Реферат: Экономическая политика Германии 20-30 гг. XX века

РЕФЕРАТ

тема:

Экономическая политика Германии 20-30 годов.

Москва 1999 г.

С о д е р ж а н и е

1. Экономические последствия первой мировой войны.

Хозяйство Германии 20-е годы.… 3 стр.

2. Хозяйство Германии во время мирового экономического кризиса (1929-1933г.).… 14

3. Приход к власти фашистов и их экономическая политика.… 19

4. Литература…… 29

1.Экономические последствия первой мировой войны. Хозяйство Германии в 20-е г.

Германия, которая сыграла наиболее активную роль в подготовке мировой войны, стала ее самой униженной жертвой. Она не только не добилась передела мира в свою пользу, но и утратила жизненно важные ресурсы, территории, людей. С особым удовлетворением противники Германии в войне пригласили ее делегацию 7 мая 1919г. в Версальский дворец для ознакомления с проектом мирного договора. «Час тяжелой расплаты настал, — заявил председатель Парижской конференции стран-победительниц, премьер-министр Франции Клемансо. — Вы просили нас о мире. Мы склонны предоставить его вам. Мы вручаем вам том, содержащий наши мирные условия». Эти условия фактически ставили Германию на колени, обкладывали со всех сторон, как истощенного, загнанного волка, обвязывали тысячами нитей, как поверженного Гулливера.

В последующие 23 дня, предоставленные Германии для изложения в письменной форме своих соображений по договору, она в 20 нотах выступила против многих положений договора, но эти претензии были отвергнуты и последовал ультиматум подписать договор в течение семи дней.

Бурные дебаты в германском парламенте по вопросу о подписании договора, во время которых рейхсканцлер Ф.Шейдеман заявил: «Пусть отсохнет рука, которая наложит на себя и на нас эти оковы», — привели к смене правительства, которое вместо Шейдемана возглавил Г.Бауэр. 23 июня 1919 г. немецкий парламент большинством голосов высказался за подписание мирного договора на предложенных условиях. А уже 28 июня в зеркальном зале Большого Версальского дворца, где в 1871 г. было провозглашено создание Германской империи, министр иностранных дел Г.Мюллер и министр юстиции И.Белль поставили свои подписи под унизительным договором. Согласие Германии на грабительский договор в немалой степени было вызвано опасением роста большевизации страны в случае продолжения конфронтации с Антантой. По Версальскому мирному договору территория Германии значительно уменьшалась. Германия должна была возвратить Франции захваченные у нее в 1871 г. Эльзас и Лотарингию с богатыми железнорудными и калийными месторождениями. Франции были переданы в собственность также угольные шахты Саара (правда, с правом выкупа), а сама Саарская область на 15 лет переходила под управление Лиги наций, после чего предусматривалось провести плебисцит в населенной в основном немцами Саарской области на предмет ее государственной принадлежности.

Вновь образованному в 1918 г. польскому государству были переданы аннексированные в XVIII в., во время разделов Речи Посполитой, провинции Познань и Западная Пруссия, ряд районов Восточной Пруссии и Померании, в основном заселенные поляками. В результате Польша получила «коридор» между немецкими территориями к побережью Балтийского моря. Польша претендовала и на крупнейший порт Данциг (Гданьск), однако он был объявлен «вольным городом» и переходил под управление Лиги наций.

На основании результатов проведенных плебисцитов к Бельгии отошли округа Эйпен и Мальмеди, территория Морене, к Дании — Северный Шлезвиг. Чехословакии был передан Гульчинский округ.

Под управление Лиги наций перешла Мемельская область, а в 1923 г. Мемель (Клайпеда) был передан Литве. При условии добросовестного выполнения Германией выше названных обязательств предусматривалось последовательно выводить группы оккупационных войск Франции, Англии и Бельгии с левого берега Рейна через 5, 10 и 15 лет.

В целом по Версальскому договору в результате передачи и плебисцитов Германия потеряла около 73 тыс. км2, или 13,5 %, прежней территории, на которой проживало 6,5 млн человек, или 10 % населения. На утраченные земли приходилось 75 % добычи железной руды и цинка, 20 % добычи угля, 20 % выплавки чугуна.

Кроме того, Германия, начиная войну, стремилась переделить колонии в свою пользу, но потеряла практически их все и вынуждена была отказаться от заграничного имущества. Германские колонии как подмандатные территории Лиги наций были розданы наиболее влиятельным участникам победившей коалиции. Англия и Франция разделили между собой Того и Камерун. Англии к тому же досталась Восточная Африка. Британским доминионам — Южно-Африканскому Союзу, Австралии и Новой Зеландии — достались Юго-Западная Африка, северо-восточные области Новой Гвинеи с прилегающим архипелагом и острова Самоа. Японии перешли Каролинские, Марианские и Маршалловы острова в Тихом океане, а также права Германии на Шаньдунском полуострове (аренда территории Цзяочжоу и др.). Бельгия получила часть Восточной Африки. Таким образом, Германия утратила многие источники сырья и рынки сбыта.

В счет возмещения ущерба, нанесенного войной, странам-победительницам в соответствии с Версальским договором позднее была определена сумма репараций с Германии в размере 132 млрд золотых марок. 20 млрд марок необходимо было внести в качестве аванса в течение ближайших двух лет. В счет оплаты репараций было конфисковано 5 тыс. паровозов, 150 тыс. вагонов, 140 тыс. молочных коров. В последующие 10 лет Германия должна была поставлять в счет репараций уголь, строительные материалы, химикаты, молочный скот. Такие платежи шли Франции, Бельгии и Италии. Странам-победительницам также гарантировались торговые и инвестиционные льготы. На Германию возлагались даже расходы по содержанию оккупационных войск на левобережье Рейна.

С целью ослабления военного потенциала Германии ее обязали сократить армию до 100 тыс. человек, из них офицеров — до 4 тыс. Всеобщая воинская повинность заменялась вольным наймом, распускался германский генеральный штаб, строго регламентировалось производство оружия. Германии запрещалось иметь тяжелую артиллерию, танки, подводные лодки, военную авиацию. Военно-морской флот ограничивался шестью броненосцами и несколькими более мелкими судами. Полностью демилитаризованной должна была стать Рейнская область. Потери Германии, на которые вынуждал ее Версальский договор, были велики, однако не менее сокрушительными были утраты в результате военных действий и разрушения экономики; Убитыми на фронтах Германия потеряла 1 млн 800 тыс. человек, а вместе с пленными и ранеными потери составили 7,5 млн человек. Общие затраты на ведение войны достигли 150 млрд марок, а ресурсы, накопленные за четыре года войны, не превысили 32—35 млрд марок.

Материальные ресурсы страны в результате непроизводительных расходов на войну резко истощились. Это относилось к запасам черных и цветных металлов, топливу, продуктам химической промышленности, средствам транспорта. Общий объем промышленного производства в 1918 г. снизился по сравнению с 1913 г. на 43 %, а национальное богатство сократилось вдвое. В сельском хозяйстве валовые сборы овса уменьшились наполовину, пшеницы и картофеля — на 45 %, ржи — на 35 %. Уменьшилось количество скота, удобрений, сельскохозяйственных машин.

За годы войны резко ухудшилось социальное положение большинства населения. С 1916 г. многие немцы голодали, массовой стала безработица, уменьшилась реальная заработная плата, которая в 1918 г. по сравнению с 1900 г. составила 72 %. Производственный травматизм вырос на 50 %. Все это вызывало социальные волнения, революционную ситуацию, победу демократической революции в ноябре 1918 г., формирование Веймарской республики в соответствии с Конституцией, принятой 31 июля 1919 г.

В целом следует отметить, что экономика Германии в результате развязанной ею войны оказалась на грани краха, а то, что от нее осталось, стало легкой добычей стран-победительниц.

После окончания войны и вплоть до 1924 г. в Германии продолжался экономический кризис. Падало производ­ство промышленной продукции, болезненно протекал про­цесс демилитаризации промышленности, значительно вследствие обнищания населения сократился внутренний рынок. Ситуацию усугубил развернувшийся в 1920—1921 гг. мировой экономический кризис.

Величайшим бедствием стала инфляция. Выпуск бу­мажных денег приобрел астрономические масштабы. Уже к началу 1920 г. количество находившихся в обращении бумажных денег возросло по сравнению с 1914 г. в 25 раз, и этот процесс не останавливался. Если в 1913 г. за один доллар давали 4 марки, то в 1920 г. — 65, в 1922 г. — 191, в январе 1923 г. — 4300, а в ноябре того же года — 8 млрд. марок. Двадцать государственных типографий работали на полную мощность, печатая бумажные знаки. Это приве­ло к тому, что деньги стали дешевле бумаги, на которой они были отпечатаны.

Покупательная способность денег резко снижалась. Так, в 1918г. на одну марку в Берлине можно было приоб­рести 10 трамвайных билетов, в 1919г. — уже 5, в 1921 — 1. В июле 1923 г. трамвайный билет стоил 1000 марок, в августе — 10 000, в сентябре — 600 000 марок, а в ноябре 1923 г. сумма превратилась в фантастическую — 150 млрд. марок. К концу года реальная покупательная способность населения составляла 15—17 % довоенного уровня.

Инфляция способствовала обогащению наиболее пред­приимчивых промышленников. К концу 1922 г. они суме­ли получить от государства кредитов и займов на сумму 422 млрд. марок, которые быстро обесценивались. Кредиты же возвращались по номиналу. Например, известный про­мышленник Г.Стиннес 1 июля 1922 г. получил от прави­тельства кредит на сумму 5 млн. марок с оплатой его 1 ян­варя 1923 г. На эти деньги сразу же были куплены долла­ры по курсу — 117 марок за 1 дол., а всего — 43 тыс. дол. Ко времени оплаты долга курс доллара поднялся до 4279 марок. Для полного расчета за кредит Стиннес уплатил только 1160 дол., а остальные 41 840 остались у него. Ва­лютные спекуляции способствовали интенсивному росту концерна Стиннеса. Его капиталы оценивались в 8 млрд. марок золотом. Концерну принадлежало 290 каменноу­гольных шахт, 200 рудников по добыче железной руды, 190 электростанций, 65 транспортных предприятий, 285 банков и торговых компаний, 160 других предприятий.

Инфляцию использовали и землевладельцы, освободив­шиеся от огромной задолженности банкам, уплатив им 18 млрд. марок ничего не стоившими бумажными деньгами.

Осенью 1923 г. рост цен достиг 16 % в день, а заработ­ная плата за 1923 г. увеличилась в 1 млрд. раз. Дневная зарплата квалифицированного рабочего в Берлине в нояб­ре 1923 г. составляла 3 трл. 38 млрд. марок, однако ее не хватало даже на питание. Такую зарплату приходилось но­сить корзинами. Реальная заработная плата сократилась по сравнению с довоенным уровнем на 25 %. Все это требо­вало проведения в 1923 г. денежной реформы, которая бы стабилизировала марку.

Несмотря на тяжелое экономическое положение, Гер­мания была вынуждена рассчитываться по репарациям. В 1919—1923 гг. было выплачено в пересчете на золото 8 млрд. марок.

Кроме того, положение осложнилось тем, что в феврале 1923 г. франко-бельгийские войска оккупировали Рурскую область, в результате чего Германия потеряла 88 % добычи угля, 70 % выплавки чугуна, 40 % выплавки стали, так как Рур был основным индустриальным центром страны.

Экономический кризис вызвал революционную ситуа­цию. В 1923 г. были созданы рабочие правительства в Тюрингии и Саксонии, произошло вооруженное восстание в Гамбурге. Рост социальной напряженности и революцион­ные выступления заставили страны-победительницы пой­ти на некоторые уступки Германии.

Летом 1924 г. на Лондонской конференции был принят так называемый план Дауэса, названный по имени предсе­дателя международного экспертного совета американско­го банкира Ч. Дауэса. План Дауэса предусматривал резкое уменьшение ежегодных репарационных платежей: 1 млрд. золотых марок в 1924/25 бюджетном году, 1,2 млрд. — в 1925/26. В последующие 4 года планировалось увеличить платежи до 1750 млн. марок, а с 1929 г. Германия должна была платить по 2,5 млрд. марок. Страны Антанты гаран­тировали Германии устойчивость валюты вплоть до приос­тановки перевода репарационных сумм за границу в слу­чае колебания валютного курса.

Основная часть репарационных платежей шла за счет введения высоких косвенных налогов на предметы широ­кого потребления: сахар, табак, пиво, ткани, обувь. Мень­шая доля платежей должна была покрываться за счет до­ходов промышленности и железных дорог.

Предусмотрено было прекратить оккупацию Рурского угольного бассейна. Чтобы не допустить революции в Гер­мании по российскому образцу и снизить социальную нап­ряженность, решено было значительно увеличить займы и прямые инвестиции в германскую промышленность.

С 1924 г. начинается стабилизация экономики Германии. Решающую роль в этом сыграли миллиардные займы, пре­

доставленные Соединенными Штатами Америки и Англией. Общая сумма иностранных инвестиций в 1924—1929 гг. достигла 21 млрд. золотых марок, что в 2 раза превышало сумму репараций. 70 % займов поступило из США. Кредиты составляли приблизительно 2/3 основного капитала немец­кой промышленности, причем долгосрочные кредиты, полу­ченные немецкими монополиями, составили 12 млрд. марок. Некоторые займы предоставлялись на 20 — 30 лет и исполь­зовались на модернизацию. Само правительство сразу же получило заем в 800 млн. марок.

Выход промышленности из кризиса сопровождался уси­лением процессов монополизации. Созданный в 1925 г. хи­мический концерн «И. Г. Фарбениндустри» сразу стал са­мым крупным в Европе. На предприятиях концерна произ­водилось 100 % германского синтетического бензина и кра­сителей, 80 % синтетического азота, 25 % искусственного шелка. Шесть рурских концернов — «Ферайнигте штальверке», Крупп, Хеш, Ханиэль, Маннесман и Клёкнер — контролировали 65 % производства чугуна и 60 % добычи каменного угля. Обанкротившийся в 1925 г. концерн Стиннеса был возрожден в 1926 г. в форме «Стального треста», контролировавшего 43 % выпуска чугуна, 40 % производства стали и железа, имевшего около 300 предприятий, на кото­рых работало около 200 тыс. рабочих. В электротехничес­кой промышленности господствовали концерны Всеобщая компания электричества (АЭГ) и Сименс.

В 1928 г. на 8 % был превзойден довоенный объем про­мышленного производства. Ускоренными темпами разви­валась тяжелая промышленность: добыча каменного угля возросла более чем на 1/3, бурого угля — почти на 3/4, выплавка чугуна — примерно на 1/2, выплавка стали — более чем на 1 /З. Крупных успехов достигли машиностро­ение, электротехническая и химическая промышленность. Было освоено производство синтетического бензина и ис­кусственного шелка. По общему объему промышленного производства Германия вышла на второе место в мире пос­ле США.

Германским промышленникам удалось восстановить и свои международные позиции. Они обошли Англию по вы­возу машин и оборудования. Стоимость германского эк­спорта в 1929 г. превысила довоенную почти на 3 млрд. ма­рок. Германский финансовый капитал участвовал в 200 из 300 международных монополий. В 1926 г. по инициативе германских промышленников был создан Европейский стальной картель, который выплавлял 75 % стали в Европе.

Вместе с тем довольно обострены были многие социаль­ные проблемы. Заработная плата составляла 60—70 % до­военной, была примерно на 20 % ниже, чем зарплата фран­цузских рабочих и на 40 % ниже, чем зарплата рабочих Англии. Вместе с тем рабочий день в 1927 г. был увеличен до 10—12 ч. Безработица в 1924—1929 гг. колебалась от 3, 5 до 19 млн. человек.

Таким образом, 20-е гг. для экономики Германии стали сначала годами величайшей разрухи и национального уни­жения, но затем периодом постепенного преодоления кри­зиса и восстановления хозяйства. Экономическому подъе­му 1924—1928 гг. способствовали иностранные инвести­ции и кредиты, обновление основного капитала и модерни­зация производства, монополизация и возможность выхо­да на внешние рынки.

2. Хозяйство Германии во время мирового экономичес­кого кризиса (1929—1933 гг.).

В октябре 1929 г. катас­трофа на Нью-йоркской фондовой бирже возвестила на­чало самого разрушительного в индустриальной истории кризиса перепроизводства, охватившего на четыре года экономику развитых стран. Германия стала одной из наи­более пострадавших стран, так как ее экономические успе­хи в значительной степени базировались на иностранных кредитах и инвестициях.

Непрерывное падение промышленного производства продолжалось с конца 1929 г. до июля — августа 1932 г. Объем промышленной продукции за это время уменьшил­ся на 40, 6 %. В тяжелой промышленности падение произ­водства было еще большим: выплавка стали сократилась на 64, 9 %, чугуна — на 70, 3, производство в машинострои­тельной промышленности — на 62, 1, объем судострое­ния — на 80 %. Бездействовали целые промышленные районы. Например, в Верхней Силезии в начале 1932 г. стояли все доменные печи. Прекратилось строительство. В 2, 5 раза упали обороты внешней торговли. Промышлен­ные предприятия Германии в 1932 г. использовали свои мощности только на 33, 4 %.

Германия установила европейский рекорд по уровню безработицы. К началу 1933 г., по официальным данным, число безработных приближалось к 9 млн. человек, что составляло половину лиц наемного труда. Мизерные посо­бия по безработице получали около 20 % их общего числа. Безработными становились также ремесленники, строите­ли, торговцы, лица свободных профессий. Они почти пол­ностью лишались права на пособие. Кроме полностью без­работных несколько миллионов человек были частично безработными, занятыми на производстве 2—4 дня в неде­лю. Они составляли около четверти работоспособного на­селения. В начале 1933 г. работу потеряли почти 60 тыс. служащих и чиновников.

Безработными люди были по два—четыре года. Их семьи обрекались на медленное умирание. Не случайно ежегодно в среднем 21 тыс. человек в год кончали жизнь самоубийством

Не лучшим было положение и тех, кто оставался на производстве. Общий фонд заработной платы в 1929— 1932 гг. уменьшился на 20 млрд. марок, или почти вдвое. По некоторым данным, в 1932 г. средний недельный заработок германского рабочего составлял 21, 74 марки при официальном прожиточном минимуме 39, 05 марки.

Во время кризиса пострадали все слои населения. Обо­рот ремесленного производства сократился с 20 млрд. ма­рок в 1928 г. до 10, 9 млрд. марок в 1932 г., оборот мелкой торговли уменьшился за тот же период с 36, 3 млрд. до 23 млрд. марок. В то же время численность указанных слоев населения была

достаточно велика: 5 млн. человек, а вмес­те с семьями — 12—13 млн.

Под влиянием промышленного кризиса углублялся и сельскохозяйственный. Снижение покупательной способ­ности населения ограничивало сбыт сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем проведение протекционистской политики привело даже к росту сборов пшеницы. Дотации государства получали в основном крупные юнкерские хо­зяйства. Мелкие хозяйства, которых было свыше 5 млн. (77, 8 % всех хозяйств, 9, 5 % земельных площадей), имели в основном животноводческую специализацию и зерно не производили. Хлеб и корма для скота они вынуждены бы­ли покупать, что многих приводило к разорению. В ре­зультате в 1932 г. с торгов было продано 560 тыс. га кресть­янской земли.

Сформированное весной 1930 г. правительство Г. Брюнинга, стремясь преодолеть кризис, ликвидировало систему социального страхования, ввело новые прямые и косвенные налоги, повысило ввозные пошлины на сельскохозяйствен­ные продукты и т. д. В декабре 1931 г. были снижены посо­бия по безработице, пенсии, жалованья государственным служащим. Впервые правительство вторгалось в систему та­рифных договоров, предписывая всеобщее снижение зара­ботной платы на 10—15 %, до уровня 1927 г. Одновременно ограничивались демократические права населения, рейхстаг постепенно устранялся от решения государственных дел, формировался такой стиль управления страной, при кото­ром руководство фактически находилось в

руках узкой группы лиц при значительном влиянии военных чинов.

В связи с тяжелым экономическим положением Герма­ния практически не могла выполнять план Дауэса. Поэто­му западные страны, которые сами переживали кризис, также остановили инвестиции в германскую экономику, предусмотренные планом Дауэса. Правительство Герма­нии обратилось к державам-победительницам с просьбой облегчить ей бремя репараций. В августе 1929 г. и январе 1930 г. состоялись репарационные конференции, на кото­рых было решено предоставить Германии льготы и был принят новый план выплаты репараций, который получил название плана Юнга, по имени американского банкира, председателя комитета экспертов.

План Юнга предусматривал досрочное прекращение оккупации Рейнской области в 1930 г. Сокращалась общая сумма репараций со 132 до 113, 9 млрд. марок, срок выпла­ты предусматривался в 59 лет, уменьшились ежегодные платежи. В 1931 —1934 гг. сумма выплат должна была уве­личиваться, начиная с 1 млрд. 650 млн. марок. В последую­щие 30 лет репарации должны были выплачиваться по 2 млрд. марок. В остальные 22 года объем ежегодных взно­сов уменьшался. Было принято решение об отмене контро­ля над экономикой Германии. Сокращались натуральные поставки. Часть репараций относилась к категории безус­ловных, и они предназначались для погашения межсоюз­нических долгов. На ближайшие 10 лет безусловные репа­рации определялись в 700 млн. марок. Для осуществления принятых решений был создан Банк международных рас­четов, который размещался в Базеле.

Однако углубление кризиса продолжалось, экономи­ческое и социальное положение Германии обострялось, поэтому реализация плана Юнга была признана опасной. Уже в июне 1931 г. президент США Гувер потребовал приостановки платежей по репарациям на один год. В июне 1932 г. конференция в Лозанне уменьшила все платежи до 3 млрд. марок и определила срок их выплаты в 15 лет.

Таким образом, разрушительные последствия мирово­го кризиса для экономики Германии были катастрофичес­кими. Промышленное производство сократилось почти на­половину, сельскохозяйственное — на 31 %. Доля Герма­нии в мировом промышленном производстве снизилась с 14, 6 % в 1928 г. до 8, 9 % в 1932 г. Экспорт Германии сокра­тился на 58 %. Лишь треть немецких рабочих имела пол­ную рабочую неделю. В разгар кризиса немецкая промыш­ленность была загружена только на 35, 7 %. Средненедельная заработная плата немецких рабочих в 1932 г. была на 47 % меньше, чем в 1929 г. Германия превращалась в стра­ну нищеты, безработицы, хронического недоедания, бе­зысходности и отчаяния для миллионов людей.

3. Приход к власти фашистов и их экономическая поли­тика.

Углубление экономического кризиса вызвало крах политической системы Германии (конец Веймарской рес­публики). Правящая экономическая и политическая элита пришла к выводу о дальнейшей бесперспективности демок­ратических методов управления государством. Рейхстаг оттеснялся на второй, а то и на третий план, а вся власть все более сосредоточивалась в президентском дворце, хо­зяином которого был П. Гинденбург — милитарист, меч­тавший о реванше. Гинденбургу и его окружению весьма импонировали шовинизм и реваншизм нацистов, их при­зывы к жесткому порядку и насильственной перекройке карты Европы. Так, военный министр А. Гренер, впервые встретившись с А. Гитлером 11 января 1932 г., отозвался о нем на совещании министерства внутренних дел как о «симпатичном, скромном, порядочном человеке, стремя­щемся к лучшему», цели которого хороши, хотя не все средства приемлемы. Гитлер становился все более попу­лярным. Он пообещал немцам не только возвращение «светлого прошлого», но и еще более «светлое будущее», и прежде всего всеобщую занятость, порядок в стране, а со временем — расширение жизненного пространства, богат­ство и господство над «низшими» расами.

В феврале 1932 г. Гинденбург заявил: «Становится все более ясно, что народ хочет Гитлера… Пусть тогда молодой человек покажет, на что он способен».

30 января 1933 г. вновь избранный президент Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером и с тех пор в Германии начался период фашистской диктатуры. Ее сущность заключалась в создании всеобъемлющей системы государ­ственно-монополистического регулирования, максимальной централизации экономики в руках государства, фашистской партии и верхушки финансово-промышленных кругов.

1 февраля 1933 г. был досрочно распущен парламент и назначены новые выборы на 5 марта. Фашисты стремились обеспечить себе большинство в рейхстаге и придать своему правлению определенную респектабельность. 20 февраля на узком совещании с крупнейшими промышленниками — Крупном, Феглером, Бошем и др., Геринг заверил монопо­листов, что если фашисты одержат победу на выборах, то «это будут последние выборы в Германии на 10 лет, а может быть, и на 100 лет». Монополисты поддержали фашистов и морально, и финансами. В их поддержку организовывались митинги, демонстрации, факельные шествия. За 5 дней до выборов, в ночь с 27 на 28 февраля, был организован под­жог рейхстага с целью скомпрометировать политических со­перников — коммунистов.

По этому делу было арестовано 10 тыс. человек, в том числе знаменитый Георгий Димитров, блестяще защитивший себя и оправданный немецким судом.

На следующий после поджога рейхстага день чрезвы­чайным декретом президент отменил важнейшие демокра­тические права и свободы: были запрещены коммунисти­ческая и социал-демократическая печать, ликвидированы неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, печати. Однако, несмотря на террор, демагогию и махина­ции при подсчете голосов, против фашистов проголосова­ли 22 млн., т. е. более половины избирателей. И, лишь объя­вив незаконными 81 мандат, полученный коммунистами, фашисты получили «большинство» в рейхстаге. 24 марта 1933 г. новый парламент наделил правительство Гитлера чрезвычайными полномочиями, что по сути дела и упраз­днило Веймарскую Конституцию республики.

Главным содержанием экономической политики фа­шизма стала всеобщая милитаризация.

В июне 1933 г. при министерстве экономики был орга­низован Генеральный совет немецкого хозяйства, который направлял государственную экономическую политику. В него вошли 12 представителей крупнейших монополий — Г. Крупп, Ф. Тиссен, Г. Феглер, Ф. Флик и др., а также 5 представителей фашистской бюрократии. В 1934 г. был издан декрет о трудовом фронте, который запрещал стач­ки и переход рабочих с одного предприятия на другое. Были отменены коллективные договоры, а руководители предприятий получали диктаторские полномочия. Начала официально формироваться система принудительного труда.

Одновременно осуществлялась принудительная кон­центрация производства, выгодная крупным монополис­там. В 1933 г. был издан закон о принудительном синдицировании, в соответствии с которым отдельные предприятия должны были входить в состав существовавших картелей или синдикатов. Указанная тенденция была закреплена в 1934 г. законом об органическом построении германского хозяйства, в соответствии с которым в принудительном по­рядке объединялись предприятия по отраслям и террито­риальным районам.

Была создана Организация промыслового хозяйства, которая делилась на шесть имперских групп: промышлен­ности, энергетики, торговли, ремесла, банковского и стра­хового дела. Наряду с отраслевой создавалась и регио­нальная структура управления: вся Германия была разде­лена на 18 хозяйственных областей. В каждой области соз­давалась своя хозяйственная палата, которая была на мес­те высшим органом экономической власти. Во главе хозяй­ственных палат стояли крупные монополисты, которые по­лучали титул хозяйственных вождей. Например, хозяй­ственным вождем северо-западного промышленного рай­она стал крупнейший промышленник Тиссен, хозяйствен­ным вождем Центральной Германии — Флик.

Территориальными экономическими палатами руково­дила имперская экономическая палата, в свою очередь подчинявшаяся министерству экономики. Имперские группы и окружные экономические палаты, которые воз­главили крупнейшие промышленники и финансисты, пол­ностью контролировали экономику: создавали и распуска­ли промышленные объединения, регулировали распреде­ление заказов, кредитов, сырья, контролировали объемы производства, направления его развития, уровень цен.

Основным методом руководства экономикой стал пря­мой административный диктат. Например, реформа акци­онерных обществ ликвидировала все общества, имевшие менее 100 тыс. марок капитала, а открывать акционерные общества разрешалось только при наличии капитала в 500 тыс. марок и более. Монополизации способствовала и так называемая «ариизация капиталов», в ходе которой под предлогом борьбы с «неарийскими» элементами в банках и промышленности близкие к власти монополисты захваты­вали банки и промышленные предприятия. Так, концерн Маннесмана в порядке «ариизации» приобрел 8 прокат­ных заводов и вдвое увеличил выпуск листового железа. Постепенно ключевые позиции в экономике заняли 30 — 40 богатейших семейств.

Милитаризация экономики Германии велась ускорен­ными темпами. В сентябре 1936 г. был утвержден четырех­летний план мобилизации ее экономических ресурсов, на­копления дефицитных материалов и расширения произ­водства военного снаряжения. В милитаризации немецкие монополисты видели выход из кризиса.

Была расширена добыча железной руды, а также ее им­порт из Швеции, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Франции и их колоний. Если импорт железной руды в 1929 г. составлял 15, 8 млн. т, то в 1939 г. — 22, 1 млн. т. Это позволило Германии выплавить в 1938 г. 23, 3 млн. т стали и выйти по этому показателю на первое место в Европе. Кроме того, за границей закупали никель, олово, вольф­рам, молибден, хром, платину, бокситы, почти отсутство­вавшие в Германии. Ввоз бокситов за 1933—1938 гг. уве­личился в 5 раз, и в 1939 г. выплавка алюминия в Германии достигла 30 % его мирового производства, что выдвинуло Германию по этому показателю на первое место.

Увеличилось производство нефтепродуктов, синтети­ческого каучука, автомобилей, станков. Германия накап­ливала ресурсы для ведения войны, в значительной мере используя ресурсы тех стран, с которыми собиралась вое­вать. Наибольшие инвестиции в германскую экономику делали США. В 1937 г. американская фирма «Брассерт» построила металлургические заводы, образовавшие круп­нейший военный концерн «Рейхсверке Герман Геринг». Корпорации США передавали Германии и технические секреты: производства каучука, радиоустановок, оборудо­вания для дизель-моторов и др. Американские заводы в Рюссельгейме, Бранденбурге, Кельне поставляли фашис­тской армии автомобили. Способствуя подготовке к войне потенциального агрессора, США, а также Англия, Дания надеялись столкнуть в войне Германию и СССР, получив от этого экономические и политические дивиденды.

Государственные заказы стали источником колоссаль­ного обогащения крупнейших монополий. Валовой доход концерна «И. Г. Фарбениндустри», составлявший в 1932 г. 48 млн. марок, в 1939 г. увеличился до 363 млн. марок. Прибыль концерна Круппа возросла со 118 млн. марок в 1933 г. до 395 млн. в 1939 г. Крупнейшим монополистом стал Ге­ринг, на предприятиях которого работало 600 тыс. чело­век. Сам Гитлер стал владельцем книгоиздательства и только за выпуск своего «труда» «Моя борьба», который распространялся в принудительном порядке, получил 4 млн. дол. дохода.

Милитаризация экономики обусловила выход из кри­зиса и значительный рост производства. За 1929—1938 гг. объем промышленной продукции вырос на 25 %. В то же время объем производства в легкой промышленности сни­зился.

Опережающими темпами возрастал выпуск военной техники — самолетов, танков, артиллерии. В тяжелую и военную промышленность направлялось 3/5 всех инвес­тиций. «Решающие в военном отношении» и «важные в во­енном отношении» предприятия в первую очередь снабжа­лись кредитами, сырьем, рабочей силой. В результате тя­желая промышленность в 1934 г. достигла предкризисного уровня, а к 1939 г. превысила его на 50 %. Военное произ­водство и расходы на вооружение за 1932 —1938 гг. вырос­ли в 10 раз. Последние перед началом войны составили 58 % государственного бюджета.

К 1937 г. начали работу более 300 военных заводов, в том числе около 60 авиационных, 45 автомобильных и тан­ковых, 70 химических, 15 военно-судостроительных и др. Если в 1931 г. в Германии было выпущено. 13 самолетов, то в 1933 г. — 368, в 1939 г. — 8295.

Лозунг «пушки вместо масла» приобрел реальный смысл. Был установлен прямой запрет на инвестиции в от­расли, производившие товары народного потребления, производство которых к началу войны так и не достигло уровня 1928 г.

Постепенно вводилась система принудительного труда на производстве. Начиная с 1935 г. трудовая повинность вводилась для молодежи 18—25 лет, а в 1938 г. она стала всеобщей. Уже в 1934 г. рабочим-металлистам было запре­щено менять место работы, а с 1935 г. вводились специаль­ные рабочие билеты с целью учета и мобилизации рабочей силы. Удлинялся рабочий день, и накануне войны он дос­тиг 10-14 ч.

К концу 1933 г. было реорганизовано и сельское хозяй­ство. Аграрная политика была рассчитана на создание продовольственных резервов к началу войны. Была введена система принудительных поставок сельскохозяйствен­ной продукции, ликвидирован профсоюз сельскохозяй­ственных рабочих. Изданный в 1933 г. закон «О наслед­ственных дворах» объявил хозяйства от 7, 5 до 125 га неот­чуждаемыми и освобожденными от налогов на наследство и поземельного. Такие хозяйства передавались по наслед­ству только старшему сыну.

К 1941 г. было создано 730 тыс. наследственных дво­ров, что составляло примерно 1 /10 от общего числа (6663 тыс.) сельских хозяйств.

Закон разделил сельское население на крестьян и сельских хозяев. Право называться крестьянами получи­ли только владельцы наследственных дворов арийского происхождения. Поскольку наследственные дворы переда­вались только старшему сыну, все остальные дети кресть­ян должны были добывать «жизненное пространство» в рядах армии с оружием в руках, завоевывать новые земли. Сельские хозяева, владевшие небольшими участками зем­ли, несли всю тяжесть повинностей по подготовке продо­вольственных запасов к войне. Им предписывалось, что сеять, сдавать и по каким ценам. Они не могли продать без разрешения властей даже курицу. В результате за 1933—1939 гг. около полутора миллионов сельских хозяев разорились.

К 1938 г. Германия стала мощной военной державой и по промышленному производству вышла на первое место в Европе и на второе место в мире. Однако экономика Гер­мании была ориентирована на военные приготовления. Были ликвидированы демократические права граждан, ус­тановлена фашистская диктатура. Германский милита­ризм готовил катастрофу планетарного масштаба.

Использованная литература

1. Канун первой мировой войны. Всемирная история. Т. 18. — Минск, 1997.

2. Канун второй мировой войны. Всемирная история. Т. 22. — Минск, 1997.

3. Экономическая история зарубежных стран. — Минск, 1996.

4. Хансен Э. Экономические циклы и национальный доход. — М „ 1997.

5. Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. — М „ 1996.

6. Шпеер А. Воспоминания. — М… 1997.

7. Драйзер Т. Финансист.

еще рефераты
Еще работы по истории