Реферат: Оформление и расцвет японского феодального мира (IX – XV вв.).

Оформление и расцвет японского феодального мира (IX – XV вв.).

В X –XV вв в Японии окончательно складываются феодальные отношения. В своих формах они все больше приобретают черты западноевропейской аграрной экономики. Усложнились и приняли все более острую форму социальные отношения, появляются новые сословия, которые определят развитие Японии на несколько веков вперед. Роль государства все более ослабевает, и оно скорее напоминает аристократический клуб феодалов разных групп. Такие резкие перемены заставляют людей думать, работать, жить по-другому, что также вызвало изменение в культуре и в духовном мире японцев. Высокое средневековье оставило внушительное наследие для экстраординарного пути развития Японии в будущем.

1. В IX—X веках широкие размеры принял процесс превращения государственных земель, находившихся в частном пользовании, в частновладельческие феодальные поместья (сёэн), что сопровождалось закабалением надельного крестьянства отдельными феодалами.

Нахожу важным отметить, что в Японии в это время происходит интенсификация сельского хозяйства: улучшилась техника обработки полей, расширилась система орошения, сооружались новые каналы и искусственные пруды. В результате расширения экономических связей с Китаем и странами Юго-Восточной Азии в Японии появились новые сельскохозяйственные культуры: хлопок, лаковое дерево, сахарный тростник. Крестьяне занимались шелководством, сеяли лен, выращивали индиго. В южных районах страны урожай собирали два раза в год.

Как следствие рабы (яцуко) и полурабы (бэ) не играли важной роли. В IХ—Х веках рабы по своему положению постепенно уравнивались с закабаленными крестьянами. После, заселения главных островов (Кюсю, Сикоку и Хонсю) пришельцами приток дешевой рабочей силы — рабов из исконных жителей — был уже невозможен. Кроме того, высокий уровень развития сельского хозяйства и ремесла исключал возможность сколько-нибудь эффективного использования труда рабов в этих отраслях производства. Бывшие рабы должны были восполнить недостаток земледельцев как во владениях феодалов, так и на государственных землях. Раб получал участок земли и заводил свое крестьянское хозяйство, так что в поместьях (сёэн) скоро исчезло всякое различие между рабом и крестьянином. Сами хозяева принуждены были содействовать процессу перехода рабов на положение крестьян. Предупредить бегство раба к другому феодалу, переманившему его обещанием отпустить на волю, можно было только «дарованием» рабу свободы. Поэтому уже с XI века в феодальной Японии выступают два основных класса: земельные собстненники-феодалы и закабаленные крестьяне. В начале X века рабство было официально отменено, но в небольшом числе рабы встречаются и позже.

Присвоение государственных земель феодалами облегчалось тем, что официально разрешалась частная собственность на некоторые виды земли, например на пустоши, на вновь обрабатываемые земли. Японские феодалы широко использовали эти возможности для создания крупных поместий. Начиная с VIII века внутри правящего сословия все явственнее складываются три группы. Феодалы, входившие в число столичной служилой и придворной знати, составляли первую группу. Представители первой группы вели свое происхождение главным образом от победителей в той внутренней борьбе, которая в VII веке завершилась окончательной победой дома Сумэраги и тех родов, которые тогда его поддерживали. Столичная аристократия получала крупные привилегии в землепользовании. Затем в их распоряжении были Доходы с «кормовых пожалований». Кроме того, они получали в форме «сезонных выдач» жалованье из государственной казны. Таким образом, столичная аристократия пыталась сосредоточить в своих руках всю политическую и экономическую власть, оттеснив императора (что позже и произошло).

Вторая группа феодалов была сосредоточена в местном аппарате, т. е. управляла провинциями в качестве губернаторов и их помощников. Управление провинциями давало феодалам значительные доходы, а с учетом слабого контроля центра и неограниченную политическую власть на данной территории. В распоряжении феодалов были собственные привилегированные наделы, казенные земли и иногда часть земли государственных крестьян. Они же активно участвовали в захвате новых земель, которые не облагались налогами.

Третья группа феодалов складывалась из потомков тех родовых старейшин, которые в свое время остались в стороне от войн, ведшихся в центре за власть. Они большей частью фактически сохранили свое прежнее положение, хотя и именовались начальниками уездов. Прежние их владения также остались за ними либо в качестве привилегированных наделов, либо в качестве возделанной нови.

С течением времени третья и вторая группы сформировали слой провинциальных (или окраинных) феодалов, а первая – группировку столичной придворной знати. В дальнейшем борьба развернулась между двумя группами сословия феодалов.

Вышеописанное является импульсом инфеодации японского экономического и политического устройства. Важно отметить, что в каждой стране условия протекания инфеодации были разные: в Европе за военную и другую службу выдавались феоды, а в Японии это происходило в результате складывания новой социальной стратификации, в которой к каждой группе феодалов приписывались определенные права и обязанности. Толчком чему послужило большое количество пустоши и сохранение традиций семейной общины на периферии, чего не было в Европе.

Императорский дом был фактически отстранен от власти. Перенесение столицы в Хэйан (современный Киото) в 794 г. можно считать выражением стремления наиболее близкого ко двору рода Фудзивара захватить в свои руки верховную власть. Сначала Фудзивара установили такой порядок, при котором император должен был брать жен только из их рода. Затем в 858 г. Фудзивара стал фактическим правителем государства, приняв на себя регенство при малолетнем императоре, а с 887 г. заняв пост верховного канцлера при совершеннолетнем императоре. Вскоре представители рода Фудзивара не только заполнили весь центральный правительственный аппарат, но и овладели фактически верховной властью. При этом местные административные аппараты управления были в руках провинциальных феодалов.

В результате мы видим картину начавшегося ослабления центральной власти в лице императора (наподобие процессов в Западной Европе в X веке), что предопределило феодальную раздробленность. Однако в Японии это происходило с рядом особенностей:

1) центральная власть осуществлялась, но не императором, а определенными аристократическими столичными кланами;

2) центральная власть имела неноминальный характер, о чем говорит активность феодалов в борьбе за неё с усилением их экономических позиций.

Такие особенности, на мой взгляд, обусловлены важным фактором — государственная структура выполняла роль феодальной иерархии, критерием которой являлось занятие определённого поста. Однако после изменений в общественной организации феодализма государство стало выполнять и другие функции для укрепления сословия феодалов

Все группы феодалов стремились ко всяческому укреплению и расширению своих экономических позиций, причем главное их внимание было направлено на захват новых земель. Освоение новых полей давало возможность создавать себе владения вместо надела, причем эти владения были привилегированными, так как всякая новь была освобождена от налогов. Новые поля захватывали все (и придворная знать, и монастыри), но успешнее других на этом поприще действовала местная аристократия, особенно в отдаленных от центра провинциях, где населения было меньше, а необработанных земель больше. Мощь феодалов, захвативших значительные пространства земли, все более возрастала. В X — XI веках их владения не только были освобождены от обложения, но и получили иммунитеты: местные власти не имели права входить на эти земли.

К середине X столетия определенно выявилось, что преобладающей формой землевладения является уже не надел, а частновладельческое поместье (сёэн).

В Японии в Высоком Средневековье приобретают окончательные черты феодальные отношения. Нахожу интересным, что активные политические и экономические отношения феодалов, основывающиеся на институте частной собственности, протекали в рамках государственных структур с учётом ослабления центральной императорской власти и складывания социальной дифференциации внутри феодального класса. Это напоминает черту семейности и понимания общности японцев, когда необходим фактор единства, что явилось примером восточного влияния. Однако прямого влияния со стороны Западной Европы не было, хоя предоставляется возможным провести множество параллели. По моему мнению, такой феномен можно объяснить географическими особенностями и соседством с Китаем, а также, что не менее важно, особенным сознанием и духовным миром средневекового японца.

2. Одним из результатов усиления местных феодалов было появление в поместьях собственных вооруженных сил. До этого существовали только правительственные войска, которые формировались так: определенный процент крестьян забирался в войско, размещаемое в провинциях в виде местных гарнизонов. Каждый воин должен был экипироваться на свой счет; более того, во все время службы его должна была содержать семья. С увеличением случаев крестьянских восстаний и увеличением числа беглых крестьян повсюду возникали крестьянские отряды, нападавшие на феодалов и их владения. К IX—XI векам относятся первые крупные крестьянские восстания. Так, во второй половине IX века восстали крестьяне в одной из провинций на острове Кюсю; повстанцы убили губернатора и разгромили провинциальные учреждения; в X веке вспыхнуло восстание в районе Канто (Восточная Япония); в X — начале XI века крестьянские восстания возникали повсюду, даже в самых северных районах. В центре страны они приобрели такую силу и размах, что угрожали самой столице. Для борьбы с крестьянами владельцы поместий, не надеясь на помощь правительственных войск, стали формировать свои собственные вооруженные отряды либо из беглых, либо из бывших солдат. Нередко феодалы переманивали к себе в отряды беглых крестьян, суля им всякие блага. В таком случае заключался «договор»; дружинник обязывался «верою и правдою» служить своему феодалу и защищать его «не щадя живота». Феодал же обязывался кормить своих дружинников, одевать их и предоставлять им жилье. Таким образом, в поместьях помимо владельца земли и крестьян появились воины. Феодал становится настоящим сюзереном, в зависимость к которому попадают люди, выполнявшие определенную службу (крестьяне, военнослужащие).

В Японии в эпоху Высокого Средневековья возникла борьба Севера и Юга. Это особенная борьба, которая и в дальнейшем будет «черной дырой» ресурсов и сил, однако импульсом движения вперед (даже сейчас в Японии существует неофициальная борьба за экономическое лидерство между Канто и Кансаем). В XI — XII веках создавалось два типа феодальных поместий: один главным образом на востоке и севере Японии, другой — в центральной и юго-западной частях ее. В первом случае — в условиях почти полного отрыва от центра и непрерывной борьбы с айну — новые формы феодального поместья созревали гораздо быстрее. Скопление на северо-востоке беглых крестьян, оседание их в поместьях местных властителей, появление в большом количестве дружинников, нужных здесь больше, чем где-нибудь в другом месте, отход мелких владетелей под патронат крупных — все это шло там и более быстрым темпом и в более отчетливой форме. К тому же дружинники были не только служилым элементом: становясь в ряды дружины своего господина, они получали от него известный земельный надел. В результате на северо-востоке выросло мелкое ленное землевладение, находившееся в руках представителей нового служилого класса — самураев, группировавшихся вокруг какого-нибудь могущественного рода в качестве его вассалов. Наиболее богатыми и сильными на северо-востоке к началу XII века были феодалы Минамото.

В противоположность этому в юго-западной части Японии сохранялась гораздо дольше прежняя форма поместий — крупного владения, не раздробленного на отдельные ленные участки. Владельцы поместий в центральной и юго-западной Японии формировали лишь небольшие дружины для охраны своих поместий, главным образом от морских пиратов, действовавших во внутреннем Японском море или у берегов Кюсю и Сикоку. Предоставление дружинникам земельного лена было в этом районе распространено меньше, чем на севере.

Трещина между двумя вышеназванными регионами углубилась и вылилась в междоусобную войну 1156 – 1192 гг между родами Тайра и Минамото, в результате которой правителем государства стал Миномото Ёримото в 1192 году с титулом сёгун (военный предводитель). Столицей Японии стал город Камакура в регионе Канто. Земли побежденных были разделены между членами коалиции Минамото. В губернские управления и в поместья феодалов, которые не принадлежали к дому Минамото, были направлены в сопровождении воинских отрядов специальные комиссары, некоторые из них назначались вице-губернаторами. Основной задачей этих лиц было предотвращение и подавление чьих бы то ни было выступлений против новой власти.

Вскоре влияние направленных в поместья представителей центра

резко возросло. Они стали контролировать хозяйства местных феодалов

и присваивали себе около 1/20 урожая под видом «военного налога». Это

вызвало новые серьезные столкновения. В середине XIII века главную массу владений составляли земли дружинников Минамото и фамилии. Ходзё— главных вассалов сегуна. Их владения были невелики по размерам. Одни были получены от сегуна в качестве ленов, другие — временно, в управление. Таким путем сложилось мелкопоместное дворянство (самурайство), владевшее своими землями на основании «жалованных грамот» сюзерена.

Кроме того, продолжали существовать весьма обширные монастырские земли; площади земель императорского двора и придворной знати города Киото (резиденция императора) значительно уменьшились.

Господствующий класс феодалов, оформившийся как военно-поместное дворянство (буси, самурай), владел основными земельными фондами и государственным аппаратом страны.

Военно-феодальное сословие самураев установило свою власть над крестьянами, которые жили на их землях, обрабатывали эти земли и платили своим господам натуральную ренту или же возделывали господскую землю на условиях барщины. Закрепощенное крестьянство помимо уплаты зернового налога и отбывания трудовой повинности было обязано служить в отрядах своих господ и выполнять функции слуг. Размер основной натуральной ренты помимо прочих поборов колебался от 40 до 60 % урожая.

В Японии в результате политических, экономических, социальных изменений окончательно упрочился феодализм в лице военного мелкопоместного дворянства. Земля как основная ценность находилась в основе сюзеренно-васалитетной системы. Внутренние и внешние политические условия развития новых форм хозяйствования в Японии и в Европе отличаются, однако формы схожи. В чем различие и где же восточный колорит? Ответ на этот вопрос, по моему мнению, надо искать в той смысловой окраске, которую придавали японцы феодальным отношениям и в чувстве гармонии (включая взаимоисключающие понятия дисгармонии и гармонии). Эти качества создавали неповторимый, так и не понятый европейцами кодекс самурайской этики (бусидо), вобравший в себя дух средневековой Японии, рыцари (т. е. самураи) которой проявляли как восточную мудрость и сильную волю, так и европейский рационализм и напористость.

Кодекс самурайской этики требовал быть первым «всегда и везде» и особенно на поле боя. Эти требования можно было выполнить на начальном этапе формирования самурайства, когда шла междоусобная война, ими руководил здоровый, полнокровный инстинкт жизни. В более позднее время, когда шла главным образом борьба сюзеренов и доминировали их интересы, правящий феодальный слой старательно воспитывал в своем рыцарстве героику смерти, в частности — этику и эстетику самоубийства. К XIV веку окончательно был выработан японский национальный способ самоубийства — сэппуку или харакири. Однако личный героизм, жажда подвига и славы, достигаемой такими разнообразными путями, не являлись в феодальных условиях самоцелью. Господствующая идеология подчиняла это высшим целям, вернее — одной высшей цели, покрывающей собой, в сущности, все содержание общественной и личной морали самурая, а именно — верности. Буддизм в формировании сознания японского рыцаря играл далеко не последнюю роль, а именно религиозно обосновывал их действия. В свою очередь католическая церковь в Европе играла в придачу организатора военных походов (крестовых), к чему обязательно прилагалась идеологическая подоплека. Вообще, бусидо является ностальгией современных японцев по славному прошлому, как и у европейцев по временам рыцарства, но в то же время кодекс положил основу особенного чувства японского патриотизма на перекрестке Востока и Запада.

Социально-экономические и политические причины в процессе феодального развития обусловили закономерный характер появления самураев, которые стали костяком сюзеренно-васалитетной системы и государственной структуры. Самурайство как и рыцарство стало символом средневековой эпохи, но эти два явления отразили контраст и взаимное дополнение Востока и Запада. Вышеназванные сословия были субстратом средневековых идей, неподдающихся унификации, а только особенностям человеческого мировоззрения, где сочетались крайний рационализм и высокие чувства преданности и чести. Такое уникальное сочетание прослеживается в соприкосновении Японии с восточным и западным пониманием человека, общества и жизни человека в обществе.
еще рефераты
Еще работы по истории японии