Реферат: Контрреформы Александра III

Федеральное агентствожелезнодорожного транспорта

Уральский ГосударственныйУниверситет Путей Сообщения

Кафедра: истории и политологии


Реферат

Дисциплина: «ИсторияРоссии»

Тема:

«Контрреформы АлександраIII»

 

Екатеринбург

2006


Содержание

 

1.   Введение

2.   Личность Александра III

3.   Новая политика императораАлександра III

4.Контрреформы АлександраIII

4.1 Образование

4.2 Печать

4.3 Суд

4.4 Крестьянство

4.5 Земская и городскаяконтрреформы

Заключение

Список используемой литературы


1. Введение

 

Рассматриваяправительственный курс Александра III (1881 — 1894), следует иметь в виду, чтоон вошел в историю как период «контрреформ». Традиционно его внутриполитическийкурс принято оценивать как консервативный.

Понятиеконтрреформы имеет широкий смысл и включает не только реакционные законы, но ивесь политический курс российского самодержавия.

В реферате янамерена раскрыть личность императора, обозначить его политический курс,задачи, а также практическую реализацию поставленных целей.

Прочитавреферат, вы поймете, каким противоречивым было его царствование, и будетепредставлять общую картину жизни того времени.


2. ЛичностьАлександра III

 

В 1845 г. 26февраля в Аничковом дворце в Петербурге у цесаревича Александра Николаевича, будущегоимператора Александра II, родился третий ребенок и второй сын. Мальчика назвалив честь отца Александром и ему, как и деду – императору Николаю I, — волеюсудьбы предстояло стать всероссийским самодержцем.

ЛичностьАлександра III олицетворяла собой и могущество, и убожество его царствования.Громадный и неуклюжий, с грубыми манерами, Гулливер в физическом отношении,Александр III был лилипутом в отношении умственном. Наследником престола он сталнеожиданно, в зрелом возрасте (20 лет), после смерти старшего брата Николая.Поэтому к царской доле его не готовили, а сам он учиться не любил и остался навсю жизнь недоучкой.

Недостатокинтеллекта и образования гармонировал у Александра III с грубостью. Вотхарактерные его резолюции и реплики, засвидетельствованные документально:«надеюсь, что эту скотину заставят говорить», — об арестованном народовольце Г.П. Исаеве; «скотина или помешанный», — о художнике В. В. Верещагине и т.д.

Еще вбытность свою цесаревичем Александр «обругал скверными словами» офицера изшведских дворян. Тот потребовал извинения, объявив, что если не получит его,застрелится. Офицер покончил с собой. «Александр II очень рассердился на сына иприказал ему идти за гробом офицера вплоть до могилы», но даже это не пошлоцаревичу впрок. Став царем, он демонстрировал свой нрав постоянно. Чего стоит,к примеру, его указ назначить в Сенат управляющего царской конюшней В. Д.Мартынова! Сенаторы переполошились, вздумали было роптать, но царь барскипресек их ропот. «Что же, — меланхолически утешал себя Е. М. Феоктистов, — могло быть и хуже. Калигула посадил в сенат свою лошадь, а теперь в сенатпосылают только конюха. Все-таки прогресс!»

Были найденыфакты, запечатленные в дневниках самого царя: «Кутили до 5 часов утра» — неоднократно. О том же свидетельствовали близкий ко двору офицер императорской гвардииВ. П. Обнинский и, главное, обер-собутыльник Александра III генерал П. А.Черевин, по рассказам которого царь и генерал дружно пили коньяк, чтоназывается, «из горла» в дворцовых покоях, после чего самодержец всея Руси,валяясь по полу, «визжал от удовольствия» и «норовил поймать за ноги» своихдомочадцев. Вероятно, знал об этой слабости и В. О. Ключевский, который в1893-1894 годах преподавал историю царскому сыну Георгию. В записной книжке историкасказано: «не может быть самодержцем монарх, который не может сам держаться насвоих ногах». Попытки сегодняшних почитателей Александра III изобразить еготрезвенником основываются исключительно на верноподданническом убеждении в том,что Его Императорское Величество пьяницей быть не мог. «Он, — с категоричностьюочевидца (что может только позабавить читателя) пишет А. Н. Боханов, — иногдавыпивал рюмку-другую водки, настойки или наливки, но ни разу в жизни не былпьян».

Разумеется,Александру III – при всей одиозности столь многих и важных его качеств — нельзяотказать в определенных достоинствах. В противоположность своимпредшественникам-самодержцам, он был образцовым семьянином; не имел (в отличиеот отца, деда, дядей и братьев) наклонности к амурным похождениям; и не любилинтриганов и подхалимов; так много работал с документами, что его дочь Ольга впорыве любви назвала отца «самым трудолюбивым человеком на всей Земле». «Первыймиллиардер вселенной », по выражению М. Н. Покровского, Александр III былскромен в быту, удивляя своих министров, например, тем, что экономно носилзалатанные штаны. Чисто житейски, судя по воспоминаниям С. Ю. Витте, а такжецарских родственников, лекарей и священников, Александр III и в умственномотношении кое-что значил, держась на среднем уровне здравого смысла, хотя и быллишен государственной мудрости. Это упущение природы восполнял политическийментор царя, обер-прокурор Святейшего Синода («русский папа», как называли егов Европе) Константин Петрович Победоносцев.

Александр IIIбыл примерным семьянином. Так получилось, что от Николая он получил «внаследство» не только титул цесаревича, но и невесту. Еще в сентябре 1864 г.Николай сделал предложение дочери датского короля Христианина IX принцессеЛуизе Софии Фредерике Дагмаре. Когда в начале апреля 1865 г. В Ницце Николайтяжело заболел и стало ясно, что он умирает, к старшему брату приехали нетолько родные из России, но и невеста Дагмара. Обе царствующие династии былизаинтересованы в укреплении родственных связей. Однако в планы наследникароссийского престола неожиданно вмешалось чувство: он влюбился в фрейлину своейматери княжну Марию Мещерскую. Это была романтическая любовь на расстоянии, смимолетными встречами и записками, которые влюбленные обменивались через другуюфрейлину – княжну Александру Жуковскую (дочь поэта В. А. Жуковского).

Понимая свойдолг перед родными и семьей Дагмары, незадолго до нового, 1866 г. Александр далматери обещание жениться на датской принцессе. Но были и серьезные колебания: вмае 1866 г. Цесаревич даже хотел отказаться от престола, только бы сохранитьМашу Мещерскую, о чем имел крайне тяжелый разговор с отцом. Император жесткоприказал сыну жениться и забыть о своей любви. В июне 1866 г. Состояласьпомолвка Александра и Дагмары в Копенгагене, а 28 октября они стали мужем иженой. Перейдя в православие, Дагмара приняла имя Марии Федоровны. О своей«милой Дусеньке» (так называл он Машу Мещерскую в своем дневнике) Александруслышит еще дважды: в 1867 г., когда она выйдет замуж, и через год, когда Машаумрет во время родов. Тогда ей исполнилось только 24 года…

АлександрАлександрович никогда не забывал свою первую любовь, но к своей жене, «дорогойМини», он также испытывал самые теплые чувства, и она отвечала ему искреннейпреданностью. Молодые жили вдали от шумного двора, в Аничковом дворце, всюдупоявлялись вместе, даже на военных парадах. При этом великая княжна МарияФедоровна никогда не стремилась выделиться, влиять на ход государственных делили навязывать мужу свою волю. Она была идеальной супругой, а он – идеальныммужем и отцом. У них родились шестеро детей: сыновья – будущий императорНиколай II (1868), Александр (1869 – 1870), Георгий (1871 – 1902), Михаил (1878г., убит, как и Николай, в 1918 г.), дочери Ксения (1875 – 1960) и Ольга (1882– 1960). Александр Александрович очень быстро вошел в роль отца семейства, иэта роль ему нравилась. Он писал Победоносцеву: «Рождение детей есть самаярадостная минута жизни, и описать ее невозможно, потому что это совершенноособое чувство».

В повседневномобиходе он был неприхотлив, отличался здравым смыслом, был по характеру тверд иценил твердость в других.

 


3. Новаяполитика императора – Александра III

Новый курс улиберальных историков конца XIX – начала XX в. получил название «контрреформ»,т.е. преобразований, направленных против Великих реформ 1860 – 1870-х гг.,призванных вернуть дореформенные порядки. Александр III против Александра II?Нет, все было сложнее. Происходила корректировка правительственного курса, онприобретал черты, не свойственные ни николаевской России 2-ой четверти XIX в.,ни эпохе Александра II. Либеральный общественный деятель В. А. Маклановотмечал: «Я не могу себе представить, чтобы кто-нибудь в эти 80 – 90-е гг. могсерьезно желать не только восстановления крепостничества, но и возвращения кпрежним судам, к присутственным местам времен «Ревизора» и «Мертвых душ» и т.д. Это кануло в вечность».

Еслипопытаться вкратце описать внутриполитические мероприятия императора АлександраIII, то следует, конечно, начать с первоочередной задачи правительства – борьбыс революцией. Уже 14 августа 1881 г. было принято «Положение о мерах кохранению государственного спокойствия и общественной безопасности», котороепозволяло в любой губернии и области России временно (сроком на 3 года) вводитьусиленное или чрезвычайное положение, дававшее местной администрации широчайшиеполномочия, включая права на запрет периодических изданий и административнуюссылку «подозрительных» и «вредных» лиц, возможность отстранять от исполнениясвоих полномочий представителей выборных органов самоуправления. По данномуПоложению, а также «Правилам о местностях, объявляемых состоящими на военномположении» (от 8 июня 1892 г.) даже гражданские лица могли попадать подюрисдикцию военных судов. На усиленную охрану, чрезвычайное и военное положениеправительство переводило те местности, которые являлись или, чаще, могли статьочагами «смуты» или революции.

Был усиленрепрессивный аппарат. В рамках ведомства внутренних дел еще в последний годправления Александра II образовали департамент полиции, который, помимособственно: вопросов охраны правопорядка, ведал вопросами политическогорозыска, внутренней и заграничной агентурой, открытым и негласным надзором загражданами и контролировал ход политических дознаний. Значение этого органаподчеркивает то обстоятельство, что его директора В.К.Плеве и П.Н.Дурново позжесами возглавили министерство внутренних дел (начало 1900-х гг.). Полиция сталаработать на опережение, не дожидаясь, когда «неблагонадежные» граждане начнутметать бомбы. Еще более оперативно работали создаваемые на местахсекретно-розыскные (позже – «охранные») отделения. Они отслеживали деятельностьподозрительных лиц и организаций, перлюстрировали почту, внедряли своих агентовв общественное движение. Не было практически ни одной общественной организациив России, в том числе правого и монархического толка, в которой охранка неимела бы своих агентов.

По даннымчлена Верховной распорядительной комиссии генерала М. И. Батьянова, к воцарениюАлександра III в России уже насчитывалось 400 тысяч лиц под надзором полиции, аза два последних царствования число их более чем удвоилось: В.Б. Жилинский,обследовавший сразу после Февральской революции архив Департамента полиции,обнаружил в них до 1 миллиона карточек наблюдения. Только за период с июля1881-го по 1890 год, по официальным данным, подверглись политическим репрессиям– от ареста до виселицы – 21012 человек, то есть в среднем по 2100 обвиняемых вгод; поэтому за1891 – 1894 год можно смело прибавить в «актив» Александра IIIеще 8 тысяч репрессированных. При Александре III прошли 98 судебных процессовпротив более 400 «политических», вынесены 86 смертных и 210 ссыльно-каторжныхприговоров.

Большинствусмертников казнь через повешение Александр III заменял вечной каторгой (кактогда говорили, «казнью через пожизненное заточение»), где в жутких условияхсмертники гибли – умирали и кончали с собой, если не теряли рассудок – зачастуюв первые же годы.

Казнилипротивников самодержавия при Александре III с редким даже для азиатчиныварварством. Тимофей Михайлов был повешен три раза, так как дважды, ужеповешенный, он срывался с виселицы. Такого не бывало в Росси ни раньше, нипозже. Очевидец этой казни, немецкий журналист, писал 16 апреля 1881 года: «Ябыл свидетелем дюжины казней на Востоке, но никогда не видел подобнойживодерни». На живодерню походила и казнь Евграфа Легкого: палач уже повесилего, но веревка оборвалась, Легкий – еще живой – упал на помост и был повешенеще раз. А Лев Коган-Бернштейн, тяжко раненный охранниками, был внесен наэшафот (как и ранее в суд) прямо в кровати, поднят с нее и вдет в петлю, послечего кровать из под него выдернули.

Ссыльно-каторжныйрежим для политических при Александре III был «самым жестоким» за всю историюцарской тюрьмы с 1762 года. Именно Александр III в 1884 году открыл зловещую«Государеву тюрьму» в Шлиссельбургской крепости, а вслед за тем (в 1866 году) –политическую каторгу на Сахалине. Злодеяния его тюремщиков возмещали ироссийскую, и мировую общественность. Две трагедии 1889 года – Якутская 22марта (когда царские опричники застрелили и закололи штыками шесть ссыльныхпротестантов, включая женщину – Софью Гуревич, а затем после суда надостальными еще троих повесили) и Карийская 7 ноября (когда первое в Россиителесное наказание женщины-политкаторжанки – по личному велению Александра III– повлекло за собой ее и других каторжан массовое самоубийство) – вызвали наЗападе настоящий взрыв протеста против царского деспотизма.

Первоначальноправительству могло показаться, что меры по борьбе с «крамолой» имели должныйуспех. К середине 80-х гг. удалось уничтожить «Народную волю», убившуюпредыдущего императора. Новых серьезных организаций бомбометателей наполитическом горизонте пока не было, либеральная общественность, подавленнаясменой курса, переживала кризисную эпоху, реакционеры торжествовали… Но сначала 90-х гг. призрак революции опять поднялся во весь рост и стало ясно, чтовнешние меры успокоения только загоняли болезнь внутрь. Никакие, даже самыеталантливые и деятельные представители полиции и охранки не могли справиться среволюцией, поскольку, как они и сами понимали, нужно было бороться не ссимптомами болезни, а целенаправленно лечить сам недуг.

Правительствопо-своему видело причины болезни. Оно усматривало их в «развращении» молодежиреволюционными идеями, разложении сословного строя и ослаблении государства(как следствия дарования обществу «излишней» свободы). Эти язвы правительство ипыталось врачевать.

Вторым издвух главных направлений в политике самодержавия при Александре III быликонтрреформы – крестьянская, земская, городская, судебная, образовательная.Смысл их заключался в «исправлении» реформ Александра II, то есть представлялсобой попытку повернуть Россию вспять, к дореформенному бытию, опираясь приэтом на дворянские верхи против народных масс.

 


4.Контрреформы Александра III

4.1 Образование

 

Новый министрнародного образования И.Д. Делянов делал все возможное, чтобы ограничить само«народное образование». Получив поддержку Делянова, обер-прокурор СинодаПобедоносцев по правилам 13 июня 1884 г. подчинил церковному ведению «школыграмоты» — низшие начальные учебные заведения. Победоносцев неоднократнозамахивался и на земские школы, но у правительства хватило все же мудростиоставить их в покое. Здесь необходимо вспомнить, что земская школа – школа,существовавшая при земских органах самоуправления, — была по качеству обученияи по материальному обеспечению лучшей в России начальной школой, в то время какцерковноприходские школы часто влачили самое жалкое существование. Передачаземской школы в ведение Святейшего Синода могло похоронить систему начальногообразования для простого народа.

Другая меракоснулась гимназий. Министр внутренних дел Толстой еще в бытность свою главойнародного образования сделал немало, чтобы ввести классическое образование истановить между гимназическим начальством и учениками полицейские отношения.Однако доступ в гимназии (хотя бы теоретически) по-прежнему оставался открытдаже для выходцев из самых низов. Делянов быстро восполнил «пробелы»,оставленные его предшественниками. 5 июня 1887 г. был издан циркуляр, печальноизвестный как «Циркуляр о кухаркиных детях». Им предписывалось ограничитьдоступ в гимназии «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников итому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновеннымиспособностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». «Каждыйсверчок знай свой шесток» — так расценила общественность «заботу» правительстваоб образовании народа. Само же правительство исходило из убеждения, что длянарода образование «сверх меры» не только не полезно, но и вредно и способно«развратить» подрастающее поколение.

Толстой иДелянов убедили императора, что следует вплотную заняться и университетами, гдеугнездилась «революционная зараза». 23 августа 1884 г. был введен новыйуниверситетский устав, который уничтожил традиционное для всего образованногомира университетское самоуправление. И преподаватели, и студенты попали взависимость от чиновников – попечителей учебных округов. Хуже всего пришлосьстудентам. Они не только лишились возможности слушать лекции прекрасныхпрофессоров, которые покинули университеты, но и вынуждены были платить намногобольше за свое обучение, а поступление в университет и получение стипендииопределялись главным образом политической благонадежностью. В случаенеповиновения начальству студент быстро оказывался за стенами университета и повсеобщей воинской повинности его ждала служба в армии в качестве рядового.Тогда же в России была введена обязательная форма для студентов. Форма былакрасивой, нравилась девушкам-гимназисткам, демонстрировала принадлежностьмолодого человека к престижной социальной группе. Но введение ее диктовалосьчисто утилитарными соображениями: при каких-либо «сборищах», митингах, уличныхбеспорядках по форме очень легко было отличить студента в толпе людей.

Консервативныйпублицист М.Н.Катков в «Московских ведомостях» приветствовал новыйуниверситетский устав как символ поворота правительственной политики. Если, каксчитал Катков, либеральный устав 1863 г. был «началом системы упразднениягосударственной власти», то устав 1884 г. ознаменовал ее возрождение. «Итак,господа, — возвещал Катков, — встаньте, правительство идет, правительство возвращается!»

Университетскийустав 1884 года похоронил автономию университетов, введенную Александром II, иотдал всю внутривузовскую жизнь под контроль правительственных чиновников.Согласно этому уставу, политически неблагонадежные, хотя бы и с мировым именем,ученые изгонялись из университетов (как это случилось, например, с М.М. Ковалевским,С.А. Муромцевым, В.И. Семевским, В.С. Соловьевым, Ф.Г. Мищенко, И.И. Дитятиным,О.Ф. Миллером, Ф.Ф. Эрисманом), либо их выживали (как Д.И. Менделеева, И.И. Мечникова,А.С. Пескова).

 

4.2 Печать

По временнымправилам от 27 августа 1882 г. правительство создавало специальный контрольныйорган, ведавший прессой, — Особое совещание четырех министров (внутренних дел,юстиции, народного просвещения и обер-прокурора Синода). По этим новымПравилам, во-первых, вводилось такое положение, что те органы печати, которыебыли временно приостановлены после трех предостережений, могли вновь начатьвыходить исключительно только под особого рода предварительной цензурой,именно: для газет устанавливалось, что каждая подвергшаяся этой каре газетавновь может выходить только с таким условием, чтобы каждый ее номер накануневыхода в свет, не позже 11 часов вечера, представлялся в цензуру. Это,разумеется, было почти совершенно неосуществимо для ежедневных газет, потомучто газеты, на обязанности которых лежит именно сообщать самые последниеновости, печатаются ночью, вплоть до самого момента рассылки, и, таким образом,не могут быть готовы к 11 часам вечера накануне или же должны поступатьсяновизной сведений. Поэтому, как только это правило было применено к «Голосу»Краевского и «Стране» Полонского, которые выходили в Петербурге и являлисьтогда наиболее резкими либеральными газетами, то этим газетам пришлосьпрекратить свое существование. Вторым правилом, которое было вновь введено,являлось учреждение особого ареопага из четырех министров: министра народногопросвещения, министра внутренних дел, министра юстиции и обер-прокурораСвятейшего Синода, которым предоставлялось право в случае обнаружения вредногонаправления какого-нибудь журнала или газеты навсегда прекращать это издание,причем они могли вместе с тем и совершенно лишать права также навсегдаредактора этой газеты или журнала издавать какие бы то ни было органы печати.

С особеннойстрогостью применялись к журналам и газетам, в особенности в первые годытолстовского режима, все те драконовские меры, которые устанавливались и новыми прежним законодательством о печати. Так, на органы-печати сыпались такиекары, как лишение права печатать объявления, как многочисленныепредостережения, которые вели в конце концов к приостановке и затем, по новомузакону, к отдаче под предварительную цензуру, как лишение права розничнойпродажи, что больно било газеты в экономическом отношении. Очень скоро примененбыл и новый способ окончательного прекращения журнала по решению четырехминистров: именно таким образом были прекращены «Отечественные записки» сянваря 1884 г. и некоторые другие либеральные органы печати того времени.

В концетолстовского режима, именно в 80-х годах, в последние два-три года жизниТолстого число таких кар значительно уменьшилось, и можно было, как замечаетК.К.Арсеньев, даже подумать, что это являлось симптомом смягчения режима; нотакое уменьшение числа кар на деле, как объясняет тот же историк цензуры,зависело от того, что не на кого и не за что было их налагать, так какзначительное число либеральных зависимых органов печати было или совершеннопрекращено, или поставлено в такое положение, что они не смели пикнуть, и вслучаях сомнения сами редакторы наперед объяснялись с цензорами и выторговывалисебе ту небольшую область свободы, которая им представлялась самою цензурою. Втаких обстоятельствах выжили в этот трудный момент лишь немногие из либеральныхорганов печати, как, например, «Вестник Европы», «Русская мысль» и «Русскиеведомости», которые, впрочем, постоянно чувствовали над собой дамоклов меч, иих существование висело также все это время на ниточке.

 

4.3 Суд

Не отвечалпредставлениям правительства о сильной центральной власти и независимый суд,учрежденный уставами 1864 г. «Судебная республика», по определению М.Н. Каткова,или «безобразие судов», как считал сам государь, были для либерального обществасимволом общественной и частной независимости. Правительство не устраивала«непокорность» судов, случаи, когда судебные учреждения, даже вопреки законам,выгораживали государственных преступников (как в нашумевшем случае среволюционеркой В.З асулич, совершившей покушение на петербургскогоградоначальника Ф.Ф. Трепова и при очевидной уголовной квалификации ее деянияоправданной судом присяжных в 1878 г.). Более всего раздражал администрацию тотдух свободы, который царил в новом суде. Но ни прежний министр юстиции Д.Н. Набоков,ни новый (с1885 г.) министр А.Н. Манасеин не провели судебной контрреформы попримеру земской и городской, так как понимали, что без эффективного суданевозможно само существование государства. Суд эпохи «Великих реформ» подвергсятолько частичным ограничениям: везде, за исключением шести крупных годов истолиц, был упразднен мировой суд (впрочем, его эффективность и так оставлялажелать лучшего), ограничивалась гласность судебного процесса, повышался ценздля присяжных, из ведения общих судов изъяли политические дела, Сенат получилболее реальные права увольнять с должности судей-правонарушителей.

 


4.4 Крестьянство

На первомплане стоял вопрос об облегчении положения тех крестьян, которые уже раньшеперешли на выкуп, т.е. вопрос о понижении выкупных платежей. В 1881 г. всебывшие помещичьи крестьяне переводились на обязательный выкуп, отменялось ихзависимое временнообязанное положение, понижались выкупные платежи.

Былразработан и проведен ряд мер, направленных к борьбе с крестьянскиммалоземельем. В этом отношении следует указать три главные меры: во-первых,учреждение Крестьянского банка, при помощи которого крестьяне могли бы иметьдешевый кредит для покупки земель; во-вторых, облегчение аренды казенных земельи оброчных статей, которые отдавались или могли отдаваться в аренду, и, наконец,в-третьих, урегулирование поселений.

Былопостановлено, что Крестьянский банк должен помогать крестьянам независимо оттого, какие крестьяне и в каком размере покупают землю.

В 1884 г. вправилах об аренде казенных земель сказано, что по закону земли отдавались в 12-летнююаренду и притом без торгов могли их брать только те крестьяне, которые живут недалее 12 верст от арендуемой оброчной статьи.

Что касаетсядо переселенческого вопроса, который стал в это время заявлять о себе вдовольно острых формах, то следует заметить, что были утверждены правила опорядке переселения малоземельных крестьян за Урал (1889).

Следуетупомянуть о тех законах по рабочему вопросу, которые были изданы начиная с 1882г. Впервые русское правительство стало с этого времени на путь защиты – если невсех рабочих, то, по крайней мере, малолетних и женщин – от произволафабрикантов. Законом 1882 г. впервые ограничена была продолжительность рабочеговремени малолетних и женщин и более или менее поставлены под контрольправительственных отраслей условия их работы, а для надзора за исполнением этихпостановлений были учреждены первые должности фабричных инспекторов.

Однако этимеры в целом не улучшили благосостояния крестьянского населения.

 

4.5 Земскаяи городская контрреформы

 

Былипроведены в 1890 и 1892 гг.

Инициаторомземской контрреформы был Д.А.Толстой. Эта контрреформа обеспечила преобладаниедворян в земских учреждениях, вдвое сокращала число избирателей по городскойкурии, ограничивала выборное представительство для крестьян. В губернскихземских собраниях число дворян возросло до 90 %, а в губернских земских управах– до 94%. Деятельность земских учреждений ставилась под полный контрольгубернатора. Председатель и члены земских управ стали считаться состоящими нагосударственной службе. Для выборов в земства устанавливались сословные курии,изменялся состав земских собраний за счет назначаемых сверху представителей.Губернатор получал право приостанавливать исполнение решений земских собраний.

Укреплению«государственного элемента» служила и городская контрреформа. Она устраняла отучастия в городском самоуправлении городские низы, значительно повышаяимущественный ценз. В Петербурге и Москве в выборах могло участвовать менееодного процента населения. Были города, где число гласных городской думыравнялось числу участвовавших в выборах. Городские думы контролировалисьгубернскими властями. Городская контрреформа находилась в вопиющем противоречиис проходившим процессом бурной урбанизации. Уменьшилось число гласных городскихДум, усилился административный контроль над ними (теперь выборные представителигородского самоуправления стали считаться государственными служащими),уменьшился круг вопросов, подлежавших компетенции дум.

Такимобразом, контрреформа в сфере местного управления и суда привели к усилениюконтроля над выборной властью со стороны государства, увеличению в нихдворянского представительства, нарушению принципов выборности и всесословностив их деятельности.


Заключение

Разумеется,царствование Александра III не было для России абсолютно беспросветным. Внутристраны, благодаря таланту и энергии Н.Х. Бунге, И.А. Вышнеградского, С.Ю. Витте,царизм сумел обеспечить экономический подъем – не только в промышленности, но ив сельском хозяйстве, хотя и дорогой ценой. «Сами не доедим, а вывезем», — хвастался Вышнеградский, не уточняя, кто недоедает – кучка «верхов», илимногомиллионные «низы». Страшный голод 1891-го, поразивший 26 губерний, срецидивами в 1892 – 1893 годах, тяжело отразился на положении народных масс, ноне встревожил монарха. Его Величество лишь рассердился… на голодающих.«Александра III, — свидетельствовал знаменитый адвокат О.О. Грузенберг, — раздражали упоминания о «голоде», как слове, выдуманном теми, кому жратьнечего. Он высочайше повелел заменить слово «голод» словом «недород». Главноеуправление по делам печати разослало незамедлительно строгий циркуляр».

Отдельныеположительные черты царствования Александра III ни на йоту не искупают общегонегатива: ложки меда, сколько бы их ни было, не усластят бочку дегтя.Рептильное титло этого монарха «Царь-Миротворец» его противники не безоснований переиначили в другое: «Царь-Миропорец», имея в виду его пристрастие(по рецепту князя Мещерского) к порке – кого угодно (включая женщин), ноглавным образом – крестьян, к порке и порознь, и вкупе, целым «миром». Всевообще царствование Александра III Лев Толстой определил как «глупое,ретроградное», как один из самых мрачных периодов отечественной истории:Александр III пытался «вернуть Россию к варварству времен начала столетия», всяего «постыдная деятельность виселиц, розг, гонений, одурения народа» вела кэтому. Так же, хотя и в менее резких выражениях, оценивали правление АлександраIII П.Н. Милюков, К.А. Тимирязев, В.И. Вернадский, А.А. Блок, В.Г. Короленко, аМ.Е. Салтыков-Щедрин увековечил Александровскую реакцию в образе «Торжествующейсвиньи», которая «кобенится» перед Правдой и «чавкает» ее.

РежимАлександра III старался держать русский народ в угнетении, покорности итемноте. В 1886 году по случаю издания пьесы Л.Н.Толстого «Власть тьмы», В.А. Гиляровскийсочинил меткий экспромт: «В России – две напасти: внизу – власть тьмы, вверху –тьма власти». Давящая, гнетущая и постоянно разрастающаяся «тьма власти»восстанавливала против себя все больше и больше людей. Либеральная публицисткаМ.К. Цебрикова осмелилась написать об этом – за что и поплатилась ссылкой –самому императору: «Вся система гонит в стан недовольных, в пропагандуреволюции даже тех, кому противны кровь и насилие». Тринадцать лет АлександрIII «сеял ветер». Его преемнику – Николаю II и последнему – осталось пожатьбурю.

В целом эпохаконтрреформ не привела к принципиальным политическим и социальным изменениям.Меры, направленные на слом установившейся после реформ Александра IIобщественной структуры, не отличались последовательностью, их продворянскийхарактер противоречил ходу экономического развития. В конечном счете онисоздавали обманчивое впечатление незыблемости самодержавного строя.


Списокиспользуемой литературы

История России XIX-XX вв./ЦимбаевВ.И. – М. Филологическое общество «СЛОВО»; Ростов н/Д: Издательство «Феникс»,2004. – 448 с.

История России (IX-XXвв.): Учебное пособие /Отв. ред. Я.А. Перехов. – М.: Гардарики, МарТ, 1999. –623 с.

А. Корнилов. Курс историиРоссии XIX века. Издание 2-е. М.: Издательство М. и С. Сабашниковых, 1918.

Н. Троицкий Свободнаямысль – XXI // На земле стоит комод…. – 2000. — №5

еще рефераты
Еще работы по истории