Реферат: Китай конца Х1Х в. – начала ХХ в. Синьхайская революция в Китае

Министерство образования и науки Республики Казахстан

СЕВЕРО-КАЗАХСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АКАДЕМИКА МАНАША КОЗЫБАЕВА

Исторический факультет

кафедра всемирной истории и политологии

Допущен к защите:

ЖУЛТАНОВ СЕРИК БАЙСАЛОВИЧ

специальность «история, основы права и экономики»

гр. ИОПОЭ — 01

дипломная работа

Китай конца Х1Х в. – начала ХХ в.

Синьхайская революция в Китае.

Петропавловск. 2008 г.


Аннотация

Тема данной дипломной работы Жултанова Серика Байсаловича является — «Китай конца Х1Х в. — начала ХХ в. Синьхайская революция в Китае».

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Глава первая — «Китай во второй половине Х1Х в» — содержит материал по вопросу взаимоотношения Китая и иностранных держав. Итогом этих отношений становится превращения Китая в полуколонию в конце Х1Х в. Глава вторая – «Оппозиционное движение в Китае». Революционный процесс начала ХХ в.» — посвящена анализу различных политических сил, участвующих в борьбе с правящей маньчжурской династией. Основное место в главе занимает материал по истории Синьхайской революции 1911 – 1913 гг. Здесь говорится об участниках революции, их программах и характере данного движения.


Содержание

Введение

Глава 1 Китай во второй половине Х1Х в

1.1 Китай и иностранные державы во второй половине Х1Х в

1.2 Превращение Китая в полуколонию

Глава 2 Оппозиционное движение в Китае. Революционный процесс на рубеже ХХ в

2.1 Реформаторское движение и Кан Ювэй

2.2 Демократический лагерь во главе с Сунь Ятсено

2.3 Синьхайская революция 1911 – 193 гг

Заключение

Литература


Введение

Дипломная работа посвящена изучению истории Китая в конце Х1Х в. и в начале ХХ в. Главной целью работы является освещение истории Китая в период, когда она из крупнейшей азиатской суверенной страны постепенно превращается в зависимое полуколониальное государство. На рубеже ХХ в. перед Китаем стояли две основные задачи — свержение деспотической власти маньчжурского двора и ликвидация колониальной зависимости от иностранных держав. Итогом разрешения этих противоречий в китайском обществе и была Синьхайская революция.

После маньчжурского завоевания Китая социально-экономические отношения не претерпели кардинальных изменений. Это в равной степени относится и к аграрному сектору страны, и к системе городского производства. Очень близкими предшествующим этапам оставались и социальная структура и система государственного устройства.

Основой экономической жизни деревни продолжала играть китайская клановая община, которая покоилась на коллективном владении землей и родственных связях. Обработка земли преимущественно также велась на коллективных началах. Некоторая часть свободной земли могла сдаваться в аренду либо членам коллектива, либо жителям соседних деревень. Арендная плата с таких земель шла в общее пользование всего коллектива. В наиболее развитых.южных районах Китая роль арендатора играл богатый и могущественный клан из числа доминирующих. Общие правила при этом не менялись. Какую-то часть своих свободных земель клан сдавал в аренду более слабым соседним деревням или кланам. Арендная плата с этих земель также поступала в распоряжении всех членов доминирующего клана.

Значительную роль в поземельных отношения общины играли и некоторые другие категории земель. Очень распространенными были так называемы «училищные» земли. Доход с них шел на содержание деревенской школы, оплату услуг учителя, помощь талантливой молодежи, желавшей продолжить образование за пределами своей деревни. Каждая китайская деревня располагала еще и «храмовыми» землями. Доходы с этих земель шли на различные религиозные церемонии, на ремонт храма предков, на помощь наименее обеспеченным членам общины. Эти категории земель также нельзя было продавать и покупать без разрешения членов общины /История Китая, 2002, с. 284/.

Важной чертой любой китайской общины являлись родственные связи, объединявшие, как правило, всех жителей данной деревни. Основной формой этих связей продолжал оставаться патронимический клан — группа родственных семей, происходивших от одного предка и придерживавшихся обычая экзогамии. Клановые отношения получали свое воплощение в культе предков и сопутствующих ему религиозных церемониях. Центром религиозной деятельности любой деревни были храмы предков. Здесь в соответствии с традицией проводились церемонии, посвященные предкам, здесь же собирались представители семей и общинная верхушка для решения общедеревенских дел.

Несмотря на родственные связи, объединявшие верхи и низы деревни, эксплуатация в деревне была достаточно жесткой. Арендная плата колебалась от 30 до 70 % урожая. Единый подушно-поземельный налог платили все землевладельцы, в том числе и шэньши. На последних не распространялись только трудовые повинности.

Примерно 10 % всех пахотных земель принадлежали непосредственно императорской фамилии, маньчжурской аристократии и солдатам и офицерам маньчжурской армии.

Что касается городского производства при маньчжурах в ХУШ в. глубоких изменений не произошло. Городское торговое и ремесленное население объединялось в корпоративные организации (хан), при создании которых важную роль играли клановые и земляческие связи. Эти корпорации обладали некоторыми правами внутреннего самоуправления, но по существу являлись организациями, созданными для облегчения сбора налогов со стороны казны. Эти городские корпорации всегда облагались большим количеством налогов и несли многочисленные трудовые повинности. Частный ремесленник был совершенно беззащитен перед властями – в любой момент его могли отправить на выполнение работ в противоположный конец страны, куда он добирался несколько месяцев. С самого начала своего господства в Китае маньчжуры продолжали использовать традиционные взгляды в этом вопросе — земледелие являлось главным и почетным занятием, а торговля и ремесло считались второстепенными. Процветающий предприниматель или купец рассматривался властями не как опора трона, а скорее, как потенциально опасные для государства элементы общества. Именно поэтому китайские города никогда не обладали каким-то особым статусом, как это было с европейскими городами. В этом смысле в Китае принципиальной разницы между городом и деревней почти не существовало /там же, с. 289/.

Среди относительно крупного производства преобладало казенное ремесло. Он обеспечивало маньчжурский двор, аристократию и армию почти всем необходимым. Очень важной чертой городского населения была полная незащищенность прав личности и имущества. Последнее обстоятельство являлось важным препятствием для нормального развития капитализма.

Правление цинской династии не принесло ничего нового и в систему политической организации общества. Китай продолжал оставаться обычной «восточной деспотией». Правитель пользовался неограниченной властью, а все подданные считались подданными своего государя. До начала ХХ в. все еще сохранялись основные характеристики императорской власти, которые появились еще в Древнем Китае — правитель именовался Сыном Неба, что прямо указывало на его божественное происхождение.

К концу нового времени почти не изменились и органы центральной власти. Они были представлены шестью главными ведомствами: церемоний, чинов, налогов, судебных и военных дело, общественных работ. Сведения со всей страны поступали в одно из соответствующих министерств, обрабатывались и потом в виде документов ложились на стол императора. Несмотря на огромные масштабы китайской империи и сложность системы государственного управления, император был хорошо информирован о происходящем в его державе, которая была вполне «управляемой». Благодаря системе почтовых станций самые важные известия оперативно поступали из провинции в столицу. Так, например, из столицы в самый отдаленный регион провинции Гуандун известия доходили за две недели. В административном отношении китайская держава делилась на 18 провинций во главе с губернаторами. Провинции делились на области ( 180 ), а они на уезды (полторы тысячи).

Управление на местах осуществлялось местной администрацией, подконтрольной центру. При сборе различных налогов и в городе, и в деревне действовала система б а о ц з я — круговой поруки. Население было объединено в десятидворки, члены которых несли ответственность друг за друга при выплате налогов и в случае нарушения законов. Эта отлаженная веками машина позволяла центральным властям достаточно реально управлять огромной империей. Так, в конце ХУШ в. население страны составляло около 300 млн. человек, которыми управляли 27 тыс. чиновников (20 тыс. гражданских и 7 тыс. военных) /там же, с. 391 – 392/.


Глава 1 Китай во второй половине Х1Х в

1.1 Китай и иностранные держав во второй половине Х1Х века

Середина Х1Х в. стала переломным моментом в истории Китая. Этот перелом был связан с насильственным приобщением китайского общества к европейским формам цивилизации. Европейский капитализм этого периода представлял собой явление глобального порядка, имевшее в своей основе мировой капиталистический рынок.

Китайская империя, несмотря на обнаружившиеся в конце ХУШ в. приметы нового династийного (но не системного) кризиса, была вполне способна снова разрешить традиционным путем возникшие проблемы. Одновременно Китай в принципе мог обеспечить и некоторый экономический рост — расширение посевных площадей, увеличение массы продукта, рост населения, усложнение торговых связей и т. п. Правда, с европейской точки зрения — это был «рост без развития». То есть можно сказать, что китайское общество нисколько не нуждалось в экономических или духовных ценностях западной цивилизации, и они могли быть навязаны Китаю только силой /Никифоров, 1982, с. 57/.

На рубеже Х1Х в. западные державы, и в первую очередь Англия, все более настойчиво пытаются проникнуть на китайский рынок. Но со второй половины ХУШ в. Китай фактически был «закрыт» для европейской торговли. В стране существовала лишь один порт — Гуанчжоу, через который теперь велись все операции с иностранцами. Все иные формы и пункты торговли с иностранцами были запрещены и строго карались по китайским законам. Китайское правительство всю торговлю и вообще сношения с иностранцами поставило под свой жесткий контроль. Осталась только одна китайская компания гунхан, которая имела право вести дела с иностранцами .

Самим иностранцам было категорически запрещено находиться на китайской территории лишь в пределах небольшой концессии недалеко от Гуанчжоу. Но даже здесь европейским купцам разрешалось находиться только несколько месяцев, когда собственно разрешалась торговля – летом и весной. Китайские власти всячески пытались не допустить распространения среди иностранцев хоть каких-то сведений о Китае. Самим китайцам под страхом смерти запрещалось обучать иностранцев китайскому языку. Запрещался даже вывоз книг, так как они тоже могли быть источником информации.

Развитию торговли мешало также и то, что на местах импортные пошлины в результате коррупции местных чиновников достигали 20 % от стоимости товаров, вместо 4 %, установленных официально /там же, с. 59/.

Первая «опиумная» война. На протяжении веков экспорт товаров в Китае преобладал над импортом. В Европе среди высших слоев общества огромным спросом пользовались китайские чай, шелковые ткани, фарфор. За купленные в Китае товары иностранцы расплачивались серебром. Вывоз серебра из европейских стран и особенно Англии достигал огромных размеров и начал грозить финансовой катастрофой. Поэтому английские купцы целеустремленно начали искать какие-то товары, которые имели спрос на китайском рынке. Экспортом этих товаров можно было потом оплатить вывоз китайского чая, шелка и фарфора.

Попытки Англии установить дипломатические отношения с китайской империей на основе принятых в тогдашнем европейском мире международных принципов несколько раз предпринимались в конце ХУШ в. и в начале Х1Х в. Так, в 1793 г. в Китай была послана миссия во главе с лордом Джорджем Маккартни. Это был широко образованный человек и опытный дипломат. Миссия была послана на средства английской Ост-Индской компании, но представляла интересы английского правительства. Маккартур прибыл в Китай на борту самого современного 65-пушечного военного корабля в сопровождении большого количества представителей научных и аристократических элит тогдашней Англии. В состав экспедиции входило еще два больших судна, нагруженные образцами английского промышленного производства.

Цели английской экспедиции были сформулированы в предложениях к китайскому правительству. В них почти не содержались какие-то пункты, которые могли быть восприняты как ущемление китайского суверенитета. Переговоры проходили в обстановке благожелательности. Английская миссия была любезно принята императором Цяньлуном. Тем не ме6нее китайская сторона отклонила все предложения англичан. Английским посланцам было заявлено, что в Китае есть все необходимое и он не нуждается в английских товарах. И так как равноправные отношения с Великобританией в принципе не могли быть приемлемы для Китая — образцы английских товаров были приняты качестве «дани» со стороны зависимого варварского государства …

Провал этой миссии крайне озадачил Англию и особенно английское купечество. Китай с точки зрения европейского предпринимателя обладал фантастическим по объемам внутренним рынком. Но на самом деле Китай сам себя обеспечивал практически всем.

Английские торговцы стали упорно искать товар, который мог получить распространение на китайском рынке. В конечном итоге такой товар был найден — им оказался о п и у м. Опиум был известен в Китае больше как медицинское средство, начиная с УШ в. Видимо, он был завезен в Китай арабскими купцами. Как наркотическое средство его распространение отмечено с ХУШ в. и экспортировался он из империи Великих Моголов до превращения его в английскую полуколонию. С ХУШ в. курение опиума стало распространенным явлением среди жителей ряда приморских провинций. В конце ХУШ опиокурение становится серьезной национальной проблемой Китая. Характерно, что губительная страсть охватила в первую очередь верхи китайского общества — чиновников среднего и высшего уровня, а также представителей «восьмизнаменной» системы маньчжур. Уже в этот период опасность этой проблемы стала заметна для правительственных кругов /Ипатова, 1989, с.

Именно опиум, как, пожалуй, наиболее удобный товар для торговли с Китаем был избран английскими купцами в качестве средства выравнивания торгового баланса между странами. Сам опиум добывался и производился в Британской Индии. З 244/.

Здесь Ост-Индская компания имела монополию на его производство и крестьяне многих регионов сдавали опиумный мак в качестве поземельного налога. Теперь купцы привозили опиум и продавали его китайским купцам за серебро, которое затем использовалось для покупки чая, шелка и других товаров. Таким образом, англичане решили свои коммерческие проблемы — серебро перестало уходить из страны.

Но возникшая ситуация имела и определенную нравственную сторону, что отчетливо осознавало не только на Востоке, но и на Западе. Торговля опиумом вполне справедливо рассматривалась общественным мнением в самой Англии как аморальное средство для решения своих коммерческих дел. Характерно, что руководство Ост-Индской компании запретило распространение опиума на подвластных им территориях Британской Индии. Вывоз опиума в Китай преподносилось общественности как частной дело некоторых коммерсантов. Резкой критике подвергалась торговля опиума в Китае в Британском парламенте со стороны оппозиции.

Однако огромные прибыли, которые получали английские купцы Ост-Индской компании и Британия в целом, заставляли все увеличивать торговлю наркотиком. Если в середине ХУШ в. в Китай ежегодно ввозилось 400 ящиков опиума, то в начале Х1Х в. – 40 тысяч ящиков. К этому времени прибыли от торговли опиумом перекрыли доходы от импорта шелка и чая и в целом превышали десятую часть всех доходов компании.

Единственной силой, способной прекратить эту торговлю, было само китайское правительство. Оно испытывало все больше беспокойства по поводу складывающейся ситуации. Но принятые им указы не выполнялись. Крупные китайские чиновники на местах сами были заинтересованы в этой торговле и часто подкупались компанией … Тем не менее в китайском правительствен сложилось два противоположных подхода к решению этой проблемы. Часть чиновников считали, что торговлю опиумом вообще нужно легализовать и получать от этого дополнительные прибыли. Другая группа сановников категорически выступала против торговли опиумом и предлагала повести против этого решительную борьбу /История Китая, 1974, с. 119/.

В итоге в общественном движении того времени появилась фигура крупного чиновника ЛИНЬ ЦЗЭСЮЯ (1785 – 1850). Это был честный и патриотический настроенный чиновник. В своей провинции ему удалось почти полностью прекратить опиокурение, используя при этом очень жесткие меры. Через некоторое время он был вызван ко двору, где он с мог убедить императора в проведении жестких мер. В конце 1838 г. он получил назначение в качестве уполномоченного двора в провинции Гуандун. Уже через неделю в марте 1939 г. он приказал всем китайским торговцам прекратить торговлю опиумом и изъял все запасы со складов. Одновременно он обратился к иностранным торговцам с предложением – немедленно сдать все запасы опиума. Пытаясь заставит англичан принять эти предложения предпринял убедительные меры — фактория, где проживало 300 англичан, была окружена китайскими войсками /Фань Вэнь Лань, 1955, с. 227, 229/.

Эти убедительные и жесткие меры заставили англичан уступить — они согласились сдать властям имеющийся у них опиум. Почти два месяца китайцы занимались конфискацией огромных запасов на огромные суммы денег и две недели ушло на их уничтожение.

Однако все эти меры не разрядили ситуацию. Англичане не собирались отступать и готовы были взять реванш. Меры, принятые Линь Цззэсюем, были использованы в качестве повода для начала войны. В ноябре 1939 г. произошло первое сражение между морскими судами Англии и Китая. Однако формально ни та, ни другая сторона не объявляла войну. Весной 1840 г. вопрос о войне обсуждался в палате общин. Несмотря на сильную оппозицию, было принято решение о непосредственно участии Британии в военных действиях, без объявления войны.

В июне 1840 г. английский флот в составе 20 боевых кораблей (несколько сот орудий и 4 тыс. команда) показался вблизи южнокитайского побережья. Затем они двинулись дальше на север и уже в августе оказались вблизи Пекина. Появление английской эскадры недалеко от столицы вызвало шок при маньчжурском дворе … Начались переговоры, которые с самого начала проходили при полном контроле и давлении Англии.

Причины уверенного повеления английской делегации были вполне объяснимы. Уже первые военные столкновения убедили англичан в полном военном превосходстве своего осовремененного вооружения. Китайские части преимущественно были вооружены на уровне эпохи покорения Китая маньчжурами. И наоборот. На китайцев произвело неизгладимое впечатление вооружение Великобритании. Они были поражены возможностями английских паровых судов и китайцев неимоверно удивляло, что они могут плыть по течению и против течения, по ветру и против ветра. Не мене сильное впечатление произвела английская палубная артиллерия. Несомненно, более совершенными были и английские нарезные ружья, которые значительно превосходили китайские фитильные /История Китая, 2002, с. 303, 304/.

Осенью 1840 г. Линь Цзэсюя обвинили в поражениях Китая, лишили всех должностей.

Весь 1940 и 1842 г. военные действия то начинались, то прекращались. В августе 1842 начались переговоры. Они закончились подписанием 26 августа 1842 г. подписанием Нанкинского договора. Китай вынужден был удовлетворить почти все требования Англии. Китай обязался выплатить огромную контрибуцию — 21 млн. лянов серебра. Корпорация гунхан была ликвидирована. Китай открывал Гуанчжоу и еще четыре крупных порта для англичан, которые имели право иметь там постоянно находиться. Англия получила в вечное владение остров Гонконг. Китай предоставлял Англии исключительные права в таможенных сборах — не более 5 % стоимости товара.

Вскоре примеру Великобритании последовали и другие европейские державы, которые навязали Китаю аналогичные принципы взаимоотношений — США и Франция. С этого времени начинается новая страница в истории Китая — он постепенно начинает терять свой суверенитет и превращаться в зависимое государство на периферии мирового капиталистического рынка /Китай в новое и новейшее время, 1991, с. 113/.

1. 2 Превращение Китая в полуколонию

Вся середина Х1Х в. характеризовалась для Китая как крайне кризисная ситуация. За это время прошло три «опиумных войны», проигранные Китаем, в результате чего он было окончательно «открыт» и началось колониальное закабаление страны. На этот же период приходится еще одно глобально явление китайской истории — тайпинское движение крестьян, которые создали свое государство и на протяжении почти 15 лет сотрясали Срединную империю. Последствия тайпинского восстания (последние их очаги были подавлены только через 30 лет) были поистине трагичны. Обширные районы страны обезлюдели и лежали в руинах. За время этой гражданской по сути войны по разным оценкам погибло 15 – 20 млн. человек.

Все эти события значительно ослабили цинскую державу перед лицом угрозы внешнего вторжения. Этой ситуацией поспешили воспользоваться западные державы, стремившиеся развить свой успех в ходе «опиумных войн».

«Политика самоусиления». Череда военных поражений Китая в столкновениях с западными державами, приведших к утрате страной полноты государственного суверенитета, явилось побудительным мотивом к поиску путей выхода из создавшегося положения. В это время иностранные державы установили свой контроль над таможенной системой, здесь была установлена консульская юрисдикция, иностранные граждане на территории Китая обладали правом экстерриториальности, они создавали здесь свои сеттельмены и т.д. Таким выходом могла быть только политика реформ Она получила название «движение по усвоению заморских дел» или «политика самоусиления» ( ЦЗЫ ЦЯН ). Его завершением принято считать события японо-китайской войны, результаты которой продемонстрировали неэффективность китайских реформ по сравнению с реформами в Японии.

После тайпинского восстания правящая верхушка Китая уже не пыталась отгораживаться ль внешнего мира. Пытаясь разобраться в причинах побед Запада, идеологи политики преобразований, прежде всего обращали внимание на те сферы, где превосходство европейских держав было наиболее очевидным. В первую очередь, это конечно касалось военно-технического превосходства европейских держав /Самойлов, 1989, с. 117/.

В этих условиях наиболее дальновидные представители правящих кругов империи высказывались за политику заимствований достижений иностранцев и особенно в области вооружений. Эта группировка сторонников «политики самоусиления» готова была пойти на отказ от традиционной изоляции от внешнего мира. Во главе этой группировки стояла императрица ЦЫСИ (1835 – 1908 гг. ) и великий князь Гун / Симоновская /.

Мероприятия сторонников политики «самоусиления» встретили сильное сопротивление наиболее консервативных кругов, ярых противников любых нововведений, видевших даже в технических новшествах Запада угрозу существующему порядку. Нужно отметить, что даже постановка вопроса о восприятии достижений чуждой культуры была в то время революционной для китайского сознания. Цивилизация, сделавшая передачу основ своей культуры принципом взаимодействия с окружающим миром, нуждалась в каких-то серьезных обоснованиях заимствования извне. В целом, для подавляющего числа представителей китайских политических и научных элит в конце-концов стала допустимой мысль о превосходстве конфуцианских морально-этических принципов при заимствовании судов, паровых машин и современного огнестрельного оружия у иностранцев … /там же, с. 119/.

Тем не менее, начали создаваться учебные заведения западного образца: машиностроительные, инженерные, телеграфные, минно-торпедные, медицинские и т.п. Выпускники этих училищ были призваны обслуживать новые учреждения и предприятия. На китайский язык начали переводить иностранные книги по науке и технике и, несмотря на ее сугубо прикладной характер – все это сыграло положительную роль в ознакомлении с буржуазной культурой Запада /История Китая, 1974, с. 249/.

В январе 1861 года при личной инициативе великого князя Гуна был создан новый административный орган — «канцелярия по управлению делами заморских стран». Этот орган в первую очередь должен был наладить сбор современной и достоверной информации об иностранных державах. Впоследствии в функции этого ведомства вошли также вопросы производства современных вооружений, паровых судов, боеприпасов, военной техники, телеграфных и железнодорожных линий. Таким образом, создание этого органа ознаменовало, в сущности, начало проведения пусть ограниченных, но важных реформ, в ходе которых подспудно создавались условия для возникновения в Китае новых экономических институтов.

Быстро росло влияние иностранцев во всех областях экономической и политической жизни. В результате второй «опиумной» войны китайские таможни вообще оказались под контролем европейцев. Еще в 1859 г. под давлением англичан было создано Управление имперскими таможнями. Вскоре во главе его были поставлены иностранцы, призванные следить за выполнением Китаем обязательства по выплате огромной контрибуции, которая в основном обеспечивалась отчислениями от таможенных сборов. В течение нескольких десятилетий во главе китайских таможен стоял англичанин Харт. В середине 90-х гг. в них служило около 800 иностранцев.

В 1866 г. Китай отправил за границу миссию для ознакомления с порядками в западных странах. Миссия посетила — Лондон, Копенгаген, Стокгольм, Петербург, Берлин, Брюссель, Париж. Европа произвела на членов миссии неблагоприятное впечатление … Несмотря на это в системе образования происходят некоторые сдвиги. В эти же годы в Пекине была открыта Высшая политехническая школа с европейскими принципами обучения. Некоторые молодые люди стали отправляться в Европу для обучения /Ефремов, 1949, с. 156, 159/.

Субъективно цели сторонников политики «самоусиления» состояли в укреплении в первую очередь военного потенциала Китая, что должно было явиться главным условием подавления внутренней смуты и оказания достойного сопротивления иностранным державам. Однако вскоре сторонники курса реформ вполне естественно пришли к выводу о необходимости осуществить не только переподготовку войск, но и их перевооружение. Но как оказалось, для этого необходимо было собственное производство современных видов оружия. Но создание современного военного производства было невозможно без использования современных индустриальных технологий.

На протяжении 1860 – 1890-х гг. в Китае в рамках казенного сектора было создано около 20 промышленных предприятий, связанных с военным производством. Здесь было занято около 10 тыс. рабочих. Технологически это была почти современная промышленность, основанная на применении машин. Однако с точки зрения социальной организации ее было трудно охарактеризовать как буржуазное предпринимательство. Продукция, производимая на этих фабриках, минуя рынок, шла непосредственно на снабжение армии. Таким образом, здесь отсутствовало один из основных мотивов капиталистического производства — стремление к прибыли /История Китая, 2002, с. 336-337/.

Китай и иностранные державы во второй половине Х1Х в. Сложность международного положения Китая заключалась в том, что всякая попытка использования достижений европейской науки и техники и расширение международных связей использовались иностранными государствами в ущерб самому Китая. Это была расплата страны за военную, экономическую и политическую отсталость. Таким образом, 60 — 90 гг. Х1Х в. ознаменовались дальнейшим продвижением Китая по пути потере собственного суверенитета.

Пытаясь закрепить успехи, достигнутые в ходе первой «опиумной войны», западные держав вскоре развязали вторую «опиумную» войну которая тянулась четыре года с 1856 по 1860 гг. В основном участие в войне принимали Англия и Франция. Китай снова проиграл и цинские власти снова должны были принять все условия, которые выдвигались западными державами (Англия, Франция Россия и США). Для иностранной торговли было открыто еще 11 портовых городов, что предоставляло Западу самые широкие возможности для проникновения на китайский рынок. Иностранцы приобретали право свободного передвижения по территории Китая и право свободной миссионерской деятельности. Англичане получали большую денежную компенсацию за свои потери. Россия пыталась закрепиться на Дальнем Востоке …

В 70-х гг. Х1Х в. у Китая появился новый серьезный противник — ЯПОНИЯ. Революция Мэйдзи 1867-1868 гг. хотя и не уничтожила до конца феодальные пережитки, тем не менее, сыграла первостепенную роль в развитии японского капитализма и его агрессивной политики. В итоге к концу Х1Х века Япония сама стала претендовать на роль колониальной державы в дальневосточном регионе. В 70-е гг. Япония начинает под разными предлогами захватывать отдельные китайские владения (чаще острова) и подчинять их своему влиянию /Ефремов, 1974, с. 264/.

Еще в первой половине 80-х гг. между Китаем и Японией начинается противостояние по поводу территории Кореи, которая формально признавала китайский сюзеренитет. В итоге в Корею были введены войска и Китая, и Японии. Долгое противостояние закончилось начало самой настоящей войны между Китаем и Японией – 1894 г. Сначала действия происходили на территории Кореи, а затем переместились и на территорию Китая. Китай потерпел сокрушительное поражение и на суше, и на море. В 1895 г. начались переговоры, на которых японская сторона выдвинула невыполнимые требования …

Поражение в японо-китайской войне было расценено внешним мировым и в самом Китае как свидетельство провала политики реформ, проводимых в течение 30 лет. Особенно болезненным для патриотическим настроенных представителей китайской политической элиты был факт разгрома, нанесенного Японией, которая традиционно рассматривалась, как почти зависимое от Китая государство … /там же, с. 288/.

В 90-е гг. после поражения Китая в японо-китайской войне 1894-1895 гг. западные державы усилили натиск на Поднебесную империю, которая и к концу Х1Х в. оставалась отсталой полуфеодальной страной. Однако превращение Китая в полуколонию происходило в совершенно новых условиях. Большинство стран Запада, которые включились в борьбу за раздел Китая, вступают в новую стадию своего развития — империализм. Таким образом, формы и методы колониальной экспансии, с которыми пришлось столкнуться Китаю в конце Х1Х в., значительно отличались от предыдущих.

Наряду с продолжавшимся ввозом в Китай промышленных товаров, главной формой империалистической экспансии этого периода становится ввоз капитала. Воспользовавшись финансовыми затруднениями цинского правительства, западные державы стали навязывать Китаю кабальные договора, займы, добривались концессий на строительство железных дорог, получали право на строительство своих промышленных предприятий. За четыре года (1895 — 1898 гг.) предоставлено 7 иностранных займов на общую сумму свыше 54 млн. ф. ст. Главными кредиторами выступали – Англия, Германия, Россия, Франция / Калюжная, 1976, с. 117, 119/.

В конце Х1Х в. в Китае действовало 11 иностранных ж/д компаний, которые проложили в стране около 14 тыс. км ж/д дорог. Однако, вкладывая капиталы в железнодорожное строительство, империалисты не только получали возможность длительное время получать высокие прибыли от эксплуатации дорог, но и права контроля за территорией дороги и всеми ресурсами вдоль дороги.

Проникновение иностранного капитала в Китай, хотя объективно играло определенную позитивную роль, способствуя подрыву феодального строя и развитию здесь капиталистических отношений. Однако его основная цель сводилась к превращению Китая в зависимое колониальное государство. Все это таило угрозу потери национальной независимости и суверенитета. Эта угроза стала особенно осязаемой в конце 90-х гг. Х1Х в., когда наиболее развитые империалистические держав стали под видом «а р е н д ы» захватывать отдельные участки китайской территории.

Так, в марте 1898 г. был заключен договор между Китаем и Германией об уступке последней провинции Шаньдун сроком на 99 лет. В том же году была заключена конвенция с Россией о предоставлении ей в арендное пользование Порт-Артура и некоторых других территорий сроком на 25 лет. Франция потребовала уступки в «аренду» провинции Гуандун сроком на 99 лет. Англия потребовала полуостров Цзюлун (провинция Гуандун) на 99 лет и т.д.

После того, как европейские державы закреплялись на тех или иных территориях, получая отдельные земли в аренду или в концессию, он6и заключали с цинским правительством двусторонние договора. По этим договорам цинское правительство признавало разделение Китая на определенные «с ф е р ы в л и я н и я». Это означало, что Китай признавал преимущественные права той или иной державы на данной территории и не мог отчуждать эти территории в пользу какой-то третьей державы.

Западные державы установили в Китае и сферы своих железнодорожных интересов. По этому вопросу они даже не считали необходимым обращаться к китайскому правительству, а договаривались между собой сами.

Одной из форм колониального закабаления Китая и иностранного проникновения несомненно было насильственное распространение здесь христианства. По договору 1858 г. на территории страны разрешалась свободная миссионерская деятельность и уже к концу 80- х гг. в стране насчитывалось десятки монастырей, церквей, сотни служителей культа и почти миллион собственных христиан. Деятельность миссионеров нельзя оценить однозначно. С одной стороны она играла известную положительную роль. Миссионеры создавали школы; в некоторых из них велось образование на европейских языках и в европейском стиле; создавались госпитали; приюты для бездомных детей, богадельни для престарелых и т.д. Монастыри оказывали иногда помощь неимущим китайцам.

Вместе с тем, большая часть населения страны отрицательно относилась к распространению христианства и всей деятельности миссионеров … /Калюжная, 1976, с. 122/.

Америка и Китай. После гражданской войны 1861 – 1865 гг. США стали быстро превращаться в мощную индустриальную державу и уже в 80—х гг. начинают широкое наступление в сторону Китая. Уже к середине 90-х гг. Америка занимала третье место во внешнеторговом балансе Китая. И американская торговля здесь интенсивно росла.

Однако, быстро растущий американский монополистический капитал не желал довольствоваться скромными результатами уже достигнутого. Он придавал исключительно большое значение почти безграничному китайскому рынку. К 1895 г. Соединенные Штаты не имели в Китае ни одной «арендной» территории, ни своих сфер влияния. Это объяснялось тем, что в период борьбы за концессии США не располагали необходимыми для организации наступления морскими базами на Дальнем Востоке и в военном отношении были слабее некоторых других участников раздела.

Но самое главное, Америка и не собиралась начинать борьбу за новый раздел Китая и становиться его рядовым участником — она стремилась к превращению всего Китая в сферу приложения американского капитала. Этой политике и соответствовала, провозглашенная в 1889 г. американская доктрина «открытых дверей». Таким образом, Америка, не имея достаточной силы, чтобы вытеснить другие державы, уже занявшие прочные позиции, добивалась тем самым «равноправия», решительно отвергая всякие попытки исключить ее из поля деятельности Китая.

В целом, «доктрина открытых дверей признавала существующие уже «сферы интересов» других стран, но настаивала на том, чтобы для американского капитала в этих «сферах» была предоставлена свобода действий и принципы «равных возможностей». Текст доктрины был разослан всем капиталистическим странам, которые имели или могли иметь в перспективе свои «интересы» на китайской территории. И хотя некоторым из них они показались «грабежом среди бела дня», для большей части стран они представлялись привлекательными – доктрина открывала возможность сохранения свободы рук в сферах влияния других государств /Ефимов, 1949, с. 57/.

Таким образом, «аренды» китайской территории, разделение ее на «сферы влияния» и сферы железнодорожных интересов и другие формы экспансии — все эти действия иностранных держав, по существу вели к разделу Китая. В результате всех этих событий Китай все более терял признаки суверенной страны. В итоге в конце Х1Х века «Поднебесная империя» фактически превратилась в полуколониальную страну …


Глава 2 Оппозиционное движение в Китае Революционный процесс на рубеже ХХ в

2. 1 Реформаторское движение и Канн Ювэй

Тридцатилетний опыт проведения политики «самоусиления» продемонстрировал, что маньчжурская монархия оказалась неспособной эффективно соединить отстаивание независимости страны и ее модернизацию, Китай все больше приобретал признаки полуколониальной державы.

Неприятие достижений Запада, за исключением военных технологий и производства оружия, характерное для маньчжурских правителей, разделяла и большая часть представителей традиционного китайского господствующего класса. Шэньши, обязанные своим общественным статусом конфуцианским устоям китайской деспотии, отвергали возможность реформ политических институтов. Тем не менее, в конце Х1Х в., среди молодежи, получившей традиционное образование и связавшей свое будущее с государственной службой, формируется оппозиционное движение, участники которого приходят к мысли о необходимости не только экономических перемен, технологических нововведений, но и реформ, затрагивающих основы политической системы империи. Главной целью участников этого движение были идеи о независимом и процветающем Китае /История Китая, 2002, с. 343/.

К намеченной цели реформаторы путем преобразований политической системы Китая сверху, в результате реформ, предпринятых самим императором. Из идеалом была конституционная монархия, установленная в Японии после реставрации Мэйдзи … Очень популярны в их среде были преобразования Петра и сама его личность, а также реформы в Турции и некоторых других странах Востока.

Видную роль в движении реформаторов сыграла группа молодых соискателей ученых званий, главным образом выходцев из южных провинций Китая — именно в этих провинциях наиболее сильно ощущалось влияние Запада. Признанным лидером оппозиционеров был КАН ЮВЭЙ ( 1858 – 1927 гг.), происходивший из семьи гуандунских шэньши. Это был в высшей степени талантливый человек, получивший превосходное конфуцианское образование. В возрасте 27 лет он выдержал экзамен на высшее ученое звание шэньши. К этому времени его имя уже было широко известно среди шэньши благодаря целому ряду его научных работ в области конфуцианской идеологии.

Однако Кан Ювэй не ограничился изучением лишь конфуцианских канонов и историей китайской цивилизации. В не меньшей степени его влекла истории стран Запада. Очень много внимания в своих трудах он уделял современным реформам в России, Турции и Японии. Кроме всего он был еще и талантливым преподавателем, который в начале 90-х гг. основал школу в Гуанчжоу. Наиболее стойким его последователем и учеником стал ЛЯН ЦИЧАО ( 1873 – 1929 ГГ.), также происходивший из известной семьи шэньши /Ефремов, 1974, с. 187/.

Озабоченные проблемой восстановления суверенитета Китая, оппозиционно настроенные выходцы из среды политической элиты понимали, что ее решение необходимо искать в изучении опыта модернизации зарубежных государств, и тщательно собирали все доступные им сведения об истории и жизни современного им Запада.

В 1895 г. КАН ЮВЭЙ прибыл в Пекин для сдачи экзамена на высшее звание шэньши. Совместно с Лян Цичао они составили «Меморандум из десяти тысяч слов», который адресовали маньчжурскому императору. В этом документе содержался призыв не подписывать мирный договор с Японией, который являлся унизительным для Китая. Кроме всего документ предлагал императору провести в стране ряд реформ. В сущности это была программа широких преобразований, которые они вскоре попытаются провести в ходе событий 1898 г.

Меморандум получил самый широкий резонанс среди представителей ученой элиты Китая, которые собрались весной 1895 г. на экзаменационную сессию в Пекин. Из 1200 претендентов — 604 подписались под этим документом.

Многое в этой ситуации зависело от настроений в господствующих придворных кругах, а также взглядов императора ГУАНСЮЯ, правившего с 1889 г. ОН был относительно молодым человеком, достаточно образованным и искренне переживал положение, в котором оказался Китай. Но его возможности в принятии политических решений были сильно ограничены. Очень значительным влиянием при дворе обладала его тетка – вдовствующая императрица ЦЫ СИ. Одновременно с этим Гуансюй понимал, что сама Цы Си на реформы никогда не решится. Все это заставляло императора искать сближения с реформаторами /там же, с. 189/.

Получив в Пекине после успешно сданных экзаменов небольшую чиновничью должность, Кан Ювэй со своими сторонниками немедленно приступил к широкой пропаганде своих идей. Для этого в столице, а затем и в некоторых наиболее крупных городах были основаны отделения «Общества усиления государства». Кроме всего началось издание газеты, в которой реформаторы настоятельно разъясняли и проповедовали свои цели и задачи. В течение последующих трех лет было основано 24 таких отделения, восемь новых школ и восемь издательств, занимавшиеся распространением европейских знаний и пропагандой идей реформаторства.

1898 г. ознаменовался новым наступлением иностранных держав на интересы Китая. Воспользовавшись в качестве предлога убийством двух немецких миссионеров, Германия направила к берегам Китая военно-морскую эскадру и начала осуществлять меры давления на правительство Китая. Вскоре Германия получила монопольное право на строительство железной дороге на территории Шаньдуна. Одновременно с этим Россия получила в аренду часть Ляодунского полуострова с городами Дальний и Порт-Артур, ставшими ее военно-морскими базами. Россия добилась права на постройку ветки КВЖД … Англия сроком на 99 лет арендовала часть полуострова ДЗЮЛУН …

В начале 1898 г. Кан Ювэй оказался во главе патриотического движения, сторонники которого добивались от императора решительных мер на проведение реформ. Очередной меморандум, адресованный Канн Ювэем маньчжурскому правителю, наконец, дошел до него, и император принял решение опереться на реформаторов осуществлении преобразований.

11 июня 1898 г. был опубликован императорский указ «Об установлении основной линии государственной политики». Он положил начало реформаторскому курсу, который продолжался немногим более трех месяцев – с 11 июня по 21 сентября 1898 г. Император встретился с Кан Ювэем. Ко двору были приближены некоторые его единомышленники. В течение «100 дней реформ» от имени императора было издано свыше 60 указов, многие из которых были направлены попытку изменения облика Китая.

В императорских указах определялась цель реформ — создать с их помощью сильное и независимое государство. Для этого было необходимо изменить структуру центральных правительственных ведомств. Традиционно существовавшие шесть приказов впервые были дополнены ведомствами промышленности и торговли, горных разработок, сельского хозяйства и железных дорог. Помимо этого, сторонники реформ считали необходимым радикально модернизировать армию и ликвидировать излишние звенья в административной системе. На государственных экзаменах (которые сохранялись) предлагалось отказаться от сочинений в традиционном стиле. В образовательные программы предлагалось вводить элементы западных наук. В столице предполагалось открыть современный университет.

Однако проведение этих реформ вызвало очень жесткое сопротивление со стороны представителей традиционного лагеря. Центром этого сопротивления стал сам двор, придворные элиты во главе с Цы Си и столичная аристократия. Опасаясь государственного переворота со стороны этих сил император Гуансюй обратился за помощью к генералу ЮАНЬ ШИКАЮ. Под Его командой находились самые боеспособные части «ново1 армии», вооруженные и обученные по иностранному образцу. Однако генерал – опытный царедворец – думал только о своей карьере. Генерал выдал планы реформаторов лагерю Цы Си и ранним утром 21 сентября части, преданные Цы Си вошли в Пекин и фактически совершили государственный переворот. Многие сторонники реформ были арестованы и казнены. Канн Ювэю при помощи иностранцев чудом удалось избежать гибели.

Поражение реформаторского движения свидетельствовало о том, что идеи политических и социальных преобразований в стране имели еще очень мало сторонников и не овладели достаточно большими слоями китайского общества /Самойлов, 1989, с.119/.

2.2 Демократический лагерь во главе с Сунь Ятсеном

С особой силой антиманьчжурские настроения получили выражение в деятельности другого оппозиционного лагеря — китайских национальных революционеров во главе с Сунь Ятсеном. Этот лагерь отличался от лагеря реформаторов главным своим лозунгом – они хотели свергнуть маньчжурскую династию и установить в стране республиканские формы правления. Только республика, по их мнению, могла обеспечить независимость Китая, модернизацию его экономики и создание сильного процветающего государства.

Признанным лидером революционного движения являлся Сунь Ятсен ( 1866 – 1925 гг.). Он происходил из небогатой крестьянской семьи, не имел отношения к конфуцианской учености. Никогда не занимал должностей в аппарате власти. В районе откуда он был родом, были сильны традиции антиманьчжурской борьбы и всегда было сильно влияние тайных обществ. Когда Сунь Ятсену исполнилось 12 старший брат решил дать ему образование и взял его на Гавайи в одну из миссионерских школ. Три года там он посещал школу при английской миссии. Там же он проникся интересом к западной культуре и истории. Вернувшись домой Сунь Ятсен испортил отношения с родней и односельчанами, т.к. пренебрежительно относился к культу предков и отказался придерживаться традиционных религиозных обрядов. Затем он продолжил образование в одной из миссионерских школ в Гуандуне и позднее поступил в медицинский институт в Гонконге /Меликсетов, 1977, с. 129/.

Годы учебы в медицинском институте были временем активного познания. Одновременно здесь он стал посещать различные революционные кружки … Много интересуется историей и современным положением Китая. Здесь же у него начинает созревать общее представление о том, что процветание Китая невозможно без свержения маньчжурского господства.

В этих кружках молодежь активно обсуждала вопросы тайпинского движения. Они горячо поддерживали и сочувствовали антиманьчжурской направленности восстания, однако в противоположность тайпинам однозначно отказывались от идеи установления в стране новой династии (даже китайской). В противоположность этому они поддерживали только республиканские формы правления. В итоге у Сунь Ятсена и его последователей начинают формироваться убеждения о необходимости глубоких преобразований в стране, свержении маньчжурского господства и радикальная ломка старой политической системы … /Березный, 1989, с. 139/.

Оставив надежду убедить высших маньчжурских сановников в необходимости продолжения реформ, оказавшись от карьеры врача, которая несомненна могла обеспечить ему обеспеченную жизнь, в конце 1894 г. Сунь Ятсен отправился на Гавайи. Здесь он создал первую в истории Китая революционную организацию «СОЮЗ ВОЗРОЖДЕНИЯ КИТАЯ». Цели организации были выражены в клятве, которую давали ее члены при вступлении — «изгнать маньчжуров; восстановить государственный престиж Китая; учредить демократическое правительство».

\ Первоначально организация состояла из небольшого количества молодых людей, антиманьчжурски настроенных. Как правило, все они имели современное образование, были знакомы с западной культурой и идеологией и тянулись к этому новому для себя явлению. Некоторую материальную поддержку организации оказывали предприниматели из числа эмигрантской буржуазии.

Почти год ушел на подготовку восстания под эгидой «Союза». Центром его была выбрана провинция Гуанчжоу — родина Сунь Ятсена и большинства его сподвижников. Здесь революционеры установили прочные связи с местными тайными обществами. Однако восстание провалилось. Многие участники его были арестованы и казнены. Самому Сунь Ятсену чудом удалось скрыться. С этого времени центральные власти смотрели на Сунь Ятсена как на одного из главных своих противников и за его голову было обещано крупное вознаграждение. После этих событий ему пришлось эмигрировать за границу. Он был в изгнании до 1907 г. В это время он активно занимался вербовкой своих сторонников, изучал современные политические системы и учения. Сунь Ятсен стал очень известным человеком в европейских странах /Меликсетов, 1969, с. 89/.

Восстание ихэтуаней. Конец Х1Х и начало ХХ вв. было крайне неблагоприятным для Китая. В это время он окончательно превратился в полуколонию западных держав. Цинская монархия теряла власть над страной, которую раздирали в том числе и внутренние неурядицы и выступления представителей региональных элит – дуцзюнов. Крайне обострилось положение низших и средних слоев города и деревни. Выражением протеста этих слоев стала деятельность тайного общества «Ихэтуань» — «Отряды справедливости и мира». Участники этого выступления, принявшего форму народной антииностранной войны, переросшей в итоге в восстание против правящей династии. Однако в отличие от реформаторов во главе с Канн Ювэем и революционных демократов во главе с Сунь Ятсеном, стремившихся объединить патриотизм с идеями модернизации, ихэтуани исповедовали ксенофобию, отвергая все пришедшее в Китай с Запада. Их идеалом было возвращение к устоям традиционной китайской жизни, а важнейшим лозунгом — призыв к уничтожению и изгнанию иностранцев из Китая /Восстание ихэтуаней, 1968, с. 54/.

В отличие от тайпинского движения, охватившего провинции Южного Китая, движение ихэтуаней развивалось в основном на Севере, начавшись осенью 1898 г. г в провинции Шаньдун. Это было связано прежде всего с тем, что именно в это регионе особенно активно шло проникновение иностранцев. Здесь было много железных дорог, концессий, здесь строились церкви, вели активную деятельность миссионеры, размещались гарнизоны иностранных войск. Так получилось, что большая часть низового китайского населения во всех своих бедах стала винить иностранцев. К этой группе недовольных примыкала группа шэньши, недовольных нараставшим культурным и религиозным наступлением Запада, видя в этом угрозу китайской цивилизации /Непомнин, 1981, с. 110, 111/.

Первоначально цинский двор отнесся к ихэтуаням как к откровенным бунтовщикам. По мнению двора, это были лишь бандиты, которые были организованы тайными обществами. Особую роль в пропаганде и деятельности ихэтуаней играло военное искусство — У Ш У. Руководители ихэтуаней обучали своих последователей искусству рукопашного боя без применения огнестрельного оружия. Наблюдавшие это иностранцы были не знакомы с такими приемами и поэтому ушу своеобразной китайской разновидностью бокса. Именно по этой причине стали называть ихэтуаней «БОКСЕРАМИ» и само восстание «боксерским».

Деятельность восставших с самого начала была крайне радикальной и направленной против всего нового и особенно иностранного, что стало появляться в Китае. Они уничтожали христианские храмы, монастыри. Особенно упорно разрушали железные дороги. Нападали на христианских миссионеров и уничтожали школы и другие завладения при миссиях. Особенно жестоко преследовали китайцев, которые стали христианами.

Правительство на первых порах заподозрило в лояльности к восставшим и помощи со стороны местных (ханьских) элит на уровне губернаторов провинций и уездов… Поэтому для подавления восстания послали Юань Шикая, который был известен своим близкими отношениями с иностранными представителями. Он стал губернатором Шаньдуна. Действии, предпринятые Юань Шикаем были весьма эффективны. Имея под началом хорошо вооруженные и обученные части из состава «новой армии» генерал быстро нанес несколько крупных поражений восставшим. После этого отряды восставших вынуждены были отойти в соседние районы и переместились фактически в центральные районы столичной провинции Чжили. Это создало угрозу столице и другим крупным городам Северного Китая /там же, с. т 115/.

В ответ на это объединенные отряды европейцев заняли порт Дагу и фактически начали войну с Китаем. В создавшейся обстановке Цы Си приняла оригинальное решение. Понимая, что у центральных властей нет боеспособных армий и средств для успешной войны с европейцами, императрица решила опереться на народное движение ихэтуаней. Принятие этого решения облегчалось тем, что в лозунгах восставших не было призывов к свержению правящей династии. 20 июня 1900 г. Китай официально объявил войну иностранным державам. По-договоренности отряды ихэтуаней вошли в столицу и в соседние крупные города и осаду иностранных миссий и концессий. Какое-то время действия восставших имели успех, но очень недолго. Они совершенно не имели современного оружия и в принципе не могли соперничать с европейцами. Собрав 40-тыс. армию, европейские страны (Англия, Франция, Германия, Италия, Россия, Австро-Венгрия, США, Япония) преодолели мужественное сопротивление ихэтуаней и в августе 1900 г. заняли Пекин.

Переговоры о перемирии затянулись более чем на год. В Северный Китай был переброшен дополнительный отряд германской армии более 20 тыс. человек. Иностранные отряды последовательно и жестоко подавляли последние очаги сопротивления.

По масштабам – интервенция восьми держав оказалась беспрецедентным военным столкновением между китайской империей и западным миром. Его результатом вновь стало сокрушительное поражение Китая.

В соответствии с Заключительным протоколом правительство в течение 39 лет должно было выплатить огромную сумму в 450 млн. юаней. Китай должен был вывести свои войска из центрального столичного округа. Кроме того он не имел право покупать у европейцев современные виды вооружений. Китай должен был не препятствовать европейским торговцам и предпринимателям.

Ксенофобия, а также достигнутое на некоторое время единство действий между правительством и ихэтуанями объясняют настороженность и даже враждебное отношение к восставшим со стороны основных групп оппозиции. Либералы в эмиграции во главе с Канн Ювэем и революционеры во главе с Сунь Ятсеном отказалась поддержать это выступление … /История Китая, 2004, с. 218/.

«Новая политика» и кризис империи. Результатом подавления выступления ихэтуаней было закрепление полуколониального статуса китайской державы, которое формально сохраняло суверенитет, однако в сущности превратилось в зависимое государство.

На рубеже Х1Х и ХХ вв. в своем окончательном виде сложились сферы влияния западных держав. Регионом преимущественного экономического проникновения Англии стал юг Китая, а также провинции среднего течения Янцзы. Сферой влияния Японии становятся провинции нижнего течения Янцзы. Франция стремилась утвердится в провинциях Юга, которые прилегали к ее владениям в Индокитае. Германия окончательно установила контроль над Шаньдуном. Основные интересы России были сосредоточены в Маньчжурии, где нарастало ее соперничество с Японией.

Новое сокрушительное поражение, понесенное Китаем, стало главным побудительным мотивом, приведшим к обнародовании в августе 1900 г. императорского указа о необходимости проведения реформ. В январе 1901 г. в Сиани, где находился императорский двор, был опубликован эдикт, в котором объявлялось о новой серии реформ, получивших название «новой политики». Вскоре был создан правительственный комитет, ответственный за их проведение. И хотя сами реформы, несомненно, главной целью ставили сохранение власти правящей династии, но тем не менее они должны были быть более радикальными, чем реформы 60-90-х гг. Х1Х в.

Наиболее важной чертой «новой политики» было наметившееся изменение в отношении правительства к торгово-предпринимательским слоям. Впервые в истории китайской империи государство объявляло о своем стремлении отойти от ограничения предпринимательства и встать на путь его поощрения. Так, в провинциальных центрах и наиболее развитых городах была разрешена организация торгово-промышленных палат, деятельность различных акционерных обществ и торговых союзов. Были приняты меры по упорядочению монетной системы.

Немаловажное значение имели и реформы государственных структур, свидетельствовавшие о стремлении приблизить формы государственного управления к известным западным образцам /История Китая, 2002, с. 357/.

Вместо архаического Управления по делам различных иностранных государств было создано Министерство иностранных дел. Была несколько модернизирована система судопроизводства – отменены наиболее варварские формы следствия, жестокие пытки. Образовано Министерство внутренних дел.

Особое значение придавалось реформе армии. Начало было положено отменой экзотической системы комплектования офицерского корпуса. В частности, отменили экзамены на поднятие тяжестей и стрельбу из лука. Вместо этого началось формирование военных учебных заведений нового типа, в деятельности которых широко использовался опыт европейских государств. Особое внимание уделялось германскому опыту строительства вооруженных сил. Генерал Юань Шикай, ставший одним из инициаторов и деятелей военной реформы, был сторонником ликвидации территориального принципа комплектования армии и выступал за всеобщую воинскую повинность /

Все эти процессы шли под воздействием некоторых сдвигов в экономической области и особенно это касалось появлением первых элементов капиталистического уклада. Более ощутимы были сдвиги становления капитализма в городской экономике. К началу ХХ в. в стране уже действовало около 200 механизированных предприятий, принадлежавших национальному капиталу. В первое десятилетие ХХ в. их количество почти удвоилось.

В меньшей степени этими процессами была затронута китайская деревня. Это правда не касалось районов непосредственно прилегавших к крупным «договорным» портам.

Особенностью Китая и вообще Востока было то, что развитие первых элементов капиталистического уклада проходило при непосредственном участии и влиянии крупных чиновников. Богатые шэньши и высшие слои бюрократии несомненно доминировали в этих процессах. Значительного влияния в это время достигли представители компрадорских слоев, которые опирались на поддержку иностранцев и были ограждены от засилья аппарата. «Китай все больше втягивался в процесс капиталистического развития. Капиталистический уклад не был, конечно, господствующим, но, безусловно, являлся ведущим» /Непомнин, 1980, с. 217/.

В этих условиях ярко проявились неспособность и отсутствие стремления маньчжурской династии создать действительно благоприятные условия для отечественного предпринимательства. Торгово-предпринимательские круги все настойчивее требовали проводить последовательную протекционистскую политику, использовать государственную казну для ускорения экономического развития. Он требовали отменить специальный налог лицзинь; унифицировать систему мер и весов; бороться с произволом бюрократии и т.д.

После разгрома реформаторского движения в 1898 г. идеи, вдохновлявшие его участников, не только не были забыты, но и продолжали завоевывать новых сторонников как среди представителей китайской эмиграции, так и в самом Китае. В Китае в период «новой политики» возникло легальное конституционное движение. Его основной формой стали петиционные компании с просьбой к маньчжурскому двору о введении конституции.

В 1906 г. начинается новый этап в проведении «новой политики», связанный с конституционными маневрами правящей династии. В 1906 г. в страны Европы была отправлена специальная делегация для изучения опыта государственного устройства западных государств. В августе 1908 г. было объявлено, что после необходимой подготовки в 1917 г. будет введена конституция. Одновременно было разрешено образование различных кружков и обществ на местах, ставивших своей целью изучение и пропаганду западного опыта государственного строительства и политического устройства.

В ноябре 1908 г. умерла деспотичная правительница Китая – императрица Цы Си. Незадолго до этого при неясных обстоятельствах умер Гуансюй, который до конца дней содержался под домашним арестом. Эти события подтолкнули цинский двор к проведению реформ. В 1909 г. от имени малолетнего императора ПУ И было объявлено о создании в провинциях совещательных комитетов по подготовке конституции. Эти комитеты впоследствии стали истинными центрами объединения оппозиционных настроений представителей либеральных кругов. Члены комитетов выбирались на основе очень высокого имущественного ценза. В ноябре 1910 г. правительство объявило о созыве в Пекине Национальной ассамблеи, которая должна была явиться прообразом будущего парламента. Под действием всех этих сил цинский двор пообещал ввести конституцию в 1913 г. /там же, с. 219/.

2.3 Синьхайская революция 1911 – 1913 гг

Последние годы Х1Х в. и самые первые годы ХХ в. были отмечены новым подъемом революционного движения. Значительную роль по-прежнему играл «Союз возрождения Китая» во главе с Сунь Ятсеном.

Летом 1905 г. в Японии произошло объединение нескольких революционных организаций и так появилась новая организация — «Китайский революционный объединенный союз». Во главе организации и ее лидером стал сам Сунь Ятсен. («Чжунго гэмин тунмэнхуэй») Программой организации стали три народных принципа Сунь Ятсена — национализм, народовластие и народное благоденствие. Первый принцип понимался как свержение чуждой династии и возвращение к китайскому правлении… Демократизм подразумевал установление в стране строя демократической республики. Народное благоденствие означало решение аграрного вопроса путем установления системы единого государственного налога на землю. Налог должен был быть дифференцированным и зависеть от рыночной ценны земли. Полученные таким образом средства, по мнению Сунь Ятсена, должны были поступать на благо всего общества и особенно крестьян. В итоге предполагалось дать землю тем, кто ее обрабатывает, и закрыть дорогу капиталистическому развитию страны.

Новая организация в принципе использовала ту же тактику, что и «Союз возрождения Китая». Они полагали, что китайское общество в целом готово к свержению маньчжур, нужен только взрыв в одном из районов Китая, что автоматически вызовет общенациональное выступление … Сунь Ятсен вместе со своей организацией подготовил и осуществил более 10 неудачных попыток.

Углубление и обострение кризиса Цинской империи в течение 1911 г. привело к тому, что осенью того же года мощный социально-политический взрыв уничтожил империю Началом этих событий стало восстание в г. УЧАНЕ — центре провинции Хубэй. В этой провинции сподвижники Сунь Ятсена давно готовили почву для восстания. Они очень удачно вели пропаганду среди солдат и офицеров «новой армии» — почти треть гарнизона города была на их стороне. Само выступление планировалось позже, но власти узнали о его подготовке, начались аресты и казни. В итоге вечером 10 октября 1911 г. восстали солдаты саперного батальона. Выступление поддержали другие части гарнизона, а затем в руки восставших перешел арсенал. Маньчжурские власти бежали из города и восстание в Учане победило. Сразу утром восставшие обратились за поддержкой к известным политическим лидерам либерального лагеря, т.к. совершенно не имели опыта политической борьбы и политического управления /Чудодеев, 1966, с48/.

На совместном заседании было образовано хубэйское революционное правительство во главе с генералом ЛИ ЮАНЬХУН. Он был очень далек от каких бы то ни было революционных идеалов, но просто обладал известным авторитетом среди военной массы и был известен своими антиманьчжурскими настроениями … Новое революционное правительство потребовало отречения Цинской династии и провозгласило Китайскую республику. Одновременно было принято обращение ко всем остальным провинциям Китая с призывом поднять восстание против маньчжур. В знак освобождения от маньчжурского ига все участники революционных выступлений и мирное население срезали свои косы. Что до этого служило символом подчинения китайцев маньчжурам. Понимая важность внешнеполитического фактора правительство хубэйские революционеры сразу же направили консулам иностранных государств дипломатические ноты, обещая соблюдать все обязательства, взятые до этого цинами. Все держав заявили о своем нейтралитете.

На призыв хубейских революционеров откликнулся весь Китай. В течении двух месяцев власть маньчжуров была свергнута в 15 провинциях. К декабрю власть Цинов сохранилась только в трех центральных провинциях. Главной ударной силой революции стала армия и особенно части «новой армии». Практически повсюду сторонники Сунь Ятсена вели соответствующую пропаганду. В некоторых провинциях власть цинов пала мирно без военных выступлений. Здесь была сильна роль крупной китайской (ханьской) бюрократии, которая отказывала цинам в поддержке.

Цинский двор был застигнут врасплох учанским восстанием и волной выступлений на местах. Маньчжуры оказались не в состоянии контролировать ситуацию. За помощью двор решил обратиться к известному генералу — ЮАНЬ ШИКАЮ. Он был очень известным человеком в Китае, стоял у истоков военной реформы, был хорошо известен представителям западных держав. 27 октября 1911 г. его назначили главнокомандующим карательными войсками, а затем и премьер-министром.

Когда он оказался в Пекине – двор совершенно не мог предпринять никаких действий. Малолетний император, многочисленные регенты и окружение – все оказались бессильны. В этих условиях Юань Шикай почти без всяких усилий и борьбы оказался фактически во главе государства. Парадоксальность ситуации оказалось в том, что его фигура оказалось приемлемой для самых разных политических сил /Меликсетов, 1981, с. 112/.

Тем не менее, опасаясь дальнейшего наступления революционных сил Юга генерал стал искать возможности для мирного решения проблемы. Переговоры Севера и Юга начались в Шанхае 18 декабря.

Несмотря на весь накал революционной борьбы (она больше носила характер стихийного недовольства), РЕВОЛЮЦИОННЫЙ Юг на этих переговорах не смог настойчиво отстаивать свои позиции и добиться отречения цинов без всяких условий. Фактически делегация революционеров с южных провинций (без участия Сунь Ятсена) сама предложила Юань Шикаю пост президента республики при условии, что он сможет договориться с маньчжурским двором об отречении их от власти / там же, с. 118/.

О событиях в Учане Сунь Ятсен узнал в США из газет 12 октября и принял решение вернуться в Китай. 21 декабря он прибыл в Гонконг, а 25 декабря был торжественно встречен в Шанхае. На следующий день «Объединенный союз» выдвинул его на пост временного президента Китайской республики. 29 декабря 1911 г. в Нанкине прошла конференция, на конторой представители провинций выбирали временного президента Китая. Почти единогласно был выбран Сунь Ятсен и сразу он сообщает в Пекин Юань Шикаю. 1 января 1912 г. становится днем официального провозглашения Китайской республики. Сунь Ятсен приступает к исполнению своих обязанностей.

Правительство, сформированное Сунь Ятсеном сразу же пыталось отменить многие почти средневековые установления и обычаи. Было запрещено опиекурение, применение пыток при допросах. Запрещена торговля людьми. Освобождение всех, проданных в долговое рабство. Населению разрешалось свободно срезать косы, как символ подчинения маньчжурам. Запрещен варварский обычай бинтования ног у девочек. 10 марта 1912 г. Национальное собрание приняло Конституцию. Она провозглашала равноправие всех граждан независимо орт класса и религии. Право частной собственности. Основные демократические свободы – неприкосновенность личности и жилища. Свободу слова и печати. Принятие этой подлинно демократической конституции имело огромное историческое значение для развития идей демократии /Белов, 1972, с. 79/.

Однако в начале 1912 г. революция еще до конца не победила. Узнав об избрании Сунь Ятсена временным президентом, Юань Шикай в Пекине начинает готовить свои вооруженные силы… Страна фактически оказалась на грани гражданской войны и Сунь Ятсен вместе со своими сподвижниками соглашаются на передачу поста временного президента Юань Шикаю на условии, что он обеспечит отречение цинской династии от власти. После переговоров появилась договоренность – императорская семья получает денежное содержание, у нее сохраняется имущество, титулы и гражданские права. 5 февраля Национальное собрание утвердило условия отречения.

Так закончилась эпоха 267-летнего господства маньчжур над китайским народом. Все это происходило в последн6их числах года СИНЬХАЙ — по традиционному китайскому календарю. Поэтому сама революция получила название Синьхайской.

После этого Сунь Ятсен складывает с себя полномочия временного президента и передает их Юань Шикаю, а сам уезжает в Шанхай. Подобное развитие событий, конечно, было явлением отрицательным для будущих судеб Китая, но в той ситуации развитие событий по другому варианту было, видимо, не возможно. Передача власти из рук революционеров во главе с Сунь Ятсеном Юань Шикаю по сути дела был компромиссом со стороны революционеров, который позволил избежать кровопролитной гражданской войны и вмешательства иностранных держав … 2 апреля Национальное собрание принимает решение (идя навстречу Юань Шикаю) о переносе столицы в Пекин /Березный, 1989, с. 134/.

В августе 1912 г. в Пекине состоялся учредительный съезд новой организации, ядром которой стали представители Объединенного союза и еще несколько левых и демократических организаций. Эта партия получила название — «Китайская революционная партия» — ДЖУНХУА гоминьдан Сунь Ятсен был избран ее председателем. Основные программные установки партии призывали к политическому единству страны, развитию местного самоуправления, проведения политики народного благоденствия и поддержание международного мира. После проведения учредительного съезда сам Сунь Ятсен отходит от практической партийной работы. Стремясь непосредственно участвовать в проведении в жизнь третьего принципа своей программы, т.к. два первых были выполнены, он принимает пост генерального директора железных дорог и разрабатывает грандиозный план железнодорожного строительства.

Революция по своему характер и ставшими перед Китаем задачами, по составу участников и по их программам — не была революцией ни буржуазной, ни буржуазно-демократической, ни антиколониальной, ни антифеодальной. Эти задачи революции «навязаны» совершенно искусственно. И в этом смысле она не потерпела поражение, потому что указанных задач перед собой и не ставила …

Единственные реальные задачи, которые стояли пред страной в начале ХХ в. и которые ставили участники событий (либеральный и демократический лагерь) были все-таки решены – Китай освободился от маньчжурского гнета и уничтожил монархический строй. В революции участвовало две главные силы – либеральная оппозиция (помещики и торгово-предпринимательская буржуазия, связанная с феодальным землевладением и иностранным капиталом) и демократическое крыло во главе с Сунь Ятсеном (его поддерживали различные слои, ориентированные на буржуазно-демократическое развитие Китая.

Ни тот, ни другой политический лагерь на самом деле не представляли реальной силы в тогдашнем Китае – у них не было своих партий, своих армий, у либералов не было серьезных политических лидеров. Сунь Ятсен после революции отпугивал многих своим радикализмом … В итоге конкретными плодами революции сумела воспользоваться «третья сила» в лице Юань Шикая, который опираясь на поддержку военно-компрадорский кругов сумел использовать ситуацию и стал первым президентом Китая /Делюсин Л.П., Костяева А.С., 1985, с. 370/.

Диктатура Юань Шикая. На состоявшихся вскоре парламентских выборах Гоминьдан добился значительных успехов и получил большое количество мандатов. Однако парламентские методы борьбы и были для Юань Шикая совершенно не приемлемы. Постепенно он начинает игнорировать мнение парламента и взгляды крупных китайских политических деятелей демократической направленности. Получив от западных стран крупный военный заем он начинает активно вооружать свои вооруженные силы. Начинается давление на демократические элементы, затем развертывается настоящая террористическая кампания против видных демократов и деятелей парламента.

Фактически в это время на Севере укрепляется прямая военная диктатура Юань Шикая, а на Юге начинается массовое сопротивление разных сил – тайных обществ, голодные крестьянские бунты и т.д. В этих условиях Гоминьдан фактически разорвал отношения с Юань Шикаем и начинает против него вооруженную борьбу. Но широкой поддержки эти призывы не нашли и в настоящую войну не превратились.

«Синьхайская революция, как революция национально-освободительная и антидеспотическая, победила, освободив Китай от маньчжурского ига, ликвидировав империю и на ее обломках создав республику. Вместе с тем к концу 1913 г. стало ясно, что революционные демократы народнического толка во главе с Сунь Ятсеном, сыгравшие руководящую и решающую роль в победе Синьхайской революции, потерпели поражение» /там же, с. 377/.

Юань Шикая поспешил воспользоваться подавлением «второй революции» и укрепить свою власть. 6 октября 1913 г. были проведены выборы президента. Генерал победил, используя все формы давления – подкупы, репрессии и т.п. формы. Почти сразу – 4 ноября 1913 г. он объявляет о запрете Гоминьдана и его роспуске. Одновременно из парламента были удалены все депутаты члены партии Гоминьдан. Тем самым, фактически, был распущен законно избранный парламент. В январе 1914 г. был распущен и сам парламент, а в мае отменена конституция. После этого в стране устанавливается диктатура Юань Шикая …

Однако даже такой власти ему оказалось мало и Юань Шикай начинает длительную кампанию по восстановлению в Китае монархического строя. 23 ДЕКАБРЯ 1914 Г. Юань Шикая, облаченный в императорские одежды, совершает торжественное жертвоприношение в храме Неба. Он начинает восстанавливать атрибутику времен монархии, а также прежние звания и чины. Вновь вводится старая экзаменационная система.

Эти события проходили в обстановке начала мировой войны. Уже 6 августа 1914 г. китайское правительство заявило о своем нейтралитете, рассчитывая, что воюющие державы, не перенесут военные действия на китайскую территорию. Однако Япония 22 августа объявила Германии войну и ввела свои войска в провинцию Шаньдун. Используя занятость европейских держав на европейском театре военных действий, Япония рассчитывала захватить весь Китай и превратить его в свой протекторат. 18 января 1915 г. Япония вручила китайским властям так называемое 21 требование» — признание захвата Шаньдуна, согласие на господство Японии в южной Маньчжурии и внутренней Монголии; назначение японских советников в китайскую армию, полицию, министерство иностранных дел и т.д. Сообщение об этом ультиматуме вызвало в стране бурю негодования. Однако Юань Шикай эти требования принял, что сильно подорвало его авторитет во всех слоях китайского общества…

В течение некоторого времени власть в стране вела откровенную политику на подготовку к возвращению в стране императорской формы правления, но совершенно неожиданно для всех летом 1916 г. Юань Шикай умирает … /Новейшая история Китая, 1983, с. 229/.

Милитаристские клики. Разрушение сцепляющих механизмов в лице деспотической власти китайских императоров в такой огромной стране как Китай не могло ни привести к всплеску центробежных сил. Система дуцзюната. Влиятельные группы региональных бюрократических элит и военных постепенно стали носителями почти бесконтрольной власти на местах. Так в Китае стали появляться милитаристские режимы. Армии дуцзюнов были крайне отсталыми в техническом и военном отношении. Но и они оказывались вполне пригодными для борьбы с центральной властью и такими же губернаторами. Наличие в стране огромного аграрного перенаселения приводило к созданию миллионных отрядов людей, готовых за одну рисовую похлебку служить любому генералу /Делюсин, 1985, с. 234

Армия давала возможность для удержания власти.Сама же армия и власть держались за счет налогообложения собственного населения и грабежа соседних территорий …Главное их стремление – усиление своей власти.Ради этого они вели беспрерывные войны с центральной властью и между собой.Поэтому они не имели какой-то политической ориентации и с большой легкостью меняли союзников.

Вместе с тем эти режимы не представляли классовых интересов ни старых традиционных слоев, ни новых пробуржуазных. Их массовые армии и большие возможности привели к тому, что они стали фактическими хозяевами Китая. Даже центральная власть на уровне правительства, президента или кабинета была связана с ними и отражала их интересы.

Милитаристские войны вели к тяжелы последствиям и жертвам среди мирного населения, к повсеместному увеличению налогов. От их произвола страдало фактически все население страны – и горожане, и крестьяне. В итоге уже к концу мировой войны милитаризм стал для китайцев олицетворением всех несчастий /Меликсетов, 1981, с. 110-111/.

Отсутствие в стране сильной центральной власти приводило к тому, что эти региональные лидеры стали могущественной экономической, военной и политической силой страны. Их влияние продолжалось и в 20 – 30-х гг. ХХ в. в том числе и вы период гоминдановского Китая.

Экономика Китая после революции. Радикальные политические перемены, которые произошли после революции постепенно стали приводить и к изменениям в экономической сфере. Некоторый толчок этим процессам дала первая мировая война …

Влияние иностранного капитала было очевидным. Иностранный капитал контролировал 90% железных дорог. Самих иностранных предприятий было всего несколько сот, но они были самые крупные и отличались высокими технологическими возможностями. Иностранные банки, которых к концу войны насчитывалось всего полтора десятка, фактически контролировали китайский денежный рынок. Практически вся китайская экономическая и политическая элита держала свои деньги только в иностранных банках. Очень значительной была роль иностранного капитала во внешней торговле. Именно иностранный капитал способствовал втягиванию Китая в мировой капиталистический рынок и мировое разделение труда. В импорте почти полностью преобладали предметы потребления. И хотя сам Китай был аграрной страной — он был вынужден ввозить продукты питания и хлопок.

Несмотря на такое огромное влияние иностранного капитала, нужно учитывать, что он в основном затрагивал верхние эшелоны китайской экономки, оставляя «нижние» хозяйственные массивы совершенно нетронутыми …

Генезис капитализма в Китае. Национальное капиталистическое развитие началось с «открытия» Китая и представляло собой привнесение в Китай капиталистического производства /там же, 416/. Китайские капиталистические предприятия возникали прежде всего в центрах господства инорстраннорго капитала – открытых портах, концессиях и т.д. Именно сюда начинает быстрыми темпами устремляться национальный капитал, ибо он имел здесь несравненно более благоприятные условия (экономические и правовые) для своей деятельности.

Если накануне мировой войны национальному капиталу принадлежало 698 фабричных предприятий с 271 тыс. рабочих, то после войны число предприятий возросло до 1. 759 – 558 тыс. рабочих. В эти годы ежегодный прирост только промышленной продукции составлял примерно 14 %. /Непомнин, 1981, с. 120/.

Вместе с тем нужно подчеркнуть, что массовой производственной базой для развития национального промышленного капитала являлась дофабричная промышленность, продолжавшая играть решающую роль в обеспечении сельского и городского населения товарами повседневного спроса.

Включение Китая в мировой капиталистиченакий рынок и развитие собственного промышленного производства не могло не сказаться болезненно на состоянии мелком, кустарном ремесленном производстве. На рубеже веков это стало массовым явлением и в это время иногда погибали целые отрасли дофабричного производства. Но разрушая одни отрасли дофабричной промышленности, мировой рынок стимулировал рост и появление других – производство спичек, кружев, соломенных шляп на экспорт. В итоге дофабричная промышленность к концу войны прочно удерживала свои позиции в производстве многих товаров, давая в целом примерно три четверти всей промышленной продукции. Очень сильны были позиции дофабричного производства в — хлопчатобумажное производство, выработка муки, переработка чая, производство шелковой пряжи, производство национальной одежды, обуви, бумаги, фарфора, изделий из бамбука и соломы /там же, с. 121/.

Общее количество промышленных РАБОЧИХ среди населения страны было ничтожным. Кадровых рабочих было несколько десятков тысяч человек и в подавляющем большинстве все6 они были рабочими в первом поколении. К этой группе промышленного пролетариата примыкали слои сезонных рабочих, два миллиона рабочих мануфактур, более 10 млн. рабочих кустарной промышленности и более 30 млн. кули.

В послесиньхайский период китайская БУРЖУАЗИЯ как класс еще не сформировалась. Он совершенно не обладала политической силой и в силу своей слабости и малочисленности не могла возглавить национально-освободительное движение. Китайский капитализм как и китайская буржуазия не имели своей предыстории и их возникновение было прежде всего результатом иностранного влияния после «открытия» страны. Сами развитые формы капитализма сюда были привнесены.

Предпринимательские слои в Китае всегда были устранены от политической жизни и это унаследовала китайская буржуазия в начале ХХ в. Даже по прошествии 10 лет после революции в стране не было ни одной общенациональной организации китайской буржуазии со своим лидером и программой /там же, с. 425/.

В этих условиях инициативу перехватили так называемые новые средние слои — служащие республиканских учреждений и капиталистических фирм, учителя, студенты, офицерство.

Начинали происходить перемены и в ДЕРЕВНЕ. Здесь активно идет процесс ликвидации казенных, государственных форм землевладения. Идет активный распад землевладения военных поселений. Все они теперь превращаются в частновладельческие. После революции вышла серия законодательных актов, которые подтверждали эти новые формы землепользования.

В наследство от императорского периода Китай получил тяжелейшее аграрное перенаселение. Размер среднего крестьянского хозяйства примерно равнялся 20 му (чуть более одного га). Это катастрофическое малоземелье приводило к тому, что огромные массы крестьян не могли найти себе сферы деятельности в земледелии … Отсюда – огромное число свободных рук /там же, с. 421/. Большинство крестьян было отрезано от прямых связей с рынком, и выступало на нем опосредованно через своих эксплуататоров. Мелкотоварный уклад в деревне был крайне слабым.


Заключение

Ликвидация маньчжурского господства и всей системы императорской власти привел к образованию своеобразного вакуума, ибо старые политические элиты были уничтожены, а новые находились в стадии становления.

Традиционализм, несомненно, полностью преобладал в общественном сознании китайского населения. Господствующая конфуцианская идеология играла в Китае роль основной религиозной системы. Большинство китайского населения в религиоз0ном отношении было достаточно синкретично. Кроме конфуцианства, даосизма, буддизма существовало огромное количество культов и божеств, которые обслуживали китайское население.

Что касается новых явления в общественной и политической жизни. Адепты уходящей имперской идеологии уже существенной роли не играли.

Лагерь старых реформаторов. Новые обстановка и новые реалии значительно повлияли на взгляды лагеря реформаторов во главе с Кан Ювэем и Лян Цичао. Из критиков существующего строя они постепенно превратились в его апологетов, которые боялись новых социальных потрясений. Лян Цичао в это время становится во главе этого лагеря – в 1912 г. он вернулся в Китай после длительной эмиграции. В это время он всемерно поддерживает Юань Шикая, видя в нем оплот будущего спокойствия страны и поддерживая его централизаторские устремления.

В своих работах и политических выступлениях активно продолжает развивать идеи неприятия революционных методов, которые не способны, по его мнению, привести к подлинным общественным и экономическим преобразованиям. Так, в одной из своих работ он пишет следующее: — «Как семена тыквы могут порождать только тыкву, бобов – только бобы, так и революция может породить только новую революцию, но никак ни политическое преобразование…». Эти убеждения Лян Цичао пронес через всю свою жизнь. Очень сильно изменились взгляды Лян Цичао по вопросу конфуцианства. Если раньше, еще в период реформ он активно критиковал это учение, то сейчас он становится активным пропагандистом Конфуция, как мощной идеологической скрепы китайской цивилизации.

Еще более консервативную идейно-политическую позицию стал занимать в эти годы Кан Ювэй – выдающийся мыслитель Китая. Так же как и его ученик Лян Цичао не принимает идеи революционных преобразований и считает любую революцию «самоубийством общества». Он развернул активную пропагандистскую деятельность, направленную на дискредитацию самой идеи демократического переустройства Китая. Он утверждал, что ни в одной стране мира демократия и такие ее атрибуты, как, скажем, всеобщее избирательное право, не ведут к миру и процветанию. Тем более демократия непригодна для Китая, который никогда не знал демократических порядков … /История Китая, 2004, с. 393, 394/.

Таким образом, в послесиньхайские годы более или менее оформляется консервативное идейное течение, представители которого являлись идеологической составной частью господствующей системы. Это течение во многом было наследником имперской идеологии цинского Китая, что и проявилось прежде всего в приверженности традиционным духовным ценностям, в том числе и идеям авторитарного правления.

«Движение за новую культуру»

В отличие от лагеря бывших реформаторов, которые находились как бы в обороне, знаменем времени стало новое идейное течение — так называемое ДВИЖЕНИЕ ЗА НОВУЮ КУЛЬТУРУ. Это движение собственно оформилось в Пекине и Шанхае в годы первой мировой войны. Под лозунгом «НАУКА И ДЕМОКРАТИЯ» это движение объединило наиболее передовую, молодую и образованную часть новой китайской интеллигенции. — патриоты остро и болезненно переживающие упадок своей родины. Идейным центром «Движения за новую культуру» стал журнал «Новая молодежь», выходивший под редакцией известного профессора Пекинского университета.

Сторонники этого движения свом главным идейным врагом считали конфуцианство. Одновреме5нно с критикой старых идеологических норм критиковали старые порядки, политическую систему. Выступая за всестороннее обновление китайского общества, участники движения на первое место ставили борьбу за освобождение личности. Много внимания члены движения удели вопросам литературы. В частности они призывали к замене старого языка классической литературы, оторванного от устной речи, новым литературным языком, который складывался на основе общенародного разговорного языка /там же, с. 400/.

Сунь Ятсен. Немаловажное значение в политической и идеологической жизни Китая тех лет играл и Сунь Ятсен. Правда, внешне этот период выглядит несколько бледно. Победа революции возвела его на вершину политического успеха. Поражение в борьбе с Юань Шикаем и другие политические неудачи заставили его временно уйти с авансцены политической жизни. Вместе с тем эти поражения выявили и слабость его программы возрождения Китая, которая не смогла стать знаменем массового политического движения.

Сунь Ятсен очень болезненно воспринимал ситуацию в стране после Синьхайской революции. Суньятсенизм как идейное течение не представлял собой заметного явления в Китае тех лет. Будучи несколько свободным от конкретной политической и партийной работы в эти годы он выпустил несколько работ. Так в «Духовном строительстве» он пишет: «Эволюция человечества принципиально отличается от эволюции видов. В то время как основным принципом эволюции видов является борьба за существование, основным принципом эволюции человечества является взаимопомощь» /там же, с. 403/.

Сунь Ятсен предлагал воспринять все достижения передовых западных стран, являвшихся результатом естественного развития, но не повторять это естественное развитие, которое не позволило бы Китаю быстро войти в число наиболее передовых и мощных держав, а прервать это естественное развитие, пойти по пути ускоренного, искусственного, рукотворного прогресса. В этой концепции Сунь Ятсена причудливо сочетались убежденность в творческих способностях народа почти с мистической верой в особые качества китайской нации. «Китайская нация – самая большая и самая одаренная».

Основная идея его сводится к тому, чтобы органично связать все достижения современного запада при сохранении некоторых традиционных элементов … Но при всем этом – постараться избежать развития по капиталистическому пути …

Понимая, что китайский народ совершенно не был знаком с демократией сразу после победы необходим период «политической опеки».
Экономическую систему будущего китайского общества он понимал как «государственный социализм» — государственно-капиталистическая система без частного предпринимательства.


Литература:

1. Белов Б.А. О характере Синьхайской революции.// Народы Азии и Африки, № 3, 1972, с. 77 – 89.

2. Белоусов С.Р. Китайская версия «государственного социализма». М., 1989.

3. Березный Л.А. О некоторых проблемах истории Синьхайской революции.// Народы Азии и Африки, № 5, 1971, с. 56 – 63.

4. Березный Л.А. Сунь Ятсен и проблема создания новой национальной государственности (к постановке вопроса).// Всемирная история и Восток. М., 1989, с. 132 – 140.

5. Борох Л.Н. Становление принципа «минь шэн» (народное благоденствие) в программе Сунь Ятсена.// Народы Азии и Африки, № 1, 1975, с. 84- 96.

6. Борох Л.Н. Сунь Ят-сен о проблеме ускоренного развития Китая. //Народы Азии и Африки, № 5, 1976, с. 54 – 66.

7. Васильев Л.С. История Востока. В 2 томах. Изд. 3. М., 2003.

8. Волков М.Я. О генезисе капитализма в сельском хозяйстве Китая.// Народы Азии и Африки, № 6, 1967, с. 108 – 118.

9. Воронцов В. Судьба китайского Бонапарта. М., 1989.

10. Восстание ихэтуаней. М., 1968.

11. Гельбрас В.С. К вопросу о становлении военно-бюрократической диктатуры в Китае.// Народы Азии и Африки, 1968, с. 21 – 35.

12. Делюсин Л.П., Костяева А.С. Революция 1925 – 1927 гг. в Китае: проблемы и оценки, М., 1985.

13. Ермашев И. Сунь Ят-сен.// Серия ЖЗЛ. М., 1964.

14. Ефремов Г.В. Очерки по новой и новейшей истории Китая. М., 1949.

15. Ефремов Г.В. Буржуазная революция в Китае и Сунь Ятсен 1911 – 1913 гг. М., 1974.

16. Иванов Ю., Меликян О. По следам забытой дискуссии.// Азия и Африка сегодня. № 2, с. 19-23; № 3, С. 4-7.

17. Ипатова А.С. Политика «закрытых дверей» Цинов.// Всемирная история и Восток. М., 1989, с. 242 – 252.

18. История Китая с древнейших времен до наших дней. М., 1974.

19. История Китая (под ред. А.В. Меликсетова). М., МГУ, 2002.

20. Калюжная Н.М. Восстание ихэтуаней 1898 – 1901 гг. М., 1976.

21. Китай: государство и общество. М., 1977.

22. Ковалев Е.Ф. Сунь Ят-сен о «предупреждении капитализма» в Китае.// Народы Азии и Африки, № 2, 1963, с. 60 – 73.

23. Китай в новое и новейшее время. М., 1981.

24. Меликсетов А.В. К оценке взглядов Сунь Ят-сена. Народы Азии и Африки, № 5, 1969, с. 80 – 92.

25. Меликсетов А.В. Бюрократический капитал в Китае. М., 1972.

26. Меликсетов А.В. Социально-экономическая политика Гоминьдана 1927 – 1949 гг. М., 1977.

27. Меликсетов А.В. Социально-экономические взгляды Сунь Ят-сена: происхождение, развитие, сущность.// Китай: государство и общество. М., 1977, с. 121 – 152.

28. Меликсетов А.В. Историческое значение Синьхайской революции в Китае.// Китай в новое и новейшее время. М., 1981, с. 95 – 120.

29. Меньшиков В.Б. К проблеме своеобразия исторического развития Китая.// Китай: государство и общество. М., 1977, с. 5 – 28.

30. Мухмутходжаева М.Х. Национальная политика Гоминьдана. М., 1986.

31. Непомнин О.Е. О методике изучения переходного периода в Китае ( Х1Х – нач. ХХ в.).// Народы Азии и Африки, № 4, 1968, с. 98 – 108.

32. Непомнин О.Е. Социально-экономическая история Китая 1894 – 1914 гг. М., 1980.

33. Непомнин О. Е. Податное и частно-зависимое крестьянство Китая на рубеже Х1Х-ХХ вв.// Социальные организации в Китае. М., 1981, с. 100 – 124.

34. Непомнин О.Е. Синтез традиционалистической реакции и антиимпериализма в восстании ихэтуаней в Китае.// Народы Азии и Африки, № 6, 1982.

35. Непомнин О.Е. Традиционное и современное в экономике Китая второй половины Х1Х в. – нач. ХХ в. // Экономическая история. М., 1987, с. 144 – 167.

36. Никифоров В.Н. Дискуссия советских историков об общественно-экономическом строе Китая 1925 – 1931 гг.// Народы Азии и Африки, № 5, 1965, с. 75 – 92.

37. Никифоров В. Сунь Ятсен и две попытки создания всекитайской революционной партии.// Народы Азии и Африки, 1978, № 2, с. 43 – 54.

38. Никифоров В.Н. Китай в годы пробуждения Азии. М., 1982.

39. Новейшая история Китая (1917 – 1970 гг.) М., 1972.

40. Новейшая история Китая (1917 – 1927 гг.). М., 1983.

41. Новейшая история стран Азии и Африки. В трех томах. М., 2001.

42. Панцов А.В. Из истории идейной борьбы в китайском революционном движении 20 – 40-х гг. М., 1985.

43. Писарев А.А. Гоминьдан и аграрно-крестьянский вопрос в Китае в 20-30-х гг. ХХ в. М., 1986.

44. Самойлов Н.А. Борьба тенденций в общественно-политической мысли Китая периода политики «самоусиления».// Восток и всемирная история. М., 1989, с. 115 – 124.

45. Тихвинский С.Л. История Китая и современность.// Новая и новейшая история. М., 1976

46. Тихвинский С.Л. Китайский буржуазный национализм – идеология Синьхайской революции.// Новая и новейшая история, № 1, 1980, с.

47. Тихвинский С.Л. О соотношении национального и социальных вопросов в Синьхайской революции.// Китай в новое и новейшее время. М., 1981, с. 7 – 18.

48. Тяпкина Н.И. О традиционной социальной организации китайской деревни в первой полов. ХХ в.// Государство и общество в Китае. М., 1978, с. 207 – 228.

49. Фань Вэнь Лань. Новая история Китая 1840 – 1901 гг. М., 1955.

50. Чудодеев Ю.В. Накануне революции 1911 г. в Китае. М., 1966.

еще рефераты
Еще работы по истории