Реферат: Просвещенный абсолютизм в России и его социально-правовая программа

Московский Государственный Технический Университет Гражданской Авиации

Кафедра гуманитарных и социально-политических наук

Контрольная работа №1

по «Отечественной истории»

Тема: «Просвещенный абсолютизм» в России и его социально-правовая программа»

студента 1 курса заочного факультета

Табуреткина Ивана Ивановича

Специальность:

Шифр:

Адрес: Город

Москва 2007

План

Введение.

1. Просвещенный абсолютизм – что это такое?

2. Комиссия по уложению.

2.1 Цель создания Уложенной комиссии.

2.2 «Наказ» Екатерины II – обоснование политических принципов абсолютистского государства.

2.3 Состав Уложенной комиссии.

2.4 Функционирование Комиссии.

3. Социально-правовая программа просвещенного абсолютизма.

3.1 Реформа местного самоуправления

3.2 Крестьяне и крепостное право

3.3 Внешняя политика и дипломатия.

3.4 Наука и культура

4. Реалии российской действительности

Заключение.


Введение

Разные историки по-разному оценивают время правления Екатерины II. И это не случайно. Вклад Екатерины в русскую историю весьма противоречив, ибо ее время отмечено сильнейшим ужесточением крепостного права, обнищанием народа, чудовищным, разорительным для страны мотовством правящей верхушки, тон которому задавала императрица, тратившая фантастические суммы на своих любовников. Это время падения нравов, обесценивания моральных ценностей, время вздорных политических зигзагов, похоронивших многие перспективные начинания и обусловленных влиянием на Екатерину сменявших друг друга фаворитов.

Но с другой стороны, это эпоха военного могущества страны, укрепления авторитета и безопасности Российского государства, значительных внутриполитических преобразований и небывалого расцвета культурной жизни.

Существует множество противоречивых суждений и о самой императрице. Одни считают ее притворной, распутной, легко поддающейся чужому влиянию, другие же видят в ней цельную натуру, человека высокообразованного, делового, энергичного, необычайно работоспособного, самокритичного, знающего свои слабые и сильные стороны.

И хотя со времени правления Екатерины II прошло более двух столетий, и за этот период было написано множество работ о той эпохе, актуальность данной темы не уменьшается. Потому что, чем больше нам удается узнать об этой необычной и загадочной женщине, тем больше появляется непонятного и необъяснимого.


2.Просвещенный абсолютизм – что это такое?

Екатерина II проводила политику, получившую название «просвещенный абсолютизм». Во второй половине XVIII столетия во многих государствах Европы становится популярной идея французских просветителей о «союзе государей и философов». В этот период абстрактные категории переносятся в сферу конкретной политики, которая предполагала правление «мудреца на троне», покровителя искусств, благодетеля всей нации. Это был целый этап в истории общества, причем не только русского, но и всего европейского. В роли просвещенных монархов выступали шведский король Густав III, прусский — Фридрих II, австрийский император Иосиф II, русская императрица Екатерина II. Политика просвещенного абсолютизма выражалась в проведении реформ в духе идей Просвещения, возглавляемых просвещенным монархом, способным преобразовать общественную жизнь на новых, разумных началах. Это было время робких реформ, не затрагивающих основ феодально-абсолютистского строя, время либерального заигрывания правительств с философами и литераторами. Но вот грянула французская буржуазная революция, и европейские монархи сразу же отказались от идей просвещенного абсолютизма.

В понимании сути и целей политики просвещенного абсолютизма существует известная неопределенность. Можно спорить о точном значении термина «просвещенный абсолютизм», но общий характер той эпохи легко узнаваем. Именно веку Просвещения (XVIII столетие в истории европейской культуры) свойственно особое видение мира, оказавшее сильное влияние на все последующее общественное развитие. Россия совместно с Европой пережила Просвещение: на смену средневековому сознанию пришло сознание Нового времени. Мировосприятие русского дворянина (а именно образованное дворянство стало главным носителем идей европейского Просвещения) типологически было сходно с сознанием его современника — европейца. Можно говорить о всеобщей увлеченности идеями Просвещения: их разделяли представители почти всех слоев русского общества. Наибольшей популярностью пользовались Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций. Так, почти все произведения Вольтера были переведены на русский язык; те сочинения, которые не могли пройти цензуру, распространялись в рукописях.

Эпохе «просвещенного абсолютизма» была присуща определенная идеология. Выделим ее характерные черты:

идея равенства всех людей,

государство создается в результате общественного договора, следствием которого являются взаимные обязательства монарха и подданных;

именно государство есть главное средство создания общества всеобщего благоденствия;

все реформы, основывающиеся на справедливых законах, должны идти сверху, от государства, в основе деятельности которого лежит принцип: «Все для народа, и ничего — посредством народа»;

просвещение — одна из важнейших функций государства и одновременно способ воспитания из подданных сознательных граждан;

признание свободы слова, мысли, самовыражения.

Пример увлеченности европейским Просвещением подавала сама Екатерина. Она не только читала произведения французских просветителей, но и состояла с ними, особенно с Вольтером и Дидро, в оживленной переписке. Вольтер называл ее не иначе как «великая Семирамида Севера», а в письме к одному русскому адресату писал: «Я боготворю только три предмета: свободу, терпимость и вашу императрицу». В письмах к Вольтеру Екатерина II не скупилась на либеральную фразеологию и даже прибегала к прямой лжи в изображении русской действительности.

Просвещенный абсолютизм — политика, порожденная временем разложения феодальной системы и вызреванием в ее недрах капиталистических отношений, нацеленная на устранение мирными средствами устаревших феодальных порядков. Просвещенный абсолютизм отличался от обычного деспотизма декларированием соблюдения законов, одинаковых для всех подданных. Теоретические основы просвещенного абсолютизма были разработаны выдающимися деятелями французского просвещения Монтескье, Вольтером, д'Аламбером, Дидро и др. Эти просветители умеренного крыла призывали к эволюционной, без потрясений, смене общественно-экономических отношений, что устраивало монархов Европы и способствовало возникновению союза королей и философов, способного, как полагали короли, предотвратить угрозу их тронам.

Настала пора реализации широкомасштабных реформ в духе идей Просвещения. Тому способствовали два благоприятных условия: Екатерина после гибели Иоанна Антоновича почувствовала себя на троне увереннее, чем прежде; уверенности, что справится с грандиозной по замыслу затеей, прибавила и достаточная осведомленность о трудах просветителей. В конце 1766 г она приступила к осуществлению важнейшей акции своего царствования — созыву комиссии для составления нового Уложения.

2.1 Цель создания Уложенной комиссии

Вскоре после вступления на престол Екатерина II обнаружила, что одним из существенных недостатков русской жизни является устарелость законодательства: сборник законов был издан еще при Алексее Михайловиче, а жизнь с тех пор изменилась о неузнаваемости. Императрица видела необходимость большой работы по собранию и пересмотру законов. Екатерина II решила составить новое «Уложение». Она читала множество сочинений иностранных ученых о государственном устройстве и суде. Конечно, она понимала, что далеко не все применимо к русской жизни.

В ходе подготовки к созданию новой Уложенной комиссии был создан ряд специальных комиссий, задачей которых было установление пределов «законной власти правительства». В 1763 г создается комиссия о вольности дворянской (позже ставшая советом при императрице), в 1762 г — комиссия о коммерции, в 1762 г- комиссия о церковных имениях. Комиссии готовили проекты законов, определявших государственный строй: от фундаментальных законов отличались законы текущие.

Императрица считала, что законы должны быть согласованы с потребностями страны, с понятиями и обычаями народа. Для этого решено было созвать выборных (депутатов) из различных сословий государства для выработки нового «Уложения». Это собрание выборных было названо «Комиссией для составления проекта нового Уложения». Комиссия должна была сообщить правительству о нуждах и пожеланиях населения, а затем выработать проекты новых, лучших законов.

2.2 «Наказ» Екатерины II – обоснование политических принципов абсолютистского государства

Широко заимствуя идеи передовых западных мыслителей, Екатерина II составила для этой Комиссии “Наказ комиссии о составлении проекта нового уложения”. Это политико-философское произведение стало своеобразной компиляцией текстов Монтескье (книга «Дух законов»), итальянского криминалиста Беккариа («О преступлениях и наказаниях»)., Бильфельда, Юсти и других европейских просветителей. Достаточно сказать, что из 507 статей «Наказа» тексты 408 статей были взяты у этих просветителей (294 заимствованы у Монтескье), причем на первый план выдвигалось обоснование самодержавно-крепостнического строя в России. Книгу Монтескье Екатерина называла молитвенником государей, имеющих здравый смысл. Широко воспользовалась Екатерина и трактатом Беккариа, направленным против остатков средневекового уголовного процесса с его пытками и подобными судебными доказательствами, проводившим новый взгляд на вменяемость преступлений. Самая обширная Х глава «Наказа» «о обряде криминального суда» почти вся взята из этой книги (104 статьи из 108).

Сенат разослал «Наказ» по учреждениям, центральным и местным. Читать его велели только начальникам, поскольку он содержал «опасные» мысли передовых философов- просветителей.

Это были правила, на основании которых должно быть составлено новое «Уложение» и которыми должны были руководствоваться депутаты. “Наказ” был роздан всем депутатам. Но так как введение законов находится в юрисдикции царя, то комиссия должна была составить предложения. Над “Наказом” Екатерина II трудилась более двух лет. В “Наказе” Екатерина II говорит о государстве, законах, наказаниях, производстве суда, воспитании и прочих вопросах. “Наказ” показывал и знание дела, и любовь к людям. Императрица хотела внести в законодательство больше мягкости и уважения к человеку.

“Наказ” был встречен с восторгом. В частности, Екатерина II требовала смягчения наказаний: “любовь к отечеству, стыд и страх поношения суть средства укротительные и могущие воздержать множество преступлений”. Также она потребовала отменить наказания, могущие изуродовать человеческое тело. Екатерина II выступала против применения пыток. Она считала пытку вредной, так как слабый может не выдержать пытки и сознаться в том, чего не совершал, а крепкий, даже совершив преступление, сможет перенести пытку и избежит наказания. Особенно большой осторожности она требовала от судей — “лучше оправдать 10 виноватых, чем обвинить одного невиновного”. Еще одно мудрое изречение Екатерины: “гораздо лучше предупреждать преступления, нежели их наказывать”. Но как это сделать? Надо, чтобы люди чли законы и стремились к добродетели. “Самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучше есть приведение в совершенство воспитания”. Хотите предупредить преступления — сделайте, чтобы просвещение распространялось между людьми.

Текст «Наказа» состоял из 20 глав(526 статей), разделенных на пять разделов:

а) общие принципы устройства государства;

б) основы государственного законодательства и общие формы правовой

политики;

в) уголовное право и судопроизводство;

г) основы сословно-правовой организации;

д) вопросы юридической техники, теории законодательства и правовой

реформы.

В 1768 г текст «Наказа» был дополнен двадцать первой главой, содержащей основы административно-полицейского управления и главой двадцать второй о регулировании государственных финансов.

«Наказ» обосновывает политические принципы абсолютистского государства: власть монарха, бюрократическая система организации, сословное деление общества. Эти признаки выводились из «естественного» положения России и обосновывались ссылками на русскую политическую историю. Девизом Уложенной комиссии называлось стремление обеспечить «блаженство каждого и всех» в обществе, однако никаких ограничений для верховной власти не предусматривалось. Сословная структура общества соотносилась с «естественным» делением на профессиональные классы: земледельцы, мещане, дворяне. Дворянству верховная власть отводит особое место, признавая тем самым особую важность его функций — военную службу и отправление правосудия. Попытки нарушить сословное неравенство оцениваются «Наказом» как гибельные для общества. Равенство видится лишь в одинаковом подчинении уголовным законам, хотя это и не означает одинакового применения этих законов к разным сословиям. Законодательная деятельность комиссии была направлена не просто на пересмотр старых законов, но и на выработку единого уложения на новых началах. Закон должен обеспечивать полное и сознательное повиновение.

В «Наказе» была разработана юридическая техника, ранее не известная

российскому праву, выработаны новые представления о системе

законодательства:

а) законов должно быть немного и они должны оставаться неизменными;

б) временные учреждения определяют порядок деятельности органов и лиц,

регламентируя его посредством наказов и уставов;

в) указы являются актами подзаконными, могут быть краткосрочными и отменяемыми.

Также Екатерине II казалось необходимым предоставить дворянству и городскому сословию самоуправление. Екатерина II думала и об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Но отмена крепостного права не состоялась. В “Наказе” говорится о том, как помещики должны обращаться с крестьянами: не обременять налогами, взимать такие налоги, которые не заставляют крестьян уходить из дому и прочее. В то же время она распространила мысли о том, что для блага государства крестьянам нужно дать свободу.

В 20 главах «Наказ» говорит о самодержавной власти в России, о подчиненных органах управления, о хранилище законов (Сенате), о состоянии всех в государстве живущих (о равенстве и свободе граждан). «Наказ» возвещал, что равенство граждан состоит в том, что все подчинены были одинаковым законам, что есть государственная вольность, т.е. политическая свобода, и состоит она не только в праве делать все, что законы дозволяют, но и в том, чтобы не быть принужденным делать, чего не должен хотеть.

Идеи просвещения находили отклик у части дворян и у депутатов разных сословий. Кроме того, созыв комиссии Давал Екатерине II возможность выяснить позиции и требования привилегированных и полупривилегированных сословий, способствовали укреплению народных иллюзий о «добром царе». Каждому депутатуизбиратели вручали наказ с изложением своих нужд и пожеланий.

Необходимость нового свода законов чувствовалась давно. После Соборного уложения 1649 года накопилось большое количество указов царя и Боярской думы, императорских манифестов и указов. Уже при Петре Первом, в самом конце предыдущего столетия, работала комиссия по подготовке текста нового Уложения, но из этого ничего не получилось. Мысли о созыве депутатов для законодательной работы высказывали публицисты и авторы проектов: Посошков, Голицын, Татищев. В 50-60-е годы составлялись списки депутатов. Наконец, в конце июля 1767 г, созвали Комиссию.

В конце XVIII века политика российского абсолютизма была направлена на сохранение и укрепление феодально-крепостнического строя, господствующего положения дворян в экономике и политической жизни, на юридическое оформление полного бесправия крепостного крестьянства и в то же время на предотвращение дальнейшего развития социального антагонизма и возможности крестьянской войны. Одной из главных форм решения этих задач стала перестройка органов власти, управления и суда в губерниях и уездах, укрепление диктатуры дворян, как в деревне, так и в городе. Крестьянская война особенно ясно показала Екатерине II, «о ком пещися должно» — положиться царица могла лишь на дворянство. К тому же и помещикам, напуганным размахом Крестьянской войны, стала очевидной необходимость реформ, а потому можно было не опасаться дворянской оппозиции.

2.3 Состав Уложенной комиссии

Манифест о создании проекта нового Уложения и о созыве для этой цели специальной Комиссии появился 14 декабря 1766 года. Основной мотив: страна не может дальше жить по средневековому кодексу законов — Соборному Уложению 1649 года. В Комиссию был избран 571 депутат от дворян, горожан, однодворцев, казачества, государственных крестьян, нерусских народов Поволжья, Приуралья и Сибири. По одному депутату выделили центральные учреждения — Сенат, Синод, канцелярии. Лишь крепостные крестьяне, составлявшие большинство жителей страны, были лишены права выбирать своих депутатов. Нет депутатов и от духовенства, ибо затеянное дело носило сугубо мирской характер.

Социальный состав Комиссии выглядел так: дворянство было представлено 205 депутатами, купечество — 167. Вместе они составили 65% всех избранников, хотя за ними стояло менее 4% населения страны! Представители других сословий «погоды» в Комиссии явно не делали: от казачества их 44, от однодворцев — 42, от государственных крестьян — 29, от промышленников — 7, от канцелярских чиновников и прочих — 19, от «инородцев» — 54 (почти никто из последних русским языком не владел, и их участие в работе Комиссии ограничилось лишь эффектным — благодаря экзотическим одеждам — присутствием на заседаниях).Всем депутатам гарантировались льготы и привилегии. Они навсегда освобождались от смертной казни, пыток, телесного наказания, конфискации имущества. Полагалось им и жалованье сверх получаемого по службе: дворянам — по 400 рублей, горожанам — по 122, всем прочим — по 37. Имения депутатов не подлежали конфискации за исключением случаев, когда надлежало расплатиться за долги; решение суда относительно депутатов не приводилось в исполнение без благословения императрицы; за оскорбление депутата взыскивался двойной штраф; депутатам выдавался особый знак с девизом: «Блаженство каждого и всех».

В итоге в Уложенную комиссию было избрано около 450 депутатов, из коих 33% составляли выборные от дворянства, 36% — выборные от горожан, около 20% — выборные от сельского населения, 5%—правительственные чиновники. Если учесть, что чиновники являлись дворянами, а некоторые города и государственные крестьяне избирали депутатами дворян, то удельный вес дворянства в Уложенной комиссии, составлявшего 0,6% населения страны, значительно повысится.

2.4 Функционирование Комиссии

Уложенная комиссия открылась 30 июля 1767 года торжественным богослужением в Успенском соборе Кремля. Первоначальным местом ее работы стала Грановитая палата (в последующем общие собрания Комиссии происходили в Петербурге). На первом же собрании депутатам зачитали с любопытством ожидаемый ими екатерининский «Наказ». И тут выяснилось, что не выходившие за пределы интересов отдельного сословия, города, уезда наказы с мест, коими должны были руководствоваться депутаты, своей приземленностью резко контрастируют с «Наказом» Екатерины, наполненным чудными для собравшихся суждениями о том, «что есть вольность», «равенство всех граждан», и Бог знает чем еще!

Однако чрезвычайно тронутые пышным открытием работы Комиссии депутаты, не сумевшие на слух понять действительно мудреный для них «Наказ», стали думать, «что сделать для государыни, благодеющей своим подданным». Ничего путного в их головы не пришло, и потому они решили поднести ей титул «Великой, Премудрой Матери Отечества». Но дальновидная Екатерина, дабы не дразнить гусей, «скромно» приняла лишь титул «Матери Отечества», сказав, что «любить Богом врученных мне подданных я за долг звания моего почитаю, быть любимою от них есть мое желание». Так неожиданно (а скорее всего, по заранее заготовленному сценарию) был снят самый неприятный и щекотливый для Екатерины вопрос о незаконности ее восшествия на трон. Отныне после публичного подтверждения столь представительным собранием законности ее власти положение Екатерины Алексеевны на престоле стало куда прочнее.

Относительно спокойно прошло избрание 18 частных комиссий для сочинения законов, и начались рабочие будни депутатов, окончательно отрезвившие Екатерину. Она из-за портьеры скрытно наблюдала за всем происходящим в зале и время от времени посылала записочки с наставлениями порой терявшемуся председателю, генерал-аншефу А.И. Бибикову. Вместо ожидаемого ею делового обмена мнениями начались бурные дебаты представителей разных сословий, когда ни одна из сторон ни в чем не хотела уступать другой. Дворяне с тупым упрямством отстаивали свое монопольное право на владение крестьянами, а купечество — на занятие торговлей и промышленностью. Более того, едва ли не в первую очередь купцы ставили вопрос о возврате недавно отнятого у них права покупать крестьян к заводам. Но здесь императрица была тверда и неуступчива: «Невольные руки хуже работают, нежель вольные, и покупки фабрикантами деревень — прямое истребление земледелия», являющегося главным, по ее убеждению, источником существования человечества. Столь же истово купечество выступало и против торговой деятельности крестьян, руководствуясь исключительно своими узкосословными, корыстными интересами.

Не было единства и среди представителей господствующего класса: дворяне с национальных окраин желали уравняться в правах с дворянством центральных губерний, а депутаты от родовитого дворянства во главе со своим лидером — прирожденным оратором и полемистом князем М. М. Щербатовым — высокомерно противопоставляли себя мелкому дворянству и выступали за решительную отмену тех положений петровской Табели о рангах, по которым дворянское звание могли получать за заслуги представители других сословий...

Но все это были цветочки. Наибольший гнев дворян-крепостников, из которых в основном и состояли дворянские избранники, вызвали робкие призывы некоторых их же собратьев ограничить произвол помещиков. Слова депутата от города Козлова Г.С. Коробьина, что крестьяне являются основой благополучия государства и с их разорением «разоряется и все прочее в государстве», а потому их надо беречь, потонули в хоре голосов крепостников, возмущенных «наглым» призывом к изменению «освященных Богом» порядков. Дворянство, пользуясь своим большинством, все смелее требовало расширения помещичьего права на личность крестьянина и плоды его труда. Раздались голоса и о применении смертной казни к наиболее непокорным из крестьян.

Но росло количество выступлений и противоположного характера, особенно после того, как в июле 1768 года на общее обсуждение был вынесен подготовленный в частной комиссии законопроект о правах дворян. Почти 60 депутатов, в том числе и «своих», дворянских, подвергли острой критике предложенный документ. Это не могло не обеспокоить императрицу, вовсе не желавшую продолжать прения в подобном неконструктивном духе: депутаты ни на йоту не смогли приблизиться к единому решению вопроса о дворянских правах.

Некомпетентность депутатов, их неспособность подняться до понимания провозглашенных в «Наказе» идей произвели на императрицу столь угнетающее впечатление, что для «просвещения» депутатов прибегли к необычной мере: день за днем им стали громко и внятно читать все принятые с 1740 по 1766 год законы об имущественных правах, а также Соборное Уложение 1649 года и еще около 600 разнообразных указов. Трижды подряд вновь и вновь оглашали екатерининский «Наказ». Работа Комиссии была фактически парализована, и в конце 1768 года с началом русско-турецкой войны ее «временно» (а как оказалось, навсегда) распустили. Хотя некоторые частные комиссии продолжали работать вплоть до 1774 года.

Обстоятельно изучив работу Комиссии, С.М. Соловьев четко определил главное ее назначение: ее созвали с целью «познакомиться с умоначертанием народа, чтобы испытать почву прежде, чем сеять, испробовать, что возможно, на что будет отклик и чего еще нельзя начинать». Это — заключение историка, основанное на объективном анализе большого количества документальных материалов. А вот мнение самой императрицы относительно задач Комиссии: «Мысль — созвать нотаблей была чудесная. Если удалось мое собрание депутатов, так это от того, что я сказала: „Слушайте, вот мои начала; выскажите, чем вы недовольны, где и что у вас болит? Давайте пособлять горю; у меня нет никакой предвзятой системы; я желаю одного общего блага: в нем полагаю мое собственное. Извольте же работать, составлять проекты; постарайтесь вникнуть в свои нужды“. И вот они принялись исследовать, собирать материалы, говорили, фантазировали, спорили; а ваша покорная услужница слушала, оставаясь очень равнодушной ко всему, что не относилось до общественной пользы и общественного блага».

Созыв Комиссии имел, таким образом, для императрицы интерес прежде всего практический. А что же было ответом? «От дворянства, купечества и духовенства послышался этот дружный и страшно печальный крик: „Рабов!“ — пишет С. М. Соловьев. Такое решение вопроса о крепостном состоянии, полагает историк, „происходило от неразвитости нравственной, политической и экономической. Владеть людьми, иметь рабов считалось высшим правом, считалось царственным положением, искупавшим всякие другие политические и общественные неудобства“.

Для того чтобы основательно подорвать „представление о высокости права владеть рабами“, как известно, понадобилось еще почти целое столетие.

Работа Комиссии ясно показала, что для ликвидации рабства почва оказалась совершенно неподготовленной. Разочарованная и обескураженная, но сохранившая трезвость ума, Екатерина вынуждена была „предоставить времени удобрение почвы посредством нравственно-политического развития народа“.


3. Социально-правовая программа политики просвещенного абсолютизма

Содержание программы отражается в проведении ряда реформ. Екатерина II чувствовала необходимость «свежих перемен», многие мероприятия екатерининского правительства (а порой с инициативой самой императрицы) несут на себе печать просвещенного абсолютизма. Остановимся подробнее на некоторых ярчайших проявлениях просвещенного абсолютизма Екатерины II.

3.1 Реформа местного самоуправления

Прежде всего, следовало укрепить местное самоуправление, которое показало свою неэффективность в борьбе с крестьянскими волнениями.

В 1775 г было издано «Учреждение для управления губерний». Если до сих пор Россия делилась на губернии, провинции и уезды, то теперь сохранились только губернии и уезды. Было определено, что численность населения губернии должна составлять 300-400 тыс. душ, а уезда – 30-40 тыс. душ. Количество губерний возросло с 23 до 50. Во главе губернии стоял губернатор, несколько губерний подчинялись генерал-губернатору.

В каждой губернии создавался обширный штат чиновников. При губернаторе существовало губернское правление, надзиравшее за деятельностью всех губернских учреждений и должностных лиц. Финансами и хозяйственными делами занималась Казенная палата. Школами и «богоугодными» заведениями (больницами, богадельнями и т. д.) ведал Приказ общественного призрения («призирать» — опекать, заботиться), в котором заседали выборные представители сословий под председательством правительственного чиновника. В уездах исполнительным органом власти был нижний земский суд во главе с капитан-исправником, избираемым местным дворянством. В уездных городах власть принадлежала назначаемому городничему.

3.2 Система местного управления и суда в губернии и уезде по реформе 1775 г

Полностью изменилась судебная система. Она была построена по сословному принципу: для каждого сословия – свой суд. Дворян судили верхний земский суд в губернских городах и уездный суд – в уездных городах. Горожан – соответственно губернский и городовой магистраты, государственных крестьян – верхняя и нижняя судебные расправы. Все эти сословные суды были выборными. Более высокой судебной инстанцией являлись созданные в губерниях судебные палаты – гражданская и уголовная, члены которых уже не выбирались, а назначались. Высшим судебным органом империи был Сенат.

Таким образом, дворянство добилось укрепления своих позиций в местном управлении. Остальные сословия играли значительно меньшую роль.

Важнейшим новшеством екатерининской реформы было введение выборного начала, забытого в России со времен земских сборов. Однако выборность сочеталась с соблюдением сословных принципов и обеспечением преимуществ господствующему сословию. Это шло вразрез со взглядами просветителей, которым ранее следовала Екатерина. Впрочем, в тогдашней России было невозможно выборное самоуправление, не опирающееся на сословия.

Важно отметить и попытку внедрить разделение властей, о чем Екатерина говорила еще в Уложенной комиссии. Екатерина провозгласила: «Государев наместник не есть судья». Суд должен был обрести независимость и подчиняться только закону. Если бы это стало реальностью, то в России уже в XVIII в. началось бы формирование правового государства. Увы, всесильное российское чиновничество никогда не соблюдало независимости судов. На практике губернаторы назначали и отстраняли судей, приостанавливали дела, утверждали судебные решения. В результате суд в России отнюдь не воспринимался как место, где следует искать справедливость. В Европе человек взывал к суду и закону. В России – к государственной власти, что свидетельствует о слабости российского общества и необычайной силе государства.

Губернская реформа значительно увеличила число городов, поскольку ими были объявлены все центры губерний и уездов. Особенно положительно это сказалось на новых губернских городах, где появились многочисленные учреждения, открылись училища и театры, началось гражданское строительство. Губернская реформа привела также к ликвидации коллегий, за исключением Иностранной, Военной и Адмиралтейской. Функции коллегий перешли к местным губернским органам.

Проводя губернскую реформу, Екатерина стремилась окончательно уничтожить особый порядок управления на окраинах. В 1775 г была разрушена Запорожская Сечь под предлогом стремления казаков «составить из себя область совершенно независимую, под собственным своим неистовым управлением». Позднее, после новой войны с Турцией, большинство запорожских казаков было переселено на Кубань. Распространив на Украину губернскую реформу, Екатерина в начале 1780-х годов ликвидировала старинное деление на полки и сотни. А в 1783 г. украинским крестьянам было запрещено переходить от одного владельца к другому. Так на Украине было введено крепостное право.

Вторую, не менее важную сторону политики абсолютизма в сфере управления во второй половине XVIII века составляло юридическое оформление прав и привилегий сословий, их обязанностей и повинностей, создание сословных организаций.

Права дворянства были окончательно закреплены в изданной 21 апреля 1785 г «Грамоте на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства». Грамота подтвердила привилегии, которыми уже пользовалось дворянское сословие: свобода от телесных наказаний, подушной подати, обязательной службы, право неограниченной собственности на имения и землю с ее недрами, право торгово-промышленной деятельности. Лишение дворянского достоинства могло производиться лишь по решению Сената с высочайшим утверждением. Имения осужденных дворян не подлежали конфискации.

Были расширены полномочия дворянских сословных учреждений. Каждые три года дворянские собрания избирали губернских и уездных предводителей дворянства. Дворянские собрания могли также делать представления властям о своих нуждах. Выборные дворянские должности можно было занимать только при доходе от имения свыше 100 рублей в год.

Первенствующая роль дворянства в государстве была подчеркнута присвоением ему наименования «благородного».

Лишь один вопрос был обойден в Жалованной грамоте – о крепостном праве. Правда, в документе говорилось о собственности дворянина на имение со всем тем, что в нем находилось. Но прямо о владении душами сказано не было. Вероятно, Екатерина хотела показать, что это право не будет навсегда сохранено за дворянством.

В один день с Жалованной грамотой дворянству была издана и Жалованная грамота городам, продолжавшая попытки создания «третьего сословия». Первые шаги на этом пути были сделаны уже в 1775-1776 гг, когда богатые купцы (с капиталом свыше 500 рублей) были освобождены от подушной подати и рекрутской повинности. Взамен они платили налог в размере 1% с капитала и вносили по 360 рублей за рекрута. Жалованная грамота подтвердила эти привилегии. Одновременно она разделила все городское население на шесть разрядов. Первый составляли «настоящие городовые обыватели», владевшие в городе домами или землей и принадлежавшие к различным сословиям. В этот разряд входили жившие в городе дворяне и духовенство. Ко второму разряду относились купцы трех гильдий, к третьему – цеховые ремесленники, к четвертому – постоянно жившие в городе иностранцы. Крупные купцы-оптовики, банкиры, судовладельцы, а также ученые и лица творческих профессий составили пятый разряд – именитых граждан. Остальные горожане, «которые промыслом, рукоделием или работой кормятся», вошли в шестой разряд. Третий и шестой разряды, к которым относились большинство городских жителей, составили сословие мещан (от украинского слова «место» — город).

Именитые граждане и купцы первой и второй гильдий были освобождены от телесных наказаний и некоторых посадских повинностей.

Все шесть разрядов (в их состав не вошли жившие в городе крестьяне) составляли «градское общество». Раз в три года общество избирало городского голову, членов магистрата и гласных (депутатов) общей градской думы. Общая градская дума избирала шестигласную думу – исполнительный орган управления, состоявший из шести гласных – по одному от каждого разряда горожан. Шестигласная дума заседала под руководством городского головы один раз в неделю.

Жалованная грамота городам впервые объединяла в единое сообщество разрозненные группы «городовых обывателей».

Чтобы правильно понять и оценить причины такой направленности политики абсолютизма, нужно помнить, что деления общества на сословия было одним из главных условий существования феодального строя и что формирование и развитие капиталистических отношений неразрывно связано с разрушением феодальных сословий, так как положение и роль классов буржуазного общества определяется их имущественным положением в производственных отношениях.

Сословная политика абсолютизма нашла свое выражение в манифестах, указах, уставах, жалованных грамотах и других законодательных актах.

Внутренние дела России как ничто иное показывает способность Екатерины применять методы «просвещенной» части западного мира к ситуации, сложившейся в стране. Перестройка органов власти, управления и суда в губерниях и уездах, укрепление диктатуры дворян направляют политику российского абсолютизма на сохранение и укрепление феодально- крепостнического строя.

3.3 Крестьяне и крепостное право

«Ничто человека в большее уныние привести не может, как лишение соединенных с человечеством прав… Наши крестьяне печальным своим примером могут доказать, сколь пагубно конечное угнетение для людей… Я не нахожу беднейших людей, как наших крестьян, которые не имея ни малой от законов защиты, подвержены всевозможным не только в рассуждении имения, но и самой жизни обидами и претерпевают беспрестанные наглости, истязания и насильства, отчего неотменно должны они опуститься и придти в сие преисполненное бедствий как для них самих, так и для всего общества состояние, в котором мы их теперь действительно видим»,- выдержка из работы А.Я. Поленова «О крепостном состоянии крестьян в России».

На заседаниях комиссии иной раз звучали весьма либеральные речи. Так, Г. Коробьин обличал притеснения крестьян помещиками, сетовал на непомерную тяжесть повинностей, оправдывал бегство крестьян нестерпимыми условиями их существования. Я. Козельский требовал запретить увеличение крестьянских повинностей сверх установленного законом уровня, а А. Маслов предлагал передать крепостных в распоряжение специальных коллегии, которая бы и взимала повинности в пользу помещиков.

Однако подавляющее большинство дворянских депутатов стеной встало на защиту крепостничества и своих привилегий. Идти же наперекор дворянству было для царицы не просто рискованно – самоубийственно. Не только отмена, но и любое серьезное смягчение крепостного права означали бы для нее неизбежную потерю трона. Много лет спустя она с искренней горечью вспоминала: «Едва посмеешь сказать, что они(крепостные) такие же люди, как мы, и даже, и даже когда я сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать каменьями;…когда в комиссии для составления нового Уложения стали обсуждать некоторые вопросы, относящиеся к этому предмету…я думаю, не было и двадцати человек, которые по этому предмету мыслили бы гуманно и как люди».

Не оправдали надежд царицы и депутаты-горожане. Екатерина мечтала создать в России «третье сословие», представив городским жителям широкие возможности для занятий торговлей и промышленностью. Но для того, чтобы реализовать этот замысел, надо было обеспечить предпринимателей свободной рабочей силой. Между тем в Уложенной комиссии городские депутаты радели лишь о праве выкупать крепостных, да об отстранении дворянства от торговли. Даже зажиточное российское купечество не доросло еще до того, чтобы ставить вопрос о своих политических правах, юридических гарантиях и т.п. Пока оно еще мыслило по-старому, стремясь к сословным привилегиям.

Ситуацию, сложившуюся в России с крестьянами, с решением вопроса о предоставлении им земли в собственность нельзя назвать простой. Для этого необходимо было сломать представление крепостников и дворян о крестьянах как о вещи. Екатерина предпринимает еще один оригинальный шаг; как передовые мысли западных философов были отражены в «Наказе» депутатам Уложенной комиссии, так и ситуация с крестьянами решается путем «открытого конкурса», в котором принимают участие просвещенные умы XVIII века, которые настолько открыто говорят о причинах крестьянской нестабильности в стране и способах ее ликвидации, что многие работы на русском языке не публикуются, кроме того — не издана ни одна из работ русских авторов.


3.4 Внешняя политика и дипломатия

Внешняя политика — самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство. Когда хотят сказать самое лучшее, что можно сказать об этом царствовании, говорят о победоносных войнах с Турцией, о польских разделах, о повелительном голосе Екатерины в международных отношениях Европы. С другой стороны внешняя политика была поприщем, на котором Екатерина всего удобнее могла завоевать народное расположение: здесь разрешались вопросы понятные и сочувственные всему народу. Наконец здесь не нужно было придумывать программы, ни искать возбуждений: задачи были готовы, прямо поставлены вековыми указаниями истории и настойчивее других требовали разрешения. Потому наибольшее внимание императрицы было обращено в эту сторону. После Ништадского мира, когда Россия твердой ногой стала на Балтийском море, на очереди оставались два вопроса внешней политики, один территориальный, другой национальный. Первый состоял в том, чтобы продвинуть южную границу государства до его естественных пределов, до северной береговой линии Черного моря с Крымом и Азовским морем и до Кавказского хребта. Это восточный вопрос в тогдашней исторической постановке. Потом предстояло довершить политическое объединение русской народности, воссоединив с Россией оторванную от нее западную часть. Это вопрос западнорусский. По самому своему существу оба вопроса имели местное значение, возникли исторически взаимных отношений соседних государств, притом не имели никакой исторической связи между собой. Поэтому для их успешного разрешения их следовало локализовать и разделить, то есть разрешать без постороннего вмешательства, без участия третьих, и разрешать не оба вместе, а тот и другой порознь.

Во внешней политике Екатерина II была прямой последовательницей Петра I. Она сумела понять коренные задачи внешней русской политики и сумела завершить то, к чему стремились веками московские государи. Россия при Екатерине вела войны с Турцией, Швецией, участвовала в трёх разделах Польши и вследствие этого присоединила к себе все русские области кроме Галиции, завоевала Крым, значительные территории в Белоруссии, Литве, Западной Украине, Курляндии. Вступая на престол, Екатерина застала конец Семилетней войны в Европе, а в России--охлаждение к Австрии и сближение с Пруссией, наконец, приготовление к войне с Данией, сделанные Петром III. Прекратив их и сохранив нейтралитет в Семилетней войне, Екатерина уничтожила прусское влияние при русском дворе и постаралась поставить себя вне всяких союзов и дипломатических обязательств. Но положение дел заставило Екатерину связать себя союзом с Пруссией, воевать в Польше и принять войну с Турцией, объявленную вследствие интриг Франции. Такова была основная внешнеполитическая деятельность Екатерины II.

С первых же шагов большое и активное участие во внешней политике своего государства принимала сама Екатерина. Ни один серьезный вопрос в этой области не проходил мимо нее, ни одно ответственное решение не принималось без непосредственного ее вмешательства. «Я хочу управлять сама, и пусть знает это Европа!» — говорила она Потемкину. С молодых лет вовлеченная придворными интригами в большую политику, Екатерина уже имела значительный опыт в деле дипломатии, и свои недюжинные дипломатические способности развила в дальнейшем до совершенства. Она обладала большим искусством притворства, которое в XVIII веке, как и часто позже, считалось основным качеством дипломата. «Весьма ошибутся, — говорила она сама про себя, — кто по персональным приемам будет судить о делах». Не менее искусно использовала Екатерина II «просветительную» фразеологию, которой она умело прикрывала свои честолюбивые замыслы. Нарушая права Польши как независимой державы, подготовляя ее расчленение, она облекала свои действия в форму защиты свободы польского народа. «Просвещение — это был в восемнадцатом веке лозунг царизма в Европе...»,-говорит Энгельс.

Сила Екатерины как дипломата заключалась, однако, не в этом. Как умная женщина, она понимала, что достоинство страны, которой она управляет, и ее собственное достоинство. В своих дипломатических выступлениях она выставляла себя поборницей национальной политики, не отделяя себя от России. «Я императрица России, — писала она по поводу задевшего ее лично притязания датского двора участвовать в опеке над великим князем Павлом Петровичем, — и худо оправдала бы надежды народа, если бы имела низость вручить опеку над моим сыном, наследником русского престола, иностранному государству, которое оскорбило меня и Россию своим необыкновенным поведением». Она так часто повторяла подобные суждения, что, наконец, сама убедила себя в их истине, и это давало всем ее действиям большую уверенность и силу.

При Екатерине II стали применяться новые методы дипломатической работы. Екатерина очень широко поставила дело политической пропаганды за границей. Эту цель преследовала в частности ее собственная переписка с Вольтером, Гриммом, Дидро и другими представителями «Просветительской эпохи». Вместе с тем Екатерина деятельно следила за заграничными изданиями, которые могли принести вред России или ей лично как императрице. Ей удалось остановить печатание книги Рюльера о перевороте 1762 года.

К числу новых дипломатических приемов следует отнести и приглашение иностранных дипломатов к участию в поездках императрицы по России, — например в 1785 г. Для осмотра водного пути из Балтийского моря на Волгу и в 1787г.- в Крым.

В момент вступления на престол Екатерины II русской дипломатии предстояло в первую очередь принять меры к восстановлению международного престижа России, расшатанного за время правления Петра III выходом из Семилетней войны и резким переходом от союза с Австрией к союзу с Пруссией. В позиции, которую заняла Екатерина II в отношении участников Семилетней войны, сказалось новое направление международной политики России. Новый внешнеполитический курс заключался в том, чтобы Россия могла следовать своей собственной системе, согласно с ее истинными интересами, не находясь постоянно в зависимости от желаний иностранного двора.

Таким образом, русская дипломатия эпохи Екатерины в основном разрешила задачи, унаследованные ею от XVII века; закреплены были достижения Петра Великого в Прибалтике; воссоединены земли населенные родственными русскому народу белорусами и украинцами. Россия стала твердой ногой на Черном море. Наконец, Россия завоевала решающий голос в делах общеевропейских.

3.5 Наука и культура

Вторая половина ХVIIIв явилась важным периодом в развитии русской культуры, и абсолютистскому государству принадлежала в этом процессе значительная, а порой и инициативная роль. Так, Екатерина II утверждала, что только „заведением народных школ разнообразные обычаи в России приведутся в согласие, исправятся нравы“. В 60-70 гг ею была сделана попытка создать в стране систему воспитательно-образовательных учреждений. По поручению императрицы И. И. Бецкой — один из представителей педагогической мысли в России, взгляды которого формировались под влиянием идей Я.А. Каменского, Дж. Локка, Ж.Ж. Руссо — разработал „Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества“. В соответствии с этим учреждением были отрыты училище при Академии художеств (1764), Общество двухсот благородных девиц (1764) с отделениями для мещанских девиц, коммерческое училище (1772). Среди созданных Бецким учебно- воспитательных учреждений одно имело особое значение в истории русской школы и просвещения — это Общество благородных девиц (Смольный монастырь, или Смольный институт) Оно положило начало женскому среднему образованию в России.

Однако созданные по проекту Бецкого воспитательно-учебные заведения охватывали слишком малое количество детей. В 1782 г для проведения более масштабной школьной реформы была образована Комиссия об учреждении училищ. Основные документы и план реформы были разработаны австрийским педагогом сербом Ф.И. Янковичем, который хорошо знал русский язык. По этому плану в городах создавались народные училища двух типов: главные — в губернских городах и малые — в уездных. Эти училища являлись всесословными и содержались за счет государства. В малых училищах изучались чтение, письмо, чистописание, арифметика, катехизис, а в главных — Закон Божий, русский язык, география, история, естественная история, геометрия, архитектура, механика и физика, иностранный язык. Значение этой реформы трудно переоценить — речь шла о создании общероссийской системы образовательной школы.

Учрежденная в 1763 г Медицинская коллегия должна была готовить медицинских работников. В 1774 г при Берг-коллегии открылось Горное училище, впоследствии реорганизованное в горный институт. Появились и другие специальные учебные заведения, частные школы.

Большой шаг вперед делает русская наука. В 1783 г была основана особая Российская академия для изучения языка и литературы. Существовавшая с петровских времен Академия наук за 1768-1774 гг провела пять экспедиций, которые внесли ценный вклад в изучение географии страны. В 1765 г возникает Вольное экономическое общество, в „трудах“ которого печатались многочисленные статьи по организации и ведению сельского хозяйства. В Академии наук значительно возросло число русских ученых, среди них — выдающиеся натуралисты И. И. Лепехин и Н. Я. Озерецковский, астроном С.Я. Румовский, минеролог В. М. Севергин и др. К рассматриваемому времени относилась деятельность видных историков М.М. Щербатова и И.Н. Болтина; активно публиковались источники по русской истории (Н.И. Новиковым, академией наук). Издательская продукция увеличивается чрезвычайно. За весь ХVIII век в России было издано 9500 книг, из них около 85 % приходилось на царствование Екатерины II. 15 января 1783 г императрица подписала указ о позволении заводить „вольные“ типографии. Книга, журнал, газета становятся элементом повседневного быта все большего числа людей. В Петербурге была открыта первая в России публичная библиотека. Книготорговцы начинают открывать при лавках платные библиотеки. К концу 80-х годов существовало 15 государственных библиотек, растет число частных книжных собраний. „Книги сделались предметом моей страсти“, — пишет Е.Р. Дашкова, собравшая библиотеку в 900 томов. Такие страстные книголюбы были и среди дворян, и среди купцов, и даже среди крестьян.

Н.М. Карамзин, в статье, опубликованной в 1802 г в „Вестнике Европы“, отмечал, что число любителей чтения „едва ли в какой земле… так скоро возрастает, как в России. Правда, еще многие дворяне, и даже в хорошем состоянии, не берут газет, но зато купцы, мещане любят уже читать их, самые бедные люди подписываются и самые безграмотные желают знать, что пишут из чужих земель“. Его поддерживает другой литератор И. И. Дмитриев: „В зрелых летах Хераскова читали только просвещеннейшие из нашего дворянства, а ныне всех состояний: купцы, солдаты, холопы и даже торгующие пряниками и калачами“.

Крепнет национальное своеобразие отечественной литературы. Новаторские достижения в русской литературе, прежде всего, имели место в произведениях Д.И. Фонвизина, Г.Р. Державина, Н.М. Карамзина. Художественная литература оказывалась тесно связанной с общественными идеями века Просвещения. Эти идеи естественных прав человека, свободы и равенства развивала и зарождающаяся „разночинная“ интеллигенция. Все более заметные очертания приобретал процесс формирования русской национальной культуры, вбирающий в себя достижения и традиции культуры, созданной многовековой деятельностью народа, всех его слоев, но в первую очередь — крестьянства, и новой культуры, творившейся, главным образом, образованными слоями общества.

»Её великолепие ослепляло, приветливость привлекала, щедроты привязывали" — писал о Екатерине II А. С. Пушкин. Действительно, роскошь и изящество составляли характернейшую черту эпохи, которую потомки стали называть «екатерининской» Императрица была ласкова и проста в обхождении с придворными и даже слугами и в отдельных случаях помнила, что «поклон спины не ломит». После грубости монархов предшествующего времени все это казалось удивительным и даже пугающим. Сама Екатерина с тоской рассказывала: «Когда я вхожу в комнату, можно подумать, что я медузина голова: все столбенеют, все принимают напыщенный вид; я часто кричу против этого обычая, но криком не остановишь их, и чем более я сержусь, тем менее они непринужденны со мною, так что приходиться прибегать к другим средствам».

О придворных нравах времен Елизаветы Петровны она презрительно писала: «Остерегались говорить об искусстве и науке, потому, что все были невеждами: можно было побиться об заклад, что лишь половина общества еле умела читать, и я не очень уверена в том, чтобы треть умела писать». Теперь при дворе начитанность и образованность были в цене. В домах столичной знати появились обширные библиотеки, где заняли почетное место сочинения французских классиков, а рядом с ними стояли на полках и произведения отечественных авторов

В результате реформ Екатерины II активизировалась общественная жизнь дворян. Дворянские съезды, выборы сопровождались различными торжествами балами, маскарадами. Появился дополнительный повод для частой перемены платья, возникновения новых его видов. Одеваться стремились богато и модно. Путешествовавший по России в 70-х гг академик Георги отмечал, что дворянки «всех классов» не только в столице, но и в губернии ходят в европейском платье. С 1779 г журнал «Модное ежемесячное сочинение, или Библиотека для дамского туалета» стал публиковать моды. Усилилось значение униформы. В 1782 г. был издан указ, который регламентировал цвета дворянской одежды по губерниям, в соответствии с цветами губернского герба. В апреле 1784 г указом «О мундирах для дворян и губернских чиновников» впервые во всей империи вводилось форменное платье для всего находящегося «у дел дворянства и гражданства». По указу предусматривался не только определенный цвет, но и определенный покрой мундира для каждой губернии. При Павле I была проведена полная унификация чиновничьей одежды. В 1797 г. вводится единый статский мундир для всех губерний. Всем был определен кафтан темно-зеленого сукна «с наблюдением в воротниках и обшлагах тех цветов, кои заключаются в губернских гербах, и с означением на пуговицах тех самых гербов». Предпринимались попытки регламентации и женской одежды. Во второй половине 18 века вышел целый ряд правительственных постановлений, рекомендовавших дамам соблюдать «более простоту и умеренность в образе одежды». Парадные платья разрешалось украшать кружевом шириной не более двух вершков (9 см), а шить их следовало только из московской золой или серебряной парчи. Нарядные платья полагалось шить из отечественного шелка или сукна, и по цвету они должны были соответствовать мужским губернским костюмам. Крестьяне, мещане, купцы продолжали носить преимущественно одежду традиционного покроя.


4.Реалии российской действительности

А между тем с самого начала между теорией просвещенного абсолютизма, созданной Вольтером, Руссо и французскими энциклопедистами, и попыткой Екатерины II реализовать ее на практике лежала огромная, обусловленная российской действительностью дистанция. С годами она увеличивалась и по политическим мотивам. Так что в конце концов императрица отказалась от воплощения в жизнь идей Просвещения в том виде, в каком они были осуществлены в странах Европы, — через создание гражданского общества и ломку сословных преград. Реалии российской действительности убедили Екатерину в том, что предоставление свободы всему обществу чревато неуправляемым хаосом...

Два решающих события повлияли на ее сознание: восстание Пугачева и Французская революция. По справедливому замечанию историков, «просвещенный» либерализм Екатерины II не выдержал этого двойного испытания. В радужные 60- е годы XVIII века и в самом начале следующего десятилетия императрица, пропагандируя идеи европейских просветителей, не уставала повторять: «благо народа и справедливость неразлучны друг с другом» и что «свобода — душа всего» и без нее «все мертво». Но с началом революционных событий во Франции, представлявших реальную угрозу для всей Европы, она решительно отвергает право этого народа (теперь презрительно называемого ею «толпой») на свободу волеизъявления: «Что же касается до толпы и до ее мнения, то им нечего придавать большого значения».

Отход от ранее пропагандируемых принципов просвещенного абсолютизма ускорило и появление книги А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», услужливо доставленной ей для ознакомления 25 июня 1790 года. Гнев императрицы был неописуем, она — в ярости (крайне нехарактерное для нее состояние) и напрочь забыла о своем недавнем утверждении, что нельзя наказывать людей за убеждения, за несовпадающие с ее взглядами суждения. Она готова на сей раз применить самые суровые меры к автору — «бунтовщику хуже Пугачева». Екатерина, видимо, искренне не понимала, что творение Радищева есть следствие распространения в России идей Просвещения, начало которому было положено по ее собственной инициативе. Как заметил С.М. Соловьев, «мудрая мамаша Екатерина II, которая писала такие прекрасные правила для воспитания граждан, на старости лет заметила вредные следствия своих уроков и сильно гневалась на непокорных детей, заразившихся правилами так любимых ею прежде учителей».

Доброжелательно и объективно настроенные современники екатерининского века подчеркивают, что в основе желаний и действий императрицы была забота об «общем благе», путь к которому, в ее представлении, лежал через торжество разумных законов, просвещение общества, воспитание добрых нравов и законопослушание. Стремление к созданию такого общества не осталось лишь декларацией, а нашло отражение в законодательстве и практических делах Екатерины II (об этом же говорят и повседневные записи ее статс-секретарей и обширная переписка императрицы). Главное же средство и надежная гарантия успеха реформаторских начинаний виделись Екатерине II в неограниченной самодержавной власти монарха, который всегда, повсюду и во всем направляет бщество на разумный путь, но направляет не силой, не угрозами, не чередой естоких наказаний (как это делал Петр I), a убеждением, внедрением в ознание каждого необходимости объединить усилия всех сословий для остижения «общего блага», общественного спокойствия, прочной стабильности. Именно она впервые в России четко определила такое «просвещенное» понимание этой основной функции самодержца. При этом она последовательно уководствовалась сформулированным ею важнейшим принципом: «Никогда ничего не делать без правил и без причины, не руководствоваться предрассудками, уважать веру, но никак не давать ей влияния на государственные дела, изгонять из совета все, что отзывается фанатизмом, извлекать наибольшую по возможности выгоду из всякого положения для блага общественного». Достичь последнего невозможно без должного порядка, благодаря которому «государство стоит на прочных основаниях и не может пасть». Екатерина II в своих практических действиях особое значение придавала именно порядку, постоянно подчеркивая: «Мы любим порядок, добиваемся порядка, обретаем и утверждаем порядок».

Однако невероятно инертное российское общество через своих представителей власти на местах (по мысли императрицы, первых и главных ее помощников), на деле не блиставших умом и дальновидностью, а главное, не желавших никаких перемен, вносило свои коррективы в обширные планы и намерения Екатерины II. Чтобы преодолеть эту умственную заскорузлость, а нередко и прямое противодействие, императрице надо было обладать особой твердостью. И она это осознавала: «Может быть, я добра, обыкновенно кротка, но по своему званию я должна крепко хотеть, когда чего хочу». Как показывают исторические реалии, «кротость» Екатерины имела все же четко очерченные пределы — незыблемость самодержавной власти и соблюдение интересов ее опоры — дворянства. При любом посягательстве на них кротость императрицы сменялась беспощадной решимостью. Свидетельство тому трагические судьбы Емельяна Пугачева, А.И. Радищева, Н. И. Новикова (правда, в судьбе последнего сыграли свою роль и издание им запрещенной масонской литературы, и обнаружившиеся по ходу следствия тайные связи с цесаревичем Павлом).


Заключение

Период царствования Екатерины II характеризуется резким контрастом между декларативными заявлениями просвещенной императрицы и ее реальной политикой. «Тартюфом в юбке и короне» назвал Екатерину II А.С.Пушкин. Безусловно, Екатерина предприняла некоторые шаги, направленные на дальнейшую европеизацию и гуманизацию русской жизни, однако в условиях диктатуры дворянства и углублявшегося закрепощения крестьян они выглядели достаточно двусмысленно. Это дало основание историкам по-разному оценивать проводившуюся Екатериной политику просвещенного абсолютизма. Многие отождествляют ее с обычной социальной демагогией, пропагандой показного либерализма, главными целями которого были: создать более привлекательный образ России и самой императрицы за рубежом; внести успокоение в общественное мнение Западной Европы и страны перед фактом незаконного захвата ею власти; внушить русскому обществу мысль, что взгляды и действия императрицы справедливы и гуманны. Большая часть отечественных историков, рассматривающих просвещенный абсолютизм как надстройку феодального общества на том его этапе, когда товарно-денежные отношения становятся важнейшим фактором общественного развития, подчеркивают, что именно развитие буржуазных отношений, ослабление государственной власти, обострение классового антагонизма между крестьянскими массами и властвующим дворянством подтолкнули Екатерину выбрать путь просвещенного абсолютизма, который она проводила с учетом сохранения крепостнических порядков, самодержавия и господствующего положения дворянства.

Но как бы то ни было, если отбросить тщеславие и лицемерие Екатерины II, стратегические цели ее политической программы состояли в следовании гуманным идеям западноевропейских просветителей, направленным на создание справедливого, разумно организованного общества, с поправкой на российскую действительность. Все сводилось к всемерному укреплению абсолютистского государства путем создания ему опоры в виде гражданского общества (с сословной структурой), опирающегося на законодательство, регулирующее взаимоотношения общества и государства и на механизм управления подданными. За годы правления Екатерины II были осуществлены серьезные преобразования (носившие созидательный, а не разрушительный характер), коснувшиеся всех сторон жизни государства и имевшие долговременное значение.

Эпоха Екатерины была эпохой формирования национального сознания, складывания в обществе понятий чести и достоинства, духовного и культурного роста русского общества. Несомненно, в молодые годы Екатерина II искренне увлекалась идеями французских просветителей, но после французской революции завершилось заимствование ею идей европейского Просвещения. Узнав о штурме Бастилии, Екатерина приказала вынести бюст Вольтера из своего кабинета (от Дидро она отреклась еще в 1785 г, а Руссо не признавала уже с середины 60-х годов). Радикализм и последовательность их идей были ей чужды. После казни Людовика XVI Екатерина II порвала всякие отношения с революционной Францией, став душой контрреволюционной европейской антифранцузской коалиции. Дворцовое просветительство пришло к своему естественному и закономерному завершению. Императрица окончательно утвердилась во взгляде на совершенную неприменимость и особую вредность просветительских моделей для абсолютистской России. В одном из писем Екатерина II написала, что мир никогда не перестанет нуждаться в повелителе, и лучше предпочесть безрассудство одного, чем безумие многих, заражающее бешенством двадцать миллионов людей во имя слова «свобода». Несомненно, что на перемену взглядов Екатерины II повлияла и крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева (1773—1775 гг) — самое крупное стихийное восстание крестьян в истории России.

Просвещенная Екатерина II не смогла осуществить свою программу. По сути, она была истинной заложницей дворянства, интересы которого она должна была выражать. Как отмечал В.О. Ключевский, Екатерина II одновременно распространяла в обществе идеи века и законодательно закрепляла «факты места». Екатерина II стала гонительницей тех самых истинных представителей русской просветительской мысли второй половины XVIII в, с которыми раньше заигрывала, идеи которых о необходимости подлинного изменения феодально-крепостнической системы одобряла: Н.И. Новиков и А.Н. Радищев оказываются за решеткой. Н.И. Новиков, один из крупнейших русских масонов, представлявших оппозиционную правительству дворянскую общественность, развернул широкую книгоиздательскую деятельность, которая определялась просветительскими целями. Велика заслуга Н.И. Новикова как автора и издателя сатирических журналов «Трутень», «Пустомеля», «Живописец», «Кошелек». А.Н. Радищев был представителем крайне левого радикального крыла общественной мысли России — дворянской революционности. Его знаменитое произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» передает весь ужас крепостничества и деспотизма самодержавия и содержит прямые призывы к насильственному уничтожению существующих порядков. Не случайно Екатерина заявила, что Радищев — «бунтовщик хуже Пугачева».

Таков был резкий контраст между либеральным началом и охранительно-консервативным концом правления Екатерины II. Тем не менее многие мероприятия екатерининского правительства (а порой с инициативой самой императрицы) несут на себе печать просвещенного абсолютизма. Его наиболее яркими проявлениями были секуляризация церковных земель, законодательство о крестьянах Прибалтики, «Наказ», Уложенная комиссия, Вольное экономическое общество, реформирование местного управления, отмена монополий в торговле и промышленности, жалованные грамоты дворянству и городам и др. Практическим выражением просвещенного абсолютизма была система воспитательно-образцовых учреждений в стране: открыты училище при Академии художеств, Воспитательные дома в Москве и Петербурге, коммерческое училище, Общество благородных девиц (Смольный институт), горное училище, Российская академия наук, первая публичная библиотека в Петербурге, музей Эрмитаж и др.


Список используемой литературы

1. Орлов А.С., Георгиев В.А., История России, — Москва, 2003г.

2. А.Б.Каменский, Жизнь и судьба Екатерины II, Москва, 1986г.

3. Записки императрицы Екатерины II, Москва, 1989 г.

Екатерина II, Сочинения, Москва, 1990 г.

4. Ключевский В.О., Неопубликованные произведения, Москва, 1983 г.

еще рефераты
Еще работы по истории