Реферат: Интервенция стран Антанты на севере России в ходе гражданской войны

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина»

Кафедра всеобщей истории и международных отношений

Курсовая работа на тему

Интервенция стран Антанты на севере России

в ходе гражданской войны

Выполнила:

студентка 4 курса, гр. «Б» факультета

истории и международных отношений

Левушкина С.С.

Рязань, 2010


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

I глава. Начало интервенции стран Антанты на севере России

§1. Причины компании

§2. Планы интервентов

§3. Международный контингент

II глава. Ход боевых действий в 1918–1919 гг.

§1. Северный фронт

а)Боевые действия в Мурманске

б)Боевые действия в Архангельске

§2. Продвижение по Северной Двине

§3. Зима 1918 – лето 1919

III глава. Окончание англо-американской интервенции

§1. Эвакуация войск интервентов

§2. Причины поражения интервентов

Заключение

Список используемых источников и литературы

Примечания

Приложение


Введение

Станицы истории Гражданской войны в России, унесшие миллионы человеческих жизней и уничтожившие накопленные веками материальные и культурные ценности, притягивают внимание и остаются актуальными и сейчас, когда минуло почти девять десятилетий. За этот период было издано более 15 тысяч книг. Однако следует отметить, что такому событию Гражданской войны, как интервенция стран Антанты на Севере России определенной оценки так, и не дано.

Таким образом, предметом исследования данной курсовой работы является англо-американская интервенция на Севере России в 1918 – 1919 гг., а также ее причины и цели, ход боевых действий и причины поражения. Цель данной работы – это попытка дать объективный взгляд на излагаемые события, опираясь не только на отечественную, но одновременно и на зарубежную литературу. Основная задача – показать особенности интервенции держав Антанты на Севере России.

Необходимо отметить, что историография данного вопроса включает в себя два течения. Первое мы условно можем назвать «советским», второе – «западным».

Начало изучению истории Гражданской войны и иностранной интервенции в России было положено в 20-е годы ХХ века. Серьезный вклад в освещение Гражданской войны внесли историко-партийные комиссии при губкомах РКП(б) — истпарты. Они развернули сбор документов и воспоминаний по истории Гражданской войны и интервенции, а также приступили к публикации наиболее интересных материалов в местной периодической печати [1].

Еще в 20-е годы появились первые исследования, посвященные истории контрреволюции, в том числе на Севере России. В 1931 г. вышла книга И.И. Минца «Гражданская война в Сибири и Северной области». Но в дальнейшем в условиях сталинского произвола история Гражданской войны все более искажалась, становилась далекой от истины. А история антисоветского движения на многие годы была отнесена к разряду запретных и неприкасаемых [2]. В основном шло накопление данных по истории Гражданской войны, воспоминаний о зверствах и репрессиях интервентов и белых на захваченной ими территории [3].

После Великой Отечественной войны расширялся круг авторов, занимавшихся изучением истории Гражданской войны на Севере. Вышли работы В.В. Тарасова «Борьба с интервентами на Мурмане в 1918-1920 гг.» (1948 г.), А.Б. Марголина «Международная интервенция 1918–1920 гг. и Северный морской путь» (1949 г.), Г.Е. Мымрина «Разгром англо-американской военной интервенции на Севере» (1949 г.)[4].

Присутствию интервентов на Севере России, их преступлениям посвящено исследование М. Буханова «Цивилизованные разбойники» (1951 г.). Опираясь на данные чрезвычайных комиссий, расследовавших злодеяния американо-английских интервентов, он приводит данные о численности людей, погибших в тюрьмах, ограбленных белогвардейцами, о потерях Севера, богатства которого были организованно вывезены «союзниками». Бывший узник Мудьюгской тюрьмы П.П. Рассказов в своих воспоминаниях «Записки заключенного» (1952 г.) очень подробно описал условия пребывания в тюрьме политических заключенных, пытки, которым они подвергались и ужасные издевательства интервентов.

В вышеназванной литературе повторялись уже известные данные о человеческих жертвах, о размере материального ущерба. Издавались лишь те работы, которые соответствовали идеологии того времени, направленной на усиление культа личности Сталина. Показывался лишь ужас оккупационного режима интервентов, насилие и грабеж ими населения.

Для исследований 30х — начала 50х гг. ХХ века были характерны политизированность, четкое следование идеологическим установкам, описательность и очень ограниченная источниковая база, поэтому нельзя говорить о широком изучении истории Гражданской войны и интервенции на Севере России в эти годы.

Широкое развитие историография Гражданской войны и интервенции получила в 50х и 80х гг. Связано это было со смертью Сталина, с ХХ съездом КПСС и начавшейся «оттепелью». Отказ от сталинизма позволил пересмотреть ряд положений, высказанных ранее. Происходило расширение источниковой базы, были изданы новые сборники документов, посвященные истории Гражданской войны и иностранной интервенции. Они рассматривались в ряде историографических работ: С.Ф. Найды, В.П. Наумова «Советская историография Гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР» (1966 г.) и В.П. Наумова «Летопись героической борьбы» (1972 г.)[5].

В конце 50х годов появляются такие крупные исследования, как монография В.В.Тарасова, «Борьба с интервентами на Севере России» (1918 – 1920 гг.), вышел 3-й том «Истории гражданской войны в СССР».

С конца 60х годов историки стремились проанализировать теоретическое наследие В.И. Ленина по вопросам истории Гражданской войны. Рассматривалась периодизация Лениным империалистической интервенции, оценка им важных событий вооруженной борьбы советского народа против внутренней и внешней контрреволюции[6].

В 1969 г. вышла в свет работа Б.И. Марушкина «Интервенционистская политика США». Ее автор убежден, что политика интервенции – прямого или косвенного вмешательства во внутренние дела других стран присуща природе империализма. Причины ее в стремлении выиграть исторический спор с социализмом. Таким образом, историки главную вину за развязывание вооруженной интервенции на Севере России возлагают на США. Связано это было с внешнеполитической ситуацией в СССР, который находился в состоянии «холодной войны» с США несколько десятилетий. Отсюда следует обвинение США в подготовке интервенции в Россию. Поэтому сложно в такой ситуации говорить об объективности работ советских историков.

После распада Советского Союза российские историки получили широкие возможности для изучения данной проблемы. Стали привлекаться различные архивные источники, использовались архивные материалы Англии и США. Таким образом, историки перешли от конфронтации к диалогу. Русские историки по-новому взглянули на историю интервенции в ходе Гражданской войны в России, отказавшись от однобоких оценок.

Что касается зарубежной историографии по данной теме, то следует отметить, что в издаваемой за рубежом мемуарной литературе содержится богатый фактический материал, интересные свидетельства и наблюдения, размышления о Гражданской войне и интервенции в России. Но, к сожалению, вся эта литература в основном не доступна и не известна русскому читателю. К тому же опубликована она на иностранных языках, что еще более осложняет ее изучение. Большое внимание зарубежные историки уделяли начальному периоду интервенции, пытаясь доказать, что страны Антанты не имели агрессивных намерений в отношении России. В своих трудах известные историки и социологи Джордж Кеннан, Б.К. Шелтон, Девид Футмэн, Эрнст Холлидей, Джон Брэдли, Роберт Джексон и другие утверждали, что целью экспедиционных войск союзников было стремление препятствовать продвижению немцев на Север, охранять запасы снаряжения, скопившиеся в Архангельске, и создавать условия для предпринимательства, что вылилось в сотрудничество с местными противниками большевиков [7].

В Англии в 1973 г. вышла книга Эндрю Ротштейна о подготовке интервенции «Когда Англия вторглась в Советскую Россию». У нас в стране его работа была опубликована лишь в 1982 г.

Таким образом, изучение трудов зарубежных авторов представляет большой интерес и дает возможность осветить некоторые вопросы не только со стороны противника, что позволяет получить более объективную картину об иностранной интервенции на Севере России.

В последние годы тема англо-американской интервенции вновь приобрела актуальность. Поэтому, используя современные технологии, была создана целая библиотека цифровых ресурсов Бэнтли посвященная данной теме. [8] В этой библиотеке можно найти множество копий дневников участников событий, письма, газетные публикации, карты, журналы и т.д. Эти возможности были широко использованы при написании данной работы.

Так же, хотелось бы отметить сборник документов архива Великобритании, посвященный исследуемой теме и переведенный в интерактивный цифровой вид.

На основе вышеназванной литературы и ресурсов можно сказать, что по истории иностранной интервенции на Европейском Севере России в 1918-1920 гг. мы имеем достаточно полное представление о характере и целях иностранного вмешательства во внутренние дела. Однако оценка фактического материала дается разная. В данной работе мы постараемся дать более объективное освещение хода событий и показать, насколько оправданной была военная акция Англии и США на Севере России в период Гражданской войны.


I глава. Начало интервенции стран Антанты на севере России

§ 1. Причины компании

Октябрьская революция и строительство нового, социалистического общества оказали огромное воздействие на международное рабочее движение. Во многих капиталистических странах поднялась волна революционных выступлений. Империалисты пристально наблюдали за событиями, происходившими в тот период в России. Организатором борьбы против Советского государства стала наиболее мощная группировка империалистических держав – Антанта [10].

План вооруженной интервенции против Советской России возник у империалистов сразу же после октября 1917 г. Однако двинуть свои войска в нужном количестве для свержения Советской власти они не могли. Мировая война еще продолжалась. Все же Франция, Англия, США и Япония усиленно разжигали Гражданскую войну, оказывая всякую помощь белогвардейским военным формированиям.

Первым плацдармом и испытательным полигоном военно-политического союза держав Антанты стал Русский Север. Контрреволюционные силы видели свою опору в блоке держав Антанты [11].

Вторжение иностранной интервенции обуславливалось экономическими и политическими причинами.

Особенно живой интерес северный регион вызывал у Великобритании. Многолетние экономические связи соединяли Север с Западной Европой. Большая часть заготавливаемой здесь древесины вывозилось за границу, в основном в Великобританию. Накануне революции иностранцы владели 27 из 47 лесозаводов Архангельской губернии, им принадлежало 7 из 10 млн. рублей основного капитала «Союза архангельских лесопромышленников». В годы Мировой войны через Север и Дальний Восток шло союзное снабжение русской армии. Доставка грузов в северные порты была наиболее удобной. Всего было доставлено северным путем примерно 5 млн. т военного снаряжения и других грузов, судьба которых чрезвычайно волновала союзников.[12]

Военное присутствие и влияние Антанты на Севере России неуклонно возрастало. 23 декабря 1917 г. в Париже была подписана секретная англо- французская конвенция о разделе «сфер влияния» в европейской части России и в «районах будущих операций союзных войск». В основу этого соглашения были положены экономические интересы союзных стран.

Английскую зону составляли: Кавказ, Дон, Кубань, а французскую –

Украина, Бессарабия, Крым. Таким образом, это был не только план военного вторжения, но и дележка еще не осуществленных завоеваний. В соответствии с данной договоренностью, Северная Россия попала под влияние Англии.

Не менее важной причиной вмешательства интервентов было стратегическое положение таких пунктов, как Мурманск и Архангельск[13]. Один из исполнителей плана оккупации Севера генерал Пуль писал в январе 1918 г. в Лондон о том, что укрепившись в Архангельске, английской правительство могло бы получить большую прибыль, используя лес и обладая двумя северными портами. [14]

Английский генерал Айронсайд причиной появления союзников на севере России называл реальную опасность со стороны Германии. Брест-Литовский мирный договор оказал, по его мнению, губительное влияние на союзников. Немцы теперь могли куда угодно перебросить большое количество войск с запада на восток, что серьезно осложнило бы ситуацию во Франции. А когда было обнаружено, что в Финляндии под предлогом помощи белофиннам, находится немецкая армия под командованием генерала фон дер Гольца численностью 55 тысяч, ничто не могло предотвратить союзнической интервенции. Если бы немцы создали в Мурманске базу для своих подводных лодок, то вся сложная оборонительная система англичан у Па-де-Кале была бы опрокинута. [15]

Командующий американскими войсками У.П. Ричардсон видит причины интервенции в Россию в следующих событиях. После революции стало очевидным преобладающее влияние Германии на положение дел в России. Русские настояли на том, что бы все снаряжение союзников было вывезено из Владивостока и северных портов, но не дали обещания, что это снаряжение не будет передано Германии. Они создали Чрезвычайную Комиссию по эвакуации в Архангельске, что бы отправить снаряжение в глубь страны. Провоз снаряжения, текстиля и других материалов на Украину и иные регионы контролировалось немцами весной – летом 1918 г. Исходя из данной ситуации, было принято решение об интервенции. [16]

В официальной мотивации союзников центральное место уделялось их моральным обязательствам перед русскими, их долгом спасти от произвола большевизма. Но в действительности политические, антибольшевистские мотивы определяли цель союзной интервенции. Экономический фактор сыграл не менее важную роль для союзников России.

§ 2. Планы интервентов

Вторжение интервентов в Россию, генерал Пуль предлагал объявить акцией осуществляющейся в стране, для спасения русского народа от голода и господства Германии. Ф.Пуль особо подчеркивал, что интервенция «должна осуществляться на основе общей и хорошо разработанной программы, точно предварительно согласованной между всеми союзниками»[17].

Таким образом, интервенты надеялись восстановить восточный фронт и облегчить положение на Западе. Втягивание России в войну было бы равносильно падению правительства, которое обещало уставшему от войны народу мир. Союзники пытались расширить свою опору в России и поддерживали контакты и с большевиками и с их противниками. Поэтому двуличие антантовской дипломатии в ее отношениях с Советской властью требовало осторожности со стороны Советского правительства в вопросе об образовании нового русско-союзнического фронта против Германии. Антанта могла использовать занятые ею территории в пределах Советской России для образования на них контрреволюционных очагов[18]. В планы интервентов входило объединить все силы внутренней контрреволюции образовать прочную опору флангов империалистического фронта.

1 июня 1918 г. и американский президент В.Вильсон заявил о намерении послать в Мурманск войска США. Усилия союзников по вовлечению в интервенцию американцев увенчались успехом. Был разработан меморандум № 31 «Союзная интервенция в русских портах Северного Ледовитого океана», предусматривающая направление 4 – 6 батальонов пехоты на Север России.

Цели союзной интервенции были определены так:

— противодействовать растущей угрозе со стороны немцев и финнов на Севере;

— удержать последние коммуникации; помочь предстоящей союзной интервенции;

— обеспечить успех переброски чехословаков на Север, оказать им необходимую помощь и использовать их в борьбе с немцами, а затем прикрыть эвакуацию их и сербов.

На создание первого в истории государства трудящихся США ответили вмешательством в советские дела. Интервенция считалась антигерманской, но фактически носила антисоветский характер.

Американские авторы настойчиво утверждали, что основными факторами, определяющими русскую политику союзников, были стратегические соображения, связанные с войной, которую эти державы вели против Германии. В их трактовке, империалисты предпринимали интервенцию в целях борьбы с Германией[19].

Как и в Англии, правительство США встретило возражения трудящихся, которые организовали движение против антисоветской интервенции. Свою поддержку русским людям они выражали в демонстрациях солидарности, в отказе грузить оружие для белогвардейцев и интервентов. Ф. Коул, американский консул в Архангельске, в своем письме послу Френсису писал, что интервенция не должна рассчитывать на активную поддержку русских, и упоминал, что иностранное вторжение в Россию всегда заканчивалось провалом. [20]

Финансирование антисоветской интервенции взяло на себя правительство США. Оно, за свое участие в интервенции, должно было получить под свой контроль в соответствии с Парижской конвенцией, обширные территории Сибири и Дальнего Востока[21]. Уже к концу 1917 г. державы Антанты в основном распределили между собой обязанности в предстоящей интервенции.

3 декабря 1917 г. британский военный кабинет поручил одному из своих членов, министру блокады Сессилю, информировать посла в Петрограде Дж. Бьюкенена, что «политикой правительства является поддержка любой союзной организации в России, которая противодействует большевикам, и оно щедро снабдит деньгами тех, кто проявит готовность поддержать дело союзников».[24]

Важное место в политике стран Антанты занимало использование в своих интересах местнических и сепаратистских настроений антибольшевистской направленности.

В декабре того же года внимание союзных политиков привлек, состоявшийся в Архангельске северо-восточный областной съезд представителей Советов, ревкомов, губернских земств, городских дум, кооперативов, и других организаций 7 губерний[25]. Формально съезд был посвящен экономическим проблемам. Делегаты обсудили октябрьский переворот и деятельность большевистского правительства, высказались за передачу власти в руки Учредительного собрания, а на местах – земствам и городским думам. Этот форум стал известной вехой на пути сплочения антибольшевистских сил региона и в выработке программы их политических и экономических действий.

И, наконец, 2 марта 1918 г. было получено полное согласие с Мурманским Советом. Так началась вооруженная интервенция на Севере России.

В качестве повода решили использовать заключение Брест-Литовского мирного договора между Советской республикой и Германией. Союзники этот договор не признали и безотлагательно начали вторжение на советскую территорию.

§ 3. Международный контингент

Все силы интервентов на севере находились под британским командованием, возглавляемым сначала генералом Пулем, а затем генералом Айронсайдом.

Британский Шестой Батальон морской пехоты был собран из разных частей Британской морской пехоты: роты артиллерии и трёх рот, расположившихся в портах у военных складов. Очень немногие из офицеров имели опыт сухопутной войны. Их первоначальная цель состояла лишь в том, чтобы остановиться во Фленсбурге и проконтролировать ход референдума о принадлежности Шлезвиг-Гольштейна. Многим морякам было меньше 19 лет. Другие были лишь недавно освобождены из германского плена. Однако, в нарушение британских законов, Шестой батальон был отправлен в Мурманск для оказания помощи уже находившимся там британским войскам.

Весь контингент включал:

— Британскую флотилию из двадцати кораблей, включая два авианосца.

— Около 5000 солдат армии США[22]

— 14 батальонов стран Британского содружества (Канадская бригада и австралийская пехота)

— 2000 французов (колонисты и инженеры)

— 1000 британско-сербских и польских стрелков, которые должны были оказать помощь войскам адмирала Колчака и соединиться с союзниками в Сибири

— Чехословацкий регион возле Котласа.

— Британская авиация, в том числе самолёты Fairey Campania, гидросамолёты Sopwith Baby и один истребитель Sopwith Camel.[23]

Международному контингенту противостояли Седьмая и Восьмая армии красных, входившие в состав Северного фронта, которые были подготовлены к войне в мае 1918 года.


II глава. Ход боевых действий в 1918–1919 гг.

§ 1. Северный фронт

а) Боевые действия в Мурманске

Первым объектом интервенции стал Мурманск. Во-первых, империалистические страны вложили много денег в строительство порта, во- вторых, с Севера для интервентов в случае нападения открывалась ближайшая дорога на Москву и Петроград, морской путь был наиболее удобен для союзников. В Мурманске уже с 1915 г. стояли союзные корабли, и высадка десанта не представляла трудностей. Именно с Севера интервенты могли объединиться с силами контрреволюции, наступавшими с востока, — белочехами, белогвардейцами Сибири[26]. Мурманск не оставил равнодушным и немцев, они тоже стремились взять побережье Севера и Финляндию под свой контроль.

Итак, в первые месяцы 1918 г. началась мобилизация матросов и солдат.

Политические организации стали приобретать все более ярко выраженный контрреволюционный характер. 22 февраля 1918 г. ЦК РСДРП(б) обсудил предложение англичан и французов «о содействии нам в войне»[27]. Эти события произошли как раз в тот период, когда Германия вероломно нарушила перемирие, на Петроград надвигались войска, и под угрозой находилось существование Советской Республики. ЦК партии решил принять материальную помощь от англичан и французов. 2 марта Мурманский совет заключил «Словесное, но дословно запротоколированное соглашение» с представителями Антанты[28]. Суть его заключалась в том, что административное и военное руководство отдавалось в руки союзников.

6 марта 1918 в Мурманске отряд английских морских пехотинцев в количестве 150 человек с двумя орудиями высадился с английского линейного корабля «Глори». Это стало началом интервенции.

На следующий день на Мурманском рейде появился английский крейсер «Кокрен», 18 марта — французский крейсер «Адмирал Об», а 27 мая — американский крейсер «Олимпия».

15-16 марта 1918 в Лондоне состоялась военная конференция Антанты, на которой обсуждался вопрос об интервенции. В условиях начавшегося немецкого наступления на западном фронте было решено не отправлять в Россию крупных сил. В июне в Мурманске высадилось ещё 1,5 тысячи британских и 100 американских солдат.

Начиная с конца марта в Карелию также вторглись отряды белофиннов численностью около 2,5 тыс. человек, основными целями которых были города Кемь и Кандалакша. Красноармейцы в Карелии располагали лишь небольшими отрядами в 10-15 человек на станциях железной дороги и около 150 человек на станции Кемь. Оказать серьёзное сопротивление интервентам они не могли, но отступая, им удавалось сжигать мосты и мешать продвижению сухопутных сил противника.

Таким образом, к весне 1918 г. иностранная интервенция уже прошла два этапа. Первый этап – дипломатическая работа: военная разведка объектов интервенции, выбор места и времени высадки интервентов. Вторым этапом был захват первых плацдармов, подписание соглашений, закрепление завоеванных позиций. Число иностранных солдат на Севере росло, к англичанам и французам стали примыкать канадцы, итальянцы и сербы. Весной на Мурманске имело место оригинальное сосуществование местной Советской власти и иностранных войск. Этот период начала интервенции нарком иностранных дел Г.В. Чичерин назвал «малой интервенцией».

Июль 1918 г. – время, когда союзная интервенция, смыкаясь с антибольшевистской оппозицией, поставила Советское правительство перед тяжелыми испытаниями.

4 июля в Версале на Верховном военном совете Антанты Э.Джеддес охарактеризовал ситуацию в Северо-Западном регионе как безвластие и, по плану Пуля, предложил высадиться в Архангельске. Верховный военный совет одобрил планы расширения интервенции в Сибири и на Севере России. Британское, французское и итальянское правительства должны были отправить туда 6 батальонов, американское – 3 батальона.

Тем временем на совещании верховного командования Германии под председательством кайзера Вильгельма II с тревогой говорили об усилении влияния Антанты в России, и назвали два способа ликвидации этого влияния. Либо склонить финнов выступить против англичан, либо предложить сотрудничать с немцами против Англии.[29]

С 4 июля общее руководство боевыми действиями на Мурмане стал осуществлять командующий Беломорским военным округом Огородников. Оборону Мурманской железной дороги возглавил Нацаренус. Его приказом от 5 июля 1918 г. было введено военное положение на Мурмане и в Карелии.

А интервенты, постепенно накапливая силы в этом районе, готовились к дальнейшему наступлению вглубь страны. На очереди стоял захват Архангельска, Вологды и Петрозаводска.

Мурманская ситуация осложнялась тем обстоятельством, что этот край находился в сфере военно-политических интересов Германии и белофиннов. В Финляндии шла Гражданская война, в которой большевики поддерживали красных финнов, Германия же поддерживала белофиннов и требовала от большевиков того же. Затем белофинны перешли в наступление на Мурманск и Карелию. В отражении наступления участвовали советские, англо-французские войска и красные финны.

Вскоре интервенты вновь предприняли наступление вдоль Мурманской железной дороги и заняли в начале июля Кемь, затем захватили железнодорожную станцию Сорока. 30 июля 1918 г. союзникам было сообщено о создавшихся условиях для немедленной оккупации Архангельска. Удар по городу с моря нанесла союзная эскадра. Одновременно с высадкой десанта предполагалось двинуть по суше белогвардейский отряд под командованием Торнхилла, в направлении станции Обозерской. Интервенты стремились перерезать путь отступления советских войск из Архангельска на юг.

б) Боевые действия в Архангельске

Архангельск был в планах интервентов отправной точкой для наступления на Котлас и Вологду.[30]

Во время Северной кампании впервые были применены одновременно авиационная бомбардировка и бомбардировка с судов. Такая тактика была использована союзниками возле острова Мудьюг недалеко от Архангельска. В то время авиация Красной Армии имела в распоряжении лишь несовершенные аэропланы.

2 августа 1918 с помощью эскадры из 17 военных кораблей произошла высадка 9-тысячного отряда Антанты в Архангельске, где к тому моменту советская власть уже была свергнута в ходе переворота, организованного полковником Чаплиным. Уже 4 сентября 1918 г. в городе высадились 4800 американских солдат под командованием Стюарта. 20 сентября сошел на берег новый отряд интервентов: 500 американских, 500 английских и 700 французских солдат. Город был взят.

Это событие вскружило голову интервентам. Они считали, что большевики более неспособны к сопротивлению. Посол США в России Френсис активно настаивал на расширении масштабов интервенции. Он считал, что союзники смогут захватить Москву в течение одного или двух месяцев. В результате интервенция союзников приобретала все более организованный и целенаправленный характер. Красная армия между тем, ежедневно подкрепляемая новым пополнениями, увеличивала свое численное преимущество и боеспособность. Посол Франции Нуланс пишет: " Наша интервенция в Архангельск и в Мурманск, однако, оправдала себя результатами, которых мы добились с экономической точки зрения. Вскоре обнаружится, что наша промышленность в четвертый год войны нашла дополнительный ценный источник сырьевых материалов, столь необходимых демобилизованным рабочим и предпринимателям. Все это благоприятно отразилось на нашем торговом балансе[31]." По свидетельству того же Нуланса, англичане были первыми на архангельском торговом рынке. Они привезли товары низкого качества (обувь, ткани и т.п.), кое-кто из французов привез шелка и духи. Несмотря на голод, свирепствовавший в Архангельске, женщины бросились на эти товары, расценивая их как первую необходимость[32].

Однако военных припасов войска Антанты там не нашли, большая их часть была заблаговременно вывезена вверх по Северной Двине. Первое время, пока силы РККА на севере были дезорганизованы и не укомплектованы, американские и английские войска активно продвигались вглубь Архангельской области. Однако транспортные возможности на севере России были крайне ограничены, фактически наступление могло идти только по крупным рекам, в первую очередь по Северной Двине, и по тесной дороге на Вологду. В итоге зоны контроля оказались исключительно вытянутыми, защищать фланги становилось всё сложнее.

Войска красной армии также оказались гораздо более организованными, чем предполагалось, к примеру, когда 28 августа 1919 года британский шестой батальон военно-морского флота получил приказ выбить большевиков из посёлка Койкари, они понесли потери в 3 человека убитыми и 18 ранеными (включая командира батальона) из-за небрежно спланированной атаки. Неделей позже поражением закончилась очередная атака. Русский проводник завёл отряд в крайне неудобное для обороны место, где на них напали отряды красноармейцев, в итоге погибло два ротных и батальонный офицер. Узнав о том, что на следующий день вновь назначена атака на деревню, одна рота отказалась подчиняться приказам, и отступила в союзное поселение. В итоге 93 человека попало под военный трибунал, из них 13 были приговорены к смерти, остальные к значительным срокам тяжёлых работ.

На борьбу с большевиками союзническое и белогвардейское командование мобилизовало весь свой разведывательный, сыскной и полицейский аппарат, все квартальные комитеты, так как активная деятельность подполья представляла собой большую угрозу и в тылу, и на фронте, оказывала влияние на настроения народа и военнослужащих. Началась волна облав, обысков и арестов. В 1919 году правительство под давлением некоторых парламентариев отменило смертные приговоры и снизило сроки наказания[33].

§ 2. Продвижение по Северной Двине

После взятия Архангельска был сформирован флот для действий на судоходных реках Северная Двина и Вага, состоящий из 11 мониторов, а также захваченных в городе тральщиков и канонерских лодок. Он являлся основной силой интервентов, неоднократно помогая наземным войскам огнём своих пушек и отдельными десантами в тыл позициям красноармейцев. Однако спешно сформированный флот Красной Армии, не имевший крупных судов, противодействовал интервентам, постепенно выводя из строя один корабль за другим.

Войска интервентов также имели значительное преимущество в вооружении и артиллерии; пулемёты Льюиса были исключительно эффективны против красноармейцев, вооружённых в основном винтовками Мосина.

Эти преимущества так и не смогли преодолеть всё усиливающуюся оборону Красной Армии. В итоге к осени 1918 года интервенты остановились, продвинувшись максимально до деревни Шенкурск на реке Вага и до притока Нижняя Тойма на Северной Двине и начали готовиться к наступающей зиме[34].

Тем временем по указаниям ЦК партии и Советского правительства создавался Северный фронт и 6-я армия. Руководил им нарком М.С. Кедров. Советская флотилия вступила в бой спустя неделю после падения Архангельска. Но в августе-сентябре 1918 г. на Севере сил у Советской власти было недостаточно, чтобы разгромить иностранных интервентов. Английское командование, руководившее продолжительное время самостоятельно операциями на Северном фронте, располагало силами большими, чем красные.

Действительно, в итоге в Мурманском крае интервентами было высажено 10334 человека и в Архангельске – 13182 человека; сил русских белогвардейцев хватало лишь на создание двух небольших партизанских отрядов. Генерал Айронсайд, командующий союзными вооруженными силами, руководил двумя операционными направлениями: одно совпадало с линией железной дороги и шло на Вологду, Москву, другое шло на Котлас, Вятку. Последнее — генерал посчитал за главнейшее направление. Союзники продвигались медленно и осторожно, затем начали встречать упорное сопротивление Красной Армии. С середины октября союзники вновь начали проявлять усиленную деятельность на Архангельской железной дороге. В ноябре стремились передвигаться по направлению к г. Вельску, желая отрезать красные войска, действующие на архангельском направлении, от их базы. Но эти наступательные попытки большим успехом не сопровождались. Возросла мощь Красной Армии. К этому моменту она достигла численности 10549 штыков, 210 пулеметов и 70 орудий, войска образовали несколько колонн.[35] Последующие военные действия, происходившие здесь, носили исключительно местный характер.

Итак, союзникам удалось достигнуть согласия с Мурманским Советом и, беспрепятственно высадившись в северных портах России, развернуть иностранную интервенцию. Считая своей главной целью восстановление Восточного фронта путем вооруженного вмешательства на территорию Советской России, интервенты приняли условие Мурманского Совета – оказание военной помощи белогвардейским формированиям в их борьбе с Советским правительством. Однако, не совпадение первоочередных целей Антанты и белого движения, существенно осложняло их сотрудничество.

§ 3. Зима 1918 – лето 1919

Неожиданно для интервентов с наступлением морозов началась крупная атака большевиков. За несколько недель войска союзников были отброшены вниз по реке Ваге и Северной Двине. 11 ноября 1918 года, в день окончания Первой мировой войны, наступление завершилось кровавой битвой за деревню Тулгас.

На Северном фронте красные в ноябре — декабре 1918 г. овладели частью Коми края, заняли Яренск и Усть-Сысольск, ликвидировали угрозу Котласу.

Неудачу потерпела попытка декабрьского наступления белых на Двине. В результате командование полностью отказалось от наступательных замыслов и основное внимание уделяло организации обороны.[36]

С окончанием Первой мировой войны остро стал вопрос о необходимости военного присутствия в России. Задачи открытия восточного фронта были уже не актуальны, а воевать и погибать за белое движение были готовы далеко не все. Мораль в войсках интервентов упала.

Усилилось недовольство и брожение в тылу. На смену августовскому подъему в настроении значительной части населения вновь появились апатия, усталость, неверие в перспективы борьбы. Наряду с политическими для этого были и экономические причины – углубление хозяйственного кризиса в области[37]. Нарастали движения с требованиями перемен, облегчения положения и прекращения Гражданской войны. Усиливалась политизация населения, росли просоветские симпатии. Сводка оперативного управления полевого штаба реввоенсовета республики о начале иностранной военной интервенции на советском Севере сообщала следующее: «Несмотря на то, что интервенты с жителями заигрывают, снабжая их продуктами, общее настроение местных жителей к пришельцам враждебное».[38]

Труды большевиков не пропали даром. В антантовских и белогвардейских частях начался процесс разложения, усиливались антивоенные выступления. В январе 1919 г. в Кандалакше взбунтовались и отказались воевать против Красной Армии отряды английских солдат.[39] Они потребовали немедленной отправки на родину. Отряды были расформированы, зачинщики бунта арестованы.

В феврале группа английских солдат в Мурманске подожгла склад с военным имуществом. В своей докладной записке о режиме на оккупированной интервентами территории Кольского полуострова и Северной Карелии заведующий агитационно-просветительным отделом Олонецкого губвоенкомата М. Чуменков свидетельствовал: «Матросы с судна „Глория“ устроили бунт, в результате чего 50 человек было расстреляно. Силы белогвардейцев и интервентов на Мурмане не превышали 9 тысяч человек, из коих более половины не надежны, то есть при первой возможности перейдут на сторону красноармейцев»[40].

Большое значение и влияние имело модное движение в Англии, США, Франции и других странах за прекращение интервенции в России под лозунгом «Руки прочь от России!» В Лондоне были созданы специальные комитеты, а в листовках осуждались действия английского правительства, которое, по мнению британских рабочих, стремилось уничтожить свободу в России, опасаясь, что и англичане, как и русские рабочие, захотят стать хозяевами своей судьбы. В США трудящиеся оказывали поддержку русским людям в отказе грузить оружие для белогвардейцев и интервентов.

Все это обеспечило разложение белой армии и войск интервентов. Падала дисциплина в войсках, учащались случаи дезертирства и переход солдат на сторону красных, иногда целыми подразделениями. Солдаты начинали понимать всю бесцельность и бесполезность этой войны, выгоды от которой будут пожинать их командование, их правительство и крупные капиталисты.

О настроениях европейских рабочих до сведения солдат доводили большевики. Вот примерный текст листовки кемской подпольной организации: «Британские рабочие протестуют против вашего пребывания здесь, против Вашей борьбы с нами. Вас требуют домой…Британские солдаты! Прекратите борьбу с нами, не позволяйте продолжать эту позорную блокаду, которая изнуряет наших женщин и детей…»[41]. Подобного рода пропаганда вызывала сильное брожение среди войск противника. Начались волнения.

В ноябре 1918 г., подняв красные флаги, ушел с фронта французский отряд. Командование учинило зверскую расправу над ним. А в декабре на позициях у деревни Кадыш произошло братание солдат 339-го американского полка и солдат 15-го советского полка. Один из американских офицеров заявил: «Американцы признают русское революционное правительство и никакой войны против большевиков вести не будут»[42].

В середине февраля 1919 г. войска интервентов и белогвардейцев перешли в наступление вдоль линии Мурманской железной дороги. На Сегежу наступали с 3-х сторон, имея почти десятикратное превосходство над защитниками города, город взяли.

21 февраля интервенты начали наступление по всей линии боевого участка. Красноармейские части, разрушив мост через реку Сегежа отступили к станции Уросозеро. Около 2-х месяцев там шли бои и лишь в конце апреля в начале мая врагу удалось захватить станции Уросозеро и Масельгская.

Тем не менее, к весне 1919 года войска интервентов предприняли очередную крупную атаку на юг и юго-восток, имея ввиду теоретическую возможность соединиться с армиями Юденича и Колчака, также начавших наступление. Используя новые подкрепления от белофиннов интервенты смогли значительно продвинуться в сторону Петрозаводска, захватив Кяппесельгу, Лижму и, к началу августа — Кивач. Но на этом успехи интервентов закончились, успешная контратака при поддержке Онежской флотилии отбросила интервентов назад. На Котласском направлении особых успехов достичь не удалось, несмотря на подкрепление из мониторов, отличных по тому времени кораблей, и активное использование авиации.

Как следует из сообщения чрезвычайного комиссара Мурмано-Беломорского края С.П. Нацаренуса В.И. Ленину еще 19 июля 1918 г. интервенты производили съемку местности с аэропланов в районе станции Сегежа, Масельгская и Медвежья Гора.[43] Бои за станцию Медвежья Гора велись с 4 по 21 мая 1919 г., интервенты взяли ее. Дальнейшее наступление последних было приостановлено около станции Кяппесельга[44].

Положение советских войск становилось опасным. С выходом на побережье Онежского озера интервенты получили возможность сформировать озерную военную флотилию, начать операции по восточному побережью к Пудожу. Кроме того, весной 1919 г. на территорию южной Карелии вторглись части белофинских войск, пытаясь захватить Лодейное поле и Петрозаводск.

Дальнейшее продвижение внутренней и внешней контрреволюции было остановлено. Сопротивление народных масс политике интервентов и белогвардейцев возрастало. Ситуация на фронтах Гражданской войны резко изменилась, войска интервентов терпели поражение.


III глава. Окончание англо-американской интервенции

§ 1. Эвакуация войск интервентов

Из-за всё возрастающего недовольства в своих войсках, поражений на фронте и волнений среди рабочих в странах-интервентах войска Антанты приняли решение о срочной эвакуации. В спешном порядке в течение сентября английские войска снимались с передовых позиций и уже к 27 сентября последний английский корабль покинул Архангельск. Получив сведения о готовящемся отступлении, части Красной армии перешли в атаку 4 сентября 1919 года. При поддержке артиллерии речного флота оборона была прорвана, организованное отступление превращалось в бегство. Интервенты бросали тяжёлую технику, 17 сентября англичане были вынуждены взорвать два своих монитора. Однако успешное минирование Северной Двины новым типом мин и сопротивление белогвардейцев под предводительством генерала Миллера задержали красные части и не позволили разгромить отступающих интервентов. К началу зимы, из-за ледостава, красная армия вынуждена была прекратить наступление.

Но уже в начале февраля 1920 года наступательные действия возобновились, к армейским частям присоединились моряки, сформировавшие бронепоезд «Красный моряк». Войска белогвардейцев не выдерживали натиска, тем более что в тылу, в самом Архангельске, вспыхнуло восстание. Восставшие, при поддержке освобождённых из тюрем заключённых не дали белогвардейцам увести остававшиеся в Архангельске суда, включая линкор «Чесма», 2 миноносца, подводную лодку «Св. Георгий», 2 посыльных судна, 6 тральщиков, ледокол «Святогор».19 февраля 1920 года генерал Миллер бросил войска и бежал на ледоколе «Минин», 20 февраля красные войска заняли Архангельск.

Узнав о взятии Архангельска с вооружённым восстанием выступила также подпольная группа в Мурманске. 21го февраля город перешёл в руки большевиков, таким образом, оставшиеся белогвардейские части оказались отрезаны от линий снабжения и от возможности морской эвакуации. 23 февраля части красной армии из под Петрозаводска перешли в стремительное наступление вдоль Мурманской железной дороги, 25 февраля советские части освободили Медвежью Гору. 2 марта был занят город Сорока, а 9-го — Кандалакша. 13 марта дивизия вступила в Мурманск. На этом организованное сопротивление на севере окончилось.

По официальным данным, в ходе военных экспедиций в Россию в 1918-20 гг. безвозвратные потери американских войск составили около 400 человек. Примерно 150 военнослужащих США были убиты в боях, 50 умерли от ран, 150 стали жертвами болезней и еще 50 погибли в результате несчастных случаев, а 6 покончили жизнь самоубийством. Большинство из них были похоронены на российской земле. В то время в США еще не было принято отправлять погибших военных домой в пластиковых мешках.

В 1929 году специальная комиссия военного министерства США с согласия советских властей проводила в районе Архангельска работы по поиску и возвращению домой останков американских солдат.

Некоторые историки в США до сих пор считают, что после эвакуации экспедиционных войск в России осталось несколько десятков американских военнослужащих, числившихся пропавшими без вести, но на самом деле попавших в руки большевиков и впоследствии умерших в тюрьмах и лагерях СССР.

Интересно, что решение об отправке войск в Россию было принято администрацией президента В.Вильсона без четкого представления о том, какую задачу должны там выполнять американские военные. То есть, вся эта затея была попросту авантюрой.

Вскоре после возвращения экспедиционных сил из России, новая администрация президента У. Хардинга объявила интервенцию «ошибкой» и в духе «лучших» традиций американской политики свалила всю вину за провал на своих предшественников. [45]

§ 2. Причины поражения интервентов

Поражение войск интервентов было обусловлено рядом причин:

1. Участники интервенции имели нечеткие цели, и каждый из союзников преследовал личные интересы.

2. Армии интервентов не обладали мотивацией к ведению боев.

3. Фактически на протяжении всего периода интервенции общество не поддерживало действия интервентов, наблюдался социальный протест против действий стран Антанты в России.

4. Несогласованность целей интервентов и белогвардейцев.

Последняя причина представляется определяющей исход описываемых событий. Представляя себя защитниками России от Советской власти, интервенты, однако, не шли на полное сотрудничество с белогвардейцами, используя их исключительно в своих собственных целях. Так называемые союзники в полной мере не доверяли друг другу и, соответственно, не согласовывали свои действия. Интервенты старались оставаться в стороне от происходящих событий, но при этом полностью их контролировать. Тем самым вызывая недоверчивое отношение со стороны русских. Иллюстрацией к этому могут послужить сведения о взаимоотношениях белых и интервентов содержащиеся в очерке Б.Ф.Соколова (член северного белого правительства) «Падение Северной области». Соколов пишет, что особенно бросалось в глаза обособленность англичан от русских военных. Зачастую и те, и другие жили бок о бок, и, однако, никаких отношений между ними не было. Каждый жил собственной жизнью, собственными интересами. Англичане держались в своем кругу, русские — в своем. Но все же англичане более и менее интересовались русскими, охотно вступали с ними в разговоры, принимали у себя и угощали.

Русские же солдаты были преисполнены какой-то инстинктивной бессознательной враждебности к ним.[123] Совершенно ясно, что при таком положении дела, при разобщенности и даже ненависти среди людей, которые сражаются ради одной цели, нельзя достичь успеха.


Заключение

Тема вооруженного вмешательства стран Англии, Франции и США в дела Советской России в 1918-1919 гг. получила широкое освещение в отечественной и зарубежной историографии. Оценка отечественными историками иностранной интервенции в течение ХХ столетия не раз менялась. Конечно, решающее влияние на науку оказывала политическая ситуация. Свой отпечаток отложили: руководство партии, культ личности Сталина, «холодная война» и другие факторы, связанные с международным положением СССР и обстановкой в самой стране. Поэтому до 1985-1986 гг. нельзя говорить об объективности советской науки.

Работы отечественных историков в тот период носили обвинительный характер в отношении иностранного вмешательства в дела России. Историки, хотя и отмечают важность для союзников военно-стратегического фактора, который послужил одной из причин интервенции, все же основной причиной считают факторы политико-идеологического характера, в частности, отношение к большевикам и их политике. Наиболее объективно подошел к этой проблеме В.И. Голдин, который старался не выносить обвинительных оценок той, либо другой стороне.

Что касается зарубежных авторов, то здесь всегда превалировала тенденция оправдать интервенцию в Россию, обвинить советскую власть в предательстве и связях с «Центральными» империями, то есть с Германией и ее союзниками. По мнению американских историков, иностранная интервенция мотивировалась необходимостью восстановить Восточный фронт, а также защитить союзнические коммуникации и запасы в северном регионе.

Но большевистскую власть в России не поддержали не только союзники, но и часть населения Советской России. Разгорелась Гражданская война. Гражданская война была благоприятной почвой для создания на Севере России военно-стратегического плацдарма союзников. Это обстоятельство позволило им беспрепятственно высадиться в Мурманске и Архангельске. Союз Антанты с белогвардейцами оказался выгоден для обеих сторон, каждая из которой преследовала свои интересы. Контрреволюционеры намеривались осуществить свои замыслы именно силами интервентов. Интервенция, безусловно, стала фактором, обусловившим еще большее затягивание Гражданской войны. Без финансирования, снабжения оружием и боеприпасами в 1918-1920 гг. воевать антибольшевистские силы попросту не могли. В целом, белогвардейская армия была плохо организована, а союзническая – не имела особого воодушевления. Уход интервентов с Севера предрешил участь белогвардейских формирований, так как именно их помощь обеспечивала существование Северной области.

Таким образом, цель интервентов – не допустить немецкого вооруженного вмешательства в этот регион была осуществлена. Попытка же свергнуть советскую власть, сотрудничая с белогвардейцами, потерпела фиаско. Поскольку, Германия после заключения Брест-Литовского мирного договора с Россией представляла реальную угрозу союзническим коммуникациям, а декреты советского правительства ущемляли права иностранных подданных в России, союзники пришли к выводу о необходимости решительных действий в отношении Северного региона. С одной стороны, возможность проиграть войну Германии оправдывает их действия. С другой стороны, уже скорое окончание первой мировой войны ставит под сомнение необходимость для союзников прорваться в данный регион. Если само иностранное вмешательство оправдать хоть как-то можно, то участие интервентов в терроре и истреблении российских граждан оправдать невозможно. Власть белогвардейского правительства на Севере была установлена силой при поддержке интервентов. А то, что каждый шестой житель Архангельска побывал в их каторжных тюрьмах, говорит о непопулярности этой власти, которая существовала за счет террора.

Таким образом, нам удалось осветить некоторые военные, политические и экономические аспекты иностранной интервенции на Севере России 1918-1919гг., подкрепляя данные фактическим материалом. Удалось также показать, как развивалась эта тема в исторической науке. Была произведена попытка обобщения всех аспектов иностранной интервенции в данной работе: освещение историографии иностранной интервенции, выяснение причин и целей вторжения союзников в данный регион, описание боевых действий интервентов на территории Русского Севера, а также показан крах правительства Северной области и уход союзников.


Список используемых источников и литературы

Источники

1. The evacuation of north Russia, 1919 — официальный сборник документов об интервенции, изданный военным министерством Великобритании.

2. Polar Bear Expedition Digital Collections Интерактивный сайт с большим количеством фотографий, карт, дневников и прочей информации по Северной русской кампании. Охватываетамериканскуючастьконтингента.

3. American Polar Bears, the American Expeditionary Force, North RussiaPolar Bear Memorial Association.

4. Bolshevik, North Russian, Royal Navy, Expeditionary Force, Archangel.

5. An account of a Royal Navy trip to North Russia on a hospital ship, June — October 1919

6. Foreign Command of US Forces 1900—1993

7. Russian Bolshevik Navy 1919_files

8. North Russian Expeditionary Force 1919, The Journal and Photographs of Yeoman of Signals George Smith, Royal Navy

9. www.militaryphotos.net

10. www.grossepointenews.com/Articles

11. www.rafmuseum.org.uk

12. www.collectionscanada.gc.ca

13. polarbears.si.umich.edu/

14. www.worldwar1.com

15. www.warmuseum.ca

16. www.firstworldwar.com

17. Белый Север. Архангельск, 1993. Т.1., Т.2.

18. Заброшенные в небытие. Интервенция на Русском Севере глазами ее участников. Архангельск, 1997.

19. Карелия в период Гражданской войны и интервенции. Петрозаводск, 1964

Литература

1. Алахвердов Г.Г. Краткая история Гражданской войны в СССР. М., 1960.

2. Балагуров Я.А. Борьба за Советы в Карельском поморье. Петрозаводск, 1973.

3. Васюков В.С.Предыстория интервенции. Февраль 1917-март 1918. М., 1980

4. Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. М., 1993.

5. Голдин В.И. Интервенты или союзники? Мурманский «узел» в марте-июне 1918 г.//Отечественная история.1994.,.№1.

6. Гражданская война в России и на Русском Севере: проблемы истории и историографии. Архангельск, 1999.

7. Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994

8. Гражданская война в СССР. М., 1990. Т.1., Т.2.

9. Интервенция на Северо-западе России. СПб., 1995.

10. Какурин Н.Е. Как сражалась революция. М., 1990.Т.1., Т. 2.

11. Киселев А.А., Климов Ю.Н. Мурман в дни революции и гражданской войны. Мурманск, 1977.

12. Марушкин Б.И. Интервенционистская политика США. М., 1969

13. Марушкин Б.И. США: стратегия интервенционизма. М., 1986.

14. Мымрин Г.Е. Англо-американская военная интервенция и ее разгром. Архангельск, 1953.

15. Мымрин Г., Потылицын А., Кузнецов Г. В борьбе за советский Север. Архангельск, 1950.

16. Наумов В.П. Ведущие проблемы историографии Гражданской войны// Из истории Гражданской войны и интервенции. М.,1974

17. Овсянкин Е.И. Русский Север: первая четверть ХХ века. Проблемы историографии // Гражданская война в России и на Русском Севере: проблемы истории и историографии. Архангельск, 1999.

18. Пронин И.А. К освещению вооруженной борьбы с интервентами и белогвардейцами на Севере // Из истории Гражданской войны и интервенции. М.,1974.

19. Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию. М., 1982.

20. Шумилов М.И. Октябрь, интервенция и Гражданская война на Европейском Севере России. Петрозаводск, 1992.

21. American soldiers faced Red Army on Russian soil, Army Times, September 16, 2002

22. Book review of «Intervention in Russia, A Cautionary Tale», The Spectator, July 24, 2004.

23. Robert L. Willett, «Russian Sideshow» (Washington, D.C., Brassey’s Inc., 2003)

еще рефераты
Еще работы по истории