Реферат: Подготовка и начало Второй Мировой войны (документы свидетельствуют)

Министерство образования РБ

сш № 29 г. Гродно

Октябрьский район

Реферат

Подготовка и начало Второй Мировой войны (документы свидетельствуют)

Учащегося 11 «А» класса

Шаплыко Дениса

Учитель

Ватыль В. И.

Гродно-2001

Оглавление:

Введение… 3

I. Причины Второй Мировой войны… 5

II. Виновники войны… 10

II. 1. Кто привёл Гитлера к власти… 10

II. 2. Вступление СССР в войну… 13

II. 3. Подготовленность СССР к ведению войны (к какой войне готовилась страна)… 17

III. Западный особый военный округ на кануне войны… 32

Заключение… 38

Приложения… 39

Использованная литература… 47

Вступление.

Война как способ решения международных проблем, несущий с собой массовые разрушения и гибель многих людей, порождающий стремление к насилию и дух агрессии, осуждалась мыслителями всех исторических эпох. Вместе с тем многие из них констатировали, что войны – постоянный спутник человечества. «Войны, революции беспрестанно охватывают все пункты земного шара; бури, едва отвращённые, возрождаются из своего пепла точно так же, как головы гидры множились под уларами Геркулеса. Мир – лишь проблеск, лишь сновидение на несколько мгновений...» – Ш. Фурье.

И действительно, из четырёх с лишним тысяч лет известной нам истории лишь около трёхсот были полностью мирными. Всё остальное время в том или ином месте Земли полыхали войны.

Молох войны становился всё более прожорливым, множились людские и материальные потери. XX век вошёл в историю как эпоха, породившая две мировые войны, в которых участвовали десятки стран и миллионы людей. Так, в орбиту Второй Мировой войны было втянуто более 70 государств, а общие потери составили 55 млн. человек. Проблема войны и мира как ни когда актуальна в наше время. По единодушной оценки многих учёных и политических деятелей, третья мировая война, если она разразится, станет трагическим финалом всей истории человеческой цивилизации.

Написать реферат на тему Второй Мировой войны меня побудило следующее: при всей своей изученности её начальный период, а точнее 1939-1941 годы, остаётся своеобразным «белым» пятном в истории СССР. Иногда в этом усматривают нежелание Советского Союза, а теперь уже и России, касаться темы тех катастрофических потерь, которые он понёс в первые месяцы войны. По моему же мнению на это есть другая причина. Детальное изучение этого периода, а также периода возникновения и становления СССР даёт ответ на вопрос: кто же действительно виновен в развязывании Второй Мировой войны.

Политический спор об ответственности за начало германо-советской войны разгорелся с первых ее часов. Обе противоборствующие стороны дали свои толкования происшедшего в правительственных декларациях 22 июня 1941 г.

Из заявления Берлина:

"… Части русских все более и более продвигаются к границам Германии, несмотря на то что немецкой стороной не предпринимается никаких военных мер, которые могли бы оправдать такие действия русских".

Из заявления Москвы:

"… Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора".

Несмотря на то, что этот спор, перейдя из области злободневной политики в сферу идеологии и отчасти науки, не утих до настоящего времени, очевидно, что виновность Германии как агрессора не может быть поставлена под сомнение. Напомним кредо Гитлера, сформулированное им еще в 20-х годах в книге «Mein Kampf»: «Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обращаем свой взор в первую очередь к России, а также к соседним с ней и зависимым от нее странам».

Нелишне напомнить и о морали Гитлера как политика. За десять дней до нападения на Польшу он заявил своим генералам: «Я дам пропагандистский повод для развязывания войны, всё равно, достоверен он или нет. У победителя потом не спрашивают, сказал он правду или нет. В начале и в ходе войны важно не право, а победа».

Именно этот сценарий Гитлер использовал при нападении на Советский Союз. Таковы достаточно известные факты. Но они касаются лишь планов и действий германского руководства. В то же время остаются недостаточно выясненными вопросы: как виделось предстоящее военное столкновение с Германией из Кремля? Насколько удовлетворительна традиционная советская версия мотивов поведения Сталина в предвоенные месяцы, недели и дни? Чем объяснить разительное несоответствие между много раз доказанным фактом длительной и разносторонней подготовки СССР к большой войне и сокрушительными поражениями наших войск в течение ее первых месяцев? Какую войну планировал Сталин? Изучению этих вопросов и посвящена данная работа.

Основополагающими источниками, задействованными в данной работе, являются книги Виктора Суворова: «Ледокол», «День „М“», «Последняя республика». Большое внимание уделяется и воспоминаниям советских военных деятелей: книги Маршала Советского Союза Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления» и адмирала Советского Союза Н. Г. Кузнецова «Накануне». В работе приводятся выдержки из воспоминаний Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского, Маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна, наркома боеприпасов П. Н. Горемыкина, наркома промышленности Б. Л. Ванникова.

Будем надеяться, что взгляды и мысли, высказанные в данной работе, вскоре получат подтверждение посредством нахождения новых документов в рассекреченных архивах.

I. Причины Второй Мировой войны.

11 ноября 1918 года закончилась Первая мировая война. Друг другу противостояли два крупнейших военно-политических блока: Антанта (Англия, Франция, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Пруссия). Впервые военные действия шли на суше и море трёх континентов: Европы, Азии и Африки. На полях сражений погибло около 9 млн. человек; более 20 млн. были ранены. Война нанесла серьёзный материальный ущерб многим странам и народам.

Эта война показала, что новейшие достижения науки и техники могут быть применены не только как средства созидания, но и для разрушения (применение отравляющих газов, танков, авиации, тяжёлой артиллерии). Увидев последствия войны, мир должен был осознать какую опасность могут принести дальнейшие противоречия между крупнейшими державами. Но именно Первая мировая война посеяла семена ещё более страшной и разрушительной Второй мировой войны.

Обычно историки выделяют две основные причины начала Второй мировой войны:

1. Приход к власти, в ряде стран, фашистских режимов.

2. Обострение противоречий между странами капиталистического мира (США, Англия, Франция) и СССР.

Существует ещё третья причина. О ней мы поговорим особо. Рассмотрим первую причину:

Зарождение фашизма и его распространение пришлось на то время, когда западноевропейская цивилизация переживала тяжёлый послевоенный кризис.

В марте 1919 года создаётся первая фашистская партия во главе с Муссолини. Уже в октябре 1922 года они организуют поход на Рим. Не дожидаясь исхода этого мероприятия, король Италии отрекается от престола и передаёт власть в руки Муссолини. Италия становится одной из самых агрессивных стран фашистского блока. Её цель – превращение Италии в современную Римскую империю.

В октябре 1919 года в Германии возникает Немецкая рабочая партия.

В 1920 году лидером партии становится Адольф Гитлер. В 1933 году он приходит к власти в стране. В марте 1935 года Германия приступает к всеобщей воинской мобилизации, создаёт авиацию. В июне того же года между Англией и Германией подписано соглашение, согласно которому Германия получила право увеличить свой флот в пять раз, а также приступить к созданию подводного флота[1] [10, С. 5].

Именно с этого времени Германия становится на путь военного захвата и порабощения других народов.

Новой ступенью на пути развязывания Второй мировой войны была итало-германская интервенция в Испании, где в 1936 году против Испанской республики поднимает мятеж фашистская организация во главе с Франко. Германия и Италия не только снабжали мятежников оружием и деньгами, но и посылали в Испанию свои вооружённые силы (более 200 тыс. человек)[2] [10, С. 10].

СССР не остался в стороне. На протяжении всей гражданской войны он официально поставлял оружие республиканским силам Испании и неофициально направлял туда вооружённые силы.

Летом 1938 года правительства Франции и Англии официально признали фашистское правительство Франко.

К началу ХХ века Япония совершает невиданный рывок в развитии производительных сил. За короткий срок появились многочисленные фабрики и заводы, железные дороги, верфи, современный флот.

С конца 80-х годов XIX широкое развитие получают расистские взгляды (появляется идея превосходства японцев над другими народами). Под предлогом защиты от европейцев Япония начинает готовится к вторжению в Азию. Не являясь фашистской страной, Япония встаёт на путь агрессивной внешней экспансии.

В ноябре 1936 года Германия и Япония заключают «антикоминнтеровский пакт», к которому через год присоединилась Италия.

Таким образом, уже к 1937 году в мире закончилось формирование блока фашистских государств Германия – Италия – Япония, который приступает к активной захватнической внешней политики.

Рассмотрим вторую причину:

25 октября 1917 года – поворотный пункт в истории России. Через четыре года на карте появилось новое государство – Союз Советских Социалистических Республик, который объявил себя носителем новой социалистической культуры. СССР стал врагом всего остального капиталистического мира.

В свою очередь капиталистические страны относились к СССР в том же духе. Они расценивали тезис ВКП(б) о неизбежности мировой социалистической революции, как программу советского экспансионизма и не делали различий между тоталитарными режимами в Германии и СССР.

Исходя из своей точки зрения, западные страны проводили так называемую политику умиротворения.

Теперь рассмотрим третью причину. По-моему мнению она является не просто главной, а единственной к тому же она кардинально отличается от приведённых ранее.

Итак, третья причина:

Одним из главных виновников в развязывании Второй мировой войны является Союз Советских Социалистических Республик.

Маркс и Энгельс предрекали мировою войну, но они не призывали пролетариат предотвратить её, наоборот, грядущая мировая война необходима. Война – мать революций, мировая война – мать мировой революции[3] [16, С. 15]. Результатами, считал Энгельс, будут «всеобщие истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса».

Маркс и Энгельс не дожили до мировой войны, но у них нашёлся продолжатель – Ленин.

Осенью 1914 года Ленин принимает своеобразную программу-минимум: если в результате Первой мировой войны революция не произойдёт, то надо захватить хотя бы одну страну, а потом использовать её как базу для последующей мировой революции.

Выдвигая программу-минимум, Ленин не теряет перспективы. Но по программе в результате Первой мировой войны возможна революция только в одной стране. Как же потом произойдёт мировая революция? В результате чего? В 1916 году Ленин даёт ответ на этот вопрос: в результате Второй империалистической войны (“Военная программа пролетарской революции”).

Как мы помним, через год происходит революция в России, Ленин срочно возвращается из-за границы. В России он и его небольшая, но организованная на военный лад партия захватывает государственную власть. Ходы Ленина просты, но точно выверены. В первый момент образования коммунистического государства он объявляет «Декрет о мире». Это очень неплохо для пропаганды. Но Ленину мир нужен не для мира, а для того, чтобы удержаться у власти.

В марте 1918 года Ленин заключает Брестский мир с Германией. В это время положение Германии уже безнадёжно. Понимает ли это Ленин? Конечно, потому и подписывает мир, который:

1. Развязывает Ленину руки для борьбы за укрепление коммунистической диктатуры в стране.

2. Даёт Германии значительные ресурсы и резервы для продолжения войны на Западе.

Поражение Германии было уже близким, а Ленин заключает «мир», по которому Россия не только отказывается от своих прав на роль победителя, наоборот, без боя Ленин отдаёт Германии миллион квадратных километров плодородных земель и промышленные районы страны, а также выплачивает контрибуцию золотом. Зачем?!

А вот зачем. Брестский «мир» сделал ненужными миллионы солдат, которые стали никем не управляемые. Брестский «мир» стал началом жесточайшей гражданской войны, гораздо более кровавой, чем Первая мировая война. Пока каждый воевал против каждого, коммунисты укрепляли и расширяли свою власть, а потом через несколько лет подчинили себе всю страну.

Расчёт Ленина точен: истощённая Германская империя не выдержала напряжённой войны. Война завершилась крушением империи и революцией. В разорённой Европе, на обломках империи возникают коммунистические государства поразительно похожие на ленинский режим большевиков (достаточно вспомнить советские республики в Венгрии, Словакии, Баварии, многочисленные вооружённые восстания рабочих под лозунгами: «Вся власть Советам!»). Ленин ликует: «Мы на пороге мировой революции!»[4] [16, С. 18].

Ленин создаёт Коминтерн, который определяет сам себя как Всемирную коммунистическую партию и ставит своей целью создание Мировой советской социалистической республики.

Но мировой революции не последовало. Коммунистические режимы в Баварии, Словакии, Венгрии, оказались нежизнеспособными, а Ленин мог их поддерживать в то время только морально. Хотя Красной Армии на Украине был отдан приказ начать продвижение в направлении Венгрии, что бы оказать ей необходимую помощь.

Только в 1920 году Ленин, который достаточно укрепил свои позиции внутри России, немедленно бросил огромные силы в Европу, чтобы подтолкнуть революцию.

Россию охватил ажиотаж близости мировой революции. Так, еще 9 мая 1920 года «Правда» публиковала призыв: «На Запад, рабочие и крестьяне! Против буржуазии и помещиков, за международную революцию, за свободу всех народов!». Газеты восторженно писали о штурме Варшавы Западным Фронтом (под командованием Тухачевского), о боях на подступах к Львову, которые вел Юго-Западный фронт (где членом Реввоенсовета был И. В. Сталин), публиковали приказ Тухачевского своим войскам: «Бойцы рабочей революции! Устремите свои взоры на Запад. На Западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад! К решительным битвам, к громозвучным победам!».

На знаменах боевых частей Западного Фронта сверкали лозунги: «На Варшаву!», «На Берлин!», собрания и митинги красноармейцев заканчивались хоровым кличем: «Даешь Варшаву!», «Даешь Берлин!».

На весь мир был обнародован манифест Второго конгресса Коминтерна: «Коммунистический Интернационал есть партия революционного восстания международного пролетариата: Советская Германия, объединенная с Советской Россией, оказались бы сразу сильнее всех капиталистических государств, вместе взятых. Дело Советской России Коммунистический Интернационал объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в федерацию Советских республик всего мира».

Но между СССР и Германией не было общей границы, поэтому нужно сокрушить разделительный барьер – свободную и независимую Польшу. Этим планам не суждено было осуществиться. Красная Армия была разбита и бежала.

Кстати, почему целью СССР была Германия? Вспомним 1920 год. Ещё недавно Германия – крупнейшая империя, страна, которая диктует свои условия остальному миру. Германия 1920 года разоружена и унижена, страна находится в жесточайшем экономическом кризисе. Версальский мирный договор, подписанный 28 июня 1919 года, превратил Германию в третьеразрядное государство. Германия потеряла 67,3 тысячи квадратных километров территории в Европе и все колонии. Особенно унизительным оказались военные статьи: армия не должна превышать численности в 100 тысяч человек, офицерский корпус – 4 тысячи, на вооружении не должно быть тяжелой артиллерии, авиации, танков, подводных лодок, ликвидировался Генеральный штаб, все военные учебные заведения, отменялась всеобщая воинская повинность; Германии не разрешалось иметь военных миссий в других странах, ее гражданам проходить военную подготовку в армиях других государств. Требовалось выплатить Антанте многомиллионные репарации. Страна готова к пролетарской революции. По мнению вождя СССР, Германия – ключ к власти в Европе.

А была ли советско-польская война захватнической со стороны Польши? Юзеф Пилсудский, глава Польского государства, и его окружение трактовали ленинский декрет об отмене тайных договоров XVIII века относительно разделов Польши как автоматическое восстановление Польского государства в границах 1772 года. Такое толкование (по отношению к российской стороне) было, в общем-то, справедливым, ибо текст Декрета СНК от 29 августа 1918 года об отказе от договоров правительства бывшей Российской империи с правительствами Германской и Австро-венгерской империй, королевств Пруссии и Баварии, герцогств Гессена, Ольденбурга и Саксен-Мейнингема и города Любена гласил следующее: «Статья 3. Все договоры и акты, заключенные правительством бывшей Российской империи с правительствами королевства Прусского и Австро-венгерской империи, ввиду их противоречия принципу самоопределения наций и революционному правосознанию русского народа, признавшего за польским народом неотъемлемое право на самостоятельность и единство, отменяются настоящим бесповоротно”.

В феврале 1919 года Пилсудский и его сторонники провели через комиссию сейма по иностранным делам требование отвода советских войск (постановление ВЦИК от 1 июня 1919 года за подписью М. И. Калинина провозгласило образование военного союза советских республик: России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для отпора наступлению общих врагов) „за границы 1772 года“. Не дождавшись ответа, польское правительство решило изгнать советские войска с территории Речи Посполитой.

Разгром орд Тухачевского в Польше имел для большевиков весьма неприятные последствия. Россия, которую большевики, казалось бы, полностью утопили в крови и подчинили своему контролю, вдруг встрепенулась в отчаянной попытке сбросить коммунистическую диктатуру. Забастовал рабочий Питер – колыбель революции. Рабочие требуют свободы. На стороне восставших выступает эскадра Балтийского флота. Матросы Кронштадта, те самые, которые подарили власть Ленину, требуют очистить Советы от коммунистов. По стране прокатилась волна крестьянских выступлений. В тамбовских лесах крестьяне создают антикоммунистическую армию (вспомните, как позже будут называть противников советской власти – „тамбовские волки“).

Тухачевский чужой кровью смывает позор своего стратегического провала. Зверства Тухачевского в Кронштадте стало легендарным. Чудовищное истребление крестьян в Тамбовской губернии – одна из самых страшных страниц в истории России.

25 сентября 1920 года, после неудачной войны с Польшей, Ленин выступил на IX Всероссийской конференции РКП(б). Текст его выступления не был опубликован до 1992 года, хотя за рубежом примерное содержание ленинской речи было хорошо известно. Приведу выдержку:

»Перед нами стала новая задача. Оборонительный период войны с всемирным империализмом кончился, и мы можем и должны использовать военное положение для начала войны наступательной. Мы их побили, когда они на нас наступали. Мы будем пробовать теперь на них наступать, чтобы помочь советизации Польши. Мы поможем советизации Литвы и Польши… Мы решили использовать наши военные силы, чтобы помочь советизации Польши. Отсюда вытекала и дальнейшая общая политика. Мы формулировали это не в официальной резолюции, записанной в протоколе ЦК и представляющей собой закон для партии до нового съезда. Но между собой мы говорили, что мы должны штыками прощупать: не созрела ли социальная революция пролетариата в Польше".

В 1923 году практически вся власть сосредоточена в руках Сталина. Точка зрения Сталина была аналогична точке зрения Ленина.

Как мы видим, с момента своего создания СССР подталкивал Европу в хаос и разрушение для осуществления великой мечты – Мировой социалистической революции. Отсюда следует неизбежный вывод: Вторая мировая война для большевиков была просто необходима.

II. Виновники войны.

II. 1. Кто привёл Гитлера к власти.

Каким образом Гитлер пришёл к власти? Казалось бы ответ на этот вопрос прост. В 1933 году фашистская партия в результате свободных, демократических выборов пришла к власти. Затем в течение последующих шести лет Германия, при согласии западных стран, приступает к захвату соседних государств. К 1940 году её жертвами становятся Австрия, Чехословакия, Польша. Но это не так.

Существует исторический факт: выборы 1933 года фашистская партия проиграла. Чтобы прийти к власти необходимо было преодолеть одно препятствие: получить абсолютное большинство голосов избирателей, потому что ни одна партия не может иметь собственную армию, авиацию, флот. Да и концлагеря в частном порядке построить невозможно. Но абсолютного большинства как раз и не было. На выборах 1933 года фашистская партия получила 43 % голосов, социал-демократы и коммунисты – 49 %[5] [17, С. 114].

На первый взгляд фашистская партия самая популярная в Германии, но это не так. Расстановка политических сил в 1933 году происходила в условиях падения престижа Гитлера и его сторонников. Наибольшее количество голосов фашисты собрали в июле 1932 года. Это был пик, после которого началось падение, причём скорость падения нарастала. Одновременно с политическим партию поразил и тяжелейший финансовый кризис. Не хватало денег на знамена и факелы, на листовки, на проведение новой предвыборной кампании, на содержание партийного аппарата. Повторю, в 1933 году фашистская партия не получила власть, а кто будет вкладывать деньги в проигравших.

Гитлера могла спасти только чья-то помощь. И она появилась: Гитлера спас Сталин.

В 1933 году в Германии сложилась следующая ситуация: фашисты на первом месте, социал-демократы на втором, коммунисты на третьем, Никто из них не мог прейти к власти единолично.

Лидер немецких коммунистов – товарищ Тельман. Он был хорошо известен и в СССР, так как неоднократно приезжал туда и даже ходил в советской военной форме.

Коммунисты – партия рабочих и крестьян. Поэтому попробуем представить последствия хотя бы одного следующего шага в достижении главной цели – приходу к власти с точки зрения защиты интересов рабочих. О самостоятельном приходе к власти коммунистам мечтать не приходилось, поэтому предстояло заключить союз. Но с кем?

Первый путь – союз с социал-демократами. Он сулил следующее выгоду: прежде всего это совместная победа на выборах (социал-демократы получают большинство министерских портфелей, коммунисты меньшинство). После поражения на выборах Гитлер либо сбежит, либо будет посажен за неуплату долгов. Фашистская партия рассыплется, потому что нет денег на её дальнейшее содержание. После этого коммунистическая партия занимает второе место и делит власть с социал-демократами.

Был и второй путь – объединение с фашистами. Последствия такого шага легко предсказать: Гитлер, придя к власти, обеспечит единоличную власть, посадит за решётку социал-демократов и коммунистов во главе с товарищем Тельманом.

Можно прийти к выводу: если коммунисты поддержат Гитлера, то это будет означать убийство социал-демократии и самоубийство немецкого коммунизма. Товарищ Тельман так и поступил: поддержал Гитлера. Как понять поведение коммунистов в момент, когда решалась судьба мира?

Если мы представим товарища Тельмана в качестве защитника интересов рабочих и крестьян, мы всё равно не поймём его шага. А вот если вспомним как он расхаживал по Красной площади в красноармейской шинели, то ситуация мигом проясняется.

Все коммунистические партии мира находились под непосредственным контролем Коминтерна, поэтому такое событие, как объединение немецких коммунистов с фашистами, не могло произойти без его разрешения, а точнее приказа. Но сам Коминтерн контролировался Москвой, и поэтому объединение не могло состояться без приказа из Москвы. А кто управлял СССР, в чьих руках была сосредоточена вся власть? Ответ только один: у Сталина. Именно он, а не кто-то другой, отдал приказ немецким коммунистам объединится с фашистами.

Кто же дал Германии военную мощь? Своих колонии у Германии не было: они были потеряны в Первую мировую войну; источников сырья на своей территории было явно не достаточно и между тем страна активно вооружалась, вводила в строй корабли, создавала танки и самолёты. Война в Польше ещё больше усугубила и без того тяжёлое состояние: началась морская блокада. Именно в это тяжёлую минуту братскую помощь Германии оказал Советский союз. На запад шли эшелоны с зерном, железом и нефтью[6] [9, С. 298]. Но помощь была оказана не только сырьём.

Ещё в 1918 году, подписав с Германией Брестский мир, Ленин распорядился создать учебное заведение для подготовки командиров будущей Германской Красной армии. Школа была создана под названием – Особая школа немецких красных командиров. Первый начальник школы – Оскар Оберт. Школа меняла свои названия становилась то тайной, то явной, то снова тайной.

При Сталине в СССР немцам были предоставлены полигоны для испытания новой техники. Кстати ещё один интересный факт. В 1933 году немецкий полковник (позже генерал-полковник) Гейнц Гудериан посетил советский паровозостроительный завод в Харькове. Гудериан свидетельствует, что кроме паровозов завод выпускал побочную продукцию – танки. Количество выпускаемых танков – 22 в день. 22 танка в день – это очень много, но нас интересует другое: что делал немецкий (фашистский!) полковник на Харьковском заводе, как он мог узнать, что завод выпускает танки, ведь это государственная тайна. Ответ один: кто-то из высокопоставленных руководителей разрешил Гудериану пометить завод. Только один человек в Москве обладал достаточными полномочиями для вынесения такого распоряжения. Этот человек – Сталин.

В 1924 году в Липецке была создана авиационная школа рейхсвера, просуществовавшая почти десять лет и замаскированная под 4-ю эскадрилью авиационной части Красного Воздушного флота. Многие, если не большинство немецких летчиков (Блюмензаат, Гейнц, Макрацки, Фосс, Теецманн, Блюме, Рессинг и др.), ставших позднее известными, учились именно в Липецке.

По Версальскому договору (ч. 3 ст. 171) Германии запрещалось, как уже было сказано, иметь танки, и рейхсвер должен был обходиться без них. Но многие военачальники считали, что танки вырастут в особый род войск наряду с пехотой, кавалерией и артиллерией. Поэтому, следуя данному тезису, немцы с 1926 года приступили к организации танковой школы «Кама» в Казани. Подготовленная в «Каме» плеяда танкистов, среди которых было 30 офицеров, облегчила позднее быстрое создание германских танковых войск.

Наиболее засекреченным объектом рейхсвера в СССР являлась «Томка», в которую немцы вложили около 1 млн. марок. Это была так называемая школа химической войны, располагавшаяся в Самарской области, в непосредственной близости от территории автономной республики немцев Поволжья.

Между тем ч. 1 ст. 171 Версальского мирного договора запрещала Германии как пользование удушливыми, ядовитыми и тому подобными газами, всякими аналогичными жидкостями, веществами или способами, так и ввоз их в Германию.

В «Томке» испытывались методы применения отравляющих веществ в артиллерии, авиации, а также средства и способы дегазации загрязненной местности. Научно-исследовательский отдел при школе снабжался новейшими конструкциями танков для испытания отравляющих веществ, приборами, полученными из Германии, оборудовался мастерскими и лабораториями.

Итак, в 1933 году произошло то, что положило начало Второй мировой войны: приход к власти фашистов с Гитлером во главе. Но смертельный приговор 60 миллионам людей был вынесен в Москве вождём народов – Иосифом Сталиным.

II. 2. Вступление СССР в войну.

22 июня 1941 года фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, без объявления войны, напала на Советский союз. Так СССР оказался втянут во Вторую мировую войну. Чтобы укрепить эту дату был придуман так называемый «предвоенный период» (1939 – 1941 годы). Но СССР вступил в войну гораздо раньше.

«Предвоенный период» никогда не существовал. Достаточно вспомнить, что с 1939 года все близлежащие страны оказались жертвами советской агрессии. В сентябре 1939 года СССР объявил себя нейтральным и за «предвоенный период» захватил территорию с более чем 20 миллионным населением. Но на этом Красная армия не собиралась останавливать свои «освободительные походы». Ведь её цель – установление власть пролетариата во всём мире. В Красной Армии видели свою надёжную опору рабочие капиталистических стран[7] [13, С. 114].

Давайте разберёмся. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Эта дата считается началом Второй мировой войны, а Германия – виновницей в развязывании войны. СССР в том же месяце (17 сентября) сделал то же самое, но вступившим во Вторую мировую войну он не считается. Как это понимать? Две страны нападают на третью, но агрессором считается только одна. На это есть ответ: Советский союз войну не развязывал, он лишь взял под свою защиту жизнь и имущество жителей Западной Беларуси, которую Польша захватила в ходе войны 1920 – 1921 годов. Интересная точка зрения, но давайте вспомним, что территория Беларуси всегда являлась разменной монетой в ходе переговоров. Сначала в 1918 году в Бресте Германия получила значительную часть Западной Беларуси, при этом никто не учитывал интересы белорусского народа. Затем в 1921 году в Риге Польше отошла западная территория БССР и опять без какого-либо согласования с белорусами. Как мы видим большевиков нисколько не интересовала судьба этих земель. В 1939 году во главе Советского союза стоит Сталин, тот самый Сталин, который вошёл в историю под именем кровавого диктатора, по приказу которого были репрессированы миллионы людей (многие из них никогда не вернулись). Именно он обрек на голодную смерть миллионы своих сограждан. Как вы думаете, могла ли этого человека волновать судьба жителей Западной Беларуси? Конечно нет. Захват этих территорий в 1939 году носил совершенно иной смысл.

Но если даже не принимать это во внимание, всё равно 17 сентября была осуществлена агрессия против Польши. Советские войска вступили на территорию, где уже жили поляки, брали в плен офицеров и рядовых, уничтожали местные органы управления. Получается следующая ситуация: польский солдат убитый русским считается жертвой Второй мировой войны и её участником, а советский солдат нет. Если же в том же бою погибал советский солдат, то он считался погибшим в «предвоенный период», то есть в мирное время.

Германия за один день захватывает Данию, ведёт бои в Норвегии, Франции. Эти действия – акты Второй мировой войны. СССР без боя захватывает прибалтийские государства: Эстонию, Литву, Латвию, требует и получает кусок территории Румынии: Бесарабию и Буковинию, проливает реки крови в Финляндии. Но участником Второй мировой войны Советский союз не считается. Почему? В ожесточённых боях «предвоенного периода» СССР потерял больше солдат, чем Германия, даже у фашистов больше шансов объявить себя нейтральными. Действия Советского союза именуются термином «укрепление безопасности западных рубежей» (именно под этим лозунгом началась война против Финляндии). Конечно это не так. Границы СССР были в безопасность пока его окружали нейтральные государства, пока не было общих границ с агрессивной и воинственной Германией. К тому же этот термин мы можем применить в отношении к Германии: она тоже укрепляла свои рубежи.

Итак, 22 июня – это не дата вступления в войну. Истинной датой необходимо считать тот момент, когда Вторая Мировая война стала неизбежной.

1 сентября 1939 года Германия начала войну против Польши. 1 сентября 1939 года в Москве 4-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла Закон о всеобщей воинской обязанности.

Закон устанавливал: “Все мужчины – граждане СССР, без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социального происхождения и положения обязаны отбывать военную службу в составе вооружённых сил СССР”. На действительную службу призывались, достигшие 19 лет (окончившие полную среднюю школу – с 18 лет). Сроки службы для рядового и младшего командного состава увеличивались в сухопутных войсках и авиации до трёх, а во флоте – до пяти лет. В тоже время сроки службы для среднего и старшего командного состава были значительно сокращены для накопления резерва комсостава. Законом от 1939 года срок пребывания в запасе был увеличен на 10 лет[8] [13, С. 145].

Удивительная вещь. Пока воевали с фашистами в Испании и Гитлер считался одним из главных противников, закон не был нужен. А вот как только подписан пакт “О дружбе и взаимопомощи” без всеобщей воинской обязанности не обойтись.

На вопрос зачем Советскому Союзу всеобщая воинская повинность отвечают: “В этот день началась Вторая Мировая война". Якобы СССР принимать участие в войне не собирался, но меры предосторожности принял. Странно: в 1939 году войну предвидели, а вот в 1941 она явилась полной неожиданностью. Но давайте вернёмся в 1939 год и попытаемся получить ответ на вопрос: “Кто знал, что 1 сентября 1939 года началась Вторая Мировая война?”

В этот день Великобритания и Франция этого не знали: они объявят войну Германии 3 сентября. Не знали этого и в США: газеты тех лет писали только о германско-польской войне и не считали её мировой даже после вступления в неё Великобритании и Франции. О том, что началась Вторая Мировая война, не знал и сам Гитлер. Нападая на Польшу, он рассчитывал на локальный конфликт как в случае с Чехословакией. Для войны с Великобританией необходим мощный флот, но такого в Германии не было. Немецкие руководители рассчитывали быть готовыми к войне в середине сороковых годов. Но война разразилась раньше, в 1939 году, и фашисты практически ничего не успели сделать для усиления своего флота[9] [9, C. 257].

1 сентября западные страны не знали, что началась Вторая Мировая война, а вот депутаты Верховного Совета уверены: не провокация, не конфликт, не польско-германская и даже не европейская война. И поэтому им срочно необходимо собраться в Москве и принять соответствующие меры. Но ведь не все живут близко. Некоторым необходимо одна – две недели, чтобы добраться до Москвы. Значит кто-то ещё до 1 сентября дал им сигнал собраться, кто-то уже тогда знал, что начнётся Вторая Мировая война. Этот кто-то известен.

Можно сказать, что Советский Союз начал необъявленную войну ещё 19 августа 1939 года. И вот почему.

В ходе Гражданской войны Красная Армия росла. Одни дивизии погибали, другие создавались, но общее количество постоянно увеличивалось. Вершины своей мощи Красная Армия достигла к началу 1920 года: 64 стрелковые и 14 кавалерийских дивизий.

После советско-польской войны численность Красной Армии резко уменьшилась (с 5,5 млн. в 1920 до 516 тыс. в 1923 году, то есть больше чем в десять раз)[10] [13, С. 128], но количество стрелковых дивизии возросло. Это вполне объяснимо: дивизии есть, а солдат распустили по домам: в 1928 году около 70 процентов стрелковых войск состояли из красноармейцев, которые лишь в короткие периоды находились в своих частях, а всё остальное время жили дома и занимались обычным трудом. Такие части назывались территориально-миллионными. В этих условиях создание новой дивизии не означало больших затрат: присвоение номера, получение знамени и создание штаба.

В 1923 году была сформирована 100-я дивизия, своим номером она как бы подчёркивала верхнюю грань: и в мирное, и в военное время столько стрелковых дивизий было вполне достаточно. В 20-х и 30-х годах в Красной Армии дивизий с более высоким номером не было.

1 сентября 1939 года германская армия напала на Польшу, и эту дату официально принято считать началом Второй Мировой войны. Это событие настолько ужасно и трагично, что всё остальное случившееся в этот день оказалось в тени. А между тем именно с того дня начался процесс заполнения и формирования новых дивизий с номерами 101, 102, 103, 120, 130 и так далее.

Пример: 1 Пролетарская стрелковая дивизия. В сентябре 1939 года штаб дивизия переформирован в штаб корпуса. Два полка из состава дивизии превращены в 115-ю и 126-ю стрелковые дивизии и переброшены на западную границу. А ещё один полк оставлен в Москве и на его базе сформирована новая 1 Пролетарская стрелковая дивизия. Была одна дивизия – стало три, да ещё управление стрелкового корпуса. Именно так делалось и в других местах: полки превращались в дивизии, дивизии – в корпуса.

Но в сентябре дивизии были уже созданы, а прежде чем создать необходимо выдать приказ о формировании новых боевых подразделений. Изучая историю создания частей Красной Армии, мы обнаруживаем один удивительный факт: все вновь появившиеся советские дивизии были сформированы в соответствии с приказом от 19 августа 1939 года. Вот несколько примеров:

Полковник Н. И. Бюрюков (в последующем генерал-майор) 19 августа 1939 года стал командиром 186-й стрелковой дивизии.

Комбриг П. С. Пшенников (в последующем генерал-лейтенант) 19 августа стал командиром 142-й стрелковой дивизии.

Полковник Я. Г. Кейзер (впоследствии генерал армии) в тот день стал командиром 172-й стрелковой дивизии.

Комбриг И. Ф. Дашичев (впоследствии генерал-майор) стал командиром 47-го стрелкового корпуса, включённого в 9-ю армию.

Полковник С. С. Бирюзов (в последующем Маршал Советского Союза) 19 августа стал командиром 132-й стрелковой дивизии.

Комбриг А. Д. Берёзкин (с 1940 года – генерал-майор) в тот день назначен командиром 119-й стрелковой дивизии[11] [15, С. 453].

Комкор Ф. И. Голиков (впоследствии Маршал Советского Союза) в августе 1939 года получил приказ сформировать 6-ю армию. Не только дивизии и корпуса, но и армии формировались в то время. К 17 сентября 6-я армия была укомплектована и участвовала в освобождении Западной Украины.

Этих примеров достаточно для того, чтобы понять: 19 августа 1939 года Сталин приказал удвоить количество стрелковых дивизий. Их и так было больше, чем в любой другой армии мира. Удвоить означало, что предмобилизационный период завершён и начата мобилизация. Одновременно с увеличением стрелковых дивизий происходило их полное укомплектование личным составом. До 1939 года все дивизии превращались в кадровые[12] [13, С. 144] (в отличие от территориальнно-милиционных солдаты находились в подразделениях постоянно).

Около пяти лет назад в Москве был рассекречен и опубликован уникальный документ – текст выступления Сталина на заседании Политбюро 19 августа 1939 года. Цитата из речи: «Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу, – сказал вождь. – Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать способ сосуществования с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный характер для СССР… Западная Европа будет подвергнута серьёзным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы можем надеяться на вступление в войну в благоприятный для нас момент ». Опыт последних пяти десятилетий, сказал далее Сталин, учит, что в мирных условиях взятие власти коммунистами в Западной Европе невозможно. Цитата: «Диктатура коммунистической партии становится возможной только в результате большой войны… Мы должны принять немецкое предложение (о присылке Риббентропа в Москву) и вежливо отослать обратно англо-французскую миссию. Мы сделаем свой выбор, и он ясен. Первым преимуществом, которое мы извлечём, будет уничтожение Польши до самых подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию… Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах». Немцы также не имеют ничего против возвращения СССР Бесарабии. Германия готова предоставить Советскому Союзу сферы влияния в Румынии, Болгарии и Венгрии. Открытым остаётся лишь вопрос о Югославии. Следует задуматься о последствиях немецкой победы или немецкого поражения в предстоящей войне, продолжал Сталин. Немецкое поражение неизбежно приведёт к «советизации» Германии, а в случае немецкой победы Германия будет вынуждена контролировать огромную территорию и подавлять как Англию, так и Францию. При этом Москва превратит подчинённые Германией народы в своих союзников, и тем самым предоставляется широкое поле деятельности для мировой революции. И, наконец, цитата: "Товарищи! В интересах СССР, чтобы война разразилась между Рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон ". Этот тезис Сталин повторяет в речи неоднократно.

Такова была в главных чертах эта речь. Как видим, она пронизана двумя основными идеями: о предоставляемой договором возможности внешней экспансии (причём не говорится ни слова о том, что изменение границ нужно для укрепления обороноспособности страны), и в особенности идеей необходимости всячески способствовать развязыванию европейской войны. Имеющиеся данные дают основание предполагать, что вторжение Советского Союза в Европу должно было начаться летом 1941 года.

22 июня – просто день начала наступления вооружённых сил Германии против вооружённых сил Советского Союза уже в ходе войны, в которой оба государства давно участвуют.

19 августа 1939 года Европа ещё жила мирной жизнью, а Сталин уже принял решение и запустил машину мобилизации в необратимое движение, которое в любом случае и при любом международном раскладе делало Вторую Мировую войну полностью неизбежной.

19 августа 1939 года Советский Союз уже был в состоянии войны, хотя пушки ещё не стреляли.

II. 3. Подготовленность СССР к ведению войны (к какой стране готовилась страна).

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. Войну СССР объявили Италия, Румыния, Венгрия, Финляндия, Словакия и Хорватия. Война началась не так как планировал Советский Союз. Очень быстро агрессоры захватили всю Беларусь, Литву, Латвию, Эстонию, Молдавию, почти всю Украину, часть России и подошли к Москве. Советский Союз понёс значительные потери: отступая на Восток, армии теряли людей, танки, авиацию, артиллерию. Почему немецкие войска так быстро продвигались в глубь СССР? Почему советское правительство не смогло дать отпор наступающим агрессорам? Для того чтобы ответить на эти вопросы необходимо досконально изучить событие тех предвоенных лет.

Придумано множество причин объясняющих неподготовленность Советского Союза. Одна из них следующая: “СССР активно готовился к обороне, но ему не хватило времени”. Казалось бы это утверждение верно, если вспомнить, что уже в 1935 – 1936 годах Германия приступает к созданию авиации, флота, в стране начинается всеобщая мобилизация. Но в том то и дело, что Советский Союз ещё до прихода Гитлера к власти завершил создание крупнейшей военной индустрии.

Начало подготовки СССР к новой войне пришлось на конец 20-х начало 30-х годов. Именно в годы первой пятилетки создаются крупнейшие тракторные заводы в Сталинграде, Харькове, Челябинске. Вообще-то слово “тракторные” в название не верно, потому что заводы выпускали танки, причём в гигантских количествах. В Харькове находился крупнейший и притом единственный в мире завод танковых дизелей. В годы первой пятилетки происходило быстрое строительство новых металлургических комбинатов в Магнитогорске и Кузнецке. Создавались новые города: Комсомольск-на-Амуре, Магадан, Норильск. 20-е – 30-е годы – это эпоха индустриализации. Огромные средства перекачивались из сельского хозяйства в тяжёлую промышленность, причём именно в военные отрасли. В стране свирепствовал голод, но темпы индустриализации всё нарастали. Дзержинский, ратовавший за развитие лёгкой промышленности, умер. Бухарин, считавший, что прежде всего необходимо обеспечить потребности крестьян и развить рыночную экономику, был расстрелян. Рано или поздно погибли все противники индустриализации. Как результат, в 1937 году Германия только приступает к созданию танков, а в СССР их уже свыше 11 тысяч.

К 1941 году на западной границе только в Белорусии построено 193 оборонительных сооружений (так называемая “Линия Молотова”). Это казалось бы много, но в тоже время было разоружено 876 более мощных боевых сооружений. Мало того, что строительство велось не высокими темпами, так ещё большинство вновь возведённых сооружений не было вооружено. В качестве примера возьмем Брест: “Примерно с мая 1940 года наш 33-й инженерный полк получил задание строить оборонительные сооружение – доты, которые возводились как в районе Бреста и крепости, так и в Домачевском и Высоко-Литовском районах… Но, к сожалению, большинство построенных нами дотов было без оружия и боеприпасов”[13] [3, С. 99]. Конечно можно сказать, что просто не хватило времени на оснащение дотов оружием. Но обратите внимание на дату. Советские войска вошли в Брест в сентябре, а приказ о начале постройки был отдан только через полгода! В других военных округах соотношение между вновь построенными сооружениями и разоруженными ещё более разительно. В Одесском военном округе разоружили три сверхмощных Ура (укреплённых района) на старой границе, а на новой пока к строительству не приступили: велись подготовительные работы[14] [5, С. 7]. Если подвести итог, про “Линию Молотова” можно сказать следующее:

– “Линия Молотова” не была достаточно вооружена, а строители не торопились её строить.

– “Линию Молотова” строили так, чтобы противник её видел (строительные площадки были расположены у самой границе, а работы велись днем и ночью, причём ночью строительство велось при полном освещении).

– “Линия Молотова” не прикрывалась полосой обеспечения, минными полями и другие инженерными сооружениями.

Вот тут-то мы и подходим к главному. Возведение “Линии Молотова” велось не для обороны – это была просто демонстрация строительства. Проект строительства линии был утверждён лично Сталиным по докладу К. Е. Ворошилова и Б. М. Шапошникова[15] [6, С. 271].

В 1941 году титанические массы советских войск были сосредоточены на Львовском выступе на Украине. Вторая по мощи группировка войск была сосредоточена на Белостоцком выступе в Белоруссии. Советские маршалы объясняют: главного удара мы ждали на Украине (по направлению нефтяных источников), а вспомогательного в Белоруссии (по направлению Брест-Москва). Если так, то главные усилия при строительстве “Линии Молотова” должны быть прежде всего сосредоточены на Украине, а во вторую очередь в Белоруссии. Но! Половину всех средств, выделяемых на строительство “Линии Молотова”, планировалось использовать в Прибалтике. Четверть планировалось для Белорусии и только 9% для Украины, где якобы ожидался главный удар[16] [16, С. 97].

В 30-х годах вдоль западных границ СССР были возведены тринадцать укрепленных районов – УРов. Эта полоса укрепленных районов получила неофициальное название – «Линия Сталина».

Каждый УР – это воинское формирование, равное бригаде по численности личного состава, но по огневой мощи равное корпусу. Каждый УР включал в свой состав командование и штаб, от двух до восьми пулеметно-артиллерийских батальонов, артиллерийский полк, несколько отдельных батарей тяжелой капонир ной артиллерии, танковый батальон, роту или батальон связи, инженерно-саперный батальон и другие подразделения. Каждый УР занимал район в 100-180 км по фронту и 30-50 км в глубину. Район оборудовался сложной системой железобетонных и броневых, боевых и обеспечивающих сооружений. Внутри Ура создавались подземные железобетонные помещения для складов, электростанций, госпиталей, командных пунктов, узлов связи. Подземные сооружения соединялись сложной системой тоннелей, галерей, перекрытых ходов сообщения. Каждый УР мог самостоятельно вести боевые действия длительное время в условиях изоляции.

УР состоял из опорных пунктов, каждый из которых в свою очередь имел круговую оборону и был в состоянии самостоятельно обороняться в полном окружении противника, отвлекая на себя значительные его силы. Основной боевой единицей укрепрайона был ДОТ – долговременная огневая точка – это было сложное фортификационное подземное сооружение, состоящее из ходов сообщения, капониров, отсеков, фильтрационных устройств. В нем находились: склады оружия, боеприпасов, продовольствия, санчасть, столовая, действующий водопровод, наблюдательный командный пункт. Вооружение дота – трехамбразурная пулеметная точка, в которой стояли на стационарных турелях три «Максима» в два орудийных полукапонира с 76-мм пушкой в каждом.

Тринадцать УРов на «Линии Сталина» – это титанические усилия и гигантские расходы в ходе двух первых пятилеток. В 1938 году все тринадцать УРов было решено усилить за счет строительства в них тяжелых артиллерийских капониров, кроме того началось строительство еще восьми УРов на «Линии Сталина». За один год в новых УРах было забетонировано более тысячи боевых сооружений. И вот в этот момент был подписан пакт Молотова-Риббентропа...

Пакт означал, что началась Вторая мировая война. Тот же пакт означал, что между СССР и Германией больше нет разделительного барьера: теперь у них общая граница. Что же сделал Сталин?

Осенью 1939 года, в момент начала Второй мировой войны, в момент установления общих границ с Германией все строительные работы на «Линии Сталина» были прекращены. Гарнизоны укрепленных районов на «Линии Сталина» были сначала сокращены, а затем полностью расформированы. Советские заводы прекратили выпуск вооружения и специального оборудования для фортификационных сооружений. Существующие УРы были разоружены; вооружение, боеприпасы, приборы наблюдения, связи и управления огнем были сданы на склады. Процесс уничтожения «Линии Сталина» набирает скорость. Некоторые боевые сооружения были переданы колхозам в качестве овощехранилищ. Большинство боевых сооружений было засыпано землей. Кроме прекращения производства вооружения для УРов советская промышленность после начала Второй мировом войны прекратила производство и многих других оборонительных систем вооружения. Так, например, было полностью прекращено производство противотанковых пушек к 76-мм полковых и дивизионных пушек, которые можно было использовать в качестве противотанковых. Противотанковые ружья не только сняли с производства, но и с вооружения Красной Армии.

И накануне самой войны – весной 1941 года – загремели мощные взрывы по всей 1200-километровой линии укрепления. Могучее железобетонные капониры и полукапониры, трех-, двух- и одноамбразурные огневые точки, командные и наблюдательные пункты – десятки тысяч долговременных оборонительных сооружений были подняты в воздух по личному приказу Сталина.

Подводя итог, можно сказать, что Советский Союз не готовился к оборонительной войне, а всё, что было связано с обороной, безжалостно уничтожалось.

СССР готовился к войне – это бесспорно, но не к войне, которая начиналась бы германским нападением: “Нереальными оказались и планы выхода частей в районы сосредоточения по боевой тревоге. В них не учитывалась возможность внезапного нападения фашистских захватчиков”. “И. В. Сталин не верил информации о предстоящем нападении Германии на СССР”. Если Красная Армия готовится к войне, но не к оборонительной, то тогда к какой. Думаю ответ очевиден.

Этого в принципе никто не отрицает, но говорят, что Сталин никак не мог напасть в 1941 году. Почему? А вы посмотрите: Красная Армия чрезвычайно слаба. В войсках на вооружении винтовки образца 1890/91 годов. Техника есть и её много, но в основном это устаревшие образцы танков, самолётов, артиллерии (например, в западных военных округах только 18,2 % танков и 21,3 % самолётов составляли машины новых конструкций)[17] [13, C. 218]. К началу войны 75 % всех командиров занимали свою должность менее года и только 7 % из них были с высшим образованием. Красная Армия не имеет боевого опыта, а экономика страны вообще работает в режиме мирного времени. К тому же просчёты Советского командования обусловили большие потери в живой силе и технике.

В тоже время немецкая армия вооружена до зубов (причём самой новейшей техникой), имеет опыт ведения военных действий. Все немецкие командиры действуют в соответствии с полностью разработанным планом “Барбаросса”. Экономика Германии переведена на военный режим. На неё работают все страны Европы. Вообще Германия полностью готова к войне, к войне наступательной и агрессивной.

На первый взгляд всё так и есть. Но при более детальном рассмотрении мы приходим к неизбежному выводу: те, кто считает, что Красная Армия была не готова к войне, а Германия имела лучшую армию либо специально, либо по незнанию искажают правду. На самом деле всё было с точностью до наоборот.

То, что экономика СССР не была переведена в режим военного времени не верно. Чтобы в этом убедится необходимо обратиться к истории.

26 июня 1940 года появился указ “О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений”[18] [7, C. 277]. Получается на какой работе застал указ, на такой и оставайся. Рассчитаться с заводом и уйти нельзя. Такого не было даже во времена Первой мировой войны. Указ от 26.06.40 года уже в своём названии противоречил не только общепринятым в мире правилам, но и самой сталинской конституции 1936 года. Ни в какой иной стране мира по отношению к своим гражданам не были приняты указы подобные этому. Жители Советского Союза были фактически низведены до уровня заключённых.

В тот же день – постановление СНК “О повышении норм выработки и снижении расценок”.

10 июля 1940 года ещё указ: “Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов промышленности”. Если раньше за брак лишали премии, то теперь стали сажать.

А указы шли чередой. 10 августа 1940 года “Об ответственности за мелкие кражи на производстве” – лагерные сроки за отвёртку, за унесённую гайку.

19 октября 1940 года ещё указ “О порядке обязательного переводе инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих с одних предприятий и учреждений в другие”. Самому с одной работы на другую переходить нельзя, но растут снарядные, пушечные, танковые, авиационные заводы и их комплектуют рабочей силой в плановом централизованном порядке.

А между тем рабочий день полнел и ширился: восьмичасовой превратился в десятичасовой, а с весны 1941 года и в двенадцатичасовой.

Ни одно государство, какой бы сильной экономикой оно не обладало, не выдержит, если оборонная промышленность ещё в мирный период перейдёт на режим военного времени. Полностью потребности современной войны могут быть удовлетворены лишь непрерывным развёртыванием в ходе военных действий производственного аппарата всей промышленности, всех отраслей народного хозяйства. Исходя из предвоенной ситуации, партия организовала создание таких потенциальных мощностей оборонной промышленности, которые в интересах всей экономики страны нецелесообразно полностью использовать в мирное время, но зато можно быстро развернуть в случае войны. Более того, заблаговременно были созданы предпосылки для того, чтобы с первых же дней войны, как того требует военная экономика, привлечь к производству оборонной продукции все предприятия, которые до этого производили мирную продукцию. До войны был создан огромный мобилизационный резерв на всех заводах артиллерийского и стрелкового вооружения. Важную роль в создании мощной военной экономики в СССР сыграло заблаговременное, осуществлённое до войны широкое развитие мощностей и передовой техники в оборонной промышленности. Уже тогда перед военной индустрией была поставлена глубоко продуманная и чёткая мобилизационная задача[19] [5, C. 18].

Трудовые отношения 1941 года стали регламентироваться чуть ли не уголовным законодательством. Трудовое законодательство 1940 года было столь совершенным, что в ходе войны его не пришлось ни корректировать, ни дополнять. Указы 1940 года – это окончательный перевод экономики страны на режим военного времени. Это мобилизация.

Указом 1940 года отменялась стипендия в средних специальных и высших учебные заведения и вводилась плата за учёбу. Это мотивировалось повышением благосостояния трудящихся, чего на самом деле не наблюдалось. Многие оказались не только не в состоянии платить за учёбу, но и за жилье. Советская власть позаботилась о них. В октябре 1940 года был принят закон «О государственных трудовых резервах», который предусматривал бесплатное обучение различным профессиям, а также бесплатное жильё. Новая система обучения позволяла готовить в год до 1 млн. квалифицированных рабочих.

Говорят Красная Армия была сильно ослаблена массовыми репрессиями. Так ли это?

Действительно в 1941 году высшее образование имели 7% командного состава. Это реальный факт и оспорить его невозможно. Но в 1941 году этот процент был наивысшим за весь межвоенный период. До репрессий, в 1936 году эта цифра составляла 6,6. Проведенные расчеты показывают, что в период репрессий наблюдался устойчивый рост количества начсостава имеющего среднее и высшее военное образование. Так, академическое образование в 1936 году имело 13 тыс. лиц начсостава, в 1939 году – после фактического окончания репрессий – 23 тыс., в 1941 году – 28 тыс. офицеров. Военное образование в объеме военной школы имело соответственно – 125, 156 и 206 тыс. военнослужащих.

Считается, что больше всего от репрессий пострадал советский генералитет. Как отразились репрессии на образовательном уровне высшего командного состава? Как ни парадоксально, но объективно его уровень вырос. В первой половине 30-е гг. доля лиц этой категории, имеющих высшее военное образование, колебалась от 30 до 40%. Перед началом репрессий 29% имело академическое образование, в 1938 году их было уже 38%, а в 1941 году – 52% военачальников имело высшее военное образование.

Может быть это случайность или фальсификация? Нет. Знакомство с документами, отчетными данными кадровых органов по арестованным и назначенным вместо них военачальникам свидетельствует о росте академического образования по всем основным должностным группам. Например, в пик репрессий, с 1 мая 1937 года по 15 апреля 1938 года, из 3-х арестованных заместителей Наркома обороны ни один не имел академического образования, 2 из назначенных его имели. Из командующих войсками округов арестовано 3 с высшим образованием, назначено – 8; заместители командующих округами: соответственно арестовано 4 с высшим военным образованием, назначено – 6; начальники штабов округов – арестованные не имели академического образования, 4 из 10 назначенных его имели; командиры корпусов – арестовано 12 с высшим военным образованием, назначено 19; начальники штабов корпусов – арестовано 14 с высшим образованием, назначено 22. И так по всем должностям, за исключением командиров дивизий. 33 арестованных комдивов имели академическое образование, а среди назначенных таких было только 27. В целом по высшему командному составу количество назначенных, имеющих высшее военное образование, превышает число арестованных с аналогичным образованием на 45%.

Подводя итог, можно сделать некоторые выводы. Во-первых, исследование объективных показателей и характеристик различных категорий командно-начальствующего состава, проведенное с помощью количественных методов, не дает оснований для утверждения о значительном влиянии репрессий на состояние военных кадров в предвоенный период. Исключение составляет достаточно тонкий слой высшего командно-начальствующего состава, в котором репрессии произвели определенные изменения. Однако его основные объективные показатели были не хуже, а по отдельным показателям лучше, чем у их репрессированных предшественников.

Во-вторых, анализ доступных данных показывает, что репрессии не оказали на состояние военных кадров того значительного влияния на уровень подготовки, укомплектования, наличия боевого опыта и опыта руководства частями и соединениями, которое им придается в историографии. К началу войны армии удалось подойти с достаточно высоким образовательным уровнем высшего офицерского состава. Главным недостатком офицерского корпуса перед войной являлась низкая подготовка огромной массы командиров среднего звена. Значительная группа офицеров с невысоким уровнем образования, влившаяся в Красную Армию в предвоенные годы, была неизбежным следствием ее незапланированного развертывания. Опыт прохождения службы в занимаемых должностях был невелик, но, как показывает предшествующий опыт массового развертывания новых формирований, вряд ли он мог быть выше при данной системе подготовки, выдвижения и накопления высших военных кадров.

Но давайте посмотрим кто стоял во главе дивизий, корпусов, армий в 1941 году.

До 1940 года в Красной Армии для высшего командного состава были установлены воинские звания: “комбриг”, “комдив”, “комкор”, “командарм”. В качестве знаков различия использовались ромбы в петлицах. Но вот в мае 1940 года Сталин вводит генеральские звания и звёзды вместо ромбов. Новые звания – генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал-полковник, генерал армии – никак не связаны со старыми званиями. После переаттестации всего высшего командного состава всем присваиваются новые генеральские звания (например, комкор Жуков получает высшее звание – генерал армии). Командир дивизии – это генеральское звание. До 1939 года так оно и было. Но после подписания пакт Молотова-Риббентропа количество советских дивизий, корпусов, армий стало стремительно возрастать. В этих условиях на генеральские должности становятся полковники. Примеры: 2-я гвардейская стрелковая дивизия – командир полковник А. З. Акименко, 3-я гвардейская стрелковая дивизия – командир полковник Н. А. Голен, 4-я гвардейская стрелковая дивизия – командир полковник П. Ф. Москвитин, 32-я танковая дивизия – командир полковник Е. Г. Пушкин и многие другие. Хоть и реже, мы встречаем полковников на должностях начальников штабов корпусов и даже армий: начальник штаба 28-го стрелкового корпуса – полковник Лукин, начальник штаба 4-й армии – полковник Л. М. Сандалов.

Но командиров всё равно не хватает. Пока Гитлер стоял к Сталину лицом, наличного состава хватало с избытком (даже чтобы сажать). Но вот Гитлер устремил свои взгляды на Запад, и вдруг Сталину понадобились командиры очень высокого ранга. Очень много командиров! И тюремные вагоны из Сибири, Магадана, Калымы заспешили в Москву. Тут бывших командиров, прошедших ГУЛАГ, встречают и объясняют, что произошла ошибка. Уголовное дело прекращается, судимость снимается, а командиры возвращаются в дивизии, корпуса, армии.

Не всем выпущенным одинаковое почтение. Например, К. К. Рокоссовский (будущий Маршал Советского Союза, в 1945 году он будет командовать Парадом Победы в Москве) получает звание генерал-майора. Но большинство выпущенных из тюрем так и остаются комбригами, комдивами, комкорами. В Красной Армии создаётся две параллельные системы званий, две системы знаков отличий, две различные системы одежды. За примерами не надо далеко ходить. Полковник Хижняк (в будущем генерал-лейтенант) так описывает своего начальника “Л. Г. Петровский… выделялся исключительной храбростью и отличным знанием военного дела”[20] [5, C. 31] и тут же приводит воинское звание Петровского – комкор. Полковник был прав: с тяжёлыми боями комкор Петровский вывел свой 63-й стрелковый корпус из окружения и мог выйти сам (к этому времени он уже был назначен командующим 21-й армии с присвоением звания генерал-лейтенанта), но Петровский остался с частями прикрытия и погиб, как герой.

Если мы взглянем на любую армию, тайно выдвигающуюся из глубины страны, то везде увидим выпущенных из тюрем комбригов: 67-й стрелковый корпус – командующий комбриг Ф. Ф. Жмаченко, 51-й стрелковый корпус 22-й армии – командующий комбриг Поветкин, 62-й стрелковый корпус той же армии – командующий комбриг И. П. Карманов. Можно сказать, что Сталин укреплял свои армии для обороны. Но это не так! Процесс освобождения высшего командного состава начался ещё до создания плана “Барбаросса”.

Во флоте происходило то же самое: адмирал Л. М. Галлер в 1938 году был осуждён, а в1939 году он становится начальником Главного Морского штаба, в этом же году осуждён и адмирал В. А. Алафузов, через год он заместитель начальника Главного Морского штаба; адмирал Н. Г. Кузнецов в 1938 году понижен в звании и отправлен на Дальний Восток, в 1939 году он Нарком Военно-Морского флота СССР[21] [9, C. 254].

В армиях придвинутых к границе было не мало комбригов, комдивов, комкоров (пример: 35-й стрелковый корпус 9-й армии на румынской границе – командующий комбриг И. Ф. Дашичев). И всё же основное их предназначение – армии тайно, выдвигающиеся из глубины Советского Союза. Почему? Да потому что эти армии комплектовались заключёнными. Все знают про штрафные батальоны, так вот до начала войны в СССР появились не только батальоны, но и целые штрафные дивизии и даже корпуса. А в немецких сводках они получили названия “чёрных”. Почему именно такое название? Откройте книги Солженицына, в них можно прочесть: одежда зэка – чёрный бушлат. Но может Сталин готовил их к обороне? А если бы Гитлер не напал, что бы сделал Сталин с полчищами заключённых: отобрал бы оружие и отправил обратно в ГУЛАГ? Как вы думаете, чтобы тогда произошло? Да и как Сталин мог готовить к обороне, когда и сам не верил в возможность нападения Гитлера?

В 1940 году Сталин даёт “второе рождение” неизвестному, но огромному количеству командиров осуждённых на быструю или медленную смерть. Этим людям дали в руки оружие и власть, но каждый из них по существу смертник, горящий желанием, делом и кровью вернуться на высоты, с которых Сталин его сверг. Для них служба в действующей армии на фронте – это возможность реабилитировать себя. Смерть их не страшила. Сложилась следующая ситуация: многие из тех, кто сел во времена сталинских чисток 1932 – 1939 годов, в 1940 вернулись на свои должности.

А теперь обратимся к командирам армий, непосредственно стоящих на западных границах:

Начальник Генерального штаба в 1941 году – генерал армии Г. К. Жуков. Тот самый Жуков, который не знал поражений, под чьим руководством совершилось контрнаступление под Москвой в 1941 году, наступление под Сталинградом в 1942, операция “Багратион” в 1944 и, наконец, штурм Берлина в 1945. В том же году он будет принимать Парад Победы в Москве. Это достаточно очевидные и общеизвестные факты. Но в 1941 году именно под его руководством советские армии были «неправильно» размещены в непосредственной близости от границы, что привело к катастрофическим последствиям.

Своё восхождение Жуков начал в 1939 году на Дальнем Востоке. Именно там, в сражении на реке Халхин-Гол, впервые в истории, был осуществлён блицкриг. 1-я армейская группа за одну неделю разбила превосходящую её в живой силе 6-ю японскую армию. Наступлением командовал Жуков.

В 1940 году Жуков приезжает в Москву, но приезжает ни один. Вместе с ним на западных границах появляются его сослуживцы.

Генерал-майор танковых войск М. И. Потапов, сослуживец Жукова с начала тридцатых годов. Летом 1939 года на Халхин-Голе он командовал танковой бригадой. Жуков высоко оценил его способности и сделал своим заместителем. В 1940 году Потапов получает под своё командование 4-й механизированный корпус, которым в последствии будет командовать генерал Власов. В феврале 1941 года генерал-майор танковых войск Потапов – командующий 5-й армией расположенной на Львовском выступе[22] [6, C. 214].

Комбриг А. З. Устинов на Халхин-Голе был начальником авиации. Кредо Устинова не воздушные бои, а внезапный удар по спящим аэродромам. В июне 1941 года Жуков рекомендует генерал-майора А. З. Устинова на должность командующего авиацией Южного фронта. Сталин кандидатуру принимает.

Генерал-лейтенанты И. Н. Музыченко и Ф. Я. Костенко в своё время были командирами полков в дивизии Жукова. В начале июня 1941 года они командовали соответственно 6-й и 26-й[23] [6, C. 154] армиями. Обе армии на Львовском выступе.

Не меньше среди командиров армии участников военных действий в Испании и Финляндии. Командующим Западным особым военным округом генерал армии Д. Г. Павлов, командующий 7-й армии генерал армии К. А. Мерецков, командующий 48-м стрелковым корпусом генерал-майор Р. Я. Малиновский – все они воевали в Испании[24] [9, C. 236]. На западных границах в мехкорпусах даже средний офицерский состав был укомплектован людьми, имеющими боевой опыт, пример: капитан А. Д. Щеглов – участник боёв в Испании, награждённый орденами Красного знамени и Красной звезды[25] [5, C. 21].

Изучая прошлое командиров западных армии можно найти интересную закономерность. Генералы армии Г. К. Жуков и И. В. Тюленев, генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, генерал-лейтенант А. И. Ерёменко, генерал-майор Р. К. Рокоссовский, полковник И. Х. Баграмян, большинство офицеров мехкорпусов и многие другие – бывшие кавалеристы. Командир кавалерийского склада – внезапность, решительность, наступательный порыв, обходы и охваты, не позиционная, а манёвренная война. Каждый из этих людей признаёт только один способ ведения войны – наступление. И именно этих людей собрал Сталин на западных границах, поставив их во главе дивизий, корпусов, армий.

Но каким бы хорошими не были командиры, они не стоят ничего, если у страны нет войск. Давайте обратимся к тем войсковым формированиям, которые существовали в Советском Союзе накануне войны.

28 июня 1938 года в мирное время был образован Краснознамённый Дальневосточный фронт, в состав которого вошли 1-я и 2-я общевойсковые армии[26] [13, C. 186]. Этот шаг советского правительства вполне понятен: отношения с Японией не всегда складывались благоприятно для СССР (боевые действия у озера Хасан (1938 г.) и на реке Халхин-Гол (1939г.)).

В европейской части Советского Союза армий со времён Гражданской войны не было. Приход Гитлера к власти, политические и военные кризисы в Европе, захват немцами Австрии и Чехословакии, война большевиков с фашистами в Испании – всё это не повлекло создание советских армий на западных границах.

Но вот наступает 1939 год, год великих событий, изменивших всю мировую историю. Не менее знаменательным этот год стал и для СССР: он начинает искать пути сотрудничества с Германией. 23 августа Советский Союз подписывает пакт о не нападении с Германией. Заключая этот пакт, Сталин, по сути, дал фашистам разрешение напасть на Польшу, то есть начать Вторую Мировую войну. Но это видимая сторона 1939 года, на самом деле в этот же год происходит ещё одно знаменательное событие: Советский Союз начинает формирование армий в европейской части страны. Но против кого? Только против Германии, с которой продолжают вестись интенсивные переговоры. Нарком Военно-Морского флота Н. Г. Кузнецов прямо так и говорит: “Становилось уже очевидным ..., что фашистская Германия – наш наиболее вероятный противник. Партия готовила к этому общественное мнение”[27] [9, C. 243].

Итак, советская дипломатия ищет пути к миру, а на западных границах появляются армии, внезапно и целыми сериями: 3-я и 4-я в Белорусии, 5-я и 6-я – на Украине, 7-я, 8-я и 9-я – на финской границе. Армии набирают мощь, а в это время к ним добавляются новые: 10-я и 11-я в Белорусии, 12-я на Украине. Каждая из них через короткое время после своего создания побывала в деле: “освобождали” Западную Беларусь и Украину, участвовали в Зимней войне. Но армий всё равно мало, поэтому появляются новые: 13-я, 14-я, 15-я.

После завершения боёв и “освободительных” походов ни одна армия не была расформирована. До этого армии формировались только во время войны и только для войны. Но СССР “освободил” всех, кого только можно. Больше в Европе освобождать некого. Дальше Германия, с которой подписан пакт о дружбе и границах. И вот именно в этот момент процесс создания новых армий резко ускорился.

В июне 1940 года в Забайкалье создаётся 16-я и 17-я армии[28] [13, C. 187]. Это очень важно. Просматривая военные хроники Гражданской войны, мы обнаруживаем, что самый большой номер для обозначения армии – 16. А это то время, когда против молодой Советской республики выступили войска Антанты, белогвардейцы. Гражданская война – время борьбы коммунистического режима за своё существование. И всё же армии с 17 номером в СССР не было.

Но вот с Германией подписан мир, и Советский Союз создаёт 17-ю армию. СССР, не ожидая нападения извне, в мирное время по числу армий превзошёл тот уровень, который был достигнут только в ходе жесточайшей войне при всеобщей тотальной мобилизации и напряжении экономического и физического потенциала страны. Отныне развитие Советского Союза происходило в совершенно новых условиях.

Но на этом бурный процесс создания армий не прекратился. В июле 1940 года на германской границе создаётся ещё одна армия – 26-я. Развернув пять армий против Японии (1-ю, 2-ю, 15-ю, 16-ю, 17-ю) и двенадцать против Германии и её союзников, летом 1940 года советское руководство принимает решение о создании ещё одиннадцати армий. Одна против Японии (25-я)[29] [13, C. 187], десять против Германии. 23-я и 27-я армии тайно появились в Западных округах в мае 1941 года. В том же месяце в Белорусии объявляется 13-я, а на Украине 9-я армии. 13 июня 1941 года появились и все остальные: 18-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я, 24-я, 28-я.

Пока Гитлер был врагом – армии не было. Пока делили Польшу, пока советские войска стояли с фашистами лицом к лицу, Сталину было достаточно иметь на Западе двенадцать армий. Но вот Гитлер повернулся спиной, бросил Вермахт против Дании, Норвегии, Франции и Великобритании, оставив в Польше семь пехотных дивизий без танков и авиации. И вот именно в этот момент внезапно появляются ещё девять советских армий, да ещё 16-я тайно перебрасывается из Дальневосточного военного округа. А для чего, для обороны? Нет. И вот почему.

Основу советской стратегии составляла теория “глубокой операции”. Образно говоря – это теория нанесения внезапных, очень глубоких ударов по самому уязвимому месту противника. В планировании «глубокой операции» важная роль отводилась воздушно-десантным войскам. США, Великобритания, Франция агрессивную войну не планировали и поэтому воздушно-десантные войска там развития не получили. Впервые в мировой практике парашютно-десантные войска стали создаваться в Советском Союзе[30] [13, C. 212]. В начале войны в вооружённых силах СССР было 5 воздушно-десантных корпусов и несколько сотен тысяч отлично подготовленных парашютистов. На начало войны четыре из них находились в западных приграничных округах, а пятый в Харьковском округе. Десант – это не оборона, а нападение. Его высадка практически невозможна без полного превосходства в воздухе. Расположение советских воздушно-десантных корпусов ясно указывало, что их высадка будет проводится по всей линии фронта. Но добиться полного превосходства в воздухе можно только нанося внезапный удар по спящим аэродромам, по ничего не подозревающему противнику.

Вместе с теорией “глубокой операции” родилась и теория “ударной армии” – инструмента, которым такие удары наносятся. Ударные армии включали в свой состав значительное количество артиллерии и пехоты, для того чтобы проломить оборону противника, и мощный танковый кулак – 500-1000 танков для нанесения сверхмощного удара в глубину.

Германская теория “блицкрига” и советская «глубокая операция» поразительно схожи не только по духу, но и в деталях. Для осуществления “блицкрига” тоже создавался специальный инструмент – танковая группа, в которой было в среднем 1000 танков (против СССР применялись четыре такие группы: под командованием Гепнера, Гота, Гудериана и Клейста). Схожесть двух теорий объясняется довольно просто: при создании блицкрига фашистский генерал Г. Гудериан только скопировал многие положения советской военной теории по данному вопросу[31] [13, C. 211]. Невероятно, но факт агрессивная Германия для проведения нападений использовала военный опыт миролюбивого Советского Союза. Но у фашистов мы видим ярко выраженные механизмы агрессии – танковые группы. А вот в СССР все армии имели единую нумерацию и названия “ударные” не носили. А может их не было? Нет, были.

Давайте выясним: какие армии являются ударными, а какие обыкновенными. Для выяснения используем обыкновенное сравнение с немецкими танковыми группами (тем более что фашистские теории покоились на советских расчётах). Элемент, который превращает обычную армию в ударную – это механизированный корпус новой организации, в которой по штату положено иметь 1031 танк[32] [13, C. 166] (после нападения Германии все мехкорпуса были расформированы – в обороне не были нужны такие чисто наступательные формирования).

Включите один такой корпус в обычную армию, и по количеству она сравняется, а по качеству превзойдет любую немецкую танковую группу.

Вот тут мы делаем поразительное открытие. На 22 июня 1941 года все советские армии на немецкой и румынской границе подходят под стандарты ударных армий, хотя и не имели такого названия: 23-я, 8-я, 11-я, 3-я, 10-я, 4-я, 5-я, 6-я, 26-я, 12-я. 18-я, 9-я. Вдобавок к ним разгружалась 16-я, и тайно выдвигались к германской границе 19-я, 20-я и 21-я – типично ударные армии. Не все корпуса были полностью укомплектованы танками. Но нужно принимать в расчет не только, что было сделано, но и то, что собирались сделать. Германское вторжение застало Советский Союз в процессе создания небывалого количества ударных армий.

Среди обычных армий вторжения мы встречаем и не совсем обычные. Их три 6-я, 9-я и 10-я. В каждой из них включены по два механизированных корпуса. После полного укомплектования каждая армия в своем составе должна иметь 2330 танков (по количеству половина всех танковых войск Германии). Каждая из этих армий вторжения максимально приближена к границам, причем если есть выступ, то она именно там (10-я армия на Белостоцком, 6-я на Львовском выступах), что делало невозможным оборону (уже в мирное время эти войсковые формирования были с трёх сторон окружены противником), но прекрасно подходило для нападения. Среди трех самых мощных армий одна выделяется особо – 9-я. Она очень похожа на другие, но в её состав планируется включить ещё один мехкорпус – 27-й. После полного комплектования в 9-й армии был бы 3341 танк. Но есть ещё один интересный факт: самая мощная армия мира формировалась не на германской, а на румынской границе! Почему? Вот мнение английского историка Базиля Лиддела Гарта: «Русские оказались в опасной близости от румынских нефтяных полей, с которых Гитлер рассчитывал получать нефть для своих потребностей теперь, когда он был отрезан от заморских источников. В последующие недели эта опасность вызывала в нём всё возрастающую нервозность и беспокойство… 29 июля Гитлер заговорил с генералом Йодлем о возможности войны с Россией, если последняя попытается захватить румынские нефтяные источники»[33] [12, C. 30]. Да, именно освободительный поход 9-й армии в Румынию мог бы решить исход будущей войны. Нефть – кровь войны, а Румыния – нефтяное сердце Германии. Удар по Румынии был бы смертелен для Германии.

Советский Союз готовил удар в направлении румынских нефтяных источников. Именно поэтому самая мощная армия мира была сформирована на румынской границе и именно поэтому генерал армии – лучший генерал советских вооружённых сил – Г. К. Жуков перед самой войной был отправлен в Тирасполь координировать действия Южного и Юго-Западного фронтов.

Хорошо, скажете вы, были у советского командования мехкорпуса, но танками же они не были укомплектованы, да и танки то старые. Но вспомним: в западных округах на 22 июня Советский Союз уже имел подавляющие превосходство в технике. Для нанесения первого уничтожающего удара её было вполне достаточно. К тому же Сталин всеми силами старался избежать преждевременной войны с фашистами. Он был в состоянии отдать приказ промышленности произвести достаточное количество боевой техники, но представим себе реакцию немцев, если бы все армии были полностью вооружены. Укомплектование всех мехкорпусов привело бы к срыву советской внезапной агрессии. К тому же заметьте: мехкорпуса 10-й и 6-й ударной армий были укомплектованы почти полностью, причём танками Т-34 и КВ (недостающая техника была уже в пути), недоукомплектованными оставались мехкорпуса армий, выдвигаемых из глубины советской территории и армий, которым предстояло развивать наступление. Да, но техника была всё-таки устаревшей. Давайте разберёмся. Для простоты разделим все танки на лёгкие, средние и тяжёлые.

Вступив на территорию Советского Союза, Германия имела два типа легких танков: Т-1 и Т-2.

Т-1 поступил на вооружение в 1934 году. Вооружение – пушек нет, 2 пулемёта. Броня – 13 мм. Т-2 поступил на вооружение в 1936 году. Вооружение – 20-мм пушка, один пулемёт. Броня – 13 мм. И эти танки считаются самой новейшей техникой. А теперь посмотрим, что было у Советского Союза.

Да, и в СССР был танк с пулемётным вооружением – Т-40, правда он был вооружён крупнокалиберным пулемётом (12,7-мм против 7,62-мм на немецких). Броня примерно такая же, как и на Т-2. Но наш Т-40 был плавающим, а это кардинальным образом изменяло сферу его применения. Кроме Т-40 в мире было ещё два типа плавающих танков: Т-37 и Т-38. Но в том то и дело, что эти танки раньше стояли на вооружении советских армий, а теперь были заменены на Т-40. Ещё одна интересная подробность: танк Т-40 был принят на вооружение в 1940 году, но по странному советскому стандарту новейшим не считается. На начало войны Красная Армия располагала 249 танками Т-40.

Основу мехкорпусов СССР составляли лёгкие танки Т-26 и БТ, которые с презрением называют устаревшими. А между тем на Т-26 была установлена 45-мм пушка, которая была гораздо мощнее любой пушки немецкого танка. Броня Т-26 – 15 мм. На базе Т-26 были созданы ОТ-26 и ОТ-100 – огнемётные танки (около 1,5 тыс. боевых машин). В общей сложности за десять лет серийного производства было выпущено 11 208 танков этого типа.

Основное преимущество танков БТ – скорость. Это качество было доминирующим над остальными настолько, что даже выносилось в название танка – быстроходный. В 30-е годы практические все танки мира выпускались по схеме: двигатель в корме, трансмиссия в носовой части. БТ был исключением: двигатель и трансмиссия – на корме. Через 20 лет мир поймёт преимущество такой компоновки.

БТ – это танк агрессор. Его можно было использовать только в наступательной войне. Огромная скорость (86 км/ч против 30 км/ч немецких танков) позволяло БТ стремительно врываться на территорию противника, обходить очаги сопротивления и устремляться в глубину, где не было войск, но где находились города, мосты, заводы, аэродромы, командные пункты, узлы связи. Вооружение танков БТ – 45-мм пушка и 2 пулемёта, броня – 20 мм (кстати, броня БТ была съёмная). Но на вооружении Советского Союза находилось немало танков БТ-5А и БТ-7А оснащённых короткоствольными 76-мм пушками. Легендарный танк Второй Мировой войны – Т-34 – прямой потомок БТ. С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 (не считая БТ-2, БТ-5, БТ-5А и БТ-7А).

С 1940 года на вооружение Красной Армии стали поступать лёгкие танки Т-50. Танки вооружались 45-мм пушкой, броня – 37 мм. Но новейшими они всё равно не считаются.

Считается, что советские танки Т-26 и БТ были сильно изношены, но известно: танки БТ использовались в боевых действиях против гитлеровского вермахта вплоть до 1944 года, так же как и Т-26.

А теперь обратимся к средним танкам, которые составляли основу немецких бронетанковых войск – Т-3 и Т-4.

Т-3 поступил на вооружение в 1937 году. Перед вторжением в СССР танки были оснащены 50-мм пушкой, а броня увеличена до 30 мм. Скорость – 30 км/ч.

Т-4 поступил на вооружение в том же 1937 году. Вооружение – короткоствольная 76-мм пушка. Броня – 30 мм. Скорость такая же, как и у Т-3. Получается немецкие новейшие танки по вооружению и бронированию незначительно превосходили наши «устаревшие». В начале вторжения немцы располагали 2068 танками типа Т-3 и 531 танком Т-4[34] [12, C. 242].

В СССР на начало войны было также два типа средних танков.

Средний танк Т-28 поступил на вооружение в 1933 году. Первоначально вооружался 76-мм пушкой длинной ствола 16,5 калибров, которая, однако, вскоре была заменена пушкой с длинной ствола 26 калибров. Такое изменение привело к тому, что по огневой мощи наши «устаревшие» Т-28 значительно превосходили немецкие танки всех типов. Первоначально броня составляла 30 мм. Но во времена Зимней войны танки Т-28 проходят модернизацию. В итоге толщина брони достигла 80 мм! Думаю комментарии излишни. На начало войны Т-28 насчитывалось около 600 штук.

В 1940 году на смену Т-28 приходит новый средний танк – легендарный Т-34. Вооружение – 76-мм пушка с длинной ствола 41,2 калибра. По своей огневой мощи Т-34 в два раза превосходил Т-4. Броня – 45 мм. Казалось бы немного, но в способе бронирования танка была одна небольшая тонкость, на которую ни английские, ни немецкие конструкторы тогда не обратили большого внимания. Баллистические испытания, проведённые позднее, показали, что броневой лист толщиной 100 мм, расположённый под углом в 60 градусов, обладает такой же противоснарядной стойкостью, как и бронеплита толщиной 330 мм, стоящая вертикально. Лобовая броня Т-34 как раз и была расположена под углом в 60 градусов[35] [12, C. 240]. Как результат, наиболее мощный немецкий танк Т-4 мог вывести из строя Т-34 только в результате прямого попадания в корму, где находилась вентиляционная решётка, прикрывающая двигатель. В то же время Т-34 почти при любом попадании уничтожал и Т-3, и Т-4. На начало войны на вооружении Советского Союза находились 1363 танков Т-34.

На 22 июня 1941 года в СССР на вооружении Красной Армии состояло три типа тяжёлых танков: Т-35, КВ-1 и КВ-2. В Германии тяжёлые танки были только на бумаге.

Тяжёлый танк Т-35 поступил в войска в 1933 году и составлял резерв Верховного Главнокомандования. Вооружение – короткоствольная 76-мм пушка и две 45-мм. В 1940 году Т-35 был модернизирован: броня достигла 80 мм. Танков было немного – 61 штука. Практически все танки Т-35 входили в состав 8-го мехкорпуса и были потеряны в ходе боевых действий в районе Дубно.

В 1940 году на вооружение советских войск поступает новый тяжёлый танк – КВ-1. Вооружение 76-мм пушка такая же, как и на Т-34. А вот броня существенно увеличена до 90 мм. В том же году в Финляндии боевые испытания прошёл ещё один тяжёлый танк – КВ-2. Его основное отличие от КВ-1 – вооружение. КВ-2 оснащался 152-мм пушкой-гаубицей. До начала войны было выпущено 677 танков серии КВ.

Итак, у кого же была устаревшая техника? Ответ очевиден.

Сталин не верил в войну с Гитлером. События 22 июня застали его врасплох. На рассвете 22 июня немецкий посол прочёл меморандум фашистского правительства председателю Совнаркома – Молотову. Потрясённый Молотов молча выслушал посла и затем произнёс: «Это война»[36] [12, C. 48]. Две ключевые фигуры Советского Союза не верили в неё до самого последнего момента – это знают все. Это одно из доказательств не подготовленности СССР к войне. Но!

На 21 июня 1939 года Сталин имел 100 стрелковых и несколько кавалерийских дивизий. Ровно через два года в Красной Армии было только 198 стрелковых дивизий и ещё более 60 планировалось создать после нападения. За два года количество стрелковых корпусов возросло с 25 до 62. За тот же период количество моторизированных дивизий возросло с 0 до 30, мотострелковых с 1 до 16. Вместо 4 механизированных корпусов (по 560 танков) на начало войны СССР располагал 29 мехкорпусами (по штату 1031 танк). Количество танковых дивизий за два года увеличилось с 0 до 61 и ещё не менее 60 планировалось создать после начала войны, воздушно-десантных корпусов с 0 до 5. Численность армии мирного времени не должна превышать одного процента от уровня населения (для СССР в 1941 году не более 1,9 миллиона человек). Советский Союз достиг этого уровня в 1939 году, но на этом не остановился. На 22 июня 1941 года численность личного состава вооружённых сил СССР составляла – 5,5 млн. человек. Количество армий в европейской части Советского Союза возросло с 0 до 26.

Если Сталин верил Гитлеру, то тогда для чего он увеличивал свою армию. Почему 19 августа Сталин отдаёт приказ о формировании сотни новых стрелковых дивизий, а 21 августа советская сторона прекращает переговоры с англичанами и французами? Если советские руководители готовились напасть на врага только в ответ на его агрессию, тогда почему в сорок первом Красной Армии был нанесён сокрушительный удар и немцам отошли тысячи квадратных километров территории? Да потому что в 1941 году Советский Союз готовил агрессию не только против Германии и её союзников, но и против остального мира. И именно подготовка к агрессии стала причиной поражений на начальном этапе войны.

Армии, максимально придвинутые к границе, оказались под артиллерийским, а некоторые части, как например 28-й стрелковый корпус 4-й армии, под непосредственным ружейно-пулемётным огнём, и налётами авиации фашистов, с первых же минут нападения. Наиболее мощная сверхударная 10-я армия Западного особого военного округа, ещё не вступив в бой, попала в окружение и была уничтожена. Части сил 4-й, 3-й и 13-й армий понесли невосполнимые потери и разделили участь 10-й. В плен к немцам попали штабы самого высокого уровня, множество генералов. В первый день войны было уничтожено свыше тысячи советских самолётов, а без прикрытия с воздуха в конечном итоге нельзя удержать ни один фронт на земле[37] [12, C. 346]. Немецкая авиация бомбила и штурмовала отступающие советские колонны, обозы и подтягивающиеся резервы в местах их скопления на перекрёстках дорог и переправах. Эффект был сокрушительным. Советские войска не могли ничего сделать, потому что зенитных средств в армиях катастрофически не хватало[38] [9, C. 346]. Даже последние модели танков не снабжались зенитными пулемётами, а с более ранних они снимались. Да в СССР была лучшая техника, но запасы боеприпасов и склады вооружения были размещены в непосредственной близости от границы и захвачены противником[39] [5, C. 39], а самый лучший танк без топлива и боеприпасов превращается в кучу железа. В результате оккупации, а также эвакуации промышленности из прифронтовых районов из строя выбыло более 300 предприятий, изготовлявших боеприпасы[40] [5, C. 198]. До 1942 года с противником воевали фактически остатки Красной Армии без техники, боеприпасов и вооружения.

Про начальный период говорят «крупнейшие ошибки и просчёты Сталина», «неоправданное размещение войск». Для обороны – да! Но для нападения действия советского командования представляются логичными и глубоко продуманными.

Для нападения немцы сосредоточили свои основные силы в районе Сувалок (две танковые группы Гепнера и Гота), в районе Бреста (танковая группа Гудериана) и в районе Львова (танковая группа Клейста). Свои основные силы советское командование сосредоточило на Белостоцком и Львовском выступах. Немцы расположили большинство своих частей ВВС в непосредственной близости от границы – 4,9 тыс. самолётов (кстати, 22 июня в войне против СССР приняли участие только ВВС Германии и Румынии около – 4 тыс. самолётов). Советское командование сосредоточило в западных военных округах 25 тыс. самолётов. Немецкие танковые войска составляли 4,3 тыс. танков, входивших в состав четырёх танковых групп. Советское командование расположило возле границы двадцать два мехкорпуса и отдельную танковую дивизию, в состав которых входило более 12,7 тыс. танков (без учёта танков, входивших в состав стрелковых и кавалерийских дивизий). Кроме того в западные военные округа перебрасывалось ещё три мехкорпуса общей численностью 1430 боевых машин. Немцы вынесли к границе склады боеприпасов, топлива, штабы частей. То же сделало и советское командование, например штаб 4-й армии располагался в Кобрине, бои за который начались уже на второй день.

«Военно-исторический журнал» #4 за 1994 год приводит фрагмент рукописи маршала Рокоссовского, выброшенный цензурой из его воспоминаний. Описывая предвоенную ситуацию, когда он был командиром 9-го механизированного корпуса, Рокоссовский писал:

«Последовавшие затем из штаба округа распоряжение войскам о высылке артиллерии на артполигоны, находившиеся в приграничной зоне, и другие нелепые в той обстановке указания вызывали полное недоумение. Судя по сосредоточению нашей авиации на передовых аэродромах и расположению складов центрального значения в прифронтовой полосе, это походило на подготовку прыжка вперед, а расположение войск и мероприятия, проводимые в войсках, этому не соответствовали… Во всяком случае, если какой-то план и имелся, то он явно не отвечал сложившейся к началу войны обстановке».

Так оценивал ситуацию командир корпуса.

Воспоминания Баграмяна подтверждают эту мысль. Бывший начальник оперативного отдела штаба КОВО пишет, что в мае 1941 года он должен был "… разработать всю оперативную документацию по организации выдвижения корпусов второго эшелона (Киевского Особого военного округа) в приграничную зону. Во время этой работы у меня возникло сомнение: уж очень незначительной оказывается общая глубина обороны – всего 50 километров. А если враг прорвется? Кто встретит его в тылу?" Этот вопрос Баграмян задал начальнику штаба округа М. А. Пуркаеву. Тот ответил: «В Москве знают, что делают. В тылу будет кому встретить прорвавшиеся войска». Но едва из глубины страны прибыли войска в тылы округа для замены частей, направленных в приграничную зону, как было "… приказано подготовить все корпуса, находящиеся в глубоком тылу округа и составляющие его второй эшелон, к выдвижению непосредственно к границе". Кроме того, в округе ожидали прибытие до 10 июля из Сибири 16-й армии генерала М. Ф. Лукина. И, наконец, «15 июня мы получили приказ начать с 17 июня выдвижение всех пяти стрелковых корпусов второго эшелона к границе». И эти корпуса, слившись с остальными войсками округа в первом эшелоне, были уничтожены немцами.

Действия Красной Армии накануне войны – зеркальное отображение действий войск Вермахта. Несоответствие только в количестве задействованной техники и сроках. Почему же тогда действия немецкого командования мы называем правильными, а действия Генерального штаба советских войск грубейшими ошибками и просчётами?

Даже получив сильнейший удар, Красная Армия и не думала переходить к обороне, а приступила к активным наступательным действиям по всей линии фронта согласно довоенным планам. Примеры: 9-й армии 22 июня было приказано овладеть плацдармами на западном берегу Прута и южнее Днепра, а также нанести воздушный удар по нефтехранилищам и военным объектам противника; Дунайской военной флотилией в тот же день был получен приказ осуществить высадку десанта в районе Сату-Ноу; вечером 22 июня Генеральный штаб поставил перед войсками Западного фронта следующую задачу: окружить и разгромить противника в районе Сувалок.

Развязав Вторую Мировую войны, Советский Союз не собирался оставаться в стороне. Об этом говорил сам Сталин в своей речи 19 августа, об этом нам говорит подготовка к ведению только наступательной войны и только на территории противника. Неужели СССР собирался проводить свои «освободительные походы» только в ответ на нападение Германии? Конечно нет. Гораздо логичнее предположить, что он самостоятельно намеривался вступить в войну. События предвоенных лет свидетельствую, что в целом подготовка к вторжению была завершена, и его можно было ожидать в очень скором времени.

5 мая 1941 года Сталин, выступая перед выпускниками военных академий, а затем и на банкете по этому случаю, заявил, что настало время «перейти от обороны к наступлению» и «от обороны перейти к военной политике наступательных действий». Идея, поданная им сверху, ранее высказывалась рядом высших советских военных руководителей. Говорить о подобных инициативах без согласования или прямого указания сверху в то время было бы полным абсурдом. Только в 90-е годы стало известно, что "… нарком обороны маршал С. К. Тимошенко и начальник Генштаба Г. К. Жуков специальной директивой предупредили командующего Киевским Особым военным округом, что о проводимых мероприятиях по подготовке упреждающего удара «никто, кроме Вас, члена военного совета и начальника штаба округа, не должен знать». С целью конспирации в мае 1941 года директива Генштаба о предстоящих мероприятиях по прикрытию ...«отмобилизации, сосредоточения и развертывания войск» была написана от руки Василевским в одном экземпляре. Вызванные в Москву начальники оперативных отделов штабов приграничных военных округов переписывали ее содержание в свои рабочие тетради и после соответствующей регистрации доставляли эту директиву под усиленной охранной в штабы своих округов… Упреждающий удар мог быть нанесен примерно после 10 июля 1941 г., – срока, который указан в директиве Генштаба, к которому должно было завершится развертывание войск в западных приграничных округах".

Перестройка большевистской пропаганды в духе наступательной войны не сводилась к составлению проектов директивных материалов и не ограничивалась кабинетной работой номенклатурных сотрудников. Она начала воплощаться и в практических мероприятиях, что уже в мае 1941 г. было замечено германской стороной. Немецкая агентура докладывала, что пропагандистская и воспитательная работа в частях Красной Армии ведется в духе наступательных военных действий против Германии с целью освобождения европейских стран от ее оккупации, а это, в свою очередь, должно было стимулировать революционные процессы в этих странах и смену «буржуазных правительств» на советские или просоветские. В июне 1941 г. информация такого рода наряду с данными о подготовке СССР к мобилизации, переброске к границе новых частей Красной Армии, развертывании военно-патриотической работы продолжала поступать в Берлин. Начиная с мая 1941 г. из радиосообщений Москвы на германских солдат повеяло «враждебным духом», чего они ранее не замечали. В пропагандистских директивах мая-июня 1941 г., составленных в ЦК ВКП(б), содержалось моральное обоснование нанесения первого удара, начала наступательной войны. В них давалась своеобразная интерпретация градации Лениным войн на «справедливые» и «несправедливые». Для примера можно привести отрывок из текста проекта директивы «О политических занятиях с красноармейцами и младшими командирами Красной Армии на летний период 1941 года». Что же внушалось красноармейцам в преддверии вооруженного столкновения с «капиталистическим миром»? Политработники должны были разъяснять следующее положение: «О войнах справедливых и несправедливых иногда дается такое толкование: если страна первая напала на другую и ведет наступательную войну, то эта война считается несправедливой, и наоборот, если страна подверглась нападению и только обороняется, то такая война якобы должна считаться справедливой. Из этого делается вывод, что Красная Армия будет вести только оборонительную войну, забывая ту истину, что всякая война, которую будет вести Советский Союз, будет войной справедливой ».

Масштаб и характер происшедшего летом и осенью 1941 года дают достаточно оснований полагать, что нападение Германии произошло в тот момент, когда в СССР один план стратегического развертывания войск – оборонительный – был уже отменен, другой – наступательный – хотя и действовал, не только не был еще реализован, но даже не был доведен до всех тех, кто его должен был реализовывать.

III. Западный особый военный округ накануне войны.

17 сентября 1939 года Красная Армия начала «освободительный поход» в Западную Беларусь и Западную Украину. Большинство польских войск, не ожидая нападения, сдавались без боя. Только отдельные части оказали сопротивление (например, в Гродно солдаты и местное население противостояли советским войскам в попытке захватить город). Согласно официальным данным, во время похода погибло 737 и было ранено 1862 солдата и офицера Красной Армии. Так Советский Союз приступил к захвату стран Европы и выполнению главной цели – Мировой революции.

2 сентября 1939 года V сессия Верховного Совета СССР и 12 сентября III внеочередная сессия Верховного Совета БССР приняли Законы о включении Западной Беларуси в состав СССР и объединении её с БССР. В результате этого территория БССР увеличилась до 225,6 тыс. квадратных километров, население – до 10,3 млн. человек. Такой прирост давал следующие преимущества:

1. Увеличивался мобилизационный резерв.

2. Появлялся Белостоцкий выступ – выгодный плацдарм для нападения.

На присоединённых землях проводилась политика сходная с той, которая проводилась на остальной территории Советского Союза. В феврале 1940 года из Западной Беларуси в Сибирь были выселены бывшие помещики колонисты-осадники, противники коммунистической власти. Всего вместе с семьями было репрессировано свыше 100 тыс. человек. Участь польских военнопленных не менее трагична. Массовые захоронения офицеров в Катыни и других местах служат тому примером. Советская власть не могла мериться с самостоятельностью БССР ни в экономическом, ни в политическом и ни в военном плане. Поэтому под лозунгом борьбы с национал-демократизмом начались преследования белоруской интеллигенции (сфабрикованное дело Союза освобождения Беларуси (1931 г.) по которому было осуждено 90 человек), руководящих работников (дело об антисоветском подполье (1937 г.) жертвами которого стали руководители республики М. Гикало, А. Червяков, М. Голодед). Распускались национальные формирования Красной Армии, штабы и командный состав комплектовались исключительно людьми, разговаривающими на русском языке.

В Западной Беларуси проводилась политика индустриализации, она превращалась в крупный промышленный центр. Особенное внимание уделялось строительству авиационных заводов в Могилёве и Минске, а так же танкоремонтных заводов в Витебске и Барановичах. Возводились заводы и якобы гражданского значения: тракторостроительные, станкостроительные, авторемонтные. Как уже отмечалось: ещё до войны были созданы все предпосылки для перехода промышленности в режим военного времени, то есть все заводы были способны производить технику для нужд армии и флота. Одновременно расширялась сеть шоссейных дорог и железнодорожных путей, ведущих к западным границам. Эти дороги были явно наступательного характера, так как для обороны строительство должно проводится вдоль границы с целью облегчения маневрирования войск, находящихся в обороне. А теперь рассмотрим состав и численность войск прикрытия Западного особого военного округа.

Командующий войсками ЗапОВО, генерал армии Дмитрий Григорьевич Павлов

Участник Первой мировой войны. В Красной Армии с 1919 г. Во время Гражданской войны был командиром взвода, эскадрона, помощником командира кавалерийского полка. Окончил: высшую кавалерийскую школу в 1922 г., Военную академию им. Фрунзе в 1928 г., академические курсы при Военно-технической академии в 1931 г. Участвовал в боях на КВЖД, в национально-революционной войне в Испании 1936 – 1939 г., в советско-финляндской войне 1939 – 1940 г. С июня 1940 г. – командующий войсками Белорусского (с июля 1940 г. – Западного) Особого военного округа. С началом Великой Отечественной войны – командующий войсками Западного фронта. Генерал армии (1941), Герой Советского Союза (1937). Награжден 5 орденами, медалями.

Начальник штаба ЗапОВО, генерал-майор Климовских Владимир Ефимович

На военной службе с 1913 г. Участник Первой мировой войны в должностях: начальника команды конных разведчиков, командира роты, командира батальона. В Красной Армии с 1918 г. В Гражданской участвовал помощником начальника штаба армии, начальником штаба дивизии, начальника отдела штаба армии, начальника дивизии, группы войск. После Гражданской войны был начальником штаба стрелкового корпуса, начальником отдела, помощником начальника управления штабов военных округов. С декабря 1932 г. по июнь 1936 г. находился на преподавательской работе в Военной академии им. Фрунзе. С июля 1936 г. – помощник армейского инспектора, с февраля 1938 г. – старший преподаватель Военной академии Генштаба. С сентября 1939 г. был заместителем начальника штаба, с июля 1940 г. – начальником штаба Белорусского Особого военного округа. С началом Великой Отечественной войны – начальником штаба Западного фронта. Генерал-майор (1940). Награжден орденом Красного Знамени, почётным оружием.

В Западном особом военном округе на начало войны находились четыре армии:

3-я армия

Состав:
Управление 3-й армии;

управление 4-го стрелкового корпуса,

56-я, 27-я ,85-я и 24-я стрелковые дивизии;

управление 11-го мехкорпуса (414 танков),

29-я и 33-я танковые дивизии, 204-я моторизованная дивизия;
6-я противотанковая артиллерийская бригада;
гарнизон Гродненского укрепленного района;
11-я смешанная авиационная дивизия;
пограничные части.
10-я армия

Состав:
управление 10-й армии;
управление1-го и 5-го стрелкового корпуса,
8-я ,13-я ,86-я и 2-я стрелковые дивизии;
управление 6-го кавалерийского корпуса,
6-я и 36-я кавалерийские дивизии;
управление6-го мехкорпуса (1131 танк),
4-я и 7-я танковые дивизии,

29-я моторизованная дивизия;
гарнизоны Осовецкого и Замбровского укрепленных районов;
9-я смешанная авиационная дивизия;
пограничные части.
22 июня в состав 10-й армии передан 13-й мехкорпус (294 танка) в составе 35-й ,31-й танковых, 208-й моторизированной дивизий и 113-я стрелковая дивизия.

13-я армия
Состав:
пограничные части.
4-я армия
Состав:
управление 4-й армии;
управление 28-го стрелкового корпуса,
6-я ,42-я, 75-я и 100-я стрелковые дивизии;
управление 14-го мехкорпуса (520 танков),
22-я и30-я танковая дивизии,
205-я моторизованная дивизия;
гарнизон Брестского укрепленного района;
10-я смешанная авиационная дивизия;
пограничные части.

22 июня в состав 4-й армии передана 49-я стрелковая дивизия.

В непосредственном распоряжении командования округа имелось:
21-й стрелковый корпус, в составе 17-я и 50-я стрелковые дивизии;
47-й стрелковый корпус, в составе 55-я ,121-я и 155-я стрелковые дивизии;
44-й стрелковый корпус, в составе 108-я, 64-я, 161-я, 37-я и143-я стрелковые дивизии;
Противотанковые бригады – 7-я в районе ст. Бласостовица, Грудск, Ялувка;8-я – в районе Лида.
Механизированные корпуса:
17-й мехкорпус, в составе 27-я и 36-я танковые дивизии, 209-я моторизованная дивизия в районе Волковыска;
20-й мехкорпус, в составе 26-я и 38-я танковые дивизии, 210-я моторизованная дивизия в районе Ошмяны.
4-й воздушно-десантный корпус в районе Пуховичи, Осиповичи.
Авиация ­­– 59-я и 60-я истребительные авиадивизии, 12-я и 13-я бомбардировочные дивизии.
3-й авиационный корпус – в составе 42-я и 52-я дальнебомбардировочные авиадивизии и 61-я истребительная дивизия. Корпус использовался по заданиям Главного Командования.

Кроме того в районе Гомеля располагалась 21-я армия

Состав:

управление 21-й армии;

управление 63-го стрелкового корпуса,

53-я, 148-я и 167-я стрелковые дивизии;

управление 66-го стрелкового корпуса,

61-я, 117-я и 154-я стрелковые дивизии;

управление 25-го механизированного корпуса (300 танков),

50-я и 55-я танковые дивизии,

219-я моторизированная дивизия.

Таким образом на начало войны в состав Западного особого военного округа входили не 44, а 54 дивизии: 24 стрелковые, 12 танковых, 6 моторизированных, 2 кавалерийские и 10 авиадивизий; в распоряжении командующего ЗапОВО находился воздушно-десантный корпус, который в своём составе дивизий не имел. Но это дивизии, входящие только в состав ЗапОВО, кроме них на территории Беларуси располагались ещё 9 дивизий 21-й армии[41] [6, C. 282]: 6 стрелковых, 2 танковые и 1 моторизированная. Итак, на 22 июня 1941 года на территории Беларуси находились не 44, а 63 дивизии. Численность дивизии Западного особого военного округа составляла 9 300 человек при штатной численности 14 483 человека. Считается, что это мало. Одной из наиболее выдающихся и крупнейших операций Второй Мировой войны справедливо считается операция «Багратион», которая предусматривала наступление четырёх фронтов с целью разгрома сил группы армий «Центр» и полного освобождения Беларуси, ряда областей Литвы и Латвии. Численный состав дивизий, участвовавших в операции, был доведён до 6 500 человек[42] [5, C. 52].

Директива НКО СССР и Генштаба Красной Армии Командующему войсками ЗапОВО (не позднее 22 июня 1941 г.):

1. Для повышения боевой готовности войск округам все глубинные стрелковые дивизии и управления стрелковых корпусов с корпусными частями вывести в лагерь в районы, предусмотренные для них планом прикрытия.
2. Приграничные дивизии оставить на месте, имея вывод их на границу в назначенные им районы, в случае необходимости будет произведен по особому моему приказу.
3. 44-й стрелковый корпус, в составе управления корпуса 108-й, 64-й, 161-й и 143-й стрелковых дивизий и корпусных частей – вывести в район Барановичи, по вашему усмотрению. 37-ю стрелковую дивизию вывести в район Лида, включив в состав 21-го стрелкового корпуса.
4. Вывод указанных войск закончить к 1 июля 1941 года.
5. План вывода с указанием порядка и сроков вывода по каждому соединению представить с нарочным к… [июня 41г.]

Нарком обороны С. Тимошенко
Нач. Генштаба Г. Жуков

Как видим согласно этой директиве началось выдвижение всех частей округа непосредственно к границе. Командирам сообщали, что части выводились всего лишь на учения. Но для чего их проводить возле расположения войск противника? Если Сталин старался не спровоцировать преждевременную войну с Германией, то не каких учений возле границы проводить не следовало. То, что происходило на западных границах становится понятным после изучения ещё одной операции: на реке Халхин-Гол, которую разрабатывал и приводил в исполнение Г. К. Жуков. Тогда в 1939 году различные категории командного состава были ознакомлены с планом операции, начиная с четырёх и кончая одними сутками до начала боевых действий. Бойцы и командиры получили боевые задачи за три часа до наступления[43] [6, C. 203]. В 1941 году Г. К. Жуков уже начальник Генштаба, но все его действия на западных границах поразительно схожи с теми, которые он проводил в Монголии в 1939 году.

Все части Западного особого военного округа были либо максимально выдвинуты к границам, либо начинали выдвижение. Туда же выдвигались штабы армий, корпусов, дивизий:

Штаб 3-й армии – г. Гродно.

Штаб 10-й армии – г. Белосток.

Штаб 13-й армии – г. Бельск-Подляски.

Штаб 4-й армии – г. Кобрин.

Приданные этим армиям механизированные корпуса так же располагались недалеко от границы: штаб 6-го мехкорпуса – г. Белосток, штаб 11-го мехкорпуса – г. Волковыск, штаб 13-го мехкорпуса – г. Бельск-Подляски, штаб 14-го мехкорпуса – г. Кобрин.

Помимо сухопутных соединений, в приграничные районы была передислоцирована и авиация:

Тирново (12 км от границы) – 131 самолет (66 Миг-3 и 65 И-153);

Долубово (22 км от границы) – 83 самолета (50 Миг-3 и 33 И-16);

Высоке-Мазовец (16 км от границы) – 101 самолет (70 Миг-3 и 31 И-16).

На этих аэродромах были уничтожены все самолеты.

Советское командование, проводя военные мероприятия, явно не учитывало возможность ведения боевых действий на своей территории. Помимо всех родов войск возле западных границ сосредотачивались склады с горючим, боеприпасами, продовольствием и медикаментами, а так же полевые госпитали и лазареты. Все основные склады с запасами материальных средств накануне войны размещались в 30 – 80 км от государственной границы, как правило, в крупных городах. В связи с отступлением наших войск многие базы и склады из-за невозможности использования и эвакуации были либо взорваны, либо уничтожены вражеской авиацией, либо оставлены. К 29 июня на территории, занятой противником, осталось более 60 окружных складов, в том числе 10 артиллерийских, 25 горючего, 14 продовольственных, 3 автобронетанковых. Общие потери к этому времени составили: боеприпасов – свыше 2000 вагонов (30% всех запасов фронта), горючего – более 50 тыс. тонн (50% запасов), автобронетанкового имущества – около 500 вагонов, продфуража – около 40 тыс. тонн (50% запасов), вещевого имущества – около 400 тыс. основных комплектов (90% запасов). Потери инженерного, обозно-хозяйственного, медико-санитарного имущества и средств противохимической защиты достигли 85 – 90% запасов фронта. Кроме того довольствующие отделы фронта не руководили эвакуацией, не имели планов на этот счет и до 29 июня даже не дали никаких указаний об уничтожении имевшихся запасов в случае отхода наших войск. Потеря фронтом в первые дни войны многих запасов, созданных в мирное время, привела к тому, что для обеспечения войск, ведущих боевые действия, и вновь формируемых частей и соединений уже в начале июля 1941 года не хватало вооружения, боеприпасов, горючего, продовольствия и обмундирования.

По существовавшим в советских войсках перед войной взглядам для руководства армейским участком предусматривалось формирование управления начальника этого участка с подчинением его начальнику военных сообщений армии, последнему должны были подчиняться и железнодорожные войска, работающие на железнодорожном направлении. В соответствии с такой организацией и задачами был создан сравнительно сильный в штатном отношении аппарат начальника военных сообщений армии. Кроме того, предусматривалась организация распорядительной станции армии. Но в первые же дни войны, в связи с тем, что роль армии в операциях существенно изменилась, руководство железными дорогами было сосредоточено непосредственно в руках начальника военных сообщений фронта с подчинением ему всех органов военных сообщений и железнодорожных войск. Поэтому предусмотренное схемой развертывания формирование управлений начальников армейских участков оказалось ненужным. Казалось бы незначительный факт, типичный просчёт советского командования. Но это далеко не так.

В случае военных действий возможны три варианта развития событий:

1. Армия под натиском противника отступает. В этом случае начальник армейского участка не нужен, так как руководство железными дорогами и тыловыми службами сосредоточено непосредственно в руках начальника военных сообщений армии с подчинением ему всех органов военных сообщений и железнодорожных войск.

2. Армия остаётся на месте и ведёт оборону. В этом случае начальник армейского участка не нужен по той же причине.

3. Армия наступает. В этом случае начальник военных сообщений армии перемещается вместе с ней, а военные коммуникации остаются в глубоком тылу. Вот тут то и необходим заместитель, который, оставаясь на месте, будет руководить вместо начальника военных сообщений тылом, обеспечивая подвоз боеприпасов, продовольствия и пополнения.

Советские войска готовились воевать только на территории противника и все приготовления к войне делались именно из этого расчёта. Западный особый военный округ не был исключением. В районе Белостока была тайно развёрнута и подготовлена к боевым действиям 10-я сверхударная армия, о боевой мощи которой немцы ничего не знали. Согласно данным немецкой разведки в районе Белостока располагалась некая 9-я танковая и несколько кавалерийских дивизий, поэтому немцы расположили там лишь заградительные части (несколько пехотных дивизий). На самом деле на Белостоцком выступе находилась мощная советская группировка, которая численно не уступала, а качественно превосходила любую немецкую танковую группу. 6-й мехкорпус был полностью укомплектован личным составом и техникой (половина танки Т-34 и КВ-1). Кроме того там же находился и 13-й мехкорпус. Остальные армии: 4-я и 3-я были максимально придвинуты к границе и также являлись ударными. Штабы частей занимали фронтовые полевые пункты, на границе тайно сосредотачивалась авиация, из внутренних округов перебрасывались всё новые части и техника. В целом в Западном военном округе мы наблюдаем явления характерные для всех западных приграничных округов. Все подготовительные операции: сосредоточение и перевод войск в боевую готовность, развёртывание тыловых служб и фронтов должны были закончится в первых числах июля. Начав вторжение, немцы и не предполагали с какими силами им придётся столкнуться.

После первого сокрушительного удара, потеряв технику, боеприпасы, людей и не имея их в достаточном количестве в последующем, войска округа не перешли к обороне. Одно из самых мощных соединений Красной Армии – 10-я армия была потеряна именно из-за этого. Её 6-й мехкорпуса, в состав которого входила половина техники фронта и почти все новейшие танки, не был обнаружен немцами и поэтому не понёс никаких потерь в первые часы войны. К вечеру 22 июня это мехкорпус был брошен в наступление. Удар корпуса без прикрытия с воздуха был обречён на неудачу. Кроме того уже на второй день боёв закончилось горючее и боеприпасы. Вместе с ним погиб и 11-й мехкорпус 3-й армии. Оставшимся войскам пришлось с боями прорывать на восток. Безрезультативные попытки перенести военные действия на территорию противника продолжались до начала июля.

Войска ЗапОВО, оснащённые самым современным оружием, подготовленные только к нападению, оказались совершенно беспомощными в условиях войны на своей собственной территории.

Согласно плану «Барбаросса», Гитлер двинул свои войска на восток 22 июня 1941 года. И незамедлительно последовала грандиозная катастрофа Красной Армии –почти полный разгром и пленение Западного фронта, в июле, и Юго-Западного фронта, в августе, 1941 года. Тогда, в течение лета, фашисты порой уничтожали по 30-35 дивизий в неделю. Только за первые три недели войны было уничтожено 3468 советских самолетов, 6000 танков, более 3000 орудий противотанковой обороны, около 6,5 тысяч орудий калибра 76 мм и более, около 12 тысяч минометов. К концу 1941 года только пленными СССР потерял 3,9 миллиона военнослужащих.

К середине июля 1941 года из 170 советских дивизий 28 были полностью разгромлены (из них 24 дивизии Западного фронта, а остальные 20 дивизий этого фронта потеряли от 50 до 90% личного состава и техники), всего же 70 дивизий потеряли более 50% личного состава и техники. Потери немцев по сравнению с советскими были ничтожны.

Катастрофа ЗапОВО – это не результат неподготовленности фронта к войне вообще, это результат неподготовленности к войне оборонительной. Никакими иными причинами, кроме как подготовкой к грандиозной наступательной войне, нельзя объяснить события первого военного лета 1941 года.

Заключение.

Прошло более пятидесяти лет, а споры об ответственности за развязывание Второй Мировой войны не утихают. Господствующая ранее точка зрения о Германии как о главной виновнице в развязывании войны на сегодняшний день выглядит весьма неубедительно в свете недавно рассекреченных документов. Рассекреченные на сегодняшний день, документы дают полное право утверждать о существовании в довоенной Европе не одного, а двух очагов войны, причём сейчас даже трудно рассуждать кто из них был более агрессивным.

Предыдущая точка зрения покоилась на неоспоримом факте: именно Германия начала Второю Мировую войны и Отечественную в частности. Но данная трактовка даётся без объективных исследований процессов, происходивших в Советском Союзе накануне войны. Доступные ныне документы позволяют пролить свет на истинные причины возникновения и разрастания конфликта.

Исходя из доступных на сегодня данных можно сделать новый вывод о роли воюющих сторон, а также поставить законный вопрос: «А были ли победители?». Ответ на вопрос о победе или поражении можно дать изучив другой вопрос «Какие из стран, участвовавших в войне выполнили намеченные перед ней цели и задачи?»

Катастрофический результат войны в отношении стран фашистского блока не может вызывать сомнений. Германия потеряла более 8 млн. человек, Япония подверглась ядерной бомбардировке, Италия лежала в руинах. Но давайте обратим внимание на так называемых победителей.

Вспомним для чего западные страны позволили Германии восстановить свою экономику и армию. Германия должна была выполнять роль своеобразного щита от проникновения коммунизма в Европу, а в перспективе и инструментом для его полного уничтожения. Западные страны опасались и не безосновательно о вынашивании Советским Союзом планов по новому переустройству мира. Безусловно на каком-то этапе Германия вышла из-под контроля и надо признать не без помощи того же Советского Союза. С каким результатом пришли западные страны к окончанию Второй Мировой войны? Половина Европы по крайне мере на сорок лет оказалась под полным контролем СССР.

Но ещё большее поражение потерпел Советский Союз. Исходя из поставленных задач, захват Европы был лишь первым этапом на пути развития Мировой революции. Немецкий превентивный удар, совершенно бессмысленный и самоубийственный с точки зрения соотношения военного и экономического потенциала, позволил оттянуть «освобождение» Европы СССР на четыре года. В кровавой Отечественной войне Советский Союз понёс огромные людские и материальные потери и всё же вышел из неё значительно мощнее остальных держав. Но время было упущено. У США появилось новое сверхмощное оружие, позволявшее им свести на нет все последующие попытки Советского Союза устроить новый передел мира. Сталину пришлось ограничиться половиной Европы и частью Азии.

Как мы видим ни одна из стран не смогла достичь поставленных целей и задач, поэтому было бы неверно говорить о каких-либо странах как о победителях во Второй Мировой войне.

Дискуссия о роли СССР во Второй Мировой войне остаётся открытой. Готовил ли он удар против Германии? Основываясь на документах, можно с полной уверенностью утверждать, что готовил. Но естественно данная точка зрения не будет принята по крайне мере в ближайшее время, потому что её принятие потребует пересмотра довоенной и послевоенной истории в масштабах страны на протяжении нескольких поколений.

В заключении хотелось бы сказать, что каждая война по своей природе является бессмысленной и бесчеловечной. Любые конфликты должны решаться исключительно мирными средствами, нельзя, чтобы в угоду той или иной личности, народа и даже расы проливалась кровь людей.

Приложения.

РЕЧЬ СТАЛИНА НА ЗАСЕДАНИИ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) 19 АВГУСТА 1939

Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу. Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать «модус вивенди» с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный характер для СССР. Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным. Западная Европа будет подвергнута серьезным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну.

Опыт двадцати последних лет показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое движение, сильное до такой степени, чтобы большевистская партия смогла бы захватить власть. Диктатура этой партии становится возможной только в результате большой войны. Мы сделаем свой выбор, и он ясен. Мы должны принять немецкое предложение и вежливо отослать обратно англо-французскую миссию. Первым преимуществом, которое мы извлечем, будет уничтожение Польши до самых подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию.

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бесарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию. Остается открытым вопрос, связанный с Югославией… В то же время мы должны предвидеть последствия, которые будут вытекать как из поражения, так и из победы Германии. В случае ее поражения неизбежно произойдет советизация Германии и будет создано коммунистическое правительство. Мы не должны забывать, что советизированная Германия окажется перед большой опасностью, если эта советизация явится последствием поражения Германии в скоротечной войне. Англия и Франция будут еще достаточно сильны, чтобы захватить Берлин и уничтожить советскую Германию. А мы не будем в состоянии прийти на помощь нашим большевистским товарищам в Германии.

Таким образом, наша задача заключается в том, чтобы Германия смогла вести войну как можно дольше, с целью, чтобы уставшие и до такой степени изнуренные Англия и Франция были бы не в состоянии разгромить советизированную Германию. Придерживаясь позиции нейтралитета и ожидая своего часа, СССР будет оказывать помощь нынешней Германии, снабжая ее сырьем и продовольственными товарами. Но, само собой разумеется, наша помощь не должна превышать определенных размеров для того, чтобы не подрывать нашу экономику и не ослаблять мощь нашей армии. В то же самое время мы должны вести активную коммунистическую пропаганду, особенно в англо-французском блоке и преимущественно во Франции. Мы должны быть готовы к тому, что в этой стране в военное время партия будет вынуждена отказаться от легальной деятельности и уйти в подполье. Мы знаем, что эта работа потребует многих жертв, но наши французские товарищи не будут сомневаться. Их задачами в первую очередь будут разложение и деморализация армии и полиции. Если эта подготовительная работа будет выполнена в надлежащей форме, безопасность советской Германии будет обеспечена, а это будет способствовать советизации Франции.

Для реализации этих планов необходимо, чтобы война продлилась как можно дольше, и именно в эту сторону должны быть направлены все силы, которыми мы располагаем в Западной Европе и на Балканах.

Рассмотрим теперь второе предположение, т.е. победу Германии. Некоторые придерживаются мнения, что эта возможность представляет для нас серьезную опасность. Доля правды в этом утверждении есть, но было бы ошибкой думать, что эта опасность будет так близка и так велика, как некоторые ее представляют. Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР по крайней мере в течение десяти лет. Ее основной заботой будет наблюдение за побежденными Англией и Францией с целью помешать их восстановлению. С другой стороны, победоносная Германия будет располагать огромными территориями, и в течение многих десятилетий она будет занята «их эксплуатацией» и установлением там германских порядков. Очевидно, что Германия будет очень занята в другом месте, чтобы повернуться против нас. Есть и еще одна вещь, которая послужит нашей безопасности. В побежденной Франции ФКП всегда будет очень сильной. Коммунистическая революция неизбежно произойдет, и мы сможем использовать это обстоятельство для того, чтобы прийти на помощь Франции и сделать ее нашим союзником. Позже все народы, попавшие под «защиту» победоносной Германии, также станут нашими союзниками. У нас будет широкое поле деятельности для развития мировой революции.

Товарищи! В интересах СССР — Родины трудящихся, чтобы война разразилась между Рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон. Именно по этой причине мы должны согласиться на заключение пакта, предложенного Германией, и работать над тем, чтобы эта война, объявленная однажды, продлилась максимальное количество времени. Надо будет усилить пропагандистскую работу в воюющих странах для того, чтобы быть готовыми к тому времени, когда война закончится…

Источник:

Центр хранения историко-документальных коллекций, бывший Особый архив

СССР, Ф.7, Он.1, А.1223

Василевский. Соображения по плану стратегического развертывания

Примечание – документ написан рукой заместителя начальника Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майора А.М. Василевского. Публикуется с учетом правки цифровых данных и текста, сделанной рукой заместителя начальника Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта H.Ф. Ватутина. Правка Ватутиным цифровых данных, вычеркивание, вписывание и правка отдельных слов не оговариваются. Под документом обозначены подписи наркома обороны СССР Маpшала Советского Союза С.К. Тимошенко и начальника Генштаба Красной Армии генерала армии Г.К. Жукова. Но их собственноручных подписей нет. Орфография и пунктуация даются по подлиннику документа. (Примеч. публикатора.)

Соображения по плану стратегического развертывания

сил Советского Союза на случай войны

с Германией и ее союзниками

Народный комиссар обороны Союза ССР

мая 1941 г.

Только лично.

Экземпляр единств.

Председателю Совета Народных Комиссаров СССР тов. Сталину

Докладываю на Ваше рассмотрение соображения по плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками.

I. В настоящее время по данным разведывательного управления Красной Армии Германия имеет развернутыми около 230 пехотных, 22 танковых, 20 моторизованных, 8 воздушных и 4 кавалерийских дивизий, а всего около 284 дивизий. Из них на границах Советского Союза, по состоянию на 15.4.41 г., сосредоточено до 86 пехотных, 13 танковых, 12 моторизованных и 1 кавалерийской дивизий, а всего до 120 дивизий.

Предполагается, что в условиях политической обстановки сегодняшнего дня Германия, в случае нападения на СССР, сможет выставить против нас – до 137 пехотных, 19 танковых, 15 моторизованных, 4 кавалерийских и 5 воздушно-десантных дивизий, а всего до 180 дивизий. Остальные 104 дивизии вероятно будут находиться:

ПД МД ТД КД ВДД Всего

1 В центре страны в резерве 22 1 1 — 1 25

2 В Дании, Бельгии, Голландии, Франции 40 2 1 — 2 45

3 Югославия 7 — - — - 7

4 Греция 7 1 — - — 8

5 Болгария 3 — - — - 3

6 Африка 5 1 1 — - 7

7 Норвегия 9 — - — - 9

Всего 93 5 3 — 3 104

Вероятнее всего главные силы немецкой армии в составе 76 пехотных, 11 танковых, 8 моторизованных, 2 кавалерийских и 5 воздушных, а всего до 100 дивизий будут развернуты к югу от линии Брест – Демблин для нанесения удара в направлении – Ковель, Ровно, Киев.

Одновременно надо ожидать удары на севере из Восточной Пруссии на Вильно и Ригу, а также коротких, концентрических ударов со стороны Сувалки и Бреста на Волковыск, Барановичи.

На юге – надо ожидать ударов:

а) в направлении Жмеринка, Румынской армии, поддержанной германскими дивизиями,

б) в направлении Мункач, Львов и

в) Санок, Львов.

Вероятные союзники Германии могут выставить против СССР: Финляндия до 20 пехотных дивизий, Венгpия – 15 пд, Румыния до 25 пд.

Всего Геpмания с союзниками может pазвеpнуть пpотив СССР до 240 дивизий.

Учитывая, что Геpмания в настоящее вpемя деpжит свою аpмию отмобилизованной, с pазвеpнутыми тылами, она имеет возможность пpедупpедить нас в pазвеpтывании и нанести внезапный удаp.

Чтобы пpедотвpатить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Геpманскому Командованию, упpедить пpотивника в pазвеpтывании и атаковать геpманскую аpмию в тот момент, когда она будет находиться в стадии pазвеpтывания и не успеет еще оpганизовать фpонт и взаимодействие pодов войск.

II. Пеpвой стpатегической целью действий войск Кpасной Аpмии поставить – pазгpом главных сил немецкой аpмии, pазвеpтываемых южнее линии Бpест – Демблин и выход к 30 дню опеpации на фpонт Остpоленка, p. Hаpев, Лович, Лодзь, Кpейцбуpг, Оппельн, Оломоуц. Последующей стpатегической целью иметь наступлением из pайона Катовице в севеpном или севеpо-западном напpавлении pазгpомить кpупные силы центpа и севеpного кpыла геpманского фpонта и овладеть теppитоpией бывшей Польши и Восточной Пpуссии. Ближайшая задача – pазгpомить геpманскую аpмию восточнее p. Висла и на Кpаковском напpавлении, выйти на p.p. Hаpев, Висла и овладеть pайоном Катовице для чего:

а) главный удаp силами Юго-Западного фpонта нанести в напpавлении Кpаков,

Катовице, отpезая Геpманию от ее южных союзников;

б) вспомогательный удаp левым кpылом Западного фpонта нанести в напpавлении Седлец, Демблин, с целью сковывания ваpшавской гpуппиpовки и овладения Ваpшавой, а также содействия Юго-Западному фpонту в pазгpоме Люблинской гpуппиpовки пpотивника;

в) вести активную обоpону пpотив Финляндии, Восточной Пpуссии, Венгpии и Румынии и быть готовым к нанесению удаpа пpотив Румынии пpи благопpиятной обстановке.

Таким обpазом Кpасная Аpмия начнет наступательные действия с фpонта Чижов, Лютовиско силами 152 дивизий пpотив 100 геpманских. Hа остальных участках госгpаницы пpедусматpивается активная обоpона.

III. Исходя из указанного замысла стpатегического pазвеpтывания,

пpедусматpивается следующая гpуппиpовка вооpуженных сил СССР.

1. Сухопутные силы Кpасной Аpмии в составе – 198 сд, 61 тд, 31 мд, 13 кд – всего 303 дивизии и 74 аpтполка РГК, pаспpеделить следующим обpазом:

а) Главные силы в составе 163 сд, 58 тд, 30 мд, и 7 кд из них: в составе

Севеpного, Севеpо-Западного, Западного и Юго-Западного фpонтов – 136 сд, 44 тд, 23 мд, 7 кд (всего 210 дивизий) и 53 аpтполка РГК; в составе pезеpва Главного командования за Юго-Западным и Западным фpонтами – 27 сд, 14 тд, 7 мд (всего 48 дивизий);

б) Остальные силы в составе 35 сд, 3 тд, 1 мд, 6 кд (всего 45 дивизий) и 21 ап

РГК назначаются для обоpоны дальневосточных, южной и северной границ СССР, из них:

– на Дальнем Востоке и в Забво – 22 сд, 3 тд, 1 мд, 1 кд (всего 27 дивизий) и 14

ап РГК;

– в Сpедней Азии – 2 гоpно-стpелковых и 3 кав. дивизии (всего 5 дивизий);

– в Закавказье – 8 стpелковых и 2 кавалеpийских дивизий (всего 10 дивизий) и 2 ап РГК;

– на обоpоне Чеpномоpского побеpежья Севеpного Кавказа и Кpыма – 2 стp. дивизии;

– на побеpежье Белого моpя – 1 стp. дивизия. Детальная гpуппиpовка сил показана на пpилагаемой каpте.

2. Военно-воздушные силы Кpасной Аpмии в составе имеющихся и боеспособных на сегодняшний день 97 пап, 75 ббп, 11 шап, 29 дбп и 6 тбп – всего 218 авиаполков – pаспpеделить следующим обpазом:

а) Главные силы, в составе 66 иап, 64 ббп, 5 шап, 25 дбп и 5 тбп – всего 165

авиаполков, pазвеpнуть на Западе, из них:

– в составе Севеpного, Севеpо-Западного, Западного и Юго-Западного фpонтов – 63 иап, 64 ббп, 5 шап, 11 дбп и 1 тбп – всего 144 авиаполка;

– в составе pезеpва Главного командования за Юго-Западным и Западным фpонтами

– 14 дбп и 4 тбп, всего 21 авиаполк;

б) Остальные силы в составе 31 иап, 11 ббп, 6 шап, 4 дбп и 1 тбп – всего 53

авиаполка оставить на обоpоне дальневосточных, южной и севеpной гpаниц и пункта ПВО гоp. Москвы, из них:

– на Дальнем Востоке и в Забво – 14 иап, 9 ббп, 5 шап, 4 дбп и 1 тбп, всего 33

авиаполка;

– в Саво – 1 иап и 1 шап, всего 2 авиаполка;

– в Закво – 9 иап, 2 ббп, всего 11 авиаполков;

– в Аpхво – 1 истp. авиаполк.

Hа обоpоне гоpода Москвы – 6 истpебительных авиаполков.

Детальная гpуппиpовка сил показана на пpилагаемой каpте.

Кpоме указанных ВВС на сегодняшний день имеется в стадии фоpмиpования и совеpшенно еще небоеспособных 52 иап, 30 ббп, 4 шап, 7 дбп и 22 дис, всего 115 авиаполков, на полную готовность котоpых можно pассчитывать к 1.1.42 г.

Эти авиаполки по меpе их готовности намечено pаспpеделить следующим обpазом:

– на Запад назначить 41 иап, 30 ббп, 4 шап, 5 дбп, 14 дис, а всего 94 авиаполка,

из них:

– в состав фpонтов 41 иап, 33 ббп, 6 шап, 7 дис, всего 87 авиаполков;

– в составе pезеpва Главного командования – 4 иап,. 3 дбп, всего 7 авиаполков;

– оставить для ДВфpонта и Забво 10 и в Закво – 6 авиаполков;

– на обоpоне г. Москвы – 5 истp, авиаполков.

Оpиентиpовочные сpоки вступления этих авиаполков в стpой – согласно таблице на каpтах.

IV. Состав и задачи pазвеpтываемых на Западе фpонтов (каpта 1: 1000000):

Севеpный фpонт (ЛВО) – 3 аpмии, в составе – 15 стpелковых, 4 танковых и 2

мотоpизованных дивизий, а всего 21 дивизии, 18 полков авиации и Севеpного

военно-моpского флота, с основными задачами – обоpоны г. Ленингpада, поpта Муpманск, Киpовской желдоpоги и совместно с Балтийским военно-моpским флотом обеспечить за нами полное господство в водах Финского залива. С этой же целью пpедусматpивается пеpедача Севеpному фpонту из Пpибово обоpоны севеpного и севеpо-западного побеpежья Эстонской Сеp. Гpаницы фpонта слева – Осташков, Остpов, Выpу, Вильянди, зал. Матсалу, остpова Эзель и Даго исключительно. Штаб фpонта – Паpголово.

Севеpо-Западный фpонт (Пpибово) – тpи аpмии, в составе 17 стpелковых дивизий, 4 танковых, 2 мотоpизованных дивизий, а всего 23 дивизий и 13 полков авиаций, с задачами: упоpной обоpоной пpочно пpикpыть Рижское и Виленское напpавления, не допустив втоpжения пpотивника из Восточной Пpуссии; обоpоной западного побеpежья и остpовов Эзель и Даго не допустить высадки моpских десантов пpотивника. Гpаница фpонта слева – Полоцк, Ошмяны, Дpускеники, Маpггpабова, Летней. Штаб фpонта – Поневеж.

Западный фpонт (ЗапОВО) – четыpе аpмии, в составе – 31 стpелковой, 8 танковых, 4 мотоpизованных и 2 кавалеpийских дивизий, а всего 45 дивизий и 21 полка авиации. Задачи: упоpной обоpоной на фpонте Дpускеники, Остpоленка пpочно пpикpыть Лидское и Белостокское напpавления;

– с пеpеходом аpмий Юго-Западного фpонта в наступление, удаpом левого кpыла

фpонта в общем напpавлении на Ваpшаву и Седлец, Родом, pазбить Ваpшавскую гpуппиpовку и овладеть Ваpшавой, во взаимодействии с Юго-Западным фpонтом pазбить Люблинско-Радомскую гpуппиpовку пpотивника, выйти на p. Висла и подвижными частями овладеть Радом. Гpаница фpонта слева – p. Пpипять, Пинск, Влодава, Демблин, Радом. Штаб фpонта – Баpановичи.

Юго-Западный фpонт – восемь аpмий, в составе 74 стpелковых, 28 танковых, 15 мотоpизованных и 5 кавалеpийских дивизий, а всего 122 дивизий и 91 полка

авиации, с ближайшими задачами:

а) концентpическим удаpом аpмий пpавого кpыла фpонта окpужить и уничтожить основную гpуппиpовку пpотивника восточнее p. Вислы в pайоне Люблин;

б) одновpеменно удаpом с фpонта Сенява, Пеpемышль, Лютовиска pазбить силы пpотивника на Кpаковоком и Сандомиpско-Келецком напpавлениях и овладеть pайоном Кpаков, Катовице, Кельце, имея в виду в дальнейшем наступать из этого pайона в севеpном или севеpо-западном напpавлении для pазгpома кpупных сил севеpного кpыла фpонта пpотивника и овладения теppитоpией бывшей Польши и Восточной Пpуссии;

в) пpочно обоpонять госгpаницу с Венгpией и Румынией и быть готовым к нанесению концентpических удаpов пpотив Румынии. Из pайонов Чеpновицы и Кишинев с ближайшей целью pазгpомить сев. кpыло Румынской аpмии и выйти на pубеж p. Молдова, Яссы.

Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговpеменно пpовести следующие меpопpиятия, без котоpых невозможно нанесение внезапного удаpа по пpотивнику как с воздуха, так и на земле:

1. пpоизвести скpытое отмобилизование войск под видом учебных сбоpов запаса;

2. под видом выхода в лагеpя пpоизвести скpытое сосpедоточение войск ближе к западной гpанице, в пеpвую очеpедь сосpедоточить все аpмии pезеpва Главного командования;

3. скpыто сосpедоточить авиацию на полевые аэpодpомы из отдаленных окpугов и тепеpь же начать pазвеpтывать авиационный тыл;

4. постепенно под видом учебных сбоpов и тыловых учений pазвеpтывать тыл и госпитальную базу.

V. Гpуппиpовка pезеpвов Главного командования. В pезеpве Главного командования иметь 5 аpмий и сосpедоточить их:

– две аpмии, в составе 9 стpелковых, 4 танковых и 2 мотоpизованных дивизий, а всего 15 дивизий, в pайоне Вязьма, Сычевка, Ельня, Бpянск, Сухиничи;

– одну аpмию в составе 4 стpелковых, 2 танковых и 2 мотоpизованных дивизий, а всего 8 дивизий, в pайоне Вилейка, Hовогpудок, Минск;

– одну аpмию в составе 6 стpелковых, 4 танковых и 2 мотоpизованных дивизий, а всего 12 дивизий, в pайоне Шепетовки, Пpоскуpов, Беpдичев и

– одну аpмию в составе 8 стpелковых, 2 танковых и 2 мотоpизованных дивизий, а всего 12 дивизий, в pайоне Белая Цеpковь, Звенигоpодка, Чеpкассы.

VI. Пpикpытие сосредоточения и развертывания. Для того, чтобы обеспечить себя от возможного внезапного удара противника, прикрыть сосредоточение и развертывание наших войск и подготовку их к переходу в наступление, необходимо:

1. Оpганизовать прочную оборону и прикрытие госграницы, используя для этого все войска приграничных округов и почти всю авиацию, назначенную для развертывания на западе;

2. Разработать детальный план противовоздушной обороны страны и привести в полную готовность средства ПВО.

По этим вопросам мною отданы распоряжения и разработка планов обороны госграницы и ПВО полностью заканчивается к 1.6.41 г.

Состав и группировка войск прикрытия – согласно прилагаемой карте.

Одновpеменно необходимо всемерно форсировать строительство и вооружение укрепленных районов, начать строительство укpепpайонов на тыловом рубеже Осташков, Печеп и пpедусмотpеть стpоительство новых укpепpайонов в 1942 г. на гpанице с Венгpией, а также пpодолжать стpоительство укpепpайнов по линии стаpой госгpаницы.

VII. Задачи Военно-моpскому флоту поставлены – согласно pанее утвеpжденных Вами моих докладов.

VIII. Развеpтывание войск и их боевые действия имеющимися запасами

обеспечиваются:

по боепpипасам –

мелкокалибеpными снаpяда на тpи недели;

сpеднекалибеpными – на месяц;

тяжелокалибеpными – на месяц;

минами – на полмесяца;

по зенитным выстpелам – 37 мм – на 5 дней;

76 мм – на полтоpа месяца;

85 мм – на 11 дней;

по авиабоепpипасам –

фугасными бомбами – на месяц;

бpонебойными – на 10 дней;

бетонобойными – на 10 дней;

осколочными – на месяц;

зажигательными – на полмесяца;

по гоpюче-смазочным матеpиалам –

бензином Б-78 – на 10 дней;

Б-74 – на месяц;

Б-70 – на 2 1/2 месяца;

автобензином – на 1 1/2;

дизельным топливом – на месяц;

Запасы гоpючего, пpедназначенные для западных окpугов, эшелониpованы в

значительном количестве (из-за недостатка емкости на их теppитоpии) во

внутpенних окpугах.

IX. Пpошу:

1.Утвеpдить пpедставляемый план стpатегического pазвеpтывания вооpуженных сил СССР и план намечаемых боевых действий на случай войны с Геpманией;

2. Своевpеменно pазpешить последовательное пpоведение скpытого отмобилизования и скpытого сосpедоточения в пеpвую очеpедь всех аpмий pезеpва Главного командования и авиации;

3. Потребовать от HКПС полного и своевpеменного выполнения стpоительства

железных доpог по плану 41 года и особенно на Львовском напpавлении;

4. Обязать пpомышленность выполнять план выпуска матеpиальной части танков и самолетов, а также пpоизводства и подачи боепpипасов и гоpючего стpого в назначенные сpоки;

5. Утвеpдить пpедложение о стpоительстве новых укpепpайонов.

Пpиложения:

1. схема pазвеpтывания на каpте 1: 1.000.000, в 1 экз.;

2. схема pазвеpтывания на пpикpытие на 3-х каpтах;

3. схема соотношения сил, в 1 экз.;

4. тpи каpты базиpования ВВС на западе.

Hаpодный Комиссаp Обоpоны СССР Маpшал Советского Союза С.Тимошенко

Hачальник Генеpального Штаба КА. Генеpал Аpмии Г. Жуков

Использованная литература:

1. Амброз С. Эйзенхауэр. Солдат и президент / Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1993.

2. Вознюк В. С., Шапов П. Н. Бронетанковая техника. – М.: Издательство ДОСААФ СССР, 1987.

3. Глязер М. И., Киселёва А. В., Олехнович М. И., Ходцева Т. М. Героическая оборона. – Мн.: Беларусь, 1966.

4. Гуль Р. Красные маршалы. – М.: Молодая гвардия, 1990.

5. Данишевский И. М., Таратута Ж. В. Война. Народ. Победа. – М.: Издательство политической литературы, 1984.

6. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. – М.: Издательство Агентства печати Новости, 1984. Т.1.

7. История СССР / Под ред. С. А. Сераева. – М.: Просвещение, 1983.

8. Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси. – Мн.: Народная Асвета, 1997.

9. Кузнецов Н. Г. Накануне. – М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1969.

10. Новейшая история / Под ред. В. К. Фураева. – М.: Просвещение, 1973.

11. Новейшая история 1939 – 1975 г. Курс лекций / Под ред. В. В. Александрова. – М.: Просвещение, 1977.

12. От «Барбароссы» до «Терминала» / Под ред. Ю. И. Логинова. – М.: Политиздат, 1988.

13. Советские вооружённые силы 1918 – 1988 г. / Под ред. П. Н. Бобылёва. – М.: Издательство политической литературы, 1987.

14. Свечин А. Стратегия. – М.: Политиздат, 1927.

15. Суворов В. День «М». – М.: АСТ, 1997.

16. Суворов В. Ледокол. – М.: АСТ, 1997.

17. Суворов В. Последняя республика. – М.: АСТ, 1997.

18. Суворов В. Самоубийство. – М.: АСТ, 2000.


[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

[7]

[8]

[9]

[10]

[11]

[12]

[13]

[14]

[15]

[16]

[17]

[18]

[19]

[20]

[21]

[22]

[23]

[24]

[25]

[26]

[27]

[28]

[29]

[30]

[31]

[32]

[33]

[34]

[35]

[36]

[37]

[38]

[39]

[40]

[41]

[42]

[43]

еще рефераты
Еще работы по истории