Реферат: Япония в период токугавского сегуната

ЯПОНИЯ В ПЕРИОД ТОКУГАВСКОГО СЕГУНАТА


План

1. Первые связи между Японией и Европой

2. Характер политической надстройки

3. Культура периода Токугава

4. Обострение кризиса феодальных отношений

5. Обострение классовой борьбы. Крестьянские и городские восстания

6. Свержение сегуната «Преобразования Мэйдзи»


1. Первые связи между Японией и Европой

В 1542 г. у южного побережья о-ва Кюсю впервые появились португальцы. С этого времени в течение нескольких лет португальские корабли систематически посещали Японию. Португальцы завязали торговые отношения с Японией, ввозя туда огнестрельное оружие в обмен на золото. Начиная с 1549 г. в Японии развернули активную деятельность католические миссионеры.

Купцы и миссионеры опирались на некоторых японских феодалов. Это были по преимуществу правители тех районов, в которых находились посещаемые европейцами портовые города. Они извлекали немалую выгоду от расширения внешней торговли Японии. Японские феодалы были заинтересованы также в приобретении европейского оружия.

В 80-х годах XVI в. на о-ве Кюсю насчитывалось уже свыше 100 тыс. христиан. В начале XVII в. в Японии активизировались английские и особенно голландские купцы.

Появление европейцев в Японии совпало с острой борьбой за создание централизованного феодального государства. К концу XVI — началу XVII в. на Японских островах для этого уже сложились известные экономические и политические предпосылки.

В предшествующие столетия хотя и медленно, но росли производительные силы, расширялась торговля, развивались города. Непрекращавшиеся крестьянские восстания толкали феодалов к объединению. Усилению централизаторских тенденций способствовала также угроза со стороны европейских колонизаторов.

Императорская власть занимала в феодальной Японии своеобразное положение. Возникнув еще в период перехода к классовому обществу, династия японских императоров, носивших титул микадо или тенно, сохранила в последующие столетия свое официальное положение. Оно освящалось японской религией — синтоизмом (синто — «путь богов»). Эта религия возникла на базе первобытных верований, одухотворявших природу и обожествлявших умерших предков. Синтоисты считали, что людей окружают многочисленные духи и боги (ками), олицетворяющие силы природы. Люди также происходят от богов (ками), и при определенных обстоятельствах душа умершего может стать ками. Ками могут воплотиться и в предметы ритуального поклонения (фигурку бога, дощечку с его именем и т.п.).

Главная роль в синтоистском пантеоне принадлежит богине солнца Аматерасу, согласно преданию пославшей на землю своего сына, потомок которого Дзимму 11 февраля 660 г. до н. э. вступил на императорский престол, основав японскую императорскую династию. Эта мифическая дата отмечается правящими классами Японии как день основания империи.

Японские императоры считались верховными жрецами синтоистской религии. Они руководили главными синтоистскими храмами. В условиях феодальной раздробленности религиозный статус японских императоров способствовал тому, что их светская власть стала номинальной.

Не удивительно поэтому, что борьба за преодоление феодальной раздробленности не пошла в Японии по пути укрепления императорской власти, а приняла форму борьбы отдельных феодальных группировок за установление контроля над страной.

К началу XVIIв. Иэясу Токугава подчинил своей власти удельных князей всей Японии и принял наследственный титул сегуна -— главнокомандующего (полный титул: тайсегун — «великий полководец»). С этого времени более 250 лет Япония управлялась династией сегунов Токугава.

Сегун стал неограниченным правителем страны. Правда, императору воздавались всяческие почести, но подчеркивалось, что божественному императору не к лицу снисходить до какого бы то ни было общения со своими подданными. «По той же причине, по которой солнце и луна совершают свой путь, — утверждали Токугава, — император обязан сохранять свое сердце нетронутым. Поэтому он обитает во дворце, как на небе… Сегун указывает все государственные повинности и не нуждается при отправлении правительственных дел в разрешении императора. Когда земля среди четырех морей неспокойна, то это вина сегуна».

Режим сегуната, окончательно сложившийся при третьем сегуне, Иэмйцу Токугава (1623—1651), стал своеобразной формой централизованного феодального государства.

В XVII в. территория Японии охватывала три основных острова — Хонсю, Кюсю, Сикоку — и прилегающие мелкие острова. На о-ве Хоккайдо, где японцы вели наступление на коренное население (айнов), они занимали в то время лишь южное побережье. К началу XVII в. население Японии составляло 17 млн., к концу столетия — 25 млн. Собственниками земли в токугавской Японии были сегун, феодалы, храмы и монастыри (буддийские и синтоистские). Примерно четвертую часть земель Японии занимали владения дома Токугава. Остальные земли страны составляли феодальные уделы князей. Около трети земель, принадлежавших Токугава, были держанием непосредственных вассалов сегуна — мелких и средних феодалов.

Крестьяне прикреплялись к земле определенного феодального владения в качестве подданных. Они обрабатывали землю на правах наследственного держания, за что обязаны были вносить своему феодалу высокий натуральный оброк. Барщина существовала лишь в некоторых районах Японии, но серьезного экономического значения она не имела.

Господствующий феодальный класс был разделен при Токугава на несколько разрядов. Особую группу— кугэ — составляла придворная знать императорской столицы Киото. Формально кугэ занимали самое привилегированное положение, но своих земельных владений не имели. Как и император, они получали содержание от сегуна.

Многочисленные представители военного дворянства принадлежали к «военным домам» (букэ), образуя сословие самураев (от «самурау» — «служить»). Его верхушку составляли владетельные князья — даймё. Дайме при Токугава считались те феодалы, земли которых приносили им доход более 10 тыс. коку (примерно 1500 т) риса. Часть дайме — фудай дайме (букв, «наследственные дайме») — были союзниками дома Токугава еще до образования сегуната. После образования сегу-ната они стали опорой и доверенными людьми сегунов. Другую часть дайме — тодзама дайме («посторонние дайме») — составляли владетельные князья, в прошлом боровшиеся против' Токугава. С утверждением сегуната они находились под неослабным контролем правительства Токугава. Но в управлении делами своих княжеств тодзама дайме сохранили самостоятельность.

К следующей после дайме прослойке самурайства относились хатамбто (букв, «флагоносцы») — владетельные феодалы, земли которых давали менее 10 тыс. коку риса. Как правило, хатамото были непосредственными вассалами Токугава. Они ведали взиманием налогов, контролировали выполнение повинностей и осуществляли надзор за населением во владениях сегуна.

Основную массу самурайства составляли дружинники сегуна, дайме и хатамото. Большинство самураев не имели земли, получая от своего сюзерена жалованье.

Самураи воспитывались в кастовом духе. Их поведение регламентировалось особым кодексом самурайской чести — буз.1 сидб (букв, «путь самурая»), — строжайшим образом запрещавшим им заниматься чем-либо, кроме военного дела. Самурай, нарушивший этот кодекс, должен был покончить самоубийством, сделав себе харакири (вспороть живот специальным мечом).

Материальное положение низшего слоя самурайства при Токугава значительно ухудшилось. В связи с прекращением внутренних феодальных усобиц война перестала быть постоянным явлением. Князья больше не нуждались в многочисленных дружинах самураев. Многие самураи разорялись, превращались в рбнинов («бродячих людей») — так назывались самураи, не имевшие сеньоров. Нередко они становились лекарями, учителями, мелкими служащими, иногда ремесленниками и торговцами. Но большинство разорившихся самураев цеплялись за свои привилегии в ожидании лучших времен, сохраняя кастовую заносчивость. В Японии издавна сложилась народная поговорка: «Самурай и не пообедав важно держит зубочистку во рту».

Сегун, князья, самураи жили за счет жесточайшей эксплуатации крестьянства. Размеры продуктовой ренты-налога, вносимой крестьянами князьям, обычно составляли более половины урожая. Кроме того, существовало множество других поборов и повинностей.

Основной задачей Токугавского сегуната было сохранение и расширение феодальной эксплуатации крестьянства. Экономическое принуждение, вытекавшее из феодальной собственности на землю, дополнялось самыми изощренными формами внеэкономического принуждения. Путем сложной системы административно-полицейских регламентации токугавские власти постоянно вмешивались в быт и хозяйство крестьянской семьи. Обрекая крестьян на нищенское, полуголодное существование, режим Токугава стремился убить в них всякую волю к сопротивлению.

Характеризуя положение крестьян при Токугава, японский историк Эйдзиро Хондзе пишет: «Это население было сковано по рукам и ногам, подвергалось всяческим ограничениям, вплоть до малейших мелочей, и влачило самое жалкое существование, словно оно жило только для того, чтобы вносить налоги. Правительство предписывало крестьянам употреблять только грубую пищу, разрешало носить одежду только из хлопчатобумажных тканей, запрещало постройку удобных и просторных жилищ, а также употребление носилок при свадьбах, запрещало класть на седло ковер, запрещало в случае бедствия или неурожая изготовление или продажу сакэ (водка), удон (макароны), пшеничной муки, пшеничных лепешек, так как это считалось излишней тратой зерна. Употреблять крестьянам в пищу рис считалось роскошью и, конечно, было запрещено… Налоги взимались по поговорке: „Крестьянин — что кунжутное семя. Чем больше жмешь, тем больше масла выжмешь"».

Все это приводило к массовому разорению, голодовкам, нищете японского крестьянства. Крестьянам приходилось обращаться к ростовщикам и в конце концов становиться их неоплатными должниками. Торгово-ростовщический капитал проникал в японскую деревню, усугубляя феодальную эксплуатацию крестьянства.

Объединение страны, осуществленное с утверждением власти Токугава, до некоторой степени благоприятствовало росту японских городов и развитию торговли. В токугавский период в Японии насчитывалось свыше 200 городов и поселков городского типа. Крупнейшие из них — Эдо, Осака, Киото и др. — насчитывали сотни тысяч жителей. Японские города являлись центрами развитого ремесленного производства, продукция которого главным образом реализовалась на рынке. Ремесленники объединялись в цехи, пользовавшиеся монопольным правом производства тех или иных товаров. Существовала строгая цеховая регламентация производства. Ремесленники облагались тяжелыми налогами. Внутри цехов наблюдалось классовое расслоение. Мастера эксплуатировали подмастерьев и учеников, превращались в ряде случаев в мелких предпринимателей. Постепенно увеличивалась роль купцов-скупщиков, также жестоко эксплуатировавших ремесленников. В XVII в. уже появились отдельные мануфактуры капиталистического типа.

Большим влиянием в городах пользовались купцы, официально считавшиеся самым низшим сословием. Они объединялись в особые торговые гильдии. Торговля играла важную роль в экономике токугавской Японии. Она охватывала не только города, являвшиеся основными центрами торговой деятельности, но и деревни. Крупные купцы-скупщики скупали у князей рис. Нередко они брали на откуп получение продуктовой ренты с крестьян, финансируя князей в счет будущего урожая. Некоторые купеческие гильдии носили монопольный характер, получая исключительное право на торговлю определенными товарами.

В крупных городах складывались богатые торговые дома, финансировавшие сетуна и князей.

Таким образом, товарное производство и товарно-денежные отношения получили в период Токугавского сегуната довольно значительное развитие. Они главным образом обслуживали потребности феодалов и были дополнением к господствующим феодальным отношениям. Торгово-ростовщический капитал, проникая в феодальное хозяйство, в значительной степени подрывал его основы, но не становился носителем нового способа производства.

2. Характер политической надстройки

Токугавский сегунат существовал в период начавшегося кризиса феодальных отношений в Японии, характеризовавшегося дальнейшим усилением эксплуатации крестьянства. Это был период острой классовой борьбы и многочисленных выступлений японских крестьян против феодального гнета и режима Токугава.

Основной целью токугавского режима было держать в повиновении эксплуатируемые массы — крестьянство и городскую бедноту. Этой цели служило укрепление сословного строя. Население делилось на четыре сословия: 1) самураи, 2) крестьяне, 3) ремесленники, 4) купцы. Всячески подчеркивалось привилегированное положение самурайства. Различные стороны жизни и быта низших сословий подвергались унизительным регламентациям. Один из токугавских законов гласил: «Простые люди, которые ведут себя недостойно по отношению к представителям воинского класса или которые обнаруживают недостаточное уважение к непосредственным и косвенным вассалам, могут быть зарублены на месте».

Во имя сохранения феодально-абсолютистского режима правительство сегуна установило суровую диктатуру над всеми слоями населения, создало разветвленный, все подавляющий полицейско-бюрократический аппарат.

Правительство сегуна — бакуфу — возглавлялось советом старейшин, состоящим из пяти назначаемых сегуном наиболее приближенных князей во главе с тайро (регентом). При совете старейшин имелась коллегия «молодых старшин», возглавлявших отдельные отрасли управления и выполнявших функции министров.

Большим влиянием и властью пользовались специальные чиновники — мэцукэ (букв, «прикрепленный глаз»), которые вели явную и тайную слежку за всеми должностными лицами.

В провинции власть принадлежала представителям правительства, которые являлись одновременно начальниками местных гарнизонов.

Особый наместник с широкими полномочиями находился в Киото, неотступно наблюдая за императорским двором.

Полный контроль над сельским и городским населением обеспечивался системой круговой поруки. Крестьяне были объединены в «пятидворки», ответственные за поведение каждого ее члена. Каждый хозяин двора должен был следить за своим соседом. Такая же система существовала и в городах.

Правительство сегуна осуществляло неослабный контроль над удельными князьями. Все дайме обязаны были через год приезжать в столицу сегуна Эдо и жить там в течение года со своей свитой. После этого они уезжали в свои княжества, но оставляли в Эдо фактически в качестве заложников своих жен и детей.

Эта система имела целью пресечь феодально-сепаратистские выступления князей. Однако сегунат не ликвидировал феодальной разобщенности Японии. Сохранялись многие, десятки удельных княжеств. В пределах своего феодального удела князь был почти неограниченным правителем. Господствующие классы использовали в своих интересах синтоизм и буддизм, который начиная с VI в. проникал в Японию из Кореи и Китая и постепенно занял преобладающее положение в религиозной жизни японского народа. Многие японцы стали исповедовать две религии.

Токугавский сегунат утвердился в период, когда в Японию началось проникновение европейцев. В 30-х годах XVII в. правительство сегуна Иэмнцу Токугава приняло ряд мер для изоляции Японии от внешнего мира. Были изданы указы о высылке европейцев из страны и запрещении христианства. Когда в 1640 г. к сегуну прибыла португальская миссия из Аомыня (Макао), пытавшаяся убедить его пересмотреть запрет, большинство ее участников было казнено, а с уцелевшими было отправлено письмо, гласившее: португальцы «не должны больше думать о нас, как будто бы нас нет больше на свете». Любой иностранный корабль, прибывший к берегам Японии, подлежал уничтожению, а его экипаж — смертной казни. Под угрозой смерти японцам запрещалось покидать страну.

Политика самоизоляции и «закрытия» страны была вызвана желанием предотвратить возможное вторжение в Японию европейцев и стремлением сохранить нетронутыми феодальные порядки. Сегун и феодалы опасались, что установление связей с Европой может ослабить господствующий режим. Характерно, что политика «закрытия» страны окончательно сложилась после крестьянского восстания 1637 г. в Симабара (вблизи Нагасаки), когда антифеодальное выступление крестьян развернулось под флагом христианства, принесенного в Южную Японию католическими миссионерами.

После «закрытия» страны прекратились торговые связи Японии с Европой. Некоторые исключения допускались только по отношению к голландцам, которые помогли сегуну при подавлении восстания в Симабара. Они сохранили право направлять свои корабли с товарами лишь в один порт на о-ве Десима (в бухте Нагасаки).

Политика самоизоляции не могла, однако, полностью и абсолютно отрезать Японию от внешнего мира. Помимо связей через голландцев продолжалось и некоторое общение с соседними странами Азии. Китайским купцам разрешалось периодически приезжать в гавань Нагасаки и вести там торговлю.

В XVII в. развернулось продвижение русских на северные берега Тихого океана. К середине века относятся и первые посещения Курильских островов, а в XVIII в. русские мореплаватели « промышленники начали их освоение. На Курилах появились русские стоянки и зимовья. Населявшие острова айны стали подданными России. С выходом русских людей на Тихий океан возникли предпосылки для установления первых контактов между Россией и Японией.

В 1739 г. русские корабли экспедиции В. Беринга впервые подошли к берегам Японии. На этих судах побывали японцы, а русские ненадолго сошли на берег. В 1792—1793 гг. экспедиция А. К. Лаксмана пыталась завязать отношения с японскими властями и вести переговоры об установлении торговых связей. Японские власти сослались на законы, запрещавшие сношения с внешним миром, но перед отъездом Лаксмана ему были вручены подарки и дано письменное разрешение на приход одного русского корабля в Нагасаки. Однако вновь русские прибыли в Японию только в 1804 г., с первой кругосветной экспедицией И.Ф. Крузенштерна. На этот раз сегунат занял непримиримую позицию, отказавшись от всяких переговоров. Более того, когда в 1811 г. выдающийся русский мореплаватель В. М. Головнин совершал экспедицию с целью составить описание Курильских островов и Татарского пролива, он и несколько его спутников были захвачены японцами и два года находились в плену на о-ве Хоккайдо.

Политика самоизоляции помешала установлению отношений между Россией и Японией.

3. Культура периода Токугава

сегунат япония токугава

В XVII — первой половине XIX в. в Японии был достигнут заметный прогресс в развитии просвещения и науки. Помимо правительственных и княжеских школ для детей самураев и школ, издавна существовавших при храмах, в городах появляются частные школы. В XVIII в. их насчитывалось 270. Среди них были и учебные заведения, дававшие некоторую подготовку по техническим специальностям и медицине. Существовали также особые школы для девочек, где обучали шитью, искусству расстановки цветов в вазах (икэбана), музыке.

В столице сегуна имелась правительственная академия для подготовки чиновников. В 1762 г. открылось специальное учебное заведение для изучения «европейских знаний». Эти два учебных заведения положили начало высшей школе.

Из наук наибольшее развитие в токугавский период получили математика, астрономия, медицина, ботаника. Выдающимся ученым был создатель японской математической школы Така-кадзу Сэки (1642—1708). В начале XVII в. в Японии стали выходить отпечатанные в типографиях листы с новостями — нред-шественники газет.

Новые явления наблюдались в японской литературе. Наряду с произведениями, проповедовавшими феодально.-самурайекие идеи, такими, как аллегорический роман выдающегося писателя того времени Кекутэй Бакйн (1767—1848) «История восьми псов», и в прозе и в поэзии развивалось новое направление, пользовавшееся большой популярностью у горожан. В написанных разговорным языком книгах Самба Сикитэй (1776—1822) «Городские бани» и «Городские парикмахерские» юмористически изображалась повседневная жизнь обитателей Эдо. Большой популярностью пользовались короткие стихотворения — хокку. Особенно популярны были хокку Мацуб Басе (1644— 1694) и его школы. В некоторых из них отражались жизнь и думы простых людей

Развивалось театральное искусство. Средневековый театр масок но (лирическая драма в сопровождении хора и оркестра) сохраняется как официальное развлечение самураиства. Однако в городах растет популярность новых направлений: возникшего в XVI в. дзерури, где повествование исполняется нараспев специальным актером в сопровождении музыки и кукол, действия которых лишь иллюстрируют рассказ, и кабуки, в котором драматическое представление органически включает в себя танцы и музыку. В театре кабуки была выработана особая система жестов, движений, модуляций голоса, символического грима. Первоначально труппы кабуки состояли только из женщин, затем — только из юношей, но в конце концов они стали чисто мужвкими. Появились актеры-мужчины, специализировавшиеся на исполнении женских ролей. В таком виде своеобразный театральный жанр кабуки сформировался в середине XVIII в. Из изобразительных искусств выделялась своими достижениями живопись. В ней преобладало реалистическое направление, выдающимся представителем которого был Хокусаи Кацу-сика (1760—1849). Он прославился большими циклами пейзажей: «Водопады», «Мосты», «Тридцать шесть видов Фудзи», «Сто видов Фудзи».

4. Обострение кризиса феодальных отношений

Некоторая централизация Японии, осуществленная Токугава, прекращение междоусобных войн на первых порах содействовали подъему производительных сил. В течение всего XVII века расширялись посевные площади, совершенствовалась техника сельского хозяйства. В деревню проникали товарно-денежные отношения. Рента становилась смешанной, натурально-денежной. Развивалось ремесло. Появились домашняя промышленность и первые мануфактуры. Купцы-скупщики снабжали крестьянские семьи сырьем и забирали у них готовую продукцию. Различные районы страны специализировались на производстве определенных изделий домашней промышленности. Значительно расширилась внутренняя торговля. На этой основе в феодальной экономике Японии начал формироваться капиталистический уклад.

В XVIII в. мануфактурное производство расширилось, охватив ряд отраслей (прядение, ткачество, винокурение, соеварение, красильное и гончарное дело, сахароварение, производство бумаги и т. п.). В конце XVIII в. в г. Кйрю была изобретена прядильная машина, приводимая в действие от водяной мельницы.

Подъем производительных сил сопровождался усилением внутренних противоречий феодальной экономики. Принявшая крайние формы эксплуатация крестьянства уже к середине XVIII в. привела к застою в экономическом развитии, к упадку сельскохозяйственного производства. Абсолютистские порядки, произвол властей и самурайства, цеховые регламентации стали препятствием к развитию ремесла и мануфактурной промышленности.

Происходило дальнейшее усиление феодальной эксплуатации и произвола. Налоги взыскивались за несколько лет вперед. Крестьянское население быстро разорялось. Это вызывало крупные крестьянские восстания. Волна их прокатилась по Японии в XVIII и начале XIX столетия. С конца XVIII в. наряду с крестьянскими восстаниями вспыхивали антифеодальные выступления городской бедноты. В 1787 г. население Осака восстало против высоких цен на рис, установленных купцами-монополистами при поддержке токугавских властей. В дальнейшем «рисовые бунты» охватили и другие города Японии.

Обострение классовой борьбы было одним из ярких проявлений кризиса токугавского режима. К этому времени, когда в Западной Европе и Северной Америке побеждал и утверждался промышленный капитализм и начинался новый этап колониальной агрессии европейских держав на Востоке, феодальная система в Японии переживала глубокий внутренний кризис.

В первой половине XIX в. еще более обострился кризис феодально-абсолютистского режима Токугавского сегуната, причем в Японии в отличие от других стран Азии в недрах феодального общества формировался капиталистический уклад.

К этому времени натуральный оброк уже принял в японской деревне смешанную, денежно-натуральную форму. Потребность в деньгах усиливала зависимость крестьян от ростовщиков, купцов, кулаков.

Хотя закон запрещал заклад и отчуждение земли, крестьяне вынуждены были закладывать свои земельные участки, которые переходили в руки новых владельцев — ростовщиков и купцов. В деревне появилась малочисленная, но экономически сильная прослойка богатых крестьян — гоно, которые также захватывали заложенные земельные участки и эксплуатировали разорявшуюся крестьянскую бедноту. К гоно примыкали госи — землевладельцы из рядовых самураев. К середине XIX в. около трети всей обрабатываемой земли уже находилось в руках «новых помещиков» — купцов, гоно и госи. Формально оставаясь держателями земли, крестьяне помимо оброка князю должны были еще вносить высокую арендную плату ее новым фактическим владельцам. Многие крестьяне превращались в пауперов.

В первой половине XIX в. значительно увеличилось число и размеры мануфактур. Если за весь XVIII век было основано УО мануфактур, то за первые две трети XIX в. их возникло 300. Расширялись крупные горные разработки меди, золота, железа. Особенно значительное распространение мануфактурны* предприятия получили в юго-западных районах. В большинстве мануфактур применялся труд наемных рабочих. В 1854 г. в Японии насчитывалось свыше 300 промышленных предприятий с числом рабочих более 10. На некоторых мануфактурных предприятиях имелось по нескольку десятков ткацких станков

Появление капиталистических мануфактур означало, что в Японии наряду со сложившейся ранее торговой буржуазией начала формироваться и промышленная буржуазия.

В своеобразных условиях происходил процесс первоначального накопления капитала. Обнищавшие крестьяне устремились в города. Тяжелый гнет, непосильные налоги, усилившаяся эксплуатация со стороны торгово-ростовщического капитала приводили к массовому разорению ремесленников. Так складывалась категория людей, лишенных собственных средств производства и вынужденных продавать свою рабочую силу. С другой стороны, крупные торгово-ростовщические дома (Ми-цуи и др.), возникшие еще в средние века, сосредоточили в своих руках значительные богатства. Но феодальные порядки мешали тому, чтобы эти богатства превратились в капитал, были вложены в развитие промышленности. Абсолютистский характер и деспотизм сегунской власти, сословный строй, цеховая регламентация — все это препятствовало развитию капитализма в Японии.

5. Обострение классовой борьбы. Крестьянские и городские восстания

Рост товарно-денежных отношений сопррвождался усилением феодальной эксплуатации крестьянства. Ухудшилось положение ремесленников и городской бедноты. Растущее недовольство народных масс все чаще принимало характер открытых восстаний.

Первая половина XIX в. характеризовалась почти непрерывными массовыми восстаниями японского крестьянства. Только в 1833 г. в различных районах Японии произошло 30 крестьянских восстаний. Восставшие боролись за ликвидацию феодального гнета. Во время восстания 1842 г. в провинции Оми повстанцы уничтожили кадастровые книги. Хотя крестьянские восстания носили неорганизованный и локальный характер, они подрывали японский феодализм.

Все чаще происходили волнения в городах. Нередко поводом к ним были недостаток риса или резкое повышение цен на него в результате спекулятивных махинаций оптовых купцов и властей. В 1837 г. в Осака вспыхнуло восстание, возглавленное Хэйхатиро Осио. Выступая против спекуляции, дороговизны, произвола властей, восставшие выдвигали также требования в защиту «низших слоев сельского населения» — «тех, кто не имел земли, а также тех, кто хотя и имел землю, но находился в тяжелом положении, ибо они не имели никакой возможности прокормить родителей, жен и детей». Проявившееся в ходе осакского восстания стремление объединить городские низы и крестьянство показывало, что антифеодальная борьба народных масс поднималась на более высокую ступень. Восстание в Осака не было единичным. Волнения охватили многие города. Обострялись также противоречия между буржуазными и феодальными кругами. Но формировавшаяся буржуазия, связанная в той или иной мере с феодальным землевладением и ростовщичеством, как правило, враждебно относилась к восстаниям крестьянства и городской бедноты.

Глубокий кризис феодальных отношений и обострение классовой борьбы сильно поколебали престиж режима Токугава. Наряду с антифеодальными выступлениями народных масс к концу первой половины XIX столетия активизируется и феодальная оппозиция против сегуната, стремившаяся заменить сегунат какой-нибудь другой разновидностью феодальной власти. Ее идеологи выдвинули лозунг восстановления «законной» императорской власти.

Одним из проявлений политического кризиса токугавского режима была ставшая очевидной несостоятельность политики «закрытия» страны.

Князья прибрежных районов начали устанавливать контрабандные связи с иностранными кораблями, плававшими у берегов Японии. Увеличивалось число японцев, знающих голландский язык, интересующихся европейской культурой. В 1843 г. сегун издал новую инструкцию о взаимоотношениях с иностранцами, подтверждавшую прежние запреты, но разрешавшую иностранным кораблям запасаться углем и водой в некоторых портах Японии. Одновременно японские власти обратились к голландцам с просьбой информировать их о новинках европейской культуры, прислать модели машин, экземпляры книг и газет.

Капиталистические державы Запада все более настойчиво стремились покончить с самоизоляцией Японии. В связи с усилением колониальной агрессии Англии, Франции и США на Дальнем Востоке их взоры обращались и в сторону Японских островов. Особенно большой интерес к Японии как базе для развертывания колониальной агрессии в Китае и других районах Дальнего Востока проявили США. В 1845 г. американский конгресс уполномочил президента установить торговые отношения с Японией. В резолюции конгресса откровенно говорилось, что США нуждаются в базе на морях, омывающих Китай.

После неудач дипломатических попыток американское правительство решило применить силу. В июле 1853 г. в бухту Урага, расположенную вблизи сегунской столицы Эдо (ныне Токио), прибыла военная эскадра коммодора Перри. Суда были приготовлены к бою и стали на якорь так, чтобы иметь возможность обстреливать береговые форты. Японские лодки, окружившие американские корабли, были разогнаны. Перри вручил японским властям письмо президента США с требованием подписать договор об открытии Японии для американской торговли, заявив, что за ответом он вернется весной будущего года.

Эти события вызвали крайнюю растерянность в правящих кругах. В нарушение традиций правительство сегуна запросило мнение князей и императорского двора. Между тем в феврале 1854 г. прибыл за ответом Перри, сопровождаемый девятью военными кораблями. Во время начавшихся переговоров он открыто пригрозил войной, заявив: «Наша страна только что вела войну с соседней страной Мексикой, и мы даже атаковали и взяли ее столицу. Обстоятельства могут вовлечь и вашу страну в подобное положение. Вам полезно было бы обдумать это».

Правительство сегуна подчинилось силе и приняло американские условия. 31 марта в Канагава (Иокогама) был подписан первый японо-американский договор, по которому для американской торговли открывались порты Симбда и Хакодате. В Симода учреждалось американское консульство. Вскоре аналогичные договоры Япония заключила с Англией, Францией и Голландией.

В промежуток между первым и вторым появлением Перри в Японии, в августе 1853 г., Нагасаки посетили корабли адмирала Путятина, предложившего японским властям установить торговые отношения и определить границу между русскими и японскими владениями. В инструкциях Путятину предписывалось, чтобы он «воздерживался от всяких неприязненных в отношении к японцам действий, стараясь достигнуть желаемого единственно путем переговоров и мирными средствами». Известный японский публицист и историк Иитиро Токутоми писал: «Русский посол, уважая древние законы Японии, пытался словами убедить японцев. Коммодор Перри с самого начала старался угрозами и демонстрациями напугать японцев и был готов прибегнуть. к вооруженной силе».

При обсуждении вопросов пограничного разграничения русская сторона требовала признания своих прав на о-в Сахалин и Курильские острова, издавна принадлежавшие России, но японское правительство выдвинуло необоснованные претёнзии на южную часть Сахалина. Первый русско-японский договор о границах и о торговых и дипломатических отношениях, подписанный в 1855 г., при втором посещении Путятиным Японии, констатировал, что «отныне границы между Россией и Японией будут проходить между островами Итуруп и Урупом», а Сахалин был объявлен «неразделенным». Несостоятельные территориальные притязания Японии осложняли русско-японские отношения. Но в отличие от западных держав Россия проводила в отношении Японии миролюбивую политику.

Первые договоры, подписанные США и другими державами с Японией, не удовлетворили западные державы. В 1858 г. при помощи угроз США добились подписания нового неравноправного договора, который предусматривал дополнительное открытие нескольких портов, предоставление американцам прав экстерриториальности, установление минимальных пошлин за ввозимые в Японию американские товары и т. п. Вскоре Япония подписала подобные договоры с Англией, Голландией, Францией, Россией. Неравноправные договоры 1858 г. означали насильственное «открытие» Японии иностранными колонизаторами.

Так же как это было в Китае и в других странах Востока, начавшееся вторжение иностранных капиталистов привело в Японии к дальнейшему ухудшению положения большинства народа и обострению кризиса феодализма.

В связи с появлением иностранных предметов роскоши и других товаров у феодалов увеличилась потребность в деньгах. Они облагали крестьян новыми поборами. Низкие таможенные пошлины, установленные неравноправными договорами, способствовали ввозу иностранных фабричных товаров, а это подрывало японское ремесло и вызывало разорение многих крестьянских и самурайских семей, в которых женщины занимались прядением.

В период самоизоляции Японии за одно и то же количество золота в Европе можно было получить в 3 раза больше серебра, чем в Японии. После «открытия» страны эта разница постепенно исчезла, и японская серебряная монета, являвшаяся основным средством обращения, соответственно обесценилась. Это вызвало резкое повышение цен, которое сильно ударило по малообеспеченным группам городского населения и части самурайства. Один из современников писал: «Цены на товары быстро росли, и наибольший ущерб это наносило тем, кто жил на постоянное жалованье. Вследствие этого они говорили между собой: „Эти варвары привозят нам ненужные предметы роскоши, лишают нас предметов первой необходимости, разоряют народ и стремятся в ближайшем будущем захватить Японию. Это наш сегун посеял семена всех бедствий"».

С начала 60-х годов в Японии наблюдается дальнейшее обострение политического кризиса. В различных районах страны усилились стихийные выступления против иностранцев.

В 1862 г. в княжестве Сацума был убит англичанин. Воспользовавшись этим инцидентом, английский представитель предъявил японским властям ультиматум с требованием возмещения в размере, превышавшем 100 тыс. ф. ст. Это вызвало новый взрыв народного возмущения. В городах расклеивались листовки, призывавшие бойкотировать иностранцев. Одна из них, обращенная к 25 купцам Иокогамы, гласила: «Вы ведете обширную торговлю с заграницей и забываете об интересах государства.

Вы безжалостны к беднякам. Небесная кара постигнет и вас, как это уже случилось в других местах».

По всей Японии не прекращались крестьянские восстания и волнения городского населения. Активизировалась и самурайская оппозиция сегунату. В 1862 г. Симадзу, князь Сацума, одного из самых крупных и богатых южных княжеств, вступил со своими войсками в императорскую столицу Киото, заявив, что он желает выразить этим свои верноподданнические чувства к императору. После этого он потребовал у сегуна изменения существующей системы взаимоотношений между ним и князьями.

В княжестве Тесю большое влияние приобрели самурайские элементы, открыто выступавшие против сегуната. Там возникли отряды добровольцев, состоявшие из самураев и зажиточных крестьян. Отряды из Тесю и других княжеств также стали стягиваться в Киото. Стремясь к примирению с феодальной оппозицией, сегун согласился отменить систему пребывания семей дайме в Эдо в качестве фактических заложников и обещал в дальнейшем привлекать князей к обсуждению важных государственных дел.

В 1863 г. сегун прибыл в Киото для встречи с императором. Там он был насильственно задержан, и ему пришлось санкционировать указ императора об изгнании иностранцев. Сегун обещал возглавить борьбу за «изгнание варваров». В июне 1863 г. правительство сегуна передало иностранным представителям ноту о закрытии японских портов. Выполняя решение об «изгнании варваров», береговые батареи Симоносёки (столицы княжества Тесю) обстреляли подошедшие туда иностранные корабли.

Но правительство сегуна не желало развернуть борьбу против иностранцев, которые настойчиво требовали сохранения и расширения своих привилегий. В августе 1863 г. английская эскадра разрушила артиллерийской бомбардировкой г. Кагосиму — центр княжества Сацума.

Патриотические выступления сопровождались дальнейшим падением престижа сегуна и его правительства. Императорская столица Киото фактически находилась в руках самурайских отрядов из княжества Тесю, правители которого занимали позицию решительной борьбы с иностранцами. Хотя самурай-ство Тесю не выдвинуло четкой программы и даже не пыталось установить контакт с крестьянством, положение, сложившееся в Киото, вызывало крайнюю тревогу сегунского правительства. В этой обстановке сегун попытался найти поддержку у иностранных держав.

США, в которых шла гражданская война, были вынуждены на время отказаться от активной политики в Японии. Главную роль стала играть Англия. Франция Наполеона III также стремилась укрепить и расширить свое влияние в Японии. Французское правительство с охотой приняло предложение о посредничестве между англичанами и властями Сацу-ма по улаживанию инцидента 1862 г. Оно оказало финансовую помощь сегуну, снабдило его оружием, направило французских офицеров для обучения сегунских войск.

В сентябре 1863 г. находившиеся в Киото самурайские отряды Тесю пытались захватить императора, чтобы заставить его официально объявить войну иностранцам и сегунату.

Опираясь на французскую помощь и сговорившись с сацум-ским князем Симадзу, которого тоже тревожило положение в Киото, сегун вытеснил оттуда враждебные ему самурайские формирования Тесю. Княжество Тесю было объявлено мятежным.Во время наступления сегунских войск на Тесю объединенная англо-франко-голландско-американская эскадра подвергла бомбардировке форты Симоносеки. После этого власти Тесю капитулировали, обязавшись не чинить препятствий иностранцам и не восстанавливать береговых укреплений. На некоторое время в Тесю взяла верх самурайская группировка, стоявшая за соглашение с сегуном. Но вскоре там вновь усилилось влияние дворянско-буржуазной оппозиции. Попытка организовать новую карательную экспедицию против Тесю не имела успеха. Сегуну же пришлось расплачиваться за иностранную помощь дополнительными уступками. Он подписал с державами соглашение о дальнейшем снижении таможенных тарифов на ввозимые в Японию товары и разрешил Англии и Франции ввести на территорию Японии военные отряды для охраны своих миссий.

В отличие от Китая, Индии, Ирана, в которых народные выступления середины XIX в. происходили при отсутствии более или менее сложившегося капиталистического уклада, в феодальной Японии уже существовал капиталистический уклад и имелись известные объективные предпосылки для буржуазной революции. Во второй половине. 60-х годов глубочайший кризис японского феодализма и политический кризис режима Токугава переросли в революционную ситуацию.

Другим признаком революционной ситуации В. И. Ленин считает «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов» *. В результате начавшегося вторжения иностранного капитала бедствия крестьян, ремесленников, городской бедноты достигли в Японии в рассматриваемый период крайних пределов.

Наконец, третьим признаком революционной ситуации, как отмечает В.И. Ленин, является «значительное повышение активности масс, в „мирную" эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых,, как всей обстановкой кризиса, так и самими „верхами", к самостоятельному историческому выступлению» **. Этот признак революционной ситуации также был налицо в Японии.

Главной революционной силой, потрясавшей основы японского феодализма, было крестьянство. Крестьянские восстания не прекращались и приобретали все больший размах. В 1852— 1859 гг. в Японии произошло 40 крестьянских восстаний, в 1860—1867 гг. — 86. В некоторых из них участвовало по 200— 250 тыс. крестьян. Крестьянские восстания дополнялись городскими восстаниями.

Формировавшаяся японская буржуазия также стремилась к ликвидации феодальных порядков. Появившаяся в городах разночинная интеллигенция, главным образом самурайского происхождения, в известной мере выступала носительницей буржуазной идеологии. Установление тесных связей с Европой и Америкой способствовало распространению среди интеллигенции европейских буржуазно-освободительных идей.

Но японская буржуазия была тесно связана с сегуном и князьями, во многом зависела от них, в ряде случаев была заинтересована в сохранении феодальной эксплуатации крестьянства. Буржуазия боялась выступлений крестьян и городской бедноты, которые зачастую были направлены против крупных спекулянтов и ростовщиков. Поэтому, находясь в оппозиции к феодальному строю, японская буржуазия стремилась к компромиссу с феодалами, была готова признать сохранение фодальной власти при условии проведения феодальным правительством некоторых реформ. Японская буржуазия не только не способна была возглавить антифеодальную борьбу крестьянства, но и была открыто враждебна этой борьбе. В назревшей революции она заняла трусливую соглашательскую позицию.

По мере углубления революционной ситуации усиливалась и феодальная оппозиция режиму Токугава. В ней переплетались два потока.

Во-первых, многие дайме тяготились контролем сегунского правительства; выступая против сегуна, они рассчитывали ослабить зависимость своих княжеств от центральной власти. Эти представители феодальной оппозиции хотели заменить скомпрометировавший себя сегунат другой формой феодальной власти.

Во-вторых, в составе феодальной оппозиции сегунату были и довольно многочисленные слои самурайства, связанные с производством сельскохозяйственных продуктов и сырья на рынок, торговой и предпринимательской деятельностью. Они также выступали за замену сегуната другой формой феодальной власти, но при этом были заинтересованы в проведении некоторых преобразований буржуазного характера. Тяжелое материальное положение низших слоев самурайства, размывание и обреченность этого сословия усиливали его недовольство сегунатом.

Слабость японской буржуазии, ее связи с феодальными элементами, враждебность антифеодальной борьбе крестьянства, с одной стороны, готовность части самурайства провести некоторые преобразования буржуазного характера — с другой, создавали основу для блока буржуазии и феодальной оппозиции, враждебного режиму Токугава. Не выступая самостоятельно, буржуазия поддержала антисегунскую группировку князей и самураев, которая усилила свою активность после событий первой половины 60-х годов.

Военно-политическими центрами антисегунской оппозиции стали южные княжества Сацума, Тесю, Тбса и Хидзэн. Благодаря своему географическому положению они всегда пользовались относительной независимостью от сегуна. Это были районы с довольно развитыми капиталистическими отношениями. Самурайство южных княжеств, особенно Сацума и Тесю. было сравнительно тесно связано с буржуазными элементами. В 1863—1864 гг. эти княжества подверглись нападению иностранцев.

Объединившись, четыре южных княжества возглавили сильную коалицию, требовавшую ликвидации сегуната и восстановления императорской власти. Их военные отряды вновь овладели Киото.

События в Японии происходили в условиях продолжавшей нарастать активности английских и французских колонизаторов. Франция по-прежнему энергично поддерживала сегуна. Англичане же надеялись, что победа антисегунской коалиции князей приведет к раздроблению и ослаблению Японии, и установили поэтому контакт с Сацума и другими южными княжествами.

6. Свержение сегуната «Преобразования Мэйдзи»

После событий 1862—-1864 гг. значительно усилились антифеодальные выступления народных масс. В 1865 г. особенно сильное крестьянское восстание охватило район Осака. В городах все чаще происходили «рисовые бунты» и другие народные волнения. Восстание вспыхнуло даже в сегунской столице Эло. В этих условиях руководители южных княжеств окончательно склонились к тому, чтобы предотвратить взрыв народной революции путем ликвидации сегуната и осуществления некоторых реформ.

В 1867 г. на императорский престол вступил пятнадцатилетний Муцухито, от имени которого фактически действовали руководители южных княжеств. В конце 1867 г. представители антисегунской оппозиции составили от имени нового императора и вручили сегуну меморандум с требованием, чтобы сегун «вернул» императору власть, незаконно захваченную Токугава. Учитывая силы своих противников, сегун был вынужден принять это требование. Но он стал стягивать верные ему войска, готовясь к вооруженной борьбе. Сегунат поддерживали представители той части феодальной аристократии и самурайства, которая стремилась сохранить нетронутыми феодальные порядки. Вскоре начались военные действия. Но уже в январе 1868 г. войска сегуна были разбиты близ Киото. В феврале капитулировала сегунская столица Эдо. После этого борьбу против императорских войск продолжали войска северо-восточных княжеств, но в ноябре и они были разгромлены. Сегунский флот пытался закрепиться на о-ве Хоккайдо. Там была провозглашена феодально-самурайская «республика», но она была ликвидирована вооруженными силами императора летом 1869 г. Сегунат окончательно прекратил свое существование. Антисегунская коалиция победила благодаря тому, что многочисленные крестьянские восстания, выступления ремесленников и городской бедноты ослабили сегунат и феодальные порядки.

Период царствования императора Муцухито был назван Мэйдзи — «Просвещенное правление». Первое императорское правительство, созданное еще 3 января 1868 г., возглавил принц Арисугава, но руководящую роль в нем играли представители самурайства южных княжеств, выступавшие за проведение некоторых преобразований буржуазного характера. 6 апреля 1868 г. император сделал торжественное заявление, в котором выдвинул следующую программу:

1. Будет создано широкое собрание, и все государственные дела будут решаться в соответствии с общественным мнением.

2. Все люди, как правители, так и управляемые, должны единодушно посвятить себя преуспеянию нации.

3. Всем военным и гражданским чинам и всему простому народу будет позволено осуществлять свои собственные стремления и развивать свою деятельность.

4. Все плохие обычаи прошлого будут упразднены; будут соблюдаться правосудие и беспристрастие, как они понимаются всеми.

5. Знания будут заимствоваться во всем мире, и таким путем основы империи будут упрочены».

Расплывчатость и неопределенность «императорской клятвы» отражала крайне ограниченный характер уступок, которые получила буржуазия в результате компромисса с феодальными элементами. Но и эти обещания не были полностью реализованы. Они были даны императором во время гражданской войны, когда он стремился обеспечить себе общественную поддержку в борьбе с сегуном. Одержав победу, императорское правительство не пошло на создание обещанного «широкого собрания». Буржуазные реформы («преобразования Мэйдзи»), осуществленные в конце 60-х — начале 70-х годов, носили умеренный характер.

Прежде всего была ликвидирована раздробленность страны, разделение ее на отдельные княжества. В 1869 г. князья Сацума, Тесю, Тоса и Хидзэн заявили, что в связи с восстановлением императорской власти они передают императору свои феодальные права в княжествах. Соответствующие заявления вынуждены были сделать и другие князья. Вначале князья были оставлены в качестве наследственных губернаторов княжеств и за ними была сохранена десятая часть местных доходов. В 1871 г. был издан указ о полном уничтожении княжеств, и разделении Японии на префектуры. Бывшие князья получил» от правительства высокие пожизненные пенсии.

Самурайское ополчение было преобразовано в регулярную армию. В 1871 г. был издан указ об организации императорской гвардии, непосредственно подчиненной правительству, а: в 1872 г. — декрет о создании вооруженных сил на основе всеобщей воинской повинности. Однако руководящую роль в новой японской армии продолжали играть самурайские элементы. Реакционный самурайский кастовый дух стал одной из основных традиций, на которых воспитывалась японская армия.

Одновременно были осуществлены и другие буржуазные реформы. Императорское правительство издало декреты об отмене сословных привилегий и формальном уравнении в правах всех граждан. Были изданы законы, отменявшие цеховой строй и цеховые регламентации, ликвидировались внутренние пошлины, объявлялась свобода торговли и свобода передвижения людей и перевозки товаров. Старые законы были пересмотрены, вводились единообразные законы для всей страны и всех групп населения. Учреждались общие суды буржуазного типа.

С целью создания более благоприятных условий для развития торговли и промышленности была проведена валютная реформа, введена единая валютная единица — иена.

Поскольку длительное время политическим центром Японии являлся Эдо, туда была переведена из Киото императорская столица, а Эдо переименовали в Токио («Восточная столица»).

Была осуществлена реформа образования, созданы новые средние школы, открыт Токийский университет. Поощрялась посылка японцев за границу для получения образования.

Феодальные элементы, преобладавшие в императорском правительстве, неохотно и с оглядкой шли на осуществление даже сравнительно умеренных буржуазных реформ. Однако и после переворота 1868 г. в стране продолжались многочисленные крестьянские восстания, страх перед которыми склонял окружение императора к сохранению и расширению компромисса с буржуазией. В свою очередь, трусливая и соглашательская японская буржуазия поддерживала императорское правительство.

Нараставшее крестьянское движение заставило правительство осуществить в 1872—1873 гг. аграрную реформу. Была аннулирована феодальная собственность князей и самураев на землю и официально разрешена купля-продажа земли. Собственность на землю была признана за теми, кто фактически ею распоряжался. Заложенная крестьянами земля признавалась собственностью тех, кому она была заложена. Это узаконило собственность «новых помещиков» и кулаков. Из крестьян права собственников получили лишь те наследственные держатели, которые не закладывали свою землю. В результате реформы треть всей пахотной земли Японии была изъята из собственности крестьян. Общинные земли — леса, луга и т. п. — были также отняты у крестьян.

Реформа была выгодна эксплуататорской верхушке японской деревни. Первоначально она посеяла иллюзии и у той части крестьян, за которой были закреплены наследственные владения. Но высокий налог, которым правительство обложило землю, оказался слишком тяжелым для большинства крестьян-собственников. Им приходилось влезать в долги, закладывать землю, а затем и терять ее. Теперь, при системе свободной купли-продажи земли, ускорялся процесс ее концентрации в руках помещиков и кулаков.

Аграрная реформа открыла путь к развитию капиталистических отношений в японской деревне, но она закрепила пережитки феодализма, сохранила и закрепила помещичью собственность на землю. Помещики и кулаки продолжали эксплуатировать безземельных крестьян-арендаторов полуфеодальными методами.

Официальная историография императорской Японии, а вслед за ней и буржуазные историки Европы и США называли события 1868 г. «реставрацией Мэйдзи», вызванной стремлением японского народа восстановить власть «божественного» императора. В действительности это был революционный переворот.

В составленной В. И. Лениным сводке главных данных всемирной истории после 1870 г. под рубрикой «Революционные движения (непролетарского характера)» имеется запись: «1868—1871: Япония. (Революция и преобразования.)»*.

Революционная ситуация, сложившаяся в Японии в 60-х годах, привела к гражданской войне, в. результате которой был свергнут сегунат. Но ни один из основных вопросов буржуазной революции не был тогда разрешен.

Коренным вопросом всякой революции является вопрос о власти. События 1868 г. не привели к переходу власти в руки буржуазии. В Японии утвердилась, по сути дела, неограниченная императорская власть. Но императорское правительство, состоявшее из самурайских элементов, учитывало в своей политике и интересы буржуазии. События 1868 г. создали предпосылки для постепенного превращения монархии Мэйдзи в буржуазную монархию.

Революционная борьба народных масс заставила пришедшее к власти императорское правительство осуществить ряд буржуазных реформ, которые открыли дорогу капиталистическому развитию страны. Однако капиталистическое развитие Японии было ограничено сильными феодальными пережитками.

Став капиталистическим государством, Япония оказалась единственной страной Азии, избежавшей превращения в колонию или полуколонию капиталистического Запада. Хотя императорское правительство в 1868 г. признало и подтвердило неравноправные договоры с иностранными державами и они в той или иной мере формально сохраняли свою силу еще несколько десятилетий, после 1868 г. Япония полностью восстановила свою независимость. Это стало возможным благодаря ряду причин.

Капиталистические державы Запада насильственно «открыли» Японию и начали осуществлять свою колонизаторскую политику в период, когда здесь уже созрели определенные предпосылки для утверждения капитализма. Буржуазные преобразования были осуществлены, когда только начиналось колониальное проникновение иностранного капитала и колонизаторы не успели еще прочно обосноваться в Японии.

Западные державы сравнительно легко примирились с превращением Японии в независимое государство, ибо тогда не был еще завершен раздел мира и капиталистические державы развертывали колониальную агрессию в расположенном поблизости громадном Китае и других странах Азии. США, сперва игравшие главную роль в колониальной агрессии против Японии, были ослаблены гражданской войной. Внимание Англии и Франции было сосредоточено на событиях в Европе, связанных с воссоединением Германии и воссоединением Италии. Англо-французские и англо-русские противоречия толкали Англию к известной поддержке Японии. В дальнейшем начало сказываться стремление США и Англии использовать Японию как союзника в колониальной агрессии против Кореи и Китая.

Став самостоятельным государством, помещичье-буржуазная Япония очень скоро сама вступила на путь колониальной агрессии.

еще рефераты
Еще работы по истории