Реферат: Советско-афганская война 1979-1989 гг

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Гоу впО ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Л. Н. ТОЛСТОГО

Кафедра всеобщей истории и археологии

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему:

«СОВЕТСКО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА 1979-1989 ГГ»

Выполнена

студентом 5 курса гр. «А»

очной формы обучения

факультета истории и права

Васиным Павлом Викторовичем

Тула – 2010г.


Работа выполнена на факультете истории и права ТГПУ им. Л. Н. Толстого/

Научный руководитель – Санькова Валентина Васильевна, кандидат исторических наук, доцент.

Работа допущена к защите:

Заведующий кафедрой всеобщей истории

И археологии Родович Ю. В.

Рецензент: Сенина Наталья Викторовна, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России ТГПУ им. Л. Н. Толстого/

Защита состоится «24» июня 2010 г. в учебном корпусе № 1 ТГПУ им. Л. Н. Толстого, ауд. № 11 в 9 час. 00 мин.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Причины Советско-афганской войны

1.1 История отношений России и Афганистана

1.2 Советско-афганские отношения в 1978-1979 годах

1.3 Международная обстановка накануне ввода советских войск в Афганистан

1.4 Ввод советских войск в Афганистан

1.5 Реакция мирового сообщества на ввод советских войск в Афганистан

Глава 2. Ход войны

2.1 Характеристика исламской оппозиции Афганистана

2.2 Характеристика Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ)

2.3 Боевые действия

Глава 3. Вывод советских войск из Афганистана. Итоги, значение и последствия Советско-афганской войны

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Всем советским солдатам и офицерам – участникам войны в Афганистане посвящается…

…Дела стародавних, далеких времен,

Преданья невянущей славы!

Вот уже более тридцати лет в Афганистане идет война. Вот уже более тридцати лет там гремят пулеметные и автоматные очереди, взрывы гранат и ракет, гибнут или получают увечья люди. Всем известно, что в Афганистане длительное время воевали советские войска. Но мало кому известно, что они были близки к тому, чтобы установить там мир и наладить новую жизнь. Но наступила политика «нового мышления» и все усилия наших воинов оказались напрасными. Более того, с конца 80-х годов участие СССР в войне стало осуждаться всеми кому не лень, на советское руководство принявшее решение о вводе войск в Афганистан, на Советскую Армию были вылиты потоки грязи и клеветы. Война подавалась как грубая ошибка руководства СССР, а иной раз и как чуть ли не личная прихоть Л. И. Брежнева. Официально ввод войск был признан ошибочным. Противодействовать этой лжи было некому. Тем более, что поливать грязью все советское стало очень модным, а защищать было дурным тоном. Да ветеранам войны было и не до этого. Они на Родине столкнулись с массой проблем. Затем начался распад СССР, многочисленные войны, где требовался опыт «афганцев». Так в одной из песен А. Розенбаума есть примечательные слова, характеризующие то время: «Севастополь Хостом нам стал. Белый Дом как горящий Панджшер…». Но долго лживое освещение войны безнаказанно продолжаться не могло. С каждым годом появляется все больше работ, где война показывается объективно. Пришло понимание того, что война СССР в Афганистане – это война с терроризмом, особенно после 11 сентября 2001 года. Усиливается движение за признание войны как справедливой. Все больше политиков, генералов, экспертов, аналитиков обращаются к изучению опыта советско-афганской войны. Поэтому я и выбрал эту тему, чтобы вложить и свой вклад в смытие той грязи, что была вылита не нее и изучить опыт войны ввиду глобальной угрозы терроризма.

Объект исследования – советско-афганская война в контексте отношений двух стран и международных отношений.

Предмет исследования – причины, ход, итоги и последствия войны.

Актуальность исследования – показать истинные причины войны, её неизбежность и значение в борьбе с терроризмом.

Цель исследования – на основе объективного исследования, которое проводилось с помощью современной литературы, документов и свидетельств сотен участников войны, пересмотреть оценки войны, а также охарактеризовать итоги и последствия войны для Афганистана и России.

Задачи:

1) кратко проследить историю отношений между двумя странами;

2) охарактеризовать силы исламской оппозиции, её лидеров, в первую очередь таких как, Г. Хекматияр, Б. Раббани, Ахмад Шах Масуд, Усама Бен Ладен и др.;

3) показать масштабы военной помощи исламской оппозиции, которая оказывалась другими государствами;

4) охарактеризовать ход боевых действий;

5) рассмотреть международную обстановку накануне ввода советских войск и после;

6) проанализировать людские и материальные потери сторон;

7) расширить временные рамки войны,

8) доказать, что СССР вел необъявленные войны с Пакистаном и Ираном из-за Афганистана.

Для данного исследования я использовал большое количество источников, литературы и Интернет-ресурсусов, причем как отечественных, так и иностранных авторов. Что касается источников, я использовал мемуары ряда боевых офицеров, участников войны – Богданова В. А., Лапшина Ю. М., Скрынникова М. Ф. К мемуарной литературе всегда надо подходить осторожно и критически, так как в любых мемуарах определенная доля субъективности присутствует. Поэтому я использовал данные мемуары для того, чтобы выяснить общие настроения тех лет, собственные ощущения авторов. При этом считаю необходимым заметить, что помимо мемуаров, я использовал и данные личных бесед с участниками войны.

Для подсчета военных потерь, для изучения динамики военной помощи Афганистану со стороны СССР я использовал статистические исследования – Г. Ф. Кривошеева и Б. В. Громова. Необходимо сказать, что статистическое исследование по военным потерям под редакцией Г. Ф. Кривошеева нередко подвергается критике. За то, что якобы в нем заниженные данные по всем военным потерям СССР и России в целом и в Афганской войне в частности. Однако убедительных доказательств этому не приводится. И данное исследование признано большинством историков в России и значительным числом историков за рубежом.

Что касается использованной литературы, то я считаю одной из особенностей своего исследования, то, что использовал самую новейшую литературу. Временной период её издания – 1999-2009 годы. Причем большинство литературы 2003-2007 годов издания, а ряд трудов 2008-2009 годов.

Для освещения причин, хода войны, её итогов, а также для изучения истории отношений двух стран особенно мне помогли два труда – Окорокова А. В. «Секретные войны Советского Союза» и Ляховского А. А. «Трагедия и доблесть Афгана». Почему именно этим двум трудам я уделил такое внимание? Окороков А. В. – кадровый военный, автор капитального труда посвященного участию СССР в локальных войнах второй половины ХХ века. При создании своего труда он использовал массу документов. А также привлек много консультантов.

Консультанты:

— кандидат военных наук, полковник в отставке Александров В.Н.,

— подполковник МВД Борцов А.Ю.,

— заместитель председателя Московского областного комитета ветеранов войны и военной службы, генерал-лейтенант Гапоненко А.Г.,

— воин-интернационалист, полковник в отставке Павленко А.Я.,

— 1-й вице-президент Межрегиональной общественной организации воинов-интернационалистов, ветеранов локальных войн и военных конфликтов, полковник в отставке Санников Л.И.,

— руководитель афганской секции Межрегиональной общественной организации воинов-интернационалистов, ветеранов локальных войн и военных конфликтов, генерал-лейтенант авиации Сафронов П. П.,

— член Союза писателей России, главный редактор журнала «Боевое братство», подполковник запаса Стародымов Н.А.,

— доктор исторических наук, профессор, капитана 1 -го ранга запаса Филипповых Д.Н.

Думаю, что авторитетность данного труда не вызывает сомнения.

Труд Ляховского А. А. тем более не вызывает сомнения. Помимо огромного объема документов, автор провел личные беседы более чем с двумястами военачальниками, политиками, офицерами спецслужб, учеными-востоковедами, солдатами и офицерами и иностранными представителями. Среди его собеседников – генерал армии И. Г. Павловский, генерал-полковник В. А. Востротин, генерал армии В. И. Варенников, генерал армии М. А. Гареев, Маршал Советского Союза С. Л. Соколов, генерал-полковник Б. В. Громов, генерал армии П. С. Грачев, генерал-майор Первого Главного Управления КГБ СССР Дроздов Ю. И., Е. М. Примаков, М. Ф. Слинкин, адмирал Стенсфилд Тернер – директор ЦРУ США, Маршал Шульман – специальный помощник госсекретаря США, генерал Чарлз Гаффри – один из руководителей английского САС, Бурхануддин Раббани и многие другие.

Генерал-майор А. А. Ляховский в годы Афганской войны был ближайшим помощником руководителя Оперативной группы Министерства обороны СССР и находился в самой гуще событий. В уникальном исследовании автора впервые на основе малоизвестной и секретной информации рассказано об Афганской войне. Ляховскому, который работал в закрытых архивах, собирал свидетельства людей, принимавших ключевые военные решения, удалось с максимальной объективностью нарисовать «афганское батальное полотно».

Эта книга, которая читается как увлекательный политический триллер, интересна не только историкам, но и широкому кругу читателей. Особенно сейчас, когда наша страна вновь, как и в годы Афганской войны, оказалась в открытой конфронтации с США. Очевидные параллели представляют особый интерес для всех тех, кому небезразлична судьба нашей Родины. Очень жаль, что этот честный и мужественный человек, патриот Родины, талантливый военачальник ушел из жизни.

Для изучения афганской исламской оппозиции я использовал труд Спольникова В. Н. «Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели». В этом труде автор досконально изучил становление оппозиции, её лидеров и иностранную помощь оппозиции. Данная работа очень компетентна и познавательна.

Для освещения хода военных действий, действий сторон, боевого опыта я использовал труды Казачкова Г. А. «Тактика Спецназа», Рогоза С. Л., Ачкасова Н. Б. «Засекреченные войны», Рунова В. А. «Афганская война. Боевые операции», Лавренова С. Я., Попова И. М. «Советский Союз в локальных войнах и конфликтах». В данных трудах глубокий анализ и четкие выводы. Обобщается опыт. Опыт, полученный ценой собственной крови, особенно ценен и не пользоваться им, а тем более забыть – преступно.

Для освещения деятельности отдельных родов войск и спецслужб я использовал труды Алехина Р. В. «Воздушно-десантные войска: история российского десанта», Грибанова Б. И. «По обе стороны границы», Гродненского Н. Н. «Русские герои засекреченных войн», Дегтярев К. К., Колпакиди А. И. «СМЕРШ. Смерть шпионам», «История охраны Государственной границы», Колпакиди А. И. «Энциклопедия военной разведки России», Север А. И. «История КГБ», Степакова В. С. «Спецназ России». Эти труды позволяют составить ясную картину специфики войны в Афганистане, её особенностей, а также приоткрыть завесу над рядом тайн этой войны, например деятельность КГБ СССР и Пограничных войск КГБ СССР. Особенный интерес представляет труд Степакова В. С. «Спецназ России». Благодаря этому труду, в котором использован просто гигантский объем источников и литературы, можно увидеть деятельность легендарного Спецназа ГРУ и Спецназа КГБ «Альфа» и «Вымпел». И сделать однозначный вывод: в рейтинге спецназов мира наша страна справедливо занимает первое место. По уровню подготовки и количеству успешно проведенных различных операций (уничтожение лидеров незаконных вооруженных формирований; освобождение заложников; разведывательно-диверсионные рейды в тыл противника и т. п.) советским и российским войскам специального назначения нет равных в мире.

Легендарный британский «САС» не сможет действовать в Афганистане против душманов так же эффективно, как советский армейский спецназ. В 1980 году американская «Дельта» потерпела неудачу при попытке освобождения заложников в Иране. Причина — потери при транспортировке бойцов «Дельты». За год до этого Спецназ КГБ и ГРУ провели уникальную операцию «Шторм-333» в Афганистане. Провести аналогичную акцию в мире пока никому не удалось.

Для анализа международной обстановки и противостояния СССР с Пакистаном и Ираном я использовал труды Калашникова М. А. «Битва за небеса», «Сломанный меч Империи», «Крещение огнем. Алтарь победы», Окорокова А. В. «Секретные войны Советского Союза», Ляховского А. А. «Трагедия и доблесть Афгана», Лавренова С. Я., Попова И. М. «Советский Союз в локальных войнах и конфликтах», Рогоза С. Л., Ачкасова Н. Б. «Засекреченные войны». Так как без анализа международной обстановки картина войны в Афганистане будет не полной и не совсем объективной. Здесь я вижу ошибку ряда историков, которые освещая войну в Афганистане, не затрагивают ситуацию в мире. Без этого многие выводы являются не полными. Указанные труды позволяют достоверно показать международную обстановку и противостояние СССР с Пакистаном и Ираном. Более того, я делаю однозначный вывод, что СССР фактически одновременно с войной в Афганистане вел войны с Пакистаном и Ираном. И я уверенно заявляю, что еще никто подобного вывода не делал. Я же сделал этот вывод не голословным, а подтвержденным фактами.

Также я использовал ряд работ иностранных авторов. Аллан П., Клей Д. «Афганский капкан: Правда о советском вторжении», Араса Д. «Четвертая мировая война», Брудерера Г. «Афганская война», Бодански Й. «Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке». В данных трудах объективно и непредвзято рассмотрены причины и ход войны. Особенно досконально рассмотрено сотрудничество ЦРУ и Госдепа США с бен Ладаном.

Скажу сразу, что в своем исследовании я не использовал труды так называемых «прозападных» историков. Таких как Б. В. Соколов, П. А. Аптекарь и другие. Но я их труды изучил и пришел к выводу, что для серьезного исследования они совершенно непригодны. Нет не потому, что там высказаны точки зрения, с которыми я не согласен. Вовсе нет. В выше перечисленных трудах, которые я использовал, я тоже не согласен с рядом выводов. Например, в трудах такого уважаемого мной автора А. А. Ляховского. Хотя, мнение любого человека прошедшего войну мне особо дорого и ценно. Но тем не менее. Тоже можно сказать и про ряд других авторов, с выводами которых я не согласен. Но в указанных трудах есть реальная аргументация, понимание разного рода механизмов, есть анализ, желание разобраться и сделать выводы, найти решение, есть опора на документы, серьезные источники и авторитетные мнения. А в трудах «прозападных» историков этого нет. Там совершенно не понятные заявления и методики. Вот, например, Борис Соколов («знаменитый» автор теории «трупозаваливания», смысл которой, что наша страна всегда побеждала в войнах «трупами своих солдат заваливая врага») подсчитывает потери советских войск в Афганистане. Ясно, что для него труд Г. Ф. Кривошеева сплошная фальсификация. И он изобретает свою методику. Он берет потери отдельных советских подразделений в отдельных боях и проецирует их на весь советский контингент. Потери ОКСВ за годы войны по этой «методике» составили 130.000-150.000 человек убитыми и 300.000-350.000 ранеными. Кстати, примерно также он «подсчитал» потери Красной Армии в Великой Отечественной войне. Взяв потери одной дивизии, и спроецировал их на всю армию, и у него вышло, что тогда погибло 26.000.000 советских солдат и офицеров. А ведь в Афганистане многие подразделения, особенно Спецназа ГРУ и КГБ СССР, ВДВ и ПВ КГБ СССР вообще не несли во многих боях потерь. Тогда что? СССР вообще не понес потерь в Афганистане? Считаю, что комментарии излишни. Лучше уж пусть Б. Соколов занимается исследованием творчества М. А. Булгакова. И вообще у «прозападных» историков нет глубокого анализа и понимания войны. У них главный «железный» аргумент – «Во всем виноват советский режим. И ни каких гвоздей». А на разумную аргументацию, факты у них есть глубокомысленное закатывание глаз и другой «железный» аргумент – «Это все передергивания и пропаганда». Поэтому использовать труды названых историков в своем исследовании я счел нецелесообразным. В них ничего нет.

Также я использовал материалы сайтов http:/ /www.wikipedia.org и http:/ /www.rusproject.org. Материалы данных сайтов являются одними из самых объективных. На них много ссылок на серьезные и авторитетные источники.

Я выражаю благодарность и слова признательности своим бывшим сослуживцам-пограничникам за предоставление редких материалов и за ряд ценных советов.

Переходим к рассмотрению непростой истории отношений двух стран.


Глава 1. Причины Советско-афганской войны

1.1 История отношений России и Афганистана

Перед тем, как отметить причины Советско-афганской войны, нужно иметь представление об Афганистане и особенно о развитии отношений между Россией (СССР) и Афганистаном.

Краткая историко-географическая справка.

Афганистан — государство в юго-западной части Центральной Азии. Граничило на севере с СССР (сейчас с Туркменией, Узбекистаном, Таджикистаном), на западе с Ираном, на северо-востоке с Китаем, на юге с Пакистаном. Население 26.800.000 человек (оценочно) (2001 год). Столица город Кабул. На территории современного Афганистана живет свыше 20 народов, принадлежащих к различным языковым группам. Свыше 13.400.000 составляют афганцы-пуштуны. В ряде западных и северо-восточных провинций живут таджики (около 6.700.000 человек), на севере — узбеки (свыше 1.500.000 человек) и туркмены (около 300.000 человек), в центральной части — хазарейцы (около 1.400.000 человек) в провинциях Герат и Гор, на северо-западе страны — чаар-аймак (около 450.000 человек). В различных районах страны живут также нуристанцы (свыше 100.000 человек), белуджи (свыше 100.000 человек), пашаи (около 100.000 человек), киргизы, казахи, каракалпаки, небольшие группы арабов и др. Государственная религия — ислам (сунниты – 84%, шииты – 15 %). Государственные языки – пушту, дари. [1]

Территория Афганистана огромна – 650.000 кв. км. (для сравнения Франция – 551.000 кв. км., Германия – 357.041 кв. км., Италия – 301.300 кв. км.). И почти 80% территории Афганистана занято горными системами Гиндукуша, Памира, Паропамиза, Хазараджата. Гребни и вершины многих хребтов, высота которых колеблется от 3.000 до 7.000 метров покрыты вечными снегами и ледниками. То есть перед нами с военной точки зрения прекрасный, самой природой созданный укрепленный район. Который, имеет хорошие «предполья» — Приамударьинскую пустыню, пустыни Регистан, Баква и др. [2]

И расположена эта крепость на трансазиатских путях – именно это обстоятельство и привлекало всегда внимание к Афганистану.

А как развивались отношения Афганистана с Россией? Первое столкновение между странами произошло в Персии, из-за сфер влияния, в декабре 1728 года.

В конце 1728 года генерал В. А. Левашов, командовавший русскими полками в Гиляне (занятая русскими персидская провинция), узнал, что один из афганских военачальников Салдан-хан, самодержавно распоряжавшийся большей частью Персии, вторгся в тогдашнее русское владение Мазендеран. Кроме того, он потребовал от Левашова очистить Гилян. В ответ русский генерал сам предъявил Салдан-хану ультиматум, чтобы в течение суток тот ушел по-хорошему из Мазендерана. Одновременно к Лахиджану был направлен русский вооруженный отряд из 250 человек во главе с майором Юрловым. 20 декабря у этого города русские встретили четырехтысячное афганское войско. Однако русских солдат, испытанных многими боями и походами, не смутило шестнадцатикратное численное превосходство противника. Они смело и решительно перешли в штыковую атаку и обратили афганцев в бегство. Потеряв несколько сот человек убитыми и бросив три знамени, афганцы тогда отступили.[3]

После этого между Россией и Афганистаном не было конфликтов свыше 150 лет.

Однако, в годы первой англо-афганской войны 1838-1842 гг. Россия оказала определенную поддержку Афганистану.

У русского правительства относительно Афганистана тогда не было никакой политической платформы, но оно решило как-то поддержать Дост Мухаммада (лидера борьбы афганцев против англичан) и в ноябре 1839 года послало экспедиционный корпус генерала В. А. Перовского для разрешения хивинского вопроса. И хотя эта экспедиция окончилась для русских неудачей, узнав о русском походе, афганское население приняло сторону Дост Мухаммада и выступило против англичан.[4]

Неудачи в Афганистане и российское наступательное движение в Средней Азии послужили поводом для участия Англии в Крымской войне.

К концу 1880-х годов Россия покорила Среднюю Азию и вышла на границу с Афганистаном. Произошел конфликт между Россией и Афганистаном в 1885 году. 18 марта 1885 г. в районе Таш-Кепри произошло сражение между русским отрядом под командованием генерала А. В. Комарова (1.800 человек) и афганским отрядом Наиб-Салара (4.700 человек).

Афганцы потерпели поражение. Потеряв свыше 1.000 человек убитыми, 2 знамени и всю артиллерию, афганцы отступили за Кушку. Потери русских составили 54 человека (9 убитыми и 45 ранеными). Победа при Таш-Кепри положила конец афганским набегам в район Мервского оазиса, который отныне был окончательно закреплен за Россией. В 1885 г. здесь была официально проведена российско-афганская граница. [5]

В 1891-1895 годах Россия провела ряд военных походов на Памир с целью его закрепления за собой.

Военные экспедиции, предпринятые русскими войсками в 90-е гг. XIX в. на Памир, имели целью утверждение в этой высокогорной области российского владычества и ослабление в ней английского влияния, проникавшего сюда из Индии.

Памирский вопрос был тесно связан с общим вопросом англо-российского соперничества и утверждения России в Средней Азии. Впервые он возник в 1876 г., после окончательного покорения Россией Кокандского ханства, в которое входила и эта высокогорная область. Некоторое время данный вопрос оставался открытым. Англия после войны с Афганистаном (1878— 1880) побудила афганского эмира к захвату ряда памирских ханств (Шугнана и Вахана). Одновременно русские и англичане под видом научных экспедиций стали направлять разведчиков и посланцев к правителям этих ханств (к примеру, русская экспедиция капитана Громбчевского в 1888—1890 г.). В 1890 г. в Кашгар прибыла из Индии английская миссия для переговоров с китайскими властями о разделе Памира. Россия приняла ответные меры.[6]

В мае 1891 года туркестанский генерал-губернатор барон А. Б. Вревский приказал командиру 2-го Туркестанского линейного батальона полковнику М. Е. Ионову произвести рекогносцировку Памира и «восстановить права России» на эту область. 10 июля 1891 года по перевалу Кызыл-Арт отряд поднялся на Памир. У перевала Беик Ионов арестовал английского лейтенанта Девисона и отправил его под конвоем в Маргелан, а у Базай-и-Гумбеза был арестован английский капитан Френсис Янгхасбенд, с которого было взято письменное обязательство покинуть Памир и более там не появляться. Капитан выразил протест и пообещал сообщить своему правительству об этом произволе русских. Британская пресса подняла шумиху вокруг данного инцидента, а английский посол в Петербурге Роберт Мориер передал ноту своего правительства с угрозой развязать конфликт. Царские власти своеобразно отреагировали на ноту британцев. Полковника Ионова обвинили в превышении полномочий и отозвали из этого района войска (в качестве компенсации полковника Ионова позже назначили на генеральскую должность). Расставив пограничные знаки принадлежности данной территории к Российской империи и заручившись лояльностью местных властей (беков), отряд в августе возвратился в город Ош.[7]

Однако уже с ноября 1891 года китайцы вновь стали хозяйничать в долинах рек Амударья и Аличур. А затем к ним подключились и афганцы. Все это вынудило туркестанскую администрацию в июне 1892 года опять направить на Памир уже более мощный отряд добровольцев полковника М. Е. Ионова. В его состав вошли 4 пехотные роты, 3 сотни казаков, 2 горных орудия на конных упряжках с расчетами и команда саперов. Выйдя в район озера Рангкуль, отряд встал бивуаком на берегу реки Амударья. Затем начались боевые действия с китайцами и афганцами. Группа под командованием капитана Скерского выбила китайцев из укрепления Ак-Таш, а вторая группа во главе с полковником Ионовым уничтожила афганский пост Сума-Таша около озера Яшилькуль. После этого на месте старого бивуака у Амударьи построили укрепление в виде форта, в котором был оставлен Шаджанский отряд под командованием капитана Кузнецова численностью 200 человек (160 человек пехоты и 40 казаков). Остальная часть отряда во главе с полковником Ионовым убыла в Фергану.[8]

В 1894 году на Памире вновь велись боевые действия с вооруженными отрядами афганцев в Шугнане и Рушане. Отряд капитана Скерского, казачий разъезд капитана Александровича и отряд подполковника Юденича под общим руководством генерала М. Е. Ионова захватили крепость Рош-Кала и после нескольких вооруженных схваток вынудили афганцев покинуть территорию на Памире, которую русские считали своей. За эти бои капитан Скерский был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

К концу 1894 года Памир был окончательно очищен от китайцев и афганцев.

В 1895 году было подписано так называемое Памирское разграничение река Пяндж объявлялась границей между Афганистаном и Россией.[9]

Во время Первой мировой войны 1914—1918 гг. Афганистан сохранял нейтралитет.

В 1917 году в России произошли Февральская и Октябрьская революции, в результате чего была ликвидирована монархия и к власти пришли большевики.

А в Афганистане 28 февраля 1919 года эмир Афганистана Аманулла-хан провозгласил независимость страны, что спровоцировало 3-ю войну с Англией.

Третья англо-афганская война оказалась скоротечной. Закончилась она отступлением англо-индийского экспедиционного корпуса и признанием 8 августа 1919 года независимости Афганистана (Репалпиндский договор). Афганистан стал геополитическим буфером между Советской Россией и Британской империей после того, как в апреле 1919 года признал РСФСР и установил с ней дипломатические отношения.

28 февраля 1921 года был заключен и первый Советско-афганский договор о дружбе и сотрудничестве. Афганская дипломатия исходила из традиционного на Востоке принципа: «Враг моего врага — мой друг». [10]

В соответствии с Советско-афганским договором советское правительство предоставило Афганистану свободный и беспошлинный транзит афганских грузов через свою территорию, оказало финансовую помощь в размере 1 млн. рублей золотом (безвозмездно), передало 12 (по другим данным, 10) самолетов и 5 тыс. винтовок с необходимым боезапасом. Дало согласие оказать помощь в создании в Кабуле авиационной школы, построить завод по изготовлению бездымного пороха, направить в Афганистан технических и других специалистов, усовершенствовать систему связи в стране, в том числе телеграфной линии: Кушка — Герат — Кандагар Кабул.[11]

В 1924 году, по приглашению эмира Амануллы-хана, в сентябре в Кабул прибыла миссия советских летчиков для оказания помощи Афганской армии, которая вела напряженную борьбу с повстанцами, сражавшимися под знаменем защитников ислама.

Великобритания, заинтересованная в укреплении своих позиций в Афганистане, заявила протест по этому поводу, но Аманулла-хан его проигнорировал. У эмира был собственный взгляд на формирование военно-воздушных сил страны.

Направленные в Кабул 11 пилотов и техников принялись за работу. 6 октября были совершены боевые вылеты в район Зурмаха. Военные действия быстро истощили привезенный запас горючего и боеприпасов. Собственная материальная база афганских ВВС отсутствовала, поэтому пришлось ждать из СССР нового вьючного каравана, который прибыл только через неделю. 14 октября советские летчики вновь нанесли бомбовые удары по базам повстанцев в районе Хоста и Надрала.

Эта помощь укрепила доверие Амануллы-хана, который благосклонно принял предложенный советским послом план модернизации афганских ВВС. Он предусматривал формирование двух разведывательных и одного истребительного авиаотрядов общей численностью 36 аппаратов и авиашколы с парком в 16 аэропланов. Эти авиаотряды укомплектовывались советскими летчиками.

В конце 1928 года в стране произошел государственный переворот. Дружественное Советской республике правительство Аманулла-хана было свергнуто английским ставленником Бачаи Сакао (дословно переводится как «сын водоноса»). [12]

СССР решил помочь Аманнуле-хану. 15 апреля 1929 года советские войска перешли границу и начали наступление на Кабул. Командовал советскими войсками талантливый военачальник, герой Гражданской и Советско-польской войн В. М. Примаков, а также будущие прославленные полководцы Великой Отечественной войны И. Е. Петров и А. И. Черепанов. Наши войска нанесли ряд поражений афганским войскам и успешно продвигались вперед. Но в последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооруженную борьбу и вместе с родственниками, захватив значительную сумму государственных денег, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад. Советское военное присутствие в Афганистане оказывалось теперь без всяких дипломатических обоснований и в этом случае СССР был бы объявлен агрессором.

Советские войска вернулись на свою территорию. Подвиги советских воинов были без всякого преувеличения потрясающими. Свыше 300 бойцов и командиров из 2.500 были награждены высшей тогда наградой СССР – орденом Боевого Красного Знамени. Военное искусство, мужество, исключительная храбрость наших воинов в этой операции стоят в одном ряду с подвигами воинов Святослава, А. В. Суворова, Н. Н. Муравьева, А. А. Брусилова. Потери сторон составили: советские войска потеряли убитыми – 120 человек; афганские войска потеряли убитыми – 8.000 человек.[13] Такие числа приводил чекист-перебежчик Агабеков. И они представляются резко заниженными. По всей вероятности потери афганцев убитыми и пленными существенно превысили 20.000 человек.[14]

Несмотря на то, что дружественный режим в Афганистане установить не удалось, были разгромлены базы басмачей в Северном Афганистане, афганское руководство было впечатлено боеспособностью Красной Армии и решительностью руководства СССР. И более не строило иллюзий насчет того, что ждет Афганскую армию, если она столкнется с РККА и что будет лично с ними, если они решат под давлением Англии всерьез поссориться с СССР.

Более того, афганское руководство разрешило советским войскам проводить операции на своей территории против формирований басмачей. А также подключало к этой борьбе и Афганскую армию. [15]

В конце июня 1930 года советские войска вновь наведались в Афганистан, но на этот раз визит имел принципиально иной характер: части сводной кавалерийской бригады под командованием Я. А. Мелькумова по замыслу командования Средне-Азиатского военного округа (САВО) уничтожали гнезда басмачей на афганской территории. В отчете об этой операции отмечалось: «Командиры частей строго следили, чтобы в ходе операции бойцы случайно не «задели» хозяйства и имущество коренных жителей, не затрагивали их национальные и религиозные чувства. Более того, даже оплата полученных припасов проводилась в удобной для населения валюте. Местные жители нередко соглашались быть проводниками Красной Армии из-за недовольства чужаками, занимавшими, по их мнению, лучшие земли.

Поначалу главарь басмачей Ибрагим-бек хотел дать бой, но, узнав о силах, перешедших границу, ушел в горы, так же как и другой видный курбаши — Утан-бек, предупрежденный о приходе Красной Армии своими агентами на границе. Нашим частям не пришлось встретить организованное сопротивление, и они ликвидировали отдельные небольшие шайки численностью по 30—40 джигитов, отдельных басмачей и их пособников. Всего было уничтожено 839 басмачей и их активных пособников. Из главарей были убиты глава религиозной секты Пир-Ишан, идейный вдохновитель басмачества, курбаши Ишан-Палван, Домулла-Донахан...

Местное афганское население отнеслось к Красной Армии хорошо, не покинуло ни одной кибитки...

Наши потери — один красноармеец утонул при переправе, ранено 2 человека».[16]

К 1933-1934 гг. с основными формированиями и руководителями басмачей было покончено.

А перед началом Второй мировой войны и после её начала Афганистану большое внимание стали уделять Германия, Италия и Япония. Цель – с помощью басмачества, предварительно вооружив его современным оружием и организовав, дестабилизировать обстановку в среднеазиатских республиках СССР, отвлечь советские войска с основного фронта.

Однако, в результате успешной деятельности советской разведки, активно сотрудничавшей в годы войны с британскими разведслужбами, все попытки стран «оси» спровоцировать военные действия в Средней Азии были сорваны. К началу 1942 года НКВД и ГРУ смогли поставить под свой контроль деятельность как Абвера, так и антисоветских эмигрантских объединений в приграничных с СССР районах Афганистана.[17]

Но в тоже время у СССР непростые отношения в первые годы войны были и с правительством Афганистана.

В Кабуле, полагали, что все части Красной Армии, ранее охранявшие советско-афганскую границу, к этому времени уже были переброшены на советско-германский фронт. Поэтому афганцы рассчитывали, что «будет достаточно одной афганской дивизии, чтобы захватить Хиву и Бухару». Впрочем, в это сложное для Советского Союза время большинство афганских политиков не сомневались, что СССР в 1941 году не сможет оказать серьезного сопротивления Германии и распадется. Многие члены правительства даже не стремились скрывать своей уверенности в победе Германии. Только после поражений германских и союзных им войск под Москвой и Сталинградом для Кабула стало ясно, что немцы потерпят поражение в войне. Капитуляция Германии и Японии в 1945 году и ослабление влияния Великобритании в Среднеазиатском регионе определили дальнейшие ориентиры страны.[18]

После воины геополитическая ситуация на Среднем Востоке значительно изменилась.

В 1947 году в результате освобождения Индии от колониального господства Великобритании из ее состава вышло и образовалось новое государство — Пакистан. Опасение, что Афганистан может стать его протекторатом, и традиционное неприятие Запада подтолкнули кабульские власти к дружбе с СССР. В 1955 году в ходе официального визита Н.С. Хрущева в Индию был подписан новый договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Афганистаном и предоставлен кредит на сумму 200 млн. долларов. Новизна договора заключалась в том, что СССР становился одним из важнейших торговых партнеров Афганистана.[19]

В области внешней политики Афганистан стал активно сотрудничать с неприсоединившимися странами. Позитивный нейтралитет, подтвержденный сменившими кабинет М.Дауда правительствами Мухаммеда Юсуфа (1963—1965 гг.), Мухаммеда Хашима Мейвандваля (1965— 1967 гг.) и Нур Ахмеда Эттемади, составили основу международного курса Афганистана, выступавшего за мирное сосуществование государств, против колониализма, за разоружение. Эта внешнеполитическая линия Афганистана была созвучна интересам Советского Союза и других социалистических стран и способствовала сближению между ними. Достаточно лишь отметить, что доля социалистических стран, включая СССР, в общем внешнеполитическом обороте страны в 1967—1968 годах достигала 47%. Доля импорта и экспорта Афганистана в это время распределилась соответственно: СССР — 33,2% и48,1%; США— 8,3% и 12,8%; Индия — 16,3% и 4,5%. Определенный процент принадлежал ФРГ, Англии, Пакистану, Японии и ЧССР.[20]

При технической и финансовой помощи СССР (в соответствии с советско-афганскими соглашениями об экономическом и техническом сотрудничестве) в 1950— 1960-х годах в Афганистане были сооружены хлебокомбинат, домостроительный комбинат, асфальтобетонный и авторемонтный заводы в Кабуле; газопромыслы на Севере, газопроводы до границы с СССР и до Мазари-Шарифа (1968 г.), ирригационный канал и ГЭС на реке Кабул в районе Джелалабада, плотина Сарде (близ Газни), механизированный порт Шерхан на реке Пяндж, ГЭС в Пули-Хумри, плотина и ГЭС в Наглу, автодороги Кабул — Шерхан (протяженность около 400 км, с тоннелем длиной 2,7 км сквозь горный хребет Гиндукуш на высоте 3,3 тыс. м) и Кушка — Герат — Кандагар (680 км).[21]

В 1970 году вошла в строй ТЭЦ Мазари-Шариф на газе, а в 1975 году азотно-туковый комбинат, производивший удобрения.

В 1968 году начался экспорт газа в СССР. За 2 года поставки были увеличены до 2,3 млрд. куб. м. Забегая вперед, заметим, что после революции 1978 года газ стал основным способом поддержки афганских коммунистов, который приобретался по завышенным ценам.[22]

В августе 1956 года состоялось подписание советско-афганского соглашения о поставках этой стране различных видов боевой техники и вооружения на весьма льготных условиях на общую сумму 25 миллионов американских долларов. Следует заметить, что этому предшествовало обращение афганского руководства за военной помощью к США. Однако американцы обусловили ее совершенно неприемлемыми политическими требованиями, и сделка не состоялась.[23]

Первые партии вооружения (высвободившегося в результате реорганизаций армий стран — участниц Варшавского договора) поступили в Афганистан уже в октябре 1956 года. Это были 11 реактивных истребителей МиГ-17 и 2 вертолета Ми-4, стрелковое оружие (пистолеты-пулеметы ППШ, карабины, ручные и станковые пулеметы). [24]

В 1957 году было поставлено еще 7 МиГ-17, 2 Ил-28, 6 МиГ-15, 25 танков Т-34.[25]

Затем с 1961 по 1963 год дополнительно 60 МиГ-17, 50 танков Т-54, артиллерийских систем (артиллерийских орудий различных калибров, 82-мм и 120-мм минометы, реактивных установок БМ-13 «Катюша» и др.). [26]

Во второй половине 1960-х гг. еще 12 МиГ-19, 40 МиГ-21, и в 1973—1974 гг. — около 200 танков Т-54. [27]

К концу 1970-х гг. на вооружении афганской армии находилось практически только советское оружие и боевая техника. Например, в составе ВВС Афганистана на апрель 1978 года было: 86 МиГ-17, 28 МиГ-21 ,24 Су-7, 24 Ил-28,12 Ан-2,6 АН-26,12 Ил-14,4 Ми-4. [28]

Было оказано также содействие в подготовке и переподготовке афганских армейских кадров как внутри страны, так и в военных учебных заведениях СССР и социалистических стран. Всего в 1956 —1957 гг. в Советском Союзе и других странах Варшавского договора училось около 3.700 афганских военнослужащих. В последующие годы их численность возросла: к 1973 г. только в военных учебных заведениях СССР получили образование около 3.000 афганцев. Кроме того, была достигнута договоренность об оказании советской материально-технической помощи в создании афганской военной инфраструктуры, в том числе и в строительстве военных аэродромов в Кабуле, Баграме, Мазари-Шарифе и Шинданде.[29]

В феврале — марте 1957 года в Кабул по линии 10-го Главного управления Генштаба ВС СССР была направлена первая группа советских военных специалистов в составе около 10 человек (включая переводчиков) для обучения афганских офицеров и унтер-офицеров правилам содержания и эксплуатации поставленной советской военной техники и вооружения. Группа совершила перелет на рейсовом самолете Аэрофлота Ил-14 с промежуточными посадками в Пензе, Актюбинске, Джусалы, Ташкенте и Термезе. По прибытии в столицу Афганистана советские военные специалисты были размещены в военном клубе, находящемся в военном парке. Интересный нюанс. По словам старшего переводчика группы М.Ф. Слинкина, еще в Москве командированных «строго-настрого предупредили уважительно относиться к обычаям и традициям страны, не вести с афганцами никаких разговоров о политике и не высказывать своего мнения относительно положения в Афганистане, чтобы не быть обвиненными во вмешательстве во внутренние дела страны и, не дай бог, в ведении коммунистической пропаганды. И мы всегда об этом помнили».[30]

Прибывшие советские специалисты были приняты афганскими офицерами по-восточному внимательно, но многими сдержанно. По мнению М.Ф. Слинкина, это было связано в значительной степени с влиянием турецких советников, работавших в то время в афганской армии, и прозападной ориентации части старших офицеров и генералов. Отстаивая свои позиции, они старались дискредитировать советскую технику, обращали внимание на устарелость поставленного в Афганистан оружия, выражали сомнение в его высоких боевых качествах. В то же время они с восхищением говорили об аналогичных западных, главным образом американских, образцах оружия.

Чтобы переломить ситуацию, М. Дауд по совету советской стороны принял решение провести показательные стрельбы и продемонстрировать, таким образом, боевые возможности советского оружия. При этом была поставлена жесткая задача: всю боевую работу должны проводить только афганские военнослужащие без какого-либо участия советских специалистов.

Стрельбы были успешно проведены. Король в присутствии афганской элиты высказал восхищение по поводу высоких боевых качеств советского оружия и выразил благодарность советским военным специалистам за оказанную помощь в организации и проведении стрельб.[31]

Кроме указанных курсов в Кабуле, в мае 1957 года в Герате, в гарнизоне 17-й пехотной дивизии (командир — генерал-лейтенант Хан Мухаммад, с 1963 по 1973 г. — генерал армии, министр национальной обороны), начали функционировать первые в Афганистане курсы по изучению советской бронетанковой техники — танка Т-34 и бронетранспортеров БТР-40 и БТР-152. Через несколько месяцев первые выпускники гератских танковых курсов составили костяк командных кадров и боевые экипажи 4-й танковой бригады в Пули-Чархи. Успешная работа советских специалистов активизировала дальнейшее сотрудничество между странами в военной области. По данным Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ, в 1961— 1967 гг. в Афганистан было направлено около 4.500 советских военнослужащих. [32]

Особое место в советско-афганских отношениях занимают 1970-1980-е годы, в течение которых в Афганистане произошло несколько государственных переворотов, началась гражданская война и на афганскую территорию был введен контингент советских войск.

Первым звеном в цепи этих событий стал бескровный государственный переворот, совершенный 17 июля 1973 года под руководством двоюродного брата короля (не имевшего права наследования) бывшего премьер-министра Мухаммеда Дауда. Отстранив от власти короля Захир-шаха, находившегося в то время за границей на лечении, и упразднив монархию, он провозгласил себя президентом Республики Афганистан. Большинство афганцев рассматривало М. Дауда как сильного лидера, способного осуществить в стране необходимые реформы, и поддержало его. В первое время Дауд пользовался поддержкой и афганских левых, в частности Народно-демократической партии Афганистана, члены которой, армейские офицеры фракции «Хальк» («Народ»), были главной силой переворота.[33]

Однако смена власти спровоцировала активизацию борьбы за выбор пути дальнейшего развития страны между различными политическими силами Афганистана. В результате это привело к падению авторитета центральной государственной власти, на фоне которого роль объединяющего начала стало играть исламское духовенство. В складывающейся в стране ситуации Советский Союз активизировал свою военную помощь правительству Дауда, рассматривая его как единственного гаранта стабильности в регионе. По западным источникам, она составляла около 100 млн. долларов в год. Увеличилось и количество советских военных специалистов — с 1.500 в 1973 году до 5.000 человек к апрелю 1978 года.[34] Старшим группы советских военных специалистов в это время (с 29.11.1972 г. по 11.12.1975 г.) был генерал-майор И.С. Бондарец (с 25.06.1975 г. он стал именоваться «главный военный консультант — старший группы СВС»), а с 1975 по 1978 г. главным военным консультантом и старшим группы военных специалистов — генерал-майор Л.Н. Горелов.[35]

В конце июля 1975 года по личной просьбе Дауда в Афганистан, сроком на 2 года, была направлена первая группа советских военных консультантов в сухопутные войска, министерство обороны, Генштаб и во все центральные управления.

Перед отправкой тщательно отобранные офицеры-консультанты прошли основательную подготовку в Генштабе. При этом значительное внимание уделялось истории страны с древнейших времен, сведениям об армии, обычаям, быту афганцев, правилам общения, особенностям мусульманской религии. Вплоть до мелочей, например, недопустимости спрашивать, даже из вежливости, у мусульманина о состоянии здоровья его жены.

В состав группы вошло 35 человек (без переводчиков и аппарата главного консультанта): 11 — для работы в министерстве национальной обороны (МНО); 3 — в армейских корпусах (; 21 — в «развернутых» (укомплектованных не менее чем на 50—60%) пехотных дивизиях— по 3 консультанта на каждую — по артиллерии, технике и по тылу. В числе направленных в Афганистан были офицеры Н. Полозов, В. Кузнецов, Л. Себякин, Н. Коробов, И. Карпенко, А. Хлебосолов, А. Душебаев, А. Митянин, Е. Мастеров и Г. Дементьев, консультанты-операторы в армейские корпуса полковники Н. Жарков, А. Павлов, А. Гаврилов.[36]

После прибытия и встречи с послом СССР в Афганистане А. Пузановым консультантам была поставлена первая боевая задача — подготовить и провести широкомасштабное оперативно-тактическое учение с боевой стрельбой всех родов войск и ударами авиации. На всю работу отводилось менее месяца. Этим учением афганское руководство рассчитывало «попугать» Пакистан, на границе с которым в это время сложилась напряженная обстановка (тем более, что в конце июля 1975 года был подавлен антиправительственный мятеж в Панджшере и его организаторы Б. Раббани и Г. Хекматияр, действовавшие не без помощи пакистанской разведки, получили убежище в Пакистане). Советское же руководство благодаря учению получало реальную возможность глубже «внедриться» в Афганистан.

Учение было успешно проведено и возымело должное воздействие на пакистанское руководство.[37]

В то же время Дауду неоднократно давали понять, что, если просоветский курс будет изменен, его страна получит помощь от Запада и соседей.[38]

Подводя итог, можно сказать следующее. Отношения между Россией (СССР) и Афганистаном складывались непросто, как мы видели, имели место и вооруженные конфликты. После Второй мировой войны отношения между СССР и Афганистаном были отличными и почти союзническими.

27 апреля 1978 года откроется новая страница в отношениях между СССР и Афганистаном.


1.2 Советско-афганские отношения в 1978-1979 годах

27 апреля 1978 года в стране при поддержке армии был совершен новый государственный переворот, получивший название Апрельской революции. Место убитого президента Мухаммеда Дауда занял лидер Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) Нур М. Тараки. [39]

Коротко об НДПА. Партия была образована 1 января 1965 года в Кабуле. Возглавил её Н. Тараки. Но вскоре партия раскололась на две фракции – на «Хальк» («Народ») во главе с Н. Тараки и Х. Амином и на «Парчам» («Знамя») во главе с Б. Кармалем. [40]

Одним из главных недостатков нового режима являлась бесконечная фракционная борьба внутри НДПА. «Хальк» («Народ») и «Парчам» («Знамя») — больше напоминали две самостоятельные партии, а многолетние подозрения и враждебность внесли рознь между лидерами обеих групп. Революция не привела к ликвидации этих противоречий, особенно если учесть, что основные руководящие посты в новом правительстве достались представителям «Халька».

НДПА была слишком расколота, слишком раздираема изнутри, чтобы стать эффективно действующей политической организацией. «Хальк» и «Парчам» формально объединились лишь в 1977 г., после почти десятилетнего конфликта. Парчамовцы утверждали, что «Хальк» и его лидеры — Тараки и Амин — революционные мечтатели, плохо разбиравшиеся в политических реалиях Афганистана. Халькисты, в свою очередь, считали Бабрака Кармаля и других парчамистов «монархо коммунистами».

Конфликт между фракциями усиливался из-за личных качеств их лидеров. Ставший президентом после апрельского переворота 57-летний Тараки происходил из бедной крестьянской семьи, был поэтом и отличался мягкостью в общении с людьми. Однако в политической деятельности Тараки проявил себя как авторитарный доктринер и претендовал на роль единоличного лидера в правящей партии. Хафизулла Амин, который был умным, энергичным и трудолюбивым человеком, родился в 1929 г. в семье мелкого чиновника в деревне неподалеку от Кабула. Образование Амин получил в США, где и стал марксистом. Он считал себя главным организатором в партии. Самомнение Амина вскоре привело его к ссоре со своим одногодком Бабраком Кармалем, популярным в студенческой среде лидером, чья семья принадлежала к древнему роду пуштунской аристократии. Кармаль, основатель «Парчам», считал Амина безответственным и жестоким, а единственный путь к успеху видел в альянсе между НДПА и другими группами.[41]

Первыми указами нового руководства страны была провозглашена Демократическая Республика Афганистан (ДРА), обнародована программа по преодолению отсталости и ликвидации феодальных пережитков, взят курс на сближение с социалистическими странами и в первую очередь с СССР. К этому времени в стране находилось уже более 2.000 советских советников и специалистов (по западным источникам — 5.000), а число афганских офицеров, прошедших подготовку в военных училищах и академиях СССР, превысило 3.000 человек. Общая сумма кредитов (с 1954 по 1978 г.) достигала 1,2 млрд. долларов (по другим данным, 1,3 млрд. долл.). Для сравнения заметим, что американские субсидии к 1978 году не превышали 470 млн. долларов.[42]

В декабре 1978 г. между СССР и Демократической Республикой Афганистан (ДРА) был заключен Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Статья 4 этого Договора гласила: «Высокие Договаривающиеся Стороны, действуя в традициях дружбы и добрососедства, а также Устава ООН, будут консультироваться и с согласия обеих сторон принимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих сторон».[43]

Опираясь на эту статью Договора, афганское руководство в 1979 году обратилось к Советскому Союзу с просьбой оказать помощь в защите завоеваний Апрельской революции и ввести в страну советские войска. Это было связано с резким ухудшением обстановки в стране и расширением вооруженной борьбы правительственных войск и формированиями оппозиции. Но с чем были связаны эти процессы?

Как уже говорилось, первыми указами нового руководства страна была объявлена Демократической Республикой Афганистан (ДРА), обнародована программа по преодолению отсталости и ликвидации феодальных пережитков, отражавшая, казалось бы, интересы подавляющей части населения — национальной буржуазии, торговцев, интеллигенции, ремесленников, крестьянства, рабочего класса.

Однако события в Афганистане стали развиваться в ином русле. В практической деятельности НДПА и правительство допускали поспешные шаги и излишний радикализм, негативно влиявшие на развитие обстановки в стране. При проведении в целом прогрессивных реформ не учитывались многовековые традиции, роль и значение ислама в жизни народа, уровень общественного развития. Ошибки новых властей вызывали скрытое, а затем и открытое сопротивление населения. Вооруженные выступления против мероприятий центральных властей отмечались уже с июня 1978 г., но руководство НДПА посчитало, что сможет легко справиться с очагами сопротивления силой.

15 марта 1979 года в Герате, не без участия заброшенных из Ирана моджахедов, вспыхнул один из самых крупных антиправительственных мятежей, сопровождавшийся погромом государственных и партийных учреждений, убийством членов НДПА. Искрой, спровоцировавшей его, стал организованный «Хизбаллах» митинг протеста против обучения женщин грамоте (что противоречило идеям шиитского фундаментализма в духе Хомейни). К нему примкнула практически половина офицеров и солдат гарнизона 17-й пехотной афганской дивизии. Из 10.000 человек личного состава около 5.000 солдат (артиллерийский и один пехотный полк) поддержали восставших и снабдили их оружием со складов дивизии.[44]

«В течение полутора последних месяцев, — сообщал в Москву Н.М. Тараки в телефонной беседе с А. Н. Косыгиным 18 марта 1979 г., — с иранской стороны было заброшено около 4 тысяч военнослужащих в гражданской одежде, которые проникли в г. Герат и в воинские части. Сейчас вся 17-я пехотная дивизия находится в их руках, включая артиллерийский полк и зенитный дивизион, который ведет огонь по нашим солдатам».[45]

С большим трудом, с применением авиации, танков и артиллерии восстание удалось подавить 19 марта. Причем, по некоторым данным, эти удары по восставшим нанесли советские войска, находящиеся в Туркмении. В ходе боев погибло 50.000 человек, в том числе 50 советских специалистов и членов их семей, вырезанных восставшими.[46]

Однако мятеж, подстрекаемый из Ирана, перекинулся на соседнюю с Гератской провинцию Бадгис. 23 марта 1979 года в результате ожесточенных боев с правительственными войсками мятежники захватили центр провинции, г. Кала-и-Нау, город Гормач, а 17 — 18 апреля — г. Кушки Кохна. И лишь к концу месяца правительственным войскам удалось стабилизировать обстановку. В мае 1979 года вооруженные выступления вспыхнули в Гуре, Логаре, в июне — в Бадахшане, Лагмане, в июле же этого года — в Панджшере, Парване, Бардаке и Фарьябе, в сентябре 1979 года — в Газни и Заболе. [47]

Советское командование в условиях набиравшего в Афганистане силу повстанческого движения в марте 1979 г. с целью устрашения лидеров повстанцев на советско-афганской границе сосредоточило две советские дивизии. В дальнейшем эта группировка была значительно усилена, однако партизанская война в Афганистане приобретала все более широкий размах.[48]

В итоге в течение лета 1979 г. антиправительственные выступления охватили большую часть сельских районов страны и переросли в гражданскую войну. Осложняло обстановку и активное вмешательство зарубежных государств и организаций во внутренние дела страны. Всестороннюю помощь НДПА и правительству ДРА оказывали СССР и другие социалистические страны. Поставки оружия, боеприпасов и других материальных средств силам оппозиции осуществляли страны НАТО, исламские государства и Китай. На территории Пакистана и Ирана были созданы учебные центры, в которых проходили военную подготовку боевики отрядов оппозиции.

Руководство ДРА рассматривало поддержку оппозиции третьими странами как их участие в войне против Афганистана и после гератского мятежа начало обращаться к СССР с просьбами об оказании непосредственной военной помощи.

В июле 1979 г. в Баграм прибыла эскадрилья самолетов Ан-12 и вместе с ней парашютно-десантный батальон для усиления охраны аэродрома (это было оговорено контрактом на аренду эскадрильи).[49]

В сентябре 1979 г. председатель Совета министров Афганистана X. Амин, отстранив от власти Н.М. Тараки (а в октябре Н. М. Тараки был убит), сосредоточил в своих руках все ключевые посты государства. Это повлекло еще большее усиление террора и репрессий, рост недовольства среди населения и активизацию оппозиционного движения. Так или иначе, но смена руководства лишь накалила и без того взрывоопасную ситуацию в стране. Авторитет новой власти был с первых дней подорван массовыми арестами, расстрелами неугодных, поспешными, не отвечающими национальным традициям реформами, казнями мусульманских богословов. Коснулись репрессии и афганских вооруженных сил. Численность многих соединений армии в 1979 году сократилась в три-четыре раза, а численность офицеров — примерно в 10 раз.

О сложившейся в стране ситуации известный советский востоковед Ю. Ганковский пишет: «За изъятые земли компенсация не выплачивалась даже тем землевладельцам, кто служил в армии. Это сделало многих военнослужащих восприимчивыми к антиправительственной пропаганде. Оформление документов на землю было связано для крестьян с большими расходами, так как им надо было платить не только за получаемые по реформе участки, но и за те, что у них были раньше. Во многих районах отказавшимся брать на таких условиях землю крестьянам угрожали репрессиями. Все это привело к тому, что большая часть афганского крестьянства не приняла революционных преобразований. А это резко сузило социальную базу революции. Началась массовая эмиграция населения в приграничные районы Пакистана, Ирана. Все это искусно использовали силы внутренней контрреволюции, развернувшие необъявленную войну против революционного Афганистана». В результате массовой эмиграции из страны убыло до 7.000.000 человек, из них более 4.000.000 в Пакистан, 1.000.000 в Иран, а также на Ближний Восток, в Китай и другие страны. Многие из них вскоре прошли обучение в специальных военных лагерях и вернулись в составах отрядов моджахедов в Афганистан. Молодое же поколение, изучив в медресе основы исламского фундаментализма и пройдя подготовку у военных инструкторов, впоследствии было организовано в движение, получившее название «Талибан» (в переводе «Страждущие»).[50]

Однако самые серьезные ошибки были допущены в сфере религии. Было запрещено обучение исламу, осквернены многие минареты и мечети, по приказу X. Амина физически уничтожено большое количество мулл. А это было смерти подобно. Для справки: в Афганистане, где господствовали феодальные отношения, нищета, безграмотность и фанатичная религиозность, было 40.000 мечетей и 300.000 мулл. Фактически именно они правили страной, проповедуя ислам в самых консервативных формах.

Число жертв репрессий Х. Амина достигло 50.000 человек.[51]

Итог: к концу 1979 г. обстановка в стране резко осложнилась, нависла угроза падения левого режима, что могло привести к росту влияния стран Запада у южных границ СССР, а также к переносу вооруженной борьбы на территорию его среднеазиатских республик.

А Х. Амин лично обращался к Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу 7 раз с просьбой о вводе войск. Однако советское руководство колебалось.

Тем самым, уже одну причину ввода советских войск мы видим – помощь просоветскому правительству Афганистана в борьбе с исламской оппозицией.

Но это не самая главная причина. Гораздо более важной была другая – опасность переноса исламской оппозицией вооруженной борьбы на территорию среднеазиатских республик СССР. И эта причина не выдумана советской пропагандой, масса фактов говорит, что эта опасность была более чем реальной и последующая история тому доказательство.

Кратко об исламской оппозиции. В Афганистане была создана организация «Мусульманская молодежь». Она проповедовала исламское фундаменталистское течение, которое восприняло у арабских «Братьев-мусульман» не только их идеи, но и формы идеологической и политической борьбы, вплоть до политического террора.

Но было бы неправильно утверждать, что исламское фундаменталистское течение в Афганистане ограничивалось деятельностью «Мусульманской молодежи». В стране были и другие центры притяжения последователей исламского фундаментализма.

В короткое время было создано два основных центра фундаменталистских организаций — Исламская партия Афганистана (ИПА) под руководством Г. Хекматьяра и Исламское общество Афганистана (ИОА) под руководством Б. Раббани. Эти организации фактически поглотили организацию «Мусульманская молодежь», которая прекратила свое существование в 1975 г.

То есть, в качестве лидеров исламской оппозиции в Афганистане в это время выдвинулись пуштун Гульбеддин Хекматъяр и таджик Бурхануддин Раббани. Правительство Пакистана предоставило обоим убежище, а также занялось подготовкой и организацией их сторонников на базах пакистанской Межведомственной разведки (ИСИ) в районе Пешавара, под руководством пакистанских инструкторов. Впоследствии в пограничных районах Пакистана (особенно в Северо-Западной Пограничной провинции) начали создаваться специальные базы подготовки боевиков и вербовочные центры. В финансировании афганских исламистов приняла участие и Саудовская Аравия, правительство которой начало предоставлять им помощь еще в 1975 году. Следует сказать, что вооруженная группировка Хекматьяра, «Хезб-и-Ислами», была создана при прямой поддержке пакистанской ИСИ еще в начале 1970 года в качестве «передового отряда афганского джихада». Позже сам президент Пакистана Зия-уль-Хак признавался, что «именно Пакистан сделал Гульбеддина Хекматьяра афганским вождем».[52] По некоторым утверждениям, пакистанцам кандидатуру Хекматьяра предложила британская разведка, поскольку тот представлял собой наиболее непримиримый тип фундаменталиста. Именно такие люди, по мнению английских спецслужб, могли дестабилизировать «кризисный полумесяц» Среднего Востока. Все эти данные, к слову сказать, опровергают широко пропагандируемое утверждение, что главным виновником многолетней войны в Афганистане стал Советский Союз и что борьба афганской оппозиции возникла как реакция на ввод советских войск.[53]

И малоизвестный факт – после Апрельской революции и усиления исламской оппозиции, советско-афганская граница стала одной из самых неспокойных. Отряды душманов постоянно нападали на советскую территорию. И это можно рассматривать как своеобразную разведку боем: после захвата власти в Афганистане и с помощью западных стран перенести войну на территорию СССР. Афганская исламская оппозиция никогда не признавала вхождение республик Средней Азии в состав СССР. И такой факт. Афганская исламская оппозиция никогда не употребляла таких терминов, как «Советский Союз», «советские войска». Есть две причины. Первая из них: наше слово «советы» в переводе совпадает с арабским словом «шура» (выборный исламский совет). Поэтому, как считала исламская оппозиция, не следовало использовать чисто мусульманский термин «шура» применительно к Советскому Союзу. Вторая причина (главная): афганская исламская оппозиция не признавала вхождения среднеазиатских республик в состав Советского Союза, поэтому в своих печатных изданиях, выступлениях, документах афганская исламская оппозиция предпочитала использовать термины «Россия», «русские» обычно с добавлением оскорбительных эпитетов «дикие», «варвары», «кровожадные» и т. д.

И как мне рассказывал полковник Пограничных войск КГБ СССР, участник Афганской войны, кавалер ордена Боевого Красного Знамени и других наград: «Сейчас принято говорить про эту войну, что, мол, не нужная война, ничего не угрожало нам со стороны Афганистана. А на деле что было? Постоянные нападения бандитов и террористов на наши заставы, пограничные наряды, на колхозы с целью грабежа, угона скота, увода наших людей в плен, убийства работников партийных органов. Пытались они и листовки распространять, в которых призывали таджиков, узбеков, туркменов бороться против «русских захватчиков». Постоянно приходилось пограничникам быть начеку. Не граница, а линия фронта была. И что было делать? Как ни крути, а надо было войска вводить и бить душманов. И вот когда вошли туда наши пограничные мото-маневренные и десантно-штурмовые группы, тогда земля загорелась под ногами бандитов. Не до советской территории им было, одна задача у них была – как ноги унести от наших солдат, что далеко не всегда им удавалось».

Мне довелось беседовать с сотнями участников войны, с солдатами и офицерами, с десантниками и пограничниками, мотострелками и танкистами, летчиками и артиллеристами. Не мало из них проходили службу перед войной в Туркестанском и Средне-Азиатском военных округах и знали обстановку не понаслышке. И примерно 90 % участников считают, что ввод войск и война были неизбежны и лучше было вести её на чужой территории.

Словом, угроза, что исламский фундаментализм захлестнет всю Среднюю Азию, стала одной из причин ввода советских войск в Афганистан.

А Х. Амин, видя колебания советского руководства, стал искать пути сближения с другими государствами. В октябре — ноябре 1979 года стали поступать данные по линии КГБ СССР о том, что X. Амин ищет пути сближения с Пакистаном и Ираном. Из Кабула поступила информация по линии военной разведки о том, что между Амином и Зия-уль-Хаком достигнута договоренность о приеме X. Амином в конце декабря 1979 года в Кабуле личного представителя главы пакистанской администрации.[54]

Вызывала опасение Кремля и активизировавшаяся в Афганистане деятельность западных спецслужб. В частности, участившиеся начиная с апреля 1979 года встречи работников американского внешнеполитического ведомства с лидерами афганской вооруженной оппозиции – убедительный факт усиления американского влияния в Афганистане. [55]

В свете угрозы падения коммунистического правительства Афганистана и прихода к власти исламской оппозиции, а в связи с этим реальной угрозы дестабилизации в советских республиках Средней Азии, а также наметившееся сближение Х. Амина с Пакистаном, Ираном и самое главное с США, просьбы афганского руководства о вводе войск – советское руководство приняло решение о вводе войск.

12 декабря 1979 года группа в составе наиболее влиятельных членов Политбюро ЦК КПСС Л. И. Брежнева, М. А. Суслова, Ю. В. Андропова, А. А. Громыко, Д. Ф. Устинова приняла решение ввести советские войска в Афганистан «в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможности антиафганских акций со стороны сопредельных государств». Официальным обоснованием правомочности такого решения являлись статья 4 «Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве», заключенного между СССР и ДРА 5 декабря 1978 г.[56] и «Перечень просьб афганского руководства по поводу ввода в ДРА различных контингентов советских войск в 1979 г.», имеющий гриф «Особо важный документ» и подготовленный для Генерального секретаря ЦК КПСС.[57]

В нем в хронологическом порядке перечислялись просьбы афганского руководства о предоставлении советской военной помощи:

«14 апреля 1979 года — направить в ДРА 15—20 советских вертолетов с экипажами;

16 июня — направить в ДРА советские экипажи на танки и боевые машины пехоты для охраны правительства, аэродромов Баграм и Шинданд;

11 июля — ввести в Кабул несколько советских спецгрупп численностью до батальона каждая;

19 июля — ввести в Афганистан до двух дивизий;

20 июля — ввести в Кабул воздушно-десантную дивизию;

21 июля — направить в ДРА 8—10 вертолетов Ми-24 с советскими экипажами;

24 июля — ввести в Кабул три армейских подразделения;

12 августа — необходимо скорейшее введение советских подразделений, а также трех советских спецподразделений;

21 августа — направить в Кабул 1,5—2 тысячи советских десантников, заменить афганские расчеты зенитных средств советскими расчетами;

25 августа — ввести в Кабул советские войска;

2 октября, 17 и 20 ноября — направить спецбатальон для личной охраны Амина;

2 декабря — ввести в провинцию Бадахшан усиленный полк;

4 декабря — ввести в северные районы Афганистана подразделение советской милиции;

12 декабря — разместить на севере Афганистана советские гарнизоны и взять под охрану дороги ДРА».

Затем решение о вводе войск было поддержано всеми членами Политбюро (на протоколе заседания нет только подписи А. Н. Косыгина), позднее и Пленумом ЦК КПСС.

Как отмечалось выше, одной из причин ввода войск была помощь просоветскому правительству Афганистана. И одно из направлений помощи исправление ошибок этого правительства. А это значило, что Х. Амина надо было ликвидировать, во многом из-за него ситуация в Афганистане стала выходить из под контроля, вследствие его грубейших ошибок и конечно, не в его пользу были попытки сближения с Пакистаном, Ираном и США.

Итак, мы рассмотрели внутриафганские причины войны (многие из которых имели зарубежную подпитку). Дальше надо рассмотреть международные причины войны.

1.3 Международная обстановка накануне войны в Афганистане

Не последнюю роль в принятии решения о вводе войск в Афганистан сыграла и международная обстановка. Она была очень напряженной как накануне, так и в годы войны.

Но обо всем по порядку.

Очень сложная международная обстановка для СССР складывалась буквально с первых дней 1979 года. Одного из самых сложных и эпохальных в нашей истории.

В январе 1979 г. Вьетнамская армия вступила на территорию Камбоджи, чтобы положить конец кровавому режиму Пол Пота и красных кхмеров.

Февраль 1979 г. выдался весьма воинственным. Китайцы, которым уже давно хотелось с кем-нибудь повоевать, решили, что нашли, наконец «мальчика для битья». Решено было наказать вьетнамцев за их вмешательство в камбоджийские дела, а заодно проверить боеспособность засидевшейся без дела Народно-освободительной армии Китая. В северные провинции Вьетнама вторглась 550-тысячная Китайская армия.[58]

Эта военная акция закончилась полным провалом. Вьетнамская армия в конце 1970-х гг. была, благодаря помощи Советского Союза, самой сильной, опытной и хорошо вооруженной армией в Азии. Китайская армия была остановлена, понесла большие потери и была выдавлена за пределы Вьетнама.

Однако Китай начал перегруппировку своих военных формирований на границе Вьетнама, сюда перебазировались новые дивизии, доставлялись танки, артиллерия, мотомеханизированные войска. Здесь начали строиться новые и ремонтироваться старые дороги.

Вторжение китайцев во Вьетнам сразу вызвало резкую реакцию советского руководства. Советскому народу со страниц центральных газет долго рассказывали об агрессивных планах китайских гегемонистов. И вот оно — дождались, будет война с этими совсем обнаглевшими соседями.

Военное командование не менее серьезно отнеслось к конфликту. Было решено «хорошенько проучить» китайцев. На восток потянулись эшелоны с войсками, сорванными с мест постоянной дислокации с их обжитыми гарнизонами и казармами. Большинство солдат и офицеров были убеждены, что едут на войну.[59]

Для приведения в чувство зарвавшихся китайцев решили продемонстрировать им советскую военную мощь. И морозным зимним утром китайские пограничники увидели идущие на них в атаку сотни советских танков. В штабах частей и соединений НОАК началась лихорадочная работа. Там решили, что это начало советского блицкрига. Но танки, подойдя к пограничной реке Аргунь, сначала замедлили ход, а потом повернули назад. Такие атаки повторялись еще несколько дней, заставляя китайских солдат занимать окопы, готовясь к отражению весьма вероятного наступления.

Зимние прогулки советских танков вдоль границы выглядели очень впечатляюще. Рев танковых дизелей, грохот гусениц, тучи пыли и песка, поднимавшиеся в воздух, учебные стрельбы на берегах Аргуни наглядно демонстрировали мощь советского «танкового кулака». Также советские самолеты часто пересекали границу.[60]

В конце февраля китайцев ждал еще один неприятный сюрприз. В целях «закрепления урока». Буквально в нескольких метрах от монгольско-китайской границы, на камни пустыни Гоби посыпались с неба десантники 106-й гвардейской Тульской воздушно-десантной дивизии. Ветер 40 м в секунду, как считалось, делал невозможной любую попытку десантирования. Отчаянные же действия тульских десантников показали китайцам, что преград им нет.[61]

Внесли в разрешение вьетнамо-китайского конфликта свой посильный вклад и советские Военно-морские силы.

Корабли Тихоокеанского флота находились на боевой службе в узловых районах Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Еще в июне 1978 года после пограничных инцидентов на границе Вьетнама с Китаем крупное советское соединение, состоящее из двух крейсеров и двух эсминцев, провело учения в проливе Баши, между о.Тайвань и Филиппинами. В январе — феврале 1979 года советский крейсер и эсминец находились в Южно-Китайском море, чтобы продемонстрировать советскую поддержку Вьетнаму после информации, что Китай собирается «наказать» вьетнамцев. После начала войны к ним присоединялись и другие корабли, сформировавшие крупное соединение, в двадцатых числах февраля в эскадре было уже 13 советских военных кораблей в Южно-Китайском море, и они ожидали подхода новой группы кораблей во главе с крейсером «Адмирал Сенявин». В марте в эскадре уже насчитывалось 30 судов.

Соединение советских кораблей пребывало в Южно-Китайском море до апреля 1979 года. Результатом их действий было то, что Южный военно-морской флот КНР не принимал участия в нападении, а ведь он насчитывал 300 кораблей. [62]

За мужество и героизм, проявленные при выполнении поставленной задачи, 36 моряков эскадры ТОФ были награждены правительственными наградами.

Все эти мероприятия подействовали на китайское руководство отрезвляюще – китайские войска ушли из Вьетнама.

Дальше.

Внезапным для Советского Союза оказалось неожиданное и быстрое военно-стратегическое сближение между КНР и США. Соединенные Штаты и Китай лишь 1 января 1979 г. установили между собой дипломатические отношения. Однако дальнейшие события с большим трудом поддавались объяснению. Америка согласилась не только прервать дипломатические отношения с Тайванем, но и денонсировать американо-тайваньский договор о взаимной обороне, вывести с Тайваня американские войска. 7-дневный визит китайского лидера Дэн Сяопина в США сопровождался громкими призывами к Америке «не доверять Советскому Союзу», принять «эффективные и жесткие меры» для противодействия «советскому гегемонизму».[63]

Администрация президента США Дж. Картера, в которой большую роль играл помощник президента по вопросам национальной безопасности 3. Бжезинский, не только поддержала действия КНР в Юго-Восточной Азии по «наказанию» Вьетнама, но предприняла интенсивные усилия по укреплению своих политических и военных связей с Китаем. В ходе вьетнамо-китайского конфликта ВМФ СССР пришлось сдерживать ВМФ США. Помимо китайцев для советских кораблей проблему представляли и подошедшие в район американские военные корабли. Авианосное ударное соединение (АУС) во главе с авианосцем «Constellation» (СV-64) находилось на боевой службе у берегов Юго-Восточной Азии с 6 декабря 1978 года, в соединении были помимо прочего крейсер «Leany» (СG 16), эсминец «Моrton» (DD 948), транспорт «Такеlmа» (АТF 113). 25 февраля авианосно ударное соединение во главе с авианосцем «Constellation» (СV-64) расположилось недалеко от побережья Вьетнама в Южно-Китайском море с целью, как заявили американцы, — контролировать ситуацию. Для того чтобы держать их подальше от района широкомасштабных боевых действий, американским кораблям перекрыли пути подхода наши дизельные подводные лодки. Часть из них оставалась на глубине, а некоторые открыто держались в надводном положении. Нервы наших моряков оказались крепче — у американцев созданную морскую заградительную линию перейти не хватило духа. 6 марта АУС во главе с авианосцем «Constellation» (СV-64) ушло в район Аденского залива, где бушевал конфликт между Северным и Южным Йеменом.[64]

В августе 1979 г. в Пекин прибыл вице-президент США У. Мондейл. Он обещал Китаю крупные кредиты, в том числе и для приобретения нового оружия, ибо «мощь, безопасность и модернизация Китая в последующие десятилетия будут отвечать интересам Соединенных Штатов». В ноябре того же года было объявлено о скором визите в КНР министра обороны США Г. Брауна и переговорах о военно-стратегическом сотрудничестве двух стран.[65]

26 марта 1979 г. в Вашингтоне президент Египта А. Садат и премьер-министр Израиля М. Бегин подписали Кэмп-Дэвидское соглашение. По позициям Советского Союза на Ближнем Востоке был нанесен сокрушительный удар. «Почетный гражданин Израиля» А. Громыко воспринял Кэмп-Дэвид как личное оскорбление.

В декабре премьер-министр Великобритании М. Тэтчер нанесла визит в Белый дом. Итогом этой встречи становится четкая, согласованная позиция США и Великобритании на декабрьской сессии НАТО. Несмотря на бурные протесты Советского Союза, сессия НАТО приняла решение о развертывании в Европе новых систем ракетно-ядерного оружия средней дальности (РСД «Першинг»), нацеленных на советские города.[66]

Было очевидным, что цепь последних событий серьезно ослабили позиции СССР в мире как супердержавы. Страдают геополитические и экономические интересы страны. А здесь еще ситуация в Афганистане все сложнее и сложнее.

Плюс ко всему этому две подряд провокации – 11 и 19 декабря.

11 декабря 1979 г. у здания представительства СССР при ООН в Нью-Йорке взрывается бомба. По «счастливой случайности» никто не пострадал. 12 декабря посольству США в Москве вручена нота Министерства иностранных дел СССР «по поводу взрыва бомбы у здания представительства СССР при ООН в Нью-Йорке 11 декабря 1979 года».

Ровно через неделю в Мюнхене подожжено здание представительства Аэрофлота. Вновь по «счастливой случайности» никто не пострадал. 21 декабря посольству ФРГ в Москве вручена нота СССР «по поводу поджога и разрушения пожаром здания представительства Аэрофлота в Мюнхене 19 декабря 1979 года».[67]

На основе всех данных назовём основные причины войны в Афганистане:

1. Помощь союзному правительству ДРА;

2. Опасность прихода к власти исламской оппозиции. А как следствие опасность переноса вооруженной борьбы на территорию среднеазиатских республик СССР. Словом, угроза, что исламский фундаментализм захлестнет всю Среднюю Азию, стала одной из причин ввода советских войск в Афганистан;

3. Не допустить усиления на своих южных границах Пакистана и Ирана;

4. Не допустить усиления на своих южных границах США и НАТО. Исламская оппозиция вооружалась и организовывалась в значительной мере США и НАТО и они тоже желали переноса войны на территорию СССР. Плюс к этому военные базы США и НАТО, плюс контроль США афганского наркотрафика;

5. Не допустить усиления на своих южных границах КНР. Китай тоже не мало сделал для исламской оппозиции. С конца 1960-х годов отношения между СССР и КНР были очень напряженными, дело доходило до применения Вооруженных сил. СССР имел с КНР громадную границу, которая была линией противостояния, а нередко и линией фронта и руководство СССР не желало удлинения этой линии;

6. Ответная мера на развертывание ракет США в Европе;

7. Желание СССР усилить собственные позиции в регионе и против КНР, и против Ирана, и против Пакистана. Особенно против последнего, так как Пакистан был в состоянии перманентного конфликта с Индией и Афганистан был хорошим плацдармом для оказания помощи Индии.

То есть мы видим, что война в Афганистане для нашей страны была неизбежна. Это не личная прихоть советского руководства и не авантюра. Это необходимость. И нельзя рассматривать причины этой войны обособленно друг от друга, их рассматривать надо все вместе и не предвзято, на основе слухов и домыслов, а объективно, на основе документов и свидетельств участников.

Имея в ввиду все вышеперечисленные причины, зададим ряд вопросов: должен ли был СССР сидеть сложа руки и дать исламской оппозиции свергнуть просоветских режим? И это при том, что население трех республик Средней Азии, граничащих с Афганистаном исповедует ислам? Случись такое, не пришло бы в голову советским мусульманам, что исламская власть лучше советской и что свергнуть советский режим можно? Вон, сверг же Иран режим проамериканский? Да и у советских мусульман был большой опыт борьбы с Советами. В первой половине ХХ века басмачи воевали против Советов и русских до середины 30-х годов, а частично даже до 1942 года. Должен ли был СССР сидеть сложа руки, если учесть, что за исламской оппозицией стояли интересы США, которые, потеряв влияние в Иране, срочно пытались усилить свои позиции в регионе? Как СССР должен был смотреть на перспективу возникновения у своих границ исламской республики, да еще подконтрольной США? Сколько новых военных баз США появилось бы в этом случае в сопредельном СССР государстве? А как я уже сказал, были перспективы усиления и других стран – и КНР, жаждавшей реванша за поражения в вооруженных конфликтах с СССР, и Ирана, который наряду с США, считал врагом и СССР, и Пакистана, который желал усиления на границе с СССР с целью дестабилизировать обстановку в Средней Азии, не допустив помощи Индии со стороны СССР. Мы что должны были наплевать на свои интересы и на своих союзников? В 1990-е годы мы этого сделали через край и теперь с большим трудом восстанавливаем свое влияние и свои позиции. И не понятно, почему многие историки рассматривают афганские события однобоко и предвзято? Значит СССР защищает свои интересы, свою территорию, своих людей – это плохо, а США делает тоже самое, при чем не чураясь любых методов, вплоть до вооружения террористов – это хорошо и правильно. Мое глубокое убеждение что введение двойного стандарта, один народ плохой ему ничего нельзя, а другой хороший, ему всё можно, — это одна из форм расизма и фашизма, недостойная порядочного историка.

Не понятно возмущение по поводу ввода советских войск в Афганистан советских «диссидентов». Которые придумывали анекдоты типа: «Как теперь называть татаро-монгольское иго? Ввод ограниченного контингента татаро-монгольских войск для защиты Руси от литовской опасности». Оставим познания наших «диссидентов» в истории, которые должны были бы знать, что татаро-монгольские войска никогда не стояли гарнизонами на Руси, а что касается литовской опасности, то татары нередко выступали в качестве союзников Руси в войнах с Литвой. Казалось бы мелочь, но показательная. Она показывает интеллектуальное развитие советского «диссидентского движения». «Диссидентам» никогда не понять, что есть такие понятия как Родина и что её надо защищать, что есть воинский долг и патриотизм. Они стенают только по поводу «бесчеловечных режимов», «об имперских замашках», «либеральных ценностях» и то, что в политике должны быть честь и совесть. Это идеал, но его нет и вряд ли будет. В политике всё проще. Ты сильный – и с тобой считаются, ты – слабый – и о тебя вытирают ноги.

А вот простые советские парни разбирались в политике лучше «диссидентов». Вот письмо советского солдата-десантника Андрея Цветкова, солдата 9-ой роты 345 отдельного гвардейского парашютно-десантного полка, погибшего на высоте 3234: «17. 05. 1987. Отец, ты пишешь, что мы тут теряем здоровье, порой жизнь из-за азиатов. Это далеко не так. Мы, конечно, выполняем интернациональный долг, но, кроме этого, мы ведь выполняем патриотический долг, ведь мы, защищаем южные границы и нашей Родины, а стало быть, вас. Вот это-то и является главной причиной нашего нахождения здесь. Отец, ты представь, какая бы угроза нависла над СССР, если бы здесь были американцы и на границе стояли их ракеты».

Из всего этого краткий вывод: интерес сверхдержавы СССР заключался, во-первых, в охране своих собственных границ, а во-вторых, в противодействии попыткам другой сверхдержавы и ряда других стран закрепится в регионе.

1.4 Ввод советских войск в Афганистан

Операция по вводу войск в Афганистан летом-зимой 1979 г.

Операция проходила в два этапа.

Первый этап операции — июль-ноябрь 1979 г.

5 июля в Кабул был направлен отряд спецназа (оСпН) «Зенит» (около 40 человек), сформированный из сотрудников КГБ, прошедших специальную подготовку на КУОС.

Командир «Зенита» — руководитель КУОС полковник Г. И. Бояринов.

Основные задачи отряда:

— организация охраны и обороны советского посольства;

— охрана руководства;

— советническая работа;

— рекогносцировка Кабула.[68]

В том же месяце согласно официальному соглашению между Москвой и Кабулом в Афганистан был переброшен батальон из состава 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка (гв. опдп). По легенде, парашютисты занимались реконструкцией и охраной афганской авиабазы Баграм.

В августе офицеры 15-й отдельной бригады спецназа (обрСпН) Туркестанского военного округа (ТуркВО) майор С. И. Груздев, майор В. А. Турбуланов и майор X. Т. Халбаев провели в Кабуле рекогносцировку по размещению в столице Афганистана отряда спецназа.

5 сентября часть отряда «Зенит» (во главе с Г. И. Бояриновым) возвратилась в Москву. В течение осени — в начале декабря «зенитовцы» небольшими группами прибывали в Кабул. К концу декабря «Зенит» насчитывал около 150 человек. Командиром отряда был назначен полковник А. К. Поляков.

В конце сентября в Афганистан под видом гражданских специалистов вылетела группа старших офицеров Воздушно-десантных войск, возглавляемая заместителем командующего ВДВ генерал-лейтенантом Н. Н. Гуськовым. Цель командировки — рекогносцировка военных объектов Кабула и ознакомление с маршрутами передвижения войск в городской черте.

19-20 ноября на авиабазу Баграм был переброшен «Мусульманский батальон» ГРУ в составе 520 человек, сформированный в ТуркВО. На вооружении спецназовцев имелась боевая техника: 50 БМП, БТР, взвод зенитных самоходных установок — ЗСУ-23-4 «Шилка». Командовал отрядом майор X. Т. Халбаев.[69]

Второй этап операции — декабрь 1979г.

В первых числах декабря, министр обороны СССР маршал Д.Ф. Устинов проинформировал Генеральный штаб о готовящемся решении, а 10 декабря отдал приказ о создании группировки войск численностью 75.000 человек.

Для проведения мобилизационных мероприятий была сформирована оперативная группа Министерства обороны СССР во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С.Ф. Ахромеевым, которая 14 декабря прибыла в Термез. Позднее эту группу возглавил первый заместитель обороны СССР Маршал Советского Союза С.Л. Соколов (1979—1985 гг.), а затем, с 1985 по 1989 г., — генерал армии В.И. Варенников.

За две недели в ТуркВО и САВО было развернуто до полных штатов около 100 соединений, частей и учреждений. Из запаса было призвано более 50.000 военнообязанных, из народного хозяйства выделено около 8 тысяч автомобилей и другой техники.[70] Из воспоминаний генерал-полковника Б. В. Громова: «На основании устных приказаний министра обороны Маршала Советского Союза Д. Ф. Устинова в декабре (1979 г.) было отдано более тридцати различных директив, в соответствии с которыми на территории Среднеазиатского и Туркестанского военных округов было развернуто и доукомплектовано около ста соединений, частей и учреждений. Были развернуты управление 40-й армии, три мотострелковые дивизии, десантно-штурмовая бригада, отдельный мотострелковый полк, артиллерийская и зенитно-ракетная бригады, а также несколько частей различных родов войск и службы тыла. Для доукомплектования развертываемых войск было призвано из запаса более 50 тыс. офицеров, сержантов и солдат. Предприятиями народного хозяйства для нужд армии было продано около 8 тыс. автомобилей.

Для обоих военных округов это было самое крупное мобилизационное развертывание за последние полвека. В войсках и военных комиссариатах были уверены в том, что идет обычная инспекторская проверка. Лишь 24 декабря на совещании руководящего состава Министерства обороны СССР было объявлено о принятии советским руководством решения о вводе войск в Афганистан… Было определено и точное время перехода границы—15.00 25 декабря 1979 г».

15 декабря по просьбе Амина для усиления его охраны советскими военнослужащими в Кабул прибыл «Мусульманский батальон» и вошел в бригаду охраны резиденции главы Афганистана.

В середине декабря в Баграм из Ферганы был переброшен 345-й гв. опдп под командованием подполковника Н. В. Сердюкова. Решался вопрос о направлении в ДРА 103-й гвардейской Витебской воздушно-десантной дивизии (гв. вдд) под командованием генерал-майора И. Ф. Рябченко. Прибытие частей дивизии в Кабул началось утром 25 декабря.

23 декабря на усиление «Зенита» была переброшена группа «Гром», сформированная из офицеров антитеррористического подразделения «А» 7-го управления КГБ. Командовал «альфовцами» майор М. М. Романов.

25 декабря 1979 года в 16 часов 30 минут по московскому времени начался ввод советских войск в ДРА. Первыми переправились разведчики, а затем 108-я мотострелковая дивизия (мсд). В это же время военно-транспортная авиация начала переброску по воздуху основных сил 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (вдд) и отдельного парашютно-десантного полка (опдп) из ее состава на аэродромы Кабула и Баграма. Для перевозки личного состава и боевой техники ВДВ было произведено 342 рейса (по другим данным, 343), в том числе 66 рейсов Ан-22, 76 рейсов Ил-76, 200 рейсов Ан-12. Доставка 103-й гв. вдд продолжалась 55 часов и завершилась за несколько часов до штурма правительственных зданий. За это время было переброшено 7.750 десантников, 894 боевые машины, орудий и автомобилей, 1.062 тонны боеприпасов, топлива и продовольствия.

25 декабря руководством был утвержден план операции «Шторм-333».

В спланированной операции, помимо резиденции Амина — дворца Тадж-Бек (объект «Дуб»), спецназовцам предстояло захватить еще 8 объектов в черте Кабула.

Основным объектом операции являлся дворец Тадж-Бек. Руководителем штурма дворца был назначен полковник ГРУ ГШ В. В. Колесник.

В штурмовой отряд вошли:

— группа отряда «Зенит» в составе 30 офицеров (командир Я. Ф. Семенов);

— группа «Гром» в составе 25 офицеров (командир майор М. М. Романов);

— «Мусульманский батальон» в составе 520 человек (командир X. Т. Халбаев);

— 9-я рота 345-го гв. опдп в составе 100 человек (командир майор В. А. Востротин), усиленная взводом ПТУР.

В распоряжении отряда имелись: 4 БТР, 7 БМД, две ЗСУ-23-4 «Шилка», 4 ПТУР «Фагот», 8 АГС-17.

Непосредственно штурм здания должна была осуществить ударная группа:

— группа отряда «Зенит» в полном составе;

— группа «Гром» в полном составе;

— группы «Мусульманского батальона» под командованием старшего лейтенанта В. С. Шарипова и лейтенанта Р. Турсункулова.

Задачей оставшихся подразделений отряда являлась переброска на технике ударной группы к дворцу, поддержка ее огнем при штурме, нейтрализация бригады охраны, эвакуация раненых.

Дворец Амина охраняла рота личной охраны (внутри) и бригада, состоящая из трех пехотных батальонов и одного танкового (по периметру) общей численностью около 2000 человек. В районе дворца располагались афганские средства ПВО: 12 100-мм зенитных пушек, 16 зенитных установок ДШК.

Операция началась 27 декабря в 19 ч 30 мин по сигналу «Шторм-333», переданному по радио и обозначенному взрывом большой силы на Центральном узле связи.

Штурм резиденции Амина занял 45 минут (в некоторых источниках — 43 минуты). Операция, по меркам профессионалов, была проведена уникальная: скоротечная, дерзкая, четко спланированная, без привлечения большого количества живой силы и боевой техники.

В ходе штурма погибло 13 человек, среди них «зенитовцы» Г. И. Бояринов, Б. А. Суворов, «громовцы» Д. В. Волков, Г. Е. Зудин, 5 спецназовцев из «Мусульманского батальона», 4 десантника, 38 человек получили ранения.[71]

Противник потерял, по разным данным, от 200 до 300 человек убитыми, около 1.700 взятыми в плен. Во время боя X. Амин был убит, погибли двое его сыновей и жена вице-премьера Ш. Вали.[72]

Одновременно оперативно-боевые группы отряда «Зенит», группы «Гром» и приданные им десантники 103-й гв. вдд захватили другие объекты в Кабуле:

— Генштаб (командир группы В. В. Розин);

— Царандой (МВД) (командир группы Ю. В. Мельник);

— КАМ (Служба безопасности) (командир группы Р. X. Шафигуллин);

— Центральный узел связи (объект «Колодец») (командир группы Б. А. Плешкунов);

— тюрьма Пули-Чархи (командир группы Ф. П. Коробейников);[73]

-телеграф (командир группы В. Н, Овсянников);

— почта (командир группы А. А. Пунтус);

— телерадиоцентр (командир группы А. Т. Рябинин).[74]

В ходе захвата здания Царандоя погиб «зенитовец» А. Н. Муранов.

Подразделения ВДВ заняли основные перекрестки города, блокировали части городского гарнизона, взяли под охрану главные транспортные артерии: Хайратон-Кабул, Кушка-Герат-Кандагар, Кабул-Джалалабад, Пули Хумри-Кундуз-Файзабад.

Операция «Шторм-333» была полностью завершена к 24 часам.

Общие потери советских подразделений 27 декабря 1979 г. составили: убитыми — 20 человек, из них 11 бойцов спецназа КГБ, ГРУ и 9 десантников; ранеными — 57 человек, из них 37 бойцов спецназов и 20 десантников.

28 апреля 1980 г. был подписан Указ о награждении участников операции. Полковнику ГРУ ГШ В. В. Колеснику (28.4.80), офицеру группы «Гром» капитану В. Ф.Карпухину (28.4.80), офицерам оСпН «Зенит» капитану 2 ранга Э. Г. Козлову (28.4.80) и полковнику Г. И. Бояринову (28.4.80, посмертно) присвоено звание Герой Советского Союза. Орденом Ленина наградили 7 человек, орденом Красного Знамени — 20 человек, орденом Красной Звезды — около 60 человек, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» — почти 300 человек. Всего же было награждено 370 участников операции «Шторм-333».[75]

Спецназ КГБ и ГРУ, а также ВДВ провели уникальную операцию «Шторм-333». Провести аналогичную акцию в мире пока никому не удалось.

Тем временем остальные советские войска перейдя государственную границу и совершив марш-бросок по маршрутам Термез — Кабул — Газни и Кушка — Герат — Кандагар, взяли в кольцо важнейшие административные центры страны. Выполняя эту задачу, мотострелковая дивизия (12 тысяч человек) двигалась в направлении Кушка — Кандагар, а другие силы через Термез, перевал Саланг — на Баграм и Кабул. Часть советских войск из Кабула направилась в Гардез. К середине января 1980 года ввод главных сил 40-й армии в основном был завершен. Важную роль при вводе войск сыграло контрразведывательное обеспечение развертывания 40-й армии. Вместе с передовыми частями в Кабул вошли и подразделения полевого управления Особого отдела КГБ армии во главе с первым его начальником полковником С. Бажковым.

Ввод советских войск был воспринят мирными жителями вначале вполне доброжелательно. Однако были и эксцессы – некоторые из отставших машин подвергались обстрелам.

Лидером ДРА стал Б. Кармаль.

Подводя итог, можно сказать, что Советская Армия провела блестящую операцию. Которая является образцом мобильности, слаженности действий и четкости.

В связи с вводом советских войск в Афганистан следует отметить ряд важных моментов. Уже после распада СССР, американцы стали утверждать, что это они втянули в войну в Афганистане русских, отомстив, таким образом, за Вьетнам. Якобы в КГБ и ГРУ американская разведка передала по многим каналам и из разных источников много дезинформации, что помогло втянуть СССР в войну. Эту версию поддерживает часть нашей элиты. Например, А. Н. Яковлев — один из лидеров горбачевской эпохи, я бы сказал, один из главных «архитекторов» горбачевской «перестройки», (наступит время когда имя этого человека будет синонимом предательства, как имя Власова), в своих воспоминаниях пишет, что «имелось огромное количество материалов, показывающих, как работала американская разведка, готовя нам ловушку в Афганистане. В КГБ были переданы горы дезинформации»

Тут мы имеем дело с откровенной байкой, придуманной задним умом. Судите сами. Вдруг ни с того, ни с сего, по всем каналам стала поступать масса информации, тут профессионалом не надо быть, чтобы понять, что это дезинформация. Автоматически вызовет подозрение, то, что вдруг «протекло» в стольких местах. Так что это американские сказки. Факты, однако, говорят, что американцы сами едва не ввели войска в Афганистан, и трудно сказать, как развивались бы события, проморгай советская разведка их приготовления. Хотя российские «либеральные» историки это категорически опровергают. Слово Борису Соколову (человек называет себя военным историком, а по факту он филолог): «На момент ввода советских войск в Афганистан, по близости не было ни войск, ни баз США». Да в Пакистане или Иране их не было. А в океане? А если бы Соколов действительно был бы военным историком, он должен был бы знать, что у США были многочисленные ВВС, ВМФ, силы быстрого реагирования. И у США был большой опыт их применения. Например, Корея, высадка американских войск в районе порта Пусан. Хотя, казалось, бы тоже не было баз поблизости. Так что отсутствие баз в соседних странах американцев не смущало. Слово военным. Из воспоминаний участника событий, руководителя Ханты-Мансийской региональной организации Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане (ООО ИВА) Виктора Заболоцких: «В 1979 году я служил на советско-иранской границе, как раз на стыке трех государств: СССР, Ирана и Афганистана. Когда после свержения шаха американцы ушли из Ирана, они оставили и секретную базу в горах. Фактически там был целый завод, работавший на мощную станцию слежения, которая позволяла прослушивать все телефонные переговоры на территории СССР от Урала до Дальнего Востока. Из радиоперехватов мы узнали, что готовился десант для высадки на территорию Афганистана, скоординированный с наступлением на Кабул сил оппозиции. Советские войска опередили эту операцию на 2 часа...».

А причины ввести войска в Афганистан у США были. После того как в Иране был свергнут правящий режим, державшийся последние годы на американских штыках, и шах Ирана бежал из страны, туда возвратился духовный лидер аятолла Хомейни, сразу же возглавивший новый политический курс. Америка была объявлена врагом № 1 и изгнана из Ирана, что называется, до последнего американца. Не простые отношения были у США с Ираком. Фактически США лишались своего влияния в зоне Персидского залива, а самое главное — ближневосточной нефти, составлявшей основу их энергетики. Тогда взоры пристально обратились к Афганистану — ключевому звену в стратегически важном регионе. Но Афганистан явно уходил в объятия СССР. США хотели этого не допустить.

Поэтому особую роль в обеспечении ввода советских войск и в пресечении попытки ввода американских войск сыграла группировка кораблей ВМФ СССР в Индийском океане, Красном и Средиземном морях. В ответ на активизацию американских морских пехотинцев в Индийском океане сразу же после начала ввода советских войск в Афганистан командующий 8-й оперативной эскадрой контр-адмирал М. Хронопуло получил указание из Москвы провести совместные учения с йеменскими ВМС по высадке десанта на острове Сокотра. Впервые за всю историю существования советской морской пехоты около 1.000 морских пехотинцев участвовали в совместных учениях, проведя в кратчайшие сроки подготовку непосредственно на кораблях. Для высадки тактического воздушного десанта использовались 8 вертолетов Ка-25. Стремительность, организованность и четкое взаимодействие десантников двух стран возымели успех — американцы снизили морскую активность в акватории.[76]

Но в Индийском океане американцы пытались отвлечь внимание советского командования, американский десант должен был вылететь с американских кораблей находившихся в Средиземном море. Но и это не стало секретом для советской разведки и советского командования. Выйти в заданный район 6-му флоту ВМС США не позволила 5-я оперативная эскадра ВМФ СССР.[77] США хотели опередить СССР. Не вышло.

Операция по вводу советских войск в Афганистан – блеск советского стратегического планирования и управления. Она наглядно продемонстрировала, что в локальных войнах четкое планирование и быстрота действий – залог успеха.

1.5 Реакция мирового сообщества на ввод советских войск в Афганистан

Какова же была реакция на ввод советских войск в Афганистан других государств?

6 января президент США Картер, выступая по телевидению, заявил, что оккупация Афганистана представляет собой «угрозу миру во всем мире», и озвучил санкции, вводимые против СССР.

В том числе:

— ограничение продажи зерна (8 млн. тонн, уже проданных — вместо 25 млн. тонн, предусмотренных соглашением, впрочем, эта санкция сильнее ударила по американским фермерам, чем по СССР, что способствовало падению авторитета Картера в США);

— прекращение продажи высокоразвитой технологии; сокращение советской квоты вылова рыбы в американских водах с 350 до 75 тысяч тонн;

— сокращение посадочных прав самолетам «Аэрофлота» на аэродромах США;

— отказ от открытия американского консульства в Киеве и запрещение открытия советского консульства в Нью-Йорке;

— двустороннее сокращение дипломатического персонала в американском посольстве в Москве и советском в Вашингтоне;

— отмена различных советско-американских переговоров и мероприятий, в том числе: взаимные консультации по вопросам сельского хозяйства и здравоохранения, переговоры о торговых организациях и гражданской авиации, культурный обмен.

Сенат США отказался ратифицировать договор об ограничении стратегических ядерных вооружений (ОСВ-2), подписанный предыдущей весной советским лидером Л.И. Брежневым и американским президентом Дж. Картером.

Американские спортсмены (и ряда других государств) отказались участвовать в летних Олимпийских играх 1980 года в Москве.

10 января премьер-министр Австралии Фрезер объявил о санкциях против Советского Союза, в частности, об отмене двухсторонних визитов, отмене программ в области культуры, отказе от совместных научных проектов и от организации прямого воздушного сообщения Австралия — СССР.

15 января австралийское правительство предложило Соединенным Штатам свои военно-морские силы для охраны морских путей в Индийском океане и в западной части Тихого океана, а также использование своих военно-морских баз в районе Перта и на Кокосовых островах.

18 января британское правительство приняло решение о приостановке кредитов в сумме 950 млн. фунтов, предоставленных в свое время Советскому Союзу.

Ввод советских войск, так или иначе, осудили Индия, Пакистан, Япония, Франция, Иран, Ирак, Китай, Судан, Саудовская Аравия, Марокко, Малайзия, Египет, Югославия, другие страны и некоторые зарубежные коммунистические партии. В поддержку Советского Союза выступили 18 стран, его явные союзники: Болгария, Монголия, Куба, сам Афганистан, Украина, Белоруссия и другие.[78]


Глава 2. Ход войны

2.1 Характеристика исламской оппозиции Афганистана

В Афганистане была создана организация «Мусульманская молодежь». Она проповедовала исламское фундаменталистское течение, которое восприняло у арабских «Братьев-мусульман» не только их идеи, но и формы идеологической и политической борьбы, вплоть до политического террора.

Но было бы неправильно утверждать, что исламское фундаменталистское течение в Афганистане ограничивалось деятельностью «Мусульманской молодежи». В стране были и другие центры притяжения последователей исламского фундаментализма.

В короткое время было создано два основных центра фундаменталистских организаций — Исламская партия Афганистана (ИПА) под руководством Г. Хекматьяра и Исламское общество Афганистана (ИОА) под руководством Б. Раббани. Эти организации фактически поглотили организацию «Мусульманская молодежь», которая прекратила свое существование в 1975 г.

Объединение исламской оппозиции

В конце 70-х годов, особенно после Апрельской революции, в Пакистане, в приграничных с Афганистаном районах сосредоточилось большое количество афганских оппозиционных организаций и групп. Их штаб-квартиры находятся в основном в Пешаваре. Еще до Апрельской революции в Пакистане уже находились две основные организации исламских фундаменталистов — Исламской партии Афганистана (ИПА) и Исламского общества Афганистана (ИОА). Их руководство еще в 1973 году установило тесные контакты с пакистанскими властями, спецслужбами и пакистанской фундаменталистской организацией «Джамаат-и-Ислами», а также с фундаменталистскими организациями некоторых арабских стран, от которых получало некоторую помощь[79] .

Обе организации еще до 1978 г. располагали в Пакистане учебными центрами, где готовились диверсионные группы для засылки на территорию Афганистана. В самом Афганистане они создали хорошо законспирированное подполье. Относительно высокий уровень организации, наличие учебных баз, финансов, оружия, налаженных контактов в Пакистане и за его пределами обеспечили ИПА и ИОА большие преимущества перед теми организациями, которые начали возникать в Пакистане после Апрельской революции 1978 г. Помимо ИПА и ИОА в Пакистане возникли три новых:

Движение исламской революции Афганистана (ДИРА) под руководством Мухаммада Наби Мухаммади; отошедшая от ИПА фракция Юнуса Халеса, сохранившая название ИПА;

Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА) под руководством Себгатуллы Моджаддиди, прибывшего в Пакистан из США после расстрела в Кабуле членов его клана и семьи.

Была предпринята попытка объединения этих организаций в единый альянс — Движение исламской революции Афганистана, который, однако, быстро распался, в частности, из-за фанатичной приверженности к групповщине и противоречий между ними. Позднее вся пятерка объединилась в Союз исламского единства Афганистана. Но и этот альянс вскоре прекратил свое существование[80] .

Накануне планировавшейся в связи с вводом в Афганистан советских войск встречи министров иностранных дел стран — членов Организации исламской конференции руководители организации афганской оппозиции понимали, что как рядовые участники их отрядов, так и союзники, в частности Пакистан, ожидают от них шагов по сплочению или хотя бы внешнему объединению.

26 января 1980 г. в Исламабаде открылась чрезвычайная конференция министров иностранных дел стран, входящих в Организацию исламской конференции (ОИК). Рассматривалась проблема Афганистана. США и их союзники, а также исламская реакция еще до конференции оказывали на афганскую оппозицию давление с целью добиться ее организационного единства.[81]

Перед конференцией оппозиция заявила об объединении и провозгласила создание Исламского союза для освобождения Афганистана. 27 января 1980 г. на пресс-конференции, организованной лидерами шести организаций, вошедших в этот союз (перед открытием конференции была создана шестая исламская оппозиционная организация — Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА) во главе с прибывшим в Пакистан Сеидом Ахмадом Гилани), были объявлены основные цели альянса — освобождение Афганистана от власти «атеистического режима» и создание истинного исламского государства в соответствии с учением пророка и положениями Корана. Альянс призвал страны-члены ОИК оказать ему помощь, включая политическую поддержку, деньги и оружие. Но «единство» продолжалось недолго. В марте 1980 г. лидер ИПА Г. Хекматьяр демонстративно отказался участвовать в очередной пресс-конференции руководителей альянса, заявив, что «у него есть более важные дела». По его мнению, его партия не получила в руководстве альянса должного представительства.[82]

В декабре того же года альянс окончательно распался. Журнал «Киям-и-Хак», орган фундаменталистов, писал, что альянс распался «из-за неспособности объединить различные силы, из-за внутренних противоречий и по некоторым другим причинам». Под давлением извне, а также по требованию известных мусульманских, в том числе афганских, богословов начались очередные переговоры о создании нового альянса. К июню 1981 г. эти переговоры завершились созданием Исламского союза моджахедов Афганистана (ИСМА). В него вошли все шесть организаций. 25 июня 1981 г. были выполнены все формальности, закрепляющие создание союза: богослужение в мечети Махабат в Пешаваре, клятва на Коране, принятие Хартии единства союза, устава союза, в котором, в частности, говорилось: «Тот, кто изменит союзу, будет считаться врагом ислама и родины». Но сборище в мечети было первой и последней встречей лидеров шести организаций. В августе 1981 г. на заседание союза не явился С. А. Гилани, вслед за ним без объяснений причин «выехал за границу» М. Наби Махаммади, а затем вышел из союза (опять-таки без каких-либо публичных объяснений) С. Моджаддиди, т. е. все три лидера традиционалистских НИФА, ДИРА и НФСА.[83]

Лидеры ИПА, ИОА и ИПА (Ю. Халеса) совершили сложный организационный трюк: во-первых, они согласились на создание еще одной фундаменталистской организации — Исламского союза освобождения Афганистана (ИСОА) во главе с бывшим своим коллегой по «Исламской молодежи» Абдуррасулом Сайяфом, во-вторых, сумели отколоть от вышедших из союза ДИРА и НФСА часть их членов и на этой основе создать новые три организации. В марте 1982 г. было объявлено, что ИСМА состоит теперь из семи организаций:

1. Исламская партия Афганистана (ИПА), амир Г. Хекматьяр.

2. Исламская партия Афганистана (ИПА), лидер Ю. Халес.

3. Исламское общество Афганистана (ИОА), амир Б. Раббани.

4. Движение исламской революции Афганистана (ДИРА), лидер Мансур.

5. Движение исламской революции Афганистана (ДИРА), лидер Музин.

6. Национальным фронт спасения Афганистана (НФСА) во главе с М. Миром.

7. Исламский союз освобождения Афганистана (ИСОА) во главе с А. Сайяфом.[84]

Так возник первый вариант «союза семи», или ИСМА-7. Вышедшие из ИСМА три традиционалистские организации создали свой «союз трех», или ИСМА-3, в который вошли:

1. Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА) под руководством С. Моджаддиди.

2. Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА) во главе с С. А. Гилани.

3. Движение исламской революции Афганистана (ДИРА) под руководством М. Наби Мухаммади.[85]

Оба союза сохранили прежнее название ИСМА, заодно обвинив друг друга в предательстве. Один и другой альянсы просуществовали до мая 1985 г. Каждая из входящих в них организаций сохраняла свою самостоятельность, свои материальные средства, лагеря, базы и т. д.[86]

Неудачу попыток оппозиции достичь единства зачастую объясняют соперничеством, карьеризмом, меркантилизмом. Все это имело место и играло значительную роль. Но главное в другом. Фундаменталисты и традиционалисты не просто конкурирующие отряды афганской оппозиции. Их разделяют гораздо более серьезные противоречия, которые обусловили их взаимное недоверие — противоречия сословные.

Фундаменталистский отряд оппозиции (его руководящий и кадровый состав формировался из представителей средних городских слоев), до 1973 г. боролся как против монархии, так и прогрессивных сил, против режима М. Дауда на первом этапе его существования, когда режим поддерживал союзнические отношения с прогрессивными силами и готов был пойти на компромисс с ним, когда тот повернул вправо, начал преследование прогрессивных сил и пошел на сближение с внешней реакцией. Этот отряд оппозиции по своим целям и составу являлся буржуазно-теократической оппозицией.[87]

Традиционалистская оппозиция объединяла представителей высшего реакционного мусульманского религиозного сословия, феодально-бюрократической и родоплеменной элиты, составлявших опору монархического строя. Они боролись за восстановление прежних додаудовских порядков, за реставрацию, если это окажется возможным, монархии.[88]

Ближайшая политическая цель и той и другой оппозиции — ликвидация национально-демократического строя. На этой основе они неоднократно пытались объединить свои усилия. Но логика борьбы приводила их прежде всего к защите своих классовых и сословных интересов, что и предопределяло провал попыток их объединения. Это, конечно, не означает, что эти альянсы не могли хотя бы временно преодолеть свои противоречия и объединиться. В мае 1985 г. фундаменталистские и традиционалистские организации объединились в рамках ИСМА. В таком виде альянс и пришел к моменту подписания Женевских соглашений по Афганистану.

Состав исламской вооруженной оппозиции

Религиозный, политический, социальный, национально-этнический состав вооруженной оппозиции был разнороден, что отражало сложившуюся к концу 1970-х годов структуру афганского общества. Для нее были характерны низкий уровень производительных сил, неравномерность социального и экономического развития, сильное влияние исламской религии, национально-этническая рознь, живучесть остатков феодальных и даже дофеодальных общественных отношений, сохранение влияния традиционных лидеров — помещиков, ханов, маликов, сардаров, улемов, хазратов, пиров, мулл. Этим и объясняется, почему оппозиция национально-демократическому строю не составляла единого потока, не отражала идентичные или хотя бы близкие социальные и политические интересы.

В исламской оппозиции сложились более или менее устойчивые структуры в виде организаций, партий, которые, в свою очередь, под влиянием разных факторов тяготели к созданию различного рода альянсов. Образовавшиеся оппозиционные структуры, формации могли иногда перемещаться по горизонтали из одного альянса в другой, менять своих союзников, корректировать свою ориентацию на те или иные силы на Западе и в исламском мире, но в целом их характерные особенности сложились и носили достаточно устойчивый характер. Это позволяет классифицировать различные отряды по религиозным, политическим, национально-этническим, организационным признакам.[89]

Суннитская и шиитская исламская оппозиция

В зависимости от того, к какому из двух основных течений в исламе — суннизму или шиизму принадлежит афганская исламская оппозиция, она распадается на два отряда: оппозицию суннитскую и шиитскую. Суннитское направление в Афганистане преобладающее (из 98% населения, исповедующего ислам, примерно 84% сунниты и 15% —шииты). Ислам суннитского направления ханифитского толка до Апрельской революции был государственной религией страны. Его исповедуют пуштуны, узбеки, туркмены, белуджи, большая часть таджиков и другие народности. На руководящих государственных постах могли находиться только сунниты, чиновничество и офицерский состав были суннитскими, высшее образование в стране могли получить, за редкими исключениями, только сунниты. Даже богословский факультет Кабульского университета готовил кадры теологов только суннитского направления.[90]

Шиизм, который исповедуют хазарейцы, горные таджики и кизылбаши, находился на положении второстепенного, чуть ли не еретического направления в исламе. Были запрещены некоторые шиитские обряды, шииты всячески третировались и подвергались религиозной и иной дискриминации со стороны государственных властей, суннитских улемов и мулл, со стороны рядовой массы суннитов. Если сопоставить отряды суннитской оппозиции с оппозицией шиитской, то можно выделить ряд характерных для каждого из этих отрядов особенностей.[91]

Оппозиция, обосновавшаяся в Пакистане, полностью суннитская, все оппозиционные организации с центрами в Иране — шиитские. Декларативные заявления различных отрядов исламской оппозиции об их якобы общеисламском характере движения или отдельных организаций не имеют под собой каких-либо оснований. Лидеры суннитской оппозиции, как правило, получали религиозную подготовку в Египте, иногда — в Саудовской Аравии или Пакистане. Большая их часть в той или иной степени восприняла реформаторские идеи арабских «Братьев-мусульман». Руководители же шиитской оппозиции ориентировались на иранские (Кум, Мешхед) или иракские (Кербела, Неджеф) шиитские религиозные центры.

Суннитская оппозиция пыталась действовать на территории всей страны, ставя перед собой задачу захвата власти и создания в Афганистане исламского государства во главе со своими лидерами. Шиитская действовала в районах с шиитским населением: в основном в Герате и Гератской провинции, в Хазараджате, отчасти — в провинциях Балх, Фарах и Нимруз. Отдельные шиитские организации действовали в Кабуле. Она не претендовала на единоличный захват власти в стране, понимая нереальность этого и рассчитывая на долю участия в будущем предполагаемом дележе власти в Афганистане или на создание там каких-либо шиитских автономных образований, районов. Шиитская оппозиция находилась в подчинении и на содержании шиитского Ирана, следует его доктрине экспорта исламской революции в Афганистан, признает Хомейни своим религиозным и политическим вождем.[92]

Фундаменталистская и традиционалистская исламская оппозиция

Исламская оппозиция, если подходить к ней с точки зрения трактовки положений Корана и сунны, состоит из двух отрядов: фундаменталистского и традиционалистского.

Первое, обращающееся непосредственно к истокам ислама, отвергающее его позднейшие интерпретации, наслоения и искажения, возникло в Афганистане, как и в других странах Востока, в качестве реакции средних городских слоев на колониальную эксплуатацию, на кризис политической власти и господствовавшей идеологии, а позднее к этому прибавился антикоммунизм, причем антикоммунизм в политических взглядах и практической деятельности фундаменталистов постепенно приобрел доминирующее значение. Идеологи и руководители исламского фундаментализма, как правило, не представляли традиционную религиозную верхушку исламского общества. Многие из них не имели базового религиозного образования. Так, основатель ассоциации «Братья-мусульмане» Хасан аль-Банна был преподавателем средней школы, сыном часового мастера, а основатель фундаменталистской организации «Джамаат-и-Ислами» в Пакистане Маудуди — журналист, выходец из семьи адвоката. Наиболее радикальный и последовательный идеолог и практик афганского фундаментализма Г. Хекматьяр имел незаконченное высшее техническое образование. Сердцевиной фундаменталистских течений в различных странах распространения ислама, в том числе в Афганистане, являются не богословы, а богословствующая интеллигенция. Афганские фундаменталисты обвиняли в невежестве и предательстве ислама традиционную исламскую элиту, как поддерживавшую угнетательские режимы, противопоставляя ее богословским концепциям «чистый» ислам, т. е. ислам эпохи пророка Мухаммада и первых четырех «праведных» халифов.[93]

Фундаменталистское движение в Афганистане не едино. Исламская партия Афганистана (ИПА) и ИСОА — его крайне правый фланг, Исламское общество Афганистана (ИОА), а также отчасти ИПА Ю. Халеса — более прагматичная середина. Часть движения во главе с М. Наби Мухаммади (ДИРА) — старым антикоммунистом и фундаменталистом примкнула к традиционалистам, но в сущности оставалось фундаменталистской. Проиранская афганская шиитская оппозиция, стоящая особняком от суннитской оппозиции, имеет также фундаменталистский характер, но со своими шиитскими особенностями.[94]

В рядах традиционалистов объединились представители правящей элиты времен монархии, высших эшелонов прежних госаппаратов, крупной феодальной буржуазии, бывшего генералитета, пуштунской родоплеменной знати, видные улемы, шейхи, пиры и хазраты. Традиционалисты активно использовали исламскую риторику, декларируя необходимость создания исламского государства, но вкладывали в это понятие иной, нежели фундаменталисты смысл. В исламском государстве традиционалистские лидеры отводят исламу и мусульманским богословам ведущую роль в идейно-политическом обеспечении деятельности в принципе светского режима, который обязан руководствоваться положениями ислама при наставнической роли традиционной мусульманской элиты. Традиционалистская оппозиция в силу своей обращенности в прошлое, своих социальных корней не выдвинула никаких сколько-нибудь новых или оригинальных, светских или религиозных концепций государства, отвечающих происшедшим в афганском обществе изменениям.[95]

Фундаменталистские организации

Сразу же после Апрельской революции Пакистан превратился в плацдарм, откуда вооруженные отряды оппозиции начали войну против нового правительства в Кабуле. Здесь спешно создавались многочисленные афганские оппозиционные организации самого различного толка. Особенно быстро они появлялись после того, как США, ФРГ, Англия, Франция, КНР, Япония, Иран, арабские страны открыто увеличили материальную и иную помощь афганской оппозиции. В Пакистан со всех концов мира ринулись сотни афганских эмигрантов, торопившихся объявить себя моджахедами, «борцами за веру», использовать ситуацию в личных интересах, тем или иным способом выбиться на поверхность политической жизни, получить доступ к помощи.[96]

Среди тех, кто оказался в Пакистане, были действительно идейные противники национально-демократического строя в Афганистане, ставившие перед собой определенные политические цели и боровшиеся за их достижение. Но подавляющее большинство составляли политические авантюристы, дельцы, спекулянты, «жулики, летевшие в Пешавар и другие центры, где находились эмигранты, как пчелы на мед». Быстрый рост количества разношерстных оппозиционных организаций, в том числе и мнимых, вызвал тревогу у руководства основных фундаменталистских организаций, поскольку это подрывало их влияние среди афганских беженцев, ставило под угрозу их монопольное право на получение и распределение зарубежной помощи, поставок оружия, снаряжения, продовольствия.

Появление конкурентов заставило фундаменталистов, и в первую очередь ИПА и ИОА, начать борьбу против политических нуворишей. В результате фундаменталистам удалось утвердить свое влияние среди афганской эмиграции в качестве основной ударной силы оппозиции. ИПА и ИОА – самые влиятельные партии в оппозиции.[97]

1. Исламская партия Афганистана (ИПА)

Партия возникла на базе организации «Мусульманская молодежь» — единственная оппозиционная организация, именующая себя партией (все остальные называли себя обществами, фронтами, движениями). ИПА, имея черты политической партии, строила свою деятельность на принципах военной организации.

Основной целью партии и «единственным путем разрешения всех проблем и трудностей человечества» являлось «установление спасительного исламского строя», содействие «распространению во всем мире учения ислама и Аллаха». Так говорилось в её программе. Она изобиловала радужными обещаниями практически всем афганцам: борьбу со взяточничеством, «неисламским обогащением» чиновников, за улучшение обращения с «несчастными и беззащитными» заключенными в тюрьмах.

Крестьянам: ликвидацию незаконного землепользования, предоставление беспроцентных ссуд на освоение земли, семян для посевов и т. д. Что касается внешней политики, организация провозглашалась «сторонницей мира и безопасности», поясняя при этом, что с ее точки зрения «отсутствие войн еще не означает мира и безопасности». «Мы считаем,— заявляли авторы программы,— борьбу с колониализмом Востока и Запада основной задачей народов и мы направим все свои возможности и силы на ликвидацию этого колониализма». Далее в программе говорилось: «Мы не допустим, чтобы наша страна стала членом военных блоков и принимала участие в гонке вооружений… Нами не будут признаваться международные договоры и резолюции, противоречащие исламу».[98]

Программа ИПА была пронизана духом воинствующего ислама.

Организационные принципы ИПА в целом были идентичны структуре других исламских фундаменталистских организаций (афганское ИОА, пакистанское «Джамаат-и-Ислами», арабские «Братья-мусульмане»). Высшим руководящим органом организации являлся Центральный совет (шура), который возглавлял лидер партии (амир).

Исполнительный комитет ИПА состоял из руководителей функциональных комитетов, основными из которых являлись: военный, финансовый, административный, юридический, плановый, по вопросам культуры, образования, здравоохранения, беженцев. Через эти комитеты исполком руководил деятельностью соответствующих исламских провинциальных комитетов на территории ДРА, а через провинциальные комитеты — деятельностью уездных, волостных и деревенских исламских комитетов. Военный комитет руководил военными действиями на территории Афганистана.[99]

Несколько слов о лидере ИПА Г. Хекматьяре.

Хекматьяр Гульбеддин родился в 1947 г. (по другим данным, в 1944 г.) в семье крупного землевладельца из пуштунского племени харути (клан Гильзаи) в кишлаке Вартабоз (округ Имамсаиб, провинция Кундуз; по другим данным — в провинции Газни, незадолго до переезда семьи в Кундуз). В 1956 г. поступил в начальную школу в Имамсаибе, а в 1961 г. — в военное училище в Кабуле. После исключения из училища в 1964 г. продолжил учебу в аристократическом лицее в Кундузе. В 1970г. (по другим данным, в 1971 г.) поступил на инженерный факультет Кабульского университета, из которого спустя некоторое время также был отчислен. Во время учебы в университете познакомился с группой сторонников «Мусульманского братства» и принял в его работе активное участие. Был одним из основателей фундаменталистской организации «Мусульманская молодежь». В 1972 г. был арестован за «оскорбительные высказывания о королевской семье и афганской аристократии» и убийство Сайдала Сохандана (члена маоистской организации) во время стычки студенческих политических группировок. Вышел из тюрьмы в январе 1974 г. В 1975 г. вместе с другими исламистами принял участие в вооруженном мятеже в Панджшерской долине, после подавления которого бежал в Пакистан. В Пакистане на базе фракций «Мусульманского братства» и «Мусульманской молодежи» основал при поддержке пакистанских разведслужб Исламскую партию Афганистана (ИПА, «Хезб-и-Ислами»). Партия выступала за установление в Афганистане исламского правления и законов шариата, а также против участия в политической жизни страны бывшего короля Захир-шаха.[100]

Что касается его личных качеств, то следует отметить такие, как сильная воля, целеустремленность, стремление к авторитарному руководству, ораторское искусство, жестокость. Вот что писал афганский фундаменталист А. Р. Ульфат, впоследствии поплатившийся жизнью за свои взгляды и характеристики: «Хекматьяр имеет мудрость анализировать события и быстро ставить на колени своих противников, используя доводы о необходимости единства. Пуская в ход различные средства, он получает секретную информацию о деятельности других партий. Он концентрирует усилия на нужном направлении… В этой партии вообще нет другой личности, которая после Г. Хекматьяра могла бы руководить ею, если она сразу же не распадется на части» .[101]

2. Исламское общество Афганистана (ИОА)

Данная организация возникла, как и ИПА, на основе «Мусульманской молодежи». Программа и устав ИОА аналогичны, а в некоторых частях идентичны соответствующим документам ИПА.

Вооруженные действия отряды ИОА вели главным образом в северных провинциях: Герате, Бадгисе, Фарьябе, Джаузджане, Балхе, Самангане, Кундузе, Тахаре, Баглане, Бадахшане, а также Панджшерской долине. Массовой базой вооруженных отрядов ИОА в сельских местностях являлось крестьянство. Структура ИОА идентична с ИПА.[102]

В Афганистане ИОА имела сеть исламских комитетов, называемых амиратами, осуществлявших функции органов местной власти вплоть до сбора налогов с населения контролируемых районов. Помимо амиратов и амиров — гражданской структуры власти, существовала структура военная система «фронтов», объединяющих несколько вооруженных отрядов на территории одного уезда, волости. Руководство военными действиями в северных провинциях Валх, Тахар, Саманган, Кундуз, Баглан, Джаузджан, Бадахшан осуществляло «главное командование вооруженными силами на севере страны».

Известной фигурой в военной структуре ИОА являлся Ахмад Шах Масуд, создавший в долине р. Панджшер укрепленный район. Западная пресса часто писала об Ахмад Шахе Масуде как о примере выдвижения на первый план оппозиции молодых и способных командиров, призванных постепенно заменить руководство оппозиции, отсиживающееся в Пешаваре. В 1985—1986 гг. Ахмад Шах Масуд являлся командующим фронтами ИОА северных провинций.[103]

Главой организации, ее лидером являлся профессор теологии Бурхануддин Раббани.

Родился в 1941 г. в г. Файзабад в семье муллы Мохаммада Юсуфа, занимавшегося земледелием и скотоводством. Окончил среднюю школу, кабульское медресе Дар-уль-Олюме-Шариа (Абу Ханифа)(1961 г.), с отличием шариатский факультет Кабульского университета (1964 г.). В 1964—1966 гг. работал преподавателем в этом же университете. В 1966—1968 гг. продолжил учебу в каирском университете Аль-Азхар, где защитил диссертацию магистра. По возвращении из Египта в 1968 г. организовал афганскую ветвь организации «Мусульманское братство» и в 1972 г. был избран руководителем этого общества. В этот период опубликовал ряд книг, в которых излагал свои фундаменталистские идеи, в частности «Ислам и коммунизм», «События 26 июля и деятельность Дауд Хана», «Политические основы ислама». С 1970 г. издавал журнал «Шариат». После провала антиправительственного мятежа в Панджшере 21 июля 1975 г. бежал в Пакистан, где основал «Исламское общество Афганистана» (ИОА, «Джамаат-и-Ислами»). [104]

Он автор нескольких книг по теории ислама, как теолог достаточно хорошо известен среди зарубежных мусульманских богословов, поддерживал связи с арабскими мусульманскими деятелями Египта, Саудовской Аравии, княжеств Персидского залива, с богословами в Иране, с руководством «Джамаат-и-Ислами» и «Джамаат-и-Улема» в Пакистане. Б. Раббани не на словах, а на деле сумел привлечь в свою организацию некоторое количество шиитов. Его связи с шиитским руководством Ирана были более тесны, чем у Г. Хекматьяра. Некоторые авторы считали самого Б. Раббани шиитом. Но нет никаких данных, которые подтверждали бы это. В то же время все документы ИОА, его печатные издания, вся практическая деятельность носили суннитский характер.[105]

Б. Раббани отличался большими, чем Г. Хекматьяр, прагматизмом и гибкостью, что проявилось, в частности, в некоторых особенностях его подхода к участию США в решении афганской проблемы. До середины 1986 г. он занимал такую же жесткую линию, как и Г. Хекматьяр, по отношению к США, рассматривая их в свете лозунга «Ни Запад, ни Восток» — как «сатанинскую силу» (хотя уже ранее были сведения, что он более благосклонно, чем Г. Хекматьяр, относится к получению американской помощи). В июне 1986 г. Б. Раббани совместно с традиционалистскими руководителями посетил Вашингтон и вел переговоры с президентом США Р. Рейганом об американской помощи афганской оппозиции. После поездки отношения с Г. Хекматьяром еще более обострились, значительно осложнились также его отношения с иранским руководством.[106]

Перечисленные партии и организации – это только наиболее крупные и влиятельные, но партий, организаций и группировок ведущих войну против ДРА и ОКСВ было гораздо больше, по данным КГБ СССР и ГРУ Генерального штаба Министерства обороны СССР, их было более 70. [107]

Масштабы иностранной помощи душманам.

Душманам оказывали помощь – США, Великобритания, ФРГ, Франция, Италия, Пакистан, Иран, Египет, Саудовская Аравия, Китай и другие. Наемники со всего мира потянулись на эту войну. Только из арабских стран прибыло 100.000 наемников.[108]

Западные и мусульманские страны оказывали силам оппозиции финансовую помощь, поставляли оружие, боеприпасы и другие материальные средства, проводили военную подготовку боевиков в специально созданных для этой цели лагерях. 117 из них находилось в Пакистане (по другим данным — 124), 6 — в Китае и 7 — в Объединенных Арабских Эмиратах. В Иране (18 центров) они функционировали в основном на базе школ и учебных центров Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Численность обучающихся в этих лагерях одновременно составляла более 15.000 человек, а ежемесячный выпуск составлял 3.000 человек. В Пакистане с ними занимались 10 бывших генералов, 40 полковников и 100 офицеров рангом пониже.[109]

Именно тогда под руководством ЦРУ, при участии разведслужб Великобритании и Пакистана, частично Израиля и Саудовской Аравии стал формироваться секретный диверсионный аппарат, направленный уже не только против Москвы и Кабула. Впоследствии на базе этих структур возникли, боевые группы транснационального, или международного, терроризма.[110]

Частью этой системы была и «Аль-Каида», занимавшаяся вербовкой и обработкой наемников. В 1988 году «база» была подготовлена к новым задачам после ожидаемого весной следующего года вывода советских войск из Афганистана. Одним из действующих лиц этой системы стал Усама бен Ладен, возведенный позже западными СМИ в ранг террориста № 1 (через него и проходила основная масса наемников). В книге французского журналиста Терри Мейсана «Чудовищная махинация» приводятся интересные детали его биографии:[111]

«Родившийся в 1957 году Усама бен Ладен получил диплом по менеджменту и экономике университета имени короля Абдул Азиза. Он слывет осведомленным деловым человеком. В декабре 1979 года принц Турки аль-Фейсао (директор саудовских секретных служб с 1977-го по 2001 год) предложил бен Ладену управлять финансовой стороной секретных операций ЦРУ в Афганистане. За десять лет ЦРУ инвестировало в Афганистан два миллиарда долларов. Саудовские и американские службы набирали исламистов, вооружали и обучали их, всеми способами подготавливая к джихаду против Советов. Запросами этого разношерстного мира Усама бен Ладен управлял при помощи систематизированной информации, называвшейся «Аль-Каида» (в буквальном переводе — «база данных»).

После вывода советских войск из Афганистана США потеряли всякий интерес к судьбе этой страны, оставив ее в руках навербованных по всему миру военачальников и моджахедов. Тогда, вероятно, и прекратилось сотрудничество бен Ладена с ЦРУ. Однако он сохранил своих бойцов для собственных нужд». Некоторые исследователи, правда, придерживаются иного мнения о прерванных контактах. Они считают, что сотрудничество ЦРУ и бен Ладена продолжалось и в последующие годы. Эта таинственная фигура стала своего рода «страшилкой» для мировой общественности и ширмой для некоторых отнюдь не «демократических» операций американской разведки.[112]

Срок обучения в центрах подготовки в зависимости от их специализации колебался от нескольких недель до нескольких месяцев. Согласно сообщениям зарубежной прессы, программа подготовки включала изучение материальной части оружия и овладение навыками его применения, минно-подрывное дело, тактику диверсионных действий, а также религиозно-политическую обработку. Особое внимание уделялось одиночной подготовке и действиям в составе мелких групп в ночных условиях. Нередко боевики проходили обучение непосредственно в учебных центрах и частях Пакистанской армии. В Иране афганские оппозиционеры после дополнительной военной подготовки в учебных центрах сухопутных войск и корпуса стражей исламской революции участвовали в боевых действиях на ирано-иракском фронте (боевая обкатка). Обучением боевиков занимались американские, английские, французские, китайские, египетские, пакистанские, иранские, японские и другие инструкторы. Зачастую они проникали на афганскую территорию в составе групп моджахедов для проверки качества подготовки боевиков и изучения обстановки на месте. Причем единая программа обучения, разработанная при участии ЦРУ США и спецслужб других западных стран и принятая в большинстве учебных центров, позволяла успешно координировать действия душманов, несмотря на принадлежность их к различным антиправительственным организациям.[113]

По данным иностранной печати, фактические расходы Соединенных Штатов на помощь афганской оппозиции к 1985 году составили около 1 млрд. долларов. В 1984/85 финансовом году на эти цели было выделено еще 280 млн. Примерно 100 млн. долларов в год, по свидетельству газеты «Нью-Йорк таймс», расходовали Саудовская Аравия, ФРГ и другие западные государства. Всего же за десять лет войны в Афганистане США официально израсходовали на поддержку моджахедов от 2 млрд. до 3 млрд. долларов, полученных из разных источников. Примерно равную сумму выделили на ведение джихада другие государства. Неофициальная же сумма была в несколько раз больше. По словам одного хорошо осведомленного источника в спецслужбах США, еще от 10 до 20 миллиардов долларов для поддержки афганских моджахедов внесли совместно два колумбийских наркокартеля — Медельинский картель и картель Кали. Последний, по утверждению западной прессы, был тесно связан с администрацией Дж. Буша.[114]

К слову сказать, многие лидеры моджахедов со временем значительно разбогатели на иностранной помощи. Так, Гелани стал хозяином фабрики по производству изделий из гипса в Карачи, а в Лондоне приобрел на имя своего сына недвижимость на сумму 8 млн. долларов. Раббани сколотил состояние на контрабандных поставках лазурита из афганской провинции Бадахшан, контролировавшейся отрядами Ахмад Шаха Масуда. А Хекматьяр стал владельцем транспортной фирмы и обзавелся солидными денежными вкладами в Бразилии. Кроме этого, большую часть в доходах последнего занимал наркобизнес. К концу 1980-х годов он многими даже именовался «опиумным королем Афганистана». В создании инфраструктуры наркобизнеса значительную роль сыграл Всемирный фонд природы, возглавляемый принцем Филипом и Садруддином Ага Ханом.[115] Так что говорить о «бескорыстных и принципиальных лидерах борьбы за свободу и независимость Афганистана» не приходится. Эти «герои» неплохо нажились на войне.

В большинстве случаев финансовая помощь моджахедам оказывалась через созданные в США и других западных странах «общественные» организации, находившиеся на дотациях спецслужб или сотрудничавших с ними «частных лиц». Тема «общественной» поддержки моджахедов обширна и требует отдельного рассмотрения. Поэтому я ограничусь в качестве примера сведениями лишь о некоторых негосударственных организациях, созданных для оказании помощи «освободительной борьбе афганского народа» против «коммунистической экспансии».[116]

Одной из таких «неправительственных организаций» был «Комитет помощи Афганистану» (КПА) созданный в 1980 году банкиром Джоном Трэйном. Помимо Трэйна, среди основателей КПА были также четыре бывших посла Соединенных Штатов — Фрэнсис Л.Келлог, сенатор Клейборн Пелл, профессор Военной академии США Луис Дюпре, долгое время работавший на американскую разведку в Афганистане под дипломатическим прикрытием чиновника Госдепартамента, и профессор Томас Гуттьер — тоже долгое время работавший в Афганистане параллельно на Госдепартамент и ЦРУ.[117]

Официально Комитет помощи Афганистану ставил своей целью «сбор средств» для медицинских организаций, оказывавших помощь раненым моджахедам. Однако в действительности деньги, полученные КПА от «медицинских организаций», направлялись не столько на «гуманитарные» цели, сколько на прямое финансирование афганской оппозиции. Оперативная штаб-квартира Комитета, как и многих других подобных организаций, поддерживавших джихад в Афганистане, располагалась в Пешаваре — «столице» афганской оппозиции.[118]

С КПА также сотрудничали и были тесно связаны несколько других «гуманитарных» организаций, образованных с той же целью, в том числе Национальный фонд демократии, созданный Конгрессом США в 1984 году для финансирования так называемого «Проекта Демократия»; организация «Дом Свободы», получившая общественную известность своей работой с советскими военнопленными, и Международный комитет Спасения. Последние две организации возглавлялись Лео Черном, занимавшим высокое положение в Президентском консультативном комитете по внешней разведке и давнишним другом Генри Киссинджера. Членом совета директоров Комитета Спасения являлся сам шеф ЦРУ У. Кейси (одно время он даже был его президентом). Оперативный штаб организации, также находившийся в Пешаваре, состоял в основном из представителей группировки Хекматьяра «Хезб-и-Ислами».[119]

Другая «неправительственная организация», глубоко вовлеченная в оказание помощи афганским моджахедам, — Комитет Свободного Афганистана (КСА) являлась детищем британской администрации Тэтчер. Она была создана в 1981 году по личной инициативе Маргарет Тэтчер и лорда Бэтелла — известного историка, автора нескольких книг, одновременно работавшего в британской разведке. Фактически с момента своего основания Комитет Свободного Афганистана действовал как американский филиал лондонского радио «Свободный Кабул» (также, как и радио «Свободный Афганистан»).[120]

Пост исполнительного директора КСА занимала Карен Мак-Кей. Кроме Карен Мак-Кей, ключевыми фигурами в КСА были: генерал-майор армии США Дж. Милнор Робертс, являвшийся также членом отделения Мировой антикоммунистической лиги в США и исполнительным директором Ассоциации офицеров резерва Американской армии; Чарльз Мозер, профессор славянских исследований в Университете имени Джорджа Вашингтона, офицер ЦРУ, известный специалист по Восточной Европе; Дэвид Исби — издатель британского военно-аналитического журнала впоследствии издатель и аналитик по «советским вопросам» журнала «Солдат удачи»; бригадный генерал армии США Теодор Матаксис, лично воевавший в Афганистане в качестве «военного советника» при различных группировках душманов. [121]

Кроме того, в Консультативный комитет КСА входили генерал Джон Синглауб, бывший председатель Мировой антикоммунистической лиги, оставивший в 1978 году пост начальника штаба армии США после того, как публично обвинил тогдашнего президента Картера в игнорировании «коммунистической угрозы»; генерал Дэниэл Грэхэм, бывший глава Разведывательного управления министерства обороны США (РУМО); Ричард В. Аллен, советник по вопросам национальной безопасности, сменивший на этом посту в 1980 году З.Бжезинского, эксперты по Афганистану и офицеры ЦРУ Арно де Борграв (кузен шефа французской разведки Александра де Маранша) и Луис Дюпре.[122]

Особую помощь Комитету Свободного Афганистана оказывал конгрессмен Чарльз Уилсон, выпускник Военно-морской академии, имевший обширные связи в Пентагоне и входивший в состав двух комитетов палаты представителей Конгресса США — по разведке и по ассигнованиям. Уилсон был убежден, что афганская война была своевременной и справедливой, и не скрывал своего желания, «чтобы в Афганистане было убито больше русских». «Во Вьетнаме мы потеряли 58 тысяч человек, — заявлял он, — поэтому русские еще должны нам».[123]

Комитет Свободного Афганистана во главе с Карен Мак-Кей развил особенно активную деятельность в начале и середине 1980-х годов. Для того чтобы усилить свое влияние на главарей афганских моджахедов, руководство КСА часто приглашало их в Вашингтон, где организовывало им встречи с влиятельными американскими чиновниками, а также на свои конференции. Комитет Свободного Афганистана не отказывал в помощи практически ни одной организации афганских душманов, однако особое предпочтение все же отдавал группировке Бурхануддина Раббани и его военному командиру — Ахмад Шаху Масуду.

Позже директор Центра по борьбе с терроризмом и нетрадиционными методами боевых действий при Конгрессе США вынужден был озвучить истинные цели американской помощи. Он признал, что афганские душманы «… были союзниками в холодной войне против СССР».

Но не только «холодной». В 1994 году Бжезинский признал, что после ввода советских войск в Афганистан американская администрация «впервые за все время холодной войны приняла политику прямой поддержки действий, направленных на уничтожение советских военнослужащих». Но, а помощь повстанцам Западной Украины и Прибалтики в уничтожение советских военнослужащих в 1950-е годы, а восстание в Венгрии в 1956 году? Об этом Бжезинский «забыл».

Документы, ставшие известными в последние годы, свидетельствуют об участии военнослужащих западных стран (в первую очередь США и Великобритании) в проведении тайной операции, направленной непосредственно против советских войск. Она носила кодовое название «Фарадей» и включала следующие конкретные задачи:

1) Создание инфраструктуры учебно-диверсионных лагерей подготовки моджахедов. Причем не только в Пакистане и пограничных районах Афганистана, но и в Шотландии.

2) Засылку американских и британских диверсантов из элитных частей спецназа в Афганистан для ведения разведки в районах Кандагара, Баграма и Кабула (ответственным за диверсионную деятельность в тылу советских войск был Р. Гейтс, нынешний министр обороны США) .

3) Организацию тайных поставок вооружения для моджахедов через правительство и спецслужбы Пакистана (в 1982—1986 годах поставки в основном шли транзитом через Египет в пакистанский порт Карачи, откуда переправлялись на афгано-пакистанскую границу).

4) Инструктирование и подготовку группировок самых «непримиримых» моджахедов, стоящих на позициях воинствующего исламского фундаментализма, по тактике проведения диверсий, терактов и саботажа.[124]

Курировали операцию «Фарадей» Министерство обороны Великобритании и Пентагон (Министерство обороны США). Непосредственное выполнение поставленных задач возлагалось на части британской специальной авиационной службы (САС) и американское Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО), начальником которого являлся генерал-лейтенант ВВС Юджин Тай и которое непосредственно подчинялось Уильяму Кейси, генеральному директору ЦРУ. В числе «частных» фирм, к услугам которых обращались британские спецслужбы в годы войны в Афганистане, можно назвать также «Службу Кило-Альфа», возглавлявшуюся бывшим командиром отряда САС майором Аришем Тертлом, и «Холдинг Дж. Донна», которым руководил бывший эксперт САС по контршпионажу Харклрод. Однако крупнейшим из подобных бюро была «Служба Кини Мини», название которой переводится с языка суахили как «змея в траве». Ее возглавляли майор Дэвид Уокер, эксперт САС по Южной Америке, майор Эндрю Найтингейл из разведывательной группы САС и детектив Рэй Такер, бывший специалист Скотленд-Ярда по арабским делам.[125]

По сути, гражданская война в Афганистане должна была стать «взрывателем» в англо-американской «большой игре» по дестабилизации «кризисного полумесяца» Южной Азии». Главной целью этой «игры», по некоторым данным, ставшим известными в последние годы, являлось разжигание гражданской войны, которая фактически уже велась в то время между режимом Хафизуллы Амина и базирующимися в Иране и Пакистане исламскими фундаменталистами, и последующее распространение исламской революции и фундаменталистских идей на советские республики Средней Азии. Эти действия были созвучны с планами некоторых лидеров оппозиции, в частности, лидера Исламского общества Афганистана (ИОА) Бурхануддина Раббани. Во всяком случае, на 2-м съезде Союза афганского освобождения он открыто заявлял, что в качестве одной из основных целей своей организации ставит не только «освобождение Афганистана от оккупации, но и распространение исламской революции на Москву и вообще на весь мир».[126]

Здесь уместно заметить, что некоторые аналитики в Вашингтоне еще до начала войны предупреждали администрацию США об опасности, таящейся в подготовке диверсантов из числа исламистов, и в частности о возможности впоследствии терактов в самой Америке. Так, 21 июня 1976 года один из членов аналитической группы при президенте Джеральде Форде подал записку советнику Дику Чейни (позже вице-президент), в которой убеждал его «принять меры сейчас, пока потенциальная угроза не переросла в реальную». Однако, по словам американского историка Тимоти Нафтали, автора книги «Тайная история американской борьбы с терроризмом», высшие советники администрации Форда недооценили угрозу.

Немало для исламской оппозиции сделал Китай, хотя часто о его роли мало говорят.

Китай занял враждебную по отношению к Апрельской революции позицию. «Китай, видимо, играет эффективную роль в предоставлении необусловленной помощи основным группам сопротивления,— писал в своей работе по Афганистану проживающий в США пакистанский исследователь Т. Амин.— Представляется, что Китай понял значение и потенциал движения сопротивления еще на начальном этапе». [127]

Стараниями всех этих стран формирования исламской оппозиции были хорошо вооружены и снаряжены.

На вооружении «повстанцев» находились стрелковое оружие китайского, египетского, английского и шведского производства, безоткатные орудия, зенитные установки (37-и 40-мм зенитные установки, ПЗРК типа «Ред Ай»), 60—82-мм минометы, 76-мм горные пушки. В большом количестве использовались противотранспортные и противопехотные мины, самодельные фугасы и ручные гранаты. С начала 1984 года — современные зенитные и противотанковые средства: ПЗРК типа «Стрела 2М» китайского и египетского производства, «Стингер» и «Блоупайп» американского и английского производства, огнеметы, а также химическое оружие (только в апреле 1984 года в Афганистан было переброшено около 4 тысяч химических боеприпасов) и даже нервнопаралитическое вещество 517 Си-Эс. [128]

Также США поставляли душманам современные средства связи. Специалисты из ЦРУ и Пентагона снабжали душманов подробными фотоснимками со спутников, передавали американские радиоперехваты переговоров советского командования на поле боя.

Важнейшей составляющей афганской войны были психологические операции, проводимые западными спецслужбами в течение всего периода боевых действий. Для их осуществления использовались официальные и дипломатические каналы, правительственные и неправительственные радиостанции («Голос Америки», Би-би-си, «Свобода», «Свободная Европа и др.), множество «общественных» организаций. Моджахедов поднимали на пьедестал славы, а их лидеров принимали в Лондоне и Вашингтоне на самом высоком правительственном уровне. Массированной обработке подвергалось и общественное мнение, шло интенсивное «промывание мозгов», в том числе и гражданам Советского Союза

2.2 Характеристика Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ)

С первых дней пребывания на афганской территории на ОКСВ возлагалось выполнение широкого круга задач:

— содействие в упрочении местных органов власти;

— охрана народнохозяйственных и военных объектов, основных автомобильных дорог и обеспечение прохождения по ним автоколонн с грузами;

— ведение совместно с афганскими войсками боевых действий по разгрому отрядов и групп вооруженной оппозиции;

— прикрытие госграницы Афганистана с Пакистаном и Ираном от проникновения караванов и отрядов моджахедов;

— оказание помощи вооруженным силам ДРА в подготовке штабов, войск и др.[129]

Боевой и численный состав Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Республике Афганистан не был постоянным. В марте — апреле 1980 года в его состав входили: управление 40-й армии с частями обеспечения и обслуживания, 4 дивизии (три мотострелковые и одна воздушно-десантная), 5 отдельных бригад (в том числе десантно-штурмовая, трехбатальонного состава), 4 отдельных полка, трубопроводная бригада, бригада материального обеспечения и некоторые другие части и учреждения. В авиации насчитывалось 7 полков — смешанный авиаполк, 3 вертолетных полка, 2 авиаполка истребителей-бомбардировщиков, истребительный авиаполк и 3 отдельных вертолетных эскадрильи, приданные мотострелковой дивизии.[130]

Общая численность ОКСВ составляла в разное время, по разным данным, от 85.000 до 150.000 личного состава. На вооружении находилось около 2.400 единиц бронетехники (около 600 танков, 1.500 БМП, 290 БТР), 900 орудий различных калибров, 500 вертолетов и самолетов.[131]

Соединения и части 40-й армии дислоцировались в важных районах и центрах Афганистана. Основная группировка советских войск сосредотачивалась в восточных и северо-восточных провинциях. 5-я мотострелковая дивизия дислоцировалась на западе, а две отдельные бригады на юге страны. Каждой дивизии, бригаде и отдельному полку назначались районы ответственности, включавшие основные населенные пункты и соединяющие их коммуникации. Восемь батальонов специального назначения (СпН), объединенных в две бригады (сформированы в 1985 г.), действовали в выделенных им вдоль афгано-пакистанской границы полосах ответственности.

В боях в Афганистане участвовали две авиадивизии (270 боевых самолетов) и 4 полка боевых вертолетов Ми-24 и Ми-8 (240—250 вертолетов). С аэродромов Туркестанского и Среднеазиатского военных округов оперировали, кроме того, еще две авиадивизии. В Афганистане находились 30 штурмовиков Су-25. Эти соединения авиации были подчинены не командующему 40-й армией, а командующему южным театром военных действий в Ташкенте (в 1985—1986 гг. — генерал армии М.Зайцев).

Части 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и два полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, не входившие в 40-ю армию, располагались в Кабуле и Баграме.[132]

Ударной силой ОКСВ были ВВС, ВДВ, Войска специального назначения.

Пограничные войска КГБ СССР.

Кроме соединений и частей Советской Армии, в ДРА находились подразделения Пограничных войск КГБ СССР. Первые подразделения погранвойск КГБ были введены по настоятельной просьбе Б. Кармаля в 1980 году.

Командование ОКСВ.

Непосредственное управление боевой и повседневной деятельностью ОКСВ осуществлял командующий 40-й армией, имевший статус уполномоченного правительства СССР по делам советских войск в Афганистане. Армией командовали генерал-лейтенанты Ю.В. Тухаринов (декабрь 1979 г. — сентябрь 1980 г.), Б.И. Ткач (сентябрь 1980 г. — май 1982 г.), В.Ф. Ермаков(май 1-982 г. — ноябрь 1983 г.), Л.Е. Генералов (ноябрь 1983 г. — апрель 1985 г.), И.Н. Родионов (апрель 1985 г. — апрель 1986 г.), В.П. Дубинин(апрель 1986 г. — июнь 1987 г.) и Б.В. Громов (июнь 1987 г. — февраль 1989 г.).[133]

2.3 Боевые действия

Перед тем, как рассмотреть ход войны необходимо остановиться на её временных рамках. Считается, что начало войны 27 декабря 1979 года – окончание 15 февраля 1989 года. Но первые советские подразделения были введены в Афганистан в июле 1979 года – 5 июля отряд спецназа КГБ «Зенит», 7 июля батальон из состава 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка. Кроме этого, еще до декабря 1979 года проводились мероприятия по нейтрализации контрреволюционных сил в Афганистане бойцами Отдельной бригады особого назначения (ОБОН) КГБ СССР. Также стоит отметить, что советское командование в условиях набиравшего в Афганистане силу повстанческого движения в марте 1979 г. с целью устрашения лидеров повстанцев на советско-афганской границе сосредоточило две советские дивизии. В дальнейшем эта группировка была значительно усилена. Более того, есть данные, что именно советские войска, находящиеся в Туркмении нанесли артиллерийские и авиационные удары по отрядам душманов и восставшим в Герате в марте 1979 года.

Теперь 15 февраля 1989 года – это дата ухода Советской Армии из Афганистана. Но после ухода войск Советской Армии, на территории Афганистана остались Пограничные войска КГБ СССР. Официально – для передачи материальных ценностей афганской стороне, но фактически они охраняли тылы афганских правительственных войск. И находились они в Афганистане до июля 1991 года.

Таким образом, годы Афганской войны – март 1979 года – июль 1991 года. А период 27 декабря 1979 года – 15 февраля 1989 года – это период активных боевых действий.

Весь период активной боевой деятельности советских войск в Афганистане можно условно разделить на четыре периода по приоритетному выполнению тех или иных задач. Основные события первого периода (декабрь 1979 г. — февраль 1980 г.)

1. Ввод советских войск в Афганистан, размещение их по гарнизонам, организация охраны пунктов дислокации и различных объектов.

2. Открытые заявления администрации США, руководства Египта, Саудовской Аравии, некоторых государств Персидского залива, Ирана и КНР о своей поддержке и практической помощи афганской оппозиции (начало 1980 г.).

3. Обстрелы гарнизонов советских войск со стороны оппозиции. Просьбы руководства Афганистана (Б. Кармаля) о необходимости привлечения советских войск к активным боевым действиям.[134]

Основные события второго периода (март 1980 г.— апрель 1985 г.)

Ведение активных боевых действий, в том числе широкомасштабных, совместно с афганскими соединениями и частями; работа по реорганизации и укреплению вооруженных сил ДРА.

1. Начало боевых действий советских войск совместно с афганскими частями в операции в пограничной с Пакистаном провинции Кунар (с марта 1980 г.).

2. Охрана советскими войсками режимных зон и коммуникаций (862 сторожевые заставы, на которых несли службу 20.200 человек), 20 объектов советско-афганского экономического сотрудничества, проводка автомобильных колонн с запасами материальных средств.

3. Операция советских и афганских войск в ущелье р. Панджшер против отрядов Исламского общества Афганистана (ИОА) с целью уничтожения базы оппозиции и ликвидации угрозы, нависшей над Кабулом (16 советских батальонов непосредственный руководитель боевых действий начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н. Г. Тер-Григорьянц) в мае 1982 г.

4. Разгром на севере Афганистана крупного базового скопления оппозиции в районе Дарзаб (на границе провинций Джаузджан и Фарьяб) с 15 по 19 февраля 1982 г. (4 советских и 4 афганских батальонов, руководитель операции Н.Г. Тер-Григорьянц).

5. Проведение операции по разгрому формирований оппозиции в широкой долине — в зеленой зоне Джабаль-Уссарадж, Чарикар, Махмудраки (конец января — начало февраля 1982 г.), что положительно повлияло на ситуацию в столице, на магистрали Хайратон-Кабул, в провинциях Кабул, Парван, Каписа. В операции участвовали 10 советских батальонов (руководил операцией заместитель командующего 40-й армии генерал-майор В.Г. Винокуров).[135]

Основные события третьего периода (апрель 1985 г. — январь 1987 г.)

Переход к поддержке афганских войск советской авиацией, артиллерией и саперными подразделениями; применение мотострелковых, воздушно-десантных и танковых подразделений главным образом в качестве резерва и для повышения морально-боевой устойчивости афганских войск; продолжающееся ведение борьбы подразделениями спецназначения по пресечению доставки оружия и боеприпасов из-за рубежа; оказание помощи в развитии вооруженных сил ДРА.

1. Разгром отрядов оппозиции, их складов и баз в провинциях Баглан, Парван, Каписа (октябрь 1985 г., под руководством командующего армией генерал-лейтенанта И.Н. Родионова), и в провинциях Логар, Нангархар, Пактия (май 1986 г., под руководством командующего армией генерал-майора В.П. Дубинина). В обоих случаях было привлечено 14 советских батальонов. Боевые действия охватывали более 10 районов.

2. Проведение одной из крупнейших операций по разгрому базового района Исламской партии Афганистана (ИПА) Джавара («Волчья Яма») в округе Хост (первая половина 1986 г., руководство осуществлял начальник штаба 40-й армии генерал-майор Ю.П. Греков). Митинги и парады афганских войск в Кабуле и гарнизонах по случаю взятия базы (выступление Наджибуллы).

3. Вывод из Афганистана первых 6 полков: танкового, двух мотострелковых и трех зенитных (октябрь 1986 г.).

4. Избрание Генеральным секретарем ЦК НДПА и Председателем Ревсовета ДРА Наджибуллы (1986). Постепенное формирование программы национального мира.[136]

Основные события четвертого периода (январь 1987 г. — февраль 1989 г.)

Участие советских войск в проведении афганским руководством политики национального примирения; активная деятельность по укреплению режима; завершение становления вооруженных сил ДРА; продолжающаяся поддержка боевой деятельности афганских войск; подготовка советских войск к выводу и полный их вывод.

1. Одна из последних совместных операций в Афганистане — боевые действия под кодовым названием «Магистраль» по деблокированию дороги Гардез — Хост и проводке автомобильных колонн с запасами материальных средств для населения и гарнизона Хоста. Политическая цель операции — срыв замыслов руководства оппозиции по отторжению округа Хост от ДРА и размещению на его территории своего «правительства». Руководил боевыми действиями командующий 40-й армией генерал-лейтенант Б.В. Громов (ноябрь — декабрь 1987 г.). В операции участвовала группировка, включавшая 14 советских батальонов.

2. Принятие декларации Ревсовета ДРА «О национальном примирении» (3 января 1987 г.). Отказ непримиримой оппозиции от сотрудничества и примирения с властями Афганистана. Проведение афгано-пакистанских переговоров по вопросам урегулирования отношений между двумя странами, которые велись через Д. Кордовеса — личного представителя Генерального секретаря ООН (с 1982 г.).

3. Подписание Министром обороны СССР директивы на вывод войск (7 апреля 1988 г.). Начало вывода войск из Джелалабада (с 15 мая), Кабула (с 16 мая). Торжественный вывод первых советских колонн (завершение вывода 15 февраля 1989 г.).[137]

Действия афганских душманов и иностранных наемников и террористов.

Афганским душманам и наемникам не нужны были долгие годы для осознания того факта, что в открытом бою они будут наголову разбиты регулярной армией, которая превосходит их если не численностью, то подготовкой, вооружением и техническим оснащением.

Примечательно, что у душманов, по сути, отсутствовало единое командование. Это было связано с этническим, географическим и конфессиональным разобщением народа Афганистана. Все попытки объединить их усилия под единое командование ни к чему не привели. Реальной властью в афганском сопротивлении обладали лишь полевые командиры. Среди наиболее известных полевых командиров моджахедов следует отметить таджика Ахмад Шаха Масуда, действовавшего в северных провинциях и командующего отрядами в долине Панджшер. [138]

Ахмад Шах Масуд (его имя в переводе означает «счастливый»). Родился в 1954 г. в кишлаке Джангалак в уезде Панджшер провинции Парван (по другим данным — в кишлаке Базарак того же уезда), в семье полковника афганской армии. По национальности таджик. В 1973 г. окончил привилегированный лицей Эстекляль и поступил в Кабульский политехнический институт, где сошелся с некоторыми членами фундаменталистских организаций «Мусульманское братство» и «Мусульманская молодежь», особенно с Бурхануддином Раббани. За участие в антиправительственных выступлениях был вынужден бросить учебу и вернуться в Панджшер, где создал небольшой вооруженный отряд. После Панджшерского мятежа бежал в Пакистан. Оттуда, по некоторым сведениям, он перебрался на Ближний Восток, где в течение некоторого времени проходил военную подготовку в лагерях палестинских повстанцев и якобы даже участвовал в боевых действиях против Израиля в рядах «Организации освобождения Палестины (ООП). В 1978 г. вернулся в Пакистан, а оттуда в иранский Мешхед, где находилась штаб-квартира «Джамиат-и-Ислами», возглавляемая Б. Раббани, и стал его ближайшим помощником по военным вопросам. В 1979 г. был направлен в Афганистан во главе вооруженного отряда для борьбы против кабульского режима. К лету 1982 г. его группировка насчитывала в общей сложности более 2.500 человек, а в середине 1980-х— 17.000 бойцов, объединенных в 335 отрядов, которые действовали более чем в 10 провинциях Афганистана (в основном на северо-востоке страны, в районах исконного проживания национальных меньшинств таджиков, узбеков и хазарейцев). Главной базой отрядов Масуда стала Панджшерская долина. Здесь был создан своего рода укрепленный район, где были оборудованы огневые позиции для крупнокалиберных пулеметов, подготовлены участки обороны, распределенные между отдельными группами. [139]

Масуд без сомнения был самым талантливым и лучшим боевым командиром афганской исламской оппозиции, намного превосходя военными дарованиями всех командиров душманов.

Также следует отметить Абдулу Хака, оперировавшего в Кабуле и его окрестностях; Амина Бардака, действовавшего в основном в провинциях Вардак и Газни; Сайда Джаграна, Джалаллудина. Кроме того, в Афганистане действовали еще несколько сот региональных командиров отрядов, большей частью самостоятельно. Они имели разный боевой опыт. Многие из них вообще не отличались военными талантами, что нередко приводило к большим потерям там, где этого можно было избежать. Некоторые из полевых командиров имели военное образование, полученное в том числе и в советских военных учебных заведениях. Например, полковник Рауф, бывший капитан 24-го пехотного файзабадского полка Вазир Хистаки (командир отряда моджахедов, действовавших в районе Файзабада), окончивший, по некоторым данным, академию им. М.В. Фрунзе, полковник Сарвар (бывший военный атташе ДРА в Индии), действовавший в Нуристане, и др.[140]

Однако, как говорилось выше, единая программа обучения, разработанная при участии ЦРУ США и спецслужб других западных стран и принятая в большинстве учебных центров, позволяла успешно координировать действия душманов.

Всего советским войскам в разное время одновременно противостояли от 120.000 до 200.000 человек. Среди них было много иностранных наемников из арабских стран, а также из КНР, Англии, США и других. А полевым командирам часто помогали иностранные инструкторы и советники.[141] Например, только «черная гвардия» Усамы бен Ладена насчитывала 2.000 арабских наемников из Египта, Иордании, Сирии, Саудовской Аравии, Ирака, Алжира.

При ближайшем анализе становилось ясно, что не все повстанцы воевали одинаково. Эти отличия в основном имели региональный характер. В тех районах, где народ занимался земледелием, интенсивность боевых действий возрастала после проведения полевых работ. Ведь воевали те же, кто работал на земле. Поэтому их действия носили нерегулярный характер.

Часть моджахедов воевала «по необходимости». То есть это были, по сути, отряды местной самообороны, которым не было дела до большой политики. Они хотели защитить свои кишлаки и свое имущество. Но их действия не ограничивались обороной селений. Они практиковали и более активные акции. Однако радиус действия таких групп (в среднем 20-300 человек) не превышал 20 километров.[142]

Часть повстанцев действовала в городах, совершая диверсии против правительственных объектов и, реже, советских войск.[143]

Наибольшую опасность представляли регулярные формирования, основным занятием которых было ведение боевых действий. Они имели лучшее вооружение, в том числе артиллерию. Их бойцы проходили подготовку в пакистанских и иранских лагерях. [144]

Партизанами применялось главным образом четыре вида тактики, которые часто комбинировались:

— операции городских партизан;

— засады против колонн снабжения;

— оборона опорных точек;

— осада опорных точек противника.[145]

Одним из видов тактики была оборона опорных точек. Однако это была не типичная оборона европейского типа, когда обороняющиеся строят защитные инженерные сооружения и удерживают город до последнего. Афганцы, узнав о приближении советских войск, прятали в горы мирное население, минировали дороги и подступы и совершали налеты и обстрелы, не вступая в открытый бой.[146]

Повстанцы также предпринимали обстрелы и атаки на населенные пункты, занятые советскими и правительственными войсками, их посты и места базирования. Обстрел велся с дальней дистанции из снайперских винтовок, минометов, ракетных установок, безоткатных орудий. Эффект от таких обстрелов был скорее психологическим. Впрочем, против правительственных войск такая тактика имела успех. Советские же войска немедленно отвечали ударами артиллерии и авиации, вылазками групп спецназа.

Настоящим проклятьем для советских войск стали постоянные атаки душманов на транспортные колонны. Разбросанные по стране посты и базы требовали постоянного снабжения, которое осуществлялось автотранспортом. Железная дорога в Афганистане отсутствовала. Низкий уровень дорожной инфраструктуры делал, по большому счету, ненужной серьезную разведку, потому что вычислить, где будет проходить колонна, не представлялось трудным.[147]

Во всех операциях на стороне повстанцев было отличное знание района ведения боевых действий, что позволяло максимально использовать преимущества рельефа как при нападении, так и при бегстве.

Следует отметить, что душманы нередко пытались атаковать советскую территорию, проводили её обстрелы. Цель – перенос боевых действий на территорию СССР. Однако в целом ничего серьезного у них не вышло в данном направлении. Советские Пограничные войска не позволили исламской оппозиции перенести боевые действия на территорию СССР. Но иногда душманам удавалось прорваться на советскую территорию. В частности, весной 1987 года банда душманов вторглась в пределы СССР в районе реки Пяндж и была наголову разгромлена советским пограничниками.

Особое место в боевых действиях оппозиции занимала минная война, получившая в Афганистане широкое распространение. Она отличалась большим разнообразием приемов и способов. На вооружении партизанских отрядов душманов находились мины различных типов. Однако наибольшее распространение получили противотанковые мины: тип «72» (Китай), SН-55 (Египет), М-19 (США), Мк7 (Великобритания), ТS-2,5 и ТS-6 (Италия), Р2Мк2, Р2МкЗ (Пакистан). Для усиления взрыва часто использовались дополнительные заряды взрывчатых веществ, получая фугас (авиационные бомбы, артиллерийские снаряды или взрывчатка в чистом виде, уложенная в различную тару — мешки, ящики, снарядные гильзы, даже котлы и кастрюли).

Подрыв фугаса производился различными способами. Использовались электрические детонаторы, контакты которых выводились на поверхность в виде обрывков троса, проволоки и т.п. Применялись и контакты со специальным размыкателем, который разрушался при наезде, замыкая цепь. Такой взрыватель работал как против гусеничной, так и против колесной техники. Кроме того, применялись фугасы, управляемые по проводам. Пункт управления фугасом оборудовался, как правило, в 400—500 метрах от места закладки. Для дублирования использовался детонирующий шнур.

Одиночные мины устанавливались, как правило, в местах, где подрыв мог вызвать длительную остановку: на крутых закрытых поворотах, дорожно-мостовых сооружениях, крутых косогорах, карнизах и полках, в теснинах, выемках, на высоких насыпях.

Минирование могло представлять собой как самостоятельную акцию, так и средство остановки колонны для последующего обстрела со склонов гор или из «зеленки». [148]

Серьезной проблемой для ВВС СССР стали состоящие на вооружении душманов переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). Если в 1984 г. было отмечено 62 пуска ПЗРК, в 1985 г. — 141, в 1986 г. — 847 (сбиты 26 самолетов и вертолетов), то только за пять первых месяцев 1987 г. — 116 пусков ПЗРК (сбиты 30 воздушных целей.). [149]

В начале войны душманы развертывали крупные лагеря. Но они были очень уязвимы для атак с воздуха. Поэтому в дальнейшем повстанцы стали оборудовать небольшие лагеря, спрятанные глубоко в скалах. Их было достаточно просто оборонять, так как рельеф местности препятствовал атакам как с земли, так и с воздуха.

У повстанцев не было большого дефицита с добровольными помощниками, которые выполняли разведывательные, снабженческие и иные функции. Из-за нищеты и мощного религиозного влияния (в противовес «безбожникам-коммунистам») не прекращался приток добровольцев в отряды сопротивления. Убежденность повстанцев в правоте своей борьбы и священности войны с неверными оккупантами, спокойное отношение к собственной смерти, неприхотливость — эти качества делали афганцев трудным противником.[150]

Действия ОКСВ.

Условно боевые действия, которые вели советские войска на территории Афганистана, подразделяются на плановые (проводимые по утвержденным министром обороны СССР планам) и неплановые.

Плановые боевые действия, как правило, были крупномасштабными и предпринимались в целях разгрома особо опасных группировок или объединенных отрядов оппозиции, ликвидации крупных баз с запасами оружия и боеприпасов. Проводились они чаще всего в районах, где условия местности затрудняли противнику совершение маневра и лишали его возможности выйти из-под удара (изолированные горные долины или высокогорные районы). Однако советским войскам неоднократно удавалось создавать выгодные условия для окружения и разгрома противника в широких долинах и на горных плато.

Всего за годы пребывания в Афганистане советские войска участвовали в 416 крупномасштабных операциях. Одной из наиболее показательных является операция «Магистраль», проведенная в период с 17 ноября 1987 г. по 25 января 1988 г. К операции привлекались крупные силы от 40-й армии, от вооруженных силы Республики Афганистан, а также силы и средства МВД и МГБ республики. Руководил боевыми действиями командующий 40-й армией генерал-лейтенант Б.В. Громов.

В ходе операции ударами авиации и огнем артиллерии было нанесено поражение вооруженным отрядам оппозиции, мотострелковые части захватили предперевальный участок, а десантники — перевал Сатекундав. Вводом в сражение основных сил, в том числе и правительственных войск, был блокирован маршрут и обеспечена проводка колонн из Гардеза в Хост. Боевые действия закончились с минимальными потерями с советской стороны.

Главным содержанием плановых операций являлось по возможности одновременное поражение противника огневыми ударами на всю глубину выполнения задачи с последующим уничтожением его группировки сухопутными войсками и воздушными десантами.[151]

Большинство крупномасштабных операций завершалось разгромом противника, нанесением ему больших потерь в людях и вооружении. Однако в отдельных случаях не удавалось полностью решить поставленные задачи. Чаще всего это объяснялось утечкой данных о районе и сроках проведения операций при ее совместном планировании с афганскими штабами. Такое положение вынуждало руководителей боевых действий организовывать разработку боевых документов только силами советских офицеров, выдавая афганским военным руководителям исключительно дозированную информацию и в самый последний момент.

Наряду с крупномасштабными плановыми операциями советские войска в Афганистане почти непрерывно вели и неплановые боевые действия, которые характеризовались ограниченностью по привлекаемым силам, средствам, пространственному размаху и продолжительности. Готовились они, как правило, в сжатые сроки на основе самых свежих разведывательные данных. Они проводились по решениям командующего 40-й армией или командиров соединений и частей на основе данных, получаемых обычно от агентурной и войсковой разведки. В зависимости от достоверности информации и характера выявленных объектов противника боевые действия начинались через один-три дня после обнаружения целей. При их проведении боевые задачи до афганских подразделений доводились за 2 — 3 часа до начала выдвижения с тем, чтобы они успели завершить подготовку, но не смогли разгласить данные о сроках, районе боевых действий, привлекаемых силах и средствах.[152]

Всего за время пребывания в Афганистане было проведено более 220 подобных боевых операций. Одним из показательных примеров являются боевые действия сводной группы подразделений 201-й мотострелковой дивизии в период с 3 по 6 мая 1987 г. в районе Мадраса. В целях недопущения засад и налетов противника на колонны, следовавшие по маршруту Пули-Хумри — Кундуз, подразделения 149-го мотострелкового полка и разведывательного батальона дивизии в ночь на 3 мая блокировали, а затем уничтожили базовые районы противника в Мадрасе и Муршехе. Боевые действия мотострелков и разведчиков поддерживали 908 артиллерийский полк, 254 отдельная вертолетная эскадрилья и звено истребителей-бомбардировщиков Су-17. В результате внезапных боевых действий отряд вооруженной афганской оппозиции численностью около 400 человек в короткий срок был разгромлен практически без потерь с советской стороны.[153]

Рейдовые действия усиленных батальонов наиболее часто проводились до 1981 г. и заключались в выдвижении подразделений по определенному маршруту, поиске и уничтожении противника. Они поддерживались боевыми и транспортно-боевыми вертолетами, а также самолетами боевой авиации. В некоторых случаях подразделения в район рейда доставлялись на вертолетах. Их эвакуация после выполнения задачи производилась бронегруппой или вертолетами.

Боевые действия дежурных подразделений в зонах ответственности соединений и частей стали применяться со второй половины 1980 г., когда в 40-й армии была организована собственная агентурная разведка. Уже 3 апреля 1980 г. командующий армией отдал приказ об организации дежурства боевых подразделений для немедленного реагирования на полученные разведданные.[154]

Дежурные подразделения в зависимости от состава гарнизона включали роту (батальон) на БМП или БТР, взвод (роту) для действий в качестве тактического воздушного десанта, вертолеты, а также артиллерийские подразделения и самолеты ударной авиации. Дежурные подразделения блокировали и прочесывали кишлаки, небольшие зеленые зоны и другие районы, где по данным разведки находились вооруженные группы оппозиции, их склады оружия и боеприпасов.

В среднем дежурные подразделения соединений и частей ОКСВ выходили на выполнение боевых задач по реализации разведывательных данных 20 — 25 раз в месяц (240 — 300 выходов в год).[155]

Наибольший эффект приносили операции подразделений Спецназа и ВДВ. Эти войска стали проклятием для афганских и иностранных душманов и наемников. При проведении операций советские спецназовцы проявляли исключительное мужество, изобретательность и дерзость. Очень часто они уничтожали группы противника, превосходящие их количественно. Для выполнения задач они нередко проникали на территорию Пакистана. И вступали в столкновения с подразделениями Пакистанской армии. Но чаще пакистанские солдаты и пограничники предпочитали не связываться с советским Спецназом. Переняв тактику неприятеля (зачастую вопреки генеральным директивам командования), спецназовцы стали грозным противником для моджахедов. Мобильность этих подразделений давала большое преимущество по сравнению с другими войсками, а профессиональная подготовка была значительно выше, чем у повстанцев. Впрочем, иногда и спецназовцы попадали в неблагоприятные ситуации и несли потери.[156]

В малых подразделениях спецназначения быстро научились использовать боевой опыт, накопленный в специфических условиях Афганистана. Быстро вносились изменения в тактику, применялись разные хитрости и разрабатывались оперативные комбинации. При проведении операций использовались трофейная техника и одежда, велись переговоры и заключались негласные договоренности с некоторыми полевыми командирами. Многие из захваченных трофеев (оружие, средства связи и пр.) не сдавались, как положено, а использовались в оперативных целях.

Одним из специфических видов боевых действий в Афганистане был досмотр караванов, который осуществлялся главным образом дежурными подразделениями СпН, действовавшими на вертолетах. Обнаружив караван, боевая группа принуждала его к остановке, а досмотровая группа, используя складки местности, десантировалась посадочным способом и оцепляла караван. Затем производилась проверка людей и грузов в целях выявления оружия, боеприпасов, военного имущества или наркотиков. Боевая группа во время досмотра находилась в воздухе в готовности поддержать досмотровую группу и вела наблюдение за прилегающей местностью.

Засадные действия советскими войсками велись в целях воспрещения пополнения отрядов афганской оппозиции оружием и боеприпасами из Пакистана и Ирана, а также недопущения передвижения противника внутри Афганистана. В состав засады включался обычно взвод, усиленный гранатометом АГС-17, расчетом 82-мм миномета «Василек» и группой саперов.

С весны 1984 г. была введена в действие система «Завеса», согласно которой всем соединениям и частям были определены полосы засадных действий, а бригадам спецназначения — зоны разведывательно-боевых действий.

Весной 1987 г. советские войска перешли к системе «Барьер». Отдельные участки местности на востоке и юго-востоке страны перекрывались сплошной цепью засад и подразделениями, которые обороняли узлы дорог и контролировали с высот ущелья.[157]

Для уничтожения стационарных или малоподвижных объектов практиковались налеты. К налетам привлекались преимущественно подразделения спецназа и разведывательные, реже — десантно-штурмовые. При необходимости они поддерживались штурмовиками или истребителями-бомбардировщиками .

Широко практиковались самостоятельные боевые действия авиации по нанесению поражения группировкам противника или уничтожению его баз и складов.

Одной из важнейших и наиболее сложных задач являлась охрана народнохозяйственных и военных объектов, основных автомобильных дорог и проводка по ним транспортных колонн. Эту задачу ОКСВ выполнял с первого же дня пребывания на территории сопредельного государства. Однако только к 1981 г. сложилась достаточно стройная система охраны объектов и коммуникаций.

Вокруг важных административных центров, аэродромов, электростанций, тоннелей была создана 21 пятнадцатикилометровая режимная зона. Обеспечением порядка в режимных зонах, по замыслу, должны были руководить афганские армейские командиры совместно с работниками местных партийных и государственных органов. Однако главная роль в охране всех объектов принадлежала советским войскам. Для этого использовались постоянные сторожевые заставы, а также специально сформированные батальоны охраны.

Всего силами 40-й армии на маршрутах и в режимных зонах были созданы 862 сторожевые заставы, на которых несли службу 20.200 человек.[158]

Главными объектами нападения противника в Афганистане были коммуникации и следовавшие по ним автоколонны, весьма уязвимые от огня стрелкового оружия и установленных на маршрутах движения мин и фугасов. Поэтому передвижение войск и транспортных колонн осуществлялось преимущественно в светлое время суток. Проводка колонн обеспечивалась постоянными сторожевыми заставами и силами охранения, которые включались в состав колонн. Охрана транспорта во время ночного отдыха осуществлялась как личным составом, так и сторожевыми заставами.

Проводки транспортных колонн по дорогам, где не было постоянных сторожевых застав, готовились и проводились как специальные боевые действия.

Особые условия советского военного присутствия в Афганистане обусловили некоторые особенности обеспечения боевой деятельности соединений и частей 40-й армии и в первую очередь организации связи, разведки, инженерного и тылового обеспечения.

Система связи ОКСВ в Республике Афганистан создавалась как опорная сеть, поэтапно — вначале полностью на подвижных средствах, а с 1982 — 1983 гг. — строительством стационарных и гарнизонных узлов связи (11 гарнизонных и 5 опорных узлов связи, соединенных тропосферными, радиорелейными, радио-КВ и космическими линиями связи).

40-я армия имела в своем составе комплект разведывательных частей и подразделений, значительно превышавший положенный по штату типовой армии. К добыванию необходимой информации привлекались все виды разведки: агентурная, специальная, войсковая, воздушная, радио- и радиотехническая. Разведывательная информация поступала также от разведуправления Министерства обороны, органов МГБ и МВД Афганистана, от советских представительств КГБ и МВД при соответствующих органах РА. Большой объем информации 40-я армия получала из Генерального штаба ВС СССР и штаба ТуркВО. При этом 75—80% общего объема разведывательной информации предоставлялось агентурной разведкой. Именно наличие органов агентурной разведки в составе армии позволило к августу 1980 г. вскрыть всю группировку противника на территории Афганистана, а с конца этого же года организовать освещение деятельности штаб-квартир исламских партий в Пакистане и Иране.[159]

Особенности ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в Афганистане обусловливались «нестандартностью» и непостоянством радиоэлектронной обстановки. В условиях партизанской войны и ведения противником переговоров на различных языках народов Афганистана при отсутствии достаточного количества переводчиков она направлялась на немедленное подавление всех разведанных радиосетей противника в наиболее ответственные периоды боевых действий (при ударе авиации, прорыве укреплений, высадке десантов и т.д.). Исключением являлись радиосети, находившиеся на контроле радиотехнического полка особого назначения (ОсН) и взаимодействующих с ним рот радио- и радиотехнической разведки дивизий.

Отлично действовали в Афганистане Пограничные войска КГБ СССР. Они полностью выполнили все стоящие перед ними задачи.

Главными целями оперативной маскировки являлись обеспечение скрытности подготовки операций и введение противника в заблуждение относительно их начала, района проведения, состава сил и средств, направлений действий и решаемых задач. Наиболее сложной проблемой оперативной маскировки было скрытие истинных замыслов и планов операций, проводимых совместно с группировками афганских вооруженных сил. В этих целях при подготовке таких, к примеру, операций, как Кунарская 1985 г. по разгрому базы противника «Джавара» в 1986 г. и «Магистраль» в 1987 г., одновременно готовились по два плана, один из которых — ложный для преднамеренного ознакомления с ним широкого круга лиц с афганской стороны. Практиковалось также поручать афганским штабам разработку заведомо нереальных планов боевых действий. Широко применялись демонстративные действия советских войск, отказы от ранее запланированного блокирования отдельных объектов, средства аэрозольной маскировки, табельные маскировочные комплекты. В Афганистане впервые в практике Вооруженных Сил СССР было введено камуфлированное обмундирование для всего личного состава боевых соединений и частей 40-й армии.[160]

Специфическими задачами инженерного обеспечения советских войск в Афганистане являлись: широкомасштабная борьба с минно-взрывными заграждениями; инженерное оборудование сторожевых застав и постов, районов расположения КП и пунктов постоянной дислокации войск; прикрытие государственной границы с Пакистаном и Ираном; перекрытие караванных маршрутов; инженерное обеспечение проводки транспортных колонн с материальными средствами и охраны важных объектов и коммуникаций от внезапных налетов противника; обеспечение жизнедеятельности и повышение живучести частей и соединений ОКСВ и афганских войск в ходе ведения боевых действий в сложных климатических и географических условиях.[161]

К особенностям технического обеспечения ОКСВ относились: автономность проведения мероприятий в отдельных подразделениях, действовавших в отрыве от главных сил; восстановление вооружения и техники не в местах выхода их из строя, а в сборных пунктах поврежденных машин или в пунктах дислокации.

Главной задачей тылового обеспечения войск в Афганистане было обеспечение автономности в тыловом отношении всех соединений, частей и подразделений как при ведении боевых действий, так и в повседневной жизни. Особые условия Афганистана потребовали развертывания полевых магистральных трубопроводов общей протяженностью более 1.200 км и организации системы обороны насосных станций, пунктов управления трубопроводных рот и батальонов. Для обеспечения боевых действий в 40-й армии создавались повышенные запасы материальных средств.

Важнейшей особенностью медицинского обеспечения являлась организация воздушной эвакуации раненых непосредственно из боевых порядков в лечебные учреждения. Медицинские подразделения развертывались, как правило, на ближайших аэродромах или в базовых районах тыла.

Таким образом, в качестве основных выводов из опыта боевой деятельности ОКСВ в республике Афганистан представляется возможным отметить следующее.

1. Введённая в конце 1979 — начале 1980 гг. на территорию Афганистана группировка советских войск оказалась в весьма специфических условиях. Это потребовало внесения серьёзных изменений в типовые организационно-штатные структуры и оснащение соединений и частей, в подготовку личного состава, повседневную и боевую деятельность.

2. Важное значение для решения возложенных на ОКСВ задач имело тщательное изучение командным составом внутриполитической обстановки в стране пребывания и особенно характера, форм и способов противодействия со стороны вооружённой афганской оппозиции.

3. Специфика советского военного присутствия в Афганистане обусловила необходимость выработки и освоения нетипичных для отечественной военной теории и практики форм, способов и приёмов боевых действий. Проблемными на протяжении всего периода нахождения в Афганистане оставались вопросы согласования действий советских и правительственных войск.

4. В Афганистане накоплен богатый опыт применения различных родов сухопутных войск и военно-воздушных сил в сложных физико-географических и природно-климатических условиях.

5. В ходе афганских событий руководство Вооружённых Сил СССР столкнулось с проблемой организации управления боевой и повседневной деятельности ОКСВ, координации и согласования его усилий с представительствами, советническими аппаратами и должностными лицами различных министерств и ведомств.

6. В период советского военного присутствия в Афганистане приобретен уникальный опыт организации систем связи, РЭБ, сбора, обработки и своевременной реализации разведывательной информации, проведения маскировочных мероприятий, а также инженерного, тылового, технического и медицинского обеспечения боевой деятельности ОКСВ. Кроме того, афганский опыт даёт немало примеров эффективного информационно-психологического воздействия на противника как внутри страны, так и за её пределами.[162]

Сравнение. Часто войну СССР в Афганистане сравнивают с войной США во Вьетнаме. В Афганистане сражалась Советская Армия, а её противнику помогали США, во Вьетнаме воевала Американская армия, а её противнику помогал СССР. И если СССР во Вьетнаме сумел организовать ПВО и ВВС Вьетнама, вооружил и организовал вьетнамские войска и партизан, что те проводили крупномасштабные наступления (например, «наступление Тет»), брали города, контролировали значительные районы страны, то в Афганистане США при всём масштабе помощи тем не менее, не то, что не организовали ВВС и ПВО у душманов, но душманы не провели ни одной успешной крупной операции и не заняли ни одного мало-мальски крупного города. Это к разговорам об эффективности действий Советской и Американской армий. А ведь территория Афганистана 647.600 кв. км., а вся территория Вьетнама 329.600 кв. км., но Американская армия воевала на территории Южного Вьетнама, по северному Вьетнаму наносились только удары с воздуха. И при этом численность советских войск в Афганистане максимально была 150.000 человек, а американских во Вьетнаме – 550.000 человек.

Афганская война выдвинула очень много талантливых и умелых офицеров и генералов. Многие из них прошли затем в будущем через войны и конфликты, в которых участвовала наша страна. Но самые выдающиеся военачальники, на мой взгляд, это В. И. Варенников и

Б.В. Громов.

И, конечно же, отлично сражались советские солдаты. Из воспоминаний полковника ВДВ М. Скрынникова: «Тогда против нас ополчилось полмира, но главную роль играли США. В страну нескончаемым потоком шло оружие, военная амуниция, доллары, иностранные наемники и инструкторы. Несмотря на огромную помощь оппозиции из-за границы, наши солдаты держались стойко. Войска полностью контролировали свои зоны ответственности. Душманы себя вольготно не чувствовали, в том числе и Масуд в своем ущелье».[163]

Кстати, об Ахмад Шахе Масуде. Выше было сказано, что он был самым талантливым командиром исламской оппозиции. Это факт. Но с Масудом связан один из мифов Афганской войны. Создали его не разобравшиеся в сути журналисты и писатели, во многом со слов самого Масуда. Суть мифа в том, что якобы Масуд был непобедим и как доказательство – советские войска не взяли под контроль Панджшерское ущелье. Да, ущелье советские войска под полный контроль не взяли. Это тоже факт. Но не взяли не потому, что терпели поражения, а потому, что не было достаточного количества войск, чтобы взять ущелье под полный контроль. Советские войска провели восемь Панджшерских операций и всякий раз формирования Масуда терпели поражения и несли большие потери. Но советские войска оставаться там долго не могли, надо было воевать и в других местах. А афганские правительственные войска быстро теряли контроль над территорией Панджшера. И вновь советским войскам приходилось начинать все сначала. Пример, май 1982 года. Пятая Панджшерская операция. Против группировки душманов, насчитывавшей 8.000 человек и опиравшихся на хорошо оборудованную систему обороны и огня, действовали советские войска численностью 12.000 человек, имевшие на вооружении 320 танков, БМП и БТР, 104 вертолета и 30 самолетов. Операция имела отличное разведывательное обеспечение. Советская разведывательная авиация в течении 10 дней вела аэрофотосъемку района предстоящих боевых действий, отсняв для составления подробных фотопланшетов около 2.000 кв. км местности. В ходе операции было израсходовано 10.549 авиабомб и 61.297 неуправляемых авиационных ракет. Потери душманов составили – 6.000 убитых. Потери советских войск – 93 убитых, 343 раненых. Соотношение по убитым – 1:64 в пользу Советской Армии. А ведь у Масуда были одни из лучших формирований, обученные и хорошо вооруженные в Пакистане иностранными инструкторами. Также советские войска захватили большие трофеи. Но вскоре они ушли из ущелья и Масуд вернул над ним контроль. И так было после каждой операции. Таким образом, говорить о непобедимости Масуда не приходиться, наоборот наши войска его всякий раз побеждали. И если бы было большее количество войск в Афганистане, несомненно, Панджшер был бы взят под полный контроль, который имел стратегическое значение для исхода войны.

Отлично зарекомендовала себя советская боевая техника, тяжелое вооружение и стрелковое оружие.

Но, чтобы не складывалось впечатление, что советские войска воевали безупречно и чтобы не допустить субъективности, надо сказать, что было и немало ошибок, особенно в начале войны. Было много небоевых и неоправданных потерь. Допускались ошибки при ведении разведки и реализации разведданных. И даже Спецназ ГРУ не сразу стал той грозной силой, которую очень боялись душманы. И в Спецназе было много небоевых потерь. Только в одном отряде Спецназа имели место два случая гибели людей при форсировании вброд реки Кабул. В 1984 году утонули 6 человек, а в феврале 1985 года 11 человек, тогда как в бою погибли за январь-февраль 1985 года всего 4 человека. Были и негативные явления в поведении советских военнослужащих. Это мародерство, грабежи, употребление наркотиков, самоубийства. В боях гибли не только афганские душманы и иностранные наемники, но и мирные жители. Это война и как это ни прискорбно, но гибель мирных жителей неизбежна. Они гибли от авиационных и артиллерийских ударов, в ходе перестрелок. Гибли и от голода. Нарочно советские войска не организовывали голод, более того они помогали местному населению продовольствием, но душманы организовывали сбор т. н. «дорожного налога». Часто советские войска не могли доставить продовольствие из-за боев, также в ходе боев часто уничтожались посевы, скот. Но нарочно афганский народ советские войска не истребляли. Более того, СССР отправлял в Афганистан не только войска, но и гражданских специалистов. Которые строили дороги, мосты, заводы, школы и т. д. Советские врачи много сделали для пресечения инфекционных заболеваний в Афганистане и спасли жизни миллионам афганцев, а также в операционных они оперировали не только советских солдат, но и афганцев, в том числе и душманов. Как уже говорилось, СССР снабжал афганцев и продовольствием (с названными трудностями и особенностями).

И надо иметь ввиду, что не все афганцы воевали против СССР. Часть была вполне лояльна к советским войскам, более того на стороне ОКСВ воевала Афганская правительственная армия.

Выше перечисленные ошибки и негативные моменты, можно было исправить, что и было сделано. Но были ошибки, которые не были исправлены вообще, или с запозданием.

Можно четко выделить основные ошибки советских войск в Афганистане:

• несоответствие существующей оргштатной структуры общевойсковых соединений условиям театра военных действий. Следствием этого стали недостаточно эффективная координация и взаимодействие различных видов войск и подразделений. Децентрализация структуры командования позволила бы сделать основной боевой единицей небольшие подразделения, которые могли бы оперативно передвигаться и действовать. Войсковые же соединения были слишком громоздкими. Наличие большого количества тяжелой техники, на которую возлагались надежды, оказалось лишним, а ее использование в условиях Афганистана — ограниченным;

• попытка решить конфликт «малыми силами». Недостаточная численность войск, максимум 150.000 человек. Этого мало, чтобы контролировать территорию полностью. Получалось, что советские войск бегали по кругу – сегодня в одной провинции разгромили душманов, а завтра надо проводить операцию в другой провинции, под полный контроль взять территорию нельзя, то есть не закрепляли военный успех. Классический пример – описанная выше ситуация в Панджшерском ущелье. По мнению, экспертов численность войск надо было довести до 500.000. При численности Советской Армии в 5.000.000 этого можно было легко добиться;

• несмотря на успехи спецназа в блокировании троп и перехвате караванов, советские войска не смогли перекрыть поставки повстанцам из-за рубежа, то есть данная ошибка вытекает из предыдущей – недостаточная численность войск. Следовало бы увеличить численность мотострелковых войск, а также ввести внутренние войска МВД СССР, чтобы организовать охрану объектов и коммуникаций, а также контроль за территорией. А силы Спецназа, ВДВ и ПВ КГБ СССР освободить от этих функций и бросить на блокирование границ Афганистана с Ираном и Пакистаном. Если бы это было осуществлено, сопротивление мятежников было бы ослаблено настолько, что многие из их формирований были бы вынуждены прекратить борьбу;

• неправильный выбор войск. Использование войск, подготовленных к боевым действиям в Европе;

• недооценка противоборствующей стороны (на начальном этапе);

• несмотря на то что солдаты и офицеры быстро накапливали боевой опыт, реализовывать его с максимальной эффективностью не получалось из-за регулярных замен военнослужащих. Таким образом, преемственность была минимальной;

• недостаточно эффективное использование новейшего вооружения, особенно высокоточного;

• неадекватная экипировка военнослужащих.

Немаловажную роль в затягивании войны играла помощь душманам со стороны многих государств, о чем подробно говорилось выше. Но если многие страны оказывали помощь афганской исламской оппозиции оружием, финансовыми средствами, направляли инструкторов, оказывали помощь по линии спецслужб, то две страны, по сути, открыто воевали против СССР. Это Пакистан и Иран. Многолетнее противостояние трех стран имело глубокие корни и шло не только в Афганистане, но там оно было очень острым.

Военно-политическое противостояние СССР с Пакистаном.

Пакистан в 1955 году вступил во враждебный для СССР блок СЕНТО. Состав блока: США, Великобритания, Турция, Иран и Пакистан. И в связи с этим отношения СССР и Пакистана были очень хрупкими. СССР, в ходе трех войн Пакистана с Индией (1947-1948 гг., 1965 г., 1971 г.), был на стороне Индии. Во всех трех войнах победу одержала Индия и результат для Пакистана был плачевный. Получила независимость Бангладеш, а потери Пакистана убитыми, ранеными и пленными составили 110.583 солдата и офицера, в то время потери Индии убитыми и ранеными составили 29.816 солдат и офицеров.[164] [165] [166] Эти успехи были достигнуты Индией во многом благодаря помощи СССР. В 1964 году между СССР и Индией было подписано соглашение о поставках в Индию истребителей МиГ-21, вертолетов Ми-4 и плавающих танков ПТ-76, в 1970 году в Индии начался лицензионный выпуск МиГ-21. Учитывая, что боевые действия шли в трудной местности, решающим фактором в победе индийских войск была высокая мобильность, которая была обеспечена плавающими танками ПТ-76 и транспортными вертолетами Ми-4,[167] а благодаря самолетам МиГ-21 был выигран воздух.[168] Всё это предопределило победу Индийской армии. Более того, в победу Индии внес вклад ВМФ СССР, который в 1971 году не позволил вмешаться в конфликт на стороне Пакистана эскадрам ВМФ США и Великобритании, а в 1972-1973 годах произвел разминирование порта Читтагонг (Бангладеш). Всё это сильно раздражало Пакистан. Но особенно раздражало Пакистан с каждым годом усиливающееся влияние СССР в Афганистане. Это рост политического влияния, поставки вооружений в Афганистан, а после подавления мятежа в Афганистане в 1975 году, прибытие советские военных советников и специалистов и проведение крупномасштабного военного учения на границе с Пакистаном. Ну и наконец, Апрельская революция и ввод советских войск в Афганистан. Это стало последней каплей для Пакистана. Он стал поддерживать исламскую оппозицию, и эта поддержка привела его к войне с СССР.

Вот основные эпизоды войны:

– в качестве лидеров исламской оппозиции в Афганистане в это время выдвинулись пуштун Г. Хекматъяр (позже сам президент Пакистана Зия-уль-Хак признавался, что «именно Пакистан сделал Гульбеддина Хекматьяра афганским вождем») и таджик Б. Раббани. Правительство Пакистана предоставило обоим убежище, а также занялось подготовкой и организацией их сторонников на базах пакистанской Межведомственной разведки (ИСИ) в районе Пешавара, под руководством пакистанских инструкторов. Пешавар вскоре стал столицей афганской исламской оппозиции; [169]

– в Пакистане находилось от 117[170] до 124[171] учебных центров и лагерей подготовки боевиков. Численность обучающихся в этих лагерях одновременно составляла более 15.000 человек, а ежемесячный выпуск составлял 3.000 человек. В Пакистане с ними занимались 10 бывших генералов Пакистанской армии, 40 полковников и 100 офицеров рангом пониже. Нередко боевики проходили обучение непосредственно в учебных центрах и частях Пакистанской армии. [172]

– содержание на территории Пакистана советских военнопленных в тюрьме Бадабер и восстание советских военнопленных в 1985 году, в результате которого погибло около 200 афганских душманов и пакистанских военнослужащих (в том числе 9 представителей пакистанских властей, 28 офицеров и 63 солдата 11-го армейского корпуса Вооруженных сил Пакистана), а также 6 военных инструкторов США, после чего советских солдат в плен больше не брали и не вывозили на территорию Пакистана; [173]

– бои регулярных советских и пакистанских войск. (Например, уничтожение в августе 1980 года советскими десантниками группы пакистанского спецназа «черные аисты» численностью 30 человек;[174] уничтожение 7 июня 1982 года Спецназом КГБ СССР 45 пакистанских солдат;[175] бой в январе 1988 года 9-й роты советских десантников 345 гвардейского отдельного парашютно-десантного полка против пакистанских спецназовцев из полка коммандос «Чинхатвал», в результате которого пакистанцы потеряли сотни убитыми[176] ), а также артиллерийские дуэли, бои ВВС СССР и Пакистана (в одном из таких боев был сбит и взят в плен будущий вице-президент РФ Герой Советского Союза А. Руцкой), нарушения воздушного пространства, боевые операции советского Спецназа в Пакистане[177];

– борьба спецслужб СССР и Пакистана. Формирование спецслужбами Пакистана диверсионного аппарата направленного против Афганистана и СССР, засылка в Афганистан агентуры (только в 1982-1983 годах советские контрразведчики арестовали 6 пакистанских агентов)[178]. А всего за годы войны советские контрразведчики арестовали 62 агента иностранных государств (большая часть которых агенты пакистанской разведки) и 915 агентов афганской исламской оппозиции, подготовкой которых занималась и пакистанская разведка[179]. Также есть данные, что КГБ СССР способствовал восстанию племен шинвари в Пакистане в 1985 году и ликвидировал президента Пакистана Зия-уль-Хака и 28 пакистанских чиновников и группу сотрудников Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США во главе с бригадным генералом 17 августа 1988 года[180];

– поставки афганским душманам вооружения из Пакистана (только с 1984 по 1989 в Афганистан было направлено 3.784 каравана)[181];

– СССР в свою очередь оказывал помощь Индии. В 1984 году между Пакистаном и Индией начался пограничный конфликт, на леднике Сиачен и преимущество Индии в этом конфликте было обусловлено, во многом благодаря поставкам СССР в Индию великолепного вертолета Ми-24. В 1987-м, когда прекрасно экипированные пакистанские войска вторгаются в Индию, Ми-24 сметают их с ледяных потоков ледника Сиачин.[182] В 1988 году Индии передана многоцелевая атомная подводная лодка проекта 670, получившая имя «Чакра». Лодки этого проекта оснащены устройствами радиоэлектронного наведения, обеспечивающие стрельбу противолодочными ракетами. На вооружении лодки 8 противокорабельных ракет «Малахит», которые можно оснащать либо ядерными, либо обычными боеголовками, а также 16 торпед. Наличие такой лодки обеспечило преимущество Индии над Пакистаном на море.

Немало Пакистан сделал и для организации и ведения минной войны против советских войск в Афганистане.

Важную роль играл Пакистан в антисоветской и антиафганской пропаганде. На территории Пакистана действовало 8 радиостанций, в том числе «Голос Афганистана», «Би-Би-Си», «Голос Америки», «Радио Пакистан». Ежедневно выходило более 70 газет и журналов. Это газеты «Шахадат», «Моджахш», «Пайаме Афганистан», журналы «Шахид», «Рааде хуни» и другие. [183]

Весной 1989 года, уже после ухода из Афганистана советской 40-й армии, Афганской армией было отражено, с советской помощью (поставки вооружения и охрана коммуникаций советскими пограничниками), широкомасштабное наступление, предпринятое объединенными силами афганской оппозиции при поддержке пакистанских воинских частей в районе города Джелалабад.[184]

Военно-политическое противостояние СССР с Ираном.

После победы исламской революции в Иране, аятолла Рухолла Хомейни объявил и США, и СССР «дьявольскими державами», враждебными исламу. «Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже их обеих!» – заявлял Хомейни. Иран стал оказывать помощь исламской оппозиции в Афганистане. Точнее шиитским организациям. В Иране было 18 центров подготовки афганских душманов. Они функционировали в основном на базе школ и учебных центров Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Затем афганские оппозиционеры участвовали в боевых действиях на ирано-иракском фронте (боевая обкатка). Нередко советские самолеты нарушали воздушное пространство Ирана, а иранские воздушное пространство Афганистана. Происходили столкновения советских спецназовцев с иранскими пограничниками.

СССР в свою очередь решил «хорошенько проучить зарвавшихся исламских радикалов». СССР сделал ставку на Ирак, тем более, что шла ирано-иракская война 1980-1988 гг. Ираку были поставлены 2.500 единиц артиллерийских систем разных калибров; 5.000 единиц бронетехники (танки Т-55 и Т-62), 300 боевых самолетов МиГ-21, МиГ-23 и МиГ-25; 300 боевых вертолетов Ми-24; 6 стратегических бомбардировщиков Ту-22; 20 катеров береговой охраны и десятки тысяч единиц стрелкового вооружения, средств ПВО, боеприпасов и военного снаряжения. Всю эту технику помогал обслуживать большой отряд советских военных специалистов. В частности, летчики, ставившие на крыло «соколов Саддама» на Тикритской авиабазе.[185]

В 1980-х годах СССР получил от Ирака за свой военный экспорт 13 млрд. долларов.[186]

Во многом благодаря СССР Ирак не потерпел поражения. Ряд успешных иракских операций был проведен после тщательных консультаций с советскими специалистами. Непосредственного участия советские военнослужащие в боевых действиях не принимали, однако нередко были вынуждены выполнять обязанности рядом с линией фронта (Басра, Ханакин и др.). Особенно это касалось специалистов по обслуживанию зенитно-ракетных комплексов и бронетанковой техники. В ряде случаев были вынуждены применять оружие и советские корабли, выполнявшие боевую работу по сопровождению своих и «чужих» судов с различными грузами. В ходе и после окончания ирано-иракской войны боевые корабли ВМФ СССР без потерь и повреждений в 178 конвоях провели через зону боевых действий в Персидском заливе 374 торговых судна. При этом особо отличились экипажи кораблей «Стойкий» (86 судов в 44 конвоях), «Порывистый» (67 судов в 30 конвоях) и «Боевой» (50 судов в 29 конвоях).[187]

Почти всю войну в Ираке находилась большая группа советских военных советников, специалистов и переводчиков — в среднем ежегодно около 400 человек. Всего же на 1 января 1990 года в Ираке побывало 8.174 советских военных специалистов, в том числе 92 генерала, 5.507 офицеров, 226 прапорщиков и мичманов, 549 сержантов и солдат и 1.800 рабочих и служащих СА и ВМФ.[188]

Кроме того, в рядах иракской армии и флота находилось немало военнослужащих, прошедших обучение в СССР. Всего в советских и российских вузах на 1 января 1995 года было подготовлено 6.584 иракцев, в том числе для Сухопутных войск — 1.588 чел., ПВО — 779 чел., ВВС — 3.061 чел., ВМС — 926 чел., тыла — 51 чел., и др. — 179 человек.[189]

Благодаря СССР, у Ирака было преимущество над Ираном, и тот охотно согласился заключить мир. За 8 лет войны потери Ирана составили, по разным данным, от 188.000 до 900.000 только убитыми[190].

Оказывая помощь Ираку в войне с Ираном, СССР тем самым значительно ослабил помощь Ирана афганским душманам. Если бы Иран не вел войны с Ираком или победил Ирак, его поддержка была бы несравненно больше афганской оппозиции, что усилило бы её и у советских войск было бы гораздо больше проблем. Мощь советских войск в Афганистане, акции против Пакистана, помощь СССР Ираку и Индии оказали на Иран сильное впечатление. И он не сделал ни одной резкой акции, ни в Средней Азии, ни в Закавказье даже в период ослабления и распада СССР и после распада. Хотя Иран организовал беспорядки на азербайджанском участке советско-иранской границы в 1990 году, достаточно было развертывания нескольких советских дивизий, чтобы Иран отказался от дальнейшей эскалации конфликта. И это в период ослабления СССР. Как говорится, Иран был под впечатлением от роли и мощи СССР в Иракской и Афганской войнах.

Итак, даже при всех указанных ошибках и проблемах советские войска успешно воевали и к 1989 году, по мнению многих экспертов и участников войны, силы душманов были на пределе и еще 2-3 года и их сопротивление было бы подавлено. Но начался вывод войск. В рамках «перестройки» и «нового мышления».

Подводя итог, следует сказать, что Советская Армия вчистую переиграла душманов. Потери наших войск уменьшались, а потери душманов и террористов были чудовищными. Наша армия сводила на нет все усилия исламской оппозиции и стран её поддерживающих. Таких стран, как США, Великобритании, ФРГ, КНР, Франции, Италии, Австралии, Саудовской Аравии, Пакистана, Ирана, Египта и многих других. Сводила на нет усилия их спецслужб, Вооруженных сил, политических ведомств, различных организаций. Причем нашим воинам, с двумя странами, как говорилось выше, пришлось одновременно вести самые настоящие войны, параллельно громя душманов, террористов, наемников и наркобаронов. И они заслужили победу и были близки к ней…

Очень хорошо охарактеризовал действия Советских Вооруженных Сил второй Президент России, ныне Председатель Правительства РФ, а в годы Афганской войны офицер КГБ СССР В. В. Путин: «…часто говорят о поражении Советского Союза в Афганистане. Но, если мы внимательно и профессионально, а не пропагандистски, посмотрим на то, что происходило в те годы в Афганистане, мы увидим, что собственно военного-то поражения Советского Союза не было. Он достиг всех целей, которые перед собой ставил. В военном плане».

Тут, как говорится, ни убавить, ни прибавить…


Глава 3. Вывод советских войск из Афганистана. Итоги, значение и последствия Советско-афганской войны

Вывод ограниченного контингента. Однако, в апреле 1985 г. политическое руководство СССР провозгласило курс на отказ от применения силы в международных отношениях и без должной подготовки начало принимать меры к сокращению боевого состава ОКСВ. Так, уже к 20 сентября 1986 г. из Афганистана на территорию СССР были передислоцированы шесть полков.

В свою очередь афганское руководство (с мая 1986 г. его возглавил Наджибулла) разработало и в 1987 г. предложило оппозиции политику национального примирения. Однако лидеры оппозиции её не приняли и продолжили «войну до победного конца». Тем не менее, позиция официального Кабула дала новый импульс проводившимся с 1982 г. в Женеве переговорам по афганскому урегулированию.

Женевские соглашения по политическому урегулированию положения вокруг Афганистана подписаны 14 апреля, а вступили в силу 15 мая 1988 г. Была достигнута четырехсторонняя договоренность о сроках и графике вывода советских войск из Афганистана в течение 9 месяцев.[191]

Советской стороной Женевские соглашения выполнены в полной мере: к 15 августа 1988 г. численность ОКСВ была сокращена на 50%, а 15 февраля 1989 г. последнее советское подразделение покинуло афганскую территорию.

Но, как уже говорилось выше, после ухода войск Советской Армии, на территории Афганистана остались Пограничные войска КГБ СССР. Официально – для передачи материальных ценностей афганской стороне, но фактически они охраняли тылы афганских правительственных войск. И находились они в Афганистане до июля 1991 года. На два с половиной года дольше, чем Советская Армия. И за эти два с половиной года пограничники не потеряли ни одного человека.[192]

Второй Съезд народных депутатов СССР в декабре 1989 г. осудил политическое решение о вводе войск в Афганистан, признав его с юридической точки зрения противоправным, а с нравственной — аморальным.[193]

Но тем не менее. После вывода советских войск афганской оппозиции противостояли только правительственные Вооруженные силы, которые заметно окрепли за годы пребывания в стране ОКСВ и которым СССР продолжал поставки вооружения и техники. Было сформировано четыре автомобильные колонны, по 100 автомашин «КамАЗ» каждая и был организован «воздушный мост» Ташкент – Кабул силами военно-транспортной авиацией ВВС СССР. Также в Афганистане работало свыше тысячи советских военных советников. Руководил оперативной группой Министерства обороны СССР в ДРА генерал армии М. А. Гареев. Первоначально афганские правительственные Вооруженные силы успешно противостояли оппозиции. Весной 1989 г. было отражено широкомасштабное наступление, предпринятое объединенными силами афганской оппозиции при поддержке пакистанских воинских подразделений в районе города Джелалабад, причем, скорее, всего с помощью ударов советских ВВС. Мы видим, что, в общем-то, пока ничего фатального после вывода ОКСВ не произошло. В 1990 г. даже наметился спад интенсивности боевых действий. Правительственные войска отбили все атаки отрядов оппозиции, успешно их сдерживали в различных районах страны. У афганской оппозиции не хватало сил, чтобы сбросить НДПА и захватить власть в стране. Создалась своеобразная патовая ситуация. Она делала реальностью политическое урегулирование афганской проблемы. И в этой обстановке руководство СССР во главе с М. С. Горбачевым принимает решения, приведшие к катастрофе. В июле 1991 года территорию Афганистана покинули советские пограничники, а в октябре 1991 г. руководство СССР приняло решение о прекращении с 1 января 1992 г. военной помощи афганскому правительству, что привело к резкому ослаблению правящего режима и предопределило его падение.

Надо сказать, что и руководство ДРА не использовало позитивные моменты, в нём обострилась борьба за власть. Отсутствие единства в высших эшелонах управления государством усилило оппозиционные настроения части офицерского состава против Наджибуллы и его окружения, способствовало росту дезертирства военнослужащих из рядов вооруженных сил, а также переходу некоторых подразделений на сторону противника.[194] Однако и здесь вина руководства СССР, которое отозвало военных советников и генерала М. А. Гареева, который, несомненно, не допустил бы раскола в руководстве ДРА. Тем самым была упущена возможность, установить в Афганистане мирную жизнь, не допустить того, чтобы он стал рассадником терроризма и наркотрафика.

28 апреля 1992 г. к власти в стране пришли оппозиционные партии.[195] Было сформировано временное правительство и провозглашено Исламское государство Афганистан. Однако конфликт на этом не завершился. Он перерос в вооруженную борьбу между военно-политическими группировками оппозиции, в результате которой к власти пришло движение «Талибан». После террористического акта в США 11 сентября 2001 г. и последовавшей затем международной антитеррористической операции на территории Афганистана талибы были отстранены от власти, но покой на афганской территории так и не наступил. Впрочем, это уже совсем другая история.

Сравнение. Многие западные военные эксперты, аналитики, политологи, политики и генералы, отмечают, что СССР воевал и действовал в Афганистане намного успешнее, чем США и НАТО. И если после ухода советских войск просоветское правительство продержалось три года, то после ухода войск США и НАТО, правительство Х. Карзая не продержится и трех месяцев. А надо иметь ввиду, что правительство ДРА пало после прекращения помощи и поддержки со стороны СССР, а затем РФ. Тем самым, были созданы предпосылки решить афганскую проблему, но из-за «перестройки» они были упущены и афганскому кризису не видно конца. И возможности урегулировать его сейчас гораздо более туманны, чем в начале 90-х годов ХХ века. И многие на Западе, все чаще призывают использовать советский опыт в Афганистане.

Итоги.

За годы войны службу в ОКСВ прошли, по разным данным, от 620.000 до 3.000.000 советских военнослужащих. Но часто встречается цифра – более 1.000.000. И все участники войны считают, что через нее прошло гораздо больше 620.000. Например, мнение полковника ВДВ Ю. М. Лапшина: «Больше 800 тысяч наших соотечественников прошло по той земле».[196] Также через войну прошла 21.000 гражданского персонала.

Потери СССР.

Когда в оазисы Джелалабада,

Свалившись на крыло «тюльпан» наш падал,

Мы проклинали все свою работу,

Опять солдат подвел потерей роту.

В Шинданде, в Кандагаре и в Баграме,

Опять на душу класть тяжелый камень,

Опять нести на Родину героев,

Которым в двадцать лет могилы роют…

Число погибших.

Общие безвозвратные людские потери Советских Вооруженных Сил составили 14.453 человека. В Афганистане попали в плен и пропали без вести 417 военнослужащих, из которых 119 человек были освобождены из плена, 97 к 2004 году вернулись домой. Тем самым 201 человек пока числятся пропавшими без вести. 18 человек интернированы в другие страны, это предатели, которые попросили политического убежища в странах Запада.

Санитарные потери составили 469.685 человек, в том числе: ранены, контужены и травмированы 53.753 человека, инвалидами стали 6.669 человек (11,44%); заболели 415.932 человека (88,56%).

Есть мнение, что приведенные данные по погибшим значительно занижены официальной статистикой (называется цифра 50.000). Однако убедительных доказательств этому не приводится.

Война обошлась Советскому Союзу примерно в 70-80 миллиардов долларов.

Что касается потерь в технике, они таковы:

109 самолетов;

322 вертолета;

147 танков;

1.314 БМП и БТР;

432 орудия и миномета;

11.370 автомобилей.[197]

Сразу видно, что основными объектами нападения являлись грузовики, идущие в колоннах.

За мужество и героизм, проявленные в период военных действий в Афганистане, 86 военнослужащих из состава ОКСВ были удостоены звания Героя Советского Союза (28 человек посмертно). 202.000 тысяч военнослужащих были награждены другими орденами и медалями СССР (из них 10.900 посмертно), в том числе: 103 — орденом Ленина, 972 — орденом Боевого Красного Знамени и 52.520 — орденом Красной Звезды.[198]

Потери Афганистана. Потери душманов были чудовищными. Часто говорят о 1.000.000 уничтоженных душманов. И эта минимальная цифра. Подсчеты велись на основании подсчета уничтоженных на поле боя, на основании агентурной разведки, радио- и войсковой разведки. И велись подсчеты очень осторожно. На самом деле, вопреки мнению многих журналистов и историков, в Советских Вооруженных Силах строго наказывали за приписки и очковтирательство. Данные за 1981 год. По самым скромным данным Генерального штаба Вооруженных Сил СССР за 1981 год, не самый успешный для Советской Армии год, было уничтожено свыше 20.000 душманов, 60.000-80.000 было ранено, 8.000 было взято в плен.[199] И с каждым годом потери душманов увеличивались. Среди уничтоженных душманов были не только афганцы, но и много иностранных наемников и инструкторов (саудовцы, египтяне, сирийцы, иорданцы, иранцы, пакистанцы, уйгуры, алжирцы, немцы, англичане, американцы и многие другие).[200] Также погибли в боях с советскими войсками сотни, если не тысячи пакистанских солдат и офицеров и десятки иранских солдат и офицеров.

Конечно, к сожалению, погибло и немало мирных афганцев.

Таким образом, потери Афганистана составили от 1.500.000[201] до 2.500.000 человек.[202]

Сравнение. Выше уже сравнивались действия Советской и Американской армий. Советская Армия действовала во Вьетнаме и Афганистане эффективнее, чем Американская в Афганистане и Вьетнаме. Если США ушли из Вьетнама из-за поражения, то СССР ушел из Афганистана по политическим причинам. Да, и вообще Советские и Российские Вооруженные Силы действовали в Западной Украине, Литве, Корее, Вьетнаме, Египте, Сирии, Венгрии, на Кубе, в Чехословакии, на Даманском, в Анголе, Эфиопии, Афганистане, Чечне, Югославии, Грузии, гораздо эффективнее, чем хваленые армии и ВМФ США в Корее, Вьетнаме, Панаме, Гренаде, Сомали, Югославии, Афганистане, Ираке. Что, касается действий американских войск в Афганистане, здесь стоит сказать, что в войсках США очень востребована российская техника, особенно вертолеты. И такой момент. Когда войска США были введены в Афганистан, длительное время у них ничего не получалось. И только после обращения американской стороны за помощью к России и проведения консультаций с представителями Вооруженных Сил РФ, принимавших участие в Советско-афганской войне, получения Пентагоном схем охраны и обороны пунктов расположения, разработанных нашими офицерами в период Советско-афганской войны, положение удалось исправить в лучшую сторону. Этот момент свидельствует о высоком профессионализме наших Вооруженных Сил.

Значение войны было в том, что СССР не позволил усилиться другим странам в регионе, помогал союзникам, помогал афганскому народу создавать экономику, систему образования и здравоохранения, обеспечивал безопасность своих рубежей. Был получен колоссальный боевой опыт ведения войны с терроризмом. И, как знать, если бы не «перестройка», то Афганистан сейчас бы спокойно жил и развивался, и не было бы той угрозы терроризма, которая есть сейчас. Именно СССР первым столкнулся с силами международного терроризма и уничтожил огромное число террористов. Но история не терпит сослагательного наклонения.

Главной задачей афганской исламской оппозиции, Пакистана, Ирана и ЦРУ было перенесение войны на территорию СССР. Но эта задача не была реализована, благодаря успешным действиям Советской Армии и КГБ СССР.[203]

С 1985 года против СССР началась давно планируемая «наркотическая война». К «опиумной войне» против СССР подключились крупные международные сети наркоторговцев, которые действовали под контролем спецслужб антисоветской коалиции. Иностранная агентура проникала в СССР через горные районы Таджикистана под видом охотников, чабанов, золотодобытчиков и мелких торговцев, её первой задачей было образовать агентурную сеть из лиц, «обиженных» Советской властью, в первую очередь судимых или наркоманов и религиозных фанатиков. Но усилиями КГБ СССР эти усилия были сорваны. Во второй половине 80-х годов советская контрразведка сорвала крупную операцию – «Проект «М». Задачей проекта было распространение на территории СССР исламской идеологии, в особенности – экстремистских форм, создание антисоветского подполья, проведение диверсионных и террористических актов.[204]

За 2 года только в контейнерах с грузами из Афганистана, следовавших транзитом через СССР в Европу, КГБ СССР изъял более 10 тонн гашиша, было выявлено 68 перевозчиков наркотиков под видом пассажиров, было пресечено более 50 попыток прохода контрабандистов-наркодилеров.[205]

На «опиумную войну» США затратили огромные средства, но успеха она не принесла. Наркотизация Средней Азии тяжелыми наркотиками не удалась. Но тут подоспел вывод наших войск, сдача союзного правительства и горбачевские, а затем ельцинские перестановки в руководстве армии и спецслужб.

Последствия войны печальны. С выводом советских войск и продолжением войны в Афганистане, а затем установлением власти талибов, началось массовое проникновение иностранной агентуры и натиск терроризма и в Средней Азии начались войны и конфликты. Усилился международный терроризм. Силу его акций испытали на себе многие страны и Россия в их числе. Те же афганские и арабские террористы появились в Чечне и их были тысячи. Чеченские террористы проходили подготовку в лагерях на территории Афганистана. В Средней Азии уже российские солдаты сдерживали натиск террористов и исламистов.

Помните страшный июль 1993 года, когда террористы (среди которых был небезызвестный Хаттаб) перебили 12-ю заставу в Таджикистане, и хорошо вооруженные орды душманов и террористов готовились хлынуть вглубь долин? Они искали десятки тысяч русских рабов и рабынь для наркоплантаций, плацдарм для натиска в Среднюю Азию и Казахстан, для выхода к южным рубежам нынешней России.

Из Московского военного округа тогда в Таджикистан перебросили 186-й штурмовой авиаполк. Русские асы прошлись по душманам стальной метлой, ежедневно обрушивая на них до восьмидесяти тонн бомб и ракет. И остановили натиск врага.

И когда те, кто критикует ввод советских войск в Афганистан, хорошо бы они задумывались, о том, где лучше бить врага: на своей территории, неся большие потери, когда школы и больницы захватывают банды подонков и религиозных фанатиков, видя на своей земле Буденновск, «Норд-Ост» и Беслан, две Чеченских и Дагестанскую войны, войну в Таджикистане? Или громить мерзавцев в их логове, на их земле, неся минимальные потери и не давая усилиться другим странам? Думаю, ответ очевиден.

Или такой пример. Деятельность Пограничных войск РФ в Таджикистане за 1992-2005 гг. характеризуется следующими данными:

уничтожено боевиков и террористов – 3.000;

взято в плен – 3.000 боевиков и террористов;

захвачено оружия – 1.003 единицы;

боеприпасов – 447.000 единиц;

уничтожено – 335 схронов с оружием и боеприпасами;

задержано и уничтожено – 30.102 кг наркотиков, из них 11.463 кг героина.

535 боевых столкновений, 1.378 обстрелов застав и нарядов, предотвращено 1.606 попыток прорыва.

Погиб 161 человек, 362 раненых российских пограничника.

16 пограничников – Герои России (8 посмертно).[206]

А сколько в год в РФ умирает людей от афганских наркотиков? Только по официальным данным – 28.000 в год, в 2 раза больше чем погибло, за 11,5 лет Афганской войны. А ведь советские войска проводили регулярные рейды по уничтожению наркоплантаций.

Сколько раз мне довелось слышать рассуждения наших военнослужащих, которые с горечью отмечали, что те против кого они воевали «за речкой» пришли в Россию и та зараза, под названием «наркотики» заполонила Россию.

Печальны последствия войны и для Афганистана. Вопреки мифу о том, что страна превратилась в руины во время пребывания там, советских войск, в стране была промышленность, инфраструктура, школы, больницы. В руины страна превратилась после ухода войск, когда все разрушали душманы, которые стали выяснять отношения уже между собой. Например, Г. Хекматьяр, в 1992 году, обстреливал американскими ракетами Кабул, до тех пор, пока ему не гарантировали пост премьер-министра. Тогда погибло не менее 2.000 мирных жителей.

В результате многолетней войны Афганистан фактически лежит в руинах, а его население бедствует. Особый ущерб стране был нанесен в результате боев между афганцами, а также массированных ракетно-бомбовых ударов, наносимых американцами в ходе операции «Неукротимая свобода». К чему приведет такая политика — покажет время. Одно только ясно, что это очень опасный путь. И многие афганцы с тоской вспоминают время, когда в стране были советские войска. Когда все работало, когда было продовольствие и многое другое…

Что ждет Афганистан в будущем? В стране создана террористическая экономика, базирующаяся на производстве наркотиков и обеспечении наркотрафика, выступающая инструментом шантажа и давления на другие страны. Будущее Афганистана туманно, войны не видно конца.

Остается только сожалеть, какие возможность урегулирования ситуации в Афганистане были упущены в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века.


Заключение

Мы помним Гильменд, Гульнару и Кунар,

Путь штрихами на картах отмечен,

Время краски сотрет, но Панджшер и Логар,

Будут в памяти жить нашей вечно…

Подводя итоги, в первую очередь на основании всего вышеизложенного и проанализированного, стоит сказать следующее. Среди участников войны все больше утверждается мнение, что ввод войск нельзя считать ошибкой членов Политбюро, а необходимостью, вызванной нарастанием угрозы терроризма на южных рубежах. Наша страна, первой столкнулась с этим мировым злом, тогда еще не понятым во всей его глобальной опасности. Также велась борьба с наркотиками, отсутствие такой борьбы сейчас, обходится очень дорого. Также тогда были созданы условия для решения афганской проблемы, но тогдашнее руководство СССР, а затем РФ попросту сдали Афганистан. Сейчас видно во что обошлась, политика «нового мышления»…

Но наши войска там боролись с терроризмом и наркотиками и строили нормальную жизнь для Афганистана.

Поэтому я считаю, что ввод советских войск в Афганистан надо признать правильным и необходимым.

Какие есть пути решения афганской проблемы? На мой взгляд, с учетом сложившихся реалий, путь один. РФ, США, НАТО, Пакистану, Ирану, возможно Индии и Китаю, объединить усилия своих военных разведок, создать небольшую, но мощную группировку под единым командованием, состоящую из войск специального назначения и используя агентурную и спутниковую разведку, боевую и разведывательную авиацию, а также с помощью ООН принять ряд резолюций по борьбе с терроризмом, в кратчайшие сроки уничтожить:

а) лидеров террористов (в первую очередь бен Ладена и муллу Омара);

б) уничтожить базы и лагеря подготовки террористов;

в) уничтожить инфраструктуру производства наркотиков;

г) объявить террористов вне закона, а к странам, которые их поддерживают или предоставляют им убежище, должны применяться санкции мирового сообщества без двойных стандартов;

д) помочь Афганистану создать боеспособные службы по борьбе с терроризмом и наркотиками.

Затем вывести из Афганистана все иностранные войска до последнего солдата. И предоставить народам Афганистана право самим решать свои проблемы с учетом своих религиозных, этнических, культурных и исторических особенностей и обычаев. Решать мирным путем. И когда в Афганистане установится мир, вот тогда можно вести за эту страну борьбу – за инвестиции, за концессии и так далее, что поможет Афганистану встать из руин, развить экономику и поднять уровень жизни народа. Измученного народа…

Да, всё это выглядит нереальным или трудновыполнимым, но когда-то казалось нереальным и создание Антигитлеровской коалиции и демилитаризация Германии, но общая угроза заставила страны объединиться, забыть свои противоречия. Сейчас такая угроза терроризм, а источник проблем Афганистан.

Будет ли это или нет, но России в любом случае нельзя оставаться в стороне от афганских проблем. Россия вот уже много лет в пассивной обороне, отбиваясь в Средней Азии и на своих границах от наркотрафика и терроризма. И если террористы на территории РФ в основном уничтожены, то с наркотиками беда. Тысячи и тысячи россиян ежегодно умирают от афганских наркотиков. Работают правоохранительные органы, но поток из Афганистана компенсирует потери наркобизнеса на российском рынке. Следовательно, надо наносить удары по противнику на его территории. Разведгруппам Спецназа ГРУ «сесть» на караванные тропы, выявить места производства, взять под свое наблюдение обширные территории. Оставаясь невидимыми, разведчики могут «засветить» любую цель. Также активно использовать спутниковую и агентурную разведку. А дальше наступает черед новейшей военной техники: управляемые бомбы, сброшенные из-под невидимых с земли космических высот, крылатые ракеты высокой точности, самонаводящиеся снаряды сами будут находить кого надо или что надо. Иначе смертность от наркотиков не снизить. Борьба с наркотиками – борьба комплексная, она должна вестись и на всей территории и на территории, откуда наркотики идут.

Но в тоже время Россия должна «продавливать» вышеизложенный вариант решения афганской проблемы. При этом используя огромный опыт СССР в Афганистане.

Не стоит забывать слова нашего выдающегося востоковеда А. Е. Снесарева, сказанные им около ста лет назад, но и сейчас не потерявшие своей актуальности: «Только та политика, которая принесет Афганистану прочный покой, обеспечит его самостоятельность и доставит ему шансы просторного развития в русле религиозно-национальных идеалов, сыщет прочные симпатии Афганистана вообще и афганцев в частности».

Но не позабыть тех дорог,

Нет, не позабыть тех тревог,

Мужества урок, что той страной,

Нам был дан.

Не забудем мы тебя,

В памяти всегда храня,

Близкий и чужой,

Нищий, но родной Афганистан.

Снова ночью вздрогну я,

Будто пуля рядом прошла,

Будто снова бой и куда-то бежать,

Встану у окна, закурю,

И на Юг печальней взгляну,

И до утра буду снова тебя вспоминать.

Но не позабыть тех дорог,

Нет, не позабыть тех тревог,

Мужества урок, что той страной,

Нам был дан.

Не забудем мы тебя,

В памяти всегда храня,

Близкий и чужой,

Нищий, но родной Афганистан…


Источники и литература

1. Богданов В. А. Афганская война: Воспоминания / Богданов В. А. – М.: АСТ, 2005.

2. Большая советская энциклопедия – М.: 1970.

3. Войны и вооруженные конфликты второй половины ХХ века/ под общ. ред. Громова Б. В. – М.: 2003.

4. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование / под общ. ред. Кривошеева Г. Ф. М.: Институт военной истории МО РФ 1993.

5. Лапшин Ю. М. Афганский дневник / Лапшин Ю. М. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004.

6. Скрынников М. ВДВ. С неба – в бой / Скрынников М. – М.: «Яуза», 2008.

7. Алехин Р. В. Воздушно-десантные войска: история российского десанта / Алехин Р. В. – М.: «Эксмо», 2009.

8. Аллан П. Афганский капкан: Правда о советском вторжении / Аллан П., Клей Д. – М.: «Яуза», 1999.

9. Арас Д. Четвертая мировая война / Арас Д. – М.: АСТ, 2003.

10. Брудерер Г. Афганская война / Брудерер Г. – Фн/М, 2001.

11. Бодански Й. Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке / Бодански Й. – М.: АСТ, 2002.

12. Викторов А. М. Афганская заноза / Викторов А. М. – М.: АСТ, 2001.

13. Грибанов Б. И. По обе стороны границы / Грибанов Б. И. – М.: «Граница», 1999.

14. Гродненский Н. Н. Русские герои засекреченных войн / Гродненский Н. Н. – М.: ФУА, 2007.

15. Главное управление международного военного сотрудничества МО РФ (1951-2001 гг.). Военно-исторический очерк. – М.: 2001.

16. Дегтярев А. П. Россия в войнах и вооруженных конфликтах / Дегтярев А. П., Семин В. П. – М.: «Граница», 2004.

17. Дроговоз И. Г. Необъявленные войны СССР / Дроговоз И. Г. – Мн.: «Харвест», 2004.

18. Дегтярев К. К. СМЕРШ. Смерть шпионам / Дегтярев К. К., Колпакиди А. И. – М.: «Яуза», «Эксмо», 2009.

19. История охраны Государственной границы – М.: Академия ФПС России, 2001.

20. Казачков Г. А. Тактика Спецназа / Казачков Г. А. – Ростов н/Д.: «Феникс», 2006.

21. Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений / Карнацевич В. Л. – Х.: «Фолио», 2004.

22. Колпакиди А. И. Энциклопедия военной разведки России / Колпакиди А. И. – М.: «Астрель», 2004.

23. Крысин М. Джихад: от Кашмира до Нью-Йорка / Крысин М. – М.: АСТ, 2005.

24. Калашников М. А. Битва за небеса / Калашников М. А. – М.: АСТ, 2004.

25. Калашников М. А. Сломанный меч Империи / Калашников М. А. – М.: АСТ, 2005.

26. Калашников М. А. Крещение огнем. Алтарь победы / Калашников М. А. – М.: ФОЛИО. 2008.

27. Кучерова Л. КГБ в Афганистане / Кучерова Л. – М.: «Эксмо», 2009.

28. Лавренов С. Я. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах / Лавренов С. Я., Попов И. М. – М.: АСТ, 2005.

29. Ляховский А. А. Трагедия и доблесть Афгана / Ляховский А. А. – М.: «Эксмо», 2009.

30. Окороков А. В. Секретные войны Советского Союза / Окороков А. В. – М.: «Яуза», 2008.

31. Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003.

32. Осмысление истории / под общ. ред. Севостьянова Г. Н. – М.: «Просвещение», 1996.

33. Потапов П. П. Борьба с НВФ / Потапов П. П. – М.: «Харвест», 2006.

34. Рогоза С. Л. Засекреченные войны. 1950-2000гг. / Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б. – М.: АСТ, 2004.

35. Рубежи ратной славы Отечества: люди, события, факты – М.: Институт военной истории МО РФ, 2002.

36. Рунов В. А. Афганская война. Боевые операции / Рунов В. А. – М.: «Яуза», «Эксмо», 2008.

37. Север А. И. История КГБ / Север А. И. – М.: «Алгоритм», 2008.

38. Степаков В. С. Спецназ России / Степаков В. С. – М.: «Яуза», 2007.

39. Спольников В. Н. Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели / Спольников В. Н. – М.: «Наука», 1990.

40. Страны мира. Современный справочник – М.: 2004.

41. Тихонов Ю. Афганская война Третьего рейха. НКВД против Абвера / Тихонов Ю. – М.: «Яуза», 2003.

42. Шефов Н. А. 1000 боев и сражений Русского оружия / Шефов Н. А. – М.: 2007.

43. Зотов Г. Афганский облом / Зотов Г. // Аргументы и факты, 2006, №11.

44. Первышин В. Молох / Первышин В. // Российские вести, №6, 1991.

45. Слинкин М. Ф. 1957 год. Первый Афганский «десант» / Слинкин М. Ф. // Солдат удачи, 2004, №2.

46. Сафронов В. Как это было / Сафронов В. // ВИЖ, 1990, №5.

47. Первая индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

48. Вторая индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

49. Третья индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

50. Группа Пограничных войск РФ в Таджикистане в 1992-2005 гг. – http:/ /www.wikipedia.org

51. Ирано-иракская война – http:/ /www.wikipedia.org

52. Интегральная система безопасности – http:/ /www.rusproject.org.

53. Афганистан – http:/ /www.rusproject.org.


[1] Окороков А. Секретные войны Советского Союза / Окороков А. – М.: «Яуза», 2008, С. 131.

[2] Страны мира. Современный справочник – М.: 2004, С. 143

[3] Ляховский А. Трагедия и доблесть Афгана / Ляховский А. – М.: «Эксмо», 2009, С. 30.

[4] Там же, С. 39-40.

[5] Шефов Н. А. 1000 боев и сражений Русского оружия / Шефов Н. А. – М.: 2007, С. 656-657.

[6] Дегтярев А. П., Россия в войнах и вооруженных конфликтах / Дегтярев А. П., Семин В. П. – М.: «Граница», 2004, С. 152.

[7] Ляховский А.Указ. соч., С. 56-57

[8] Там же, С. 57

[9] Там же, С. 58

[10] Окороков А. Секретные войны Советского Союза / Окороков А. – М.: «Яуза», 2008, С. 132.

[11] Там же, С. 132.

[12] Окороков А. Указ. соч., С. 132.

[13] Там же, С. 133.

[14] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[15] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[16] Ляховский А.Указ. соч., С. 67

[17] Тихонов Ю.Афганская война Третьего рейха. НКВД против Абвера / Тихонов Ю. – М.: 2003, С. 86, 104, 216-217, 226.

[18] Окороков А. Указ. соч., С. 141.

[19] Там же, С. 140.

[20] Большая советская энциклопедия. М., 1970. Т.2. С. 426

[21] Там же, С. 42

[22] Окороков А. Указ. соч., С. 142.

[23] С. 142. Окороков А. Указ. соч., С. 142

[24] Там же, С. 142

[25] Там же, С. 142.

[26] Там же, С. 142.

[27] Там же, С. 142.

[28] Там же, С. 143.

[29] Окороков А. Указ. соч., С. 143.

[30] Слинкин М. Ф.Первый Афганский «десант» / Слинкин М. Ф. // Солдат удачи, 2004, №2, С. 13-14.

[31] Слинкин М. Ф.Первый Афганский «десант» / Слинкин М. Ф. // Солдат удачи, 2004, №2, С. 11-12

[32] Главное управление международного военного сотрудничества МО РФ (1951-2001 гг.). Военно-исторический очерк. – М.: 2001, С. 100.

[33] Окороков А. Указ. соч., С. 145.

[34] Брудерер Г.Афганская война / Брудерер Г. – Фн/М, 2001, С. 43

[35] Окороков А. Указ. соч., С. 145.

[36] Там же, С. 146.

[37] Окороков А. Указ. соч., С. 148.

[38] Там же, С. 148.

[39] Окороков А. Указ. соч., С. 149.

[40] Там же. С. 150.

[41] Осмысление истории / под общ. ред. Севостьянова Г. Н. – М.: «Просвещение», 1996. С. 183

[42] Окороков А. Указ. соч., С. 149.

[43] Там же, С. 150.

[44] Окороков А. Указ. соч., С. 152.

[45] Там же, С. 152.

[46] Там же, С. 152.

[47] Окороков А. Указ. соч., С. 153.

[48] Там же, С. 154.

[49] Там же, С. 156.

[50] Окороков А. Указ. соч., С. 155-156.

[51] Окороков А. Указ. соч., С. 155-156.

[52] Бодански Й.Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке / Бодански Й. – М.: 2002, С. 63.

[53] Окороков А. Указ. соч., С. 151-152.

[54] Богданов В. А. Афганская война: Воспоминания / Богданов В. А – М.: АСТ, 2005, С. 42.

[55] Окороков А. Указ. соч., С. 157

[56] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 519-520

[57] Окороков А. Указ. соч., С. 161-162

[58] Рогоза С. Л. Засекреченные войны. 1950-2000гг. / Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б. – М.: АСТ, 2004, стр. 328

[59] Там же, С. 329

[60] Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б.Указ. соч., С. 329

[61] Там же, С. 329

[62] Окороков А. Указ. соч., С. 442-443

[63] Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б.Указ. соч., С. 329

[64] Окороков А. Указ. соч., С. 442-443

[65] Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б.Указ. соч., С. 339

[66] Там же, С. 339

[67] Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б.Указ. соч., С. 342.

[68] Степаков В. Спецназ России / Степаков В. – М.: «Яуза», 2007, стр. 321

[69] Там же, С. 321

[70] Окороков А. Указ. соч., С. 163.

[71] Степаков В. Указ. соч., С. 323.

[72] Там же, С. 323.

[73] Тамже, С. 324.

[74] Степаков В. Указ. соч., С. 325.

[75] Там же, С. 325.

[76] Окороков А. Указ. соч., С. 171

[77] Окороков А. Указ. соч., С. 171

[78] Окороков А. Указ. соч., С. 170-17

[79] Спольников В. Н. Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели / Спольников В. Н. – М.: «Наука», 1990, С. 4

[80] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 42-43.

[81] Там же, С. 43.

[82] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 43.

[83] Там же, С. 44.

[84] Там же, С. 44.

[85] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 45.

[86] Там же, С. 45.

[87] Там же, С. 45.

[88] Там же, С. 45.

[89] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 64.

[90] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 64-65.

[91] Там же, С. 65.

[92] Там же, С. 66.

[93] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 66-67.

[94] Там же, С. 67.

[95] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 67.

[96] Там же, С. 46.

[97] Там же, С. 47.

[98] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 47-48.

[99] Там же, С. 50.

[100] Окороков А. Секретные войны Советского Союза / Окороков А. – М.: «Яуза», 2008, С. 151.

[101] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 52

[102] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 52

[103] Там же, С. 52.

[104] Окороков А. Указ. соч., С. 696-697.

[105] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 54.

[106] Там же, С. 54-55.

[107] Потапов П. П. Борьба с НВФ / Потапов П. П. – М.: «Харвест», 2006, С. 60

[108] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[109] Окороков А. Секретные войны Советского Союза / Окороков А. – М.: «Яуза», 2008, С. 172

[110] Там же, С. 172.

[111] Там же, С. 172-173.

[112] Окороков А. Указ. соч., С. 173.

[113] Там же, С. 173.

[114] Окороков А. Указ. соч., С. 174.

[115] Там же, С. 174.

[116] Там же, С. 174.

[117] Окороков А. Указ. соч., С. 174.

[118] Там же, С. 175.

[119] Там же, С. 175.

[120] Там же, С. 175.

[121] Окороков А. Указ. соч., С. 176.

[122] Там же, С. 176.

[123] Там же, С. 176.

[124] Окороков А. Указ. соч., С. 176-177.

[125] Окороков А. Указ. соч., С. 178.

[126] Там же, С. 179.

[127] Спольников В. Н. Указ. соч., С. 84.

[128] Окороков А. Указ. соч., С. 204.

[129] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 524.

[130] Окороков А. Указ. соч. С. 180.

[131] Там же, С. 180.

[132] Окороков А. Указ. соч. С. 181.

[133] Там же, С. 198.

[134] Дегтярев А. П., Россия в войнах и вооруженных конфликтах / Дегтярев А. П., Семин В. П. – М.: «Граница», 2004, С. 207.

[135] Дегтярев А. П., Семин В. П. Указ. соч., С. 208.

[136] Дегтярев А. П., Семин В. П. Указ. соч., С. 209.

[137] Дегтярев А. П., Семин В. П. Указ. соч., С. 210.

[138] Казачков Г. Тактика Спецназа / Казачков Г. – Ростов н/Д.: «Феникс», 2006, С. 134

[139] Окороков А. Указ. соч., С. 705.

[140] Там же, С. 201.

[141] Там же, С. 200.

[142] Казачков Г. Указ. соч., С. 135.

[143] Там же, С. 135.

[144] Там же, С. 135.

[145] Окороков А. Указ. соч., С. 201.

[146] Казачков Г. Указ. соч., С. 135.

[147] Казачков Г. Указ. соч., С. 135.

[148] Окороков А. Указ. соч., С. 204-205

[149] Поапов П. П. Борьба с НВФ / Потапов П. П. – М.: «Харвест», 2006, С. 87.

[150] Казачков Г. Тактика Спецназа / Казачков Г. – Ростов н/Д.: «Феникс», 2006, С. 136.

[151] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 524-525ю

[152] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 526.

[153] Там же, С. 526.

[154] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 526.

[155] Там же, С. 527.

[156] Казачков Г. Тактика Спецназа / Казачков Г. – Ростов н/Д.: «Феникс», 2006, С. 138.

[157] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 527.

[158] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 528.

[159] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 530.

[160] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 531.

[161] Там же, С. 531.

[162] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 532-533.

[163] Скрынников М. ВДВ. С неба – в бой / Скрынников М. – М.: «Яуза», 2008, стр. 258.

[164] Первая индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

[165] Вторая индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.or

[166] Третья индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

[167] Третья индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.org

[168] Третья индо-пакистанская война – http:/ /www.wikipedia.or

[169] Окороков А. Указ. соч., С. 151-152.

[170] История охраны Государственной границы – М.: Академия ФПС России, 2001, С. 294.

[171] Окороков А. Указ. соч., С. 172.

[172] Там же, С. 172.

[173] Гродненский Н. Н. Русские герои засекреченных войн / Гродненский Н. Н. – М.: ФУА, 2007, С. 167-171.

[174] Алехин Р. В. Воздушно-десантные войска: история российского десанта / Алехин Р. В. – М.: «Эксмо», 2009, С. 316.

[175] Степаков В. Спецназ России / Степаков В. – М.: «Яуза», 2007, С. 156.

[176] Окороков А. Указ. соч., С. 187-189.

[177] Казачков Г. Тактика Спецназа – Ростов н/Д.: «Феникс», 2006, С. 138.

[178] Север А. История КГБ / Север А. – М.: «Алгоритм», 2008, С. 271.

[179] Дегтярев К. К. СМЕРШ. Смерть шпионам / Дегтярев К. К., Колпакиди А. И. – М.: «Яуза», 2009, С. 596.

[180] Рогоза С. Л. Засекреченные войны. 1950-2000гг. / Рогоза С. Л., Ачкасов Н. Б. – М.: АСТ, 2004, С. 385.

[181] История охраны Государственной границы – М.: Академия ФПС России, 2001, С. 296.

[182] Калашников М. Сломанный меч Империи / Калашников М. – М.: АСТ, 2005, С. 88.

[183] История охраны Государственной границы – М.: Академия ФПС России, 2001, С. 297.

[184] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 534.

[185] Окороков А. Указ. соч., С. 331.

[186] Тамже, С. 331.

[187] Окороков А. Указ. соч., С. 361.

[188] Там же, С. 361.

[189] Там же, С. 361.

[190] Ирано-иракская война – http:/ /www.wikipedia.org

[191] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 533.

[192] Грибанов Б. И. По обе стороны границы / Грибанов Б. И. – М.: «Граница», 1999, С. 17

[193] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 535.

[194] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 534.

[195] Отечественная военная история в 3-х томах – М.: Институт военной истории МО РФ, 2003, С. 535.

[196] Лапшин Ю. М. Афганский дневник / Лапшин Ю. М. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004, С. 354

[197] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование / под общ. ред. Кривошеева Г. Ф. М.: 1993, С. 402-406.

[198] Окороков А. Секретные войны Советского Союза – М.: «Яуза», 2008, С. 210.

[199] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org.

[200] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org.

[201] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org.

[202] Ляховский А. Трагедия и доблесть Афгана / Ляховский А. – М.: «Эксмо», 2009, С. 1018.

[203] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[204] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[205] Афганистан – http:/ /www.rusproject.org

[206] Группа Пограничных войск РФ в Таджикистане в 1992-2005 гг. – http:/ /www.wikipedia.org

еще рефераты
Еще работы по истории