Реферат: Капитуляция Японии и завершение войны на Тихом океане

Капитуляция Японии и завершение войны на Тихом океане


Содержание

Введение

1 Общее положение на Тихоокеанском театре военных действий и состояние сил сторон к началу 1945 г

2 Начало наступления союзников на Японию. Захват Иводзимы и Окинавы

2.1 Завершение освобождения Филиппин. Захват Иводзимы

2.2 Наступательная операция союзников на Окинаве и ее значение

2.3 Боевые действия в Бирме, Китае и Юго-Восточной Азии

3 Вступление в войну СССР и капитуляция Японии. Финал войны на Тихом океане

3.1 Потсдамская декларация и атомная бомбардировка. Хиросимы и Нагасаки

3.2 Вступление в войну СССР. Разгром Квантунской армии

3.3 Имперская конференция 14 августа 1945 г. и капитуляция Японии

Заключение

Список источников и литературы


Введение

В процессе изучения военных и политических событий, вязанных с историей последней мировой войны, в первую очередь внимание исследователей и в нашей стране, и за рубежом привлекают, как правило, события войны в Европе. Именно здесь происходили важнейшие и определяющие события войны, здесь разворачивались битвы ее главного фронта – советско-германского. Здесь открылся в июне 1944г. долгожданный второй фронт в Европе. Здесь была разгромлена и уничтожена самая совершенная и безжалостная машина агрессии в лице фашистской Германии и ее союзников. Именно поэтому окончание войны в Европе в мае 1945г, ассоциируется в массовом сознании с завершением всей второй мировой войны. Однако профессиональным историкам хорошо известно, что это не так. Германия была далеко не единственной страной-агрессором, и ее поражение не привело к окончанию второй мировой войны. Еще три с половиной месяца продолжались кровавые сражения на Тихом океане, и только в начале сентября подписание безоговорочной капитуляции Японии поставило точку в истории самого кровопролитного и разрушительного военного конфликта в истории человечества.

Война на Тихом океане, которая началась в декабре 1941г. с внезапного нападения Японии на владения США и их союзников в регионе, как правило, остается на периферии внимания отечественных авторов. СССР принял участие в тихоокеанской кампании в самом конце войны, вступив в войну менее чем за неделю до публичного заявления японского руководства о согласии на условия безоговорочной капитуляции. Это факт многими, если не большинством советских и некоторыми российскими авторами расценивается как доказательство решающего значения вступления Советского Союза в войну для ее скорейшего завершения. Однако этот факт не столь однозначен и вопрос об этом мы намереваемся наряду с остальными затронуть в предлагаемой работе, опираясь на некоторые отечественные и зарубежные издания.

Между тем, влияние Тихоокеанского театра военных действий на общий ход войны весьма значительно. Речь идет не только о вкладе военных действий на этом театре в развитие военного искусства в целом, но и о военно-политическом значении войны на Тихом океане. Именно здесь в августе 1945г. мировая политика, а не только военная сфера «обогатилась» новым и имеющим по сей день решающее значение фактором — атомным оружием. В ходе последних месяцев войны на Тихом океане начала выстраиваться и отчетливо прорисовываться будущая схема межгосударственных отношений в регионе, влияющем на весь миропорядок. Как раз тогда начала проявляться будущая схема регионального блокового строительства под началом США. Именно в том периоде, как лежит корень знаменитого японского экономического чуда, которое мир с удивлением наблюдает последние 50 лет. Таким образом, мы видим, что многие из событий и явлений, которые мы наблюдаем в современности международной жизни, имеют истоки в том периоде и тех событиях, которые являются предметом данной работы.

Если говорить о целях данной работы, то ими являются рассмотрение основных этапов и наиболее значимых событий завершающего периода войны на Тихом океане, анализ и изучение причин и механизма событий, которые привели в итоге к капитуляции Японии в войне и тем самым положили конец всей мировой войне.

В соответствии с этими целями в работе ставится ряд задач:

— изучение и анализ наиболее принципиальных моментов развития военной ситуации непосредственно в бассейне Тихого океана в конце 1944 — первой половине 1945гг.;

— рассмотрение особенностей развития политической и военной ситуации вокруг Тихоокеанского театра военных действий в рассматриваемый период в увязке с общим ходом второй мировой войны;

— анализ изменения внутренней ситуации в Японии под влиянием поражений 1944 — первой половины 1945г., сделавшего возможным переход от отрицания любых и мирных переговоров с союзниками к признанию условий Потсдамской декларации, требовавшей от японского правительства безоговорочной капитуляции;

-рассмотрение политической позиции союзных держав по отношению к Японии и проблемам завершения войны и послевоенного мирного урегулирования;

-анализ психологических и общественно-политических особенностей восприятия военных и политических событий в последний период войны у представителей воюющих сторон.

Хронологическими рамками данной работы является отрезок времени с конца 1944 по сентябрь 1945г.

Периодизация работы по главам проведена в соответствии с принципом выбора в качестве центральной темы каждой главы того или иного ключевого события в истории завершающего периода войны на Тихом океане.

В процессе работы над предлагаемым исследованием привлекался обширный круг литературы и источников. В частности большую помощь по ходу всей работы оказала нам фундаментальная работа Такусиро Хаттори «Япония в войне 1941-1945», подробно и обстоятельно анализирующая ход и последствия войны на Тихом океане с точки зрения японской стороны. Сам автор в период войны являлся офицером Генерального штаба императорских японских вооруженных сил, и поэтому его работа является не только научным исследованием, но и весьма ценным источником по истории войны на Тихом океане, в том числе и ее заключительного периода.

Весьма содержательна и информативна работа английского историка У. Крейга — автора ряда книг по истории второй мировой войны — «Падение Японии». Она непосредственно посвящена событиям и периоду, являющимися темой и хронологическими рамками данной работы, и поэтому значение этой обстоятельной, содержательной, написанной живым и увлекательным языком работы в рамках предлагаемого исследования особенно велико.

Еще одной ценной работой по данной проблеме является книга М. Блона «Война в океанах 1939-1945», значительная часть которой посвящена военным операциям на море в бассейне Тихого океана в интересующий нас отрезок времени. Интересны и содержательны посвященные различным аспектам войны на Тихом океане работы Ю. Иванова, М. Хорикоши, Б.Окумии, М. Кэйдина и др.

Большой объем добротной фактической информации содержится в фундаментальном обобщающем 12 — томном труде советских ученых «История второй мировой войны 1939-1945». В частности, мы почерпнули из него большое количество сведений о военном планировании, соотношении сил сторон, особенностях и характерных чертах военного искусства противоборствующих сторон в интересующий нас период. Особенно важна данная работа в отношении изложения ею военных событий на ставших второстепенными к началу 1945г. театрах войны на Тихом океане (Бирме, Индокитае, Голландской Индии), а также в Маньчжурии и Корее после вступления в войну СССР в августе 1945г. Это вдвойне ценно, поскольку в работах зарубежных авторов, по данной тематике вышеперечисленные аспекты изучаемой проблемы рассматриваются скупо. Нами использовались также такие фундаментальные отечественные работы, как «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945», «Вторая мировая война. Краткая история» и др.

Ценные сведения по интересующей нас теме мы смогли почерпнуть и из периодической печати. Нами использованы материалы журналов «Новая и новейшая история», «Вопросы истории» за 1990-1996гг., газеты «Независимое военное обозрение» за 2005г.

По структуре данная дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы и источников.


1 Общее положение на Тихоокеанском театре военных действий и

состояние сил сторон к началу 1945г

К началу 1945г. военно-политическая ситуация на Тихом океане убедительно свидетельствовала в пользу неизбежности скорого и победоносного для союзников по антифашистской и антимилитаристской коалиции завершения военных действий в этом регионе. Война, начавшаяся в декабре 1941г. с вероломного нападения империалистической Японии на американскую военно-морскую базу Перл-Харбор, и последующего вторжения японских армии и флота в тихоокеанские владения США, Англии и Голландии, приближалась к логическому концу. Императорская японская армия и военно-морской флот, начавшие развязывание агрессии на Дальнем Востоке под победоносными флагами своих предшественников, разбивших сорока годами ранее царскую Россию в русско-японской войне 1904-1905гг., на сей раз подходили к третьей годовщине начала войны на Тихом океане в состоянии, близком к катастрофе.

К этому времени коренной перелом в ходе войны в бассейне Тихого океана уже наступил. После того, как оправившиеся от первого шока поражений в Перл-Харборе, на Филиппинах и Сингапуре в конце 1941- начале 1942 гг. союзники сумели остановить казалось бы неотразимый натиск императорских вооруженных сил в ходе морских битв в Коралловом море и при Мидуэе в мае и июне 1942г., после полугодового противостояния американской морской пехоты, флота и авиации со своими японскими визави на Гуадалканале в 1942-1943гг., после трудного и стоившего американцам многочисленных потерь овладения Соломоновыми островами и островами Гилберта во второй половине 1943г. неизбежность такого развития событий стала понятна даже самым оголтелым ястребам в японском руководстве.

Предшествующий 1944г. начался с масштабных наступательных операций союзников в центральной части Тихого океана. 1 февраля 1944г. они после тщательной авиационной и артиллерийской подготовки, шедшей с 30 января, — необходимой прелюдии любой американской наступательной операции в этом регионе, вооруженные силы США атаковали атолл Кваджалейн — ключевой пункт в гряде Маршалловых островов — важнейшего в стратегическом отношении архипелага в центральной части Великого океана. До 1918г. являвшийся германским владением, этот архипелаг по итогам Парижской конференции и Версальского договора 1919г. вместе с другими немецкими владениями в регионе — Марианскими и Каролинскими островами, отошел к Японии- тогда державе-победительнице, сражавшейся в Первой мировой войне на стороне Антанты. В 1941 г. он стал одним из плацдармов японской агрессии против тихоокеанских владений США и Англии. Теперь военный маятник качнулся и весьма резко в другую сторону. Овладение Маршалловыми островами должно было стать важным этапом на пути к захвату Марианских островов и последующему освобождению Филиппин, что в свою очередь было непременным условием успешного развития дальнейших наступательных операции против японской метрополии.

Бои на Кваджалейне продолжались до 4 февраля. Еще 2 февраля американцы овладели островом Вото. Сразу вслед за этим последовала атака на острова Трук, входившие в Маршалловы острова. Кульминация наступила 17 февраля, когда последовала атака маневренного авианосного соединения США на Трук. За два дня было потоплено 9 боевых кораблей (общее водоизмещение 24 тыс.тонн и 9 водоизмещением в 26 тыс.тонн повреждены). Японцы потеряли также 3 специальных судна (водоизмещением 22 тыс.тонн) и 31 транспорт (водоизмещением в 191 тыс.тонн). Потери японской авиации составили 270 самолетов (включая все 135 машин, базировавшихся непосредственно на Труке), убито и ранено было 600 японских солдат и офицеров.[1]

19 февраля американцы после почти круглосуточного обстрела начали высадку на островах Эниветок и Мерирен (Ларри). 24 февраля они были полностью захвачены.

Развивая успех, маневренные соединения флота и авиации США 23 февраля атаковали Марианские острова. В марте 1944г. американцы овладели островами Адмиралтейства, представлявшие собой связующее звено между Новой Гвинеей и форпостом японской обороны на юго-востоке- Рабаулом с одной стороны и остальной сферой японского владычества на Тихом океане — с другой. В течение апреля 1944г. союзники продолжали наносить удары по японским позициям на островах Трук.[2]

На очереди со всей очевидностью становилось вторжение американских сил на Марианские острова — важнейший пункт, представлявший собой преддверие Японии. Марианские острова рассматривались как основной рубеж, прикрывавший территорию собственно Японии. Их называли «волнорезом Японии» и им отводилась главная роль в операции «А», разработанной в начале мая японской императорской Ставкой. Она выдвигалась как решающая и последняя ставка, которая, по мнению японского командования, могла изменить ход войны в пользу Страны восходящего солнца. Важность контроля над этим архипелагом понимали обе стороны. Соответственно это понимание определило степень накала и ожесточения битвы за Марианские острова.

Она началась в июне 1944г. с массированной авиационной и артиллерийской подготовки, проводившейся ударными группировками американского флота и авиации (в каждом были 2-3 авианосца, 3-4 линкора и крейсеры). С 11 июня ударам с воздуха подверглись Гуам, Тиниан и Сайпан. Объектами налетов, главным образом являлись аэродромы, портовые сооружения, заводы и скопления войск. Система раннего оповещения японцев вовремя не сработала, и их самолеты были застигнуты врасплох- перехватчики не успели вовремя набрать высоту. По американским данным, Япония потеряла на земле 81 самолет, а еще 29 было повреждено.[3] 13 и 14 июня к налетам авиации прибавились обстрелы корабельной артиллерии. Так, по Сайпану вели огонь 8 линкоров, 3 крейсера и около 30 эсминцев.[4]

Утром 15 июня под прикрытием ожесточенного огня корабельной артиллерии началась высадка десанта на Сайпане. Она проходила в «исключительно неблагоприятных условиях».[5] В воздушном пространстве над Сайпаном американцы завоевали безусловное превосходство, в то время как на суше их положение было не из легких. Десантные подразделения к исходу первого дня высадки понесли крупные потери. Кроме того, были получены сведения о том, что к островам движется многочисленная неприятельская эскадра. Вечером 18 июня 58-е американское авианосное соединении выдвинулось на запад, в то время как прибрежные воды Сайпана остались патрулировать 12 конвойных авианосцев и несколько боевых кораблей. Авангард японской победы начитывал 7 тяжелых и 8 легких ударных авианосцев, 7 линкоров, 8 тяжелых и 13 легких крейсеров и 67 эсминцев. 19 июня произошло сражение между обеими эскадрами. Атака японской авиации на американские корабли провалилось- японцы потеряли почти все самолеты, участвовавшие в налете.[6] Между тем, флагманский корабль японской эскадры- авианосец «Тайхо» подвергся атаке американских подводных лодок и спустя шесть часов затонул. К тому времени определилась тактика американских подводных лодок против надводных кораблей противника. Они действовали группами, но цель атаковывали последовательно и по одиночке. В данном случае японское авианосное соединение оказалось в зоне действия двух американских подлодок «Альбакор» и «Кавалла». «Альбакор», атаковавший « Тайхо», достиг попадания только одной торпедой, но этого оказалось достаточно, чтобы потопить новейший тяжелый авианосец, который к тому же только что вступил в строй и сделал свой первый боевой выход, оказавшийся и последним. Вслед за ним в ходе торпедной атаки подводной лодки был подожжен и потоплен авианосец «Сёкаку».

20 июня командующий эскадрой вице-адмирал Одзава перенес свой флаг на авианосец «Дзуйкаку» и был полон решимости продолжать атаку.[7] Однако вскоре 1-й японский маневренный флот подвергся налету примерно 300 самолетов противника. Немногие оставшиеся истребители были уничтожены, флагманский корабль ««Дзуйкаку» получил прямое попадание, в авианосец «Хиё» попала торпеда, сброшенная с самолета- торпедоносца, а вовремя дрейфа он был торпедирован подводными лодками и затонул. Получил прямое попадание и авианосец «Дзунъё». Другие корабли были сильно повреждены. [8]

Морское сражение у Марианских островов, ставшее триумфом американского подводного флота и торпедоносной авиации, иногда называемое в западной исторической литературе первым Филиппинским морским сражением, завершилось. 22 июня японский флот лег на обратный курс в залив Накагасуку, на Окинаве. Японские авторы называют эту битву «самым крупным решающим сражением на море не только в истории войны за Великую Восточную Азию, но и в истории Второй мировой войны».[9] Американцы назвали свою победу «Марианской охотой на индюков» и имели на то все основания. Битва завершилась тяжелым поражением японского флота и авиации. Из 9 авианосцев, участвовавших в операции, было потеряно 3, четыре корабля получили сильные повреждения и лишь два легких авианосца остались в строю. Сражение у Марианских островов привело к уничтожению японской палубной авиации- главной ударной силы флота. Из 360 самолетов, участвовавших в сражении, в строю осталось 25. По американским же данным, уже в первый день сражения японцы потеряли 404 самолета. При этом наиболее существенным было то обстоятельство, что вместе с самолетами были потеряны подготовленные экипажи. После этого полное поражение Японии стало вопросом времени.

Американские потери составили от 26[10] до 151 самолета, 98 пилотов и несколько поврежденных кораблей, причем в составе корабельных экипажей потери не было.[11] Такого соотношения потерь, пожалуй, еще не знала история морских битв на Тихом океане. Это было одним из нагляднейших свидетельств нарастающего кризиса в военном руководстве островной империи и увеличивающейся диспропорции соотношения сил в тихоокеанском противостоянии.

Между тем, ликвидировав опасность силам вторжения на Марианских островах, американцы с удвоенной энергией приступили к дальнейшему проведению операции по их полному овладению. Вслед за подразделениями морской пехоты на Сайпан 19 июня высадились оккупационные войска. Армейские части и соединения в отличие от морской пехоты продвигались вслед за артиллерией, в то время как десантники шли первыми, развернувшись цепью и принимая огонь на себя. Японцы всюду оказывали упорное сопротивление и стояли насмерть. Однако к 5 июля японцы оказались вытесненными на северную оконечность Сайпана. На следующий день командиры японских частей на острове во главе с генералом Йошидзу Сайто приняли решение о проведении последней и решающей атаки на американские позиции. Подписав приказ об атаке и обращение к гарнизону и населению острова, Сайто и его ближайшие соратники из числа высших офицеров покончили с собой. В 4 часа утра 7 июля с пением военного гимна «Уми юкаба», а затем с боевыми криками «Вах!» от 3 до 5 тысяч японских солдат, офицеров и гражданских лиц устремились в самоубийственную атаку на позиции американцев. Последние, не ожидавшие такого безрассудства, дрогнули и отступили на два километра. Были потеряны две артбатареи. Однако вскоре японцы были отброшены назад и двухкилометровый участок их прорыва оказался усеян мертвыми телами. Почти все участвовавшие в этой «самой массовой атаке самоубийц на Тихом океане» погибли.[12]

9 июля, на 25-й день операция было объявлено о занятии Сайпана. В битве за этот остров американская авиация впервые применила авиационные бомбы с напалмом.[13] При этом было убито почти 24 тысячи японских солдат, 1800 взято в плен. Точное число жертв среди гражданского населения так и не было установлено. Однако совершенно ясно, что находившиеся на Сайпане 50 тыс. японцев, гражданских и военных, погибли почти все.[14] Американцам захват Сайпана также стоил немалых жертв: они потеряли 3426 человек убитыми и почти 13 тыс. раненными.[15]

Как уже указывалось, японская сторона осознавала значение Сайпана для дальнейшей обороны центральной части Тихого океана. Именно поэтому борьба за Сайпан приобрела более крупные масштабы и носила более ожесточенный характер, чем на других островах Марианского архипелага.

Вслед за взятием Сайпана американцы приступили к планомерному и методичному овладению остальными островами архипелага. До середины июля на Гуам было совершено 5500 самолето-вылетов, по острову выпущено 18500 снарядов. На Тиниан совершено около 4300 самолето-вылетов, выпущено 11200 снарядов.[16]

21 июля американские силы начали десантную операцию на Гуаме. К вечеру при поддержке корабельной артиллерии были захвачены два плацдарма на побережье. Все японские контратаки были отбиты. 26 июля началось наступление американских войск вглубь острова. В ночь на 27 июля остатки японских войск (около 5 тыс. чел.) отошли на северо-восточное побережье. Однако было невозможно в течение долгого времени выдерживать натиск противника, поддерживаемого танками, артиллерией и авиацией. В начале августа уцелевшие японские войска обосновались в окрестностях гор Матаки и Такахара – последних опорных пунктов на Гуаме.10 августа прервалась связь с внешним миром, а 11 августа погиб командующий армией на Гуаме генерал Обата. Организованное сопротивление японских сил на острове прекратилось.

23 июля американцы попытались высадиться на Тиниане, но были отброшены артогнем обороняющихся японцев. На следующий день провалились три новые попытки высадки десанта. Тем временем американцы вопреки ожиданиям осуществили высадку на севере острова. Три пехотных батальона и 9 танков к вечеру 24 июля закрепились на захваченном плацдарме. После получения подкреплений американские войска перешли в наступление, и к 30 июля организованное сопротивление на Тиниане прекратилось.[17]

С падением Марианских островов Япония потеряла один из своих опорных районов национальной обороны в центральной части Тихого океана. 16 июня американские самолеты, базировавшиеся в районе Чэнду, в Китае, нанесли удары по Симоносеки, Кокуре и др. объектам на севере острова Кюсю. 8 июля налет повторился. Это была, конечно, скорее психологическая акция, приуроченная к решающему сражению за Марианские острова, но она заставила Японию почувствовать, что дыхание жестокой войны вплотную приблизилось к ее собственной территории. Американские тяжелые бомбардировщики, перебазированные на Марианские острова, начали наносить удары по Японии.

Падение Сайпана явилось переломным моментом в войне, которую вела Япония. У части политиков и военных, возглавляемых принцем Каноэ, и министром- хранителем печати Кидо, тенденция поисков путей к миру проявилась уже после поражений при Мидуэе и Гуадалканале. С падением же Сайпана эта тенденции активизировались.

Непосредственным следствием потери Марианских островов и разгрома японской авиации и флота в сражениях у их берегов стали серьезные политические потрясения в самой Японии. 13 июля признанный вождь партии войны премьер Хидэки Тодзио был вынужден покинуть пост начальника Генерального штаба, а 18 июля- на девятый день после захвата американцами Сайпана- весь возглавляемый им кабинет ушел в отставку. Новым премьер-министром страны был назначен генерал Куниаки Коисо.[18]

В составе нового кабинета пост военного министра получил маршал Гэн Сугияма, пост министра иностранных дел Мамору Сигэмицу. Хотя на первом заседании нового кабинета министров его глава Койсо заявил, что он полон решимости, сплотив нацию Ямато, разгромить противника и энергично довести войну до успешного завершения, практические шаги нового премьера показывали, что позиции сторонников войны до победного конца после поражений у побережья Марианских островов и на Сайпане пошатнулись. Так, в тот же день, когда прозвучало упомянутое заявление Коисо, приказом нового военного министра Сугиямы предшественник Коисо на посту премьера генерал Тодзио был уволен в запас. [19]

Тем не менее, милитаристский угар по-прежнему определял курс японского имперского правительства. Несмотря на поражения лета 1944 г., в Токио все еще надеялись переломить ход военных действий и приостановить продвижение союзных сил к пределам самой Японии. Важнейшими в этом отношении должны были стать операции на Филиппинах.

Между тем, в ходе операций 6-23 сентября американцы овладели островами Палау. Тем самым они создали трамплин для прыжка на Филиппины. Начало подобной операции теперь было лишь вопросом временем самым они создали трамплин для прыжка на Филиппины. Начало подобной операции теперь было лишь вопросом времени.

Филиппинская операция началась во второй половине октября. Еще 18 октября американская авиация подвергала бомбардировкам японские авиабазы на острове Лейте (Таклобан, Бурауэн, Сан-Пабло). Во второй половине дня в залив Лейте вошла крупная группа американских кораблей. Они провели тральную работу и артподготовку по важным береговым объектам. 19 октября японская авиация обнаружила к востоку от Филиппин более 10 авианосцев и около 100 транспортов противника. Бомбардировки продолжились и 19 октября. В районе Манилы в них участвовало до 200 самолетов. Японская армейская и морская авиация действовали по кораблям противника в заливе Лейте, повредив 3 линкора и 3 транспорта. Однако существенно воспрепятствовать высадке она не смогла.

20 октября американцы после обычной артиллерийской и авиационной подготовки начали высадку на восточное побережье Лейте. Она прошла успешно, если не считать потопленного японцами пехотно-десантного катера. Через пять часов после высадки на побережье в районе Таклобана вышел генерал Дуглас Макартур- один из самых популярных в американской армии военачальников, герой обороны Филиппин в 1941-1942 гг. Вскоре радиоприемники разнесли его обращение к стране, с которой его связывало его столь многое: «Говорит голос Свободы. Филиппинцы! К вам обращается генерал Макартур. Как видите, я сдержал слово и вернулся. Милостью всемогущего Господа мы снова ступили на благословенную филиппинскую землю, политую кровью двух народов- филиппинцев и американцев. Присоединяйтесь же ко мне! И да сопутствуют нам стойкость и мужество, как когда-то на Батаане и Коррехидоре! Да не устрашатся сердца наши, а руки да сожмут крепче оружие! Нас поведет за собой Господь. Он укажет нам путь к победе! Внемлите же его зову! Испейте чашу долгожданной и справедливой победы всю без остатка!».[20]

Столь эмоциональное обращение вполне соответствовало драматизму событий, которым предстояло вскоре развернуться на этих берегах и в водах близ них. 21 и 22 октября в районе восточнее Филиппин было отмечено новое крупное десантное соединение. Караваны транспортов в большом количестве подходили к Лейте. На восточном побережье американцы создали плацдарм и постепенно расширяли его. В самом заливе Лейте сосредоточилось свыше 150 американских кораблей, в том числе 6 линкоров, 6 тяжелых крейсеров, 5 легких крейсеров, 18 конвойных авианосцев и до 420 транспортов. В то же время японский Объединенный флот начал выдвижение к заливу Лейте. Обе стороны неуклонно приближали момент начала крупнейшего морского сражения в истории второй мировой войны и всей военной истории.

В ночь с 22 на 23 октября две американские подводные лодки «Дартер» и «Дейс» обнаружили выдвигающийся японский флот. На рассвете 23 октября они атаковали неприятельскую эскадру. Их торпеды поразили три японских тяжелых крейсера «Атаго», «Майа» и «Такано», причем первые два затонули. На «Атаго» находился командующий эскадрой адмирал Курита, которого вместе с несколькими другими моряками подобрал эсминец. Однако остальные члены флагманского крейсера, в том числе специалисты из радиотехнической службы главного штаба эскадры, погибли. В результате японские корабли остались без мощной системы радиоперехвата и дешифровальной аппаратуры, что впоследствии сказалось на ходе всей битвы.

В основной японской эскадре, атакованной утром 23 октября американскими подводниками, насчитывалось 5 линкоров, 8 тяжелых, 2 легких крейсера и 13 эсминцев. Двумя из пяти линкоров были знаменитые «Ямато» и «Мусаси», водоизмещением 65 тыс. тонн каждый (водоизмещение самого большого американского линкора не превышало 34 тыс. тонн). Таким образом, эти гигантские японские линкоры были самыми большими линейными кораблями, когда-либо выходившими на морские просторы. На их вооружении находились по девять 450-мм дальнобойных орудий, которые могли вести огонь по противнику с огромного, невиданного доселе расстояния, а самим оставаться вне досягаемости его орудий.[21]

В японской эскадре, двигавшейся к Лейте с юга, было 2 линкора, 12 тяжелых крейсеров и 4 миноносца. Командовал ею адмирал Мишимура.

24 октября по эскадре Куриты, едва пришедшей в себя после атаки подлодок накануне, нанесла удар американская авиация. В течение дня 24 октября на эскадру было совершено шесть массированных налетов, сила каждого из которых превосходила предыдущий. Японский флот был полностью лишен авиационного прикрытия. Несмотря на шквальный заградительный огонь зенитной артиллерии и пулеметов, уже после четвертого налета вышел из строя суперлинкор «Мусаси» и два тяжелых крейсера. После пятого налета японская эскадра была вынуждена повернуть на запад, назад. К этому времени горел «Мусаси» и еще один линкор, на котором находился сам командующий адмирал Курита. Шестой налет, последовавший в 16 часов 24 октября, привел к тому, что «Мусаси» затонул, тяжелые повреждения получили еще два линкора, были выведены из строя 4 крейсера- один из них вскоре опрокинулся и затонул. Эскадра Куриты более не представляла для американцев угрозы.

На следующий день разыгрались главные события Филиппинского морского сражения. Американская авиация, взлетая с авианосцев, продолжала опустошать ряды японских кораблей. Тем не менее, оторвавшаяся от преследования противника потрепанная эскадра Куриты, пройдя залив Сан-Бернардино, наткнулась близ острова Самар на американское авианосное соединение адмирала Спрэга, состоявшее из легких, или эскортных авианосцев. Нанеся по нему артиллерийский удар и легко отбросив его на восток, Курита, однако, отказался затем от преследования, посчитав, что перед ним тяжелые американские авианосцы и опасаясь, что к ним подойдет подкрепление. Между тем, в случае продолжения атаки американское соединение Спрэга могло быть полностью уничтожено, а японцам открылась бы дорога в залив Лейте и они смогли бы уничтожить почти весь американский десантный флот.[22]

В тот же день американцы атаковали второе соединение адмирала Сима (2 тяжелых, 1 легкий крейсера, 4 эсминца). В ходе торпедных атак на дно было отправлено три японских эсминца. В этом же районе ударам подвергся отряд адмирала Мишимуры, шедший на соединение с северной группой. В этот злосчастный для японского флота день он подвергся, пожалуй, наиболее тотальному разгрому. Из двух линкоров, крейсера и эсминца уцелели только поврежденный крейсер «Могами», который успел соединиться с кораблями Симы, но утром 25 октября был все-таки потоплен американской авиацией. [23]

Тем временем, третья японская эскадра адмирала Одзава, находясь к северу от Филиппин, подверглась ударам крупных сил авиации и флота США. Это было единственное из трех японских соединений, основу которого составляли авианосцы и именно по нему американская сторона сочла необходимым нанести особенно мощные удары. В результате нескольких налетов американской авиации в эскадре Одзавы были потеряны вся авиация, а также авианосцы «Читосэ», «Дзуйкауку», «Дзуйхо», поврежден авианосец «Чиёда», потоплен один эсминец. Остатки эскадры, которая столь высокой ценой выполнила свою задачу- отвлекла американские авианосцы от соединения Куриты, отошли на север. Сам же Курита, опрометчиво отказавшись о преследования американского соединения Спрэга, отходил чрез пролив Сан-Бернардино.

Таким образом, самое крупное в истории войны на Тихом океане и всей второй мировой войны морское сражение в заливе Лейте завершилось сокрушительным поражением японского военно-морского флота. С этого момента он окончательно утратил роль серьезного фактора в ходе военных действий в регионе и это предопределяло скорый и неизбежный крах Японии.

В ходе Филиппинского морского сражения Япония впервые применила специально подготовленные отряды летчиков –смертников – так называемые подразделения специальных атак, более известные под своим японским названием «камикадзе». По замыслу инициатора создания отрядов, вице-адмирала Ониси, пилоты-смертники должны были врезаться на своих начиненных взрывчаткой самолетах врезаться в американские корабли, прежде всего в авианосцы. На базе Лусон на Филиппинах были сформированы 4 специальные бригады камикадзе.[24]

25 октября девять самолетов, пять из которых пилотировались летчиками с белыми повязками на головах- отличительным знаком камикадзе, сели в самолеты и взлетели с аэродрома Мабалакат, взяв курс на восток. В 10.45 утра они атаковали американские авианосцы, прикрывавшие высадку десанта в заливе Лейте. Это были те самые легкие авианосцы, которые чудом спаслись от преследования эскадры Куриты. Все пять самолетов с пилотами – камикадзе поразили цель. Был потоплен авианосец «Сент-Ло», еще 6 получили повреждения. Японцы потеряли 17 самолетов и 18 летчиков. Однако это было, пожалуй, самое успешное применение камикадзе за всю последовавшую почти годовую историю использования этого леденящего душу вида «оружия» императорскими вооруженными силами. Большинство летчиков- самоубийц погибали в пораженных зенитным огнем и огнем истребителей самолетах еще на подходе к намеченной цели. Поэтому использование камикадзе имело, несомненно, более психологический, чем чисто военный эффект. Тем не менее, с середины ноября почти вся авиация на Филиппинах была представлена эскадрильями камикадзе. [25]

В ходе Филиппинского морского сражения главные силы японского Объединенного флота были разгромлены. Японцы потеряли 4 авианосца, 3 линкора, 6 тяжелых и 3 легких крейсера, 8 эсминцев, 3 крейсерам были причинены тяжелые повреждения. Американский флот потерял 3 авианосца, 3 эсминца, торпедный катер; 7 эскортных авианосцев, легкий крейсер 4 корабля других классов получили тяжелые повреждения. В воздушных боях и в результате гибели авианосцев американцы потеряли 140 самолетов.

Тяжелые потери понесла и японская базовая авиация. В боях за Филиппины с октября 1944 г. по 9 января 1945 г. она потеряла 2570 самолетов. Был уничтожены почти все самолеты из 2300, направленных в этот период из Японии и Китая на Филиппины для усиления обороны архипелага.

После 9 января японское командование прекратило отправку сюда самолетов, так как все аэродромы были выведены из строя американской авиацией.

Американцы с октября 1944 по декабрь 1945 г включительно потеряли в боях за Филиппины 967 самолетов (736 авианосных и 231 самолет из состава американских ВВС дальнего Востока).

В ходе боев в октябре 1944- январе 1945г. японцы потеряли 72 камикадзе, уничтожив при этом только 6 американских судов.

В декабре в результате упорных боев американские войска при поддержке флота и авиации полностью овладели островом Лейте захватили большой плацдарм на острове Миндоро. В боях за Лейте с начала высадки десанта и до 25 декабря 1944 г. когда завершилась десантная операция, японцы потеряли 56 тыс. человек убитыми и 392 пленными, американцы- 29 тыс. убитыми и 10 тыс. ранеными и пропавшим без вести. Войска 1-го японского фронта были блокированы с моря и воздуха. Высадка на Филиппинах стала кульминационной точкой американских военных операций на Тихом океане во второй половине 1944 г. Американские авианосные соединения получили возможность наносит удары по любым объектам на побережье Китая и Индокитая, а самолеты ВВС Дальнего Востока, перебазировавшиеся на Лейте,- оказывать систематическую поддержку сухопутным войскам и совершать налеты на важные объекты районе Филиппин.

В Юго-Восточной Азии была сосредоточена 11-я группа армий (командующий генерал Дж. Джиффард). Она состояла из английских, индийских и африканских войск. Поддерживал группу Восточный флот Великобритании (командующий адмирал Дж. Соммервилл), а также 10-я американская воздушная армия. Главнокомандующим союзными силами в юго-восточной Азии был адмирал Л. Маунтбеттен.[26]

На Бирманском фронте к осени 1944 г. японская армия проиграла длившуюся почти четыре с половиной месяца Импхалськую операцию. Из 100 тысяч японских солдат и офицеров, сражавшихся при Импхале, 30 тыс. было убито, до 20 тыс. ранено или тяжело больны. Тем самым боеспособными остались менее половины. Потери в вооружении оказались еще больше.[27] В июне 1944 г. обстановка на бирманском фронте сложилась в пользу англо-американских войск. К лету им удалось сорвать наступление японцев в районе Импхала, Кохимы и вынудить их к отступлению. Значительно продвинуться на северном участке фронта, где оборонялись части 3-й японской армии и завязать бои за важный стратегический район Могаун, Мьичина. Летом союзные войска добились новых успехов в решении оставленных перед ними задач. 16 июня был взят Камаинг, а 26 июня пал Могаун. Бои за Мьичину продлились до 3 августа.

В середине августа при поддержке американской авиации союзники перешли в общее наступление с целью выхода к реке Иравади. Однако лишь к концу 1944 г. наступавшим войскам удалось выйти на равнину и объединиться с частями, продвигавшимися с запада.

Союзники добились значительных успехов и а центральном участке бирманского фронта. Заняв в конце мая Импхальскую равнину, англо-индийские войска, несмотря на начавшийся сезон дождей, продолжали наступательные действия. 22 июня они полностью овладели дорогой Кохима- Импхал. Летом 1944 г территория Индии полностью была очищена от японцев. К 19 августа на индийской территории не осталось ни одного японского соединения. В середине октября англичане форсировали реку Чиндуин, а 3 декабря преодолели горы Чиндуин. 15-я японская армии была разгромлена.

Эти события сказались и на положении на южном, араканском участке бирманского фронта. Союзники усилили давление на 28-ю армию японцев. Не выдержав ударов противника, поддержанного авиацией и Восточным флотом, части 28-й армии стали отступать с большими потерями. Однако союзники прекратили наступление на приморском направлении и возобновили его только 14 декабря. В конце декабря, не встретив сильного сопротивления, части союзников вышли к Акьябу.

Таким образом, на бирманском фронте союзные силы, преодолев состояние морального шока, наступившего у них осле поражения 1942 г., в ходе наступления летом и осенью 1944 г. добились значительных успехов, захватив северную часть Бирмы и заметно продвинувшись на приморском направлении. Однако им не удалось завершить создание крупной сухопутной коммуникации между Индией и Китаем, и командование союзников по-прежнему вынуждено было обеспечивать войска с помощью авиации. [28]

На китайском фронте, в конце 1944 г. японские войска, наступавшие в южной части Китая, соединились с группой войск, действовавшей в Индокитае. Цель операции была достигнута, сквозная коммуникация от Пекина до границы Индокитаем оказалась в руках японского командования, что позволило ему осуществлять маневр силами, действовавшими в Китае и Юго-Восточной Азии, а также вывозить оттуда стратегическое сырье и продовольствие в Японию. Ему удалось решить и свою вторую важную задачу- был захвачен ряд американских воздушных баз в Китае. В ходе операций японских войск в апреле- декабре1944 г. гоминдановцы потеряли около 1 млн. человек., 10 крупных авиабаз, 36 аэродромов. Японцы установили контроль почти над всеми железными дорогами Китая. Все это серьезно затруднило дальнейшее ведение военных действий гоминьдановской армией и американской авиацией в Китае.

Японские правящие круг считали, что результаты наступления в Китае дадут им определенные шансы на затягивание войны и укрепляет позиции Японии в сепаратных переговорах о мире, которые она пыталась вести с США и Великобританией.

Успех японских войск в Китае обусловливался главным образом тяжелым внутриполитическим и экономическим положением этой страны, слабостью и разложением гоминьдановского режима войсками, возглавлявшими КПК. Во время наступления японцев крупные силы гоминьдана, предназначавшиеся для ведения гражданской войны, находились в глубоком тылу и осуществляли блокаду освобожденных районов Китая.

Несмотря на благоприятные условия, японское командование не смогло добиться разгрома основных сил гоминьдановцев. Оно по-прежнему держало в Маньчжурии отборную Квантунскую армию. Кроме того, осенью 1944 г. в связи с вторжением американцев на Филиппины, поражением японских войск в Бирме и резким усилением опасности для самой Японии оно вынуждено было привлечь крупные силы и средства для обороны метрополии.[29]

Итак, к исходу 1944 г. Япония потерпела целый ряд сокрушительных поражений на суше, море и в воздушных сражениях, что не оставляло ей надежд на благоприятный для нее исход войны. Тем не менее, милитаристская клика, ввергшая страну в пучину военного лихолетья, твердо намеревалась вести войну до победного конца, или, скорее, до последнего японца. Страна Восходящего солнца и весь мир вступали в новый 1945 год- год, которому было суждено стать последним из шести лет самой кровавой в мировой истории войны.


2.Начало наступления союзников на Японию. Захват Иводзимы и Окинавы

2.1 Завершение освобождения Филиппин. Захват Иводзимы

К началу 1945 г. японские вооруженные силы и японское государство в целом находились на пороге катастрофы. Поражения на Марианских островах и Филиппинах в 1944 г. предопределил окончательный уход японской армии и почти переставшего существовать флота в глухую и в общем бесперспективную оборону. Стремительно надвигающееся поражение единственного союзника- Германии, начавшиеся бомбардировки собственно японской территории, растущая угроза вступлении в войну на стороне своих союзников Советского Союза- все это делало дальнейшее сопротивление совершено бессмысленным.

Тем не менее, фанатизм и милитаристская пропаганда вкупе с сохранившимся достаточно мощным военным потенциалом делали Японию все еще исключительно опасным противником, недооценка которого была крайне опасна. Несмотря на значительные потери во флоте, Япония все еще имела мощные вооруженные силы, насчитывавшие к весне 1945 г. 7 млн. чел., из них в сухопутных войсках и авиации- 5920 тыс. человек, свыше 10 тыс. самолетов, 500 боевых кораблей. Значительную часть войск Япония держала в Северо-Восточном Китае и Корее вблизи советских границ, а также на Южном Сахалине и Курильских островах. Численность Квантунской армии, находившейся вблизи СССР, достигала 1200 тыс. человек.

На основе «Программы чрезвычайных мер, необходимых для достижения победы», утвержденной в январе 1945 г. Высшим советом по руководству войной, японское командование разработало план военных операций на 1945 г. По этому плану Квантунская армия должна была находиться в боевой готовности у границ СССР. Планировался разгром народных армий Китая и войск гоминьдана, заключение мира с Чан Кайши. В Юго-Восточной Азии предполагалось удержаться в Бирме, Малайе и Индонезии. На Тихом океане намечалось продвижение союзников на подступах к метрополии и подготовиться к решающим боям на ее территории.

Англо-американское военное командование сосредоточило к январю 1945 г. на Тихом и Индийском океанах, в Юго-Восточной Азии большие силы. Только США имели более 1800 тыс. солдат и офицеров, 25 тыс. самолетов, флот, состоявший из 22 линкоров, 77 авианосцев, 52 крейсера, 256 эсминцев, 188 подводных лодок и до 1000 десантных судов.

Англия сосредоточила против Японии более 600 тыс. солдат и офицеров, 10 авианосцев, 6 линкоров, 19 крейсеров, 31 подводную лодку, а также около 1300 самолетов.

На Тихом океане Японии противостояли две основные группировки союзников: одна из них, подчинявшаяся главнокомандующему союзными силами в центральном и севером районах Тихого океана и командующему Тихоокеанским флотом США адмиралу Ч. Нимицу, действовала в центральном и севером районах Тихого океана (5-й флот, 7-я и 1-я воздушные армии, соединения морской пехоты и другие отдельные соединения и части); другая, под командованием генерала Д. Макартура- в юго-западном районе Тихого океана – в районе Австралии, Новой Гвинеи (6-я американская и 1-я и 2-я австралийские полевые армии, 7-й флот, 5-я и 1-я воздушные армии США).

В Вашингтоне и Лондоне планировали продолжение войны с Японией на долгие месяцы, если не на годы. (Черчилль, например, считал, что война продолжится не менее 18 месяцев). Многие политики, военные США и Англии считали: Японию нельзя победить ранее 1947 или 1948 г. Поэтому высадка англо-американских войск на острове Кюсю (операция «Олимпик») планировалась не ранее ноября 1945 г., а на главном японском острове Хонсю (операция «Коронет»)- не ранее весны 1946 г. Англо-американское командование считало: высадка союзных войск в японской метрополии будет стоить не менее миллиона жизней солдат и офицеров.[30]

С самого начала 1945 г. проблема изменения военной обстановки в свою пользу и ликвидации слабых мест в обороне Японии почти ежедневно обсуждалась на совместных заседаниях представителей военного и военно-морского отделов императорской Ставки. Было решено к осени 1945 г. признать дополнительно 2,4 млн. человек для формирования новых частей и изыскать материально-технические средства для их оснащения.

20 января 1945 г. Ставка утвердила соглашение между сухопутным и морским командованием- «Оперативное руководство для императорской армии и военно-морского флота» о поведении совместных операций.

Замысел нового плана заключался в том, чтобы обескровить американские войска, предназначенные для наступления, путем проведения набеговых действий за пределами Японии, форсировать подготовку к решающей битве за собственно Японию. Боевые действии я против американских войск до решающей битвы предполагалось развернуть в Восточно-Китайском море, опираясь при этом на остров Окинава. Другими словами, захватить инициативу в свои руки до начала операций вооруженных сил США по овладению Окинавой, сорвать морские перевозки противника и подавить его волю к дальнейшей борьбе.

В соответствии с приведенным выше планом ведения войны Ставка в период с 2 января по 6 февраля 1945 г. произвела некоторую реорганизацию военно-командной структуры и изменили ее задачи.

Экспедиционные силы в Китае должны были обороняться по реке Янцзы и удерживать наиболее важные районы; Южная группа армий- контролировать наиболее важные районы в зоне ответственности, срыв мероприятий противника по подготовке наступления на собственно Японию или на отдельные районы Китая. В этих целях удерживать остров Лусон, контролировать наиболее важные районы в Индокитае, Таиланде, Малайе и на Суматре; 10-му фронту сорвать наступление противника на Тайване и островах Рюкю; обеспечить удержание Тайваня и Окинавы; 17-му фронту основные усилия сосредоточить на организации обороны Южной Кореи, разгромить противника, быть в готовности оказать помощь Квантунской армии в случае выступления СССР; армии обороны собственно Японии разгромить наступающего противника, обеспечить удержание Японских островов. Этим же планом предусматривалось в течение нескольких месяцев довести боевой состав до 56 дивизий и 38 бригад, а также усилить тыловые и обслуживающие части.[31]

Еще в первой декаде декабря 1944 г. началось наступление американцев на Филиппинах. При этом действия сухопутных сил активнейшим образом поддерживала авиация, как стационарного, так и палубного базирования. В начале декабря на Лейте совершили налет около 500 самолетов, а на остров Моротай- 300 самолетов. В составе авиации японского флота и армии насчитывалось соответственно 130 и 120 самолетов. Усиливалась воздушная война против самой японской метрополии. Постепенно она начинала приобретать те черты тотальности и полного опустошения огромных территорий, которыми столь печально отличились уже аналогичные бомбардировки Германии. Первый налет американских бомбардировщиков В-29 (так называемых «летающих крепостей» с размахом крыла в 43 метра, весом в 50 тонн и дальностью действия до 11 тыс. км.) [32] на японские объекты с новых авиабаз на Марианских островах состоялся 24 ноября 1944 г., когда 111 самолетов отправились на бомбежку города Нагоя, имея на борту по две с половиной тонны фугасных бомб. Из-за плохой погоды цель налета была изменена в воздухе и объектом удара стал завод Мусасино в Токио, над которым развернулось настоящее воздушное сражение с японскими истребителями и силами ПВО. Но американцы потеряли в этом бою только два самолета, еще восемь получили повреждения. В результате бомбардировки погибли и были ранены 260 человек, а сам завод был сильно разрушен, что вызвало падение производства на 50 %. Через 5 дней налету подвергся непосредственно Токио. В самом центре города вспыхнули сильные пожары. Было уничтожено примерно 25 тыс. домов, 10000 человек погибло, примерно 15 тыс. остались без крова.[33] Теперь каждый японский гражданин понял, что американские воздушные атаки несут смерть и разрушения в таких масштабах, которые были не виданы ранее.

С этого момента американское бомбардировки приняли систематический характер. С марта 1945 г. В-29 в налетах постоянно сопровождали истребители Р-51 «Мустанг», перебазировавшиеся на Иводзиму после захвата в результате ожесточенных боев этого острова. Получив истребительное сопровождение, экипажи бомбардировщиков перешли к новой тактике- теперь рейды на японские объекты совершались на средней и малой высоте в ночное время. К тому же, демонтировав с В-29 часть оборонительного вооружения и оборудования американцам удалось увеличить их бомбовую нагрузку до 7,5 тонн. Одновременно, учитывая японскую специфику (наличие большого числа деревянных построек гражданского и военного назначения- до 90 % всех строений, высокую плотность застройки), командование американских ВВС на Тихом океане решило заменить фугасные бомбы на зажигательные и напалмовые. Сброшенные с одного самолета В-29 40 кассет с 38 зажигательными бомбами в каждой, способны были вызвать пожар на площади около 7 га., и нанести гораздо больший ущерб строениям, нежели фугасные.[34]

Первыми новую американскую тактику на себе ощутили жители Токио, на головы которых 10 марта 1945 г. 334 стратегических бомбардировщика 1667 тонн зажигательных бомб. Бомбы сбрасывались с высоты 1,5- 2 тыс. метров.[35] Последствия этого ночного налета оказались катастрофическими- была полностью уничтожена четверть всех городских построек, в огне многочисленных пожаров погибли 84 тыс. жителей, еще 41 тыс. получили ожоги и ранения. Масштабы разрушений и количество жертв этого налета были сопоставимы с результатами применения атомной бомбы.

Вслед за Токио настал черед и других японских городов – Нагои, Осаки и Кобе. Американские бомбардировщики в течение 10 дней совершили 1595 самолето- вылетов и сбросили на Японию почти 10 тыс. тонн бомб, превратив городские кварталы в дымящиеся руины. Потери американцев составили всего 22 самолета В-29.

Март 1945 г. стал поворотным пунктом американского воздушного наступления на Японии: если за три предыдущих года войны на Тихом океане самолеты американской авиации совершили 76 налетов (в которых участвовали 2079 самолетов), то только в марте 1945 г. 3545 самолетов появлялись над Японией 91 раз. К тому же, помимо стратегических бомбардировщиков, с февраля 1945 г. в налетах на Японию стали регулярно принимать участие палубные самолеты, базировавшиеся на авианосцах (из 3545 мартовских самолето-вылетов на их долю приходилось две трети- 2250).[36]

Тем временем ситуация на южных фронтах с каждым днем приближала пожар полномасштабной войны к пределам самой Японии. Началом последнего штурма японской цитадели союзники решили избрать операцию по овладению Иводзимой- небольшим, но стратегически важным островком в гряде островов Волкано. Американцы знали, что за долгие годы оккупации японцы превратили остров в хорошо укрепленную военно-морскую базу. На ней располагалось два мощных аэродрома. Это, впрочем, не помешало тем же американцам подвергнуть Иводзиму ожесточенной бомбардировке 15 и 16 июня 1944 г, когда к острову подошла их ударная авианосная группа. По планам американского командования, Иводзима должна была стать главным опорным пунктом- передовой позицией, откуда предстояло нанести последний, решающий удар по самой Японии.

Важность Иводзимы осознавали и японцы. Они сосредоточили на островке группировку в составе 1 дивизии, 1 смешанной бригады, 1 танкового и 1 пехотного полков, 1 пехотного, 2 пулеметных, 2 минометных батальонов, 2 зенитных и 1 мортирного дивизионов, общей численностью 23 тыс. человек. На их вооружении находились 120 орудий калибром 75- мм. и выше, 300 зенитных орудий, 20 тыс. винтовок, 130 минометов, 20 мортир, 70 огнеметов, 60 противотанковых орудий и 23 танка. Гарнизон имел запасы продовольствия на 2,5 месяца.[37]

Начиная с 1 декабря по острову наносились мощные удары с воздуха. В налетах участвовали бомбардировщики В-29, взлетавшие с Марианских островов. Командующий гарнизоном острова генерал Курибаяси пришел к выводу, что готовится высадка и 8 декабря приказал эвакуировать все гражданское население острова и срочным порядком бросил все силы на строительство дополнительных укрепсооружений. Хотя истребители, сопровождавшие бомбардировщики, полностью уничтожили почти всю систему ПВО Иводзимы, вместе с немногочисленными самолетами, находившимися на острове, японцы тут же начали восстанавливали все разрушенное. Более того, гарнизон начал строительство третьего аэродрома. Однако все усилия эти были напрасными- 10 февраля американцы обрушили на Иводзиму всю огневую мощь58-го ударного оперативного соединения ( 11 тяжелых и 5 легких авианосцев, 8 линкоров, 17 тяжелых и легких крейсеров, 81 эсминец, 1200 самолетов). Соединение выдвинулось 10 февраля не к самой Иводзиме, а несколько в сторону, чтобы подавить аэродром, расположенный непосредственно на территории метрополии. К самой же Иводзиме двинулось 12 февраля отошедшее от берегов атолла Улити авианосное соединение в составе авианосцев «Саратога» и «Энтерпрайз», 12 конвойных авианосцев, 3 крейсеров и 24 эсминцев. Следом за ним выдвинулась спустя всего несколько часов группа кораблей «огневой поддержки в составе 6 линкоров сопровождения.[38]

16 февраля, за 3 дня до начала операции по высадке на Иводзиме американские авианосцы нанесли серию ударов по Японским островам. Более 100 истребителей и бомбардировщиков подвергли ударам авиабазы и авиазаводы – в основном расположенные на равнине Канто (район Токио). На следующий день еще 600 самолетов повторно атаковали цели. За два дня они сбросили 5013 тонн бомб, не считая обстрелов ракетами, пушечным и пулеметным огнем.[39]

16 февраля, накануне штурма, была проведена предварительная бомбардировка самой Иводзимы. Вечером 18 февраля к острову подошли корабли 58-го ударного соединения – его самолеты перед тем нанесли удар по неприятельским судам, стоявшим на якоре в Токийском заливе. Вечером того же дня к ним присоединились войсковые и грузовые транспорты. В районе Иводзимы в итоге собралось до 800 кораблей. К тому времени на остров уже обрушилось 5800 тонн бомб и 200 тонн снарядов.[40]

Бомбардировка возобновилась на рассвете 19 февраля. Высадка была запланирована на юго-западной конечности Иводзимы, в районе Футатасуне. В 7 часов 30 минут морские пехотинцы первого десантного эшелона покинули транспорты и пересели в пехотно-десантные катера и плавающие бронетранспортеры. В 8 часов бомбардировка достигла апогея. Истребители расстреливали прибрежную полосу из пулеметов, а пехотно-десантные катера – из минометов. В 8. 30. к берегу выдвинулись первые катера и бронетранспортеры, а через две минуты за ними последовали другие десантно- штурмовые эшелоны.

Американцы обладали подавляющим численным перевесом, абсолютным господством в воздухе, пятикратным превосходством в людях, почти сорокакратным в авиации и несоизмеримым в корабельном составе. Действовавший здесь американский флот насчитывал около 700 вымпелов, в том числе 28 авианосцев, 15 линкоров, 8 тяжелых крейсеров и др.[41]

Десантная операция на Иводзиме проходила по уже опробованному и хорошо отлаженному к тому времени шаблону. Высадка велась в следующем порядке: 1) бронетранспортеры- амфибии с 75-мм минометами и крупнокалиберными пулеметами на борту; 2) десантные баржи; 3) танко-десантные баржи, на которые погрузили еще и бульдозеры; 4) малые десантные суда сопровождения и санитарные катера. В 8. 40. объединенные силы «летающих крепостей» и пикировщиков с авианосцев нанесли удар по всему юго-западному побережью острова, в то время как корабельная артиллерия обстреливала прибрежную полосу. В 8. 55. огонь корабельных орудий был перенесен на полкилометра в глубину острова, а ровно в 9 часов высадились первые штурмовые отряды морской пехоты, сразу выгрузившие вооружение- минометы и пулеметы. Некоторое время спустя к берегу подошли и остальные десантные катера и бронетранспортеры с пехотинцами на борту. Казалось, высадка прошла вполне благополучно- «как на учениях».

Однако в 10 часов внезапно взлетели на воздух от прямых попаданий снарядов три баржи и загорелись первые подбитые бронетранспортеры. Японцы просто затаились, ожидая, когда на берегу соберется побольше пехотинцев. Бомбы и снаряды американских самолетов и кораблей смели все с лица земли, но не смогли добраться дот тех очагов обороны противника, которые были оборудованы под землей. Там же была размещена широко разветвленная система оборонительных сооружений, напичканная зенитными орудиями пулеметами. Там, где твердая каменистая почва не позволяла проникнуть глубоко под землю, японцы вырыли мелкие, но довольно широкие окопы- специально для танков. Именно их огонь и поражал американские корабли и боевые машины. Зенитные орудия защитников острова, развернутые жерлами во всех направлениях, начали расстреливать десантные отряды с тыла, пропустив их мимо пещер, оборудованных под опорные точки обороны. Неожиданно для себя первые отряды десантников, высадившихся на берегу, оказались почти в полном окружении, под огнем, обрушивавшимся на них со всех сторон- с фронта, тыла и флангов. В то же время прибрежная полоса с находившимися на ней десантными катерами, баржами и бронетранспортерами подверглась навесному минометному огню. В этих условиях пришлось выгружать первую партию танков и бульдозеров. Ситуация осложнялась тем, что корабли уже не могли поддержать огнем десантников, поскольку те находились слишком рядом с неприятельскими позициями. В результате, для подавления огневых точек противника американцам приходилось подбираться вплотную к ним и забрасывать гранатами или же выжигать огнеметами через амбразуры и бойницы. Иным словами, продвижение в глубь острова замедлилось, а вскоре и вовсе застопорилось. До тех пор, пока не будут подавлены хорошо замаскированные оборонительные рубежи противника, в которые с ходу глубоко вклинились отряды морской пехоты, о дальнейшем продвижении не могло быть и речи. Наиболее уязвимым был открытый прибрежный сектор – пляж и примыкавшая к нему часть акватории. Поэтому после полудня 19 февраля, когда японцы ужесточили обстрел этого сектора, было решено отвести танко- десантные корабли подальше от берега, а людей и боевую технику доставлять к более или мене безопасным участкам побережья на специальных катерах-челноках.[42]

На захват Иводзимы по плану отводилось не более пяти дней. Однако к вечеру 19 февраля морские пехотинцы продвинулись вглубь островка не более чем на четверть намеченного на этот день расстояния. При этом они понесли большие потери- одних раненых было эвакуировано более 1700 человек. Между тем на крошечном плацдарме на юго-западном побережье высадилось уже около 40 тыс. морских пехотинцев. С темнотой корабли снова открыли огонь, который продолжался всю ночь на 20 февраля. В течение второго дня операции помимо обстрела остров подвергался непрерывным ударам с воздуха, которые наносились пикирующими бомбардировщиками с авианосцев. Но несмотря на это, в тот день силы высадки продвинулись в глубину острова совсем незначительно- от 100 до 200 метров на различных участках. Часть передовых укрепсооружений противника, представлявших собой вросшие в землю бетонные бункера, уцелела- подавить их можно было только с помощью огнеметов или полевой артиллерии, расстреливая чуть ли не в упор. Но доставка последней на берег срывалась непрерывным огнем все из тех же неподавленных бункеров.

21 февраля наступление в глубине острова опять застопорилось, тогда как ситуация на побережье была взята американцами под относительный контроль. К тому времени артиллерийский огонь японцев ослаб и был далеко не столь метким, как в первый день боев. В течение всего дня 21 февраля американцы выгружали бронетехнику, в первую очередь танки.

В тот же день 21 февраля в 17 часов американские корабли у побережья Иводзимы подверглись первому нападению камикадзе. Удар пришелся по авианосцу «Саратога». В него врезались три самолета-самоубийцы и вывели его из строя. Последовавшая спустя несколько минут атака двух самолетов-камикадзе на конвойный авианосец «Бисмарк- Си» привела к серии взрывов, мощному пожару на корабле, который затонул спустя полчаса, унеся с собой жизни 350 американских моряков.

Решающим днем операции на Иводзиме стало 23 февраля 1945 г. Хотя японцы, засевшие в бункерах, по-прежнему оказывали на редкость упорное сопротивление, американцы, перегруппировавшись, придумали новый способ, как подавить трудноуязвимую систему вражеских укрепсооружений. Так, например, 180 бункеров, расположенных у подножья вулканического конуса на юго-западной оконечности острова, были попросту наглухо завалены и укрывавшиеся там японцы оказались буквально замурованы заживо. Американцы заложили входы бетонными блоками и засыпали сверху землей, разровняв бульдозерами. При этом в некоторых пещерах японцам удалось размуроваться, и тогда американцы все начинали сызнова. Они даже рассматривали вариант применения в пещерах отравляющих газов, но их остановило нахождение вместе с японцами пленных американских солдат. Только за 23 февраля американцы замуровали 180 пещер. Остальные 200, оказавшиеся не столь неуязвимыми для имеющихся у десантных частей видов вооружения, были уничтожены огнеметами, тротиловыми шашками, пушечными снарядами и реактивными бомбами. Главная трудность при этом состояла в том, что бункеры демаскировались не сразу, а только когда затаившиеся внутри японские солдаты открывали огонь. И американцы несли потери даже на так называемых зачищенных участках. [43]

24 февраля вперед двинулись высаженные накануне на остров танковые подразделения. Однако многие танки подорвались на минах, даже не успев вступить в бой. В тот день целью американцев стал ближайший к побережью Фатутасина аэродром. Подступы к нему опоясывались системой разветвленных оборонительных сооружений, располагавшихся на участке шириной 900 метров и насчитывавших более 800 огневых точек. Снаружи бункеры запирались на толстую стальную дверь, а внутри находилось по одному откатному орудию. Улучив момент, японцы отворяли дверь, выкатывали пушку и открывали огонь. Затем они закатывали орудие обратно и задраивали дверь наглухо.

Единственным по-настоящему эффективным средством борьбы с подземными укреплениями противника были, пожалуй, только самолеты-ракетоносцы. Однако перед любой такой бомбардировкой самолет приходилось наводить на цель – то есть указывать точное месторасположение каждого демаскированного бункера. А это, в свою очередь, требовало четких и бесперебойных связующих действий между берегом и конвойными авианосцами.

На острове первоначально высадились две дивизии морской пехоты. Однако в ходе боев пришлось использовать еще одну дивизию морской пехоты и еще ряд частей.[44] В итоге передовые отряды морской пехоты вышли к противоположному северо-восточному берегу острова только 9 марта. Однако официальное заявление о захвате Иводзимы последовало только 17 марта. Таким образом, американским силам понадобилось в общей сложности 26 дней, чтобы расчистить клочок суши длиной не больше 9 км. За время операции на Иводзиме американский флот выпустил по острову около 300 тыс. снарядов общим весом свыше 14 тыс. тонн, однако не смог уничтожить основные опорные пункты японцев.[45] На Окинаве 31 марта без како бы то ни было сопротивления были заняты острова Кеисе.[46]

К 26 февраля 1945 г. потери составили: у японцев- 50 % личного состава частей первого эшелона, большая часть тяжелого стрелкового оружия, 60 % орудий; у американцев – 13 тыс. человек, 210 танков, 60 самолетов, 49 кораблей.[47] По другим данным, японцы потеряли 21 тыс. человек только убитыми, а американцы 4189 убитыми, 15 208 ранеными и 411 пропавшими без вести. На уничтожение 21 тысячи японцев американцы потратили 40 тыс. тонн снарядов и бомб.[48] Но есть и другие цифры, согласно которым из 23- тысячного японского гарнизона 4,6 тыс. было убито и 15,3 тыс. ранено, а в плен сдалось только 200 человек. Потери же американцев оцениваются в 19 тыс. раненых и 7 тыс. убитых и умерших от ран.[49]

Овладение Иводзимой дало американской авиации возможность более уверенно действовать против важнейших объектов на территории японской метрополии. Как отметил в своем обращении к войскам по случаю овладения островом главнокомандующий американским Тихоокеанским флотом адмирал Нимиц: «С 16 марта вступил в действие заново отстроенный нами аэродром, расположенный в центральной части острова. Южный аэродром вот уже несколько дней как служит промежуточной базой для наших «суперкрепостей», дислоцированных на Марианских островах и регулярно вылетающих бомбить территорию Японии».[50] По признанию самих американцев, «причиной кровавых боев за Иводзиму послужила острейшая необходимость в добавочном аэродроме для аварийных посадок»[51]

Американский флот получил важную в оперативно- стратегическом отношении базу для проведения дальнейших операций в направлении японской метрополии. Продолжение этих операций начало разворачиваться уже в последние дни битвы за Иводзиму, когда американские авианосные группы начали постепенно выдвигаться на север, в направлении Окинавы, которая должна была в скором будущем стать полем самого ожесточенного сражения из всех, которые американским вооруженным силам пришлось вести в ходе второй мировой войны.

2.2 Наступательная операция союзников на Окинаве и ее значение

Уже в 7 часов утра 14 марта 1945 г., когда на Иводзиме еще продолжали вспыхивать перестрелки между прочесывающими остров американскими морскими пехотинцами и последними продолжающими сопротивление японскими солдатами, корабли 58-го оперативного соединения снялись с якоря и взяли курс на Окинаву. Теперь соединение состояло из 10 тяжелых, 6 легких авианосцев, 8 линкоров, 2 линейных крейсеров, 14 тяжелых и легких крейсеров и эсминцев. На подходе к Окинаве его предполагалось пополнить соединением десантных сил и силами бомбардировочной авиации. Общее командование предстоящей операцией, получившей кодовое название «Айсберг», было передано контр-адмиралу Рэймонду Спрюэнсу.[52]

На Окинаве находились части 32-й армии в составе 2 пехотных дивизий, 1 смешанной бригады, танкового полка (без одной роты), 2 полевых и 1 тяжелого артиллерийских полков, 1 отдельного тяжелого дивизиона, отдельного полка тяжелых мортир, 8 рот легких минометов, а также специальных и обслуживающих частей.[53] У японцев здесь было 77 тыс. человек, отряд торпедных катеров, 700 катеров под управлением камикадзе, 2 тыс. самолетов.[54] По оценкам американцев, численность военного гарнизона Окинавы к марту 1945 г. составляла 60 тыс. человек.

Хотя Окинава лежи в почти 1700 км южнее Токио в 800 км. к югу от Нагасаки, она входит в состав японской территории. Остров отличается гористым рельефом, длина его составляет 180 км., а ширина варьируется от 6 до 28 км. До войны население Окинавы составляло 200 тыс. человек. Судя по данным аэросъемки, полученным с борта разведывательного самолета, на острове было оборудовано пять аэродромов.

Утром 18 марта японская авиация атаковала 4 приближающиеся к Окинаве группы американского флота, а в 5 часов 50 минут американская авиация в свою очередь начала непрерывные налеты на южные районы двух из четырех главных японских островов – Сикоку и Кюсю. Налеты продолжались и на следующий день. 23 марта американцы начали действия против группы островов в районе острова Окинава. 25 марта в районе юго-восточнее Окинавы было обнаружено три наступающие американские группы, а 26 марта они начали высадку на группу островов Керама. Этот маленький архипелаг расположен к западу от южной оконечности Окинавы и отстоит от нее на расстоянии от 16 до 72 км. Архипелаг защищал всего лишь немногочисленный гарнизон- около 800 человек и ни одного самолета. Поэтому существенного сопротивления здесь американцам преодолевать не пришлось, зато они воочию убедились со сколь нетипичным в привычном им психологическом плане противником приходится им иметь дело на Тихом океане. Архипелаг охватила буквально эпидемия самоубийств. Все островитяне были японцами, а для японца того времени понятие «чужеземные варвары», каковыми они называли американцев и понятие демоны было суть одним и тем же. Несмотря на подчеркнуто дружелюбное отношение высадившихся американцев к местному населению, огромное количество местных жителей предпочло покончить с собой, чем протии воли принимать знаки дружбы от ненавистных иноземцев. К своему удивлению, американцы находили среди трупов взрослых и тела детей, которых, прежде чем покончить с собой, без всякой жалости убивали собственные родители.

В прибрежных пещерах на Кераме было обнаружено свыше трех сотен одноместных плоскодонных лодок, в носовой части которых была заложена взрывчатка. Предназначение этих лодок не вызывало сомнения: их приготовили для применения в качестве торпед. О том же, сколько таких «снарядов» спрятано на Окинаве, оставалось только догадываться. Но уже в скором времени американцам предстояло узнать это на деле.

День «Д» — день начала высадки на Окинаве- был назначен на 1 апреля. Однако уже с 21 марта Окинава подвергалась непрерывным массированным бомбардировкам, в которых участвовали палубные самолеты 58-го авианосного соединения, «суперкрепости» 20-й воздушной армии с Марианских островов, 5-й воздушной армии с Лусона и 14-й воздушной армии с аэродромов в Китае. Удары наносились по всем хоть мало-мальски различимым на поверхности острова объектам – даже кладбищам. А численность войск вторжения в два раза превосходила количество сил, использовавшихся где бы то ни было прежде. По своим масштабам штурм Окинавы превзошел во много раз десантные операции на Сицилии в 1943 г. и даже, в некотором смысле, операцию в Нормандии в июне 1944 г. И главная тому причина – громадное расстояние, которое американцам предстояло преодолеть, перед выходом к цели.

Наземными войсками, куда входили соединения морской пехоты и общевойсковые пехотные соединения, командовал генерал-лейтенант Саймон Боливар Бакнер- ему же поручалось верховное командование союзными оккупационными силами, которым предстояло удерживать Окинаву после ее захвата. Стратегическое командование всей Окинавской операцией осуществлял контр-адмирал Спрюэнс. Таким образом, в водах Окинавы собралась огромная ударная флотилия американских и английских ВМС, насчитывавшая 1400 судов. В их число входили 33 авианосца, 22 линкора, 11 тяжелых и 19 легких крейсеров и др.[55] Высадку предполагалось начать на юго-западной оконечности острова.

1 апреля 1945 г. корабли США сосредоточили огонь по участкам высадки, выпустив по безмолвному берегу более 44,8 тыс. снарядов калибром 127-406 мм, 33 тыс. ракет и 22,5 тыс. мин. До вторжения в районе Хагуси американцы провели отвлекающую демонстрацию в районе Минаготавы, где также имела место артиллерийская и авиационная подготовка.[56]

1 апреля 1945 г. американские войска начали высадку на острове Окинава. В этот день в районе Кадэна появилось около 150 крупных и 60 мелких десантных судов. Начавшейся высадке препятствовала воздвигнутая японцами за пляжем защитная стена высотой до трех метров. Десантники преодолевали ее, проделывая проломы с помощью специальных зарядов, а также лестниц. Сопротивление, к удивлению американского командования в первый день высадки, практически отсутствовало. То тут, то там морские пехотинцы натыкались на полузасыпанные брошенные бункеры, внутри которых не было ни души. К 11 часам утра японцы все еще никак не обнаружили себя. За три часа операции десантники преодолели расстояние, которое они предполагали преодолеть за три дня. Под вечер первого дня высадки на Окинаве по-прежнему было тихо- в том смысле, что американцы так и не встретили там ни одного японского солдата. За первый день потери были сведены к минимуму: 1 пехотинец получил травму, 1 заболел.

Вскоре американцы заняли аэродромы. Всего в операции участвовало 1457 кораблей ВМФ США, в том числе 430 транспортов. Вечером 1 апреля на них был совершен налет японской авиации, не имевший особого успеха. На второй день на Окинаве высадился 3-й корпус морской пехоты, а на южном -24-й армейский корпус. Перегруппировавшись, они двинулись на север (морская пехота), и на юг (общевойсковые подразделения). Но и они не встретили на своем пути ни одного японца. На Окинаве высадилось 183 тыс морских пехотинцев. К 3 апреля центральная часть острова была полностью оккупирована. К вечеру 4 апреля обстановка не изменилась. Ни морские пехотинцы, ни армейские части не встретили на своем пути ни малейшего сопротивления, если не считать короткой стычки на подступах к аэродрому в Йонтане. Редкие воздушные атаки японцев были столь же неэффективны, как и в первый день. Наступление продолжало развиваться все дальше, по мере доставки на остров средств огневой поддержки- танков и артиллерии. Таким образом десантная операция опережала намеченные сроки на несколько дней. И только 5 апреля армейские части, наступавшие на юге, натолкнулись на первый рубеж сопротивления. [57] Японские части, находившиеся в северной половине острова, были отрезаны

По приказу своего командования японцы оставили северную часть Окинавы в тот день, когда американцы приступили к предварительной «зачистке» острова с воздуха и моря и когда стало ясно, что за этим непременно последует штурм. Так что 97 % личного состава местного гарнизона, вместе с артиллерией и минометами, переместились на юг. Более того, военные угнали с собой и вооружили всех мужчин от 16 до 60 лет из числа гражданского населения. План японского командования заключался в том, чтобы разбить в южной части острова надежно укрепленный лагерь и хотя бы на несколько недель сдержать наземное наступление американцев, а тем временем уничтожить их корабли, лишив наземные войска всякой поддержки с моря и воздуха. В этом главную роль должны были сыграть летчики-камикадзе.

5 апреля авиация Объединенного флота нанесла удар по войскам 23-й американской армии. Это был первый этап операции «Кику мидзу». Он длился два дня- 6 и 7 апреля.[58]

6 апреля в 13 часов американские радиолокационные станции (РЛС) зафиксировали появление свыше 500 самолетов, поднявшихся с аэродромов в северной части архипелага Рюкю и острове Кюсю. Подавляющее большинство среди них составляли камикадзе. Первая массированная атака началась в 15. 00. и продолжалась пять часов.

Еще в ходе боев за острова Керрам а и в период подготовки высадки на Окинаве американские корабли постоянно подвергались ударам Корпуса специальных атак. Так, за 26-27 марта камикадзе совершили 51 вылет и повредили легкий крейсер «Билокси», эсминцы «Гилмер», «Кимберли», «Портерфилд», «О. Брайен», «Каллген», «Фроэмен», минные заградители «Саузард», «Адамс», «Дорси», минный заградитель «Скирмиш». Буквально накануне начала операции «Айсберг», 31 марта был поврежден тяжелый крейсер «Индианаполис».[59] Предвидя возможность такого развития событий в еще больших масштабах при овладении Окинавой, наученные горьким опытом, американцы предприняли некоторые превентивные меры. На подступах к северо-западному побережью Окинавы они выставили широким полукругом заслон из кораблей радиолокационного дозора. Это были эсминцы, оснащенные приборами и дальнего воздушного наблюдения и оповещения. Обнаружив цели, они тотчас же оповестили штаб ВВС эскадры. В воздух тут же поднялись истребители. Кроме того, японцев встретил мощный заградительный огонь орудий и пулеметов американских кораблей. В результате более половины самолетов противника были уничтожены американцами еще на подлете к Окинаве. Те же камикадзе, которым удалось прорваться сквозь истребительный заслон и шквал заградогня, бросались на первые попавшиеся корабли, в основном эсминцы. Два из них – «Буш» и «Келхаун» получили тяжелые повреждения и вскоре затонули.

Однако во время следующей волны атаки смертников, начавшейся в 17 часов, отдельным самолетам удалось прорваться и к основным силам американской эскадры. Один за другим получили повреждения и вскоре затонули тральщик «Эммонс», танко- десантный транспорт и 2 судна для перевозки боеприпасов. Тяжелые повреждения получили тральщик «Родман» и эсминцы «Ньюкомб», «Лейтце»и тральщик «Дефенс».

Южнее удару смертников вечером того же дня подвергся английский флот. Повреждения получили 4 эсминца, два из которых вышли из строя. легкие повреждения получил авианосец «Илластриес»[60]

Атака третьей массированной волны японской авиации закончилась поздно вечером 6 апреля, однако в течение всей ночи американский флот продолжал отбивать внезапные налеты мелких групп смертников. Последние корабли получили повреждения раним утром 7 апреля.

Из 230 японских самолетов, поднявшихся с Кюсю, на базы вернулись только 13 самолетов.

Утром 7 апреля атаки возобновились с новой силой. На сей раз объектом удара стали американские авианосцы и линкоры. Большинство атакующих самолетов-камикадзе были перехвачены и уничтожены днем 7 апреля американскими летчиками. Однако прорвавшимся к кораблям смертникам удалось повредить авианосец «Хэнкок», линкор «Мэрилэнд»и 2 эсминца.

Итогом двухдневной операции «Кику мидзу» стало потопление 6 и выход из строя навсегда 10 кораблей американского флота, более чем на месяц из строя вышли 7 кораблей. На кораблях ВМФ США погибли 466 и получили ранения 568 человек. Однако японцы заплатили за этот сомнительный успех исключительно дорогую цену. Было потеряно 355 самолетов – камикадзе и 341 обычный самолет. А 7 апреля в ходе налетов американской авиации был потоплен линкор «Ямато»- последний из двух сверхлинкоров, состоявших на вооружении японского флота и являвшихся его гордостью. Вместе с кораблем погиб почти весь его экипаж. Только на «Ямато» погибло 2498 человек, на крейсере и эсминцев- более 1200.[61]

11-13 апреля японское командование провело новую операцию по плану «Кику мидзу». Получили повреждения авианосец «Энтерпрайз», линкоры «Миссури», «Нью-Мексико», «Айдахо», легкий крейсер «Окленд», 3 эсминца, 3 эскортных корабля, 3 минных тральщика, среднее десантное судно. 2 эсминца было потоплено, 3 корабля вскоре разобраны и исключены из списков. 6 кораблей вышли из строя сроком более чем на месяц. Потери американцев составили 124 человека убитыми, 130 пропавшими без вести.[62]

15-16 апреля в ходе третьей операции «Кику мидзу» американцы потеряли 1 эсминец, 4 корабля вышли из строя навсегда, 2- сроком более чем на месяц.

Всего в ходе операции союзных войск по овладению Окинавой их потери в кораблях составили 25 кораблей потопленными и 299 поврежденными.[63]

Между тем войсковые подразделения, наступавшие на юге, 5 апреля вышли к передовым оборонительным рубежам главного опорного пункта противника. И тут наступление застопорилось. Японские пехотинцы сражались не менее упорно, чем на Иводзиме. При этом система подземных бункеров оказалась здесь куда более укрепленной. Японские орудия, ловко замаскированные в складках местности, били без промаха. Пролетая над одним из участков оборонительного района противника, причем в каких-нибудь 30 метрах от земли, американские летчики смогли разглядеть не более 4-5 бункеров, где, как впоследствии выяснилось, укрывалось не менее 5 тыс. японских солдат. Проливной ливень, обрушившийся на Окинаву 10 и 11 апреля превратил почву на острове в сплошное непроходимо грязевое месиво. Использовать тяжелую бронетехнику в таких условиях было невозможно. По приказу командующего гарнизоном генерала Усидзимы японская артиллерия вела непрерывный огонь, выискивая американцев в каждой складке местности. В условиях постоянного рева орудийного огня солдаты спали урывками, что вело к физическому и психическому истощению. Люди переутомлялись настолько, что до окончания кампании 13 тыс. американских солдат были доведены до сумасшествия.[64]

3 мая японское командование приняло решение предпринять последнюю попытку уничтожения американского флота в водах Окинавы при помощи массированного налета камикадзе. Одновременно в результате долгих споров в штабе генерала Усидзимы принято решение о начале наступления 4 мая с целью разгрома 24-го армейского корпуса американцев.

Удары камикадзе привели к выходу из строя 18 кораблей противника. Однако основная масса американских кораблей оставалась неповрежденной.

Сухопутное сражение, начавшееся на рассвете 4 мая, было хаотичным с большим количеством потерь, а для японцев еще и безнадежным. Вслед за проведенной японцами массированной артподготовки последовала мясорубка ближнего боя. Целая бригада японских войск на марше попала в огневую зону 77-й американской пехотной дивизии и была уничтожена на месте. Колонна американских солдат, неожиданно попавшая на линию фронта, была замечена японцами и уничтожена за несколько секунд. Вечером 4 мая американские войска вынуждены были открыть сокрушительный огонь по одной из боевых групп противника, проникшей на полтора километра в глубину американских позиций.

События 4-5 мая явились последней наступательной операцией японских императорских вооруженных сил во второй мировой войне. Для новых операций такого рода у Японии просто не было сил и ресурсов. В конце концов генерал Усидзима приказал своим войскам вернуться в пещеры и бункеры и вновь прейти к тактике глухой обороны. К 8 мая инициатива полностью перешла к американцам.

Положение японских войск постепенно ухудшалось весь май и начало июня, по мере того как американцы оттесняли их на южную оконечность острова. Войска генерала Усидзимы не могли противостоять непрерывному давлению превосходящей огневой мощи противника. С падением последнего бастиона- замка Сури, где до того размещался штаб Усидзимы, 31 мая битва подошла к завершению. Американцы, проникшие в бывший штаб 32-й японской армии, нашли полное опустошение. Японцы, оставив тела погибших товарищей, отступили на юг. Последний центр организованного сопротивления был уничтожен.

В течение последующих трех недель отступающие остатки сил Усидзимы удерживали небольшую часть территории острова. Однако конец был близок. Японские войска уже представляли из себя дезорганизованную толпу, прячущуюся в ущельях и пещерах, блуждающую по сельской местности в поисках воды и продовольствия. Осыпаемые миллионами листовок, обещающих хорошее обращение в случае добровольной сдачи в плен, они задумывались о том, чтобы сложить оружие. Участились случаи самоубийства. Однако, несмотря на это, за период боевых действий на Окинаве в плен сдалось, по разным данным, всего от 1 до 7 тыс. человек из общего числа в 110 тыс. солдат и офицеров.[65]

В конце сражения за Окинаву обе сражающиеся не на жизнь, а на смерть армии потеряли своих командующих. 18 июня в ходе одной из операций по выкуриванию японских солдат из укрытий на Окинаве, присутствовавший при этом генерал Саймон Бакнер, командующий американской группировкой на острове, был смертельно ранен осколком. Утром 22 июня командующий японскими войсками на Окинаве генерал Усидзима и несколько офицеров его штаба покончили жизнь самоубийством, сделав по самурайскому обычаю харакири.[66]

Битва за Окинаву закончилась. Несмотря на сосредоточение огромных сил и благоприятные условия для проведения операций, американцам и англичанам потребовалось около трех месяцев, чтобы занять небольшой, относительно остров. Несмотря на сосредоточение огромных сил и благоприятные условия для проведения операций, американцам и англичанам потребовалось около трех месяцев, чтобы занять небольшой, относительно слабо укрепленный остров. Бои длились с момента высадки 1 апреля до полного захвата острова 22 июня 1945 г. Более полумиллиона американских солдат — почти вчетверо больше, чем силы вторжения в Нормандию (150 тыс.) — 82 дня штурмовали Окинаву. Они выжгли пол-острова, потеряли почти 13 тыс. человек убитыми и 35 тыс. ранеными. И это только на одном клочке суши. [67]

Потери американцев на Окинаве составили 49,1 тыс. человек, из них 12,5 тыс. убитыми и пропавшими без вести. Было потоплено 33 и повреждено 370 кораблей и вспомогательных судов. Авиация потеряла боле 1 тыс. самолетов. Японцы потеряли 100 тыс. солдат и офицеров армии, авиации и флота убитыми и 7,8 тыс. пленными, свыше 4200 самолетов, 16 кораблей и судов, в том числе линкор, легкий крейсер, 4 эсминца.[68]

Действия против японских сил на о. Окинава стали по сути последней операцией войск США и Англии на Тихом океане.

2.3 Боевые действия в Бирме, Китае и Юго-Восточной Азии

Японское командование, стремясь уменьшить эффективность действий американской авиации, усиливавшей удары по речным коммуникациям, аэродромам и железным дорогам, провело в первой половине 1945 г. несколько небольших наступательных операций. В условиях неблагоприятного хода военных действий на Тихом океане и нарушения морских сообщений крайне важное значение для японского командования приобретало обеспечение сообщений по железным дорогам Пекин-Ханькоу –Ханькоу- Гуаньчжоу и удержание прилегающих к ним территорий. Достижение этих целей позволяло осуществят перегруппировку, а в случае необходимости и вывод войск по железнодорожным и морским коммуникациям в Маньчжурию, Корею, а острова собственно Японии.

Задачи японских войск были конкретизированы в январе 1945 г., когда генерал Окамура возложил ответственность на 23-ю армию за Юго-Восточный Кита в районе Гуаньчжоу. 6-му фронту предписывалось удержание оккупированных районов и нанесение ударов по китайским войскам в Центральном Китае.

Первую операцию японские войска провели на границе провинций Хунань, Гуандун, Гуанси во второй половине января- первой половине февраля. В ней участвовали 4 пехотные дивизии, две отдельные бригады под прикрытием части сил 5-й воздушной армии. Перед войсками ставилась задача обеспечить нарушаемое китайцами движение по железным дороге Ханькоу-Гуанчжоу и уничтожить американскую авиабазу Суйчуань, которая могла быть использована для налетов на Японию.

Японские войска наступали по нескольким направлениям. С запада с рубежа Даосянь, Цзяньхуа, в направлении на Ичжан и Лэчан наносила удар 40-я пехотная дивизия, с рубежа Аньчжэнь, Чалин в обход войск 9-го военного района- 27-я пехотная дивизия с задачей занять города Ляньху, Суйчуань, Ганьчжоу. Навстречу ей из района Гуанчжоу продвигалась 104-я дивизия в направлении Индэ, Цюйцзян, Ганьчжоу.

Китайские войска оставили 450-километрвой участок железной дороги и отошли в горные районы. О слабости их сопротивления свидетельствует хотя бы тот факт, что японская 27-я дивизия продвигалась со средней скоростью 22 км. в сутки. На других участках японские войска наступали всю первую половину февраля и поставленную задачу выполнили.

С конца марта до конца мая длилась операция в Западной Хэнани и северном Хубэе. С японской стороны в ней участвовало около одной дивизии в провинции Хубэй и почти вся 12-я армия (2 дивизии полностью, 4 дивизии и 2 бригады частично) в Хэнани- общей численностью, по китайским данным, около 70 тыс. человек и более 100 танков. Им противостояли силы 1, 5 и 10-го военных районов в состав 20 корпусов (более 50 дивизий- 148 тыс. человек) под прикрытием 4 авиагрупп. Действия китайских войск облегчались тем обстоятельством, что в декабре 1944- апреле 1945 г. американская 14-я воздушная армия полностью вывела из строя уханьскую группу аэродромов.

В задачу японских войск входило уничтожение авиабазы Лаохэкоу и снятие возможной угрозы Пекин-Ханькоуской железной дороге на участке Чжэнчжоу- Синьян.

21 марта с юга, из Цзинмэня, усиленная 39-я японская пехотная дивизия начала наступление на Гучэн, к которому подошла 8 апреля. Одновременно соединения 12-й армии с рубежа западнее железной дороги Чжэнчжоу- Синьян успешно наступали в основном направлении на Наньян, Нэйсян. Лаохэкоу и на некоторых второстепенных- на Лушань, Биян и Лонин со стороны Лояна. База американской авиации в Лаохэкоу была занята 8 апреля.

Во второй половине апреля- мае китайским войскам удалось остановить и несколько оттеснить японские части. По данным гоминьдановского командования, противник с 21 марта по 31 мая терял 15 тыс. человек. В качестве трофеев захвачено 92 пулемета, 556 винтовок, 4 миномета.

Наиболее значительной была Чжицзянская операция (апрель- начало июня). Еще осенью 1944 г. японская армия захватила Хэнъян- важный узел на Ханькоу- Кантонской железной дороге с крупным аэродромом. Отошедшие войска гоминьдана закрепились в районе Чжицзяна (западная часть провинции Хунань), где также находился аэродром. Оттуда американская и гоминьдановская авиация 2-3 раза в сутки совершала ожесточенные налеты на объекты Хэнъяна. Под прикрытием этих налетов гоминьдановское командование стало сосредоточивать крупную группировку войск 5, 6 и 9-го военных районов (67 дивизий) с целью перейти в наступление и вернуть Ханькоу- Кантонскую железную дорогу, а в последующем- весь Уханьский промышленный район.

Японское командование упредило действия китайцев еще до того, как соединения 6-го и 9-го военных районов успели сосредоточиться. Оно начало наступление на жицзянскую авиабазу, чтобы захватить аэродром, лишить китайские войска поддержки с воздуха и уничтожить группировку 5-го военного района (10 дивизий).

Для операции выделялась 20-я армия в составе 2 пехотных дивизий и отдельной смешанной бригады. Первой перешла в наступление 116-я дивизия. Она завязала бои на восточных склонах высот Дасюэлиншань, а 58-я бригада и 7-я дивизия обходили фланги китайских войск с задачей прорваться в тыл гоминьдановской группировки, создать угрозу окружения, а при возможности и уничтожить ее. Наступавших поддерживали 150 самолетов. До 8 мая части 20-й армии, ведя бои с передовым охранением китайских войск, успешно продвигались по намеченным направлениям. Наибольшего результата добилась 116-я дивизия. Ценой значительных потерь ей удалось выйти на западные склоны высот. 58-я бригада и 47-я дивизия, воспользовавшись этим, обошли открытые фланги китайской группировки.

Однако капитуляция фашистской Германии заставила японскую ставку пересмотреть планы дальнейших действий на китайском фронте. Учитывая опасность высадки американских войск на восточном и юго-восточном побережье Китая и вероятность наступления советских войск в Маньчжурии, японское командование на рассвете 9 мая прекратило операцию. Китайское командование, в свою очередь, не проявило достаточно активности и не воспользовалось обстановкой, чтобы нанести удар по японской 20-й армии.

Во второй половине мая командование японских экспедиционных сил получило директиву «О выводе основных сил 11, 12, 13, 20 и 23-й армии к крупным городам на восточном и юго-восточном побережье, переброске дополнительных сил для укрепления обороны на территории Маньчжурии» согласно этой директиве части и соединения 20-й армии должны были отойти из района западнее Хэнъяна в восточном направлении.

Таким образом, японские войска в Китае, оставляя линию фронта, которую они занимали почти 7 лет, отходили к крупным городам и портам Восточного и Юго-Восточного Китая, а также предполагаемому фронту против Советской Армии в Маньчжурии и Корее. Наступил выгодный момент для нанесения удара по оккупантам. Но китайское командование им не воспользовалось. Только части 2-го и 3-го фронтов в мае-июле нанесли ограниченные по масштабам удары по войскам противника, отходившим из Наньнина на юг, в Индокитай, или на север, в Лючжоу, к Гуйлиню.

Что касается войск, руководимых компартией Китая, то после разгрома фашистской Германии они направили свою деятельность в основном на укрепление и расширение своих баз в тылу врага. Особую активность проявляли они в провинциях Шаньдун, Чжэцзян и Шэньси.

Японское командование широко пользовалось слабостью китайских войск и сравнительно спокойно осуществляло перегруппировку своих соединений. Таким образом, без военной помощи извне к лету 1945 г. Китай по-прежнему не мог разгромить противника.[69]

В Бирме союзники разработали план «Кэпитл», по которому 14-я армия наступала с трех плацдармов на восточном берегу реки Чиндуин в Центральную Бирму. До середины февраля е войскам предстояло форсировать Иравади и выйти к Мандалаю и Мейтхиле. В начале февраля армия вышла к Иравали на фронте 320 км. Успех союзников был достигнут благодаря превосходству в силах и средствах, лучшей организации материального и технического снабжения, моральным состоянием войск, воодушевленных победой англичан в Импхальской операции 1944 г., а американцев и китайцев- в Северной Бирме. С другой стороны, японское командование в своих планах предусматривало при неудаче отвод частей к реке Иравади и в район Мандалай, Енанджаун. В начале января 1945 г. англичане овладели стратегически важным островом Акъяб. В конце марта практически прекратились боевые действия на араканском побережье. Была открыта дорога Индия- Китай через Северную Бирму. 23 февраля Маунтбэттен получил требование Чан Кайши о переводе всех американских и китайских войск, действовавших на северном участке бирманского фронта, в Китай. Требование было выполнено. В конце марта китайские войска прекратили военные операции на бирманском фронте. Но положение на этом районе уже не доставляло хлопот английскому командованию, так как японские войска отходили в Таиланд в Индокитае. В начале марта союзники овладели Мейтхилой. 9 марта был взят Мандалай. 27 марта началось освободительное восстание в Центральной и Южной Бирме. В конце апреля началась операция «Дрэйкьюла». В боевых действиях в Бирме союзники широко использовали части специального назначения, в первую очередь британского спецназа САС.[70] В начале мая был освобожден Рангун.[71]

Японские войска в Юго-Восточной Азии, в том числе и в Бирме, оказались изолированы, не могли получать пополнение и материальные средства из метрополии. В то же время действия английских войск свелись к преследованию разрозненных частей 28-й японской армии, пытавшихся выйти из окружения.

В Индокитае японцы 8 марта 1945 г. оккупировали Французский Индокитай и свергли вишистскую администрацию. Уже через несколько часов большинство французских частей либо капитулировало, либо были разгромлены. Лишь немногим (около 5 тыс. человек) под командованием генерала Александри удалось вырваться в Китай. Японцы образовали марионеточное правительство Аннама во главе с императором Бао Даем. Японские власти обратились с предложением о сотрудничестве также к Вьетминю и Хо Ши Мину. Но те ответили отказом и начали вооруженную освободительную борьбу.

Ликвидацией вишистской администрации и оккупацией Индокитая японцы обезопасили себя от высадки англо-американских войск на полуострове. Индокитай представлял собой весьма выгодную позицию и к тому же располагал большими запасами продовольствия и некоторых видов стратегического сырья.[72]

На Новой Британии к середине мая японские войска были прочно блокированы в Рабауле.

В апреле 1945 г. союзники начали проведение операции «Монтклэйер III»- десантов на Борнео с целью овладения районами японской нефтедобычи. 1 мая высадился десант англо-австралийских войск на о. Таракан. К 15 июля организованное сопротивление японского гарнизона было сломлено. Но около 300 японских солдат сложили оружие только после 15 августа. К началу июля союзники овладели районом Брунея, а 22 июля- Баликпапана.[73]

В итоге наступательных операций вооруженные силы США и Австралии к августу 1945 г. окончательно лишили Японию источников нефти, заняли обширную территорию и улучшили стратегические позиции, создав новые авиационные и военно-морские базы. Японские армии в странах Южных морей оказались окончательно блокированными и императорская ставка не могла использовать их в решающих битвах за метрополию.

В боях за Баликипапан были уничтожены или выведены из строя последние самолеты, которыми располагали блокированные армии. На всей акватории юго-западной части Тихого океана морские конвои уже не нуждались в прикрытии с воздуха и союзное командование получило возможность перебросить высвободившиеся соединения на острова Рюкю.



3 Вступление в войну СССР и капитуляция Японии. Финал войны на Тихом океане

3.1 Потсдамская декларация и атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки

После того, как Сталин в своей речи 6 ноября 1944 г. назвал Японию агрессивным государством, Япония начала внимательно следить за действиями, предпринимаемыми Советским Союзом.

Было установлено, что в конце февраля 1945 г. по Транссибирской железной дороге началась переброска войск из западных районов ССССР на восток, причем эти переброски в мае 1945 г. приближалась к максимальной цифре мирного времени.

В феврале 1945 г. состоялась Ялтинская конференция Большой тройки. Одним из главных вопросов, обсуждавшихся на ней, была проблема вступления СССР в войну на Тихом океане. Президент Рузвельт предпринял активные двусторонние переговоры с советским руководством. Он прямо заявил, что не видит трудностей в возвращении Советскому Союзу в будущем южной части Сахалина и Курильских островов. Что касается незамерзающего порта, то это вопрос они вдвоем со Сталиным уже обсуждали в Тегеране, и он остается при совеем мнении: Россия должна получить южный порт в окончании Южно-Маньчжурской железной дороги. Это можно будет сделать либо путем прямой аренды порта у китайцев, либо за счет превращения Дайрена (Дальнего) в открытый международный порт. Сам Рузвельт склонялся к последнему варианту, но не исключал и первый.

Столь явная склонность Рузвельта к сотрудничеству объяснялась тем, что в это время американские военные в очередной раз просчитывали возможные потери в ходе завершения войны с Японией. Всеобщим было мне. Всеобщим было мнение, что операции будут исключительно кровопролитными и союзническая помощь ССССР явилась бы крайне полезной. Американские военачальники подчеркивали необходимость вступления ССССР войну хотя бы за три месяца до высадки американцев на Кюсю, первом из четырех главных Японских островов.

10 февраля 1945 г. Сталин и Рузвельт окончательно условились, что Советский Союз вступит в войну против Японии через 2-3 месяца после окончания войны в Европе. Три великие державы признали независимость Монголии, необходимость возврата СССР Южного Сахалина, интернационализацию Дайрена с признанием советских интересов в нем, передачу Советскому Союзу в аренду военно-морской базы в Порт-Артуре, создание совместной советско-китайской компании по эксплуатации восточнокитайских и южноманьчжурских железных дорог. Был специально оговорен суверенитет Китая в Маньчжурии, особо указано на правомочность передачи Курил СССР.[74] Кстати, на той же конференции в Ялте Рузвельт попытался предпринять более активные шаги по определению послевоенного статуса ряда других территорий на Дальнем Востоке, прежде всего колониальных владений Франции и Великобритании. В частности, с присущей ему антиколониальной позиции Рузвельт приводил Французский Индокитай в качестве примера ужасов колониализма настаивал на том, чтобы Франция, потерпевшая поражение в войне лишившаяся своего былого международного престижа, отказалась от права на свою колонию, которую предполагалось передать под международную опеку для подготовки введения самоуправления. Но Черчилль однозначно выступил против этого предложения, рассматривая его в качестве фатального предвестника крушения Британской империи.[75]

5 апреля 1945 г. СССР заявил о денонсации советско-японского договора о нейтралитете от 13 апреля 1941 г. После этого Квантунская армия начала срочную подготовку к военным действиям. В середине мая 1945 г. штаб 3-го фронта был переведен из Цицикара в Мукден, штаб обороны Квантунской армии- из Мукдена в Ляоюань, штаб 4-й армии –из Суньу в Цицикар, а штаб 125-й дивизии из района Хэйхэ в предместье Паньши. Штаб обороны из Хэйхэ был переименован в штаб 44-й армии. Все эти мероприятия должны были создать видимость, что Япония не готовится к боевым действиям.

Однако, несмотря на перемещение штабов, части и соединения находились на занимаемых позициях, а главное командование Квантунской армии по-прежнему оставалось в Чанчуне.

30 мая Ставка дала приказ войскам Квантунской армии быть в готовности к боевым действиям против советских войск в Северной Корее. Ставка разработала так называемый оперативный план боевых действий на корейском фронте. По новому плану Квантунская армия должна была провести передислокацию войск, укрепить позиции в полосе от границы до районов в центре Маньчжурии, дооборудовать тыловые аэродромы, привести в готовность средства сообщения и связи, подбросить снаряжение и различные материалы, провести мобилизацию на всей территории Маньчжурии и т.д.

При внимательном изучении обстановки в этом районе можно было заметить, что Квантунская армия основательно готовилась к боевым действиям. Если в 1944 г. ее соединения готовились к боевым действиям. Если в 1944 г. ее соединения участвовали в боях в районах Южных морей, то теперь они были сосредоточены на Маньчжурском театре военных действий. Значительно были увеличены запасы горючего, боеприпасов, продовольствия и т.д.

С 30 мая 1945 г. по решению Ставки из состава японских экспедиционных войск в Китае были выведены 4 дивизии и по железным дорогам переброшены в Маньчжурию.

17 июня ставка дала указание о передислокации 34-й армии в Северную Корею, а 30 июля издала приказ об усилении Квантунской армии вновь сформированными 137-й дивизией и 133-й отдельной смешанной бригадой .

Это была лишь первая стадия мероприятий ставки по подготовке к операциям против советских войск. Но этого было недостаточно, и Ставка после обсуждения вопроса приняла стратегический план ведения войны на континенте. По этому плану на территории Маньчжурии предполагалось вести затяжную войну, а в Корее предпринять решительные военные действия, при этом следовало обеспечить удержание важных объектов на юге Маньчжурии и в Корее. Для усиления японских войск на Маньчжурском театре военных действий было решено произвести перегруппировку за счет войск из континентального Китая, а также перебросить в Маньчжурию и Корею с территории Японии 10 дивизий и 10 бригад. Планировалась и вторая стадия мероприятий, но она была сорвана вступлением в войну СССР

Еще летом 1943 г. Ставка разработала план подготовки операции в районе монгольской границы. Этот план, в частности, предусматривал готовность использовать силы и средства Квантунской армии и в случае необходимости сдержать продвижение противника в районе Внутренней Монголии.[76]

Императорская Ставка сделала вывод, что СССР может в конце 1945 г. бросить в бой 50 дивизий на этом театре военных действий.

Весной 1945 г. Япония связывала последние надежды с максимально долгим сопротивлением своего главного союзника в Европе- Германии. В одной из своих последних записей в дневнике рейхсминистр пропаганды третьего рейха Й. Геббельс писал: « Японцы в Берлине- даже в стенах своего собственного посольства- охвачены пораженческими настроениями. Тем не мене они подталкивают нас к дальнейшему сопротивлению, руководствуясь старым правилом, в соответствии с которым каждого врага, которого убьем мы, не придется убивать им, японцам».[77]

Разгром Германии, ее безоговорочная капитуляция явились сокрушительным ударом по планам японских милитаристов. Призрак краха Японии становился все более явственным. В связи с капитуляцией Герани 9 мая 1945 г. состоялось чрезвычайное заседание японского кабинета, 10 мая- совещание бывших премьеров и 11 мая – заседание Высшего совета по руководству войной.

В ходе трехдневной дискуссии военный министр Корешики Аннами, и начальник Генерального штаба Умедзу утверждали: положение Японии небезнадежно, но надо предпринять все меры, чтобы предотвратить вступление СССР в войну на стороне США и Англии.

Министр иностранных дел Того – в 30-х гг. он был послом в Москве- считал: слишком поздно для Японии исправить тот ущерб, который она нанесла своим отношением с СССР, поддерживая Германию.

В итоге обсуждения Высший совет поручил министерству иностранных дел сделать все возможное для того, чтобы предотвратить вступление СССР в войну против Японии, добиться благожелательного отношения Советского Союза к Японии, добиться мира с Англией и США при посредничестве СССР.

15 мая 1945 г. министерство иностранных дел Японии объявило, что в связи с безоговорочной капитуляцией Германии японское правительство считает утратившим силу японо-германо-итальянский договор от 27 сентября 1940 г. и все остальные договоры об установлении «особых отношений» сотрудничества с Германией и другими странами Европы. В их числе теряли силу Антикоминтерновский пакт от 25 ноября 1936 г. и протокол о его продлении от 25 ноября 1942 г. Японская пропаганда изображала эту акцию как стремление правительства освободиться «от всяких оков в области международных отношений».

Японские политики вели хитрую политическую игру, рассчитанную на обострение отношений между участниками антигитлеровской коалиции. Они хотели припугнуть политиков США и Англии угрозой сговора Японии с ССССР. Ведя эту игру, японские правители хотели видеть в лице СССР авторитетного посредника, который бы сыграл определяющую роль в переговорах воюющих сторон.

Попытки привлечь СССР к переговорам между США и Англией, с одной стороны, и Японией- с другой, начались в феврале 1945 г. Они имели неофициальный характер.

15 февраля 1945 г. советского посла в Японии Я.А. Малика посетил генеральный консул Японии в Харбине Миякава. Он говорил, что в развитие войны наступил такой момент, когда кому-либо из наиболее видных международных деятелей следовало бы выступить в роли миротворца и призвать все стороны прекратить войну. Таким деятелем мог быть, по мнению Миякавы, только глава СССР.

Аналогичное предложение о выступлении СССР в целях «установления всеобщего мира» было сделано в марте 1945 г. Я.А. Малику представителем рыбопромышленной компании «Ничиро». Все эти предложения были отвергнуты.

Тогда зондажем занялся сам Того. Он встретился с Маликом 20 апреля и заявил советскому послу о своем «сугубо личном желании» встретиться с наркомом иностранных дел Молотовым при возвращении его с конференции в Сан-Франциско. Но официального приглашения Того не сделал. Он хотел, чтобы инициатива о переговорах исходила от СССР, а не от Японии. Поскольку Советское правительство не выдвигало никаких предложений, в 20-х числах мая Того предпринял более активные шаги, поручив бывшему премьеру, министру иностранных дел и послу в СССР Хиротаке Хирота встретиться с Маликом и начать секретные неофициальные переговоры. В то же время он поручил послу Японии в Москве Сато «всеми возможными путями расширять контакты с советской стороной».

Вечером 3 июня Хирота посетил Малика на его даче в Хаконэ- курортном местечке, куда выехало посольство СССР из-за налетов американской авиации на Токио. Выдавая себя за друга СССР, Хирота сообщил послу, что в Японии изучают вопрос об улучшении «советско-японских отношений», что японское правительство хочет заключить с СССР долгосрочное соглашение. Во время очередного визита 24 июня Хирота высказал мнение об объединении усилий «великой сухопутной державы» России и «морской державы» Японии. Советский посол не высказал своего отношения к предложениям Хирота.

В начале июня 1945 г. состоялась 87-я чрезвычайная сессия японского парламента. Она проходила в обстановке шовинистического угара. Но 12 июня вынуждена была принять решение немедленно добиться мира с Англией и США при посредничестве СССР». Того мало верил в реальность этой идеи. Наоборот, на секретном заседании парламента он заявил: на отношения с СССР «нельзя смотреть оптимистически. Наоборот…СССР может вступить в войну против Японии».

На совещании Высшего совета по руководству войной, состоявшемся 22 июня, присутствовавший на нем император высказался за прекращение войны.[78] Поэтому Хирота в конце июня дважды посетил Малика и предложил заключить соглашение между Японией и СССР о взаимном поддержании мира в Восточной Азии и установлении отношений ненападения.

В конце июня, когда в мировой печати появились сообщения о готовящейся встрече глав правительств СССР, США и Англии в Потсдаме. Того решил направить в Москву специального представителя, чтобы все же попытаться добиться посредничества СССР. Император утвердил принца Коноэ специальным представителем Японии на переговорах.

12 июля Того направил телеграмму японскому послу в Москве Сато, поручив ему посетить наркома иностранных дел Молотова. 13 июля Сато посетил заместителя наркома и передал ему письмо, в котором просил согласия на приезд в Москву принца Коноэ в качестве представителя императора. К письму было приложено послание императора, выражавшего «свою волю, чтобы положить скорее конец войне и восстановить мир.

Правда, японский император заявил: «Безоговорочная капитуляция, на чем настаивают Англия и США, не может быть принята Японией, но, если на этом будут настаивать, Япония может пойти на компромисс по другим вопросам».[79]

Советское правительство, верное союзническому долгу, отклонило японское предложение, информировав о нем в Потсдаме Трумэна, Черчилля и Эттли.

Военные переговоры в ходе Потсдамской конференции по вопросам Дальнего Востока показали: США и Англия по-прежнему заинтересованы во вступлении СССР в войну против Японии.

Потсдамская декларация США, Англии и Китая, носившая ультимативный характер, была предъявлена Японии 26 июля 1945 г.[80] СССР не подписал в тот период декларации, поскольку не находился в состоянии войны с Японией. Да и подготовка декларации трех держав проходила без участия СССР. Государственный секретарь Бирнс направил ее копию правительству СССР «для сведения» в день ее подписания. Было отклонено пожелание советской делегации в Потсдаме отложить опубликование документа на три дня. В этом отражалось стремление политиков США отстранить СССР от решения проблем Дальнего Востока, Японии.

Главы правительств США, Англии и Китая заявляли в декларации:

«Огромные наземные, морские и воздушные силы Соединенных Штатов, Британской империи и Китая…изготовились для нанесения окончательных ударов по Японии…Полное применение всей нашей военной силы, подкрепленной нашей решимостью, будет означать неизбежное и окончательное уничтожение японских вооруженных сил и столь же неизбежное полное опустошение японской метрополии.

Пришло время для Японии решить, будет ли она по-прежнему находиться под властью тех упорных милитаристских советников, неразумные расчеты которых привели японскую империю на порог уничтожения, или пойдет она по пути, указанному разумом».

Потсдамская декларация формулировала основные политические принципы, которые должны были применяться к Японии после ее безоговорочной капитуляции. Они предусматривали: полное искоренение милитаризма; оккупацию японской территории; выполнение условий Каирской декларации и ограничение суверенитета Японии островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку и теми менее крупными островами, которые будут указаны союзниками; разоружение японской армии; суровое наказание военных преступников; устранение всех препятствий к возрождению и укреплению в стране демократических институтов и тенденций; установление свободы слова, религии и мышления, а также уважение к основным правам человека.

Японии разрешалось иметь только мирные отрасли промышленности, но не те, «которые позволят ей снова вооружиться для ведения войны».

Союзники обязались вывести свои оккупационные войска из Японии, «как только будут достигнуты эти цели и как только будет учреждено мирно настроенное и ответственное правительство».

Декларация заканчивалась словами:

«Мы призываем правительство Японии провозгласить теперь же безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил и дать надлежащие и достаточные заверения в своих добрых намерениях в этом деле. Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром».[81]

Таким образом, Потсдамская декларация не только требовала безоговорочной капитуляции Японии, но и определяла политику союзников после ее разгрома. Она определяла принципы демилитаризации, демократизации Японии, отражала антифашистский освободительный характер второй мировой войны.

Содержание Потсдамской декларации в полной мере соответствовало интересам народов СССР, и 8 августа Советский Союз присоединился к декларации.

После опубликования Потсдамской декларации в Токио состоялся ряд совещаний Высшего совета по руководству войной и кабинета министров.

Того считал необходимым принять Потсдамскую декларацию. Посол в Москве Сато еще 20 июля отправил ему сообщение, в котором советовал принять любые условия союзников.[82] Однако на совещании, происходившем в императорском дворце 28 июля, военный министр Аннами, морской министр Йонаи, Умедзу заставили премьера Судзуки выступить на пресс-конференции с заявлением об отказе принять Потсдамскую декларацию. «Мы,- сказал он, -ее игнорируем. Мы будем неотступно продолжать движение вперед для успешного завершения войны».[83]

Японская военщина была намерена продолжать безнадежную войну в метрополии и оккупированных ею территориях Юго-Восточной Азии, обрекая сотни миллионов людей, самой Японии, а также Китая, Кореи, Индонезии и других стран Юго-Восточной Азии на новые жертвы и страдания. Отказ от условий декларации предопределил неизбежность применения против Японии атомного оружия.

Еще 16 июля, сразу же после успешного испытания атомной бомбы в Нью-Мексико, Трумэн созвал совещание, на котором присутствовали Бирнс, Стимсон, Леги, Маршал, Кинг и Арнольд. Участники совещания единодушно высказались за применение атомной бомбы против Японии.

В ходе Потсдамской конференции, в тот самый день 24 июля, когда Трумэн сообщил Сталину о наличии у США «сверхоружия», он отдал приказ командующему стратегическими воздушными силами США «сбросить первую атомную бомбу, как только погода позволит воздушную бомбардировку, примерно 3 августа 1945 г. на один из следующих объектов: Хиросима, Кокура, Наигата, Нагасаки». Позднее командующий стратегической бомбардировочной авиацией США определил в качестве объектов бомбардировки города Хиросима и Нагасаки вследствие плотности их населения и значения в жизни страны. Трумэн утвердил этот роковой выбор. Применение атомной бомбы против Японии политики США решили приурочить к моменту объявления войны Японии Советским Союзом.

«Я, конечно, понимал, -признавался Трумэн, -что взрыв атомной бомбы вызовет невообразимые разрушения и жертвы».Но это не остановило американских политиков и военных. Правда, по договоренности с Черчиллем американские и английские военные власти предупредили 27 июля листовками жителей 11 японских городов, что они подвергнутся усиленной бомбардировке с воздуха. На следующий день на 6 городов были совершены массированные налеты. Еще 12 городов получили предупреждение 31 июля, и 4 из них подверглись бомбардировке 1 августа. Последнее предупреждение было сделано 5 августа.

Применение атомной бомбы возложено было на 393-ю авиаэскадрилью, входившую в состав 509-й авиагруппы, размещенной на о. Тиниан. К концу июля туда было доставлено по воздуху и морем такое количество расщепляющего материала, которое могло убить все живое на острове. Оно складировалось в хорошо охраняемых зданиях. 31 июля из Тиниана в Вашингтон пришло сообщение: «Лемею требуется еще 11 часов. Это будет 1 августа в 10 часов по восточному мировому времени».[84] Трумэн настаивал на том, чтобы дать Японии еще несколько дней для ответа на ультиматум.

25 июля на крейсере «Индианаполис» из Сан-Франциско на Тиниан были доставлены компоненты атомной бомбы. Она содержала урановый атомный боевой заряд и получила название «Малыш». 5 августа ученые начали упаковку «Малыша» для отправки в Хиросиму. В понедельник 6 августа самолет В-29 «Энола Гэй» (название было дано в честь матери командира экипажа половника Пола Тиббетса) взлетов с аэродрома на Тиниане, взял курс на Японию. В 7.30 самолет достиг побережья Японии. Погодные условия были идеальными.

В то время в Хиросиме проживало 343 тыс. жителей. Южнее города находилась военная база Удзина, а юго-восточнее – склады снабжения. В апреле 1945 г. в городе разместился штаб 2-й объединенной армии. В Хиросиме имелось сравнительно небольшое число предприятий военной промышленности.[85]

Еще в 7.09. над городом были обнаружены несколько американских самолетов из группы сопровождения экипажа Тиббетса. Был дан сигнал тревоги, но самолеты, сделав круг над городом, улетели. В 7.30. был дан сигнал отбоя, и люди начали обычный трудовой день.

В 8 часов вновь были обнаружены два самолета В-29. По радио был передан сигнал тревоги. Однако большинство жителей не обратили внимания на два одиноких американских самолета в ясном утреннем небе. Тем временем, на борту «Энолы Гей» шли лихорадочные приготовления к сбросу «груза». Ровно в 8 часов 15 минут и 17 секунд утра 6 августа первая в мире боевая атомная бомба покинула бомбовый отсек В-29 и устремилась к земле. Самолет сбросив бомбу, снабженную парашютом для медленного планирования, заложил вираж и начал удаляться. Вслед за бомбой самолет выбросил блок приборов для измерения интенсивности взрыва с прикрепленным к нему парашютом.

Взрыв произошел на высоте 570 метров. О его силе говорит тот факт, что в японской военно-морской академии в 85 км. к югу от Хиросимы студенты услышали глухой гром и почувствовали необычно теплый бриз, ворвавшийся к ним через открытые окна.

Бомба взорвалась точно над заданной точкой. В числе прочих заданий экипажам самолетов было дано распоряжение сосчитать очаги пожаров, вызванных атомным взрывом. Но задание это было невыполнимо априори: весь город был объят морем огня. Вскоре пожар принял катастрофические формы- все пожары слились, перейдя в огненный шторм. Бушующим огнем была объята площадь в 11, 5 кв. км.[86] Мгновенно было разрушено до 60 тыс. домов, расположенных на территории в 14 кв. км. В момент взрыва и в первые минуты после него погибло свыше 64 тыс. человек,[87] по другим данным- 78150 человек.[88]

На следующее утро 7 августа по радио было передано заявление президента США, сообщившего, что на Хиросиму была сброшена атомная бомба. Трумэн угрожал Японии, если она не капитулирует, сбросить атомные бомбы и на другие города. США в то время имели еще только одну атомную бомбу, которая и была сброшена 9 августа на Нагасаки.

Самолет В-29 «Бокс кар» с плутониевой атомной бомбой «Толстяк» на борту первоначально направлялся к Кокуре. Однако над этим городом, к счастью для его населения, небо было облачным и просвета в облаках экипажу обнаружить не удалось. Новой целью и был выбран Нагасаки. Однако над этим городом вначале повторилась та же история. Только в последнюю минуту летчики сумели обнаружить просвет в облаках и сбросить в это «окно» свой смертоносный груз.

При взрыве в Нагасаки погибли 23 753 человека и было ранено 43020 человек из 270 тыс. жителей.[89]

Была ли военно-стратегическая необходимость в использовании атомного оружия против Японии? Решила ли атомная бомба судьбу войны? Анализируя события, военные и политики в США и Англии пришли к выводу: атомные бомбы не определили исход войны.

«Было бы ошибкой предполагать, -писал к примеру, У. Черчилль, -что атомная бомба решила судьбу Японии. Поражение было предрешено еще до того, как упала первая бомба». Эту же точку зрения разделял начальник штаба президента США адмирал Леги. «Применение этого варварского оружия в Хиросиме и Нагасаки,- считал он, -не оказало никакой существенной помощи в нашей войне против Японии». Однако если военное значение атомной бомбардировки ставится под сомнение, то ее политическое значение было несомненным. «Взрывы атомных бомб в Японии,- писал английский профессор Блэкетт,- были не последним актом второй мировой войны, а первым актом холодной дипломатической войны против России».[90]

Итак, применение атомной бомбы носило скорее политический, нежели военный характер и было во многом продиктовано не только стремлением оказать решающее военное давление на противника, но и стремлением американской военно-политической элиты продемонстрировать атомную мощь для усиления своих позиций при решении послевоенных проблем Дальнего Востока и всего послевоенного мира. В истории XX века началась, новая, атомная эра.


3.2 Вступление в войну СССР. Разгром Квантунской армии

Вступление СССР в войну против Японии диктовалось необходимостью ликвидации очага агрессии на Дальнем Востоке, обеспечения безопасности советских границ и интересов СССР. Оно должно было закрепить новую и очень важную роль, на которую СССР не без оснований претендовал в нарождающемся послевоенном мире.

Державы антифашистской коалиции, несмотря на существенные расхождения по вопросам войны и послевоенного мира, были едины в главном- нанести вслед за Германией поражение Японии, победоносно завершить вторую мировую войну, приблизить наступление всеобщего мира.

8 августа в 17 часов нарком иностранных дел Молотов принял посла Японии в Москве Сато и сделал ему от имени Советского правительств заявление для передачи правительству Японии.

«После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии –говорилось в заявлении, -Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны».

Констатируя отклонение Японией требования трех держав о безоговорочной капитуляции, Советское правительство указывало, что СССР присоединяется к Потсдамской декларации и с 9 августа считает себя в состоянии войны с Японией.

«Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий».[91]

После вручения японскому послу заявления Советского правительства нарком иностранных дел информировал об этом послов США и Англии в Москве.

Британский премьер Эттли приветствовал «это великое решение России…Война, объявленная сегодня Советским Союзом Японии, является доказательством солидарности, существующей между основными союзниками, и она должна сократить срок борьбы и создать условия, которые будут содействовать установлению всеобщего мира».

С одобрением отнеслись к советским действиям и в Вашингтоне.

10 августа объявила войну Японии и МНР. Ее войска действовали вместе с Красной Армией.

Следует отметить, что советские войска вели военные действия только на территории Китая и Кореи, не совершали бомбардировок или обстрелов японской территории.

Подготовка Советских Вооруженных Сил к войне против Японии началась после Крымской конференции февраля 1945 г. Политическая цель кампании определяла и стратегический замысел Ставки Верховного Главнокомандования: разгром Квантунской армии, освобождение северо-восточных провинций Китая, Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов.

Об объявлении СССР войны Японии в Токио узнали 9 августа в 4 часа через перехваченную Домэй Цусин радиопередачу. Некоторые лица, например, министр иностранных дел Того, услышав сообщение ТАСС, даже высказали сомнение относительно его подлинности.

Получив сообщение о вступлении СССР в войну, императорская Ставка отдала приказ 9 августа повсеместно приготовиться к оборонительным действиям против Советского союза. 10 августа правительство Японии все еще не определило своей позиции в отношении Советского Союза.

Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке был назначен маршал А.М. Василевский.

В военных действиях принимали участие Забайкальского (командующий маршал Р.Я. Малиновский), 1-го (командующий- маршал К. А. Мерецков) и 2-го (командующий- генерал М.А. Пуркаев) Дальневосточных фронтов. 10 августа был занят Хайлар. В результате боев 9-14 августа войска Забайкальского фронта продвинулись на 250-400 км., вышли на Маньчжурскую равнину, в глубокий тыл японских войск, создав реальные предпосылки для окружения и разгрома основных сил Квантунской армии, и развернули наступление в направлении основных центров Маньчжурии- Шэнъян, Чанчунь, Цицикар, а также Чжанцзякоу и Чэндэ. Ведущую роль в преследовании играли танковые войска. В первую очередь 6-я гвардейская танковая армия, которая оказалась в трудных условиях местности наступать с темпом до 150-170 км в сутки.

Контратаки, предпринятые японским командованием 12-14 августа, в районах Линьси, Солунь, Ванъемяо, потерпели неудачу. Потеряв управление войсками, командование 3-го фронта беспорядочно бросало в бой свои части. Но они не в состоянии были остановить советские войска. С 12 августа противник стал спешно усиливать наземную оборону и ПВО городов Чанчунь и Шеньян и стягивать к ним дополнительные силы пехоты и зенитной артиллерии.

Наступление войск 1-го Дальневосточного фронта было осложнено внезапно начавшимися в Приморье грозовыми ливнями. Это исключало действия авиации, и ограничивало активность артиллерии. К 12 августа японская оборона была, тем не менее, прорвана, и войска фронта начали развивать наступление на муданьцзянском напрвалении.13 августа войска 1-й Краснознаменной армии ворвались в Муданьцзян. Однако в ходе ожесточенных контратак японцы выбили их из города 14 августа и отбросили на 8-10 км на север. Командование фронта решило обойти Муданьцзян с юга и прорваться в район Гирина, ударив в стык 5-й и 3-й японских армий. К исходу дня 14 августа войска фронта прорвали сильно укрепленную полосу оборону, овладели мощными укрепрайонами и, углубившись в Маньчжурию на 120-150 км, вышли к рубежу Линкоу, Муданьцзян. Бои завязались на внешнем оборонительном обводе города Муданьцзян.

Войска 2-го Дальневосточного фронта, наступавшие на сунгарийском и жаохэйском направлениях при поддержке Амурской военной флотилии к 14 августа прорвали долговременную оборону японцев, преодолели хребет Малый Хинган и вышли к Цицикару с севера. Они прошли за шесть дней 120 км и завязали бои в Центральной Маньчжурии.

В итоге первой недели войны советские и монгольские войска нанесли Квантунской армии серьезное поражение. Они разгромили вражеские войска в 16 укрепрайонах и продвинулись Забайкальским фронтом на 250-400 км. 1-м Дальневосточным фонтом- на 120-150 км. и 2-м Дальневосточным фронтом- на 50-200 км. досрочно выполнив поставленные ставкой задачи.

Японское командование, потеряв управление войсками уже в первые дни операции, не смогло до 15 августа организовать стойкого сопротивления ни на одном из направлений. Однако в ряде укрепрайонов и узлов сопротивления гарнизоны противника оборонялись упорно и тогда вооруженная борьба принимала ожесточенный характер (в Солуни, Хайларе, Муданьцзяне).[92]

С 15 августа начался второй этап Маньчжурской наступательной операции. Его содержанием стал окончательный разгром основных сил Квантунской армии, освобождение важнейших политических и экономических центров Маньчжурии и начало массовой капитуляции японских войск. 17 августа Забайкальский фонт взял Чифын, а 20 августа его 6-я гвардейская танковая армия вступила в Шэньян. 23 августа был взят Цицикар. Еще 18 августа сломлено сопротивление японских войск в Хайларском укрепленном районе.

1-й дальневосточный фронт 17 августа после тяжелейших боев, наконец, овладел Муданьцзяном. Спустя три дня войска фронта вступили Харбин и Гирин.2-й Дальневосточный фронт генерала М. А. Пуркаева 17 августа взял Цзямусы и быстро развивал наступление на юг.[93] Успешно развертывались совместные действия Северной Тихоокеанской флотилии (командующий адмирал Андреев) и войск 2-го Дальневосточного фронта по освобождению Южного Сахалина.

Проведение Курильской операции поручалось войскам Камчатского оборонительного района (командующий генерал-майор Гнечко) и Петропавловской военно-морской базы (командир капитан 1 ранга Пономарев). Командиром десанта был назначен командир 101-й стрелковой дивизии генерал-майор Дьяков. Наиболее укрепленными островами Курил являлись Сюмусю и Парамушир, где находились японские военно-морские базы. Их оборону осуществляла пехотная дивизия.

18 августа в условиях густого тумана на Сюмусю (площадь 260 кв. км), расположенный в 6,5 мили от южной оконечности Камчатки, был высажен десант с задачами: прорвать оборонительную полосу противника и при поддержке корабельной артиллерии повести наступление в глубь острова; разгромить врага, лишив его возможности перехода на другие острова для усиления их гарнизонов. Десант состоял из двух стрелковых полков, артиллерийского полка, дивизиона гаубичного артполка, отдельного истребительного противотанкового дивизиона, минометной роты, роты автоматчиков, батальона морской пехоты, роты морских пограничников, разведвзвода. Главным направлением была определена северная часть острова.

Противник встретил десант сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем многочисленных дотов и дзотов. Против передового отряда японцы выставили 20 танков. Десантники при поддержке артиллерии кораблей и мыса Лопатка уничтожили 15 из них, но под воздействием непрерывных атак вражеской пехоты были вынуждены перейти к обороне на склонах сопок.

Высаживающиеся в это время главные силы десанта находились под постоянным обстрелом артиллерии противника, подвергались бомбардировке с воздуха. Но уже к 16 часам к передовому отряду присоединились основные силы, и десант возобновил наступление на господствующие над островом высоты, которыми овладел после упорных пятичасовых боев. 22 августа гарнизон острова капитулировал, а 23-го Сюмусю (Шумшу) был полностью занят нашими войсками. В тот же день началась капитуляция японских частей на других островах Курильской гряды, завершившаяся 1 сентября.

Корабли и суда Амурской флотилии сыграли основную роль при форсировании реки Амур и переправе к местам высадки живой силы и техники армий 2-го Дальневосточного фронта. 1, 2, и 3-я бригады речных кораблей, имея в своем составе основные силы флотилии, успешно обеспечили Сунгарийскую операцию 15-й армии и 5-го стрелкового корпуса, наступавшим в общем направлении на Харбин. В захвате городов, расположенных на р. Сунгари, приняли участие мониторы и канлодки флотилии. 21 августа 1 и 2-я бригады, имея на кораблях два стрелковых батальона, прибыли в Харбин, куда до этого был высажен воздушный десант. 22 августа корабли 3-й бригады доставили в Харбин 394-й стрелковый полк. Там же была захвачена японская речная флотилия.

В результате скоординированных действий сухопутных войск и авиации, Тихоокеанского флота и Амурской флотилии были разгромлены основные группировки Квантунской армии. Своей директивой от 29 января 1946 года № 667 главком генерал Макартур объявил: «Курильские острова, включая Хабомаи и Шикотан, исключаются из юрисдикции Японии».

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1946 года гласил: «Все земли, недра и воды Сахалина и Курильских островов являются собственностью Союза Советских Социалистических Республик». [94]

3.3 Имперская конференция 14 августа 1945 г. и капитуляция Японии

Вступление Советского Союза в войну, последовавшее после того, как на Хиросиму была сброшена атомная бомба, укрепило решение императора Хирохито и части правительства немедленно принять условия Потсдамской декларации как единственный путь к прекращению войны. Министр иностранных дел Того, посетив премьер-министра Судзуки, а затем военно-морского министра Йонаи, убедил их в необходимости немедленно принять условия Потсдамской декларации. Министр-хранитель печати Кидо доложил императору о необходимости немедленно прекратить войну.

В 10 часов 30 минут 9 августа во дворце открылось совещание Высшего совета по руководству войной. На совещании со вступительным словом выступил премьер Судзуки. Он заявил о необходимости принять условия Потсдамской декларации и предложил присутствующим высказаться по данному вопросу. На несколько минут воцарилось глубокое молчание. Наконец представители военной верхушки предложили обсудить вопрос: продолжать войну или нет.

Военный министр Аннамит, начальник генштаба Умедзу и начальник морского генштаба Тоеда настаивали на соблюдении 4 условий: сохранение государственного строя, наказание военных преступников самими японцами, самостоятельное разоружение и, наконец, недопущение оккупации Японии союзниками, а если оккупация неизбежна, то она по возможности должна осуществляться небольшими силами, быть непродолжительной и ограничиться небольшой территорией, не затрагивая Токио.

Министр иностранных дел Того считал, что следует ограничиться первым условием, т.е. сохранением государственного строя. Выдвижение всех 4 условий может привести к срыву переговоров, и это будет означать высадку союзных войск на территории собственно Японии. В конечном счете Японии придется закончить войну на более тяжелых условиях, чем в настоящее время.

Военные считали, что Япония еще не находится в таком положении, когда вынуждена принять декларацию, не выдвигая почти никаких условий. В конечном счете выступавшие сошлись на том, чтобы принять Потсдамскую декларацию, однако единого мнения относительно того, какими условиями оговорить ее принятие, не было. Кабинет министров закончил заседание после 10 часов, так и не выработав единого решения.

Ночью 9 августа совещание продолжилось в бомбоубежище императорского дворца. На повестке дня был вопрос о принятии Потсдамской декларации. Премьер Судзуки, глава МИД Того и военно-морской министр Йонаи выступили по-прежнему за безоговорочное принятие условий союзников. Аннами и Умедзу все так же выступали за то, чтобы дать последнее сражение на земле Японии. Они настаивали на том, что необходимо выполнить долг перед императором, даже ценой гибели всей нации. С ними вновь солидаризировался Тоеда.

Заседание совета длилось уже более двух часов, а члены совета по-прежнему не пришли к единому мнению. Тогда выступил премьер-министр и заявил, что решение императора будет решением совета. Император, заранее подготовленный министром-хранителем печати Кидо и другими государственными деятелями, высказал свое согласие с проектом министра иностранных дел. В 2.30. 10 августа заседание закрылось, но в 3 часа вновь возобновилось. На нем была выработана необходимая процедура в связи с принятием условий Потсдамской декларации.

Министерству иностранных дел было приказано уведомить союзников о согласии Японии принять условия Потсдамской декларации. К 6 часам 10 августа был составлен текст телеграммы с просьбой к правительствам Швейцарии и Швеции передать заявление японского правительства правительствам США, СССР, Англии и Китая. В заявлении говорилось:

«Следуя воле Его Величества императора, проявляющего извечное желание к обеспечению мира на земле и стремящегося избавить человечество от бедствий, которые несет продолжение данной войны, императорское правительство несколько недель назад обратилось к бывшему тогда нейтральным Советскому Союзу с просьбой стать посредником в деле восстановления мира с враждебными державами. Однако, к несчастью, эти стремления к миру со стороны императорского правительства не принесли результатов, и императорское правительство, опираясь на желание Его Величества императора, решило принять условия, выдвинутые совместной декларацией, которая была провозглашена 26 июля 195 г. в Потсдаме и к которой присоединилось правительство СССР. Императорское правительство решило принять эти условия, поскольку указанная декларация не содержит никакого требования, которое затрагивает прерогативы Его Величества как суверенного правителя.

Императорское правительство искренне надеется, что оно не ошиблось в указанном понимании декларации, и весьма желает, чтобы как можно быстрее было высказано определенное мнение по этому вопросу».[95]

Кроме этого, соответствующе сообщение было передано ночью 10 августа токийской широковещательной радиостанцией в ее передаче на заграницу.

После полуночи 12 августа была перехвачена радиопередача из США следующего содержания:

«В отношении заявления японского правительства, которое принимает условия Потсдамской декларации с оговоркой: «Если указанная декларация не содержит никакого требования, которое затрагивает прерогативы Его Величества императора как суверенного правителя», у нас есть четкая позиция.

С момента капитуляции власть императора и японского правительства будет подчинена Верховному главнокомандующему союзных держав. Императору будет предложено санкционировать и обеспечить подписание правительством Японии и Ставкой условий капитуляции, необходимых для выполнения Потсдамской декларации. Он должен будет от своего имени отдать приказы всем японским военным, военно-морским и авиационным властям и всем находящимся в их подчинении вооруженным силам, где бы они ни находились, прекратить боевые действии я и сдать оружие, а также отдать все другие приказы, которые потребует Верховный главнокомандующий в целях осуществления условий капитуляции.

Сразу же после подписания капитуляции японское правительство отправит военнопленных и гражданских интернированных лиц указанные безопасные пункты, где их быстро посадят на борт союзных транспортов.

Форма правительства Японии в конечном счете будет установлена в соответствии с Потсдамской декларацией и свободно выраженной волей народа.

Вооруженные силы союзных держав будут оставаться в Японии до тех пор, пока не будут достигнуты цели, изложенные в Потсдамской декларации»

МИД Японии немедленно приступило к изучению ответа союзников, который был составлен в крайне туманных выражениях и вызвал у японской стороны замешательство.

Вопрос об императорской власти не раз вызывал в Соединенных Штатах горячие споры, но так и не был решен. Сразу же после сообщения Японией 10 августа о согласии принять условия союзников, Трумэн провел совещание с госсекретарем Бирнсом, военным министром Стимсоном, адмиралом Леги. Последние двое высказались за то, чтобы удовлетворить просьбу Японии. Однако Бирнс настоял на том, чтобы в ответе союзные державы выдвинули новые условия, так как контрусловия в той форме, в которой предлагала им Япония, были неприемлемы. Бирнс тут же составил приведенный выше ответ, с которым согласился и Трумэн. После получения согласия со стороны Англии, Китая и СССР ответ был переслан по радио и направлен по официальным каналам для вручения японской стороне.

Поскольку в ответе союзных держав содержалось много неясного, министру иностранных дел Того нелегко было определить свою позицию. По настоянию своего заместителя Мацмото и других, Того решил добиться принятия ответа союзников. К этому, видимо, склонялся и премьер Судзуки. Что касается командования армии и флота, то оно решительно выступило против принятия условий декларации. Теперь на их сторону перешел и военно-морской министр Йонаи.

Утром 13 августа снова заседало правительство, но разногласия не были преодолены. Поздно вечером Умедзу и Тоёда встретились с Того. На встрече присутствовал заместитель начальника морского генерального штаба адмирал Ониси- создатель корпуса камикадзе. Он убеждал участников встречи не соглашаться на безоговорочную капитуляцию и выдвинул чудовищный план- для обеспечения победы «пожертвовать жизнями 20 млн. японцев в виде операций камикадзе».Совещание закончилось безрезультатно.

Утром 14 августа в бомбоубежище императорского дворца состоялось объединенное совещание Высшего совета по руководству войной и кабинета министров. Аннами и Умедзу по-прежнему выступали против принятия условий Потсдамской декларации, за продолжение войны. После ожесточенных споров было принято решение в форме императорского рескрипта о согласии на безоговорочную капитуляцию Японии.

В тот же день в 23 часа через швейцарское правительство была направлена телеграмма. В ней правительства США, Англии, Китая и СССР уведомлялись о принятии Японией условий Потсдамской декларации. Японский император был готов санкционировать и обеспечить подписание правительством и главным командованием отдачу приказов «всем военным, военно-морским и авиационным властям Японии, где бы они не находились, прекратить боевые действия и сложить оружие».

Наиболее фанатичные милитаристы во главе с майором Хатанака, поддержанные военным министром Анами, до последнего часа отвергали безоговорочную капитуляцию. Они решили организовать мятеж, поднять оружие, чтобы не допустить ее подписания. В ночь на 15 августа мятежники силами одной охранной дивизии заняли императорский дворец, убив командира охранявшей его 1-й гвардейской дивизии генерала Мори, отказавшегося поддержать мятежников. В 2 часа ночи был издан фальшивый приказ. 1-му пехотному полку приказывалось «занять дворец и обеспечить его охрану. Одной из его рот занять токийскую радиовещательную станцию».

Мятежники искали пленки с записью выступления императора, в котором излагался указ о прекращении войны, но записи были надежно спрятаны. Служащие радиокомпании, которые, выключив оборудование, отправились домой, были задержаны в воротах дворца и заперты во внутренних помещениях. [96]

Другая группа заговорщиков совершила налет на резиденции руководителей правительства, выступавших за заключение мира. Они напали на дом премьер-министра Судзуки, а также президента Тайного совета Хиранума. Судзуки бежал из дома, и следы его затерялись. Разъяренные мятежники, решив на чем-нибудь сорвать злобу, облили дом премьера бензином и подожгли. Дом также спасшегося бегством Хиранума постигла такая же участь. Удалось скрыться и еще одному разыскиваемому мятежниками деятелю- маркизу Кидо- министру-хранителю печати.

Мятежники пытались отстранить от власти министров- «сторонников мира», помешать обнародованию сообщения о капитуляции Японии, поднять армию, флот, авиацию на продолжение безнадежной войны.

Однако к утру 15 августа мятеж был подавлен. Командование войск Восточного военного округа во главе с генералом Танака, дислоцированных в районе Токио, не поддержало заговорщиков и прияло меры к немедленному подавлению мятежа. Обманутые офицеры и солдаты восставшей дивизии добровольно сложили оружие. Майоры Хатанака, Кога и другие офицеры- лидеры мятежа покончили с собой, сделав по самурайскому обряду харакири. Аналогичным образом в тот же день ушел из жизни и военный министр Аннами- главный патрон и идеолог мятежа. После этого сложили оружие другие мятежники в провинции- в воинских частях, военных училищах, в частности в учебном центре армейской авиации в Мито.

Утром 15 августа по японскому радио было сообщено, что ровно в полдень будет передано важное сообщение. Это было беспрецедентное нарушение традиций. Еще никогда в японской истории император лично не обращался к подданным. Люди никогда не слышали его голос. в полдень в школах, на фабриках, военных базах и частных домах все собрались возле радиоприемников и громкоговорителей. Лишь некоторые догадывались, что они услышат.

В 11. 59. отзвучали последние аккорды национального гимна «Кимагайо», после чего диктор взволнованным голосом оповестил: «Всех радиослушателей просят встать. Его Величество император зачитает сейчас рескрипт». Дорожное движение замерло. В городах и поселках повисла гробовая тишина.

— Я обращаюсь к моим законопослушным подданным,- начал император,- После долгого размышления над событиями последних дней, складывающимися в нашей стране, мы решили стабилизировать ситуацию при помощи экстраординарной меры,- его высокий пронзительный голос немного дрожал, -Мы отдали приказ нашему правительству связаться с правительствами Соединенных Штатов, Великобритании, Китая и Советского Союза, чтобы сообщить им о том, что император принимает условия совместной декларации

Достижение всеобщего процветания и счастья всех наций, как и безопасность и благосостояние моих подданных, является единственным моим обязательством пред моими великими предками нашей империи. В самом деле, мы объявили войну Америке и Британии вне зависимости от нашего желания обеспечить защиту Японии и достичь стабилизацию в Юго-Восточной Азии. Мы также были далеки от мыслей о нарушении суверенитета других государств или о территориальных захватах. Но сейчас война длится уже четыре года. Несмотря на все усилия, приложенные каждым гражданином нашего отечества, и самоотверженность всего стомиллионного народа, никто не может гарантировать победы Японии в этой войне. Более того, общие тенденции современного мира обернулись не в нашу пользу.

Кроме того, противник начал использование нового оружия небывалой мощности. Эта смертоносная бомба причинила непоправимый ущерб нашей земле и унесла тысячи невинных жизней. Советский Союз вступил в войну, и принимая во внимание положение дел в стране и за границей, мы полагаем, что продолжать борьбу- значит служит дальнейшему бедствию…Если мы продолжим борьбу, это приведет не только к полному уничтожению японской нации, но и даст старт искоренению всего человечества. В сложившейся ситуации мы обязаны спасти миллионы сограждан и оправдать себя перед святыми духами наших императорских предков. Именно по этой причине мы отдали приказ о принятии всех положений совместной Декларации.

Мы выражаем свое сожаление всем союзным государствам, которые сотрудничали с Японской империей во время захвата Восточной Азии. Мысль о солдатах и офицерах, павших на полях сражений и на боевом посту, о безвременно ушедших от нас и их осиротевших семьях наполняет болью наши сердца день и ночь. Наша первейшая обязанность- забота о пострадавших и раненых, тех, кто потерял свои дома и средства к существованию. Жизнь нашего государства будет полна тягот и лишений. Мы понимаем это, однако в сложившихся условиях нам выпала судьба пройти по тернистому пути к достижению великого мира для всех грядущих поколений. В этих условиях мы должны вынести невыносимое.

Я прошу вас воздержаться от вспышек эмоций, которые могут вызвать ненужные раздоры, ввести других в заблуждение и привести к сумятице в мире. Объединим наши усилия во имя будущего. Будьте честными, крепите бодрость духа, трудитесь, чтобы возвысить славу императорского государства и идти в ногу с мировым прогрессом».[97]

Шок охватил всю Японию. Впервые за 2600 лет японский народ должен был кланяться победителю. Особенно ошеломлены были те, кто жил в отдаленных районах, а также те, кто с трудом понимал незнакомый стиль речи императора, построенной на стильной архаичной форме придворного японского, старинной для большинства слушателей. Страх, слезы и стыд пришли в каждый дом. Тем не мене, большинство японцев встретило речь императора с чувством покорности и верноподданнического трепета. Они не выражали гнева по поводу огромного количества напрасных жертв, не задавали вопросов о том, кто виновен в катастрофе, постигшей в страну. Простые люди просто радовались, что тяжелые испытания позади.[98]

Ситуация в вооруженных силах была иной. Через несколько часов после речи императора грузовики с пьяными солдатами, кричащими, что война будет продолжена, пронеслись по центру Осаки.

Поскольку обращение императора по радио могло показаться недостаточным и чтобы лишить фашиствующих фанатиков возможности выдать ее за «фальшивку предателей», Хирохито направил ближайших родственников убедить сомневающихся и скептиков в подлинности его решения о капитуляции. Принц Такеда вылетел в штаб Квантунской армии, принц Канин отправился в штаб южной армии, принц Асака в штабы армии и флота, находившихся в Китае. В армии и военно-морском флоте были изданы инструкции для офицеров и солдат о немедленном выполнении приказа императора об окончании войны.[99]

Сотни верующих собрались напротив императорского дворца вечером в тот же день, чтобы помолиться за здоровье верховного правителя. Это были пожилые люди, охваченные скорбью. Среди них были видны и армейские офицеры. Но эти пришли свести счеты с жизнью. Никто не кричал и не поднимал паники. Люди осторожно обходили трупы военных, лежащие на тротуаре у главного входа во дворец

Сразу после выступления императора кабинет Судзуки ушел в отставку. Новым премьером стал человек королевской крови- дядя императора принц Хигаши-Куни. в свое время он выступил против развязывания агрессивной войны против США и Англии, а после ее начал подал в отставку. Теперь его посчитали идеальной кандидатурой на пост главы правительства в переходный период. Министром иностранных дел стал Маимору Сигэмицу.

Едва новый премьер вступил в должность, к нему явилась группа армейских офицеров, вооруженных пистолетами и самурайскими мечами. Офицеры заявили, что они против окончания войны, и потребовали под угрозой смерти, чтобы Хигашикуни отменил решение о капитуляции и убедил в этом императора. Премьер отказался сделать это. 20 августа милитаристски настроенные офицеры намечали новый путч, но в силу ряда обстоятельств им не удалось сделать это, хотя отдельные выступления фашиствующих и экстремистских элементов продолжались во многих районах страны. В частности, летчики-смертники на аэродроме Ацуги близ Токио отказались повиноваться и угрожали торпедировать корабли союзников в Токийском заливе. Многие армейские офицеры, офицеры авиации и флота, отказываясь выполнить приказ о капитуляции, кончали жизнь самоубийством. Принц Коноэ принял яд, генерал Тодзио пытался застрелиться.

Тем временем для принятия общей капитуляции японских вооруженных сил по согласованию между США, СССР, Китаем и Англией, генерал Дуглас Макартур был назначен Верховным командующим союзных держав на Дальнем Востоке. Советское правительство назначило своим представителем генерал-лейтенанта К.Н. Деревянко своим представителем в контрольном органе союзников по Японии.

Через несколько часов после радиообращения императора Хирохито представители противника вышли на связь с Токио. Впервые с 7 декабря 1941 г. армия США открыто общалась с правительством Японии. Радиограмма генерала Макартура гласила: «Я, Верховный главнокомандующий войск союзных держав (США, Китая, Англии и СССР) уполномочен достичь договоренности с японскими официальными лицами по вопросу о скорейшем прекращении военных действий.

Желательно, чтобы одна из радиостанций в Токио была выделена для связи штаба войск союзников со штаб-квартирой японских войск. Укажите в вашем ответе на это сообщение ее позывные и рабочие частоты. Текст сообщений- английский. Предлагаем использовать радиостанцию «Джиг Нэн Питэр», «Джей-Эн-Пи». Рабочая частота -3740 килогерц. При получении письма сообщите. Макартур».[100]

Вся подготовительная работа по организации подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии проводилась штабом генерала Макартура в Маниле. 19 августа сюда прибыла японская делегация- представители главной ставки во главе с генерал-лейтенантом Кавабе для получения соответствующих указаний, связанных с подписанием акта о капитуляции и практическим осуществлением оккупации Японии армиями союзников. Японским представителям был вручен акт о капитуляции Японии, согласованный с союзными странами.

26 августа генерал Макартур уведомил японское командование о том, что соединения флота США в составе 383 судов с сопровождении авианосцев с 1300 самолетами на борту начали выдвижение к Токийскому заливу. 28 августа 1945 г. на аэродром Ацуги беспрепятственно высадился передовой отряд американских оккупационных войск. 30 августа началась массовая высадка американо-английских войск близ Токио и в других районах Японии. В тот же день в Токио из Манилы прибыл генерал Макартур, столичная радиостанция была взята под контроль. Впервые за всю японскую историю на ее территории высадились иностранные войска.[101]

2 сентября 1945 г. в 9 часов утра на борту американского линкора «Миссури», стоявшего на рейде Токийского залива, состоялось подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии. Члены японской делегации отправились на линкор в глубокой тайне, опасаясь покушения со стороны милитаристов-фанатиков. Посреди верхней бронированной палубы линкора стоял большой стол, за которым сидели представители делегаций США, СССР, Китая, Великобритании, Франции, Австралии, Канады, Новой Зеландии и Голландии. Генерал Макартур предложил японским представителям подписать акт о безоговорочной капитуляции.

В наступившей тишине, заметно хромая, опираясь на палку, перед столом представителей союзников появился глава японской делегации министр иностранных дел Сигэмицу. Его сопровождал начальник генерального штаба генерал Умедзу и еще 9 человек (по три представителя от министерства иностранных дел, военного и морского министерств). В течение пяти минут японская делегация стоит под суровыми взглядами всех присутствующих на корабле представителей союзных стран. Это были специально оговоренные процедурой «минуты позора». От имени японского правительства акт о безоговорочной капитуляции подписывает Сигэмицу. вторую подпись от имени императорской ставки поставил генерал Умедзу.

От имени всех союзных держав акт подписал генерал Д. Макартур. От США его подписал главнокомандующий американским Тихоокеанским флотом адмирал Ч. Нимиц. от Великобритании- адмирал Б. Фрэзер, от Франции- генерал Ж. Леклерк, от Китая- генерал Су Юнчан. От имени СССР акт подписал генерал-лейтенант К.Н. Деревянко. За ним свои подписи поставили представители Канады, Австралии, Новой Зеландии и Голландии. Церемония подписания заняла 20 минут. Союзные делегации после подписания акта вместе с Макартуром удалились в салон адмирала Нимица.

Японские представители остались одни. Затем Сигэмицу вручили черную папку с экземпляром подписанного акта. Японцы спустились вниз по трапу, сели на катер и отбыли.

Подписав акт о капитуляции, Япония принимала условия Потсдамской декларации США, Англии, Китая и присоединившегося к ним СССР. Япония заявляла о безоговорочной капитуляции перед союзными державами всех японских вооруженных сил, как своих, так и находившихся под ее контролем вне зависимости от того, где они находились.

Всем японским войскам и народу приказывалось немедленно прекратить военные действия, сохранять и не допускать повреждения всех судов, самолетов и военного гражданского имущества; гражданские, военные и военно-морские официальные лица должны были выполнять указания Верховного командующего союзных держав; японскому правительству и генеральному штабу предписывалось немедленно освободить всех союзных военнопленных и интернированных гражданских лиц; власть императора и японского правительства подчинялась Верховному командующему союзных держав.

Особо надлежит сказать об императорской фамилии. Император возглавлял первоначальный список военных преступников и – как суверен, как не только политический, но и духовный лидер Японии и ее народа – готов был принять на себя всю ответственность за происшедшее. В конце сентября 1945 г. он, вопреки советам лично отправился к Макартуру и заявил: «Я пришел к Вам, генерал Макартур, чтобы предать себя правосудию держав, которые Вы представляете, принимая на себя всю ответственность за любое принятое политическое и военное решение, за любое действие, совершенное моим народом в ходе этой войны». Но у генерала хватило государственной мудрости не принять эту жертву: предание императора унизительному суду могло повлечь за собой если не начало гражданской войны в Японии, то неисчислимые политические осложнения. [102]

Зато значительное количество военных преступников не избежали наказания. 28 человек во главе с премьером Тодзио предстали в апреле 1946 г. перед Токийским международным трибуналом, которых обвинили в военных преступлениях, преступлениях против мира и человечества.[103] На процессе вопрос об ответственности императора за войну не ставился. Не привлекались к суду или какой бы то ни было ответственности и принцы, которые по традиции посвящали свою жизнь военной службе.[104] 12 ноября 1948 г. Международный трибунал приговорил к смерти 7 военных и государственных деятелей Японии, 16- к пожизненному заключению, 1- к 20 годам тюремного заключения и 1- к 7 годам.[105] Наряду с Нюрнбергским, Токийский процесс был данью памяти погибшим во Второй мировой войны миллионам людей предостережением тем агрессивным правительствам и военным стратегам, которые снова решатся нарушить международные договоры и нормы права. Была создана международно-правовая основа для осуждения и наказания всех военных преступников, независимо от того, какое служебное положение они не занимали.[106]

Япония понесла в войне тяжелые потери. Ее вооруженные силы потеряли убитыми около 2 млн. человек. 119 городов Японии были разрушены авиацией союзников. По данным Совета экономической стабилизации Японии, общая сумма ущерба от войны составила 65302 млн. йен.[107]

Разгром и капитуляция милитаристской Японии имели историческое значение. На земном шаре наступил долгожданный мир.



Заключение

Таким образом, в течение весенне-летней кампании 1945 г. войска союзных держав на Тихом океане нанесли окончательное поражение японскими вооруженным силам и вынудили Японию к капитуляции. Это ознаменовало окончание всей второй мировой войны в целом. В ходе военных действий весной и летом 1945 г. союзники и постоянно обладали все возрастающим количественным и качественным превосходством над своим противником. В операциях на море, на суше и в воздухе это превосходство стало ключевым фактором одерживаемых коалицией побед над Японией. Тем не менее, несмотря на все эти неоспоримые преимущества, союзники не смогли вплоть до применения атомного оружия в Хиросиме и Нагасаки и вступления в войну СССР добиться капитуляции Японии при помощи обычных вооружений и собственных сил. Более того, такая задача рассматривалась как крайне сложная и даже трудновыполнимая- достаточно напомнить о планах американского командования начать наступательные операции на главных Японских островах не ранее поздней осени 1945 г.

Армия и флот были в Японии государством в государстве, а более чем миллионная Квантунская армия была отдельным государством внутри этого государства. Все возрастающий фанатизм и ожесточение, с которым оказывалось японское сопротивление, давали достаточно оснований для таких прогнозов, равно как и график роста потерь союзников в последних перед событиями августа 1945 г. военных операциях на Тихом океане- если в операции по овладению Иводзимой потери составили свыше 27 тыс. и бои продолжались свыше месяца, то на Окинаве продолжительность сопротивления достигла уже почти трех месяцев, а потери выросли почти вдвое, составив 49 тыс. человек. Запланированная высадка в рамках операций «Олимпик» и «Коронет» предположительно могла обойтись союзникам уже не менее чем в миллион солдат и офицеров. Америка не была готова к такой войне на истощение. Поэтому сотни «летающих крепостей» уничтожали деревянные японские города. Кульминацией стали атомные бомбардировки накануне вступления в войну Советского Союза. Американцы пытались сломить дух народа, не понимая, что японцы не боятся смерти. Гораздо больше они боятся позорной капитуляции.

124-й император Японии Хирохито предложил тайному Высшему военному совету принять условия Потсдамской декларации, выдвинув только одно встречное требование — неизменность статуса микадо. Это означало капитуляцию и оккупацию Японии. Члены Большой шестерки прекрасно понимали, что в случае отказа страна будет просто уничтожена. А еще они понимали, что армия и флот капитулировать откажутся. Высший совет знал, что Япония агонизирует. Но дух нации был как никогда высок. Не только солдаты, но и гражданское население — все были фанатично готовы и погибнуть за императора. Все были настроены дать врагу последний бой на своей земле — долгий и кровавый. И в этом не приходилось сомневаться.

Верный союзническим обязательствам, принятым еще в Тегеране поздней осенью 1943 года, Сталин должен был спустя три месяца после победы над Германией вступить в войну с Японией. За ленд-лиз и Второй фронт следовало платить. Но была и более веская причина. После разгрома Японии России возвращались Южный Сахалин, Курильские острова, Порт-Артур и Дальний, потерянные за 40 лет до этого. 8 августа СССР объявил войну Японии, а 9-го перешел в наступление. Количественно советские войска (1,5 млн. человек) были почти равны Квантунской армии (1,2 млн.). Хотя по канонам военного искусства считается, что для наступательной операции необходим трехкратный перевес. Зато многократное превосходство СССР имел в самолетах, танках и артиллерии.

Квантунская армия была отрезана от Японии. Именно невозможность переброски войск с материка для защиты от американского вторжения окончательно добила высшее руководство Японии. Для Советского Союза эта последняя кампания была скоротечной — всего 24 дня — и победоносной. Население узнавало о ней только из торжественных сводок Совинформбюро, где звучали незабытые названия — Мукден, Порт-Артур… Война была далекой и почти незаметной. Подготовка к ней прошла в глубокой секретности, и сама она оказалась полузасекреченной. В боях погибли 8,2 тыс. советских воинов — ничтожно мало на фоне многомиллионных гекатомб Великой Отечественной. И последняя кампания Второй мировой растворилась в блеске триумфа 9 мая. Даже в учебниках истории о ней говорили коротко и невнятно. День победы над Японией- день окончания Второй мировой так и не стал для России праздником, словно она не принимала участия в той долгой и страшной войне… Но самым главным итогом всего рассмотренного нами комплекса событий стало именно то, что эта самая кровопролитная и разрушительная в истории человечества война-Вторая мировая война окончилась на Дальнем Востоке 2 сентября 1945 года


Список литературы и источников

Источники

1. Геббельс Й. Последние записи. Смоленск. 1993.

Литература

1.Ардашев А.Н. Огнеметно-зажигательное оружие. М., 2001

2. Блон М. Война в океанах. М., 2001.

3. Волков Ф.Д. Тайное становится явным. М., 1989.

4. Дроговоз И. Воздушный блицкриг. М., 2003.

5. Иванов Ю. Камикадзе- пилоты-смертники. М., 2001.

6. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т.5. М. 1961.

7. История второй мировой войны 1939-1945. Т. 9-11. М., 1981.

8. Крейг У. Падение Японии. М., 2000

9. Майроф Б. Лики демократии. М., 2000.

10. Миллер Д. Коммандос. Формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений. Минск, 1998.

11. Молодяков В. Подсудимые и победители: Заметки и размышления историка о Токийском процессе. Токио, 1996.

12. Николаев А. Токио: суд народов. М., 1990.

13. Нимиц Ч., Поттер Э. Война на море. 1939-1945. М., 1965.

14. Новейшая история стран Европы и Америки. 1939-1975. М, 1978.

15. Рагинский М.Ю., Розенблит С.Я. Международный процесс главных японских военных преступников. М., Л., 1950.

16. Соколов Б.В. Сто великих войн. М., 2002.

17. Спик М. Асы союзников. М., 2000.

18. Торопцев А. Мировая история войн. М, 2004.

19. Уткин А. Рузвельт. М., 2000..

20. Хаттори Т. Япония в войне 1941-1945. М., 2002.

21. Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Японская авиация во второй мировой войне. М., 2002.

Периодическая печать

1. Королев В. В августе 1945-го…// Независимое военное обозрение (далее- НВО). 2005., 2.09. 2005.

2. Мясников В. Забытый День Победы // Независимое военное обозрение. 2.09. 2005.

3. Николаев А. Об издании материалов Токийского военного трибунала // Новая и новейшая история. 1996, № 1.

4. Тихвинский С. К истории восстановления послевоенных советско-японских отношений // Вопросы истории. 1990, № 9.


[1] Хаттори Т. Япония в войне 1941-1945. М., 2002. С. 500-501.

[2] Там же. С. 540.

[3] Спик М. Асы союзников. М., 2000. С. 227.

[4] Хаттори Т. Ук раб. С. 540.

[5] Блон М. Война в океанах. М., 2001. С., 488.

[6] Там же. Ук раб. С. 490.

[7] Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Японская авиация во второй мировой войне. М., 2002. С..337.

[8] Хаттори Т. Ук раб. С. 547.

[9] Там же. С. 547.

[10] Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Ук. раб. С. 337.

[11] Хаттори Т. Ук раб. С. 548.

[12] См. Иванов Ю. Камикадзе-пилоты-смертники. М., 2001. С. 173.

[13] Новейшая история стран Европы и Америки. 1939-1975. М, 1978. С., 88.

[14] См. Иванов Ю. Ук. раб. с. 175.

[15] См. Блон М. Ук раб. С. 498.

[16] Хаттори Т. Ук раб. С. 548.

[17] Там же. Ук раб. С. 552.

[18] Там же. Ук раб. С. 560.

[19] Там же. Ук раб. С. 562.

[20] Блон М. Ук раб. С. 505.

[21] Там же. Ук раб. С. 507.

[22] См. Иванов Ю. Ук. раб. с. 175.

[23] Хаттори Т. Ук раб. С. 683.

[24] Крейг У. Падение Японии. М., 2000. С. 19.

[25] Хаттори Т. Ук раб. С. 688.

[26] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 69.

[27] Хаттори Т. Ук раб. С. 598.

[28] История второй мировой войны 1939-1945. Т. 9. М., 1981. С. 320.

[29] Там же. С. 325.

[30] См. Волков Ф.Д. Тайное становится явным. М., 1989. с. 327.

[31] Хаттори Т. Ук раб. С. 698.

[32] Блон М. Ук раб. С. 539..

[33] Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Ук. раб. С. 388.

[34] Дроговоз И. Воздушный блицкриг. М., 2003. с. 149.

[35] Крейг У. Ук раб. С. 38.

[36] Дроговоз И. Ук раб. С. 150.

[37] Хаттори Т. Ук раб. С. 712.

[38] Блон М. Ук раб. С. 540.

[39] Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Ук. раб. С. 399.

[40] Блон М. Ук раб. С. 540..

[41] Хаттори Т. Ук раб. С. 712.

[42] Блон М. Ук. раб. С. 540.

[43] Там же. С. 543.

[44] Соколов Б.В. Сто великих войн. М., 2002. С. 480.

[45] Нимиц Ч., Поттер Э. Война на море. 1939-1945. М., 1965. С. 440.

[46] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 69.

[47] Хаттори Т. Ук раб. С. 712.

[48] Блон М. Ук раб. С. 546.

[49] Соколов Б.В. Ук. раб. С. 480.

[50] Блон М. Ук раб. С. 547.

[51] Хорикоши Д., Окумия М., Кэйдин М. Ук. раб. С. 398.

[52] Блон М. Ук. раб. С. 549.

[53] Хаттори Т. Ук. раб. С. 700.

[54] Торопцев А. Мировая история войн. М, 2004. С.882.

[55] Хаттори Т. Ук. раб. С. 717.

[56] См. История второй мировой войны 1939-1945., Т.11. М., 1981. С. 108.

[57] Блон М. Ук раб. С. 558.

[58] Хаттори Т. Ук раб. С. 715.

[59] См. Иванов Ю. Ук. раб. С. 368.

[60] См. там же. С. 378.

[61] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 71.

[62] Иванов Ю. Ук. раб. С. 384.

[63] Блон М. Ук раб. С. 562.

[64] Крейг У. Ук раб, С. 29.

[65] См. История второй мировой войны 1939-1945., Т.11.М., 1981. С.; Крейг У. Ук. раб. С. 31.

[66] Крейг У. Ук раб. С. 33.

[67] Мясников В. Забытый День Победы // Независимое военное обозрение. 2.09. 2005.

[68] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 73.

[69] Там же. С. 107.

[70] Миллер Д. Коммандос. Формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений. Минск, 1998. С. 88.

[71] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 90.

[72] Там же. С. 111.

[73] Там же. С. 79.

[74] Уткин А. Рузвельт. М., 2000. С. 476.

[75] См. Майроф Б. Лики демократии. М., 2000. С. 309.

[76] Хаттори Т. Ук раб. С. 735.

[77] Геббельс Й. Последние записи. Смоленск. 1993. С. 338.

[78] Крейг У. Ук раб. С. 59.

[79] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 336.

[80] Тихвинский С. К истории восстановления послевоенных советско-японских отношений // Вопросы истории. 1990, № 9. С. 5.

[81] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 338.

[82] Крейг У. Ук раб. С. 84.

[83] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 338

[84] Крейг У. Ук раб. С. 88.

[85] Хаттори Т. Ук раб. С. 786.

[86] Ардашев А.Н. Огнеметно-зажигательное оружие. М., 2001. С. 225.

[87] Крейг У. Ук раб. С. 91.

[88] Хаттори Т. Ук раб. С. 786.

[89] Там же. С. 794.

[90] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 340.

[91] Там же.

[92] История второй мировой войны 1939-1945. Т.11. М., 1981. С. 237.

[93] Там же. С. 245.

[94] Королев В. В августе 1945-го…// Независимое военное обозрение (далее- НВО). 2005., 2.09. 2005.

[95] Хаттори Т. Ук раб. С. 798.

[96] Крейг У. Ук раб. С. 212.

[97] Там же. С. 212.

[98] Иванов Ю. Ук. раб. С. 474.

[99] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 347.

[100] Крейг У. Ук раб. С. 240.

[101] См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т.5. М. 1961. С. 588.

[102] Молодяков В. Подсудимые и победители: Заметки и размышления историка о Токийском процессе. Токио, 1996. С. 51-52

[103] Рагинский М.Ю., Розенблит С.Я. Международный процесс главных японских военных преступников. М.- Л., 1950. С. 250.

[104] Молодяков В. Ук. раб. С. 52.

[105] Николаев А. Токио: суд народов. М., 1990. С. 392.

[106] Николаев А.Об издании материалов Токийского военного трибунала // Новая и новейшая история. 1996, № 1. С. 229.

[107] Волков Ф.Д. Ук раб. С. 351.

еще рефераты
Еще работы по истории