Реферат: Чехия и Словакия в середине 40-х - конце 90-х гг.

Чехия и Словакия в середине 40-х — конце 90-х гг.


План

1 Чехословакия в период выбора путей послевоенного развития

1945-1948гг.

2 Экономическое развитие Чехословакии

3 Политическое развитие Чехословакии.

4 Режим “нормализации” 70-80-х гг.

5 Чехи и словаки в 1990-е гг.


1 Чехословакия в период выбора путей

послевоенного развития. 1945-1948 гг.

Кошицкая программа была результатом компромисса основных политических сил, боровшихся за лидерство в послевоенной Чехословакии. Умеренная программа социально-экономических преобразований также была более понятна широким слоям общества, участвовавшим в национально-освободительной борьбе. Бенеш и его сторонники предполагали восстановить Чехословакию на несколько модернизированных довоенных основах, расширив правящую элиту за счет коммунистов. КПЧ же ориентировалась на обеспечение для себя ведущих позиций в государстве и обществе, что являлось необходимым условием движения страны к социализму.

Экономическая часть документа предусматривала национализацию предприятий и конфискацию земель коллаборационистов, немцев и венгров. Позиции национальной буржуазии, не запятнавшей себя сотрудничеством с оккупантами, оставались практически нетронутыми. Программа определяла политику по отношению к немецкому и венгерскому населению. За исключением антифашистов оно подвергалось депортации и лишалось гражданства.

В Кошицкой программе были сформулированы основные принципы народно-демократического государства. Национальный фронт чехов и словаков определялся как форма взаимодействия всех общественных классов и групп, представленных политическими партиями и массовыми национальными организациями. На мартовских 1945 г. переговорах двух центров эмиграции в чешских землях были воссозданы 4 политические партии (КПЧ, социал-демократы, национальные социалисты и Народная партия). В Словакии первоначально действовали лишь две партии (Коммунистическая партия Словакии и Демократическая), к которым в 1946 г. прибавились еще две — Партия труда и Партия свободы. Все они разделяли платформу национально- демократических преобразований.

Между тем вопрос о путях дальнейшего развития страны оставался в Кошицкой программе открытым. Политические силы, участвовавшие в ее выработке, были едины только тогда, когда речь шла о национальном аспекте социально-экономических преобразований (борьба с коллаборационистами, выселение немцев и венгров и т.д.). В остальном каждая партия связывала с Национальным фронтом собственные расчеты. Коммунисты и левые социал-демократы рассматривали его создание как исходный пункт на пути движения общества к социализму. Другие партии, составлявшие либерально-демократический лагерь, не были сторонниками такой перспективы.

Смыслом первых трех лет существования послевоенной Чехословакии была борьба за выбор пути дальнейшего развития, разворачивавшаяся в условиях неустойчивого равновесия политических сил. Многое зависело от того, кому удастся завоевать большинство народа на свою сторону. Сильным дополнительным козырем коммунистов была их активная поддержка Советским Союзом, много сделавшим для восстановления Чехословакии в довоенных границах, кроме Подкарпатской Руси, население которой высказалось в 1945 г. за воссоединение с Украиной.

Специфика политической борьбы в Чехословакии в этот период заключалась в том, что использовались главным образом парламентские методы борьбы и лишь в Словакии имели место методы вооруженного террора, в том числе и со стороны украинских националистов.

Наиболее упорное противостояние развернулось по вопросу о национализации промышленности. Партии либерально-демократического толка стремились не допустить выхода национализации за рамки Кошицкой программы и растянуть ее во времени. Коммунисты же не только наставивали на ее безотлагательном проведении в жизнь, но и требовали углубления ее антимонополистического содержания. После майского декрета 1945 г. о конфискации имущества оккупантов и коллаборационистов под напором рабочего движения в октябре того же года последовал декрет о национализации банков, страховых компаний и более 25 отраслей промышленного производства. Сюда были отнесены предприятия с числом занятых более 500 человек. Эти декреты уже выходили за рамки Кошицкой программы. Решающие позиции в экономике стали принадлежать госсектору, который охватил в итоге около 61% всей промышленности с числом занятых около 80%. На этом этапе национализации в руки государства переходила собственность монополий и крупной буржуазии. Предприятия средней буржуазии оставались пока не тронутыми. Декреты подрывали позиции финансовой олигархии и монополий, создавали основу для последующего этапа национализации.

В мае 1946 г. состоялись первые послевоенные выборы в парламент. В них приняли участие все легальные чешские и словацкие политические партии. Самой сильной стала КПЧ ( более 38% голосов), получившая широкую поддержку в Чехии, Моравии и Силезии. В Словакии успех был за Демократической партией, получившей 62% голосов. За коммунистов в Словакии было отдано 30,4% голосов. В Национальном собрании коммунисты располагали 114 мандатами, национальные социалисты — 55, Народая партия — 47, словацкие демократы — 44, социал-демократы — 36. По 2 мандата получили словацкие Партия свободы и Партия труда (последняя объединяла тех социал-демократов, которые не поддержали слияния словацких коммунистической и социал-демократической партий в ходе Словацкого национального восстания).

Возглавил правительство лидер КПЧ Клемент Готвальд (1896-1953). В руках компартии оказались важнейшие посты — министров внутренних дел, финансов, сельского хозяйства и др. После майских выборов КПЧ взяла курс на дальнейшее углубление революции. Ею были выдвинуты в качестве первоочередных две задачи: принятие новой конституции, а также двухлетнего плана восстановления народного хозяйства. С их реализацией коммунисты рассчитывали на более успешное продвижение страны к социализму.

Вопрос о двухлетке сразу же оказался в центре политической борьбы. В противовес коммунистам, которые настаивали на расширении государственного сектора в экономике, другие партии высказывались за упрочение позиций частного сектора. Заметное обострение борьбы, наблюдавшееся со второй половины 1947 г., сопровождалось усилением процесса размежевания политических сил.

Внутриполитическое положение в стране существенно осложнилось в результате небывалой засухи 1947 г. Росли цены на товары первой необходимости, процветал черный рынок. Для борьбы с последствиями засухи коммунисты предложили обложить дополнительным налогом миллионеров, которых тогда по некоторым данным насчитывалось около 35 тыс. человек. Эта инициатива натолкнулась на отпор со стороны других партий, но получила поддержку большинства населения. Последнее свидетельствовало о том, что симпатии большинства общества оказались в тот момент на стороне КПЧ, что с ней оно связывало надежду на лучшее будущее после потрясений и лишений военного времени. Росту поддержки коммунистов частью крестьянства способствовало принятие по их инициативе закона о проверке (ревизии) закона 1919 г. об аграрной реформе.

Осенью 1947 г. коммунистам удалось ослабить позиции Демократической партии в Словакии. Ее представителям в словацком правительстве был выражен вотум недоверия в связи с тем, что партия якобы бойкотировала национализацию и ревизию закона 1919 г. об агарарной реформе, а также сотрудничает с антигосударственным подпольем. Словацкий национальный совет и Корпус уполномоченных были вынуждены подать в отставку, и в новом правительстве, сформированном лидером словацких коммунистов Густавом Гусаком (1913 -), Демократическая партия потеряла 3 места и ведущие позиции.

К началу 1948 г. КПЧ, исходя из анализа внутриполитической ситуации в стране и установок совещания Коминформбюро в Шклярской Порембе в сентябре 1947 г., сформулировала ряд требований по дальнейшему углублению социально-экономических преобразований (национализация внутренней оптовой и внешней торговли, а также всех предприятий, на которых было занято более 50 рабочих). Кроме того, предусматривалось углубить аграрную реформу, ограничив земельный максимум в 50 га, а конфискованные земли разделить среди малоземельных крестьян. Эти предложения оказались совершенно неприемлемыми для партий либерально-демократической ориентации. В стране назревал политический кризис. Конфликт в правительственных кругах усугубляло также стремление коммунистов превратить Национальный фронт в блок не только политических, но и массовых общественных организаций (в том числе профсоюзов), против чего возражали другие партии, не имевшие влияния в этих организациях.

Межпартийные отношения достигли критической точки после того, как из органов безопасности в феврале 1948 г. по инициативе КПЧ были уволены 8 представителей некоммунистических партий (их заменили коммунистами без ведома правительства). На заседании правительства министру внутренних дел было поручено добиться отмены этого решения. Но он не торопился это делать. Тогда представители национальных социалистов предложили остальным членам правительства в знак протеста подать в отставку. Партии либерально-демократической ориентации поддержали эту идею, и 20 февраля 12 министров из 26 заявили о своей отставке. Акцию не поддержали социал-демократы. Поскольку большинство членов кабинета продолжало выполнять свои обязанности, КПЧ предложила президенту Э.Бенешу принять отставку участвующих в акции протеста министров и вместо них назначить других. Оппозиция же рассчитывала, что “отставка двенадцати" повлечет за собой падение всего правительства во главе с К.Готвальдом, что создаст условия для формирования нового кабинета, уже без коммунистов.

Но их надежды не оправдались. КПЧ смогла развернуть за несколько дней массовое движение в поддержку своих требований и за отставку буржуазных министров. Важную роль в организации давления на президента сыграл съезд заводских советов трудящихся, открывшийся 22 февраля в Праге. По решению 800 его делегатов состоялась одночасовая всеобщая забастовка в поддержку требований КПЧ. На съезде была также принята резолюция с требованием дальнейшей национализации промышленности. По инициативе КПЧ в стране создавались так называемые Комитеты действия Национального фронта, которые осуществляли чистку руководящих органов политических партий и государственных учреждений и фактически брали власть на местах в свои руки. С помощью органов безопасности на предприятиях была создана опора КПЧ — Народная милиция.

После всеобщей политической стачки, состоявшейся 24-25 февраля 1948 г., Э. Бенеш принял отставку «двенадцати», а состав правительства был дополнен за счет кандидатов от тех же, но прошедших чистку, партий. Большинство помещений секретариатов партий либерально-демократического толка было занято отрядами Народной милиции. Прокоммунистические фракции в них создали Комитеты действия и поддержали обновленное правительство во главе с Готвальдом. Недавние партнеры КПЧ по Национальному фронту капитулировали. Социал-демократическая партия была вскоре поглощена коммунистической, а национальные социалисты, переименовавшие себя в социалистическую партию, и народная партия сохранили организационную самостоятельность. Таким образом главный вопрос — вопрос о власти — и направлении дальнейшего развития страны был решен в пользу КПЧ.

В Словакии 25 февраля 1948 г. подали в отставку министры от Демократической партии, но их функции стали исполнять другие члены правительства. В марте 1948 г. был сформирован новый Корпус уполномоченных, во главе которого встал Г.Гусак.

В числе причин поражения либерально-демократического лагеря в Чехословакии в 1948 г. часто называется то, что и Бенеш, и лидеры партий допустили ряд серьезных просчетов и не противопоставили КПЧ линию активной защиты парламентской демократии. Однако нельзя игнорировать и того обстоятельства, что на результаты борьбы политических сил за влияние в обществе в первые послевоенные годы воздействовала общая атмосфера тех лет. И ее определял не только террор органов безопасности против инакомыслящих, прежде всего в Словакии, но и надежды на скорое построение общества социальной справедливости, и еще свежая память о годах правления партий либерально-демократической направленности, завершившегося мюнхенской национальной катастрофой. КПЧ в этот период пользовалась широкими симпатиями, а массовый прилив в нее новых членов, в том числе и из-за корыстных побуждений, придавал ей характер общенациональной силы. События февраля 1948 г. в Чехословакии не были просто путчем: активное большинство народа поддержало в критический момент предлагавшуюся КПЧ программу развития страны, в которой все еще доминировали демократические постулаты.

Национальное собрание, число депутатов которого сократилось на 70 человек, так как многие тогда покинули республику, не примирившись с создавшейся обстановкой, вскоре выразило поддержку новому правительству и его программе. Бывший министр иностранных дел, сын первого президента ЧСР Ян Масарик решился (как считается) на крайнюю форму протеста — самоубийство. Президент Бенеш демонстративно удалился в свое поместье близ Праги.

Парламентская демократия в Чехословакии во второй раз в ХХ в. прекратила свое существование. И на этот раз под давлением как внешних, так и внутренних сил. тоталитарного или военного времени".


2 Экономическое развитие Чехословакии

Установление монопольной власти КПЧ в результате февральских событий определило характер последующих коренных преобразований общества. С весны 1948 г. началась реализация второго этапа национализации. В ходе его была ликвидирована экономическая основа существования средней буржуазии. К концу 1948 г. в стране не осталось частных предприятий с числом занятых более 20 человек. Начал проводиться в жизнь принятый по инициативе коммунистов новый закон об аграрной реформе, по которому ликвидировались все хозяйства размером свыше 50 га. Но крестьяне так и не воспользовались до конца ее результатами, так как в 1949 г. началась подготовка к сплошному кооперированию сельского хозяйства. В 1949 г. был принят закон о единых сельскохозяйственных кооперативах, который воплощался в ходе трех этапов: 1949 — 1952 гг.; 1953-1954 гг. Завершающим стал этап, начавшийся в 1955 г., когда сопротивление крестьянства кооперированию было сломлено.

На 1949-1953 гг. пришлась первая пятилетка развития народного хозяйства. Выдвигалась задача модернизации экономики и преимущественного развития тяжелой промышленности, а также ускоренного развития экономики Словакии. В целом же предусматривалось создание материально-технической базы социализма. Экономика должна была соответствовать новой внешнеполитической ориентации. В 1949 г. Чехословакия стала членом СЭВ, одной их опор экономического блока стран советского типа. Доля социалистических стран во внешнеторговом обороте возросла с 40% в 1948 г. до 80% в 1953 г. Рост достигался главным образом за счет экстенсивного развития. Эта тенденция была характерна и в последующие годы. Преобладали административные методы управления. На экономике сказывались также трудности политического характера, связанные, в частности, с ограничением самостоятельности Словакии и усилением централизаторских тенденций. Страна прежде всего развивала машиностроение, играя, наряду с СССР, роль мастерской и донора для проведения индустриализации в других странах советского блока. До минимума были ограничены экономические связи с Западом, в том числе и из-за вводимых развитыми капиталистическими государствами ограничениями и запретами на торговлю с союзниками СССР. Но главное упущение состояло в том, что экономика утрачивала свою первостепенную функцию удовлетворения насущных потребностей населения.

Лишь в 1953 г. наблюдается определенное снижение темпов роста тяжелой промышленности в пользу производства товаров широкого потребления и повышения уровня жизни. К этому вынудили события в ходе проведения грабительской денежной реформы летом 1953 г., когда на 128 предприятиях страны состоялись забастовки. Выступление рабочих в г.Пльзень было подавлено с помощью армии и милиции.

Вторая половина 50-х гг. характеризовалась углублением коллективизации деревни, пришедшимся на 1957-1958 гг. В 1960 г. в деревне осталось лишь несколько десятков тысяч единоличных хозяйств, в которых было занято около 2,6% от общей численности экономически активных жителей села. Коллективизация неблагоприятно сказалась на развитии сельского хозяйства. По объему валовой продукции к концу 50-х гг. оно так и не достигло довоенного уровня. Складывалась огромная диспропорция между развитием сельского хозяйства и промышленности.

Третий пятилетний план развития на 1961-1965 гг. намечал построение развитого социализма. Сначала была разработаны реальные социально-экономические показатели, но на партконференции 1960 г. план этой пятилетки был пересмотрен в сторону повышения контрольных цифр. Имела место некомпетентная оценка сил и реальных возможностей страны.

Проблемы с выполнением намеченных планов обозначились уже в 1961 г. На XII съезде КПЧ было решено перейти с пятилетнего плана на годовые. Из-за недостатка информации население страны даже не смогло осознать всей серьезности положения. Впервые за послевоенные годы произошло снижение уровня национального дохода. Так, например, в 1963 г. объем национального дохода снизился на 2%, а производительность труда упала на 2,1%. Руководство республики пыталось объяснить трудности внешнеполитической обстановкой, разрывом в 1962 г. КНР долгосрочного соглашения с Чехословакией. Чехословацкая техника растянулась в эшелонах от Чопа до Китая. Лишь часть ее удалось сбыть, остальное пошло на переплавку. Начались сложности со снабжением продовольствием, прежде всего мясными продуктами. В условиях, когда хозяйство было не в состоянии удовлетворить растущие запросы общества, наблюдался размах теневых сфер экономики и связанной с этим коррупции.

Непрерывно нарастающие трудности в экономике, снижение жизненного уровня населения, катастрофическое старение машинного парка и все большее отставание ЧССР от развитых государств мира поставили ее руководство перед необходимостью поиска путей повышения эффективности хозяйственной деятельности. Особые надежды связывали с экономической реформой, программа которой была разработана в 1965 г. Ждали оздоровления народного хозяйства и отхода от административных методов управления им. Активное участие в разработке реформы принимал О.Шик (директор Института экономики АН ЧССР, член экономической комиссии ЦК КПЧ). В основу реформы была положена идея создания социалистической конкуренции и рынка. Предприятия должны были стать автономными и управляться менеджерами или советами трудовых коллективов. Цены должны были заставлять предприятие совершенствовать и рационализировать производство.

Однако полностью внедрить экономическую реформу в жизнь и тем самым подтвердить или опровергнуть ее правильность и эффективность не удалось.


3 Политическое развитие Чехословакии

Февральские перемены были закреплены майской конституцией 1948 г. В соответствии с ней формально продолжали существовать дофевральские институты власти, но их положение и полномочия были существенно ограничены. Вся полнота власти концентрировалась в руках руководства КПЧ. Бенеш отказался подписать текст конституции, а в июне 1948 г., будучи тяжело болен, вынужден был уйти в отставку. Избрание президентом республики К.Готвальда подытожило триумф КПЧ, в течение более 40 последующих лет державшей в своих руках нераздельную власть. Установлению, как декларировалось, народно-демократической власти, а фактически режима тоталитарного типа способствовала поддержка народных масс. Сохранившиеся в политической системе так называемые союзнические партии — (народная, социалистическая и др.) полностью подчинялись КПЧ и не могли выдвигать своих независимых кандидатов на парламентских выборах. Парламентская система становилась формальностью.

В период до 1950 г. в пропаганде еще говорилось о поисках своего специфического пути развития, собственной концепции социалистических преобразований. Однако на практике воплощались в жизнь сталинские директивы. В начале 50-х гг. всякие поиски специфики развития были отвергнуты. Основные преобразования шли по советской модели. В государственных органах все большую роль играли советские спецы-советники..

Неприятие частью населения нового курса было сломлено с помощью политических процессов и других мер (создание лагерей на урановых рудниках, лишение имущества, денежная реформа конфискационного характера и т.д.). Первым нашумевшим политическим процессом стал суд над депутатом парламента от национально-социалистической партии М. Гораковой, в годы второй мировой войны проведшей пять лет в нацистском концлагере. В 1950 г. она была приговорена к смертной казни. После этого состоялся процесс над рядом деятелей Народной партии, имевшей католическую ориентацию. Главный удар при этом был нацелен против церкви, основные представители которой, включая архиепископа Й.Берана, были осуждены как «агенты Ватикана». В Словакии пострадали деятели Демократической партии. Был репрессирован также ряд социал-демократов. В 1952 г. был осужден один из лидеров КПЧ Р. Сланский, бывший незадолго до этого генеральным секретарем партии, а с ним еще 14 человек, в том числе и лидер словацких коммунистов Г.Гусак. Полные данные о жертвах сфабрикованных политических процессов отсутствуют. Общее число предполагаемых жертв репрессий составляет 200-280 тыс. человек. Процессы пошли на убыль лишь после смерти И.В.Сталина и К.Готвальда в 1953 г.

Приход к власти в СССР Н.С. Хрущева привел к некоторой политической оттепели и в Чехословакии. Эта тенденция развития сохранялась в какой-то мере и в 60-е гг. Оживилась деятельность профсоюзов, молодежных организаций, а также католической церкви. Возрос прием членов в некоммунистические партии. Свои требования формулировало студенчество. Оппозиционные настроения особенно сказались на работе II съезда союза писателей в апреле 1956 г. В ряде выступлений прозвучала открытая критика положения в стране. После съезда заметно возрос престиж писателей, их стали рассматривать в обществе как совесть народа.

Однако польские и венгерские события 1956 г., а также реакция на них советского руководства позволили догматическому крылу в руководстве КПЧ не только сохранить часть своего влияния, но и начать идеологическую кампанию против литераторов. Вскоре было прекращено обсуждение решений XX съезда КПСС. Часть деятелей КПЧ была ответственна за прошедшие политические процессы, поэтому она стремилась затянуть работу специальной комиссии по реабилитации пострадавших. Но победа консерваторов не могла уже быть полной. Именно во второй половине 50-х гг. заговорили о необходимости децентрализации власти и на время даже расширили полномочия словацких государственных органов.

Медленные сдвиги продолжались в политической сфере, звучала, пусть и умеренная, критика официального режима. События 1956 г. в соцлагере стали уроком, они сказались на настроениях масс, а также части членов КПЧ, ставших более трезво оценивать происходящее. Все заметнее проявлялось разочарование в социализме.

В июле 1960 г. парламентом была принята новая конституция, в которой констатировалось, что все основные задачи переходного периода были выполнены и построено социалистическое общество. В этом, безусловно, проявилась переоценка партийным и государственным руководством достигнутых страной результатов. Ее следствием стал определенный авантюризм в планировании темпов и приоритетов последующего социально- экономического развития. В соответствии с конституцией страна получила название Чехословацкая Социалистическая Республика (ЧССР).

Предпринятая в 1965 г. хозяйственная реформа дала некоторые положительные результаты. Постепенно сглаживались различия между городом и деревней, повышался уровень жизни различных слоев населения. Удавалось сдерживать рост цен. Однако темпы преобразований по-прежнему были низкими. Сторонники А.Новотного, с 1954 г. занимавшего пост руководителя КПЧ и президента республики, опасались, как бы новый стиль руководства экономикой не ослабил позиции партии в государстве. Острая дискуссия по этим вопросам вылилась в политический конфликт, в котором последователи преобразований в экономике столкнулись с А.Новотным и его окружением.

Важную роль в политическом развитии Чехословакии после 1956 г. сыграл словацкий вопрос, острота которого возрастала по мере роста национального самосознания словаков и некоторой либерализации режима. Национально-политические чаяния словаков вступали в противоречие с националистической позицией чешского партийного руководства. Словацкие коммунисты, выступавшие в 40-е гг. за претворение в жизнь принципа равноправия в отношениях чехов и словаков, в начале 50-х гг. были обвинены в буржуазном национализме, а затем осуждены. Конституция 1960 г. усиливала пражский централизм. Права словацких органов власти существенно ограничивались, а высший орган исполнительной власти в Словакии — Корпус уполномоченных ликвидировался. Эти перемены демагогически выдавались за свидетельство успехов процесса взаимного сближения и слияния двух народов, якобы полностью отвечавшего интересам словацкого народа. Бурю негодования вызвало заявление партийных лидеров в 1963 г. о том, что даже нечего думать об отмене приговора «словацким буржуазным националистам». Тогда были освобождены из заключения Г.Гусак и Л.Новомеский, словацкие жертвы процессов 50-х годов, посмертно реабилитирован В.Клементис. Проблема конституционного положения Словакии в чехословацком государстве активно обсуждалась в словацкой партийной печати. Некоторые поступки А.Новотного расценивались как оскорбление национального достоинства словаков.

В этой обстановке руководство словацких коммунистов во главе с Александром Дубчеком (1921-1992) открыто выступило против группировки А.Новотного. Совершенно очевидной становилась необходимость существенной корректировки курса в области национальных отношений чехов и словаков и преодоления ведущих свою традицию еще из межвоенного периода чехословакистских взглядов. Прага же считала, что для решения словацкой проблемы достаточно будет подтянуть уровень развития Словакии до уровня чешских земель. Словацкая оппозиция в партии и обществе способствовала ослаблению позиций А.Новотного, расценивавшего оправданные требования словаков как проявления национализма и сепаратизма.

В 60-е гг. заметные признаки оттепели наблюдались также в общественной и культурной жизни. Людей покидало чувство страха, появились новые журналы либеральной ориентации. Многие театры, как, например, популярный у пражских зрителей «Семафор», живо откликались на злобу дня. В первой половине 60-х гг. в чешской и словацкой культуре на первый план выходят деятели нового поколения, творчество которых не укладывалось в рамки прежних, предписываемых официальной идеологией схем. Важнейшим фактором общественного развития в этот период становилось общественное мнение, сдерживаемое многие годы. На него главным образом и опирались в то время реформаторские усилия. С отдельными проявлениями нонконформизма можно было справиться, однако в целом прежние методы воздействия были уже немыслимы. Трибуной формирующейся оппозиции режиму стали такие издания, как «Литерарни новины» (“Литературная газета” ) и «Культурны живот»(“Культурная жизнь”). В октябре 1967 г. произошел открытый конфликт с властями пражских студентов. Для подавления организованной ими демонстрации была использована сила, что вызвало резкое осуждение общественности и ряда партийных функционеров.

Важным рубежом в развитии кризиса можно считать IV съезд писателей в июне 1967 г., вылившийся в открытую критику существующего режима. Вслед за этим последовали конфискация издания «Литерарни новины» и преследования самых смелых из критиков.

В обстановке отчетливого кризиса политической системы первоочередной становилась задача активного поиска выхода из него. Авторитет и влияние КПЧ к этому времени заметно упали, чего не могли не видеть ее руководители. В партийных рядах шло напряженное осмысление всего сделанного после 1948 г. На пленуме ЦК КПЧ в октябре 1967 г. А.Дубчек впервые неожиданно для А.Новотного выступил с обвинениями в его адрес. Дубчека поддержал ряд членов ЦК, критиковавших сосредоточение функций руководителя партии и президента республики в одних руках. Новотный избрал тактику проволочек и попытался заручиться поддержкой Москвы.

На декабрьском пленуме ЦК КПЧ 1967 г. критика А.Новотного усилилась. ЦК практически раскололся на два лагеря. Впервые было выдвинуто предложение отстранить Новотного с занимаемого поста в партии. Но окончательного решения не было принято, работа пленума была прервана без каких-либо конкретных результатов. Решение всех животрепещущих вопросов жизни государства и партии отложили до января 1968 г.

Январский пленум 1968 г. стал важным шагом в разрешении кризиса в партии. Новым ее руководителем был избран А.Дубчек. А.Новотный, сохранивший за собой пост президента, и его сторонники сохраняли еще значительную власть и влияние и не теряли надежды, что перемены ограничатся только вопросами внутрипартийной жизни.

Однако представители реформаторского крыла полагали, что сутью перемен должна стать ликвидация деформаций социализма и демократизация не только партийной, но и общественной жизни. В качестве неотложных мер назывались решение словацкого вопроса, изменение отношения партии к интеллигенции и прежде всего последовательная реабилитация всех пострадавших в ходе политических процессов.

Для решения всех этих задач был избран путь, учитывавший внутренние условия развития Чехословакии. После январского пленума у реформаторов появилась возможность перейти в организованное наступление против консерваторов в партии с помощью давления как “сверху”, так и “снизу”, используя доступные средства массовой информации. В начале марта 1968 г. практически была отменена цензура и на общество обрушился поток критики и разоблачений недавнего социалистического прошлого. Все это способствовало постепенному формированию гражданского общества в Чехословакии. Появился целый ряд новых общественных организаций: Клуб активных беспартийных (КАН), К-231 — организация жертв политических процессов (по статье соответствующего параграфа уголовного кодекса), готовилось воссоздание социал-демократической партии.

В ходе кампании отчетных партконференций реформаторские силы взяли верх в руководстве многих районных парторганизаций. Подлинным центром реформаторских сил стал пражский горком КПЧ, проводивший организационную, политическую и идейную координацию их деятельности. К моменту созыва апрельского 1968 г. пленума ЦК реформаторы заняли решающие посты в президиуме и секретариате ЦК КПЧ, на местах. В марте 1968 г. президентом республики был избран генерал Л.Свобода, организатор чехословацких воинских частей в СССР в годы войны, также пострадавший в период репрессий. Председателем парламента стал Й.Смрковский, а премьером О.Черник. К весне 1968 г. в стране сложилось массовое движение, выступавшее под лозунгами социалистического обновления страны.

Подрыв позиции консерваторов в обществе сопровождался стремлением к восстановлению в политической системе принципов демократии. Контуры обновления политической системы были намечены в «Программе действий” компартии. В ней была сформулирована задача создания плюралистической модели социализма, подчеркивалась необходимость автономного положения в обществе науки и культуры. Важным пунктом программы были обещание впредь уважать гражданские права, а также заявление о необходимости введения федеративного устройства республики.

Но стержнем общественной консолидации стал другой документ — “Манифест 2 000 слов”. Он появился 27 июня 1968 г. и отражал неудовлетворенность общества недостаточным отпором консервативным силам со стороны реформаторов. Его автором был писатель Л.Вацулик. Манифест прямо призывал граждан республики к устранению всех препятствий на пути реформ на местах. Партийные и государственные органы отвергли манифест как документ, призывающий к разрушению существующей политической системы. Но на общество он произвел необычайно сильное впечатление. Почти половина районных партконференций Чехии и Моравии высказалась в ходе выборов делегатов на партийный съезд за манифест. Реформаторами было многое сделано для завоевания большинства делегатов на предстоящем съезде КПЧ.

К лету 1968 г. о руководящей роли КПЧ в стране трудно было уже говорить. Общественность выступала за демократизацию Национального фронта, за реализацию на деле принципов плюрализма и парламентской демократии, за свободную конкуренцию всех политических сил. Звучали требования перестроить Национальный фронт на принципах партнерских отношений, разрешить деятельность оппозиционных КПЧ партий.

Кардинальные преобразования начались в массовых общественных организациях. В ходе выборов в заводские комитеты профсоюзов создавались профорганизации нового типа. Был опубликован новый проект профсоюзной программы. Произошла небывалая активизация молодежного движения. В марте 1968 г. был распущен единый Чехословацкий союз молодежи, а на его месте появилось около 20 самостоятельных молодежных организаций, сотни различных клубов по интересам.

Развернувшиеся в ЧССР политические преобразования вызвали настороженность партнеров по советскому блоку. Был проведен ряд совещаний партийных и государственных руководителей государств Варшавского договора в Праге, Дрездене, Софии, Москве, Варшаве, где ставился вопрос об отказе от избранного чехословацкими лидерами курса. Но реформаторов во главе с А.Дубчеком так и не удалось сломить, хотя последнего обвиняли в тактике компромиссов, проволочек в исполнении обещаний и даже в искажении результатов переговоров с союзными государствами. Общественное мнение Чехословакии поддерживало реформаторский курс, а давление извне только приводило к росту антисоветских настроений.

В условиях появления серьезных разногласий между ЧССР и партнерами по советскому блоку главной задачей внутренней политики Чехословакии стала защита суверенитета страны. В этом А.Дубчеку и его сторонникам помогала значительная часть общества. Движение массовой поддержки достигло своего апогея во время переговоров советской и чехословацкой делегаций в Чиерне-над-Тиссой в конце июля-начале августа 1968 г.

Но одновременно росло давление партнеров ЧССР по Варшавскому договору, особенно руководителей ГДР, требовавших решительной борьбы с “антисоциалистическими силами”. Пытаясь ослабить этот натиск, А.Дубчек на встрече в Братиславе в августе 1968 г. согласился подтвердить декларацию о единстве социалистических стран в борьбе против империализма и признал, что защита общесоциалистических ценностей является общей интернациональной обязанностью всех государств, но это не удовлетворило союзников. На этой основе для предотвращения возможного выхода Чехословакии из советского блока было решено ввести в республику войска ряда государств Варшавского договора.

Курс А.Дубчека на построение “социализма с человеческим лицом” наталкивался на определенное сопротивление и в рядах самой КПЧ. 20 августа 1968 г. состоялось заседание президиума ЦК КПЧ, на котором несогласные с проводимой политической линией члены партийного руководства предприняли неудачную попытку перехватить власть в стране.

В ночь с 20 на 21 августа 1968 г. войска СССР, Болгарии, Венгрии, Польши и ГДР приступили к оккупации Чехословакии, положившей начало свертыванию процесса демократизации. Они не встретили вооруженного сопротивления и довольно быстро заняли всю страну. Рано утром 21 августа первый секретарь ЦК КПЧ А.Дубчек, председатель правительства О.Черник, председатель Национального собрания А.Смрковский, председатель Национального фронта Ф.Кригель, секретарь горкома КПЧ в Праге Б.Шимон и секретарь брненского обкома КПЧ Й.Шпачек подверглись аресту, а затем были увезены в СССР.

Вторжение вызвало волну недовольства чехословацкой общественности. Исчезли таблички с названиями улиц и транспортные указатели, в городах появилось множество плакатов и надписей на стенах домов, содержавших протест против грубого насилия и высмеивавших “братских союзников”. После занятия войсками зданий редакций радио, телевидения и газет сторонникам реформ удалось наладить передачи из других мест, и даже выпуск газет. Общественность в ходе собраний и демонстраций выражала полную поддержку руководству страны и осуждала интервенцию.

Попытки при поддержке советской стороны создать так называемое “рабоче-крестьянское” правительство во главе с А.Индрой потерпели провал. Добиться одобрения акции стран Варшавского договора со стороны органов власти не удалось. Против нее уже 21 августа 1968 г. высказались в своем заявлении президиум ЦК КПЧ, парламент, правительство. Министр иностранных дел Чехословакии А.Гаек осудил ввод войск в своем выступлении в Совете Безопасности ООН. В Праге спешно, в нелегальных условиях был созван XIV чрезвычайный съезд КПЧ, получивший по месту проведения название “высочанского”, хотя и без участия словацких делегатов. Около 1200 ранее избранных делегатов съезда одобрили протест президиума ЦК КПЧ против оккупации. Был также избран новый ЦК. Несмотря на сопротивление части президиума ЦК КПС, под влиянием событий в Праге в Братиславе был созван чрезвычайный съезд компартии Словакии.

С 23 по 26 августа 1968 г. в Москве проходили переговоры с насильно депортированными в СССР чехословацкими руководителями. В их ходе чехословацкой стороне был навязан протокол, в котором было зафиксировано стремление сторон к нормализации обстановки в ЧССР путем сворачивания начатых политических и экономических реформ. После этого чешские и словацкие лидеры вернулись в страну и приступили к исполнению своих обязанностей.

Участник московских переговоров Г.Гусак добился принятия чрезвычайным съездом компартии Словакии решения считать ”высочанский”съезд КПЧ неправомочным из-за отсутствия на нем словацкой делегации. Съезд КПС также решительно потребовал переустройства ЧССР на федеративной основе.

Решение о федеративном устройстве ЧССР было принято 28 августа 1968 г. Оно вступило в силу 1 января 1969 г. Чехословацкая Социалистическая Республика вплоть до начала 90-х годов состояла из Чешской и Словацкой социалистических республик.

В связи с изменением устройства государства с унитарного на федеративное, произошла реорганизация высших органов государственной власти. Вместо Национального собрания был создано Федеральное собрание, которое в структурном отношении состояло из двух палат: палаты народа и палаты национальностей. Носителем законодательной власти в Чешской Республике был Чешский национальный совет, а в Словакии — Словацкий национальный совет. Компартия же оставалась единой.

Решение словацкого вопроса положило начало серьезным изменениям в национальной политике в ЧССР. До 1968 г. национальные проблемы, как правило, не ставились и не решались. В период “пражской весны” превалировал принцип — сначала демократизация, затем федерализация. Последующий ход событий заставил отказаться от такого подхода и вплотную заняться нормализацией межнациональных отношений в стране. Уже в октябре 1968 г. был принят важный закон о положении национальностей в ЧССР, существенно изменявший их статус. Закон впервые официально признавал существование национальных меньшинств и их права, гарантировал свободу национального развития. На его основе с конца 60-х гг. стали создаваться культурные объединения и общества граждан немецкой, венгерской, украинской и польской национальности. Самым многочисленным было венгерское меньшинство (по данным 1983 г. — более 580 тыс. человек, что составляло около 4 % всего населения Чехословакии), компактно проживающее в основном в Южной Словакии. Несмотря на принятое в 1945 г. решение о депортации немцев и венгров, последние в основной своей массе остались в Чехословакии.

А.Дубчек и его окружение с помощью ряда компромиссов пытались удержаться у власти и спасти главное дело своей политики, от которого зависело будущее страны — экономическую реформу, начатую в 1965 г. Однако сделать этого они не могли, поскольку потеряли доверие Москвы. Съезд словацкой компартии после подписания московского протокола не только отказал в правомочности “высочанскому” съезду КПЧ, но и аннулировал все постановления, принятые в начале его собственной работы. Первым секретарем КПС был избран Г. Гусак. Такой поворот дела повлиял и на расстановку сил внутри ЦК КПЧ. 31 августа 1968 г.он одобрил результаты московских переговоров. Генерал Л.Свобода и Г.Гусак были введены в состав президиума ЦК КПЧ. На пленуме ЦК КПЧ в ноябре 1968 г. удалось провести резолюцию, осуждавшую роль реформаторов в доавгустовский период. Против ведущих деятелей “пражской весны” стала разворачиваться кампания жесткой критики.

Всколыхнуть общественность на решительную поддержку курса реформ пытался студент Я. Палах, прибегший 16 января 1969 г. к самосожжению на главной пражской площади. Похороны Палаха вылились в мощную демонстрацию против интервенции. После этих событий, а также издания так называемой “Черной книги” об августовской агрессии соцстран усилилось советское давление на А. Дубчека.

Поводом для наступления противников А.Дубчека в президиуме ЦК КПЧ стала демонстрация болельщиков в связи с победой национальной сборной по хоккею над советской командой в марте 1969 г. и нападение на представительство “Аэрофлота”. Протест советской стороны повлиял на ход апрельского пленума ЦК КПЧ, окончательно изменившего соотношение сил. Первым секретарем ЦК КПЧ на нем был избран Г.Гусак, лидер так называемых “здоровых сил” в партии. Активизировался процесс “нормализации” обстановки и замены реформаторов на руководящих постах в партии и государстве их политическими оппонентами.

На майском пленуме ЦК КПЧ 1969 г. были намечены меры по дальнейшему “исправлению” положения, а также приняты директивы развития партии в период до XIV съезда. Сентябрьский 1969 г. пленум ЦК аннулировал все решения “высочанского” съезда КПЧ. В 1970 г. началась чистка партийных рядов. Более 20 % членов КПЧ пришлось покинуть ее ряды. В декабре 1970 г. был обнародован документ, на многие годы ставший догмой — “Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ”. Он явился своеобразным манифестом консервативных сил, почти в течение двух последующих десятилетий задававших тон в партийной и государственной жизни.

Произошли изменения в высших эшелонах государственной власти. Председателем Национального собрания стал А.Индра, премьером — Л.Штроугал. Труднее всего шла “нормализация” в профсоюзном движении, закончившаяся только к середине 70-х гг.

Первые итоги реализации нового курса были подведены на легальном XIV съезде КПЧ в мае 1971 г., выдвинувшем в качестве основной задачи построение развитого социализма и завершение “нормализации” на тех участках, где она все еще наталкивалась на трудности.

4 Режим “нормализации” 70-80-х гг.

Со второй половины 1969 г. начался постепенный возврат к централизованным методам управления экономикой. Был принят специальный закон о правилах формирования госбюджета. Вновь условия развития экономики стали диктоваться политическими соображениями. Поскольку добиться успехов в процессе “нормализации” можно было лишь повышая уровень жизни населения, то в первой половине 70-х гг. эту задачу решали прежде с помощью “замораживания”цен, а не роста производительности труда, а также советских кредитов и поставок сырья и материалов по льготным ценам. В итоге, пятилетка 1971-1975 гг. была самой удачной за весь период строительства социализма. Реальные доходы населения возросли на 28 %. Выросла средняя зарплата трудящихся, при сохранении стоимости жизни на уровне 1970 г.

В соответствии с социальной программой, выработанной XIV съездом КПЧ в 1971 г. были значительно увеличены пособия матерям, введены льготные государственные займы молодым семьям и пособия при рождении ребенка. Все эти меры способствовали значительному приросту населения в 1973-1975 гг. В 1976 г. вступил в силу новый закон о пенсионном обеспечении, согласно которому был увеличен размер пенсии трех миллионов человек.

Возврат к плановым принципам руководства экономикой в начале 70-х годов позволил направить огромные средства на строительство ряда объектов, ставших своеобразным символом периода построения развитого социализма в Чехословакии. Это прежде всего скоростная автомагистраль Прага — Брно — Братислава; первая очередь пражского метро, пущенная при советской помощи; строительство пражского Дворца культуры (по образцу и подобию Дворца съездов в Москве). В Словакии приметой этого времени стала ускоренная реконструкция Братиславского града и открытие современного моста через Дунай в Братиславе.

Но в конце 70-х гг. вновь стали сказываться трудности экономического развития. Особенно заметными они были в основных отраслях машиностроения. Освоение широкого ассортимента продукции порой было не по силам небольшой стране, вынужденной к тому же возрастающие потребности в сырье и энергии компенсировать за счет импорта. Усиливалось техническое отставание по сравнению со странами Запада, а из-за недостаточной надежности партнерских отношений с предприятиями социалистических стран возрастала стоимость произведенной продукции и ее конкурентоспособность на мировых рынках. Проявились также последствия односторонней ориентации внешней торговли и упущения в структуре капиталовложений в народное хозяйство, особенно в Словакии. Там было налажено обширное производство военно-промышленного комплекса на ввозной сырьевой и энергетической базе. Колоссальные отчисления делались на строительство атомных электростанций и гидрогиганта Габчиково-Нодьмарош на Дунае. В то же время теплоэлектростанции, работающие на угле, настолько обострили состояние окружающей среды, что общественность открыто заговорила о непосредственной угрозе здоровью нации. В отличие от других соцстран, Чехословакия остерегалась огромных внешних займов. С другой стороны, значительные средства шли на промышленное развитие неевропейских стран социализма, а также на инвестиции и поставку промышленной продукции в государства, которые были не в состоянии заплатить долги. Положение спасали в какой-то мере лишь экспорт вооружений и взрывчатых веществ в страны третьего мира, а также продажа продукции по демпинговым ценам, экспорт древесины и редких видов сырья.

С 70-х гг., а точнее с апрельского 1969 г. пленума ЦК КПЧ, происходило насильственное возрождение прежних методов управления во всех сферах общественной жизни. Причины, породившие чехословацкий кризис 60-х гг., не могли быть устранены административным путем. Нужны были структурные изменения, но для них в партийном и государственном руководстве не было ни понимания, ни политической воли. Главной задачей было сохранение и упрочение существующего режима. В процессе “нормализации” особенно пострадала гуманитарная интеллигенция, активно проявившая себя в период “пражской весны”. Ее участники лишились занимаемых постов и престижной работы. Пострадали также все те, кто не пожелал считать братской помощью вторжение извне. Разумеется, возврат к политике жестких репрессий образца 50-х гг. в условиях Чехословакии, когда и сам Г.Гусак являлся их непосредственной жертвой, был невозможен.

Результаты первых парламентских выборов после свертывания “пражской весны” в ноябре 1971 г. вселили в сторонников “нормализации” надежду, что самое трудное для них уже позади: за кандидатов от КПЧ было отдано почти 100 % голосов. Скорее всего, это была вынужденная манифестация большинства населения своей лояльности режиму, хотя нельзя отрицать и того, что рабочие и крестьяне проявили в событиях 1968 г. меньшую активность, чем интеллигенция и молодежь. А ставшее в начале 70-х гг. достаточно заметным повышение жизненного уровня именно этих слоев населения обеспечивало их лояльность режиму.

В 1975 г. вместо восьмидесятилетнего Л.Свободы пост президента республики занял Г.Гусак, ставший во многом олицетворением режима “нормализации”. В его руках вплоть до 1987 г. были сосредоточены функции президента, первого секретаря ЦК КПЧ и председателя Национального фронта.

В декабре 1980 г. Федеральное собрание приняло три конституционных закона, изменявших и дополнявших закон о федерации 1968 г. Вновь проявились тенденции к усилению централизма, расширению полномочий центральных федеральных органов за счет ущемления реальных прав республик. Многие из назревших уже тогда вопросов национальных взаимоотношениий чехов и словаков оставались нерешенными. Прежде всего это были экономические проблемы развития республик

С наступлением в СССР периода гласности и перестройки атмосфера застоя в общественной и политической жизни ЧССР стала постепенно меняться. Большое внимание привлекали успешная экономическая реформа в соседней Венгрии. Чехословацкая общественность возлагала большие надежды на демократизацию политической жизни в связи с визитом М.С.Горбачева и последовавшим в конце 1987 г. избранием первым секретарем ЦК КПЧ М.Якеша. Однако он не оправдал связывавшихся с ним надежд. Зато активным сторонником реформирования экономики зарекомендовал вновь назначенный премьер-министром правительства ЧССР Л.Адамец. Им была предпринята попытка сформировать реформаторское крыло из членов президиума ЦК КПЧ. Была начата политика перемен, однако весьма половинчатых из-за сопротивления группировки Я.Фойтика и Якеша (последний в 1969-1970 гг. руководил чисткой КПЧ). Консерваторы с недоверием отнеслись к советской “перестройке”, поскольку опасались, и не без оснований, своего политического банкротства.

Между тем общество постепенно освобождалось от чувства страха: прошли несанкционированные демонстрации в центре Праги в связи с 20-летием интервенции 1968 г., а также демонстрация в честь дня национальной независимости 28 октября 1988 г… Все более заметным становилось влияние на общественную жизнь правозащитной организации “Хартия-77”, возникшей в 1977 г. Это неформальное объединение следило за выполнением обязательств, принятых на себя властями ЧССР в Хельсинки, по соблюдению прав человека в стране и информировало собственную и мировую общественность о нарушениях в этой сфере. Возглавляли организацию по очереди известный философ Я. Паточка, бывший в 1968 г. министром иностранных дел Й.Гаек, и драматург Вацлав Гавел. К концу 1977 г. хартию подписали, несмотря на преследования, 800 человек.

По инициативе членов “Хартии-77” в 1978 г. был создан комитет в защиту несправедливо преследуемых. Он информировал общественность о случаях незаконного преследования граждан и распределял материальную помощь семьям пострадавших. В 1979 г. аресту подверглись 10 активистов, шестеро из них, в том числе В.Гавел, были осуждены на различные сроки заключения. Однако деятельность Комитета продолжалась.

К концу 80-х гг. возросло число различных неформальных организаций, группировавшихся вокруг Хартии-77. В начале 1989 г. их насчитывалось более 35. Была проведена кампания протеста против церковной политики государства, поддержанная кардиналом Томашеком. Под петицией, которая содержала требование уважения конституционных прав верующих, было собрано более 600 тыс. подписей. Имели место и другие выступления верующих как в чешских землях, так и в Словакии. Поддержкой этому движению явилась канонизация папой Яном Павлом II 12 ноября 1989 г. чешской святой Анежки. Был также развернут сбор подписей за освобождение В.Гавела.

Особенно массовый характер приобрела кампания по сбору подписей в поддержку воззвания “Несколько слов”, адресованного властям. В нем содержался призыв к органам власти начать диалог с оппозицией о демократических преобразованиях.

Процессу роста политической активности общества не могли помешать ни разгон ряда несанкционированных демонстраций, ни усиление гонений, прежде всего на сторонников “Хартии-77”. В конце 1988 г. власти вынуждены были разрешить демонстрацию в Праге в связи с международным днем прав человека, приуроченную к венской конференции ОБСЕ. Акция получила большой резонанс в обществе. В отставку был вынужден уйти один из самых одиозных деятелей курса ”нормализации” В.Биляк, выступивший против принятия ЧССР достигнутых в Вене договоренностей в области прав человека.

Однако разгон силами безопасности демонстрации в память Я. Палаха в январе 1989 г. и последовавшие затем аресты ее организаторов показали, что власти не намерены вести диалог с оппозицией. Вновь был арестован В.Гавел. В развернувшейся акции сбора подписей за его освобождение, приняли участие не только диссиденты, но также известные деятели культуры и науки. В июне 1989 г. состоялся съезд организаций клуба “Возрождение”, выдвинувший требования освобождения политзаключенных, предоставления свободы деятельности независимых организаций, а также открытой дискуссии по ключевым вопросам национальной истории. Возросло число подписавших воззвание “Несколько слов”, к осени оно составляло уже более 40 тыс. Оппозиция смогла организовать также демонстрацию в память о вторжении советских войск 21 августа и в день независимости республики 28 октября.1989 г.

Переломным моментом в развитии ситуации стал разгон студенческой манифестации 17 ноября 1989 г., показавший, что власти перешли к конфронтации. Известие о насилии над молодежью вызвало бурю возмущения в обществе. Все пражские театры прекратили спектакли и объявили в знак солидарности со студентами забастовку, массовые демонстрации протеста состоялись в центре Праги.

19 ноября 1989 г. на базе ряда неформальных организаций было создано движение “Гражданский форум” (ГФ), во главе которого стал В.Гавел. На ГФ было возложено руководство стихийными акциями протеста. В Словакии подобное гражданское движение возглавила возникшая тогда же организация “Общественность против насилия” (ОПН). В стране прошли сотни демонстраций. На 27 ноября была назначена двухчасовая всеобщая забастовка с требованиями отставки неспособного к диалогу руководства страны, гарантий гражданских прав и свобод и наказания виновников расправы с демонстрантами. Манифестации шли беспрерывно каждый день, привлекая сотни тысяч участников. Театры превратились в политические дискуссионные клубы. На сторону демократического движения перешел ряд газет. Объективную информацию о событиях 17 ноября передавали радио и телевидение.

События принимали лавинообразный характер. 21 ноября 1989 г. начались переговоры председателя Федерального правительства Л.Адамеца с представителем “Гражданского форума” В.Гавелом, в ходе которых была достигнута договоренность о разрешении конфликта демократическим путем, с помощью диалога с общественностью. 24 ноября подали в отставку первый секретарь ЦК КПЧ М. Якеш и другие члены партийного руководства. Решительную поддержку “Гражданскому форуму” выразили участники массовой демонстация в Праге, а также всеобщей политической стачки. 3 декабря 1989 г. подал в отставку президент Г.Гусак, предварительно объявив об отставке правительства. Был сформирован новый кабинет, в котором 16 мест из 21 заняли коммунисты. Но новая волна демонстраций вынудила его подать в отставку 7 декабря.

10 декабря было сформировано правительство “национального согласия” во главе с С.М.Чалфой от КПЧ. Его состав определился в ходе длительных переговоров ряда политических партий и всех общественных движений. В кабинет вошли 10 министров от КПЧ, 2 — от социалистической партии, 2 — от народной партии и семеро представителей “Гражданского форума” и “Общественности против насилия”. В тот же день на митинге на Вацлавской площади в Праге на пост президента республики была выдвинута кандидатура В. Гавела.

19 декабря Федеральное правительство Чалфы обнародовало заявление, в котором было выражено согласие на проведение свободных демократических выборов и постепенный переход к рыночной экономике и парламентской демократии. Спустя несколько дней состав Федерального собрания был дополнен новыми членами вместо ряда отозванных депутатов. Председателем парламента в конце декабря был избран герой “пражской весны” А. Дубчек. 29 декабря Федеральное собрание единогласно избрало президентом республики В. Гавела. Полным ходом шла подготовка к парламентским выборам 1990 г. В новогоднем приветствии президента В.Гавела особо подчеркивалось, что эпоха деформированного развития общества закончилась и наступили времена строить жизнь без какого-либо вмешательства извне. Формирование демократических институтов происходило с учетом результатов сходных процессов в других европейских странах и специфики национального развития, богатых исторических традиций чехов и словаков.

5 Чехи и словаки в 1990-е гг.

Вступление Чехословакии в новый этап развития сопровождалось коренными преобразованиями практически во всех сферах жизни. В области экономики ставка была сделана на приоритетное развитие частной собственности, предпринимательства и конкуренции при существенном сокращении доли государственных затрат.

Начало трансформации отношений собственности было положено в 1990 г. в связи с реализацией программы чековой приватизации, предложенной министром финансов Вацлавом Клаусом. За сравнительно небольшую сумму граждане страны получали возможность приобрести чековую книжку, посредством которой могли стать совладельцами акций того или иного приватизируемого предприятия. Уже первый этап чековой приватизации продемонстрировал поддержку нового курса широкими слоями населения, около 70 % жителей стали акционерами. Быстрыми темпами формировался рынок ценных бумаг. Преобразованию централизованной экономики в рыночную способствовала также развернувшаяся после революции так называемая “малая” приватизация, в ходе которой из государственной собственности были вычленены и проданы на аукционах небольшие магазины, предприятия сферы бытовых услуг и т.д. Началась реституция, то есть возврат бывшим владельцам некогда национализированного имущества.

Успех коренных экономических преобразований с адресной, а не анонимной ориентацией (в частности, купонные чековые книжки оформлялись на конкретное имя) бесспорно способствовал популярности реформаторов и их победе на первых после “бархатной” революции выборах в законодательные органы, состоявшихся в июле 1990 г. Движения “Гражданский форум” и “Общественность против насилия” завоевали подавляющее большинство голосов избирателей. Помимо них влиятельной частью политического спектра стали также Христианско-демократическая уния, Моравско-силезское движение, Христианско-демократическое движение в Словакии, партия зеленых и т.д. Именно эти организации составили основу правительственной коалиции. С ними солидаризовался и президент Гавел. Своеобразным закреплением итогов парламентских выборов стало повторное избрание В. Гавела президентом Чешской и Словацкой Федеративной Республики (таким стало официальное название Чехословакии с весны 1990 г.).

В послевыборный период движениям “Гражданский форум” и “Общественность против насилия” в сложных условиях коренных преобразований не удалось справиться с обстановкой и ростом национальных противоречий чехов и словаков. Эти движения представляли собой скорее свободный конгломерат антикоммунистических организаций и групп, имевших различные подходы к решению практических проблем государственного строительства. Вскоре после выборов в парламент “Гражданский форум” распался на ряд политических партий.В их числе наиболее влиятельным было либеральное по ориентации “Гражданское движение”, а также самая крупная по численности Гражданская демократическая партия (ГДП), исповедывавшая идеологию современного реализма. Ее лидер В.Клаус, прагматик-технократ, отстоял собственную концепцию радикальной экономической реформы, состоявшей в ускоренной приватизации и ослаблении экономической роли государства. Третьей силой, выделившейся из “Гражданского форума”, стал “Гражданский демократический альянс” (ГДА), исповедовавший ценности западного консерватизма.

Последствия реформ в экономике неблагоприятно сказались в большей мере на положении Словакии. Целые словацкие регионы оказались в состоянии экономической депрессии. В этих условиях после распада словацкой ОПН массовой поддержки добился известный политик Владимир Мечиар, председатель партии Движение за демократическую Словакию (ДЗДС). Правые силы в Словакии не получили поддержки. Мечиар возглавил движение словаков за национальный суверенитет в противовес сторонникам чехо-словацкой федерации. За независимость Словакии выступили и словацкие эмигранты из рядов Словацкой Лиги в Канаде и США, а также Всемирный словацкий конгресс. Требование полной независимости Словакии поддерживала вначале незначительная часть словацкого общества. Лишь после выборов 1990 г. это требование стало программным в деятельности Словацкой национальной партии и ряда других партий и группировок.

В начале 90-х гг. словацкая сторона усиливала давление на Прагу, добиваясь от нее гарантии равных возможностей в федерации. Обострение межнациональных отношений стало заметным уже весной 1990 г., когда в федеральном собрании обсуждался вопрос о смене названия государства. Словацкая сторона упорно настаивала на изменении написания названия страны на Чехо-Словакия. Тогда же в Братиславе состоялись первые демонстрации с требованием полного суверенитета Словакии. После принятия компромиссного названия Чешская и Словацкая Федеративная Республика началась новая тяжба о повторном разделении компетенций между чешским правительством П.Питгарта и словацким правительством В.Мечиара. Временным компромиссом явилось принятие в декабре 1990 г. закона о компетенциях, существенно ограничивавшего полномочия федеральных органов власти.

Весной 1991 г. правительство Мечиара вынуждено было подать в отставку, его заменил кабинет во главе с Я. Чарногурским. Он выступил с инициативой заключения особого чешско-словацкого договора, пока не будет принята конституция. Это требование было принято чехами. Но тем временем в Словакии все шире укреплялся лозунг создания суверенной республики. Словацкая сторона долгое время рассчитывала на то, что чехи пойдут на образование конфедерации, однако большинство чешских политических партий уже накануне выборов 1992 г. в парламент отвергли этот вариант как неприемлемый. Таким образом вопрос о будущем федеративного государства был предрешен, хотя это вовсе не означало фатальной неизбежности распада Чехословакии в 1992 г. Камнем преткновения для чешской стороны стало настоятельное требование Словакии предоставления ей самостоятельности в вопросах внешней политики.

Затянувшаяся конфронтация достигла своего апогея на выборах 1992 г. В Чешской Республике успеха добилась Гражданская демократическая партия (около 30 % голосов), в Словакии перевес оказался за Движением за демократическую Словакию во главе с В.Мечиаром. Было очевидно, что эти силы преследуют различные политические и экономические цели, и создание полноценного в функциональном отношении федерального правительства было проблематичным. В такой обстановке победившие на выборах лидеры в результате серии переговоров пришли к решению о разделе федерации. 25 ноября 1992 г. федеральное собрание приняло решение о прекращении федерации двух народов. Спустя три недели Чешский национальный совет узаконил конституцию Чешской Республики.

С 1 января 1993 г. на карте Европы вместо бывшей чехословацкой федерации появились два новых государства: Чешская Республика и Словацкая Республика. Их территория и географическое положение остались прежними, однако геополитическая ситуация и условия государственного развития претерпели существенные изменения.

еще рефераты
Еще работы по истории