Реферат: Особенности внешней политики Государства Израиль в период премьер-министерства Бениамина Нетаниягу

Особенности внешней политики Государства Израиль в период премьер-министерства Бениамина Нетаниягу.

Предметом изучения данной работы являлась политическая, дипломатическая и военная деятельность Государства Израиль в период премьер-министерства Бениамина Нетаниягу. Актуальность данной проблемы тесно связана с деятельностью премьер-министра на международной арене, которая концентрировалась не на продуктивном диалоге, а на не уступках и жестком курсе внешнеполитической стратегии. Внешнеполитическая стратегия государства почти всегда строится на принципах и политической воли его руководителя, а Б. Нетаниягу производил впечатление прямого, волевого человека, способного к неожиданным политическим поворотам, причем не всегда с негативным результатом. Взойдя на израильский Олимп достаточно молодым, в возрасте 47 лет, Нетаниягу принес совершенно новую струю во внешнюю политику государства. Без сомнения его жесткий внешнеполитический курс, хотя и вызывал резкую волну протеста во всем мире, зато заставил вспомнить, что у Израиля, кроме всего прочего, есть собственные интересы. Но приход к власти Б. Нетаниягу в качестве премьер-министра, а в парламент его союзников, образовавших относительное большинство, весьма отрицательно сказались на мирном процессе. Необходимость исследования деятельности Б. Нетанягу весьма велика, так как Нетаниягу слишком крупная фигура в истории не только Израиля, но и ближневосточных международных отношений. Мирный процесс оказался «замороженным» на период правления Б. Нетанягу и именно таким он был передан нынешнему руководству Государства Израиль Э. Бараку. Современную внешнюю политику будет сложно понять, если не проанализировать политику предшественника Э. Барака.

Нижним пределом наших исследований стал приход Б. Нетаниягу на пост премьер-министра- 1996 год. Его лидера правоцентристского блока «Ликуд» – поддержали консервативные силы страны.

Пределом верхней границы исследования станет соответственно уход Нетаниягу с должности главы правительства –1999 год.

Цель данной работы –осветить деятельность премьер-министра Б. Нетаниягу по разработке и осуществлению внешней политики Государства Израиль. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: 1) обратиться к истокам духовного развития и политической биографии Б. Нетаниягу; 2) проанализировать сущность, основные компоненты и этапы развития внешнеполитической концепции политического лидера Государства Израиль конца XX века; 3) вскрыть причины противоречий внешней политики стран-участниц мирного урегулирования конфликта.

Б. Нетаниягу считается одним из интереснейших политических лидеров уходящего столетия. «Неистовый Биби» так называют Нетаниягу его коллеги и оппоненты вел жесткий политический курс, чем вызывал резкую волну протеста во всем мире. Отношения Израиля с Национальной Палестинской Автономией складывались весьма сложно, принцип «земля в обмен на мир» был неприемлем для Нетаниягу, потому что не вписывался в политику безопасности государства. Хотя вписывался в политическую концепцию его предшественника Ш. Переса. Он выдвинул собственный принцип «безопасность в обмен на мир», но такое заявление израильского премьера вызвало недовольство не только у Палестины, но и у Иордании, с которой у Израиля складывались достаточно дружественные отношения. Подписав «Договор о мире» в 1994 году и отказавшись от конфронтации с Израилем, Иордания перестала быть участницей конфликта, но встала в один ряд с коспонсорами урегулирования, получила возможность более эффективно действовать в интересах всей «арабкой нации».

Взаимоотношения Израиля и США складывались противоречиво и двойственно. С одной стороны интересы США на Ближнем Востоке всегда проходили через «сотрудничество» США-Израиль. США и Израиль имеют схожие демократические режимы, придерживаясь принципа обеспечения свобод граждан. Администрация Б. Клинтона не раз демонстрировала стремление поддерживать демократии других регионов, основываясь на том, что сотрудничество с подобными режимами значительно упрощено благодаря общей системе ценностей. Израиль –единственная страна на Ближнем востоке с политической системой, аналогичной западной демократической модели, является, таким образом, «форт-постом» и проводником американских идей и ценностей в регионе. но политика Б. Нетаниягу тормозила деятельность США на Ближнем Востоке, чем вызывала раздражение у правящей элиты Соединенных Штатов. Нетаниягу не шел на уступки по урегулированию ближневосточных проблем, чем сводил на нет всю активную деятельность США как коспонсора мирного процесса.

Что касается отношений Израиля с Россией, то тут Нетаниягу превзошел самого себя. Если он сделал один шаг «назад» в отношении к США, то шагнул на два вперед по направлению к России. Именно Нетаниягу вывел отношения с Россией на стратегический уровень и закрепил их в торгово-экономической сфере.

Хотя политику Б. Нетаниягу называют внешнеполитическим кризисом в отношении как стран арабского востока так и великих держав. Но автор считает, что именно приостановка мирного процесса на пике его крушения, является единственным правильным решением государственного лидера Израиля. Отстаивая интересы нации, Нетаниягу «заморозил» ход мирного процесса, чтобы показать, что интересы Государства Израиль совпадают с интересами дела мира, но мир должен идти в ногу с интересами государства, а не противоречить им, иначе мир бессмысленен.

Поэтому автор рассматривает деятельность премьер-министра Государства Израиль Бениамина Нетаниягу с позиции успеха его политики на международной арене и отражает принципиально новый подход в научно-исследовательской практике.

Начатый мирный процесс должен отвечать интересам всех, кого это касается. Чтобы избежать недопонимания участники переговоров должны понимать, что достигнутые соглашения –это только первые, а не последние соглашения такого рода. Конечно, и Израиль, и палестинцы испытывают колоссальные трудности в реализации достигнутых договоренностей. Они находятся в центре внимания мировой общественности и не каждый, кто смотрит на Ближний Восток, с пониманием относится к происходящему.

Характеристика процесса формирования и осуществления политического курса Израиля, Иордании и Палестинской национальной автономии в первую очередь потребовали от автора изучения отечественной литературы.

Работы, где дается возможность проследить всю совокупность общественных и политических процессов, которые оказали заметное влияние на развитие мирного процесса, написаны Гаршениной Е. Л., Егориным А. З., Лэнгфордом С. В., Сатановским Е. Я., Хаустовым Н. В., где проведен серьезный анализ фундаментальных основ и специфических особенностей израильской внешней политики, освещены различные факторы влияния на международный курс Израиля, проведены заслуживающие внимания политические прогнозы. Израилеведы, работающие в Институту изучения Израиля и Ближнего Востока, традиционно публикуют сборники статей и справочники по Израилю, такие как Гаршенина Е. Л. Израильская экономика: современные оценки международной конкурентоспособности. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001; Лэнгфорд С. В. Политика США в отношении Израиля в 90-е годы. Мирный процесс и экономическая помощь. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001., и т. д.

Автор использовала несколько групп источниковых материалов для написания данной работы. Прежде всего были привлечены произведения самого Б. Нетаниягу: опубликованная в 1986 году « Терроризм. Как Запад может победить?», «Место под солнцем», книга написанная в 1996 году и посвящена брату Бениамина Йонатану Нетаниягу. В книге характеризуется поэтапное становление Государства Израиль как мощного и самодостаточного государства ближневосточного региона.

Весьма ценными для автора оказались воспоминания коллег Нетаниягу по политической арене, которые помогли «нарисовать» портрет Нетаниягу как лидера государства Израиль. Были использованы: труд Примакова Е. М. « Годы в большой политике» М., 1999г., в которой он характеризует Нетаниягу как политика, способного на непредсказуемые изменения политического курса страны.

Крайне необходимыми стали для автора интервью ведущих политиков, действующих на политической арене Ближнего востока, таких как Абу Мазен или Абдель-Азиз ар-Рантиси, опубликованные Супониной Е. в российской прессе.

Весьма полезной оказалась информация телетайпной ленты RЕUTER, послеживающая исторические события в их политическом ракурсе.

Данное иссделование состоит из: введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

Первая глава посвящена началу жизненного пути и формированию взглядов Б. Нетаниягу как государственного деятеля;

Вторая глава говорит о стратегическом партнерстве Израиля с Соединенными штатами Америки и Россией;

В третьей главе анализируется деятельность израильской дипломатии по урегулирования палестинской проблемы и реализация мирного договора с Иорданией 1994 г.

Глава I.

Особенности политической карьеры Б. Нетаниягу и формирование его взглядов как государственного деятеля.

1.1. Начало жизненного пути.

Во всем мире преобладает миф о том, что премьер-министр Государства Израиль Беньямин Нетаньягу вырос в высоко политизированной семье, чётко идентифицировавшей себя с правым (ревизионистским) крылом сионистского движения. Ответственность за подобное мнение лежит на отце Беньямина – Бар Ционе Нетаньягу, действительно имевшим тесные контакты с ревизионистским движением. Ответственность за подобное мнение лежит на отце Бениамина – Бар Ционе Нетаниягу, действительно имевшим тесные контакты с ревизионистским движением. Более того, несшего гроб с телом Зеева Жаботинского на его похоронах, что говорит без сомнения о близости Бар Циона с этим человеком.

В действительности, несмотря на тесные контакты с ревизионистами, семью Нетаниягу вряд ли можно назвать политизированной и тем более ревизионистской. Сам Бениамин рассказывал: «Мой отец никогда не хотел, чтобы я занимался политикой. Мы были очень не политизированы». Семьи основателей ревизионистского движения, давшие Израилю целые лидерские династии, такие, как Бегин, Ривлин, Меридор, просто хорошо знали Нетаниягу, хотя сами никогда не считали их посвященными ревизионистами. Бениамин никогда не был «принцем Ликуд», и не наследовал от отца его ревизионистские пристрастия.

Что Бениамин Нетаниягу и получил в наследство, так это настоящую одержимость знаниями. Его оценки в юности всегда были выше среднего, хотя действительных успехов он добивался только в изучении одного предмета – музыки. В возрасте 14 лет Бениамин вместе с семьей переехал в Америку, где его отец занял преподавательскую должность в Филадельфии. Его настоящим героем в те годы был Джон Феджиральд Кеннеди. Нетаниягу, по воспоминаниям друзей, чувствовал себя очень чужим вне Израиля. Поэтому день за днем после учебы он подрабатывал официантом, чтобы заработать денег и лето провести на Родине. Здесь, в Израиле, для него самым большим удовольствием было работать в киббуце (кстати, относившемся к левому крылу сионистского движения). Его приятели по киббуцу, тогда молодые ребята из Иерусалима, вспоминают, что Биби всегда пытался переработать их, настоящих израильтян, даже тогда, когда он во время работы серьёзно повредил колено.

Возвращаясь в Филадельфию, Бениамин поддерживал дружеские контакты только с теми ребятами, которые разделяли его искреннюю любовь к Израилю. Бениамин Нетаниягу закончил Челтенхэмскую Высшую школу, одну из лучших в Америке, имея четвертый результат в классе, но не смог присутствовать на своем собственном выпуске 5 июня 1967 года.

5 июня 1967 года началась война и Бениамин Нетаниягу тут же вылетил в Израиль, чтобы добровольцем вступить в армию. Школьный приятель Нетаниягу, Ари Бинтенер рассказывал: «Никто не был удивлен, Было очевидно, что его место было в Израиле. Я был очень рад, что он нашел возможность помочь своей стране».

Боб Тримбл, футбольный тренер Нетаниягу вспоминает: «Биби был лучшим игроком в команде, исключая его брата Йони, который если бы захотел мог бы стать профессионалом. Единственная проблема Бэна была в том, что его политические взгляды были левее, чем у других игроков».1

Таким образом, воспоминания друзей Бениамина Нетаниягу, его учителей развивают миф о том, что ревизионистские взгляды Биби – это семейная традиция. Напротив, путь в правое крыло сионизма лежал из откровенно левых взглядов молодого Нетаниягу.

1.2. Формирование взглядов Б. Нетаниягу и начало его политической карьеры.

На военной службе Бениамин Нетаниягу достиг звания капитана одного из наиболее секретных спецподразделений Израильской армии. Он принимал участие в ряде легендарных операций израильского спецназа. Во время одной из них, освобождения захваченного террористами Сабенского пассажирского самолёта Бениамин был ране. На Суэцкой операции, он чуть не утонул, пытаясь переплыть канал с автоматической винтовкой под плотным огнем египтян. После этого случая Биби закрепилось прозвище «вшивый пловец из Иерусалима». Солдаты подразделения вспоминают Бениамина, как холодного, но кристально честного офицера, который позволил выйти из себя лишь однажды. Во время операции в Ливане он заметил, что солдаты берут себе сувениры на память. Биби просто уничтожил все, в чем сам видел возможную добычу.

После 5 лет в армии Нетаниягу вернулся в Соединеные Штаты для изучения архитектуры. Из стоявшего перед ним выбора между Гарвардом и Массачуссетским Технологическим институтом, он выбрал последний, т. к. это позволило ему начать изучение магистерского курса. Профессор Леон Гарвайзер вспоминает: « Я говорил ему, что никто не может взять на себя большую нагрузку, но он настаивал, что должен нагнать время, которое потратил для служения своей стране. Я согласился прибавить ему один предмет повышенной сложности в первом семестре и когда он успешно сдал все свои предметы я прибавил ещё один. Нетаниягу сумел закончить магистратуру за два с половиной года. Не спрашивайте меня как. Никто никогда не делал подобного ни до, ни после него.»

Еще однажды Бениамин прервал свою учебу. В октябре 1973 года, в Израиле разразилась война и Нетаниягу вылетел туда, чтобы принять участие в операции на Синае. Сразу после своего возвращения Биби стал студенческим активистом, всячески поддерживая родное государство. Можно сказать. Что это был его первый опыт публичной политики. Активность молодого Нетаниягу заметил и поддержал тогдашний израильский консул в Бостоне Авитал Коллетт. Интересно, что Авитал, известный как «голубиный» консул в Нью-Йорке правительства Рабина (Переса) устроил первое появление Нетаниягу на телеэкране в дискуссии с активистом ООП профессором Эдвардом Саидом.2

Гибель брата, Джонатана Нетаниягу, во время операции в Энтеббе поставило точку на планах Бениамина стать архитектором. Вместо этого он получил звание Бакалавра Управления и занял пост в Бостон Консалтинг Групп. Его непосредственным начальником была Ира Магазинер, в последствии разрабатывавшая для администрации Билла Клинтона пакет реформ в области здравоохранения. Как отмечает Моше Аренс: «Биби был вторым премьер-министром кто реально работал вне армии и вне политики. Первым был Шамир. Он когда-то работал бухгалтером на клеевой фабрике».3

В период в Бостон Консалтинг Групп, Бениамин получил свое первое дипломатическое назначение: он был направлен в Швецию советником правительства в вопросах оптимизации бизнес администрирования. Но Нетаниягу решает бросить заработок в 100 000 долларов США и великолепную карьеру, и вернулся в Израиль, на должность управляющего мебельного концерна. Как отмечает его коллега Барбара Маклоган: « Никто из тех, кто утверждает, что Биби планировал жить в Америке, не знал о том, как он сам говорил об этом. На самом деле он использовал первый удобный случай, чтобы бросить свою жизнь в Бостоне и зарабатывать четверть своих американских денег в Израиле.

В 1979 году Бениамин Нетаниягу организовал анти-террористическую конференцию в Иерусалиме, посвященную своему погибшему брату. Благодаря привлечению к конференции таких людей, как Джордж Буш, Джордж Шульц, Ричард Перил (человека, руководившего торговлей оружием в администрации президента Рейгана), она приобрела международный характер. Но после окончания конференции Нетаниягу вернулся к своей работе на мебельной фабрике.

Все радикально изменилось в 1982 году, когда посол Израиля в Вашингтоне Моше Аренс пригласил Нетаниягу на должность своего заместителя. Этот беспрецедентный карьерный рост позже стал предметом для множества спекуляций. Многие люди отмечали, что Бар Цион Нетаниягу был одним из гостей на свадьбе Аренса и они были старыми друзьями. Сам Аренс предложил другое объяснение: « Люди весело смеялись, когда слышали, что я разговариваю с мебельной фабрикой, чтобы найти себе заместителя. Что купило меня в Биби, так это организация им анти-террористической конференции и то сильное впечатление, которое он произвел на американских лидеров, участвовавших в ней».4

В 1984 году, после двух очевидно удачных лет на посту заместителя Аренса, Бениамин Нетаниягу был назначен на должность представителя Государства Израиль в Организации Объединенных Наций. По иронии судьбы, он был назначен на пост по рекомендации Шимона Переса и вопреки возражениям Ицхака Шамира. Снова, «Авода» сыграл решающую роль в остановлении его политической карьеры. Можно сказать, что это назначение стало отправной точкой на пути к премьерскому креслу Государства Израиль. Нетаниягу великолепно выглядел, владел английским, был приятен в общении, все это сделало его звездой телевизионных средств массовой информации. Он стал постоянным участником «Ночного канала» Тэда Коппела и «Жизни» Ларри Кинга. Как отмечает Кинг: « Когда он появлялся, телефоны не умолкали. Особое впечатление он производил на женскую аудиторию. Как гостю, я поставил бы ему восьмерку. А его чувство юмора, которое он всегда умело проявлял, я оценил бы на десятку».

В этот период своей жизни Бениамин Нетаниягу пишет книгу «Терроризм. Как запад может победить.» Книга произвела огромное впечатление на администрацию президента Рейгана. Фактически, всегда, когда Джордж Буш посещал Нью-Йорк, а это было довольно часто, он обязательно звонил Нетаниягу.

К 1988 году Нетаниягу имел огромное влияние на средства массовой информации. У него было огромное количество друзей. Он получал сильную поддержку от Чарльза Краутаммера из «Вашингтон Пост»; Аби Розенталь из «Нью-Йорк Таймс»; Элли Веймоут, дочери Катерины Грэхэм, издателя «Ньюсуик». Когда он вернулся в Израиль, он уже был той фигурой, которую нельзя игнорировать. И нетаниягу был назначен первым заместителем министра иностранных дел, а позднее заместителем руководителя канцелярии премьер-министра.

Во время операции «Буря в пустыне» Си Эн Эн превратил Нетаниягу в настоящую телевизионную звезду.

1.3. Избрание Б. Нетаниягу премьер-министром Государства Израиль и формирование новой внешнеполитической стратегии.

Вступив в должность после убийства Ицхака Рабина, израильский премьер-министр Шимон Перес столкнулся со сложной проблемой. У него был мандат на то, чтобы оставаться у власти до осени 1996 г., а его популярность на волне убийства Ицхака Рабина оставалась на высоком уровне. Ш. Перес стоял перед выбором: либо провести выборы раньше срока, чтобы воспользоваться преимуществом сложившейся ситуации, либо ждать до сентября и использовать оставшееся время, чтобы добиться установления мира с Сирией.

К 11 февраля Ш. Перес пришел к выводу, что президент Х. Асад не будет подстраиваться под его расписание. Соответственно, он объявил, что Израиль проведет выборы в конце мая. Несмотря на заявление о том, что израильско-сирийские переговоры будут продолжены и в период предвыборной кампании, переговоры затянулись и не оказали влияния на результаты выборов.

Ш. Перес был доволен своим существенным преимущество, отраженном в вопросах общественного мнения, над Беньямином Нетаниягу, лидером правой партии Ликуд. Фактор личной популярности имел важное значение, поскольку на этих выборах была введена новая система прямого голосования за премьер-министра. Израильтянам предлагалось опускать два избирательных бюллетеня: за премьер-министра и за выбираемую ими парламентскую партию.5 По результатам голосования должны были быть определены количество мест в кнессете (парламенте) и лидер, которому будет предоставлено право формировать коалиционное правительство (даже если его партия не получила большинства мест). Это также подразумевало, что если премьер-министр не сумел сформировать коалицию, то будут проведены новые выборы, чем право формировать правительство будет передано следующему лидеру по числу завоеванных его партией мест.6

Позиции двух лидеров накануне выборов показывают, насколько значительны были расхождения между ними по вопросам мирного урегулирования. Ш. Перес считался израильским архитектором мирного процесса. Хотя сам он определенно не заявлял, но подразумевалось, что Израиль должен будет передать больше территорий и властных функций ПА (заморозить строительство еврейских поселений на западном берегу реки Иордан и, возможно, ликвидировать некоторые из уже существующих), в конечном итоге принять политически независимое образование (возможно как демилитаризованное государство) и разработать компромисс по статусу Иерусалима. На переговорах с сирийцами разногласия по вопросу о границах и мерам безопасности в процессе передачи Голанских высот, Ш. Перес, казалось, понимал, что существенным аспектом сирийского направления мирного процесса был принцип «мир в обмен на землю».7

Б. Нетаниягу придерживался точки зрения, согласно которой мирные переговоры с Сирией не должны основываться на принципе «мир в обмен на землю», и утверждал, что достижение мира возможно и без территориальных уступок. В ходе избирательной кампании оба кандидата обнаружили, что невозможно одержать победу придерживаясь позиций, которые составляли основу, сплотившую их электорат. Соответственно, Ш. Перес стал эволюционировать вправо, а Б. Нетаниагу- влево.8 Ш. Перес поддержал кандидатуры отставных генералов типа бывшего министра иностранных дел Йехуда Барака и стал занимать все более жесткую позицию по Иерусалиму. Б. Нетаниягу смягчил свои позиции, заявив, что Декларация принципов и Временные соглашения 1995г. 9 подписаны и будут уважаться, хотя они и являются во многом ущербными. Он также заявил, что встретится с Я. Арафатом, если будет избран премьер-министром, несмотря на свое утверждение ранее, что никогда не сделает этого.

Израильтяне направились к урнам для голосования 29 мая 1996г. поначалу Ш. Перес лидировал с небольшим преимуществом, но Б. Нетаниягу выиграл прямое голосование на пост премьер-министра, получив 50,3 % голосов против Ш. Переса, –49,7 %. Свои бюллютени опустили в урны почти 3 млн. израильтян и перевес Б. Нетаниягу над Пересом составил чуть менее 25 тыс. голосов. Партия труда выграла 34 места в Кнессете против 31, доставшегося блоку Ликуд (Б. Нетаниягу пошел на союз с другими правыми партиями, чтобы составить блок). Хотя Партия труда имела больше мест, Б. Нетаниягу был поддержан другими партиями и добился большинства после периода друдных переговоров о создании коалиции. Его поддержали религиозные партии, которые получили больше мест, чем когда либо прежде.10

Таким образом в Израиле был избран новый премьер-министр, которым стал лидер партии Ликуд-Б. Нетаниягу и также был избран новый- 14-го созыва – Кнессет.11 очевидно, что избрание нового премьера и нового Кнессета не привело к кардинальному изменению политического курса. Нетаниягу однозначно высказывался за продолжение и развитие мирного процесса ещё до своего избрания. И в его позиции не было политического оппортунизма: ведь именно «Ликуд» (а не «Авода») положил в свое время начало мирному процессу. «Ликуд» в этом отношении не одинок: его поддерживают и другие партии израильской правой. Даже такая куда более правая партия, как «Мафтал», признает соглашения в Осло в качестве политической реальности.12

Однако курс Рабина-Переса безусловно ожидала коррекция. Мирный процесс не был заморожен, но пошел куда более медленно и осмотрительно. И позиция Израиля стала менее покладистой и более жестокой.

Определяя новую концепцию внешней политики Государства Израиль, Беньямином Нетаниягу отметил, что первым шагом в сторону достижения идеала государства, наследованного от поколения его основателей, является строительство реального мира и безопасности в регионе. Заключение серий окончательных мирных соглашений с непосредственными соседями было определено как основная задача внешнеполитического курса нового правительства государства Израиль. Особо отмечены были напряженные отношения с Сирией и Ливаном. Нетаниягу открыто с трибуны Кнессета предложил лидерам этих стран начать прямые переговоры о мире, без каких-либо предварительных условий.13

Важнейшее место в новой концепции внешней политики государства занял вопрос отношений с властями палестинской автономии. Необходимо отметить, что в своей речи при вступлении в должность, Бениамин Нетиниягу подчеркнуто исключил имя Ясира Арафата из списка лидеров арабского мира. Хотя, не раз косвенно подчеркивал, что согласится на встречу с ним, если она действительно будет иметь важное значение для безопасности и интересов Израиля. Именно от Арафата, Нетаниягу, как ни от кого, был готов добиваться ясных соглашений. « Правительства Израиля выполняют взятые на себя обязательства, и мы ожидаем того же от других сторон, прежде всего от палестинцев. На сегодняшний день имеются такие соглашения, как Осло и Осло. Мы готовы к дальнейшим переговорам, в том числе с палестинскими властями при условии, что они будут выполнять взятые на себя обязательства. Соглашения заключаются для того, чтобы их выполнять.» « Если они действительно будут выполняться, — говорит Нетаниягу: мы начнем переговоры относительно будущего статуса палестинской автономии.» Так высказывался в своих поствыборных выступлениях новый премьер-министр Израиля.14

В сфере укрепления международных связей Б. Нетаниягу особо подчеркивал отношения с Соединенными Штатами, являющиеся по его словам « основополагающимися в нашей внешней политике.»15

И действительно, горечь поражения на выборах визионера, идеального партнера в усилиях установить мир на Ближнем Востоке, человека на которого делали ставку американцы, Шимона Переса, быстро прошла. Независимый, честолюбивый и непримиримый Биби достаточно быстро навёл мосты с заокеанским другом. Свидетельством этого является хотя бы тот факт, что сразу после выборов в Иерусалим для консультаций по вопросам ситуации в регионе прибыл государственный секретарь США Уоррен Кристофер.

Таким образом, во внешнеполитической концепции Государства Израиль, предложенной Бениамином Нетаниягу, ясно просматриваются три основополагающих направления:

1) Заключение окончательных мирных соглашений с непосредственными соседями Израиля;

2) Максимальная нормализация отношений с властями палестинской автономии и возможное заключение договора о мире;

3) Продолжение активного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки, как основными внешнеполитическим Государства Израиль.

Мир и безопасность –именно эти две категории определялись во внешнеполитической стратегии Государства Израиль как характеристика развития мирного процесса на Ближнем Востоке на предстоящую перспективу. « Сила, безопасность- вот основа для реального мира», — говорил Б. Нетаниягу в первом после победы выступлении. 16

Итак, Израиль вступил в новую полосу своей истории. За плечами – наработанный позитив мирного процесса, раскрывшего перед Ближним Востоком возможности благополучия и процветания, но в это же время процесса еще хрупкого, способного стать жертвой террора, политических недопонимании и отягощенного грузом прошлых десятилетий конфронтации и глубоких национальных обид.

В самой личности израильского премьер-министра хотелось бы выделить его железную волю и непримиримость позиции во всем, что касается интересов безопасности и мирного развития Государства Израиль. Хотя следует отметить, что политические очки он набирает не столько благодаря реальным делам, сколько обладая действительным обаянием блестящего популиста и умению великолепно работать с представителями средств массовой информации.

Таким образом, формирование политических взглядов Б. Нетаниягу проходило под влиянием тех действий, которые имели место в те годы в Израиле.

Военные действия в которых участвовал Израиль оставили неизгладимый след во взглядах будущего премьера. Автор подразумевает войну в октябре1973 года в Израиле, операцию в Энтеббе, где был убит брат Нетаниягу. Стремление участвовать в жизни любимой страны, сделало Нетаниягу «непримиримым» сторонником мирного процесса, который он сведет на нет в своей политике безопасности. Курс Рабина-Переса характеризовался им как проигрышный и уступчивый, готовый «продать» почти все территории Израиля в обмен на мир, который по мнению Нетаниягу был хрупким и неустойчивым. Важнейшее место в новой концепции занял вопрос отношений с ПНА. Этот вопрос поставил ряд проблем разрешения мирного процесса между двумя странами. Проблема территорий- станет ключевым моментом в распрях между Нетаниягу и Арафатом, вплоть до личной неприязни и политических уловок. Так Нетаниягу нарочно не включил имя Я. Арафата в список лидеров ближневосточного региона, во время представления на утверждение Кнессета 18 июня 1996 года.

Отношения с мировыми державам являлись для политического курса Нетаниягу необходимыми для развития Израиля как с позиции коспонсорства, так и с позиций надежной поддержке на мировой арене.

Глава II.

Новая внешняя политика Государства Израиль после прихода к власти Б. Нетаниягу.

2.1 Динамика взаимоотношений США и Государства Израиль. Партнерство во имя «мира».

Приход к власти в Израиле Б. Нетаниягу означал крушение американских надежд на беспрепятственное установление « окончательного мирного урегулирования». Вместо визионера, идеального партнера в усилиях установить мир на Ближнем Востоке Шимона Переса, американцы получили независимого, честолюбивого и непримиримого Биби. Но мола того, Нетаниягу отодвинул на неопределенный срок историческое рукопожатие Переса-Асада, о котором уже говорил Билл Клинтон: в своих выступлениях он достаточно остро реагировал на факт острой политической независимости Израиля от США. Так, в одном из своих интервью, на достаточно провокационный вопрос об отношениях с Соединенными Штатами Биби ответил: «Независимость это право и способность сказать –«Нет»». Все это конечно не означало значительного понижения влияния США в Израиле и регионе в целом, но создало определенное напряжение на оси Вашингтон- Иерусалим.

Сразу после выборов в Иерусалим прибыл государственный секретарь США Уоррен Кристофер. Целью его визита было: подробно изложить точку зрения правительства США на процесс поддержания мира в регионе. Такое поручение мог бы выполнить сотрудник более низкого ранга, но, как было сказано одним американским дипломатом, Кристофер поехал в Израиль, чтобы продемонстрировать Нетаниягу «жест доброй воли». Вполне возможно, что госсекретарь намеривался узнать лично у нового премьера, как тот собирается исполнить свое обещание о поддержании мира и безопасности. Нетаниягу утверждает, что у него и у президента Клинтона « нет ни каких проблем по восстановлению и упрочнению того, что было в целом весьма добрыми отношениями».

Оставаясь всегда политиком, он быстро добавляет, что ему симпатичен и Боб Доул. « Я знаю его много лет,»- говорит Нетаниягу и поддержка Доула в вопросе о переезде американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим « явилось ложным сигналом», позволившим Израилю занять более жесткую позицию по отношению к арабам.

Вообще Б. Нетаниягу не скрывает, что разделяет в США две политические силы: демократическую исполнительную власть, лавирующую между арабами и израильтянами; и республиканский конгресс, занимающий ярковыраженную произраильскую позицию. На неком противостоянии этих двух сил построена внешняя политика Израиля по отношению к США.17

Билл Клинтон оказался в весьма сложном положении. С одной стороны он согласен, что требования Нетаниягу: отказ палестинцев от старой Национальной хартии и жесткие меры руководства автономии в отношении исламских фундаменталистов из движения «ХАМАС» и группировки « Исламский Джихад», — законны. Но с другой стороны — неуступчивая позиция Израиля в вопросе возобновления передислокации войск на Западном берегу реки Иордан, то есть расширения зоны, находящейся под контролем властей палестинской автономии. Надо отметить, что последний вопрос стал основным в рамках ближневосточного мирного урегулирования (т. к другой вопрос – о нормализации отношений с Сирией практически не решался).

Попытка Клинтона реанимировать мирный процесс обернулась неудачей, хотя высоких результатов от этой встречи никто не ожидал. Вашингтонская встреча на высшем уровне, в которой приняли участие Билл Клинтон, Ясир Арафат, Бениамин Нетаниягу и король Хуссейн, окончилась ничем.

В ходе встречи стороны рассчитывали избежать дальнейшего обострения между правительством Израиля и палестинской администрацией. Участники подтвердили свою приверженность мирному процессу. После окончания встречи президент Билл Клинтон сообщил, что глава американской группы содействия мирному процессу Денис Росс отправиться на Ближний Восток для стимуляции израильско-палестинских переговоров.

Американская администрация предложила Израилю и палестинцам проект соглашения из пяти пунктов:

· полное прекращение насилия и возвращение к столу переговоров на основе достигнутых ранее договоренностей;

· установление прямой линии экстренной связи между Нетаниягу и Арафатом;

· освобождение Израилем очередной партии палестинских заключенных;

· отмена внутренней блокады на контролируемых территориях (внутренняя блокада – этот запрет на перемещения местных жителей между различными населенными пунктами);

· утверждение четкого графика вывода израильских войск из Хеврона. 18

Израиль в свою очередь потребовал предать суду всех палестинских полицейских, повернувших оружие против израильских солдат, а так же ввести более жесткий режим безопасности в палестинских анклавах. Это требование палестинцы расценили как попытку превратить зону А в зону В. разница между зонами состоит в том, что первая находится под полным контролем палестинской администрации (сектор Газа, Иерихон и др.), а во второй палестинский гражданский контроль сочетается с военной опекой израильской армии (сельские районы Иудеи и Самарии).

Палестинцы хотели, чтобы Израиль немедленно вывел войска из Хеврона без каких бы то ни было дополнительных гарантий безопасности, кроме тех, что были предусмотрены соглашением « Осло-2». Израиль расценил позицию палестинской стороны как абсолютно неприемлемую.

На протяжении многих часов в госдепартаменте шли переговоры Уоррена Кристофера с Девидом Леви, Дори Голдом, Набилем Шаатом и Ясиром Абед-Рабо- обсуждалась возможность выдвижения дополнительного варианта американского компромиссного предложения. Составленный Кристофером и Леви проект был передан Нетаниягу в отель «Мейфлауэр».

Пресс-секретарь госдепартамента Николас Бёрнс заявил, что представители сторон, выступавшие перед журналистами, намеренно сгустили краски, с тем, чтобы извлечь из прелюдии к встрече на высшем уровне наибольшую выгоду. 19

Белый дом оказывал заметное влияние на премьер-министра Израиля с целью добиться от него согласия на вывод войск из Хеврона. Нетаниягу ответил контрприемом: объявил о своём намерении принять участие в пленарном заседании конференции президентов еврейских организаций США. В предвыборной команде Клинтона идея Нетаниягу была воспринята болезненно, и израильский премьер отказался выступать на этой конференции, чтобы лишний раз не нервировать американского президента.

Клинтон не зря боялся этого выступления – накануне вашингтонских переговоров Роберт Доул, Ньют Гингрич и другие влиятельные республиканцы обратились к президенту США с призывом не давить на израильского премьера, дабы не вышло так, что палестинцы получили политическую выгоду от насилия.

В 19.00 по израильскому времени Бениамин Нетаниягу, Ясир Арафат и король Хусейн прибыли в Белый дом, где их ждали президент Клинтон и обед. Эта встреча была последней возможностью для снятия разногласий и подготовки совместной пресс-конференции.

Однако после обеда израильский и палестинский лидеры неожиданно уединились. Но и этот раунд окончился ничем, и Билл Клинтон был вынужден выступить с отдельным заявлением об итогах встречи. Рядом с ним находились остальные фигуранты: Нетаниягу, Арафат и Хуссейн.

Присутствие участников переговоров при оглашении заявления президента США позволило несколько сгладить тот факт, что выработать совместное четырехсторонне заявление так и не удалось. Поэтому прямого признания в том, что вашингтонское рандеву завершилось провалом, сделано не было.

Таким образом, главным результатом этих переговоров явились не конкретные соглашения или условия мирного сосуществования двух государств, а результат проявления деятельности, — т. е. сама встреча Нетаниягу и Арафата.

В ходе мирного процесса США используют различные методы давления на стороны с целью активизации переговоров или поощрения исполнения пунктов ранее достигнутой договоренности. К таким методам относятся публичные высказывания американских политиков, встречи и переписка с главами стран-участниц переговоров, выступления в ООН, а также непосредственная экономическая помощь или ее приостановка.

Очень важным является тот факт, что США оказывают помощь и поддерживают не только Израиль, но и ООП. Например, США голосуют за резолюцию ООН 1027, принятую 28 сентября 1996г., содержащую критику в адрес Израиля в связи со строительством новых поселений, и против присвоения Иерусалиму статуса оккупированных территорий. Когда в марте 1997 г. Я. Арафат приостанавливает сотрудничество в сфере безопасности и проводит антиизраильские демонстрации в связи с решением премьер-министра Израиля Б. Нетаниягу о строительстве квартала Гар-Гома близ Иерусалима и принятием кабинетом министров положения от 7 марта о лишь частичном выводе войск с Западного берега р. Иордан, Белый Дом хоть и воздержался от острой критики Израиля, но оказал радужный прием Я. Арафату, когда тот прибыл в Вашингтон. Важно отметить, что в 1997 году авторитет США как арбитра мирного процесса упал и наблюдались признаки растущего недовольства администрации Клинтона премьер-министром Биниамином Нетаниягу.

Летом, когда мирный процесс зашел в тупик, США предпочитали оставаться в тени политических событий, решив взять на себя «закулисные» функции на переговорах. Однако к августу США стали проявлять большую активность на открытой политической сцене. 20 возможно, причиной этому были опасения по поводу того, что авторитет США в арабских странах падает по мере нарастания трудностей в ходе мирного процесса, что представляло собой все более серьезную угрозу общим интересам США в регионе. В то же время со стороны Европейского Союза (ЕС) предпринимались попытки принять более активное участие в мирном процессе в качестве арбитра, что было с одобрением встречено правительствами арабских государств. В ЕС многие видят возможный противовес тому, что арабские страны расценивают как явно произраильскую позицию США. Вместе с тем правительства арабских стран осознают, что ЕС не располагает столь же мощными рычагами воздействия на безопасность в регионе, какие имеются у США. ЕС играет в мирном процессе, главным образом, экономическую роль, в то же время сохраняя вспомогательные и второстепенные политические функции. 21 С помощью посланника ЕС на Ближнем Востоке Мигеля Моратиноса министр иностранных дел Израиля Давид Леви и Арафат договорились встретиться в конце июля в Брюсселе и возобновить переговоры на высоком уровне. 22

Первый признак оживления активности США на открытой политической арене появился в начале августа, когда госсекретарь США Мадлен Олбрайт впервые выступила с программной речью по проблеме мирного процесса. Она высказывалась против предложения Нетаниягу об ускорении переговоров, изложив вместо этого программу, в основу которой был положен подход к проблеме по двум направлениям: ускорение переговоров по долгосрочному урегулированию наряду с выполнением обязательств, предусмотренных Промежуточным соглашением. Олбрайт ясно дала понять, что соблюдение обеими сторонами своих обязательств имеет ключевое значение. Для палестинцев это означало решительную борьбу с террористическими организациями. Израилю, в свою очередь, было недвусмысленно дано понять, что строительство поселений должно быть прекращено. 23 Олбрайт пообещала посетить регион, если появится надежда на прогресс, и распространился слух, что разрабатывается «формула компромисса» для возобновления переговоров.

Однако ко времени визита Олбрайт на Ближний Восток новая волна терроризма вызвала нарастание напряженности. Олбрайт посетила ряд столиц в регионе и получила положительную оценку со стороны обозревателей за беспристрастный подход к стоящим на повестке дня проблемам. Впрочем, её единственным достижением было то, что ей удалось подготовить почву для встречи Леви и одного из высших палестинских должностных лиц Махмуда Аббаса (известного как Абу Мазен), состоявшейся вскоре после этого в Нью-Йорке.

Состоялся очередной ряд встреч, которые не увенчались сколько-нибудь значительным успехом. В преддверии ноябрьской Экономической конференции стран Ближнего Востока и Северной Африки в Дохе (Катар) 24 CША казалось, согласились с некоторыми идеями израильского руководства о необходимости разбить имеющиеся проблемы на ряд более конкретных тем. Палестинцы заявили в ответ, что это играло бы на руку Израилю в его стремлении отделить текущие проблемы мирного процесса от фундаментальных вопросов связанных с израильскими поселениями и передислокацией войск. Арабские государства расценили этот подход как попытку со стороны США спасти экономическую конференцию, создав иллюзию достижения некоего прогресса. Ходили также слухи о том, что США стремятся на переговорах продемонстрировать успехи достигнутые на израильско-палестинских переговорах, из-за растущей конфронтации между США и Ираком. 25

В конце ноября израильский кабинет министров дал условное согласие на осуществление давно откладывавшегося второго этапа передислокации без составления графика и указания масштабов вывода войск. Этот процесс затянулся по причине непрекращающихся разногласий в правительстве по поводу принципов окончательного урегулирования, которые, в свою очередь, должны были стать основой для принятия конкретного решения о выводе войск. Согласие сопровождалось также жесткими требованиями к палестинцам относительно борьбы с терроризмом. Распространились также слухи, что Нетаниягу рассматривает вопрос о выводе войск с дополнительных 6—8 % территорий Западного берега, несмотря на то, что США предлагали вывести войска, про меньшей мере, с 12 % рассматриваемой территории. Палестинские представители на переговорах обвинили Нетаниягу в неискренности, заявив, что он использовал это предложение для того, чтобы попытаться отвлечь внимание от своих внутриполитических проблем (включающих общенациональную забастовку, а также угрозу отставки его министра иностранных дел и, вслед за ним, министра обороны 26) и восстановить ухудшающиеся отношения с США.

В конце 1997 г. был проведен ряд встреч между Олбрайт и Арафатом, а также между Олбрайт и Нетаниягу. Однако при этом удалось достичь лишь незначительного прогресса, и было решено, что в середине января 1998 г. в Вашингтоне Клинтон встретится с Арафатом и Нетаниягу по отдельности. В конце года так и остались неосуществимыми надежды на то, что в решении вопросов о коридоре безопасности между сектором Газа и Западном берегом, а также открытии аэропорта и морского порта в секторе Газа будет достигнут прогресс. Неудачными оказались и попытки составить график передислокации израильских войск и достичь соглашения по вопросу о том, какое именно количество земли будет передано палестинцам.

Тем не менее, несмотря на длительные переговоры израильско-палестинские переговоры продолжались, и в ноябре 1998 г. в местечке Уэй под Вашингтоном состоялась встреча Ясира Арафата и Бениамина Нетаниягу. Схема встречи повторила ту, благодаря которой когда-то были выработаны сенсационные кэмп-дэвидские соглашения. 27 как тогда египетская и израильская делегации, так и сейчас палестинская и израильская остались наедине: работать. Американские официальные лица подключались к переговорам только по мере необходимости. Однако к концу встречи эта необходимость становилась все острее. На плантации Уай стали появляться президент Клинтон, вице-президент Гор, глава государственного департамента Олбрайт и директор ЦРУ Теннет. Клинтон встречался с Нетаниягу и Арафатом по отдельности: сначала принимал главу израильского кабинета, а двумя днями позже почти до полуночи беседовал с патриархом ООП.

Обоим он представил новую «концепцию» выполнения соглашений о выводе израильских войск с оккупированных территорий. Ее суть состоит в том, что второй этап передачи под контроль палестинцев Западного берега реки Иордан должен быть разбит на несколько стадий, которые будут увязаны с соблюдением ими обязательств по обеспечению безопасности Израиля и борьбе с терроризмом. Клинтон детально обсудил с Нетаниягу и Арафатом свой новый план и «параллельные шаги», которые должна предпринять каждая из сторон, «чтобы возобновить мирный процесс».

«Неистовый Биби» заявил в Белом доме президенту Клинтону, что Израиль, или, вернее, возглавляемый Нетаниягу правый кабинет, со своих позиций отступать не собирается и никаких дополнительных палестинских территорий не освободит, пока Арафат не обуздает палестинский экстремизм.

Вопрос безопасности- вот что волновало израильского премьера. Палестинские террористы должны находиться в тюрьмах, теракты прекращаться, палестинская полиция – сокращена с 36 000 до 24 000 человек28, излишки оружия – конфискованы. Следить за выполнением этих требований должно было ЦРУ. Кроме того, палестинцам следовало изъять из Хартии Организации освобождения Палестины (ООП) пункты, призывающие к борьбе с Израилем и признающие территории, завоеванные израильтянами, оккупированными. Теоретически убрать часть этих текстов арабы решили 2 года назад, практически этого сделано не было. 29

В обмен израильтяне соглашались принять, наконец, давнее предложение американцев о выводе войск с еще 13 % территорий Западного берега реки Иордан.

На эту операцию Нетаниягу выторговал у США, по данным израильской прессы, от 500 миллионов до 1 миллиарда долларов США. Премьер Израиля выдвинул ещё одно условие: Джонотан Полард, шпион США, завербованный израильской спецслужбой, должен быть освобожден. Поларда засекли в 1985 году и осудили на пожизненное заключение. Израильтяне, пока тщетно, пытались смягчить приговор.

Неоднократно переговоры на плантации Уай оказывались на грани провала. Призывы американцев к компромиссам не находили отклика. На девятый день израильтяне решили вырваться из американского заточения. Но уехали только на десятый. Соглашение было подписано.


Судя по официальным заявлениям, все вышеперечисленные требования были выполнены. Однако, как пояснил лидер Демократического фронта освобождения Палестины (ДФОП) Наиф Хаватме (демократическая оппозиция Арафату), с большими оговорками.

Из вышеуказанных 13 % « только 1 перейдет под полный контроль палестинцев. Еще 9 %- под совместный палестино-израильский контроль. Для 3 % и вовсе придумали особый статус заповедной зоны. На ней запрещается строительство домов и дорог». 30 как считает г-н Хаватме, «израильтяне сделают все возможное, чтобы оставить эти земли за собой». Речь идет об Иудейской пустыне к югу от автомагистрали Иерусалим – Иерихон к западу от Мертвого моря. По сообщениям израильской «Джерузалем пост», в настоящее время этот пятачок используется в качестве полигона для израильских танковых войск. Там же размещены два пехотных батальона и бронетанковая часть. Рядом- еврейское поселение. 31

Против соглашения выступают не только палестинцы, считающие его недостаточным, но и еврейские поселенцы, опасающиеся за свое будущее. Как реакция на подписанное соглашение на территориях Израиля и Палестины вспыхнули восстания и демонстрации протеста. Так, на окраине Газы араб-самоубийца направил начиненную взрывчаткой машину в сторону школьного автобуса, везшего детей из поселения. Оно находится на территории Палестинской автономии, и поэтому автобус, как и положено в таких случаях, сопровождал израильский армейский джип. Военные преградили дорогу террористу. Один солдат погиб, в огне сгорел араб. Имелись и раненые. Шейх Ахмад Ясин, духовный лидер Исламского движения сопротивления (ХАМАС), был посажен под домашний арест. Он пользуется популярностью у населения, и для Ясира Арафата эта мера означала потерю собственного влияния на массы. Почти с такой же проблемой столкнулся и Нетаниягу. В Кнессете ему пришлось пережить вотум недоверия.

Таким образом, половинчатые соглашения на плантации Уай не удовлетворили ни израильтян, ни палестинцев.

Определенные сдвиги произошли и в позиции американской еврейской общины в отношении Израиля и ближневосточного конфликта. Большинство американских евреев придерживаются либеральных взглядов, принципов ненасилия, терпимости и мультикультуризма в отношениях между этническими и религиозными группами. Жесткий курс блока Ликуд вызывает у них явное неприятие. Что же касается пресловутого «сионистского» или, вернее, произральского лобби, то уже в 80-е годы, когда краеугольным камнем американо-израильских отношений стало «стратегическое сотрудничество», направленное против советского присутствия на Ближнем Востоке, в результате чего эти отношения оказались вписанными в контекст «холодной войны», эта действительно достаточно влиятельна организация стала скорее частью общеамериканского правоконсервативного политического истэблишмента, нежели выразителем интересов собственно американских евреев.

Самое сильное давление на американскую администрацию и конгресс с целью добиться полной поддержки курса Б. Нетаниягу оказывают организации, представляющие, по некоторым подсчетам, не менее 10 % еврейского населения США. Некоторые организации этого толка вообще не являются еврейскими, а представляют отдельные течения христианского фундаментализма и также являются маргинальными в американском обществе- например, Кампания общественных действий евангелических христиан за Израиль и т. п. 32 В целом же американское общественное мнение по вопросу израильско-палестинского конфликта разделено: по данным опросов 1997 г. 31 % возлагает ответственность за кризис мирного процесса на палестинскую сторону, 28 % — на израильскую сторону, 22 % — на обе стороны в равной степени.33 несмотря на массированное давление немногочисленных произраильских лоббистов, американское руководство не может игнорировать и настроения более широких кругов своих избирателей.

В русле отношений США-Израиль явно проскальзывал момент напряженности, не смотря на старания США упрочить свои позиции на Ближнем Востоке. Недовольство политикой Нетаниягу заставило США повернуться в сторону Палестины, но не отвернуться от Израиля. Так, что США остаются, пожалуй, наиболее последовательным другом и союзником Израиля на международной арене, Израиль уже не может рассчитывать на ту практически неограниченную поддержку, которая оказывалась ему Соединенными Штатами в прошлом. На данный момент не только американское государство и американская общественность, но и американское еврейство требуют от израильского руководства следования духу подписанных мирных соглашений. Несоблюдение израильским руководством этих норм и правил влечет за собой в дальнейшем жесткую критику и политическое давление.

2.2. Россия и Израиль. Старые внешнеполитические приоритеты и новые экономические интересы.

2.2.1. Между диалогом и стратегическим партнерством.

После прихода Нетаниягу к власти, Россия получила уникальный шанс вернуть свои утраченные в регионе позиции. США оказывал на Израиль слишком сильное воздействие, раздражавшее многих израильских политиков, ЕС был слишком слаб в новой для себя роли коспонсора, а главное с самого начала занял проарабскую позицию. Израилю нужен был новый союзник, достаточно авторитетный на мировой арене и опытный в международных делах. Принципиально на эту роль подходила Россия, кроме всего прочего связанная с Израилем миллионной русскоязычной диаспорой. Однако Российская Федерация оказалась явно не готова к такому развитию ситуации. На лицо столкновение двух противоположных тенденций и структур государственной власти МИД, возглавляемый арабистом Е. М. Примаковым и проводящий проарабский внешнеполитический курс и полностью автономное от него Министерство внешнеэкономических связей, с успехом налаживающие экономические связи с Израилем. Сложилась парадоксальная ситуация, когда при достаточно сложных дипломатических отношениях, товарооборот между нашими странами увеличивался в среднем на 15-29 % в год.

Обратимся к вопросу о дипломатических отношениях между Российской Федерацией и государством Израиль. Объективно нельзя характеризовать эти отношения, как однозначно напряженные. Без сомнения, существует целый ряд действительно серьёзных противоречий, но в последнее время все четче обозначаются пути сближения. Основным направлением такого сближения и израильским и российским политикам и дипломатам видится угроза исламского фундаментализма. Ещё в марте 1996 года на «саммите миротворцев» борьба с международным и в частности исламским терроризмом была признана Б. Н. Ельциным одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности России. А в мае 1997 г. М. Л. Багданов – посол Российской Федерации в Израиле заявил, что в борьбе с терроризмом интересы Израиля и России полностью совпадают. По его словам, вопросы координации усилий по борьбе с международным терроризмом регулярно обсуждаются в рамках российско-израильских политических консультаций; на этом направлении осуществляется взаимополезное сотрудничество правоохранительных структур двух стран. 34 Раунд российско-израильских встреч прошел в 1996г., когда российский министр иностранных дел Е. М. Примаков дважды посетил Израиль: 21 апреля (ещё во время премьер — министерства Ш. Переса) — по поручению президента России с целью разрешения вооруженного конфликта между Израилем и ливанской организацией «Хезболла» и 31 октября – для обсуждения вопросов расширения и укрепления двусторонних связей в различных областях. Поездка 31 октября оказалась наиболее сложной, как вспоминает Е. М. Примаков. В МИДе России были предварительно проведены серии совещаний со специалистами в ходе которых было решено придерживаться определенных «правил поведения», которые позволили бы удержать процесс урегулирования и создать условия для его оживления. 35 В таких условиях нужно было вначале сосредоточиться на том, чтобы миротворческий процесс не повернулся вспять, а для этого всем сторонам конфликта договориться по двум вопросам:

Во-первых, об обязательствах соблюдать преемственность в достигнутых при их предшественниках договоренностях – с учетом длительного характера процесса урегулирования это приобретает стратегическое значение не только для арабов, но и для Израиля, который тоже не может не думать о необходимости преемственности политики при грядущей смене руководителей ООП и в некоторых арабских странах;

Во-вторых, о параллельном продвижении по всем направлениям урегулирования с учетом вовлеченности всех арабских участников конфликта.

МИДом РФ был подготовлен документ, который они предлагали подписать в рабочем порядке, не собираясь для этого всем вместе. При этом учитывался тот факт, что в Израиле начали ратовать за созыв конференции Мадрид-2, а за этим было нетрудно разглядеть попытку ревизовать решения мадридской конференции, которая у некоторых стояла как «кость в горле». 36 Президент Мубарак и министр иностранных дел Египта Муса полностью согласились с идеей, содержанием и инициативой в целом (инициатива называлась «крестом»: по вертикали – преемственность, по горизонтали – одновременность продвижения), но для Израиля этот вариант был неприемлем. Нетаниягу не возражал против необходимости соблюдения и «вертикали» и «горизонтали» в процессе урегулирования. Вместе с тем он ставил все в зависимость от того, получит ли Израиль в его понимании безопасность. Его было трудно убедить в том, что безопасность Израиля создаст не наличие его войск на Галанских высотах, а мир с Сирией, который невозможен без эвакуации израильской армии. Естественно при этом, что вывод войск может и должен быть сопряжен с условиями, создающими стабильность в отношениях двух стран и их безопасность. Нетаниягу сказал в личной встрече Примакову: « Послушайте, почему бы вам не объявить, что вы будете согласны вывести свои войска с Галан при многих «если». Сформулируйте эти «если» по вопросам безопасности Израиля – пусть их будет много, но их выполнение должно быть заранее связано с вашей готовностью полностью уйти с оккупированных высот». 37Нетаниягу не мог переступить через себя. Не помогла даже ссылка на то, что покойный Рабин через американцев уже дал соответствующее заверение сирийцам. Настороженность к словам Примакова у Нетаниягу оставалась главным рычагом его действий. Это объяснялось проарабской политикой России выразившаяся в последнем кризисе вокруг Ирака.

Уже несколько лет Российская Федерация в соответствии с контрактом с Исламской Республикой Иран осуществляет строительство ядерного реактора в Г. Бушер. Кроме того, по некоторым данным, которыми якобы располагал Израиль, помимо официального бушерского контракта существует соглашение, по которому Россия поставляет Тегерану технологии баллистических ракет среднего радиуса действия СС-4. Израильская сторона серьезно озабочена перспективами появления ракетно-ядерного потенциала в распоряжении Исламской Республики Иран. По мнению премьер-министра Нетаниягу, Ирану для осуществления ракетно-ядерной программы потребуется не менее десяти лет, но при активной помощи из вне (здесь имеется в виду Россия) эти сроки существенно сокращаются. 38 Вопрос о ядерном контракте с Тегераном неоднократно обсуждался на встречах официальных лиц двух стран. В частности на встрече президента РФ Б. Н. Ельцина и Нетаниягу в 1997. 39 Б. Н. Ельцин опроверг заявление израильских официальных лиц о наличии соглашения на поставку Ирану технологии ракет СС-4 и заверил Б. Нетаниягу, что реакторы поставляемые на АЭС в г. Бушере могут быть использованы исключительно в мирных целях. На сегодняшний день конфронтация по данному вопросу продолжается. Требования Израиля о приостановлении ядерного контракта с Тегераном звучали на Всемирном форуме в Г. Давос (Швейцария) и в ходе визита в Россию Натана Щаранского, не имея документального подтверждения наличию каких-либо контактов между Россией и Ираном по ракетным технологиям, в Израиле заговорили о «безответственных элементах», российского ВПК, не контролируемых государством и возможно имеющих тесные контакты с Тегераном. По этому поводу глава ФСБ РФ Николай Ковалев заявил, что российское руководство делает все возможное для предотвращения утечки ракетных технологий. По вопросу о бушерском контракте основным аргументом России является не принципиальность вопроса о стране – поставщике реакторов. московские ближневосточники заявляют: «Посмотрите на ситуацию в Афганистане. США хотят провести трубопровод из Туркмении в Пакистан через афганскую территорию, и что же они делают? Вооружают талибов, а те устанавливают свой контроль над частью территории страны, через которую планируется перекинуть трубу. Интересный союз? Это ведь даже не хомейнисты, у которых мусульманский фундаментализм хоть как-то соотносится с реалиями XX века. тут уж речь идет о настоящем средневековье, но фанатизм и чудовищная жестокость талибов никого в Вашингтоне не смущает. Когда на повестке дня стоит выгода американских нефтегазовых корпораций, госдеп готов дружить с самим дьяволом. А вы хотите уверить нас в том, что если бы не Россия, никто не продал бы реакторы Ирану». 40

Другой проблемой российско-израильских отношений является, доставшаяся в наследство от бывшего СССР вместе с аппаратом МИДа, проарабская политика Москвы. Она достаточно четко прослеживается во многих заявлениях и действиях российских дипломатов. Так министр иностраных дел РФ Е. М. Примаков неоднократно заявлял, что мир на Ближнем Востоке не будет устанвлен до тех пор, пока «Израиль не вернет все оккупированные территории и не подпишет мирные соглашения с Ливаном и Сирией». Евгений Максимович призывает Израиль придерживаться в мирном диалоге принципа «территории в обмен на мир». Особенно ярко проарабская позиция российского МИДа выразилась в последнем кризисе вокруг Ирака. Жесткая, конфронтационная линия российской дипломатии стала главным препятствием на пути американской политики в ближневосточном регионе. Россия впервые за долгие годы открыто поддержала арабскую сторону, находящуюся в напряженных отношениях с Западом, но являющуюся политическим союзником Москвы. Кроме того Россия получила поддержку арабских государств. Совет послов арабских государств, аккредитованных в Москве, опубликовал совместное заявление, выражающее «высокую оценку усилий, предпринимаемых руководством и политическими деятелями России для мирного разрешения конфликта». Израиль остро отреагировал на сам факт поддержки арабской страны, которая имеет весьма натянутые с ним отношения. Но уже после кризиса в израильской прессе стали слышаться голоса, выражающие благодарность Москве за погашенный (хотя бы временно) очаг напряженности на Ближнем Востоке. В политическом плане Израиль совсем не заинтересован в свержении Саддама Хусейна, так как это может привести к глобальному изменению ситуации в регионе и неизвестно как отразится на самом еврейском государстве. Таким образом, Израиль и Россия имеют точки соприкосновения даже в таком сложном вопросе, как ситуация вокруг Ирака.

Особо стоит подчеркнуть, что незадолго до иракского кризиса 23 января 1998 года премьер-министр Израиля Нетаниягу направил послание министра иностранных дел Эйтану Бенцуру, в котором указал на важность развития отношений Израиля с Россией и назначил Натана Щаранского ответственным за выработку стратегии этих отношений. То есть, впервые отношения с Россией выведены на уровень стратегического планирования. В рамках этого процесса на состоявшемся в феврале международном экономическом форуме в Давосе Натан Щаранский встретился с заместителем премьер-министра РФ Яковом Уринсоном, лидером фракции «Яблоко» Григорием Явлинским, помощником главы администрации президента РФ — Александром Лифшицем, а кроме того с Борисом Березовским и Владимиром Гусинским. Таким образом налицо попытки Израиля найти пути сближения с Россией, благо есть положительный опыт во внешнеэкономической деятельности. 41

2.2.2. Активное внешнеэкономическое сотрудничество Израиля и России.

Расширение экономического сотрудничества Государства Израиль и Российской Федерацией связано с именем Авигдора Либермана. В 1992году Либерман становится генеральным секретарем «Ликуд». С Б. Нетаниягу А. Либерман познакомился в 1987 году и сал по мнению многих самым близким ему человеком. Достаточно вспомнить истории с видеокассетой, где будущий премьер-министр был запечатлен с любовницей. Этой видеокассетой Давид Леви (экс-министр иностранных дел в правительстве Нетаниягу) шантажировал Биби, и только благодаря совету Либермана не закончилась корьера молодого политика. Либерман посоветовал Нетаниягу выступить по телевидению и публично признаться в адюльтере. В мае 1996 г. Либерман становится директорм министерства главы правительства. По мнению ивритоязычной прессы Либерман в это время был самым влиятельным человеком в Израиле. Но несмотря на стойкость Лдибермана и его влияние на премьер-министра 23 ноября 1997 г. генеральный директор канцелярии заявил, что уходит в отставку. Агрессивная компания в ивритоязычной прессе о влиянии Либермана на членов «Ликуд» по вопросу о системе прамериз и нападки ликудовских «принцев» Лимора Ливната (министра связи), Михаэля Эйтана (министра науки), Эхуда Ольмерта (мэра Иерусалима) и Рони Мило (мэра Тель-Авива) в результате которой Нетаниягу согласился создать комиссию о расследовании деятельности ген. директора канцелярии на Ликудовской конференции, свалили «серого кардинала». Но уход Либермана из правительства не означает его крушения. На своей последней пресс-конференции он заявил: «Только теперь я намерен вплотную заняться политикой в рамках «Ликуда», разумеется до сегодняшнего дня мои руки были связаны рядом ограничений и постом генерального директора».7 42 о сохранившемся влиянии Либермана говорит и тот факт, что связанное с его именем активное развитие израильско-российского сотрудничества продолжилось и более того после 23 января 1998 г. перешло на качественно новый уровень.

Либерман ратовал за развитие отношений вовсе не потому, что он очень любит Россию, он любит Израиль и понимает, что развитие системы отношений с Россией отвечает его интереса. Так идея одного из самых масштабных совместных проектов – идея газопровода Россия-Турция- Израиль принадлежит Авигдору Либерману. В июне 1997 г. между министром национальной инфрастуктуры А. Шароном, премьер-министром В. С. Черномырдиным и председателем РАО «Газпром» были проведены переговоры в Москве относительно поставок российского природного газа в Израиль. Также в рамках этой программы 7 июля 1997 г. в Израиль прибыла группа экспертов российского концерна «Газпром». Эта гуппа определила стоимость газа, который будет поставляться еврейскому государству в рамках контракта между Россией и Израилем до 2000 года. Так же в рамках этого визита обсуждалась возможность прокладки по морскому дну газопроврда из России в Израиль. Все израильские эксперты однозначно подтвердили, что российский газ при своём великолепном качестве, сравнительно дешев, кроме этого Россия гарантировала Израилю отсутствие зависимости между поставками газа и политической ситуацией на Ближнем Востоке.

Нужно также отметить, что сотрудничество между Россией и Израилем стало набирать новые обороты еще с 1994г. Именно этот год можно считать началом полномасштабного развития двусторонних отношений. При официальном визите И. Рабина в Москву была выражена обоюдная готовность продолжить работу над формированием широкой договорно-правовой базы сотрудничества. Договор о торгово-экономическом сотрудничестве положил начало реальному межгосударственному сотрудничеству между Израилем и Россией. После его подписания была создана совместная российско-израильская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству и утверждены положения по ней. Ее первая сессия прошла в июне 1995 года. в Москве. Была достигнута договоренность о сотрудничестве в области медицины и медицинской промышленности, агропромышленного комплекса, алмазного бизнеса, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), космических исследований и авиационной промышленности, телекоммуникаций, строительства объектов инфраструктуры и участия в тендерах. В 1996 году сопредседателями совместной комиссии с российской и израильской стороны были назначены соответственно председатель Государственного комитета по науке и технологиям России В. Фортов и министр промышленности и торговли Израиля Н. Щаранский. несмотря на активное начало, работу комиссии вряд ли можно назвать интенсивной, так как вторая сессия состоялась лишь в ноябре 1997 году.43 причиной этому послужила обеспокоенность российской и израильской сторон за будущее торгово-экономических связей между двумя странами.

По результатам работы комиссии был подписан совместный протокол. Главным же итогом встречи можно было считать решение израильского правительства предоставить России кредит в 50 млн. долл. для развития проектов в области технологии, сельскохозяйственной и медицинской техники, имеющих общенациональное значение.44 На встрече также была достигнута договоренность между израильским Институтом экспорта и российским МИДом относительно постоянного обмена актуализированной бизнес-информацией. Было принято решение начать работу над заключением договора о сотрудничестве в области промышленных исследований и разработок, который заменит и усилит договор о поощрении и защите инвестиций.

Заседание комиссии прошло конструктивно, о чем свидетельствует то, что на нем было положено начало многим экономическим проектам. Встрече предшествовала большая подготовительная работа. В январе 1997 года в Москве были проведены переговоры с израильской делегацией во главе с Н. Щаранским по вопросам торгово-экономического сотрудничества. Во время визита были подписаны два соглашения: с Российским союзом промышленников и предпринимателей и между Всероссийским научно-исследовательским конъюнктурным институтом (ВНИКИ) и Израильским институтом экспорта. Состоялись встречи бизнесменов двух стран, в том числе занимающихся алмазным бизнесом. Н. Щаранский заявил на пресс-конференции, что российские и израильские производители и обработчики алмазов установили «независимые контакты» и обсудили перспективы своих отношений с корпорацией «ДеБирс».45

Говоря о торгово-экономическом сотрудничестве, нельзя не упомянуть о высших органах законодательной власти двух стран –Государственной Думе и Кнессете, ведь именно через них проходят законы о сотрудничестве между двумя странами. В России в 1994 г. была впервые сформирована специальная депутатская группа по связям с Кнессетом. В ее состав вошли 20 человек, что свидетельствовало о большом интересе к Израилю. В Кнессете аналогичная комиссия по связям с нашим парламентом существовала до этого уже три года. ее возглавлял Рафаэль Эйтан. После выборов в Думу в 1996 г. российская комиссия сохранилась, но ее численность сократилась до восьми человек. Ее координатором был избран П. Шелищ. эта комиссия установила тесные отношения с израильским посольством в Москве. Посол Израиля Ализа Шенхар приветствовала инициативу комиссии активно сотрудничать с Кнессетом. Комиссией был обозначен ряд наиболее интересных для России областей сотрудничества с Израилем: 1) заимствование опыта государственной и общественной поддержки социально-экономической адаптации новых репатриантов в израильское общество, в особенности детей и людей пенсионного возраста; 2) социальная защита пожилых людей; 3) заимствование опыта израильских центров по разработке новых технологий и организация их сотрудничества с российскими инновационными фирмами; 4) содействие израильских фирм в деле привлечения иностранных инвестиций в реальный сектор российской экономики; 5) взаимная торговля между нашими странами; 6) возврат в Россию незаконно вывезенных в Израиль капиталов. По работе комиссии отчетливо видна ее заинтересованность в расширении российско-израильского сотрудничества. В комиссии Кнессета такая заинтересованность тоже ясно просматривается в связи с тем, что в ее новый состав после выборов вошли 25 депутатов из 120.46 Все это говорит об обоюдной заинтересованности двух стран в развитии отношений.

Значительный интерес к сотрудничеству проявили представители одной из наиболее наукоемких отраслей современной экономики – авиационной промышленности. В марте 1997 г. в Москве было подписано российско-израильское соглашение, в соответствии с которым российские истребители и пассажирские самолеты «Илюшин» будут модернизировать на исчисляться сотнями миллионов долларов. Компании обеих стран приступили также к реализации ряда конверсионных проектов. Авиастроительное предприятие КБ им. Яковлева и крупнейший израильский промышленный концерн «ИАИ» осуществляют подготовку к современному производству и продаже на мировых рынках самолета для бизнесменов ЯК-48, способного, по предварительным оценкам, завоевать четвертую часть мирового рынка аппаратов данного класса. Кооперирование в авиационной промышленности поможет российскому авиастроению сертифицировать производственные участки по международным стандартам, что в свою очередь, увеличит количество и объем заказов зарубежных фирм.47

Со своей стороны израильтяне проявляют огромный интерес к российским научно-техническим разработкам в области ядерной энергетики, производства точных измерительных приборов, оптических инструментов. Был заключен контракт на приобретение созданных петербургскими учеными химических технологий, которые будут использоваться при переработке сырья, добываемого в районе Мертвого моря. Одним из крупнейших проектов поставок российского оборудования и технологий стало строительство в Израиле магниевого завода, которое осуществляет российское предприятие «Саянстрой».

Оба государства активно обмениваются технологиями в области строительства. Израильтяне возводят в России гостиницы, здания рынков и другие сооружения. Так фирма «Шаши Черушалайм» оказалась победительницей международного конкурса на право участия в реставрации Успенского собора в Москве. Израильтяне получили заказ на облицовку фасада здания, ими также были выложены новые полы. Стоимость работ оценивается в один миллион долларов США.48 российские подрядчики в свою очередь делятся опытом производства быстросборных строительных конструкций, что в какой-то мере помогает Израилю решать проблему расселения новых иммигрантов.49

К сожалению, в августе 1998 года Россия попала в ситуацию дефолта, что серьезно ударило по некоторым израильским компаниям, и заставило их задуматься о целесообразности сотрудничества с российскими фирмами. В такой ситуации министр промышленности и торговли Израиля Н. Щаранский, человек всегда отстаивавший позицию активного сотрудничества с Россией, совершил блиц-поездку в Москву. А за неделю до визита в Иерусалиме состоялось совещание, на котором рассматривался комплекс проблем, связанных с кризисом в России. По результатам совещания один из его участников Дов Мишор сообщил, что, несмотря на переживаемые экономические трудности, Россия потенциально остается важным торговым партнером Израиля. Однако, он заметил, что создавшаяся ситуация в России не может не привести к определенной корректировке тактики израильско-российских коммерческих отношений.50

Несмотря на некоторые потери израильских бизнесменов в России во время кризиса, можно с уверенностью сказать, что их потери гораздо меньше, чем у их европейских и американских коллег. Как же так произошло? Дело в том, что в январе 1998 года была создана Компания по страхованию внешнеторговых рисков (БАСАСАХ), которая должна была страховать израильские компании на случай политических и торговых рисков, связанных со сделками в России, кредитуемыми на короткий период (до полугода). страхованию должен был подлежать как торговый риск (неполучение израильским партнером оплаты по независящим от него причинам, на связанные с нарушениями условий договора), так и политический (войны, государственные перевороты и прочие форсмажорные обстоятельства). Эта программа должна была позволить страховать краткосрочные кредиты под экспортные сделки в Росси. Общим объемом в 50 млн. долларов и обеспечить израильским экспортерам значительное расширение страховых покрытий. Наличие такой программы снизило реальный уровень риска и оказало сильное психологическое воздействие на израильских бизнесменов. Создание БАСАСАХ позволило израильским фирмам избежать огромных потерь и продолжать активную работу на российском рынке, несмотря на чрезвычайные обстоятельства.

Если говорить в целом о динамике внешней торговли Израиля с Россией, то прирост объема импорта составил 494,5 %, а прирост стоимостного экспорта –990,4 %.

Данные о товарной структуре экспортно-импортных операций между Россией и Израилем, приведены в таблице 1.

Таблица 1.

Товарная структура израильско-российских

экспортно-импортных операций.

Группа товаров Экспорт из Израиля Импорт в Израиль

1996 г. 1997 г. 1996 г. 1997 г.

Продукты питания и табачные изделия 71 393 33 255 1 421 2 187

Машины и оборудование 58 443 80 515 4 281 4 070

Продукция животноводства - 1 840 - 366

Продукция земледелия 27 029 19 875 3 307 6 884

Ювелирные изделия, драгоценные камни 19 769 16 489 63 004 96 994

Изделия из пластмассы и резины 15 088 12 194 1 244 481

Бумажная продукция 12 655 11531 2 597 2 774

Металлопродукция 11 958 31 500 5 701 7 207

Точные измерительные приборы - 10 414 - 986

Текстиль 1 754 2 796 753 702

Постельное белье 10 563 - 1 156 -

Транспортные средства 1 616 3 062 324 553

Изделия из камня и стекла 1 113 - 351 -

Древесина и уголь 695 121 4 180 6 950

Прочие товары 4 869 6 313 1 191 1 453

Всего 262 113 258 789 92 179 134 426

Источник: Израильский экспорт. 11.1997, 08. 1998.51

По данным таблицы 1 экспорт из Израиля в Россию достаточно диверсифицирован, а российский экспорт составляют в основном драгоценные камни и ювелирные изделия. Таким образом, исключая алмазодобывающую промышленность, все остальные отрасли, в основном связанные с производством готовой продукции, не находят для себя ниши на израильском рынке.

На основе анализа в результате рассмотрения состояния торгово-экономических отношений между Россией и Израилем можно сделать следующие выводы.

Заинтересованность в торгово-экономических отношениях присуща в равной степени обоим государствам. Объясняется это тем, что такие связи открывают широкие перспективы сотрудничества в научно-технической и торгово-экономической областях. Россия и Израиль могут получить новые рынки сбыта для своих товаров, помочь друг другу проникнуть на рынки третьих стран.

Сотрудничество не замыкается в узких рамках, а открывает широкий спектр направлений. Уже подписан ряд соглашений, а именно: по торгово-экономическому сотрудничеству, таможенному контролю, связи и телекоммуникациям, сельскому хозяйству и энергетике.

Главные направления сотрудничества – осуществление совместных проектов в энергетике, радиоэлектронике и вычислительной технике, медицине и туризму.

Потенциал прямого сотрудничества России с Израилем в промышленности, сельском хозяйстве и становлении российских финансов и инфраструктуры чрезвычайно велик. В большей степени они основан на возможности внедрения в России израильских технологий и использования разработанных в Израиле механизмов привлечения инвестиций, в меньшей – на использовании в изральской промышленности технологий российских.

Оценивая перспективы развития российско-израильского экономического сотрудничества, следует отметить, что потенциал хозяйственного сближения двух стран раскрыт не полностью. Конечно, не все начинания увенчаются успехом. Между израильскими и российскими фирмами ожидается жесткая конкурентная борьба. Двум странам предстоит в дальнейшем огромная работа по развитию и совершенствованию не только торгово-экономических, но и других взаимоотношений.

Глава III.

Попытки кабинета Б. Нетаниягу урегулировать отношения с Иорданией и Палестинской Национальной автономией.

3.1 Реализация иордано-израильского мирного договора 1994 года.

Иордания в течение трех десятилетий была наиболее умеренным из всех арабских соседей Израиля, несмотря на значительное число беженцев в стране – постоянных жителей и беженцев. В то же время это отражало скорее позицию правящей династии и лично короля Хусейна, чем настроения иорданской «улицы» 52, в том числе истеблишмента. Опираясь на харизматический авторитет шерифа (потомка Пророка), король стремился, взяв за основу традиционные ценности, проводить сбалансированную политику с учетом весьма сложных реалий окружающей обстановки (проблема легитимации режима в условиях конфронтации в регионе; непростая экономическая ситуация в стране; палестинский фактор). 53 но укрепление авторитета королевской власти, взвешенная и результативная внутренняя политика позволили активизировать израильское направление иорданской дипломатии.

Отношения Израиля с Иорданией развивались достаточно успешно. Сам Нетаниягу заявлял, что «в целях упрочнения «стратегической конвергенции», наметившейся между двумя странами связи с Иорданией будут укрепляться». Но в отношениях с королевством было не все так гладко. Хотя 26 октября 1994 года Израиль и Иордания после длительных и сложных переговоров подписали договор о мире, реализация этого договора проходила в трудной и сложной обстановке.

Отказавшись от конфронтации с Израилем, Иордания перестала быть участницей конфликта, но встала в один ряд с коспонсорами урегулирования, получила возможность более эффективно действовать в интересах всей «арабской нации».

В 1996 году Иордании был предоставлен статус «основного ненатовского союзника» США, а в 1997г. США активизировали финансовую поддержку королевству. Из 225 млн. долл., полученных от США в 1998 г., 75 млн. долл., были предназначены для военных программ. Амман заручился обязательством США о выделении в течение трех лет дополнительно 200 млн. долл., на программы, связанные с региональной безопасностью. В 1998 г. США завершили поставку самолетов F-16 для иорданских ВВС.

Между Иорданией и Израилем ведется координация усилий по борьбе с терроризмом. Представители иорданских военных на Западном берегу р. Иордан успешно предотвращают проникновение террористов через границу. В начале августа 1997 г. иорданцы задержали группу боевиков экстремистской организации «Приверженцы ислама», готовивших диверсии в Израиле. Со времени подписания договора Иорданию посетили более 200 тыс. израильтян, и никто из них не стал жертвой терактов. 54 В 1999г. по инициативе высшего руководства Иордании на территории страны были закрыты все представительства террористической группировки исламского толка «ХАМАС», а ее руководство арестовано. Укрепление безопасности и борьба с терроризмом не только повысили стабильность в регионе, но и позволили надеяться на перераспределение финансовых ресурсов для более успешного решения блока экономических проблем.

Иордано-израильский договор создавал основу для региональной экономической кооперации. Реализация достигнутых договоренностей представляла практическую возможность экономического взаимодействия, пространством для которого становились палестинские территории, Израиль, Египет и Иордания.

В 1997 г. стороны подписали соглашение о создании свободной экономической зоны в пограничном с Израилем муниципалитете Ирбид. В 1998г. израильтянам удалось добиться преференциального режима для проведенных в Ирбиде товаров на американском и ряде европейских рынков. Сформирован совместный иордано-израильский комитет по торговым связям.

Но основной проблемой иордано-израильских отношений является – проблема водных ресурсов. Проблема воды всегда оказывала неоднозначное влияние на события на Ближнем Востоке, часто служила источником напряженности во взаимоотношениях между странами. Ведь эти страны зависят от трех больших речных систем: Нила, Иордана и бассейна Тигра и Евфрата. Все три водные артерии пересекают границы различных государств, которые нередко являются политическими противниками. Климатические и географические условия, нехватка водных ресурсов при росте населения и развитии современных экономических систем сделали проблему воды жизненно важной для всех государств региона. И если многие годы арабо-израильской конфронтации этот вопрос был дополнительным генератором конфликтности, то реальное его разрешение стало возможным в результате сближения позиций двух сторон в ходе развития мирного процесса. Стороны осознали выгодность, при «водной взаимозависимости», взаимного сотрудничества, развития и рационального использования региональных водных резервов.

Наглядным подтверждением этому как раз и стал Иордано-израильский мирный договор, который предусматривал компромисс по столь щекотливому «водному вопросу».

Согласно договору, Хашимитское королевство получило 215 млн. куб. м. Воды в год из объема, использовавшегося Израилем, а также согласие на утилизацию той части воды, которая не использовалась ни одной их сторон и считалась безвозвратно утерянной. В этой связи один из ведущих иорданских специалистов в области водных ресурсов Мунзер Хаддадин заявил, что иорданцы получили даже больше, чем они хотели изначально. 55

В рамках мирного договора предусматривался целый комплекс мер по рациональному использованию водных ресурсов, их защите от загрязнения, несанкционированного изъятия чьей-либо квоты; специально обговаривались вопросы водохранения; выдвигалась идея регионального и международного сотрудничества по проблеме воды; обосновалась необходимость совместного мониторинга и обмена информацией. 56

Помимо раздела имеющихся водных ресурсов, обе стороны добивались определенного прогресса и в налаживании сотрудничества в поиске и разработке новых альтернативных источников воды. В соответствии со ст. VII Приложения II к мирному договору был создан совместный комитет по водным ресурсам, в который вошли по три представителя от Израиля и Иордании. Его задачей было обеспечение контроля за реализацией достигнутых договоренностей и дальнейшего взаимодействия сторон по соответствующей проблеме.

Для Иордании пунктов мирного договора, касающиеся водных ресурсов, имели и крайне важное внутриполитическое значение. Увеличение водных запасов страны было реальным результатом мирного договора и должно было способствовать более широкому его положительному восприятию среди простых иорданцев и, следовательно, поддержке политики официального Аммана.

В то же время нельзя учитывать, что около 70 % потребляемой воды Израиль получает с Западного берега р. Иордан. Представители израильских правящих кругов крайне болезненно реагируют на уступки по «водному» вопросу, сравнивая их с «самоубийством государства». 57(В этом, кстати, заключается одна из причин, по которой Израиль настаивает на сохранении автономного статуса для Западного берега и сектора Газы, а ООП требует признания палестинской государственности.)

Израильтяне выступили против ранее согласованного строительства Сирией и Иорданией плотины «Аль-Вахда» на р. Ярмук. Министр экологии и сельского хозяйства в кабинете Б. Нетаниягу Р. Эйтан заявил, что строительство плотины противоречит положениям договора о мире. 58 Позиция иорданцев же в этом вопросе была прямо противоположной. Даже если такое заявление Израиля было адресовано прежде всего Сирии (поскольку именно на сирийском направлении не наблюдалось продвижения по миру), отношения Аммана и Тель-Авива в результате отнюдь не улучшились.

В ноябре 1996 г. израильский министр инфраструктуры А. Шарон заявил о своем негативном отношении к тем уступкам, которые сделал Израиль Иордании в сфере водных ресурсов. Израиль интерпретировал положение мирного договора так, что источником дополнительных 50 млн. куб/м воды в год, которые были обещаны Иордании, станут плотины и заводы по опреснению воды, которые иорданцам необходимо построить. 59

В ответ Амман заявил, что «иордано-израильский мирный договор- это соглашение между государствами, а не Иорданией и одной из израильских партий, и поэтому необходимо выполнять все его положения, которые были ратифицированы и приняли юридический характер в обеих странах» 60.

Частично урегулировать этот вопрос удалось лишь в мае!997 г. в ходе переговоров между Хусейном и Нетаниягу. Израиль согласился поставлять 25 млн. куб/м в год сразу и оставшиеся 25 млн. куб. м через три года, когда будет создана система для задержания и использования паводковых вод. Создавать ее было решено совместными усилиями с привлечением иностранного капитала. Был также согласован вопрос о поступлении для Иордании дополнительных 30 млн. куб. м воды из Тивериадского озера.

В середине 1998 г. качество воды, поступающего из Тивераидского озера, стало вызывать большие нарекания. Израильтяне предприняли новую попытку ревизии мирных соглашений, заявив в начале 1999г., что малое количество выпавших осадков не джает Тель-Авиву возможности соблюсти обязательства перед Иорданией в сфере водоснабжения.

Иордания настаивала на абсолютном выполнении Израилем своих обязательств. Ряд депутатов иорданского парламента потребовал даже немедленного аннулирования мирных соглашений с Израилем, а более умеренные предполагали «заморозить» договор до тех пор, пока Израиль не выделит положенную квоту.

В свою очередь израильтяне выразили готовность Хашимитскому королевству содействие в использовании вод сезонных рек, восточных притоков р. Иордан и источников, впадающих в Мертвое море, а также повторной утилизации воды. Стороны пришли к договоренности о совместном61 обращении к ЕС с просьбой о выделении 400 млн. долл. на финансирование проектов в области водных ресурсов.

Таким образом, несмотря на во многом уникальный для региона потенциал иордано-израильского договора о мире в части, касающейся распределения водных ресурсов, этот аспект взаимоотношений двух стран, пожалуй, один из наиболее проблемных.

Таким образом, нормализация двусторонних отношений позволила двум ближневосточным государствам перейти во второй половине 90-х годов к конструктивному сотрудничеству по самому широкому кругу вопросов: политики, безопасности, экономики, водных ресурсов и т. д. Договор стал основой коспонсорского участия Хашимитского королевства в деле всеобщего примирения в регионе.

Смена высшего политического руководства в Аммане существенно не повлияла на характер израильского направления внешней политики страны. Незадолго до кончины Хусейн произвел своего рода «династический переворот», назначив кронпринцем старшего принца Абдаллу вместо своего брата Хасана, который в течение 34 лет считался его приемником и самым близким соратником.

2 мая 1998 г. королевским указом принцу Абдалле было присвоено звание генерал-майора. 26 января 1996 г. он был объявлен наследным принцем, а 7 февраля того же года возведен на престол.

Зная о близкой смерти, король Хусейн несколько раз публично подтвердил свою приверженность делу мира с Израилем. Принц Абдалла поклялся, что выполнит волю покойного. Монарх подчеркнул, что задача Иордании –развитие потенциала мирного соглашения с учетом всех внутри- и внешнеполитических факторов.62

Иорданское Хашимитское Королевство способствовало окончательному урегулированию между Палестинской Национальной Автономией и Государством Израиль. Приоритетным для нового руководства в Аммане стали решение проблемы палестинских беженцев, экономическое сотрудничество с соседними государствами, взаимовыгодное распределение водных ресурсов и определения статуса Иерусалима.

Именно эти аспекты- жизненно важные для Иордании как сточки зрения интересов сохранения правящей династии и стабильности внутри страны, так и обеспечение эффективной региональной и мировой внешней политики.

Иордания – краеугольный камень стабильности на Ближнем Востоке. Ее роль стратегической зоны представляет собой базисную аксиому всех израильских стратегических планов. Мирные отношения двух государств приобрели стабильные положения по мирному договору и партнерству во имя мира. Иордания, таким образом, становится политическим союзником, с одной стороны Израиля, с другой- сторонницей арабских соседей. Но в рамках договора Израиль и Иордания остаются цивилизационными странами мирного сотрудничества.

3.2. Деятельность израильской дипломатии по урегулированию палестинской проблемы.

В кабинете премьер-министра, совсем недавно оставленном Шимоном Пересом, новый премьер-министр производил впечатление человека полностью владеющей ситуацией. На самом деле первые дни пребывания на новом посту явились для Нетаниягу далеко не самыми легкими. Одержавший многообещающую победу, Биби казался неспособным сделать неправильный шаг и поспешить успокоить проявляющих опасения арабов и американцев. Однако, вступив в должность, он стал колебаться. После предпринятых вначале попыток сформировать правительство из специалистов, он был вынужден составить кабинет из политических соображений. Радикал Ариэль Шарон пользовался слишком большим влиянием, чтобы с ним можно было не считаться. Много дней было потрачено на обсуждение поста для него. К тому же члены блока Ликуд выражали недовольство тем, что слишком много министерских портфелей отдано представителям религиозных партий. В то же время Б. Нетаниягу приходилось выдерживать открытую враждебность со стороны арабов. Его заявление о том, что он будет добиваться диалога с палестинским руководством игнорировались и вскоре в Каире состоялась первая с 1991 года встреча лидеров арабских государств, где они объединились против Нетаниягу. Но и арабов в данной ситуации тоже можно понять в сравнении с миролюбивым, готовым на значительные уступки Шимоном Пересом, Биби был очень радикален. И как оказалось после выборов это не показной, выборный радикализм, а реальная политическая программа и более того жизненная позиция нового премьера.

Лидеры арабских государств быстро откликнулись на победу блока Лмкуд, предприняв блок акций. Президент Египта Х. Мубарак призвал к созыву арабского саммита, чтобы рассмотреть ход мирного процесса, — первой такой встречи в верхах после иракского вторжения в Кувейт. Весьма примечательно то, что Ирак приглашен не был.

Лидеры встретились 21-23 июня в Каире. Хотя и звучали призывы некоторых партнеров к тому, чтобы саммит занял резкую антиизраильскую линию, Х. Мубарах сумел обеспечить, принятие внешне вполне благопристойного заявления. В нем говорилось, что арабские страны ожидают продолжения мирного процесса, остаются сторонниками следования «Мадридского процесса» в направлении, по их мнению, его лдогического завершения – создания Палестинского государства, в состав которого входила бы, по крайней мере часть Иерусалима в качестве его столицы, и возврата Сирии Голанских высот в обмен на мир. Однако в заявлении также говорилось, что любой отказ от этого процесса заставит арабских лидеров пересмотреть свою позицию по нормализации отношений с Израилем. Угроза была высказана ясно, но не в воинственной форме.

В большей степени межарабские разногласия проявлялись лишь в рамках двусторонних встреч между заинтересованными лидерами, хотя некоторые разногласия получили отражение в расширенной повестке дня. Участники саммита высказывались за то, чтобы поставить под контроль терроризм. Но подход государств, против которых направлен терроризм, отличался от позиций тех стран, которые терпимо относятся к терроризму или используют его как инструмент своей политики.

Б. Нетаниягу назвал заявление саммита недопустимым, указав на то, что это была попытка навязать неприемлемые условия мирному процессу. 63 Затем он выдвинул собственные предварительные условия. Видимо, наиболее важным из них являлось то, что принцип «земля в обмен на мир» не будет основой подхода его правительства к мирному процессу. Он не говорил. Что Израиль не намерен торговать землей для достижения мира, но твердо заявил, что такая торговля не только не будет носить автоматического характера, но и не предполагает включения всех территорий, оккупированных Израилем в 1967 году.

Б. Нетаниягу также сказал, что не подлежит обсуждению вопросы принадлежности Иерусалима и создания палестинского государства (хотя обе проблемы были ясно открыты для переговоров с соответствии с соглашениями в Осло), и что расширение израильских поселений будет возобновлено.

Б. Нетаниягу подтвердил, что Израиль не возвратит Голанские высоты, заявив, что мир возможен и без этого. В заключение, Б. Нетаниягу дал понять, что он не будет передислоцировать подразделения Израильской армии, находящиеся в Хевроне.

Из всех городов, охватываемых Промежуточным соглашением, Хеврон представлял наибольшие трудности. Место религиозного захоронения, почитаемого как иудаизмом, так и исламом, Хеврон известен небольшими поселением 400 воинственных евреев в самой гуще проживания более чем 100 тысяч палестинского населения. Процесс передислокации израильской армии в Хевроне отличался от того, с чем сталкивались другие арабские города, подпадающие под Декларацию Принципов 1993 года.. Израильская армия полностью отвела войска из других городов, но Хеврон – единственный город, который имеет еврейское поселение внутри муниципальной границы. Поэтому армия осталась на части территории Хеврона, чтобы охранять поселенцев, но передислоцировалась из большей части города. Б. Нетаниягу высказал сомнение относительно необходимости дальнейшего вывода войск, заявив, что ему потребуется дополнительное время, чтобы изучить проблему. Хотя Ш. Перес сделал ту же самую поправку, задерживая передислокацию, многие палестинцы посчитали, что Б. Нетаниягу использовал вопрос безопасности, чтобы вновь оставить открытыми соглашения по Хеврону, что и положило начало периоду летнего всплеска все возрастающей вражды.

Хотя все же не все перемены носили негативный характер. В своей речи при вступлении в должность Нетаниягу подчеркнуто исключил имя Ясира Арафата из списка упомянутых им арабских лидеров. Но не раз подчеркивал, что согласиться на встречу с ним. Более того, по его указанию были установлены определенные неофициальные контакты с ООП. « Основным на данный момент является сотрудничество сил безопасности Израиля и ООП, а не «бумажные соглашения», которые можно заключить в любой момент»- говорил в своем выступлении Б. Нетаниягу. 64 «Соглашения заключаются для того, чтобы их выполнять, говорит Нетаниягу, « мы несомненно начнем переговоры относительно будущего статуса палестинской автономии». Б. Нетаниягу начал переговоры с Я. Арафатом, как только занял свой пост, послав своего эмиссара Дор Голда, чтобы начать контакты вскоре после выборов и уже 4 сентября провести встречу с Арафатом. Б. Нетаниягу начал также ослаблять ограничения, направленные против палестинцев, приезжающих на работу в Израиль.

К сентябрю уровень напряженности в регионе оставался высоким. Как часто бывало и раньше, Иерусалим дал толчок к тому, чтобы поднять ее до точки кипения. В течение нескольких лет туннель за частью стены, окружавшей древнюю Храмовую гору, самое святое место в иудейской религии (на которой находится Купол Камня- третье священное место ислама), был открыт для туристов. Существовали планы немного расширить туннель и сделать из него выход в преимущественно арабскую часть города. Из-за болезненного отношения к этой идее местного населения, сменявшие друг друга израильские правительства отложили планы по расширению туннеля больше чем на десятилетие.

Предприняв усилия с тем, чтобы выполнить работу спокойно, ночью, не информируя об этом службы безопасности, которые, как сообщалось, рекомендовали не делать этого, Б. Нетаньяху открыл выход 24 сентября. Эта акция не нанесла физического ущерба Куполу Камня (вопреки утверждениям некоторых арабов) и радикально не изменила баланс арабского и израильского влияния в городе. Однако, поскольку это было сделано после бурного лета, увеличившего раздражение арабов подходом Б. Нетаниягу к мирному процессу и неконструктивной позицией его правительства по вопросам прав палестинцев в Иерусалиме, открытие туннеля стало причиной ужасных беспорядков. Свыше 65 человек было убито и несколько сот ранено в ходе столкновений на Западном берегу реки Иордан. Наибольшее беспокойство у Израиля вызвал тот факт, что полиция ПА открыла огонь по израильским солдатам, когда они входили в палестинские города. Б. Нетаниягу был возмущен тем, что полиция ПА стреляла в израильтян из оружия, которое им предоставил Израиль, заявив, что этот факт абсолютно неприемлем. Он обвинил Я. Арафата в том, что тот стоял за этой акцией и отдавал «секретные» приказы своей полиции открывать огонь по израильтянам. 65

Я. Арафат отверг эти обвинения. Он ответил, что полиция ПА защищала людей от израильской агрессии и предупредил, что он не может удерживать палестинцев, если будут продолжаться провокации и нарушение обещаний. Возможно, Я. Арафат полагал, что мирный процесс потерпел неудачу и что ему нечего терять, обращаясь к насилию, чтобы вынудить Израиль сесть за стол переговоров. Со своей стороны, полиция ПА, видимо, чувствовала, что ей необходимо открывать огонь, чтобы добиться хоть какого-то уважения у палестинцев, которые видели в лице полиции лишь коллаборационистов из-за подавления ею сопротивления противников мирного процесса. Многие палестинцы, казалось, соглашались, что стоять рядом и позволять, чтобы израильские солдаты входили в палестинские города без борьбы, значило разрушить легитимность полиции ПА в глазах палестинского народа. В итоге мирный процесс потерял свою устойчивость, в прочем он никогда не имел твердых позиций.

Стремясь сохранить отношения стабильности и имея в пассиве разваливающийся мирный процесс Б. Нетаниягу и Я. Арафат встретились в Вашингтоне на «стабилизирующем» саммите для переговоров по вопросу Хеврона. Он спланирован был таким образом, чтобы дать возможность Б. Нетаниягу и Я. Арафату встретиться на нейтральной почве вместе с королем Хуссейном, присутствие которого было полезно в прошлом. Высоких результатов от этой встречи не ожидали. Х. Мубурак отказался от приглашения, заявив, что продолжение мирного процесса требует выполнение Израилем взятых на себя обязательсв и вновь поддержал в качестве основы мирного процесса формулу «земля в обмен на мир».

Вашингтонская встреча в верхах началась 1 октября и продолжалась два дня. Ее результаты не были впечатляющими, но, очевидно, что за несколько часов переговоров один на один между Я. Арафатом и Б. Нетаниягу прошли откровенные обсуждения. Сообщалось также, что король Хуссейн, арабский лидер, который дальше всех других продвинулся к «теплому миру» с Израилем резко критиковал позицию Нетаниягу во время их приватных дискуссий. В конечном счете, никаких решений не было принято, хотя все участники говорили о новом понимании трудностей друг другу.

Участники встречи, вернувшись на родину, озвучили стремление возобновить переговоры и выразили уверенность, что вопрос Хеврона должен стать приоритетным. В то же время ни одна сторона не желала выглядеть гибкой, и Арафат предупредил, что ситуация может быстро выйти из-под контроля. 66

В начале 1997 г. казалось возможным, что мирный процесс возобновится, наполненный новым содержанием. Самым важным обстоятельством стало то, что 15 января 1997 г. было достигнуто соглашение о передислокации израильских войск из города Хеврона, расположенного в районе Западного берега. Хевронское соглашение предусматривало вывод израильских сил с большей части территории Хеврона в течение 10 дней. Кроме того, в меморандуме, подготовленном специальным координатором США на Ближнем Востоке Деннисом Россом (a Note for the Record), фиксировались гарантии того, что вывод войск Израиля с Западного берега будет продолжен. Израиль согласился провести дополнительную передислокацию в три этапа. Осуществление первоначального этапа было намечено на март 1997 г., а два других планировалось завершить не позднее середины 1998 г. 67однако масштабы передислокации войск не оговаривались, и казалось, что ни одна сторона не была довольна этим соглашением.
еще рефераты
Еще работы по истории россии