Реферат: Китай от начала Нового времени до движения тайпинов

ТЕМА

Китай от начала нового времени до движения тайпинов


План

1. Китай под властью династии Мин

2. Маньчжурия до 1644 г

3. Государственный строй Китая в середине XVII в

4. Внешняя политика Цинов в середине XVII — конце XVIII вв

5. Первая «опиумная» война (1839-1842 гг.)

6. Тайпинское движение. Предпосылки зарождения движения тайпинов

китай тайпин маньчжурия политика мин


1. Китай под властью династии Мин

К началу XVI в. Китай представлял собой централизованное государство с монархической формой правления, преобладанием докапиталистических отношений в экономике и довольно разветвленной социальной структурой, в общих чертах сформировавшейся еще в древности и в раннем средневековье.

В области внешней политики Китай ориентировался на захват земель соседних государств, прежде всего в Центральной Азии. Каких-либо постоянных контактов и связей с европейскими державами и с Россией пока не было установлено.

Государственное устройство Минской империи (китайская династия Мин пришла к власти в стране после свержения во второй половине XIV в. монгольской династии Юань) представляло из себя типичную восточную деспотию. Никаких институтов сословно-представительной монархии в стране не существовало, поэтому шла постоянная борьба различных группировок при императорском дворе прежде всего за влияние на правителя, за которым оставалось право решающего голоса при принятии любых сколько-нибудь значительных решений, хотя сам он непосредственно не вникал в государственные дела, полагаясь на компетентность своих чиновников.

Значительное место в тот период в Китае занимал институт евнухов, которыми могли быть только этнические китайцы. Он формировался за счет детей бедняков, родители которых были не в силах их прокормить и поэтому продавали императорскому двору. Услугами евнухов могли пользоваться лишь члены императорской семьи. У самого императора в отдельные годы насчитывалось до трех тысяч евнухов, у князей — до тридцати, а у детей императора — до двадцати человек. В период правления Минов при дворе находилось не менее 10 тысяч, евнухов (а их общее число, по некоторым данным, достигало 100 тысяч), а один из них, при последнем минском императоре, фактически от его имени управлял государством. Некоторые евнухи занимали большие должности в провинциях, являясь там губернаторами, военачальниками, руководителями городских администраций и т.д. Но не все они имели такой статус. Большинство из евнухов вело более чем скромный образ жизни, постоянно подвергаясь унижениям и оскорблениям со стороны своих хозяев. Главными соперниками евнухов в борьбе за влияние на императора выступали члены Дворцового секретариата, отдельные представители которого иногда оттесняли их от реальных рычагов управления государством.

В роли своеобразной оппозиции в то время выступали чиновники из специальной палаты инспекторов, пользовавшихся поддержкой крупных китайских ученых, объединенных в организацию Ханьминь (некое подобие Академии наук). В своих докладах императору они зачастую обличали царивший в стране произвол должностных лиц различного уровня как в столице, так и на местах, выступали за модернизацию экономики, военную реформу и т.д. Очень часто за такого рода мысли они подвергались преследованиям, пользуясь при этом сочувствием и поддержкой части городского населения.

В экономике Китая преобладающим оставался аграрный сектор, достигший к началу XVI в. довольно значительного уровня развития. Крестьяне собирали высокие урожаи риса — основного продукта питания китайцев, хотя орудия труда оставались довольно примитивными. Некоторые крестьяне научились конструировать специальные водоподъемные машины, использовали для повышения урожайности удобрения, применяли новые технологии выращивания риса, например, гнездовой способ его посадки, яровизацию семян и т.д. Кроме рисоводства, китайские крестьяне достигли больших успехов в выращивании хлопка, позволявшего удовлетворить потребности населения в различных тканях.

В Китае в то время существовало два основных вида земельной собственности — государственная и частная (которую скорее можно было назвать условно-частной, так как формально она также находилась в верховной собственности императора). Причем доля последней на протяжении всего XVI в. уменьшалась. Земли крестьян постепенно переходили в руки крупных землевладельцев, ростовщиков, а также чиновников. Значительная часть земель становилась непосредственной собственностью императорского двора.

В минском Китае сложилась своеобразная система налогов и повинностей, основанная как на натуральных, так и на денежных сборах, производившаяся дважды в год. На государственных землях налоги были выше, чем на условно-частных. Стремление государства увеличить налоги зачастую приводило к острым противоречиям между налогоплательщиками и чиновниками, ответственными за их сбор. Налоги исчислялись в рисе, взимание налогов в серебре укоренилось лишь в конце XVI в. Наряду с серебряными слитками, измерявшимися в лянах, с начала XVI в. в оборот были введены медные монеты вэни, имевшие отверстия в середине и различный номинал.

Что касается городов, то число их жителей было во много раз меньше, чем в сельской местности. Основными занятиями горожан являлись ремесло и торговля. При производстве тканей городскими ремесленниками использовались достаточно совершенные для того времени станки, в том числе и с водяным приводом. При строительстве зданий применялись приспособления, подобные подъемному крану. Сохранившиеся постройки того времени и сегодня приводят в восхищение своим совершенством и красотой. Технических успехов достигли и китайские корабельщики, умевшие строить крупные и прочные суда.

В сфере торговли существовало большое количество купеческих компаний, связывавших страну в единое экономическое пространство. В Китае в начале XVI в. действовало более 30 крупных ярмарок, работало несколько торговых портов, из которых самым известным был в Нанкине. Китайские мануфактурные изделия, а также золото и серебро, продавались в другие страны, а в Китай, в свою очередь, поставлялись пряности, слоновая кость, лекарства и ряд других товаров.

Китай в эпоху Великих географических открытий стал объектом колониальных устремлений европейских держав. «Первооткрывателями» стали португальцы, которые уже в 1516 г. прислали сюда свои корабли. Посланнику португальского короля удалось даже проникнуть во внутренние районы Китая, однако после ряда стычек португальских судов с китайскими, его и сопровождавших лиц выдворили за пределы страны.

В 1531 г. произошло морское сражение между китайскими и португальскими судами, завершившееся поражением последних. Китай после этого закрыл свои порты для иностранных кораблей. Тем не менее Португалии удалось основать на китайской территории свою колонию Макао (Аомэнь), а ее католическим миссионерам-иезуитам была предоставлена возможность проповедовать в Китае.

В середине XVI в. на китайскую территорию вторглись войска соседней Японии, которых удалось победить лишь в результате длительной кровопролитной борьбы к 1597 г.

В конце XVI — начале XVII вв. в одном из важных торговых и культурных центров южного Китая г. Уси, на базе академии Дунлинь сложилась организация, члены которой требовали дальнейших реформ всех сторон жизни минского Китая. Их программа во многом напоминала требования реформаторов XVI в. и была составлена чиновниками, высланными сюда из Пекина за оппозиционные правительству взгляды. Во главе организации стоял сановник Гу Сянчэц, опиравшийся в своей деятельности на поддержку богатых жителей Уси и некоторых шэныни. Значительное место в их требованиях занимали вопросы реформирования государственного аппарата, усиление роли императора в непосредственном управлении страной, а также экономические преобразования — передача в руки частных владельцев государственных мануфактур и мастерских для повышения их производительности и качества выпускаемых товаров, прекращение политики захвата крестьянских земель крупными собственниками, упорядочение системы налогообложения и т.д.

В период 1620-1624 гг. реформаторам удалось прийти к власти в Пекине и попытаться осуществить на практике свои программные требования. Однако прежняя дворцовая элита сумела консолидировать вокруг себя противников реформ и устранить от власти своих конкурентов, многие из которых затем были подвергнуты репрессиям. Продолжилась практика расхищения средств из государственной казны, захват крестьянских земель, увеличение налогов и личных повинностей. Положение усугублялось еще и систематически происходившими стихийными бедствиями и все более ухудшавшимся международным положением Китая. Однако особенно опасным и для минских властей стали крестьянские восстания, постепенно переросшие в крупномасштабную войну против правящего режима.

В первой половине XVII в. продолжилась европейская экспансия в Китае. Так, Испания, после захвата Филиппин, уничтожила на о. Лусон более 20 тысяч китайских подданных, занимавшихся там торговлей. Подобная акция повторилась еще раз в 1639 г. В 20 гг. XVII в. у берегов Китая появились голландские корабли, напавшие на о-ва Пэнхуледао и захватившие часть о. Тайвань (Формоза). Однако укрепиться на материковом Китае им так и не удалось. Параллельно голландцам экспансионистские устремления проявляла в этом районе и Великобритания. Англичане проникли в район Гуанчжоу и добились от китайского правительства права вести здесь свою транзитную торговлю. Из Китая европейцы в первую очередь стали вывозить шелк и фарфор, а ввозить табак и огнестрельное оружие.

Иностранцам китайские власти по-прежнему запрещали въезд в страну. Исключение составляли лишь католические миссионеры португальского, немецкого и итальянского происхождения. Их роль в тот период трудно оценить однозначно. С одной стороны, они создавали идеологическую почву для дальнейшего колониального закабаления Китая, а с другой, знакомили население с достижениями западной цивилизации, помогали внедрять их в повседневную жизнь.

В начале XVII в. наблюдаются первые официальные межгосударственные контакты Китая и России. В 1618 г. первое русское посольство достигло Пекина, доставившее затем в Россию грамоту китайского императора, в которой выражалось желание установить двусторонние дипломатические и торговые отношения. Однако вплоть до маньчжурского завоевания Китая полноценные евязи между нашими двумя странами так и не были установлены.

Повстанческие выступления крестьян против правящего в Китае режима начались в 1622 г. в провинции Шаньдун под руководством тайного общества «Белый лотос» и вскоре распространились на достаточно большую территорию.

Правительственным войскам, направленным сюда для подавления восстания, вначале удалось одержать над восставшими несколько побед, но вскоре они вновь активизировали свои действия теперь уже в провинции Шэньси и Ганьсу. Там возникли партизанские отряды, состоявшие из крестьян, беглых солдат минской армии и городской бедноты. Повстанцы с особой жестокостью расправлялись с помещиками и ростовщиками, в которых видели главную причину всех своих бед. Из среды восставших выдвинулись талантливые руководители Ли Цзычэн и Чжан Сяньчжун. Правительственные войска были уже не в силах справиться с ними и власти пошли на некоторые уступки, в надежде выиграть время для перегруппировки сил. Повстанцы, понимая это, тоже проводили передислокацию своих отрядов и к лету 1631 г. сумели объединить под общим руководством 36 партизанских отрядов. Весной 1632 г. они форсировали р. Хуанхэ и начали готовиться к походу на столицу.

Местное население охотно помогало восставшим, и их ряды быстро пополнялись за счет новых сторонников. Остановить повстанцев удалось лишь на подступах к Пекину, где правительственные войска смогли нанести им поражение и отбросить к р. Хуанхэ, откуда они ушли на юг Китая. Затем крестьянские отряды стали действовать на территориях провинций Хэнань, Хубэй и Сычуань, где также встретили поддержку местного населения. Однако затем повстанцы вновь разделились на отдельные отряды и воевали самостоятельно. Только в 1635 г., по инициативе Ли Цзычэна командиры нескольких отрядов вновь объединили свои усилия и приняли решение о плане общего наступления и захвате г. Гуйдэ. Однако, захватив этот город, восставшие вновь разделились — одни из них двинулись в провинцию Хунань, а другие — в провинцию Шэньси, где в свое время это движение и зародилось. Один из руководителей восстания — Чжан Сяньчжун — направил своих сторонников в провинцию Цзянси.

Для правительства сложилась очень неблагоприятная обстановка, так как восстание уже охватило большую часть Китая. Стремясь вновь перехватить инициативу, оно сняло часть войск с маньчжурского направления, где в это время продолжались вооруженные столкновения, и объявило в 1636 г. амнистию участникам восстания в случае их добровольного возвращения к местам постоянного проживания и прекращения вооруженной борьбы. Вождям восставших было обещано полное прощение и зачисление в императорскую армию на офицерские должности. Специальным императорским эдиктом объявлялось о снижении налогов с населения.

Проведенные акции вскоре привели к первым положительным для правительства результатам. Многие крестьяне возвратились домой и приступили к мирному труду. Оставшиеся начали терпеть повсеместно поражения. Некоторые из лидеров восставших, в том числе и Чжан Сяньчжун, перешли на сторону Минов, другие, как, например, Ли Цзычэн, отряд которого в 1638 г. был разгромлен, ушли в труднодоступную горную местность на границе провинций Хэнань и Шэньси.

Казалось, что крестьянская война окончательно завершилась поражением восставших, однако это была лишь иллюзия. Уже в 1639 г. восстания крестьян вновь охватили многие районы Китая, и к ним даже стали присоединяться некоторые представители господствующих слоев, недовольные Минами. Вновь во главе движения встали Чжан Сяньчжун и Ли Цзычэн. Были предприняты походы в провинции Хэнань и Шэньси, в ходе которых повстанцы сумели создать достаточно боеспособную армию. Ли Цзычэн укрепился в столице Шэньси г. Сиань, а Чжан Сяньчжун — в г. Чэнду, являвшимся центром провинции Сычуань.

В начале 1644 г. Ли Цзычэн принял решение о походе на Пекин. Двумя колоннами его войска двинулись из Сиани, пользуясь поддержкой самых широких слоев населения. В апреле того же года, фактически не встретив никакого сопротивления, повстанцы вошли в столицу. Император Чунь Чжэнь, не в силах выдержать такого позора, покончил жизнь самоубийством, повесившись в беседке парка близ своей резиденции, предварительно собственноручно лишив жизни дочь и нескольких наложниц. Вместе с ним, в знак преданности, покончили жизнь самоубийством около 80 тысяч человек.

Взяв власть в свои руки, сторонники Ли Цзычэна обратились с. воззванием к народу, призвали к спокойствию и продолжению нормальной жизни. Были казнены несколько военачальников, сражавшихся против повстанцев, а также и некоторые высшие чиновники, особенно ненавистные народу. На состоятельных людей были наложены большие денежные выплаты. Лишь опальные чиновники, подвергавшиеся при Минах гонениям, были возвращены на государственную службу с предписанием «управлять справедливо и не притеснять народ».

Ли Цзычэн был провозглашен новым императором, а его ближайшее окружение получило высшие должности в государстве. Китаем стал управлять специально созданный совет повстанческих вождей, в котором, помимо нового императора, ведущую роль играли бывший кузнец Лю Цзуминь и поэт Ли Синь, выходец из состоятельной китайской семьи.

Новый государственный аппарат строился по традиционным для Китая образцам восточной деспотии и опирался в своей деятельности на реорганизованную армию, в которую проводилась мобилизация и где царила строгая дисциплина. Земля в районах, контролировавшихся восставшими, переходила в руки крестьян, с них снимались многие налоги и подати. Все это на первых порах вызывало большой энтузиазм среди крестьян и городских ремесленников.

Однако минское правительственное войско, которым командовал У Саньгуй, находившееся в период падения Пекина на маньчжурском фронте, не признало новую власть. Выбирая между повстанцами и прежней китайской элитой, требовавшей от него обратиться за помощью к маньчжурам как к «меньшему из зол», он принял решение признать себя маньчжурским вассалом и открыл ворота в Великой китайской стене для их доступа на территорию Китая. Маньчжуры не сразу поверили в серьезность намерений китайского военачальника. Восемь раз он обращался к ним за помощью, посылая в расположение противника своих послов, затем он поехал в ставку маньчжуров лично, признал себя их вассалом и в знак покорности обрил у себя полголовы. Лишь после этого объединенные войска маньчжур и У Саньгуя без труда преодолели сопротивление войск Ли Цзычэна и в июне 1644 г. Пекин перешел под их контроль.

2. Маньчжурия до 1644 г

В начале XVI в. на территории, ныне составляющей Северо-Восточный Китай, проживали племена маньчжуров, являвшихся потомками чжурчжэней, еще в начале XII в. создавших свою государственность в виде Империи Цзинь, павшей вскоре под ударами монгольских войск. Именно вхождение этой территории, почти на столетие, в орбиту китайской цивилизации позволило маньчжурам частично усвоить элементы чуждой для них ранее культуры.

Их основным занятием являлось кочевое скотоводство и набеги на соседние, в цивилизационном плане более развитые территории минского Китая, от которых их отделяла Великая китайская стена. Однако в конечном итоге они, как и многие другие соседние народы, вынуждены были признать вассальную зависимость от китайского императора.

В конце XVI в. к югу от Амура и западнее Уссури возник племенной союз во главе с талантливым военачальником и политическим деятелем Нурхаци (1559-1626), которому вначале не все маньчжурские племена захотели подчиняться. Главной задачей маньчжур стала подготовка к завоеванию земель, лежавших к югу от их владений, для чего им было необходимо создать сильное и хорошо подготовленное войско. Для увеличения его численности использовались мужчины из захваченных и разоренных районов Приморья.

Военная организация маньчжуров сложилась в 1601 г. и в своей основе имела традицию сезонной охоты, в которой принимали участие взрослые мужчины какого-либо из родов. Нурхаци разделил своих воинов на четыре отряда (знамени), во главе которых были поставлены командиры-эчжэни. В свою очередь, каждое знамя делилось на более мелкие подразделения — нюро, которых было тридцать. В каждом нюро состояло ЗОО воинов (позднее их численность уменьшилась до 200, а после завоевания Китая — до 100). Затем, когда военная организация стала расширяться, знамен стало восемь. Таким образом возникло знаменитое «восьмизнаменное» войско, которому суждено было сыграть заметную роль в последующих событиях.

С 1609 г. маньчжуры перестали платить дань минскому императору. Итогом этих процессов стало образование в 1616 г., на съезде 16 маньчжурских племен, государства Хоу-Цзинь (Поздняя Империя Цзинь). Тем самым была подчеркнута преемственность с прежним государством Цзинь. Подданных нового государства стали назвать маньчжурами.

Нурхаци вскоре начал вооруженную борьбу против династии Мин, сумев отвоевать у нее в 1618 г. контроль над Ляодунским полуостровом и некоторыми прилегающими к нему территориями. После этого на сторону маньчжур перешли часть китайских и монгольских войск, которые также были разделены на восемь знамен. Каждое знамя делилось на внутреннюю и внешнюю части. Внешнюю составляли непосредственно воины, а внутреннюю — лично зависимые люди, следовавшие за знаменем во время походов и выполнявшие различные повинности. С целью пополнения восьмизнаменных войск, каждые три года в маньчжурских землях проводилась перепись мужского населения, уклонявшиеся от которой строго наказывались.

Параллельно, стремясь укрепить тылы, Нурхаци начал поход против Южной Монголии. Первое крупное сражение произошло в 1619 г. и закончилось поражением монголов. Однако, понимая, что всю Монголию ему сразу не завоевать, маньчжурский правитель решил провести ее подчинение путем раздробления и завоевания по частям, постепенно.

В 1626 г. Нурхаци умер и на престол взошел его сын Аба-хай, продолживший дело отца. Вначале было подчинено Хорчинское (Цицикарское) княжество, затем в 1635 г. Чахарс-кое во главе со всемонгольским Лигден-ханом. Маньчжуры насильственным путем угоняли с завоеванных территорий работоспособное население и включали его в свое восьмизна-менное войско. Поражение Лигден-хана позволило Абахаю в 1636 г. добиться провозглашения себя всемонгольским ханом. В том же году он переименовал свое государство в Цин (т.е «Чистое»).

Южная Монголия стала «внешним» вассалом хана Абахая. На ее территории были запрещены свобода передвижения населения, торговля с Китаем, другими монгольскими землями, остававшимися самостоятельными, строго регламентировалась покупка оружия, запрещались браки между южными монголами, халхассцами и ойратами, устанавливался контроль за ламаистским духовенством.

Неоднократно, начиная с 1618 г., маньчжуры вторгались на территорию Кореи. В конце 1636 г. их армия, насчитывавшая до 140 тысяч человек, захватила и разграбила Сеул и вскоре правитель Кореи признал себя их вассалом, отправив в заложники к маньчжурам наследника престола. Однако добиться участия корейских войск в войне против Китая им так и не удалось. Пришлось ограничиться получением большой дани.

В 1643 г. Абахай скончался и богдыханом стал его малолетний сын Шуньчжи. Это событие стало прологом к новому этапу в истории Маньчжурии — превращению сравнительно небольшого по территории и численности населения государства в самую привилегированную часть китайской империи, а его правителя — в первого императора-маньчжура на китайском престоле. Это произошло после того, как войска У Саньгуя в 1644 г. продолжили преследование сторонников Ли Цзычэна, а маньчжуры остались в Пекине. Наиболее влиятельный из маньчжурских князей, Дургань (Доргонь, Жуй ван), стал инициатором провозглашения Шуньчжи китайским императором, став при нем регентом. С этого момента и вплоть до 1911 г. в Китае установилась власть иноземной маньчжурской династии Цин.

После захвата Пекина 6 июня 1644 г. и объявления города новой столицей государства Цин вместо Мукдена, Дургань отправил одну часть своих войск на помощь У Саньгую, а другую — на захват провинции Шаньдун. 30 октября Шуньчжи повторно был провозглашен императором государства Цин.

Около года крестьянские отряды сопротивлялись маньчжурам в районах Сиани и Тунгуаня, но все же вынуждены были уйти на юг, переправившись через р. Янцзы. В провинции Хубэй был убит Ли Цзычэн и многие его соратники. Крестьянская война закончилась поражением восставших.

Во время захвата Пекина некоторые из уцелевших членов минской императорской семьи приветствовали маньчжур, а другие, надеясь еще вернуть утерянное влияние, отправились в долину Янцзы, где в старой столице, Нанкине, при поддержке местной элиты, один из ее представителей, Фу ван (Чжу Юсун), был провозглашен новым китайским императором. Таким образом, эта часть Минов пыталась оказать сопротивление маньчжурам, объединив вокруг фигуры нового императора патриотически настроенные силы. Однако этот шаг не был поддержан всеми представителями минской династии, оказавшимися в Нанкине, и они выдвинули альтернативную кандидатуру на императорский престол. В результате антиманьчжурские силы погрязли во внутренних дрязгах и единый фронт отпора чужеземцам создать так и не удалось.

Маньчжуры вначале захватили Янчжоу, уничтожив при его штурме до 800 тысяч человек, а затем двинулись к Нанкину. Провозглашенный там император вместе со свитой бежал (позднее он был захвачен в плен, отправлен в Пекин и там умервщлен), а часть местной элиты решила перейти в подчинение Цинам.

Второй очаг сопротивления маньчжурам сложился в районах южного Китая, которые не были охвачены крестьянскими волнениями и в экономическом отношении относительно развитые и благополучные. Здесь под руководством военачальника Ши Кэфа, племянника Ли Цзычэна Ли Го, а также Ли Динго, сформировались вооруженные отряды крестьян и горожан, воевавших против установления маньчжурского господства. К ним в отдельных местах, как, например, в юго-восточных приморских провинциях, присоединялись некоторые китайские помещики и богатые купцы. В 1645 г., захватив крепость Гуйдэ (провинция Хэнань), маньчжуры сумели соединить две своих армии воедино и бросить их к р.Ху-ай. К этому времени под их контролем уже находилось около половины территории империи Мин.

На завоеванных территориях маньчжуры занимались переделом земельной собственности, разделяя их на императорские, княжеские, «восьмизнаменные» и просто государственные поместья. Они обрабатывались лично зависимыми крестьянами и рабами, которые принадлежали не только знати, но и простым маньчжурским солдатам. Мужское китайское население в знак покорности заставляли обривать половину головы и из оставшихся волос заплетать длинную косичку. В Северном Китае, стремясь завоевать симпатии населения, маньчжуры отменили дополнительные налоги, введенные Минами в последний период своего правления.

В течение 1648-1652 гг. на уже покоренных маньчжурами территориях вспыхнуло несколько восстаний, самые крупные из которых проходили в Наньчане, Чжэцзяни, Фуцзяни, Хунани, Сычувни и ряде других мест. На Севере Китая волнения охватили провинции Ганьсу, Шэньси и Шаньси и были поддержаны некоторыми монгольскими ханами.

Порой восставшим удавалось отвоевывать у маньчжур достаточно крупные города. Так, ими был взят г. Цзянлин, расположенный южнее Янцзы, в ходе восьмидесятидневной обороны которого маньчжуры уничтожили до 75 тысяч человек и около 100 тысяч, не желая сдаваться, покончили там жизнь самоубийством. Был сожжен дотла город Ганьчжоу и там погибло до 100 тысяч человек. В 1646 г. упорно сопротивлялись жители Сычуани и лишь в начале 1647 г. маньчжурам удалось их усмирить.

Понимая, что без поддержки китайской элиты ситуацию под контролем не удержать, маньчжуры пошли им на некоторые уступки, привлекли на свою сторону монгольские конные отряды, перевооружили с помощью европейцев свои войска и продолжили покорение Китая. Захватив долину р. Янцзы, маньчжуры двинулись на захват Южного Китая.

В конце 1673 г., недовольный Цинами У Саньгуй, ставший при них князем, поднял восстание на подконтрольных землях, отказавшись подчиняться центральным властям в Пекине и заявив о восстановлении там минских традиций. Он призвал китайцев подняться на борьбу с маньчжурами под его руководством. Однако репутация предателя, прочно закрепившаяся за ним в общественном сознании, не позволила У Саньгую стать консолидирующей фигурой в освободительном антиманьчжурском движении. Тогда он принимает решение создать собственное государство на территории Юго-Западного Китая. В этом начинании его поддержали еще два княжества, поэтому начавшаяся война в историографии еще называется «войной трех князей-данников». На первых порах им сопутствовал успех и под контролем нового образования оказалось 6 из 15 китайских провинций. В марте 1678 г. У Саньгуй был провозглашен императором под именем Чжоу Ди, но вскоре скончался. Ему наследовал внук — У Шифань, оказавшийся менее удачливым в противостоянии с маньчжурами, чем его дед. В 1681 г. Цины сумели ликвидировать империю Чжоу. Таким образом, единственной китайской территорией, находившейся вне их контроля, оставалось государство Чжэнов на Тайване, которое было захвачено лишь в 1683 г.

3. Государственный строй Китая в середине XVII в

Придя к власти, маньчжуры в общих чертах сохранили прежние принципы государственного устройства Китая, сложившиеся ранее. Изменения коснулись, в основном, социальной структуры общества. Сословная система теперь состояла из пяти основных групп — трех господствующих и двух угнетаемых, подчиненных.

Император, формально обладая неограниченными полномочиями, сам непосредственно страной не управлял. Высшим органом, решавшим наиболее важные дела, был Верховный императорский совет, куда входили родственники императора и высшие сановники. За ним следовали исполнительные структуры — Императорский секретариат, ведомства иностранных дел, налогов, церемоний, военных дел, уголовное, общественных работ, цензоров и т.д. Евнухи, пользовавшиеся огромной властью при прежней династии, до конца XIX в. практически отошли на вторые роли и не могли уже влиять на процесс принятия государственных решений.

Маньчжуры стали на территории Китая господствующей народностью, из состава которой формировалась высшая элита как гражданская, так и военная. Маньчжуры считали для себя унизительным заниматься производительным трудом и торговлей. Поэтому главной сферой их деятельности стала государственная и военная служба. По достижении совершеннолетия сыновья военнослужащих-маньчжур, получали государственное жалование. За одно и тоже преступление маньчжурам и китайцам устанавливались различные виды наказания. Поскольку к 1644 г. маньчжур было всего ЗОО тысяч, а китайцев — ЗОО миллионов, то, опасаясь быстрой ассимиляции и поглощения, маньчжурам и китайцам было запрещено вступать в смешанные браки.

Китай был разделен на наместничества, внутри которых создавалась собственная финансовая система и вооруженные формирования. Это делалось, прежде всего, для раздробления и разделения населения.

Для укрепления своей власти в глазах исповедовавших конфуцианство, маньчжуры, до этого в своем большинстве исповедовавшие шаманизм, сохранили в качестве официальной государственной идеологии это учение, а маньчжурский богдыхан стал выполнять те же ритуальные функции, что и его китайские предшественники. Одним из первых шагов в этом направлении стало присвоение Конфуцию титула «Кун Цзы, древний Учитель, великий и славный, совершеннейший мудрец». При вступлении нового императора на престол, он повелевал своим подданным делать жертвоприношения на фамильных усыпальницах и на могиле Конфуция, давал обязательство почитать своего предшественника и поклоняться его духу.

Более того, стремясь показать преемственность института монархической власти, маньчжурская династия поклонялась духу последнего минского императора Чунь Чжэня. Даже ствол дерева, на котором он повесился, был сохранен как священная реликвия. Маньчжуры приняли китайский язык, хотя формально маньчжурский весь период их правления оставался языком императоров. Девиз правления каждого из них обозначался специальными иероглифами. Именно чаще всего по девизу правления, а не по личному имени, входил тот или иной китайский император в историю.

В Цинский период правили императоры: Шуньчжи (Благоприятное правление), личное имя Фу-минь; Канси (Процветающее и Лучезарное), личное имя Сюань-е; Юнчжэн (Гармоничное и Справедливое), личное имя Юань-чжэн; Цяньлун (Непоколебимое и Славное), личное имя Хун-ли; Цзяцин (Прекрасное и Радостное), личное имя Юн-янь; Даогуан (Целенаправленное и Блестящее), личное имя Мянь-нин; Сянь-фэн (Всеобщее изобилие), личное имя И Чжу; Тунчжи (Совместное правление), личное имя Цзай Чунь; Гуансюй (Блестящее наследие), личное имя Цзай Тянь и Сюаньтун (Всеобщее единение), личное имя Пу И.

Счет лет в китайском календаре велся от года восшествия на престол очередного императора и вплоть до окончания его правления. Престолонаследие шло только по мужской линии, наследник трона заранее не объявлялся, и он не обязательно должен был быть старшим сыном императора. Женщина имела лишь право быть регентшей при императоре, не достигшем совершеннолетия.

Император имел, кроме главной (старшей) жены, двух младших (второстепенных), а также большое количество наложниц (в отдельные годы их число доходило до двухсот восьмидесяти). Они составляли императорский гарем, за которым, как и в минский период, продолжали следить евнухи. При маньчжурах, вплоть до второй половины XIX в. их влияние сильно ослабло и главной их функцией стало наблюдение за гаремом.

При представлении императору его подданных, те должны были совершать специальный церемониал «сай гуй цзю коу» — три раза стать перед ним на колени, каждый раз при этом трижды бить челом об пол. Все иностранные послы, прибывавшие в Пекин, считались там данниками. Для них также была разработана специальная, унижающая их достоинство процедура — по команде распорядителя церемониала при аудиенции с «сыном Неба», считавшимся повелителем не только Китая, но и всего остального мира, они должны были стать на колени и три раза исполнить земной поклон, и так в период аудиенции должно было происходить трижды. Лишь во второй половине XIX в. эта церемония была заменена на более упрощенный — три низких поклона без коленопреклонения.

Князья императорского дома делились на прямых потомков основателя династии, носивших в качестве знака отличия желтый пояс и потомков боковых ветвей, имевших пояс красного цвета. К концу XIX в. их общее число доходило до шести тысяч. Другие родственники императора, в зависимости от степени родства, делились на 12 категорий, а чиновники, не являвшиеся родственниками императора — на 9 и также имели особые внешние знаки отличия.

Вторым по важности социальным слоем в Цинском Китае являлись китайские аристократы, однако даже самые влиятельные из них не могли сравняться по юридическому статусу с маньчжурской знатью. Монопольное право занятия должностей чиновников имели ученые шэныыи (шэнь цзинь). Они не подчинялись юрисдикции местных начальников, имели право откупа от телесных наказаний за совершенные правонарушения, частично освобождались от уплаты налогов. Их статус не являлся наследственным. Шэньши мог стать любой, кроме представителя сословия «низких». Привилегии шэныпи распространялись на всех их родственников не только по прямой, но и по боковым линиям.

Помимо получения должности в государственном аппарате путем сдачи специальных экзаменов, ее можно было попросту купить. Маньчжуры посчитали возможным сохранить эту систему, получившую название кунцъзюй, как положительно зарекомендовавшую себя на протяжении длительного периода китайской истории, хотя на самом деле ее практическая значимость в выявлении талантливых администраторов была ничтожна.

Сословие «простолюдинов» (лян минь) объединяло основную массу жителей Китая. Оно состояло из земледельцев, ремесленников и торговцев. К земледельцам относились все не принадлежавшие к знати землевладельцы.

Внизу социальной лестницы находились «низшие», занимавшиеся «непрестижными» профессиями — актеры, странствующие музыканты, монахи, слуги и рабы. В имущественном отношении сюда входили люди с самым разным уровнем доходов — от богачей до неимущих бедняков.

Представители других этнических групп, проживавших на территории Китая в то время, фактически не имели никаких прав и были обязаны выполнять те повинности, которые на них налагали представители господствующих слоев.

Наиболее угнетаемыми являлись рабы, среди которых было много женщин. Они, в свою очередь, делились на государственных и частных. Рабство являлось вечным, лишь иногда, по Указу императора, они могли освобождаться. Дети рабов и рабынь также наследовали их статус.

Каждая низшая социальная группа также имела свои внешние отличия, как в одежде, так и в манере поведения.

Приход к власти маньчжур не мог не привести к определенным изменениям в экономической сфере жизни китайского общества. Не имея реальной возможности взять все земельные угодья Китая в собственность, маньчжурская элита оставила большую их часть за китайскими владельцами. Себе маньчжуры отвели земли в столичной провинции Чжили, а также и в ряде других районов с компактным проживанием китайского населения. Территория собственно Маньчжурии (в границах до 1644 г.) стала своеобразной заповедной зоной, доменом, где земли находились в собственности богдыхана, а этническим китайцам было запрещено там находиться.

В государственной собственности находились также леса, необрабатываемые земли, а также территории, на которых находились учебные заведения и места отправления религиозных культов.

Основная часть земельного фонда находилась в условном частном владении, за пользование которым владельцы выплачивали налоги. Для удобства их сбора в стране вводился жесткий контроль над населением. В сельской местности крестьянские дома объединялись в десятки и сотни, выплачивая государству поземельный, подушный и другие виды налогов. Кроме того, за ними сохранялись и личные повинности. Исчислялись налоги в серебре, но выплачивались, в основном, в натуральной форме.

Государство осуществляло монополию на добычу соли, вводило дополнительные налоги на чай, крепкие спиртные напитки, на имущественные сделки и т.д. Большую часть собранного урожая крестьянин был вынужден отдавать собственнику земли и выполнять для него различные личные поручения.

Тем не менее для укрепления своей власти маньчжуры пошли на снижение и частичную отмену существовавших при Минах налогов, передали в пользование крестьянам часть государственных целинных земель. Все это привело к концу XVII в. к некоторой стабилизации экономики и социальных отношений в обществе, следствием которой стало увеличение численности населения, расширение пахотных земель, улучшение положения в ремесленном производстве.

Некоторые историки считают, что в результате некоторой стабилизации в Китае начинает зарождаться капиталистический уклад, хотя все эти положительные изменения носили достаточно поверхностный и противоречивый характер. Другие же исследователи отмечают, что китайское общество до начала XIX в. оставалось еще вполне традиционным и никаких подвижек в сторону капиталистического развития там еще не наблюдалось. Укрепив же свое положение в Китае, маньчжуры постепенно вернулись к прежней системе налогов и повинностей.

В этих условиях значительную роль стал играть ростовщический капитал, так как без его помощи многим крестьянам почти невозможно было справиться с выплатой налогов и ведением личного хозяйства. Многие крестьяне, разорившись, уходили в города, где вели нищенское существование.

В Китае со времен Сунской династии существовала система круговой поруки баоцзя, которой связывались не только родственники, но и все жители той или иной местности. Каждая семья, входившая в пятидворку или дёсятидворку, должна была вести слежку за другими. Если члены баоцзя не сообщали вовремя властям о готовившемся преступлении, то они подвергались потом такому же наказанию, что и преступник. Видя для себя практическую пользу от таких порядков, маньчжуры в период своего правления их сохранили.

В городах, в свою очередь, также существовали серьезные проблемы для развития, связанные с введением на их территориях жесткого контроля над населением, ограничением предпринимательской инициативы купцов и ремесленников. Купцам запрещали строить большие корабли, вывозить свои товары за сухопутные границы Китая. Торговлю с другими странами имели право вести лишь специально созданные торговые компании, также находившиеся под жестким контролем цинского двора.

4. Внешняя политика Цинов в середине XVII — конце XVIII вв

Внешнеполитическая деятельность Цинского двора отличалась двумя противоречивыми тенденциями. С одной стороны, ярко выраженным было желание «самоизолироваться», по примеру Японии, от остального мира, а с другой, — обозначилось стремление к захвату территорий соседних государств.

Вначале в вассальную зависимость от цинского Китая попадает Корея, затем Западная и Северная Монголия и Вьетнам. Что касается связей с европейскими державами, то сначала Цины к ним относились достаточно позитивно, видя в иностранцах союзников в борьбе за установление своего полного контроля над Китаем. Это выразилось прежде всего в предоставлении католическим миссионерам права проводить свою пропаганду среди китайского населения, а европейским торговым судам заходить в порты для продажи там своих товаров и покупки продукции китайских производителей.

В 70-е гг. XVIII в. предпринимались попытки установить взаимовыгодные отношения с Китаем и со стороны России. Однако противоречия из-за влияния на Дальнем Востоке и в Центральной Азии в тот период не позволили это сделать. Затем между двумя странами начались военные столкновения, в результате которых цинские войска осадили г. Алба-зин на р. Амур и в 1689 г. был подписан русско-китайский договор, поучивший название Нерчинский. По этому договору между Россией и Китаем устанавливались торговые связи, но Россия вынуждена была уступить Китаю левобережную часть по р. Амур, а г. Албазин подлежал разрушению.

В 1727-1728 гг. было подписано еще два соглашения — Буринский трактат и Кяхтинский договор, вновь приведшие к территориальным уступкам со стороны России, дальнейшему расширению русско-китайских торговых связей и разрешению русской духовной миссии постоянно находиться в Пекине. Ее члены изучали там китайский язык, культурные традиции, одновременно выполняя и некоторые дипломатические функции.

Попытки западноевропейских государств открыть свои v миссии в Китае в тот период так и не увенчались успехом. Более того, в середине XVIII в. китайские власти запретили иностранцам торговлю на своей территории, за исключением порта Кантон (Гуанчжоу).

Большим внешнеполитическим успехом цинского Китая стала военная победа над Джунгарией и Кашгарией, а также включение в состав Китая Тибета. В конце 60-х гг. XVIII в. свою вассальную зависимость от Китая признала и Бирма.

В конце XVIII в. наибольшую активность в Китае проявляла Великобритания, прежде всего, в лице своей Ост-Индской компании. В 1793 г. Китай посетило посольство, возглавлявшееся лордом Макартнеем. Его целями было установление между двумя странами дипломатических связей, стремление расширить английскую торговлю, ликвидация монополии на внешнеэкономические связи компании «Гунхан», а также разрешение свободы действий английских подданных на территории Китая. Однако император Цзянлун, находившийся в тот период на китайском престоле, отверг эти притязания, передав через английского посланника английскому монарху Георгу ПI свой ответ, заканчивающегося словами — «Трепеща, повинуйтесь и не высказывайте небрежения».

Кроме англичан, попытки проникнуть на территорию Китая предпринимали и американцы, корабли которых, начиная с 1784 г., неоднократно подплывали к его берегам.

Иностранцы тогда еще не вполне осознавали тот факт, что любые их попытки установить с Китаем отношения рассматривались его правителями как желание «варваров» быть «преобразованными» китайской цивилизацией, а также признание ими себя «фань» (вассалом) Срединной империи. Это уже, в принципе, исключало возможность установления равноправных отношений Китая с другими государствами. Тоже самое касалось и подношения подарков. Обычные в дипломатическом церемониале других стран подарки в том случае, если они подносились китайскому императору, рассматривались им не столько как знак вежливости, а как подношение дани вассалами. В свою очередь, император, в качестве ответного шага, также щедро одаривал своих подлинных или мнимых вассалов.

К началу XIX в. все отчетливее стали проявляться черты кризиса цинского Китая. Это проявлялось как во внутренней политике, так и в экономике. Падал авторитет центральной власти. Большая часть чиновничества погрязла в коррупции. Организация войск в масштабах отдельных провинций явно уступала в боевой выучке и вооружении армиям европейских стран.

Недовольство проводимой Цинами политики вылилось в начале XIX в. в ряд народных волнений, организованных тайными обществами, такими как «Белый лотос». Главным лозунгом недовольных стало восстановление у власти в стране китайской династии. Самым крупным стало восстание 1796-1804 гг., охватившее ряд районов провинций Ганьсу, Хубэй, Хунань, Сычуань и Шэньси. Во главе повстанцев стоял Лю Чжисе, призывавший конфисковывать имущество богачей и делить его между бедными людьми. В 1801 г. его удалось схватить, но еще в течение трех лет правительственные войска не могли сломить очаги сопротивления.

В 1813 г. восстание в провинции Хубэй подняла секта «Тяньминьцзяо» («Небесный разум»), глава которой Ли Цин сумел даже создать собственные органы управления. Ее члены предприняли неудачную попытку овладеть зданием императорского дворца в Пекине. Затем волнения охватили провинции Хэнань, Шаньдун и Чжили. Тем не менее, хотя и с большим трудом, Цинам удалось ликвидировать и этот очаг недовольства своей политикой.

Глубокий кризис охватил и экономику. В стране продолжался процесс обезземеливания крестьян, собственность многих из них постепенно-переходила в руки ростовщиков, купцов и помещиков. Значительная часть земельного фонда находилась в руках арендаторов, которым не хватало средств на жизнь из-за выплаты больших процентов собственникам земли и различных налогов. И крестьяне вновь были вынуждены обращаться за ссудами к ростовщикам, попадая в еще большую зависимость от них. Ситуация усугублялась частыми неурожаями, наводнениями и другими стихийными бедствиями.

В городах также в тяжелом материальном положении находились многие категории населения. Даже владельцы частных мануфактур не могли себя спокойно чувствовать, так как в большей степени зависели от крупных монопольных торговых компаний.

В начале XIX в. Цины продолжают проводить политику самоизоляции от остального мира. Однако такое положение уже не могло устраивать многие европейские державы, к этому времени находившиеся в стадии бурного экономического роста и нуждавшиеся в новых рынках сбыта своих товаров, в дешевых источниках сырья и рабочей силы.

Особую активность проявляли представители английской Ост-Индской компании, видевшие в Китае вторую Индию. Даже неудачный исход миссии лорда Макартнея их не мог остановить. До 1834 г. эта компания пользовалась правом монопольной торговли с Китаем. В 1802, а затем в 1808 и 1814 гг., Англия пыталась отобрать у португальцев Макао, но все эти шаги вызывали негативную реакцию китайских властей, которые в знак протеста на некоторое время даже прекращали торговые отношения с англичанами.

В 1816 и 1834 гг. в Китай были направлены еще две английских миссии все с той же задачей — «открыть» Китай. Главным успехом англичан стало увеличение ввоза в Китай из соседней Индии опиума. С 1800 по 1838 гг. его количество на китайском рынке увеличилось с 2 тысяч до 40 тысяч ящиков, что приносило его продавцам баснословные прибыли.

Китайское правительство неоднократно пыталось воспрепятствовать опиумной торговле. Так, в 1800 г. было принято решение о запрещении его ввоза в переделы Китая. В 1836 г. китайские власти вновь приняли такое же решение. Однако иностранцы попросту игнорировали запреты в угоду собственным коммерческим интересам. Опиум составлял более половины стоимости всех ввозимых в Китай английских товаров. США ввозили в Китай опиум из Турции, но объем этих операций более чем в 10 раз был меньше английских, поэтому конкурировать с англичанами им было очень сложно.

В самом Китае в правящих кругах обсуждался вопрос о легализации опиумной торговли. Некоторые сановники предлагали запретить его курение лишь этническим маньчжурам, военным и гражданским чиновникам. Однако богдыхан их не поддержал и прислушался к мнению противников опиумной торговли.

5. Первая «опиумная» война (1839-1842 гг)

Стремясь воспрепятствовать ввозу опиума в Китай, в 1839 г. Цины назначили губернатором Кантона патриотически настроенного чиновника Линь Цзэсюя, сыгравшего выдающуюся роль не только в качестве администратора, но и как представитель прогрессивно мыслящей части китайской элиты.

Линь Цзэсюй (1785-1850) родился в провинции Фуцзянь, происходил из обедневшего старинного аристократического рода, из которого вышло несколько китайских высших сановников. Получив хорошее домашнее воспитание, он учился в академии Ханьминь, где получил конфуцианское образование. Преподавал в частной школе, потом работал в пограничной охране. С 1820 г. являлся императорским особоуполномоченным в провинции Гуандун, потом главным судьей в провинции Цзянсу, главным директором по укреплению и содержанию восточной части р. Хуанхэ и Императорского канала. Еще в 1833 г. подал на имя императора доклад с предложением запрета торговли опиумом. В нем он подробно обосновал необходимость этого шага, составил подробный план мероприятий, направленных на искоренение этого зла, предложил строго карать изготовителей и продавцов опиума, а также содержателей притонов для его курения. Причем, в целях устрашения, он предлагал карать не только самих виновных, но и их родственников. Программа Линь Цзэсюя больше других аналогичных проектов понравилась императору Даогуану, который в 1838 г. назначил Линь Цзэсюя на пост Высочайше уполномоченного эмиссара по борьбе с опиумной контрабандой в провинции Гуандун для расследования и принятия мер по «опиумному» вопросу.

Свою деятельность в Гуандуне Линь Цзэсюй проводил в двух основных направлениях — боролся с изготовителями, поставщиками и продавцами опиума внутри страны и добивался прекращения его поставок из-за рубежа. 23 марта 1839 г. он приказал всему китайскому персоналу покинуть порт, прекратить поставки воды и продуктов питания находившимся там иностранным подданным до тех пор, пока они не сдадут властям весь уже завезенный опиум. Спустя пять дней английский представитель, видя серьезность намерений Линь Цзэсюя, заявил о готовности сдать 20 283 ящика опиума, после чего блокада порта была снята. 3 июня началось уничтожение этой партии наркотика, которая была смешана с известью и затоплена в море.

Значительно сложнее было получить гарантии от англичан не ввозить больше опиум в страну. Летом 1839 г. в Пекине были выработаны новые запретительные правила, предусматривавшие суровые наказания как для китайских, так и для иностранных опиумоторговцев. Для того, чтобы добиться от англичан письменных гарантий выполнения его приказов, Линь Цзэсюй повелел им вместе с семьями уехать на территорию Аомэня (Махао).

Это событие стало предлогом к началу войны с Великобританией, получившей в историографии название «опиумная». 4 сентября 1939 г. англичане обстреляли со своих кораблей у полуострова Цзянлун китайские военные суда. В ноябре того же года они начали боевые действия у берегов Китая, ожидая подкрепления. Линь Цзэсюй, в свою очередь, запретил прибытие английских судов в Гуанчжоу. 5 января 1840 г. указом императора он был назначен наместником Лянгуана с широкими полномочиями, и на него персонально была возложена ответственность за дальнейший ход событий.

В феврале 1840 г. Англия отправила, без официального объявления войны, экспедиционный корпус в составе 4 тыс. человек в Китай. В июне 1840 г., в нарушение установленного Линь Цзэсюем запрета, англичане прибыли к берегам южного Китая, блокировали Кантон, Амой, Нинбо, а также устья рек Миньззян, Янцзы и Байхэ. В июле того же года они захватили и подвергли разграблению г. Динхай на Чжоушань-ских островах. После этого Китаю были предъявлены требования, среди которых фигурировали передача о. Гонконг (Сянган) под власть британской короны, денежная компенсация за уничтоженную в Кантоне партию опиума и возобновление двусторонней торговли. 11 августа корабли англичан прибыли к фортам Дагу близ Пекина.

Такое развитие событий привело к полной растерянности в лагере Цинов. Китайские власти отстранили от должности Линь Цзэсюя, заменив его на Ци Шаня, который начал переговоры с англичнами, приняв, предварительно, все их условия. Такой капитулянтский шаг вызвал волну недовольства в среде китайской элиты, в тот период еще питавшей иллюзии относительно истинного места их страны в окружающем мире. В результате богдыхан не утвердил это соглашение,-а Ци Шаня арестовали как изменника.

После этих событий английское правительство направило в Китай дополнительные подкрепления и в августе 1841 г. туда прибыло еще 36 военных судов, с помощью которых были захвачены окрестности Кантона, порты Амой и Нинбо. Весной 1842 г. пала крепость Усун близ Шанхая, ав середине июня был захвачен и сам город. Затем английские военные корабли двинулись по р. Янцзы для захвата Нанкина. По пути произошло сражение у г.Чжэцзян, который был захвачен 21 июля. Таким образом, англичане получили возможность контроля над одним из наиболее стратегически важных районов Китая.

Военные действия показали военную и экономическую слабость Китая, его неспособность противостоять натиску европейских держав.

29 августа 1842 г. был подписан первый неравноправный договор между Великобританией и Китаем, получившим название по месту его подписания — Нанкинский. Китайские власти обязывались открыть для английских торговцев порты Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай. Китай должен был выплатить 21 млн. л ян серебра в качестве контрибуции, ликвидировать монопольную торговую компанию Кохконг (Гуханг). Английские товары облагались лишь пятипроцентной пошлиной (от их стоимости), о. Гонконг переходил под контроль Великобритании.

Таким образом, этот договор означал вступление Китая в новую полосу своего развития, характеризовавшуюся полуколониальной зависимостью от западных держав.

Нанкинский договор не мог полностью удовлетворить англичан. Видя слабость пинского режима, они вскоре навязали ему новое неравноправное соглашение. В октябре 1843 г. между двумя странами был подписан Хумыньский договор из 17 пунктов, согласно которому для иностранцев в Китае устанавливался режим экстерриториальности, в «открытых» портах определялись специальные жилые кварталы — сеттльменты, в которых управление и поддержание общественного порядка осуществлялось самими иностранцами по своим законам. Англичане получали в Китае режим наибольшего благоприятствования.

Следующей западной державой, попытавшейся получить в Китае особые права, стали США. Еще в ходе первой опиумной войны американские военные корабли находились в китайских территориальных водах, а после ее окончания Цины вынуждены были им выплатить 100 тыс. лян в качестве «возмещения убытков». В начале июля 1844г. между Китаем и США был подписан договор, по которому американцы получали возможность беспошлинно осуществлять каботажные перевозки. В том же 1844 г. неравноправный договор Китаю навязала Франция. Помимо привилегий, уже имевшихся у Великобритании и США, французы получили право ведения в Китае миссионерской деятельности католической церкви.

Указанные договоры в значительной степени ущемляли суверенитет и экономическое положение Китая. Теперь, помимо ввоза в страну опиума, сюда стали поступать в больших количествах английские и американские хлопчатобумажные ткани, что приводило к разорению местных товаропроизводителей, не выдерживавших с ними конкуренции ни по цене, ни по качеству. Из Китая еще в больших объемах пошел отток серебра, также осложнявшего экономическую ситуацию. Если в 1830 г. 1 лян китайского серебра составлял 1 тыс. медных монет, то в 1848 г. он равнялся 2 тыс. монет, ав1951г. — уже 4700 медных монет. Цины вводили новые налоги, приходило в упадок сельское хозяйство.

6. Тайпинское движение. Предпосылки зарождения движения тай пинов

Поражение Китая в первой опиумной войне вызвало волну недовольства среди широких слоев китайского населения. Оно выражалось как в прямых действиях и выступлениях против иностранцев, так и против маньчжурских властей. Тяжелое положение крестьянства постепенно приводило к складыванию предпосылок новой войны против правящего режима. В 40-е гг. XIX в. по всему Китаю вспыхнуло более 100 крестьянских восстаний. Широкую известность получило начавшееся в то время на Юге страны патриотическое антизападное движение, объединившее представителей самых разных сословий китайского общества, протестовавших против открытия для англичан порта Гуанчжоу.

В 1844 г. в провинции Гуандун сельским учителем, принявшим христианство, Хун Сюцюанем было создано «Общество небесного отца» («Бай Шанди хуэй»), в основе идеологии которого лежала идея всеобщего братства и равенства людей, выраженная в форме создания на территории Китая Небесного государства великого благоденствия (Тайпин Тяньго).

К Хун Сюцюаню примкнули другие крестьянские лидеры — Ян Сюцин, действовавший со своими сторонниками в провинции Гуанси, Сяо Чаогуй и др. Затем о своем желании вступить в организацию заявили и некоторые недовольные политикой Цинов представители более состоятельных слоев общества — Вэй Чанхуэй, Ши Дакай и др.

К июню 1850 г. тайпины (так стали называть участников движения) уже представляли достаточно организованную силу, готовившуюся к выступлению против господства Цинов и установлению в Китае «общества справедливости».

С конца 1850 г. начинаются первые выступления тайпинов против властей в провинции Гуанси, а уже в январе следующего года в деревне Цзинтянь было провозглашено создание государства Тайпин Тяньго, лидеры которого объявили о походе на Север с целью захвата столицы цинского Китая — Пекина.

После захвата г. Юньань (на севере провинции Гуанси) Хун Сюцюаня провозглашают Тянь ваном (небесным князем). Его ближайшие сподвижники были удостоены титулов ванов. Хун Сюцюань, в духе китайских традиций, номинально стал считаться повелителем не только Китая, но и всех других государств и народов, а его ваны — руководителями отдельных частей света Севера, Юга, Востока и Запада. Европейцев тайпины считали братьями по христианской вере, охотно шли с ними на дружественные контакты. И на первых порах иностранцы относились к тайпинам достаточно позитивно, надеясь разыграть эту карту в своих отношениях с Цинами.

Вскоре цинские войска осадили Юнъань и вплоть до апреля 1852 г. продолжалась его оборона. Но затем тайпины вынуждены были оставить этот город и начать партизанские действия. В ходе неудачных попыток тайпинов захватить главный город провинции Хунань Чанша, погибли Сяо Чаогуй и Фэн Юнынань, однако повстанцам удалось выйти в конце 1852 г. к р.Янцзы и в январе 1853 г. захватить г. Учан, затем г. Айцин и к началу весны того же года овладеть крупнейшим центром на р. Янцзы — г. Нанкин. Этот город был провозглашен тайпинской Небесной столицей. Армия повстанцев в этот период численно росла и пользовалась большой поддержкой местного населения.

Затем тайпины продолжили свой поход на север. В начале 1854 г. они сумели вплотную подойти к Тяньцзиню (порт на севере), что вызвало настоящую панику в Пекине. Однако захватить его им так и не удалось.

К этому времени стала проявляться одна из значительных военных ошибок тайпинов. Они практически не закрепляли за собой завоеванные ранее территории, что позволяло цинс-кими войскам их вскоре вновь брать под свой контроль, а тайпинам, в свою очередь, вновь отвоевывать.

Осенью 1853 г. у тайпинов появился серьезный военный противник в лице армии под руководством китайского сановника Цзэн Гофаня, состоявшей из крестьян и помещиков, недовольных политикой тайпинов. Уже в следующем году им удалось овладеть трехградьем Ухань, но в 1855 г. тайпинам удалось все же нанести армии Цзэн Гофаня поражение и вернуть его под свой контроль.

Помимо тайпинов, в это время в различных районах Китая действовали и другие антиманьчжурские организации. Одна из них — общество «Малых мечей», сумела в сентябре 1853 г. поднять восстание в Шанхае, захватить город и продержаться в нем до февраля 1855 г., пока повстанцев на выбили оттуда цинские войска при поддержке французов, находившихся в городе. Попытки членов общества «Малых мечей» координировать свои действия с тайпинами, установив с ними непосредственный контакт, успеха не имели.

К 1856 г. наблюдался кризис движения тайпинов, выразившийся, прежде всего, в разногласиях между его лидерами. Самым серьезным был конфликт Ян Сюцина с Вэй Чан-хуэем, в результате которого первый был убит. Следующей жертвой Вэй Чанхуэя должен был стать Ши Дакай, но ему удалось бежать из Нанкина в Аньцин, где он стал готовиться к походу на Нанкин. Напуганный таким развитием событий, Хун Сюцюань приказал казнить Вэнь Чаньхуэя, но при этом не наделил дополнительными полномочиями Ши Дакая. Тань ван окружил в это время себя лояльными родственниками и уже мало интересовался истинным положением дел. Тогда Ши Дакай принимает решение порвать отношения с Хун Сю-цюанем и вести самостоятельные действия на западе Китая.

Главным документом, на основе которого тайнинские вожди пытались проводить преобразования на контролируемых территориях, стало «Земельное уложение Небесной династии». В нем предусматривалось, в духе утопических идей китайского «крестьянского коммунизма», уравнительное перераспределение земельных владений. Тайпины хотели отменить товарно-денежные отношения и уравнять потребности людей. Однако понимая, что без торговли, хотя бы с иностранцами, пока не обойтись, в своем государстве они учредили специальную должность государственного уполномоченного по торговым делам— «Небесного компрадора». Трудовая повинность объявлялась обязательной для всех жителей. Они нетерпимо относились к традиционным китайским религиям, подвергали уничтожению буддистские и даосские книги. Для претворения этих идей в жизнь физически истреблялись представители прежних господствующих слоев, была распущена старая армия, отменена система сословий и рабский уклад. Еще будучи на территории Гуанси, тайпины срезали свои косы, отпустили волосы и поклялись, вплоть до полной своей победы, не иметь отношений с женщинами. Поэтому в их государстве женщины служили в армии и работали отдельно от мужчин, которым было запрещено с ними общаться.

Были определены принципы нового государственного устройства. Основной административной и одновременно военной единицей на местном уровне становилась община-взвод, в которой состояло 25 семей. Высшей организационной структурой являлась армия, в которую входило 13156 семей. Каждая семья была обязана выделить одного человека в армию. Солдаты три четверти времени года должны были проводить на полевых работах, а четверть— заниматься военным делом. Командир военной единицы одновременно исполнял функции гражданской власти в том районе, где располагалось его формирование.

Несмотря на ярко выраженный военизированный характер этой системы, в ней имелись демократические начала, например, все командиры взводов и выше избирались на основе народного волеизъявления. Женщины были уравнены в правах с мужчинами, в том числе и на военной службе. Запрещался древний обычай бинтования ног у девочек и строго каралась продажа девочек в наложницы. Была запрещена система детских браков. Детям, достигшим шестнадцатилетнего возраста, выделялся надел, составлявший половину земельного надела взрослого. Тайпины запретили на контролируемых территориях курение опиума, табака, употребление спиртных напитков и азартные игры. Были отменены пытки в процессе дознания и введен гласный суд. Однако в отношении преступников предусматривались суровые меры наказания.

В городах все ремесленные мастерские, торговые предприятия, а также запасы риса были объявлены собственностью государства. В школах воспитание носило религиозный характер на основе тайпинской идеологии.

Многие из провозглашенных тайпинами в своих программных документах преобразований так и остались декларативными в силу саботажа на местах или из-за весьма непродолжительного контроля над теми или иными отвоеванными у Цинов территориями. Так, например, на их территориях во многих местах сохранялась помещичья собственность, помещики и шэныпи находились даже в местных органах власти, осуществляя там лишь те меры, которые были им на тот момент выгодны.

В первый период движения тайпинов западные державы неоднократно делали заявления относительно своего нейтралитета, но после шанхайских событий 1853 г. стало ясно, что они все больше склоняются в сторону поддержки Цинов. Тем не менее в своем стремлении проводить политику «разделяй и властвуй», англичане не исключали возможности раздела Китая на два государства и даже направили к Хун Сюцюаню в Нанкин официальную полномочную делегацию с целью получения права на судоходство по р. Янцзы и торговых привилегий на землях, контролировавшихся тайпинами. Руководители тайпинов дали на это свое согласие, но в качестве ответного шага со стороны англичан потребовали запрета торговли опиумом и уважения законов Тайпин Тяньго.

В 1856 г. ситуация коренным образом изменяется. Начинается кризис в тайпинском лагере, приведший к его ослаблению. Цины также находились в весьма сложном положении. Великобритания и Франция решили воспользоваться предоставившимся благоприятным моментом и начать военные действия на территории Китая с целью усиления его зависимости от них.

Поводом к началу войны послужили события, связанные с торговым судном «Эрроу», находившимся в Гуанчжоу. В конце октября 1856 г. английская эскадра начала обстрел города. Китайское население организовало отпор значительно более сильный, чем в период 1839-1842 гг. Тогда к англичанам присоединилась Франция, воспользовавшись, в качестве повода, казнью одного из своих миссионеров, призывавшего местное население к сопротивлению властям.

В декабре 1857 г. Великобритания предъявила Китаю требования пересмотра прежних договоров, которые были тут же отвергнуты. Тогда объединенные англо-французские войска заняли Гуанчжоу, взяв в плен местного губернатора. В начале 1858 г. военные действия развернулись в устье р. Вэйхэ на севере Китая. В мае того же года были захвачены форты Дагу и подступы к Тяньцзиню. Под угрозой оказался Пекин.

Понимая, что одновременно вести борьбу на два фронта — с тайпинами и иностранными войсками — не удастся, Пины капитулировали перед последними, подписав в июне 1858 г. договоры с Англией и Францией, по которым эти две державы получали право открытия своих дипломатических миссий в Пекине, свободу передвижения по территории Китая для своих подданных, всех христианских миссионеров, а также свободу судоходства по р.Янцзы. Было открыто еще пять китайских портов для торговли с иностранцами, в том числе и опиумом.

Сложившейся ситуацией воспользовались также США и Россия, заключившие в тот период неравноправные договоры с Китаем. США добились расширения своих прав в стране, в частности, они получили уступки в таможенных вопросах, американские корабли теперь могли плавать по внутренним рекам Китая, а их граждане получили свободу передвижения.

Россия в 1858 г. заключила с Китаем два договора — Айгунский, по которому к ней отходили левобережье Амура от р. Аргуни до устья, Уссурийский край оставался в общей собственности до момента определения между двумя странами государственных границ. Второй договор получил название Тяньцзиньский, был подписан в середине июня 1858 г. и по нему Россия имела право ведения торговли в открытых портах, право консульской юрисдикции и т.д.

Англия и Франция не желали довольствоваться достигнутым в ходе боевых действий 1856-1858 гг. и ждали только повода к возобновлению наступления на Китай. Такой повод появился после обстрела кораблей, на которых английские и французские представители направлялись в Пекин для ратификации Тяньцзинских договоров

В июне 1860 г. объединенные англо-французские войска начали боевые действия на территории Ляодунского полуострова и Северного Китая. 25 августа ими был захвачен Тяньцзинь. В конце сентября пал Пекин, император и его окружение были вынуждены бежать в провинцию Жэхэ. Оставшийся в столице князь Гун подписал новый договор с Англией и Францией, по которому Китай обязывался выплатить восьмимиллионную контрибуцию, открывал для иностранной торговли Тяньцзинь, к англичанам отходила южная часть Коу-лунского полуострова близ Гонконга и др.

Через некоторое время, в ноябре 1860 г., с Китаем новый договор, получивший название Пекинский, подписала Россия. По нему закреплялись права России на Уссурийский край.

В период второй «опиумной войны» и после ее окончания продолжался кризис в лагере тайпинов. С июня 1857 г. полностью порвал отношения с Хун Сюцюанем Ши Дакай, ставший самостоятельной фигурой в тайпинском движении, ока-завашимся теперь расколотым. Все более увеличивался разрыв в интересах верхушки движения, превратившейся в новый господствующий класс на подвластных территориях, и его рядовыми участниками.

В 1859 г. один из родственников Тянь вана, Хун Жэнган, представил программу развития Тайпин Тяньго «Новое сочинение об управлении страной», согласно которой в жизнь тайпинов должны были войти западные ценности, преобразования проходить постепенно, без революционных потрясений. Однако в ней фактически не нашел отражение самый главный вопрос для большинства крестьян — аграрный.

В конце 50-х гг. XIX в. из среды тайпинов выдвинулся еще один выдающийся руководитель —- Ли Сючэн, войска которого нанесли ряд поражений Цинам. Другим видным лидером стал тайпинский полководец Чэнь Юйчэн, под руководством которого тайпинам удалось нанести ряд поражений правительственным войскам. Однако, начиная с 1860 г., эти два руководителя не координировали своих действий, что не могло отрицательно не сказаться на всем движении.

Весной 1860 г. Ли Сючэн со своими войсками вплотную подошел к Шанхаю, но на помощь Цинам пришли американцы и этот крупнейший китайский город им удалось отстоять. В сентябре 1861 г. правительственным войскам удалось отвоевать г. Айцин и вплотную подступить к Нанкину. В следующем году против тайпинов уже открыто выступили английские и французские войска, в результате чего Нанкин оказался в блокаде.

Несмотря на упорное сопротивление войск Ли Сючэна, в начале 1864 г. был захвачен г. Ханьчжоу. Ли Сючэн предложил Хун Сюцюаню оставить Нанкин и отправиться на запад Китая для продолжения борьбы, однако тот отверг это предложение. К этому моменту уже не было в живых Ши Дакая, в последние месяцы перед гибелью находившегося со своими сторонниками в провинции Сычуань.

Весной 1864 г. началась осада Нанкина, и 30 июня, оказавшись в безвыходном положении, Хун Сюцюань покончил жизнь самоубийством. Его преемником стал сын, шестнадцатилетний Хун Фу, а Ли Сючэн возглавил оборону тайпинской столицы. 19 июля войскам Цинов удалось ворваться в город. Ли Сючэну и Хун Фу удалось оттуда вырваться, но вскоре они были схвачены и убиты.

Однако падение Нанкина еще не привело к полному прекращению борьбы в других районах Китая. Лишь в 1866 г. правительственным войскам удалось подавить последние крупные очаги сопротивления тайпинов.

В период тайпинского восстания возникали и другие оппозиционные Цинам движения, из которых наиболее значительными было движение няньцзюней (армии факельщиков), начавшееся в 1853 г. в провинции Аньхуэй под руководством Чжан Лосина. У восставших, большинство из которых были крестьянами, не было четкой программы действий, их выступления носили стихийный характер. Тем не менее правительственным войскам с ними было трудно справиться из-за большой поддержки их со стороны местного населения. После поражения тайпинов, часть участников этого движения присоединилась к няньцзюням, значительно увеличив их численность. Восстание охватило восемь провинций Китая. В 1866 г. няньцзюни разделились на два отряда, попытавшись пробиться к столичной провинции Чжили, но к 1868 г. они были полностью разбиты.

В это же время восстали и некоторые малые народности Китая. В 1860 г. под руководством мусульманина из народности дунган Ду Вэньсюна территории провинции Юньнань было создано отдельное государственное образование с центром в г. Даме. Ду Вэньсюань был провозглашен его правителем под именем султана Сулеймана. Лишь в начале 70 гг. XIX в. цинские войска смогли его ликвидировать.

Дунгане также поднимали восстания под религиозными лозунгами в 1862-1877 гг. в провинциях Шэньси, Ганьсу и Синьцзяне.

еще рефераты
Еще работы по истории