положить конец самостоятельному правлению украинского госаппарата. Причем, в немалой мере указанные кризисы были спровоцированы поведением самих олигархов, которые не платили налогов, не платили за газ, электроэнергию и способствовали беспредельной бартеризации экономики. Кроме того, засилье групп влияния на Украине раздражало представителей западного бизнеса – а через них - международные финансовые организации и правительства западных стран. Стратегически необходимая нынешнему киевскому режиму поддержка Запада оказалась под угрозой. С другой стороны, администрация Путина заняла жесткую прагматичную позицию в вопросе возвращения долгов за энергоносители.

В такой ситуации и в руководстве Украины не сложилось пока определенного плана действий. В настоящий момент украинское правительство проводит массированную кампанию, направленную на ограничение влияния олигархов на процесс принятия решений. С другой стороны, сегодня на Украине развивается конфликт президента и правительства, в котором президентская сторона использует юнионистскую риторику, а олигархи выступают на стороне президента.

Прогнозировать развитие данной ситуации сейчас довольно сложно.

Однако, исходя из геополитических интересов России, оптимальным вариантом развития событий на Украине было бы, как думается, ослабление влияния крупнейших украинских олигархических кланов, при условии смены правительства с прозападного Кабмина Виктора Юшенко на лояльно настроенный к России кабинет технократов.

Дело в том, что украинские “олигархи” в действительности не способны (да, и не заинтересованы в том, чтобы) эффективно влиять на изменение антироссийского вектора украино-российских отношений. Более того, объективно, они (эти олигархи), осуществляют финансовое обеспечение процесса приватизации государственной власти на Украине, которая, в геополитической перспективе, стимулирует дальнейшее размежевание государственных интересов Украины и России.

Устранение с политической арены олигархических групп влияния, в конечном счете, приведет к ослаблению позиций номенклатуры в экономической жизни страны. В результате на Украине могут сложиться благоприятные условия для формирования класса независимых предпринимателей.

Общая экономическая ситуация сегодня складывается в пользу России. И эта тенденция, очевидно, сохранится в ближайшей перспективе. И - надо надеяться - соображения выгоды со всей своей непреодолимостью будут стимулировать независимых украинских предпринимателей к поиску путей сближения с Россией.

А это, в свою очередь, является необходимым условием изменения политической ситуации на Украине.

Характеристика основных групп влияния на Украине.

На сегодняшний момент в Украине сложилось несколько крупных групп влияния. А именно:

Номенклатурная группа Кравченко-Азарова-Литвина. По своим политико-административным ресурсам указанная группа сегодня является, пожалуй, одной из наиболее мощных на Украине. Ее лидеры и идейно, и в личном плане - наиболее близки действующему президенту. Во главе группы стоят руководители ключевых государственных ведомств страны: Юрий Кравченко – глава МВД республики, Николай Азаров – глава Государственной налоговой администрации, Литвин – глава администрации президента. В состав группы входит Генеральный Прокурор Украины Потебенько.

В политическом плане, группа Кравченко-Азарова-Литвина характеризуется “равноудаленностью” от прочих групп влияния, а также стремлением оказывать непосредственное воздействие на формирование политической “линии Президента”.

Представителями группы Кравченко-Азарова-Литвина на украинской политической сцене являются Партия регионального возрождения Украины (партия В.В. Рыбака), и вновь созданная партия “Солидарность”, сформировавшая одноименную фракцию в украинском парламенте (лидер – В. Порошенко, новый фаворит президента, рассматриваемый некоторыми украинскими политологами, в качестве возможного преемника Кучмы на посту президента страны).

В идеологическом плане группа Кравченко-Азарова-Литвина достаточно неоднородна. Большинство ее членов не имеют устойчивых политических убеждений (точнее говоря: в их сознании корыстные соображения превалируют над политическими убеждениями). В тоже время, представитель Донбасса в Киеве, Азаров стоял у истоков практически всех некоммунистических пророссийских проектов на Украине, таких как Гражданский конгресс Украины, Русская община Украины и др.

Между тем, в целом, свою близость к рычагам власти, группа Кравченко-Азарова-Литвина, прежде всего, использует для реализации своих экономических интересов. Так, скажем, ГНА, Прокуратура и МВД Украины сегодня осуществляют контроль над множеством предпринимательских структур, в том числе и очень крупных, а администрация президента (при содействии членов группы) все больше и больше превращается в орган, координирующий лоббистские усилия различных промышленных объединений.

На сегодняшний день стратегической линией группы Кравченко-Азарова-Литвина является устранение из политической жизни Украины прозападного правительства Ющенко и приход к власти донецких технократов. Следуя этому плану, члены указанной группы сегодня используют все свои административные возможности для “вымывания” из украинских госструктур наиболее одиозных “националов”, чем объективно, в конфликте Кучмы и Ющенко, “льют воду на президентскую мельницу”.

Представителями донецкого клана в правительстве Украины сегодня являются Юрий Ехануров и Сергей Тулуб.

Между тем, по сути дела, для группы Кравченко-Азарова-Литвина жизненно важным является сохранение существующего статус-кво при котором все другие олигархические кланы и объединения оказываются зависимыми от государственного аппарата на Украине, и, в потенциале, ни один из них не является неприкасаемым. Слабой стороной данной группы является то обстоятельство, что степень ее влияния прямо пропорциональна времени, в течении которого ее лидеры удержатся на занимаемых государственных постах. Как только указанные лидеры по каким-то причинам своих должностей лишаться, данная группа сразу же прекратит свое существование.

Отношения с Россией представители указанного олигархического объединения строят по партийно-номенклатурным каналам связи, сохранившимся еще с советских времен. Его лидеры поддерживают тесные контакты с представителями силовых ведомств России. В этом смысле, группа Кравченко-Азарова-Литвина является одной из наиболее доброжелательно настроенных по отношению к России групп влияния на Украине. Однако, при всем при этом, лидеры указанной группы, на самом деле, отнюдь не заинтересованы в возрождении единого государства России и Украины в той или иной форме, ибо союз с Россией с неизбежностью приведет к ограничению их личной власти на Украине.

Группа Деркача. Указанную группу возглавляет глава Службы безопасности Украины Леонид Деркач и его сын Андрей (народный депутат Украины). По своим характеристикам группа Деркача в многом напоминает группу Кравченко-Азарова-Литвина, с тем лишь отличием, что СБУ представляет собой абсолютно самостоятельный канал влияния на президента (минуя все прочие ведомства), а также имеет собственные, патронируемые бизнес-структуры. Кроме того, Леонид Деркач и Леонид Кучма поддерживают тесные дружеские отношения еще со времен пребывания обоих в Днепропетровске.

В украинском парламенте группа Деркача контролирует фракцию “Трудовая Украина”, лидером которой является Андрей Деркач. Помимо указанного, последний не так давно основал свою собственную партию – “Центр”.

В России группа Деркача поддерживает тесные связи с Анатолием Чубайсом и его бизнес-окружением. Клан Деркача лоббирует интересы Чубайса на Украине. Между тем, как и в случае с группой Кравченко-Азарова-Литвина, последнее отнюдь не означает, что Деркачи стремятся к политической интеграции с Россией.

Стоит также отметить, что группа Деркача тесно сотрудничает с влиятельным украинским предпринимателем, президентом Всеукраинского еврейского конгресса Вадимом Рабиновичем, ныне проживающем в Израиле. В свое время, Рабинович возглавлял собственную мощную группу влияния, однако, рассорившись с людьми из близкого окружения президента, постепенно потерял свои позиции, и был вынужден выехать из страны. Однако, определенные связи на Украине у него сохранились, что делает его очень ценным деловым партнером семьи Деркачей.

Группа Суркиса-Медведчука. Если подвергнуть анализу политические и экономические возможности группы Суркиса-Медведчука, то, очевидно, придется признать, что на сегодняшний день эта группа является, пожалуй, наиболее видной на Украине. Безусловными лидерами данного клана являются: президент футбольного клуба “Динамо Киев” Григорий Суркис и вице-спикер украинского парламента Виктор Медведчук. Главной целью деятельности группы является лоббирование интересов собственной финансово-промышленной группы. Отличительной чертой политической программы группы Суркиса является то обстоятельство, что ее лидеры - наиболее активные сторонники претворения в жизнь “ельцинской” концепции отношений между кланами и властью, предполагающей всемерное ограничение возможностей последней влиять на “олигархов”.

Нужно сказать, что сам Гр. Суркис имеет достаточно сложные отношения с лидерами двух указанных выше групп. Тем не менее, этот политик умеет находить собственные каналы давления на президента и, кроме того, усиливает в последнее время свое влияние на украинские региональные элиты. Основной политический ресурс группы – парламентское “большинство”, в котором одну из главных ролей играет политическая надстройка группы Суркиса – Социал-демократической партия Украины (объединенная). Через СДПУ (о) и вице-спикера Виктора Медведчука, группа оказывает существенное влияние на процесс принятия парламентских решений.

С Россией и российскими политическими структурами группа Суркиса-Медведчука поддерживает исключительно краткосрочные деловые контакты. Суркис лично является одним из самых активных противников проникновения в страну российского и западного капитала, как основных конкурентов на бизнес-поприще.

Группа Бакая-Волкова. Глава данной группы, Александр Волков – один из ближайших советников президента Кучмы. Это обстоятельство дает группе преимущество прямого доступа к главе государства, минуя многочисленных номенклатурных посредников. Группа Бакая-Волкова лоббирует в украинском правительстве интересы ФПГ Игоря Бакая (бывшего главы НАК “Нефтегаз Украины), однако этим ее деятельность не ограничивается. Имея практически неограниченные лоббистские возможности, А. Волков нередко выполняет “заказы” “дружественных” предпринимательских структур по проталкиванию нужных им решений. На этом поприще, интересы Волкова пересекаются с интересами номенклатурных групп влияния и, прежде всего, с интересами клана Леонида Деркача, что нередко приводит к серьезным столкновениям между лидерами.

Кроме того, А. Волков оказывал серьезное влияние на процесс принятия решений в недавно ушедшем в отставку правительстве Валерия Пустовойтенко, а также в украинском парламенте. Однако после формирования нового правительства и резкого усиления в парламенте группы Суркиса, положение Волкова существенно пошатнулось. Тем не менее, он, по-прежнему, сохраняет довольно близкие отношения с президентом Кучмой.

Следует специально отметить, что за годы своего пребывания в администрации Кучмы, Волков сумел создать разветвленную сеть партий и аналитических центров, которые обслуживают интересы его группы. Наиболее известными из них являются фонд “Социальная защита” (посредством которого осуществлялось финансирование предвыборной кампании Л. Кучмы), и партия Демократический Союз. В парламенте Украины А. Волков контролирует фракцию “Возрождение регионов”.

В России Волков поддерживает тесные контакты с Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, активно лоббируя их интересы на Украине (соответственно, Борис Березовский лоббирует интересы Волкова в России). Как самый яркий представитель олигархических групп влияния и проводник интересов российского капитала, Волков возбуждает особую неприязнь Запада. Представители Запада уже не раз требовали от Кучмы удалить от себя Волкова и даже запретили открывать ему визу для въезда в ряд стран (в том числе и в США). В итоге, нужно признать, что давление Запада отчасти принесло свои плоды, и нынешнее положение клана Бакая-Волкова на Украине не отличается особой устойчивостью.

Группа Пинчука. Данную группу возглавляет народный депутат Украины Виктор Пинчук - крупный предприниматель, состоящий в гражданском браке с дочерью Кучмы, Еленой Франчук. Пинчук курирует работу ФПГ “Интерпайп”, соответственно, лоббируя во властных органах ее интересы. Благодаря особым отношениям с членами семьи главы государства, Пинчук имеет прямой доступ к президенту страны, и, подобно Волкову и Деркачу, пытается использовать это обстоятельство для проталкивания решений “по заказу” других предпринимательских групп. В целом, нужно сказать, что пока у него это не очень получается; между тем, его положение у власти выглядит более устойчивым, чем у прочих олигархов.

Кроме того, Пинчук сегодня фактически контролирует ситуацию в Днепропетровском регионе, где после падения экс-премьер-министра страны Павла Лазаренко образовался определенный вакуум власти.

Политической надстройкой группы Пинчука является фракция “Трудовая Украина”, где Пинчук активно сотрудничает с Андреем Деркачем.

Серьезных связей в России Пинчук не имеет. На интеграцию с Россией он также не ориентируется, видя в экспансии российского капитала возможную угрозу собственному бизнесу. Из всех современных украинских олигархов, Пинчук, пожалуй, в наибольшей степени является последователем концепции “европейского выбора” Украины.

Клан ВПК. Представители указанного клана изначально ставили перед собой достаточно узкую цель: лоббирование интересов предприятий ВПК в высшем руководстве страны. Одно время этой деятельностью в правительстве Украины и в администрации президента активно занимался уже упомянутый выше Вадим Рабинович (выходец из Харькова, где и расположены основные мощности украинской “оборонки”). Однако, в последние годы ему “на смену” пришел бывший глава Совета по национальной безопасности и обороне Украины Горбулин, который сегодня фактически осуществляет роль куратора оборонной промышленности страны.

Поскольку основным конкурентом для украинского ВПК на мировых рынках вооружений в настоящий момент является российский ВПК, данная группа в политическом плане довольно решительно выступает против интеграции, хотя продолжает сохранять тесные связи с родственными предприятиями ВПК России.

Региональные кланы. К настоящему времени, серьезные рычаги влияния на развитие политической ситуации в стране у региональных политических элит практически отсутствуют. Даже донецкая группа, которая сегодня является наиболее мощной среди всех украинских ФПГ в финансовом отношении, не имеет сколько-нибудь значимого политического влияния. Наиболее важные политические вопросы регионалы решают через киевские группы влияния. Между тем, существующее положение дел региональные политические группировки в настоящий момент расценивают, как неприемлемое и ведут активную работу по усилению своего влияния на процесс принятия решений центральной властью через создание двухпалатного парламента, введение выборной (а не назначаемой) должности губернатора и т.д., т .п.

Клан Ющенко. В настоящее время в Украине происходит формирование сильной группы влияния вокруг премьер-министра страны Виктора Ющенко. Эта группа включает в себя остатки клана Лазаренко (представитель – вице-премьер по вопросам ТЭК Юлия Тимошенко) и, главное, целую обойму политиков и предпринимателей, уже давно непосредственно зависимых от Ющенко. Это, прежде всего, представители финансового капитала (украинского и западного), с которым Юшенко контактировал в период, когда занимал должность главы правления Национального банка Украины, а также многочисленные политические и общественные организации, зависимые от финансовой помощи Запада. В последнее время наметился также альянс между Ющенко и министром обороны В.Кузьмуком, что еще более укрепило позиции премьера.

В этой связи нужно отметить, что сразу же после своего назначения на должность премьер-министра, Ющенко удалось сформировать правительство, избежав включения в него представителей прочих групп влияния, что изначально обеспечило ему самостоятельную и сильную позицию в руководстве страны, с которой, затем, он повел наступление на конкурирующие кланы. В случае, если сопротивление последних будет сломлено, клан Ющенко станет полновластным хозяином положения в стране и будет контролировать новое перераспределение рынков и финансовых потоков между, скорее всего, зарубежными компаниями.

Политическая позиция Ющенко по отношению к геополитическому положению Украины предельно ясна – это интеграция в Европу. В то же время Ющенко не является противником продвижения в Украину российских компаний, полагая, вероятно, что при сильном прозападном курсе правительства, доступ российских компаний на украинский рынок безопасен для независимости страны.

Зарубежные группы влияния. Из зарубежных стран наиболее сильное влияние на внутреннюю политику Украины оказывают западные государства. Их руководство и СМИ активно вмешивается во внутреннюю политику Украины по трем направлениям: борьба с коррупцией (читай – отстранение от власти местных групп влияния); соблюдение прав и свобод человека; защита интересов западных компаний на украинском рынке.

Правда, указанное влияние не стоит переоценивать. Очевидно, что на последних президентских выборах, Запад желал поражения Кучмы и приложил к этому немало усилий. Однако, в конечном счете, позиция Запада не помешала украинским олигархам оставить Кучму президентом на второй срок.

Влияние российского правительства на внутриполитические процессы в Украине ничтожно мало в виду отсутствия желания Москвы вообще как-то на них влиять.

Влияние российских бизнес-групп ограничивается теми примерами, которые приведены выше. Это обстоятельство объясняется отсутствием интереса российских предпринимателей к вложению средств в экономику Украины, в виду (если говорить в целом) ее нерентабельности. Те предпринимательские группы, которые, тем не менее, участвуют в хозяйственной жизни на Украине, при проведении своих операций, как правило, - см.выше - опираются на местные лоббирующие группировки.

Политические партии на Украине.

.Политические партии на Украине не играют значительной роли в политической жизни страны, где основные вопросы решаются путем кулуарных сделок и соглашений, а результаты голосования определяются местными властями по приказу из центра. В итоге, украинские партии фактически представляют собой объединения магриналов, не способные взять на себя управление государством. Это объясняется также тем, что единственным способом вырвать власть из рук госаппарата и связанных с ним групп влияния является создание параллельной структуры власти, что госаппарат пресекает в самом зародыше. Единственное возможное исключение из правил – случай, когда партия создается некой группой влияния, которая сумела обеспечить тотальный контроль над руководством страны.

Если же говорить в целом, то украинские партии можно разбить на две группы: партийно-бюрократические структуры и партийные концерны.

Первые представляют собой политические партии классического типа – объединение людей с определенной политической позицией. В качестве примера можно упомянуть левые партии:

- Коммунистическую партию Украины,

- Социалистическую партию Украины,

- Прогрессивно-социалистическую партию Украины.

Праволиберальные партии:

- Партия реформа и порядок.

Национал-демократические партии:

- Народный Рух Украины,

- Украинский народный Рух,

- Украинская республиканская партия.

Националистические партии:

- Конгресс украинский националистов,

- УНА-УНСО,

- Социал-националистическая партия Украины.

Практическое значение из этих партий имеют только те, которые сумели пройти в парламент и создали свои фракции. Последние занимаются лоббированием интересов предпринимательских структур, не сумевших создать свои группы влияния при президенте, либо банальной торговлей голосами.

Партийные концерны - это партии, которые созданы как политическая надстройка олигархических групп влияния. На сегодняшний момент именно они являются наиболее влиятельными партиями в парламенте, а значит и в политической жизни страны вообще.

Примерами таких партий являются:

- СДПУ (о), контролируемая кланом Суркиса,

- Демократический союз (Волков),

- Трудовая Украина (Пинчук, Деркач),

- “Батькищина” (Юлия Тимошенко) и другие.

Политические программы и идеологические установки указанных партий на поведение их лидеров никакого влияния не оказывают; степень их политического влияния - прямо пропорциональна влиятельности материнского клана. Характерно, что в случае разгрома клана или потери им своих административных позиций, эти партии автоматически хиреют. Так, разгром клана Лазаренко привел к полному упадку его партии - “Громады”, а потеря Валерием Пустовойтенко поста премьер-министра скорее всего приведет к резкому ослаблению влияния Народно-демократической партии Украины, которую экс-премьер долгое время курировал.

Отдельно стоит упомянуть о невероятной слабости пророссийских партий и общественных движений на Украине. Эти относительно небольшие политические объединения перманентно разрываются внутрипартийными склоками, борьбой за лидерство, за внимание со стороны Москвы. Так, например, когда в 1999 году в окружении Е. Примакова появились слухи о принципиальной возможности финансовых вливаний РФ в русские движение на Украине, в этой стране тут же активизировались четыре общеукраинских русских лидера: А. Базилюк (Славянская партия, Конгресс русских организаций), В. Ермолова (Общество русской культуры “Русь”), А. Свистунов (Русское движение Украины) и К. Шуров (Русская община Украины). Причем, последние две организации были созданы, как раз, в момент возникновения указанных слухов: летом 1999 г.

Между тем, главная причина слабости прорусских организаций на Украине, на наш взгляд, состоит в том, что ни одна из крупных украинских групп влияния не ориентируется на союз с Россией. С другой стороны, в бизнес-кругах в самой России отсутствует серьезная заинтересованность в лоббировании своих интересов на Украине (в виду отсутствия – см. выше - таковых). Кроме того, как уже упоминалось, у РФ в настоящий момент не выработана осознанная политическая линия в отношении Украины. Отсюда – возникает изначальная “асистемность” пророссийских организаций на Украине, что ipso facto обрекает их на маргинальное положение даже среди маловлиятельного украинского партийного движения.

В этой связи, например, уместно вспомнить, что на президентских выборах 1999 г. А. Базилюк получил всего 36 тыс. голосов по всей Украине (0,14%) и занял предпоследнее место из 13-ти.

Вместе с тем, нельзя забывать и о том, что сколоченный при участии официального Киева “псевдолевый” блок “Трудовая Украина” (второе место в списке, которого занимал все тот же А. Базилюк) блестяще выступил на парламентских выборах в Донецкой области (почти 358 тыс. голосов, 16,17% в самой крупной области Украины), что, на наш взгляд, со всей очевидностью свидетельствует о том, что при должном финансировании, минимальной административной и информационной поддержке и при соответствующей раскрутке конкретных политических лидеров (коих не было в других областях Украины в год прошедших президентских выборов), идея некоего – в действительности - пропрезидентского блока, выступающего и против коммунистов, и против националистов за союз с Россией, может оказаться весьма плодотворной; причем, скорее всего, именно эта карта и будет разыграна администрацией Кучмы в ходе предстоящих парламентских выборов (впрочем, по сложившейся на Украине традиции, последнее, конечно, отнюдь не означает, что прошедший под пророссийскими лозунгами в парламент политический блок неукоснительно будет претворять в жизнь данные избирателям обещания).

Неслучайно поэтому на Украине время от времени возникают слухи о том, что (по крайней мере, некоторые) общеукраинские лидеры русских организаций “ломают копья”, на самом деле, не только и не столько в борьбе за внимание Москвы, сколько надеясь обратить на себя “взор” официального Киева (исключая естественно, галицийскую группировку). И это имеет свои резоны: как не парадоксально это звучит, финансовые вливания в русские движения на Украине со стороны пророссийски настроенных членов украинской номенклатуры в настоящий момент представляются более вероятными, нежели прямая (в том числе и денежная) помощь российских политиков.

Украинский информационный рынок.

Как и в российские, украинские СМИ находятся под контролем различных групп влияния. Соответственно – поведение украинских масс-медиа полностью совпадает с политической позицией украинских олигархов и характеризуется абсолютной лояльностью к властям, неприятием идеи союза с Россией, и т.д., и т.п.

При этом, одной из специфических особенностей украинского информационного рынка является массовидное присутствие на нем российских СМИ, а также медиа, управляемых западным капиталом. Между тем, на самом деле, до сих пор, политически, формированием указанного рынка занимались только медиа последнего типа.

В свете сказанного, представляется вполне очевидным, что российские СМИ на Украине пользуются наибольшей популярностью среди населения. Однако, в действительности, управляются эти СМИ местными (региональными) кланами, которые определяют политическую направленность и содержание наиболее существенных публикаций.

Так, скажем, в качестве примера можно упомянуть деятельность одного из самых популярных на Украине телеканалов “Интер”, который имеет эксклюзивное право на ретрансляцию передач ОРТ в этой стране. Общеизвестно, что в состав учредителей данного канала входит руководство ОРТ. Между тем, последнее в действительности не имеет реальной возможности оказывать на редакционную политику серьезного влияния. Так, что, если, допустим, ОРТ решит в одночасье осуществить трансляцию сюжета, противоречащего интересам киевского режима, то руководство “Интера” просто откажется их выпускать, заменив на передачи собственного изготовления.

Кстати говоря, другие российские каналы на Украине не транслируются. Единственное исключение – ретрансляция передач посредством кабельного телевидения. Украинские “кабельщики” пиратским образом ретранслируют своим абонентам “необрезанные” программы российского ТВ, однако, в виду малой платежеспособности населения Украины, число таких абонентов не превышает 20% общей зрительской аудитории страны.

Аналогичная ситуация развивается и на рынке периодических изданий. Российские газеты и журналы – единственные, по настоящему востребованные украинским читателем. Между тем, права на издание тех из них, которые распространяются в стране значимыми тиражами, уже давно проданы их российскими учредителями местным масс-медийным компаниям. Поэтому, именно местные компании определяют редакционную политику т.н. “российских газет”, издающихся на Украине.

В данном случае, в качестве примера можно упомянуть “Комсомольскую правду”, “Аргументы и факты”, “Московский комсомолец”, которые издаются на Украине ЗАО “Украинская пресс-группа”, входящее в клан Деркачей.

Что касается СМИ, выпускаемых в свет с долевым участием западного капитала, то они также подвержены серьезному влиянию местных групп, хотя и пытаются сохранять свою независимость. Этому в немалой степени способствует принципиальная позиция их западных учредителей, чего не скажешь о российских учредителях украинских медиа.

Типичным примером в данном случае является телеканал “1+1” (второй по популярности в стране после “Интера”), который учрежден при участии фонда СME (международная организация созданная одним из лидеров международного еврейского движения Робертом Лаудером; среди акционеров этого фонда - российская компания НТВ). В свое время, создание указанного телеканала пролоббировал уже упомянутый выше Вадим Рабинович. После его опалы значительное влияние на “1+1” получил Александр Волков. Однако влияние группы Волкова на формирование информационной политики канала “1+1”, в действительности, отнюдь не является тотальным, и временами канал позволяет себе не соглашаться с точкой зрения олигарха. Кроме того, этот канал является основным проводником западного влияния на информационном рынке Украины, а его точка зрения на события происходящие в России, как правило, полностью совпадает позицией большинства западных СМИ.

(В настоящей работе мы не будем специально останавливаться на анализе ситуации на книжном рынке на Украине: в основных своих чертах она аналогична описанной выше – книжный рынок в этой стране жестко контролируется соответствующими государственными институтами; наибольшей популярностью на Украине пользуются русскоязычные издания; поэтому подавляющее число украинских издательских фирм занимаются безгонорарной перепечаткой трудов российских авторов (благо – на Украине существует Закон об авторском праве, но данная страна до сих пор не подписала соответствующих соглашений с Россией); те же российские издания, которые выходят на Украине легальным образом, подвергаются беспощадной цензуре, вплоть до купирования наиболее “одиозных” текстов.

Что касается распространения Интернета на Украине, то его возможности сегодня доступны крайне незначительному количеству людей на Украине. Причем, как правило, это люди – состоятельные, создавшие свой капитал в годы независимости Украины, участвуя в разграблении страны. Иначе говоря, в большинстве своем, эти люди – невосприимчивы к пророссийской пропаганде. К тому же, в этой связи, стоит упомянуть о том, что на Украине – ограниченное количество провайдеров Интернета и все они находятся под жестким административным контролем).

В общем же расклад сил на медиа-рынке Украины выглядит следующим образом.

Группа Деркача владеет на Украине многими СМИ, вопросы работы с которыми курирует Деркач-младший. Печатные СМИ Деркач объединил в холдинг “Украинская пресс-группа”, в которую входят “Комсомольская правда в Украине”, “Московский комсомолец в Украине”, “Аргументы и факты в Украине”, “Теленеделя”, “Деловая неделя”. Совместно с Рабиновичем Деркачи управляют ТРК “Эра”, газетой “Столичные новости” (совместное предприятие с “Московскими новостями”) и другими СМИ.

Группа Волкова-Бакая обладает обширной медиа-империей, включающей не очень популярную газету “Сегодня”, газету “День”, (которая претендует на звание общенациональной ежедневной газеты), телеканал “Гравис” и ICTV, а также оказывает серьезное влияние на государственный телеканал УТ-1 и, отчасти, на телекомпанию “1+1”.

Клан Суркиса-Медведчука владеет газетой “Киевские ведомости”, а также фактически контролирует самый популярный в Украине телеканал “Интер” (совместное предприятие с ОРТ).

Виктор Пинчук владеет очень популярной всеукраинской газетой “Факты”, а также рядом СМИ Днепропетровска.

Кроме того, небольшую медиа-империю имеет Юлия Тимошенко (газеты “Вечерние ведомости” и “Киевский телеграф”), а также глава Совета национальной безопасности и обороны Евгений Марчук (телеканал СТБ).

Виктор Ющенко пока не располагает сильными медиа-позициями и довольствуется поддержкой СМИ Тимошенко, а также ряда медиа, созданных с участием западного капитала.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы, а именно:

1. Важнейшие вопросы в Украинском государстве решаются узким кругом лиц, приближенных к президенту. При этом процесс подготовки указанных решений находится в руках некоего союза государственных чиновников, депутатов, представителей крупного бизнеса и просто влиятельных людей на правах друзей (советников) президента (премьера, спикера) – так называемых групп влияния или кланов (возглавляемых “олигархами”).

2. Ни один из украинских политических кланов не заинтересован в продвижении страны в направлении союза с Россией, так как это, в реальности, представляет угрозу их влиянию на развитие событий в стране. По аналогичным причинам украинские кланы пытаются ограничить и влияние Запада на развитие ситуации на Украине.

3. Группы влияния (кланы, “олигархи”) на Украине не являются “неприкосновенными объектами”. В случае необходимости власть может легко расправиться с любой группой влияния и со всяким олигархом. Поэтому украинские группы влияния во всех ситуациях проявляют лояльность к правящему режиму.

4. Из зарубежных стран наиболее сильное влияние на внутреннюю политику Украины оказывает Запад. Влияние российского правительства на развитие ситуации на Украине - ничтожно мало.

5. В настоящий момент политическая система Украины находится на пороге глобального кризиса, вызванного необходимостью реформировать характер отношений государственной власти и групп влияния вокруг нее. При этом прогнозирование итогов грядущего кризиса образует сектор предположений с разбросом мнений от усиления степени влияния кланов на управление государством (вариант позднего Ельцина) до резкого ограничения их влияния (вариант раннего Путина). С точки зрения России наиболее оптимальным вариантом развития событий было бы ослабление влияния крупнейших украинских кланов, при условии смены правительства с прозападного Кабмина Виктора Ющенко на лояльно настроенный к России кабинет технократов. Одним из следствий указанного кризиса может стать формирование на Украине класса независимых предпринимателей. Данный вариант развития событий представляется самым перспективным, так как обеспечит необходимые условия для смены внешнеполитического курса правящей политической элиты.

6. Политические партии в Украине не определяют развитие политической ситуации в стране. Наиболее влиятельные из них представляют собой политические надстройки соответствующих кланов.

7. Информационный рынок страны контролируется местными группами влияния, а также, в некоторой степени, западными учредителями ряда украинских СМИ. Влияние России на формирование информационного рынка крайне слабое.

Каким образом можно использовать современную политическую ситуацию на Украине для решения геополитических задач, стоящих перед Российской Федерацией, и, прежде всего, задачи по устранению от власти правящей политической элиты?

Для решения указанной задачи, с нашей точки зрения, прежде всего, нужно определиться с тем, на какие силы, как внутри Украинского государства, так и за его пределами, российское руководство могло бы опереться при проведении необходимой политической линии.


Исходя из приведенных данных, также тех сведений, которые по соображениям экономии места остались за рамками настоящей работы, теперь мы, по крайней мере, можем точно определить, на какие силы не нужно ориентироваться при разрешении поставленной проблемы. Таковыми являются:

А) люмпенизированные и маргинализированные народные массы Украины. На эти силы (мы сегодня не будем анализировать ситуацию в различных стратах – от фермера до интеллигенции: украинский народ в целом теперь пребывает в состоянии нищеты) нельзя опереться в виду низкой социальной активности населения страны.

(Для иллюстрации этого тезиса можно привести результаты исследования украинских социологов Н. Рагозина и И. Навки, опубликованные в книге “Аномия или переоценка ценностей?” (Донецк, 1998). Для определения состояния, в котором сегодня пребывает Украина авторы воспользовались введенным Э. Дюркгеймом понятием аномии (безнормности), т. е. свойства общества, “в котором отсутствует общественная солидарность, а отношения органов общественного организма не регламентированы” и пришли к выводу, что сегодня украинское общество пребывает в патовом состоянии бесконечного ожидания, при котором воля к действию парализована, а народ попросту ждет некоего События, которое может перевернуть его унылую жизнь (например, приход некоего Лидера, способного вывести страну из этого состояния, оккупации страны некоей внешней силой и т. д., и т.п.)).

Дело в том, что, при всей непоследовательности проводимых на Украине политических и социальных реформ (а – быть может – именно в виду указанной непоследовательности) украинский народ в одночасье, как бы, “продавили” мимо “точки сопротивления” – умозрительной ментальной отметки, преодолев которую человек теряет способность противостоять привходящим негативным обстоятельствам.

Сегодня украинский народ занят исключительно проблемой выживания. И никакие лозунги и призывы – пусть даже самые верные и справедливые – к необходимой политической активности его не подвигнут.

И лучшее подтверждение сказанному - итоги голосования на всех состоявшихся в последнее десятилетие на Украине референдумах и выборах.

Б) при осуществлении указанной политической линии нельзя опереться также и на украинское чиновничество.

Украинская номенклатура, по сути своей, аполитична и космополитична. Она, в действительности, не является носителем устойчивой националистической идеологии. Однако, в результате обретения Украиной государственной независимости украинское чиновничество получило безраздельную власть над самой большой Европе (в территориальном отношении) страной. И делиться этой властью ни с кем не намерено. В том числе, и с российской политической элитой.

В) В свете сказанного, не имеет большого смысла вступать во взаимодействие и с украинскими бизнес-группами. Сегодня “деловые люди” на Украине - от олигархов до лоточников – находятся в, почти крепостной, зависимости от украинского чиновничества. Современные “новые украинцы”, также, как и украинские “аппаратчики” не имеют никаких националистических убеждений: капиталу в принципе все равно, в какой национальной среде обращаться – получил прибыль на Украине – можно “перебросить” средства на Мальту, “прирастил” банковский счет в Средиземноморье – пожалуйста, инвестируй их в Сингапур! Между тем, сформировавшиеся на внутренних рынках Украины “правила игры” в настоящий момент таковы, что украинским бизнесменам, на самом деле, сегодня невыгодно принимать участие в реализации геополитических устремлений Российской государственности. Поэтому искать сторонников сближения с РФ в украинской бизнес-среде, с нашей точки зрения, представляется малоперспективным.

Г) кроме того, при проведении своей политической линии на Украине, Россия не вправе рассчитывать на конструктивное содействие деятелей русского движения. Данное движение разобщено, слабо и, в действительности, маловлиятельно. Его представители, как правило, не имеют навыков государственного управления и – в ряде случаев – даже способностей к стратегическому мышлению. Вот почему мы считаем, что исключительная опора на деятелей русского движения на Украине, с неизбежностью приведет к дискредитации усилий по реформированию ее политической системы. В ходе реализации упомянутой политической программы, русское движение на Украине следует использовать так, как в годы Великой отечественной войны советское руководство использовало партизанское движение: по мере сил и возможности оно содействовало боеготовности наиболее крупных партизанских отрядов, однако основные свои усилия направляло на материальное обеспечение тех фронтов, на которых разворачивались генеральные сражения войны.

Д) не следует также обольщаться на счет возможностей ведения информационной пропаганды на Украине. Как видно из приведенного анализа состояния украинского рынка масс-медиа, ситуация на нем жестко контролируется правящей политической элитой. Вообще говоря, указанное положение вещей представляется отнюдь не совсем безнадежным: все-таки на Украине сегодня наибольшей популярностью пользуются именно русские теле и радио программы, русские книги и периодические издания; однако для преодоления блокады украинского информационного пространства необходимо приложение известных усилий российских масс-медийных магнатов. И организовать такое движение – задача государственной власти Российской Федерации, что возможно исключительно при наличии сильной власти и политической воли.

Таким образом, внутри Украины, сегодня мы не обнаруживаем сил, способных оказать действенное содействие российскому руководству в решении стоящих перед ним геополитических задач. Эти силы нужно искать в самой Российской Федерации, причем, в данном случае и в обязательном порядке – см. об этом далее – это должны быть легитимные (лучше всего –официальные) силы, опирающиеся на всю мощь государственного аппарата РФ.

Список литературы

Р. Манекин. Особенности современной политической ситуации на Украине
еще рефераты
Еще работы по истории россии