Реферат: Иосиф Виссарионович Сталин и его окружение

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА И ЭКОНОМИКИ

Институт СиУСП

I курс.

Кафедра «Истории и политологии»

РЕФЕРАТ

ДИСЦИПЛИНА: Отечественная история

ТЕМА: Иосиф Виссарионович Сталин и его окружение

Специальность: Социальная работа.

Работу выполнила:

Студентка 1 курса 30505, З/О

Жучкова Н. В.

Санкт-Петербург

2009г.

Содержание

1. Введение

2. Биография Джугашвили – Кобы –Сталина

3. Официальная справка на члена ЦК

4. Иосиф в детстве и его первое образование. Горийское духовное училище

5. Тифлис

6. Грузинская социал-демократическая организация «Месаме-даси» в 1898г.

7. И.В. Сталин возглавляет работу Кавказского союзного комитета РСДРП

8. В 1917-1922 годы нарком по делам национальностей

9. Новый Секретариат ЦК, сформированный после XI съезда партии. Ленинская гвардия

10. Сталинский террор с приспешниками

11. Красная Армия. Великая Отечественная Война

12. Историческая справка

13. Открытия второго фронта в Европе

14. Тегеран – 43

15. Победа

16. Военный лагерь Социализма
17. Советское общество после войны

18. Укрепление тоталитаризма

19. Борьба за власть в окружении Сталина

20. Сталин и создание атомной бомбы

21. Смерть Сталина.

22. Историческая справка. Геральный секретарь ЦК партии 1922 — 1953 годы

23. Список использованных источников

1. Введение

Крупнейшая историческая личность века минувшего Иосиф Виссарионович СТАЛИН, жизнь и государственная деятельность которого оставила глубочайший след не только в судьбе народа СССР, но и всего человечества, ещё не одно столетие будет предметом тщательного изучения историков. Биография Джугашвили — Кобы — Сталина, политического долгожителя XX века, содержит в себе несчетное число противоречащих друг другу характеристик: где жестокий, но и отец родной; лидер коммунистической партии, авторитарен и беспощаден, вождь великой коммунистической страны.

Ни кто не сможет дать характеристику лучше чем его современники. Его личность говорила сама за себя.

«Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел „приручать“ своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений.

Сталинская Россия — это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено...

… Сталин разговаривал там (в Тегеране. — Ред.) как человек, имеющий право требовать отчета. Не открывая двум другим участникам конференции русских планов, он добился того, что они изложили ему свои планы и внесли в них поправки согласно его требованиям. Рузвельт присоединился к нему, чтобы отвергнуть идею Черчилля о широком наступлении западных вооруженных сил через Италию, Югославию и Грецию на Вену, Прагу и Будапешт. С другой стороны, американцы в согласии с Советами отвергли, несмотря на настояния англичан, предложение рассмотреть на конференции политические вопросы, касавшиеся Центральной Европы, и в особенности вопрос о Польше, куда вот-вот должны были вступить русские армии.

Бенеш информировал меня о своих переговорах в Москве. Он обрисовал Сталина как человека, сдержанного в речах, но твердого в намерениях, имеющего в отношении каждой из европейских проблем свою собственную мысль, скрытую, но вполне определенную.

Уэндель Уилки дал понять, что Черчилль и Гарриман вернулись из своей поездки в Москву неудовлетворенными. Они оказались перед загадочным Сталиным, его маска осталась для них непроницаемой». (Д е Г о л л ь Ш а р л ь. Военные мемуары. Кн. II. М., 1960, с. 235—236, 239, 430).

Шарль де Голль (Франция).

«Смелый, но осторожный, легко впадающий в гнев и подозрительный, но терпеливый и настойчивый в достижении своих целей. Способный действовать с большой решительностью или выжидательно и скрытно — в зависимости от обстоятельств, внешне скромный и простой, но ревниво относящийся к престижу и достоинству государства… Принципиальный и беспощадно реалистичный, решительный в своих требованиях в отношении лояльности, уважения и подчинения. Остро и несентиментально изучающий людей — Сталин мог быть, как настоящий грузинский герой, большим и хорошим другом или непримиримым, опасным врагом. Для него трудно было быть где-то посередине между тем и другим». («Диалог», 1996, № 10, с. 74).

Джордж Кеннон (США).

«Сталин — сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину».

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий).

«Близко узнать И. В. Сталина мне пришлось после 1940 года, когда я работал в должности начальника Генштаба, а во время войны — заместителем Верховного Главнокомандующего. О внешности И. В. Сталина писали уже не раз. Невысокого роста и непримечательный с виду, И. В. Сталин производил сильное впечатление. Лишенный позерства, он подкупал собеседника простотой общения. Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память даже очень искушенных и значительных людей заставляли во время беседы с И. В. Сталиным внутренне собраться и быть начеку. (...) Русский язык знал отлично и любил употреблять образные литературные сравнения, примеры, метафоры. (...) Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях. Его поразительная работоспособность, умение быстро схватывать материал позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного фактологического материала, которое было под силу только незаурядному человеку. Трудно сказать, какая черта характера преобладала в нем. Человек разносторонний и талантливый, он не был ровным. Он обладал сильной волей, характером скрытным и порывистым. Обычно спокойный и рассудительный, он иногда впадал в раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он буквально менялся на глазах, еще больше бледнел, взгляд становился тяжелым и жестким. Не много я знал смельчаков, которые могли выдержать сталинский гнев и отпарировать удар. (...) Работал много, по 12—15 часов в сутки.

Как военного деятеля И. В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним прошел всю войну. И. В. Сталин владел вопросами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах… В руководстве вооруженной борьбой в целом И. В. Сталину помогали его природный ум, богатая интуиция. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную крупную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим».(Ж у к о в Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1969, с. 295—297).

Маршал Г. К. Жуков.

«Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением. Что ж, история, народ таких людей не забывают». (У.Ч е р ч и л л ь. Речь в палате общин 21 декабря1959).

Уинстон Черчилль (Великобритания).

«Сталин – писал Троцкий, после смерти Ленина – главное орудие этого переворота. Он одарён практическим смыслом, выдержкой и настойчивостью в преследовании поставленных целей. Политический его кругозор крайне узок. Теоретический уровень совершенно примитивен. Его компилятивная книжка «Основы ленинизма», в которой он пытался отдать дань теоритическим традициям партии, кишит ученическими ошибками. Незнакомство с иностранными языками вынуждает его следить за политической жизнью других стран только с чужих слов. По складу ума это упорный эмпирик, лишённый творческого воображения. Верхнему слою партии (в более широких кругах его вообще не знали) он казался всегда человеком, созданным для вторых и третьих ролей. И то что он играет сейчас первую роль, характеризует не его, сколько переходный период политического сползания». (Лев Троцкий. В воспоминаниях, событиях охватывающих период до 1929г. «Моя жизнь»). Лев Давидович Троцкий.

2. Биография Джугашвили — Кобы – Сталина

Сталин (настоящая фамилия — Джугашвили) Иосиф Виссарионович, (родился 21.12.1879, г.Гори, ныне Грузинская ССР, — умер 5.03.1953, г.Москва). Один из руководящих деятелей Коммунистической партии, Советского государства, международного коммунистического и рабочего движения, видный теоретик и пропагандист марксизма-ленинизма. Родился в семье кустаря-сапожника. В 1894 г. окончил Горийское духовное училище и поступил в Тбилисскую православную семинарию. Под влиянием русских марксистов, проживавших в Закавказье, включился в революционное движение; в нелегальном кружке изучал труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, Г. В. Плеханова. С 1898г. член ЦК. Находясь в социал-демократической группе «Месаме-даси», вёл пропаганду марксистских идей среди рабочих Тбилисских железнодорожных мастерских. В 1899г. исключен из семинарии за революционную деятельность, перешёл на нелегальное положение, стал профессиональным революционером. Входил в состав Тбилисского, Кавказского союзного и Бакинского комитетов РСДРП, участвовал в издании газет «Брдзола» («Борьба»), «Пролетариатис Брдзола» («Борьба пролетариата»), «Бакинский пролетарий», «Гудок», «Бакинский рабочий». Являлся активным участником Революции 1905-1907гг. в Закавказье. С момента создания РСДРП поддерживал Ленинские идеи укрепления революционной марксистской партии, отстаивал большевистскую стратегию и тактику классовой борьбы пролетариата, являлся убеждённым сторонником большевизма, разоблачал оппортунистическую линию меньшевиков и анархистов в революции. Делегат 1-й конференции РСДРП в Таммерфорсе (1905), 4-го (1906) и 5-го (1907) съездов РСДРП. В период подпольной революционной деятельности неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В январе 1912г. на заседании ЦК, избранного 6-й (Пражской) Всероссийской конференцией РСДРП, заочно кооптирован в состав ЦК и введён в Русское бюро ЦК. В 1912-1913гг., работая в Петербурге, активно сотрудничал в газетах «Звезда» и «Правда». Участник Краковского (1912) совещания ЦК РСДРП с партийными работниками. В это время Сталин написал работу «Марксизм и национальный вопрос», в которой осветил Ленинские принципы решения национального вопроса, подверг критике оппортунистическую программу «культурно-национальной автономии». Работа получила положительную оценку В.И. Ленина. В феврале 1913г. Сталин был снова арестован и выслан в Туруханский край. После свержения самодержавия Сталин 12(25) марта 1917г. вернулся в Петроград, был введён в состав Бюро ЦК РСДРП (б) и в редакцию «Правды», принимал деятельное участие в развёртывании работы партии в новых условиях. Сталин поддержал Ленинский курс на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. На 7-й (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) избран членом ЦК (с этого времени избирался членом ЦК партии на всех съездах по 19-й включительно). На 6-м съезде РСДРП (б) по поручению ЦК выступал с политическим отчётом ЦК и докладом о политическом положении. Как член ЦК Сталин активно участвовал в подготовке и проведении Великой Октябрьской Социалистической революции: входил в состав Политического бюро ЦК, Военно-революционного центра — партийного органа по руководству вооруженным восстанием, в Петроградском ВРК. На 2-м Всероссийском съезде Советов 26 октября (8 ноября) 1917г. избран в состав первого Советского правительства в качестве наркома по делам национальностей (1917-1922); Одновременно в 1919-1922гг. возглавлял Наркомат государственного контроля, реорганизованный в 1920г.. Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). В период Гражданской войны и иностранной военной интервенции 1918-1920гг. Сталин выполнял ряд ответственных поручений ЦК РКП (б) и Советского правительства: был членом РВС Республики, одним из организаторов обороны Петрограда, членом РВС Южного, Западного, Юго-Западного фронтов, представителем ВЦИК в Совете рабочей и крестьянской обороны. Сталин проявил себя крупным военно-политическим работником партии. Постановлением ВЦИК от 27 ноября 1919г. награжден орденом Красного Знамени.

После окончания Гражданской войны Сталин активно участвовал в борьбе партии за восстановление народного хозяйства, за осуществление новой экономической политики, за укрепление союза рабочего класса с крестьянством. Во время дискуссии о профсоюзах, навязанной партии Троцким, защищал Ленинскую платформу о роли профсоюзов в социалистическом строительстве. На 10-м съезде РКП (б) (1921) выступал с докладом «Очередные задачи партии в национальном вопросе». В апреле 1922г. на Пленуме ЦК Сталин был избран Генеральным секретарём ЦК и находился на этом посту свыше 30 лет. Как один из руководящих работников в области национально-государственного строительства Сталин принял участие в создании Союза Советских Социалистических Республик. Однако первоначально в решении этой новой и сложной задачи допустил ошибку, выдвинув проект «автономизации» (вступление всех республик в РСФСР на правах автономии). Ленин подверг критике этот проект, обосновал план создания единого союзного государства в форме добровольного союза равноправных республик. Учтя критику, Сталин полностью поддержал Ленинскую идею и по поручению ЦК РКП (б) выступил на 1-м Всесоюзном съезде Советов (декабрь 1922) с докладом об образовании Союза ССР. На 12-м съезде партии (1923) Сталин выступил с организационным отчётом о работе ЦК и с докладом «Национальные моменты в партийном и государственном строительстве». В. И.Ленин, превосходно знавший кадры партии, оказывал огромное влияние на их воспитание, добивался расстановки кадров в интересах общепартийного дела, с учётом их индивидуальных качеств. В «Письме к съезду» Ленин дал характеристику ряду членов ЦК, в том числе и Сталину. Считая Сталина одним из выдающихся деятелей партии, Ленин вместе с тем писал 25 декабря 1922г.: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью» (там же, т. 45, с. 345). В добавление к своему письму Ленин 4 января 1923г. писал: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.». По решению ЦК РКП (б) с Ленинским письмом были ознакомлены все делегации 13-го съезда РКП (б), проходившего в мае 1924г.. Учитывая сложную обстановку в стране, остроту борьбы с троцкизмом, было признано целесообразным оставить Сталина на посту Генерального секретаря ЦК с тем, однако, что бы он учел критику со стороны Ленина и сделал из неё необходимые выводы. После смерти Ленина Сталин активно участвовал в разработке и осуществлении политики КПСС, планов хозяйственного и культурного строительства, мер по укреплению обороноспособности страны и проведению внешнеполитическогого курса партии и Советского государства. Вместе с другими руководящими деятелями партии Сталин вёл непримиримую борьбу с противниками Ленинизма, сыграл выдающуюся роль в идейно-политическом разгроме Троцкизма и правого оппортунизма, в защите Ленинского учения о возможности победы социализма в СССР, в укреплении единства партии. Важное значение, в пропаганде Ленинского идейного наследия имели работы Сталина «Об основах Ленинизма» (1924),«Троцкизм или Ленинизм?» (1924),«К вопросам Ленинизма» (1926), «Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии» (1926), «О правом уклоне в ВКП (б)» (1929). «К вопросам аграрной политики в СССР» (1929) и др. Самой сложной и трудной задачей революционных преобразований было переустройство сельского хозяйства на социалистических началах. При проведении коллективизации сельского хозяйства были допущены ошибки и перегибы. Ответственность за эти ошибки несёт и Сталин.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Сталин принимал руководящее участие в многосторонней деятельности партии по укреплению обороны СССР и организации разгрома фашистской Германии и милитаристской Японии. Вместе с тем накануне войны Сталин допустил определённый просчёт в оценке сроков возможного нападения гитлеровской Германии на СССР. 6 мая 1941г. он был назначен председателем СНК СССР (с 1946 — председатель Совета Министров СССР), 30 июня 1941 — председатель Государстсвенного комитета обороны, 19 июля — наркомом обороны СССР, 8 августа — Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами СССР. В качестве главы Советского государства принимал участие в Тегеранской (1943), Крымской (1945) и Потсдамской (1945) конференциях руководителей трёх держав — СССР, США и Великобритании. В послевоенный период Сталин продолжал работать Генеральным секретарём ЦК партии и председателем Совета Министров СССР. В эти годы партия и Советское правительство провели огромную работу по мобилизации советского народа на борьбу за восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства, осуществляли внешнеполитический курс, направленный на укрепление международный позиций СССР,…… В деятельности Сталина наряду с положительными сторонами имели место теоретические и политические ошибки, отрицательно сказывались некоторые черты его характера. Если в первые годы работы без Ленина он считался с критическими замечаниями в свой адрес, то позднее начал отступать от Ленинских принципов коллективного руководства и норм партийной жизни, переоценивать собственные заслуги в успехах партии и народа. Постепенно сложился культ личности Сталина, который повлек за собой грубые нарушения социалистической законности.

20-й съезд КПСС (1956) осудил культ личности как явление, чуждое духу Марксизма-Ленинизма, природе социалистического общественного строя. В постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956г. «О преодолении культа личности и его последствий… Сталин был членом Политбюро ЦК ВКП (б) в 1919-1953гг., Президиума ЦК КПСС в 1952-1953гг., членом Исполкома Коминтерна в 1925-1943гг., членом ВЦИК с 1917г., ЦИК СССР с 1922г., депутатом Верховного Совета СССР 1—3-го созывов. Ему были присвоены звания Героя Социалистического Труда (1939), Героя Советского Союза (1945), Маршала Советского Союза (1943), высшее воинское звание — Генералиссимус Советского Союза (1945). Он награжден 3 орденами Ленина, 2 орденами «Победа», 3 орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, а также медалями. Похоронен Иосиф Виссарионович Сталин на Красной площади.

Выдержки из работ: Соч., т. 1-13, 1949-1951гг. Вопросы ленинизма, изд., М., 1952г.: О Великой Отечественной войне Советского Союза, 5 изд.,1950г.; Марксизм и вопросы языкознания,,1950г.; Экономические проблемы социализма в СССР,1952г., Лит.: XX съезд КПСС. Стенографический отчет, т. 1-2, М., 1956г.; Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».30 июня 1956г., в кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов; Конференций и пленумов ЦК, 8 изд., т. 7, 1971г.; История КПСС, т. 1-5,1964-1970гг.; История КПСС, 4 изд., 1975г. .

3.Официальная справка на члена ЦК

Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович (09(21).12.1879—05.03 1953гг.) (В метрической книге Успенской соборной церкви г. Гори за 1878 г. дата рождения записана 6(ст. стиля) декабря 1878 г.), член партии с 1898 г. член ЦК с 1912 г. (заочно кооптирован), член Политбюро (Президиума) ЦК в октябре 1917 г. и с 25.03.1919 г., член Оргбюро ЦК 25.03.19—05.10.52 гг., Генеральный секретарь ЦК с 03.04.22 г. Родился в г. Гори Тифлисской губернии. Грузин. В 1894 г. окончил Горийское духовное училище, учился в Тифлисской духовной семинарии (в 1899 г. исключен за революционную деятельность). С 1917 г. в редакции газеты «Правда», член Петроградского ВРК, нарком по делам национальностей РСФСР (до 1923 г.). С 1919 г. нарком государственного контроля РСФСР, в 1920—1922 гг. нарком РКИ РСФСР, одновременно с 1918 г. член РВС Республики и ряда фронтов. С 1922 г. Генеральный секретарь ЦК партии. С 1941 г. Предс. СНК (Совмина) СССР. одновременно в 1941—1945 гг. Предс. Государственного Комитета Обороны и Верховный Главнокомандующий, в 1941—1947 гг. нарком обороны СССР, министр Вооруженных Сил СССР. Член ВЦИК и ЦИК СССР, депутат Верховного Совета СССР 1—3 созывов. Герой Советского Союза (1945 г.), Герой Социалистического Труда (1939 г.). Генералиссимус Советского Союза (с 1945 г., Маршал Советского Союза с 1943 г.). Почетный член Академии наук СССР (с 1939 г.). Похоронен на Красной площади в Москве.

Известия ЦК КПСС,(306), 7 июнь 1990.

4. Иосиф в детстве и его первое образование. Горийское духовное училище

В 1886 году Иосиф, грузинский мальчуган с незаурядными интеллектуальными данными из очень бедной семьи предпринимает попытку поступить в Горийское православное духовное училище, однако ему это не удаётся сделать по той простой причине, что в этом училище преподавание ведётся на русском языке, которым он совершенно не владеет. (Много лет спустя сын Сталина Василий скажет своей сестре Светлане «по секрету»: «А знаешь, отец-то наш, оказывается, раньше был грузином»… )

Обучать его русскому языку взялись дети Христофора Чарквиани по просьбе матери Иосифа; занятия шли успешно и уже к лету 1888 г. Сосо приобрёл необходимые знания и навыки для поступления не в первый подготовительный класс при Горийском духовном училище, а сразу во второй подготовительный. ( ГФ ИМЛ Ф.8. Оп.2. Ч.1.Д.54. Л. 202 – 204.)// (РГАСПИ. Ф.558. Оп.4 Д.669. Л.5 (П. Капанадзе).

Спустя 35 лет, 15 сентября 1927 года Екатерина Джугашвили напишет благодарственное письмо учителю русского языка Горийского духовного училища Захарию Алексеевичу Давиташвили: «Я хорошо помню, что Вы особо выделяли моего сына Сосо, и он не раз говорил, что это Вы помогли ему полюбить учение и именно благодаря Вам он хорошо знает русский язык… Вы учили детей с любовью относиться к простым людям и думать о тех, кто находится в беде». (Джугашвили Е.Г. – З.А. Давиташвили. 15 сентября 1927 г. На грузинском языке. Перевод Д.В. Давиташвили // Архив Д.В. Давиташвили.)

«Мать Сосо, Кеке, была прачкой. Она зарабатывала мало и с трудом воспитывала своего единственного сына. После того, как Виссарион Джугашвили уехал из Гори, Сосо остался на попечении своей матери. У родителей Сосо произошел окончательный разрыв, отец перебрался в Тифлис, где в безвестности умер в ночлежке и был похоронен за казенный счет».(Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В.Сталина. — Роман-газета, 1990, N 19 (1145), c.3). Мать очень любила Сосо и решила отдать его в школу. Судьба улыбнулась Кеке: Сосо приняли в духовное училище. Ввиду тяжёлого положения матери и выдающихся способностей ребёнка Сосо назначили стипендию: он получал в месяц три рубля. Мать его обслуживала учителей и школу, зарабатывала до десяти рублей в месяц, и этим они жили». (Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).

С детства Сталин выделялся упрямством и стремлением к превосходству над сверстниками, много читал. Низкорослый и физически слабый, он не мог рассчитывать на успех в мальчишеских потасовках и боялся быть избитым. Он с малолетства стал скрытным и мстительным и всю жизнь недолюбливал высоких и физически крепких людей. Но он был беден, был «инородцем» и понимал, что бедный грузинский юноша из маленького провинциального города немногого может добиться в царской России. Большое впечатление на молодого Сталина произвели книги грузинского писателя А. Казбеги, особенно роман «Отцеубийца» — о борьбе крестьян-горцев за свою независимость и свободу. Один из героев романа — неустрашимый Коба — стал и героем для молодого Сталина, он даже начал называть себя Кобой. Это имя было его первой партийной кличкой; старые большевики и в 30-е годы (а Молотов и Микоян даже позднее), обращаясь к Сталину, нередко называли его Кобой. Партийных кличек у Сталина было немало — «Иванович», «Василий», «Васильев». Но остались имя Коба и фамилия-псевдоним Сталин.

В детстве с Сосо случались и неприятные происшествия. Они могли изменить его судьбу его будущность. Если бы не последовательность и не любовь его матери. ЧП произошедшее 6 января 1890 года: первоклассник Сосо Джугашвили вторично попал под фаэтон. Мчавшийся экипаж сшиб Иосифа на землю и переехал ему ногу, которую повредил настолько, что отцу пришлось везти его в Тифлис в лечебницу, где Иосиф пробыл долго, вследствие чего вынужден был прервать занятия почти на целый год.(ГФ ИМЛ. Ф. Оп.6. Д.306. Л.13). Устроившись рабочим на обувную фабрику Адельханова, Виссарион Джугашвили решил не возвращаться в Гори и оставить сына при себе, определив для себя, что тот пойдёт по его стопам и станет сапожником. По воспоминаниям С.П. Гогличидзе (Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ), «маленький Сосо работал на фабрике: помогал рабочим, мотал нитки, прислуживал старшим». Однако в Тифлис приехала за сыном мать и забрала его в Гори, где он продолжил образование. (ГФ ИМЛ. Ф.8. Оп.2. Ч.1.Д.48. Л.14 – 15. (Из беседы с Е. Джугашвили в мае 1935). В 1894 году И.В. Сталина окончил четырёхклассное Горийское духовное училище. Закончил его с отличием и был рекомендован для поступления в духовную семинарию.(Островский А.В. – Кто стоял за спиной Сталина? С-Пб. М., 2002. Фото № 7. Свидетельство об окончании Горийского духовного училища). Надпись на мемориальной доске гласила: «Здесь, в бывшем духовном училище, учился с 1-го сентября 1888 года до 1-го июля 1894 года великий Сталин».

Иосиф Виссарионович Джугашвили окончил Горийское духовное училище в 1894 году практически на круглые пятерки, в том числе и по поведению. Краткая выписка из его аттестата: «Воспитанник Горийского духовного училища Джугашвили Иосиф … поступил в сентябре 1889 года в первый класс училища и при отличном поведении (5) показал успехи:

По Священной истории Ветхого Завета — (5)

По Священной истории Нового Завета — (5)

По Православному Катехизису — (5)

Изъяснению богослужения с церковным уставом — (5)

русскому с церковнославянским — (5)

Языкам:

греческому — (4) очень хорошо

грузинскому — (5) отлично

Арифметике — (4) очень хорошо

Географии — (5)

Чистописанию — (5)

Церковному пению

русскому — (5)

и грузинскому — (5)».

5. Тифлис

В 1894 году Иосиф поступил в Тифлисскую духовную семинарию. В духовном училище и особенно в семинарии царила обстановка обскурантизма, лицемерия, повседневного мелочного контроля и взаимных доносов. Здесь были строгий порядок и почти военная дисциплина. Неудивительно, что семинарии в России воспитывали не только верных слуг режима и церкви, но и революционеров.

Семинария, несомненно, повлияла на Сталина и в другом отношении, — она развила и ранее свойственные ему изворотливость, хитрость, грубость. Догматизм и нетерпимость, а также присущий его статьям и выступлениям стиль катехизиса также сложились, бесспорно, не без влияния церковного образования. С ранней молодости Сталин был начисто лишен чувства юмора. «Это странный грузин, — говорили позднее его друзья по семинарии. — Он совершенно не умеет шутить. Он не понимает шуток и отвечает руганью и угрозами на наиболее невинные».

В тифлисской духовной семинарии учился он хуже, однако отнюдь не потому, что внезапно поглупел. А только лишь потому, что по мере взросления круг его интересов резко расширялся, чему в колоссальной степени способствовали как хорошая библиотека самой семинарии, развитие книгоиздательства в Российской империи, так и пребывание в столичном городе. Сталин стал много читать произведений русской и грузинской классики, различной переводной литературы, а также так называемой «запрещенной литературы». В архиве тифлисской духовной семинарии сохранился «Журнал поведения» за 1896 г., в котором есть несколько записей о чтении семинаристом Джугашвили «запрещенных книг», в частности, романов Виктора Гюго «93-й год» и «Труженики моря». За чтение запрещенной в семинарии литературы Сталина неоднократно наказывали длительным карцером. Инспектор семинарии Гермоген в марте 1897 г. записал в «Журнале поведения», что «Джугашвили уже в 13-й раз замечен за чтением книг из «Дешевой библиотеки» (была такая популярная серия — А.М.) и у него отобрана книга «Литературное развитие народных рас». В это же время он стал приобщаться и к чтению литературы социал-демократического направления. Стал читать произведения К.Маркса, Ф.Энгельса, Чернышевского, Бакунина, Кропоткина, Плеханова, Каутского, Лафарга, а чуть позже и Ленина. В конце концов, жизненные приоритеты Сталина резко изменились, и он потерял всякий интерес к учебе в семинарии, все более уходя в революционную деятельность. В результате в 1899 г. он был исключен из семинарии. Сталин сам впоследствии не раз говорил, что его «вышибли» из семинарии за пропаганду марксизма». Так что с точки зрения голого факта — действительно, Сталин не завершил обучение в духовной семинарии.

6. Грузинская социал-демократическая организация «Месаме-даси» в 1898г.

Будучи семинаристом, Сталин вступил в связь не только с первыми кружками марксистов, но и с первыми рабочими группами, образовавшимися на предприятиях Тифлиса, стал членом «Месаме-даси» в 1898 — первой грузинской социал-демократической организации». Медведев Рой. О Сталине и сталинизме. Исторические очерки. — Знамя, 1989, N1, с.160-161. «В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе». (Сталин И.В. Сочинения.Т.13. С.113).

Социал-демократические идеи в Грузии распространялись из Западной Европы и России. К первому поколению грузинской социал-демократии принадлежали: Эгнате Ингороква (Ниношвили), Силибистро Джибладзе, Миха Цхакаиа, Ноэ Жордания, Филипе Махарадзе, Николоз (Карло) Чхеидзе, Исидоре Рамишвили, Владимир Дарчиашвили и др. Идейное и организационное объединение грузинских социал-демократов произошло на Зестафонской (1892) и Тбилисской (1893) конференциях. Созданная организация называлась «Месаме даси» («Третья группа»), признанным руководителем которой являлся Ноэ Жордания.

К началу XIX века в Грузии сформировалась характерная для капиталистического общества новая социальная структура. Общество становилось многослойным. Соответственно разнообразными были интересы различных сословий и классов. Выразителями этих интересов являлись политические партии.

Группа «Месаме даси», перешедшая на позиции российской социал-демократии, пыталась сохранить самостоятельную грузинскую социал-демократическую организацию. Диаметрально противоположную позицию в отношении к социал-демократическому движению заняла группа революционных социал-демократов «Даси» (1901). В нее входили: Иосиф Джугашвили, Владимир Кецховели и др. Они были против независимости грузинской социал-демократической организации и стремились объединиться с российской социал-демократической партией.

Лидеры российской социал-демократии (Владимир Ленин, Георгий Плеханов) выдвинули идею объединения социал-демократических организаций Закавказья и создания Кавказского Союза РСДРП (Российской социал-демократиской рабочей партии). Кавказский Союз должен был облегчить слияние закавказских социал-демократических организаций с Российской социал-демократической рабочей партией. В 1903 году в Тбилиси состоялся I съезд социал-демократических организаций Закавказья, на котором был создан Кавказский Союз РСДРП. Месамедасисты не смогли оказать упорное сопротивление созданию этого союза. Грузинская социал-демократия стала частью Российской социал-демократической рабочей партии. «Месаме даси» как независимая грузинская социал-демократическая организация, прекратила свое существование.

Сталин много и упорно работает над собой. Он изучает «Капитал» Маркса, «Манифест коммунистической партии» и другие работы Маркса и Энгельса, знакомится с произведениями Ленина, направленными против народничества, «легального марксизма» и «экономизма». Уже тогда работы Ленина произвели глубокое впечатление на Сталина. «Я во что бы то ни стало должен увидеть его», — сказал Сталин, прочтя работу Тулина (Ленина), — вспоминает один из товарищей, близко знавших Сталина в это время. [«Рассказы старых рабочих Закавказья о великом Сталине», воспоминания тов. П. Капанадзе. Изд. «Молодая Гвардия», 1937 г., стр. 26.].

7. И.В. Сталин возглавляет работу Кавказского союзного комитета РСДРП

В Батуме Сталин развертывает кипучую революционную работу: устанавливает связи с передовыми рабочими, создает социал-демократические кружки, лично ведет ряд кружков, налаживает нелегальную типографию, пишет пламенные листовки, печатает и распространяет их, руководит борьбой рабочих на заводах Ротшильда и Манташева, организует революционную пропаганду в деревне. Сталин создает в Батуме социал-демократическую организацию, основывает Батумский комитет РСДРП, руководит забастовками на заводах. 9 марта 1902 года Сталин организовал известную политическую демонстрацию батумских рабочих, которой он руководил и во главе которой он шел. Здесь на деле было осуществлено Сталиным соединение стачки с политической демонстрацией. Подъем борьбы рабочих в Батуме серьезно обеспокоил правительство. Полицейские ищейки усердно ищут «зачинщиков». 5 апреля 1902 года Сталина арестовывают. Но и в тюрьме (сначала а батумской, потом — с 19 апреля 1903 года — в известной своим тяжелым режимом кутаисской, затем снова в батумской) Сталин не порывает связей с революционной работой.

В начале марта 1903 года происходит первый съезд кавказских с.-д. организаций, на котором оформляется Кавказский союз РСДРП. Сталин, находившийся в заключении, заочно избирается в состав Кавказского союзного комитета РСДРП. Сидя в тюрьме, Сталин узнает от приехавших со II съезда партии товарищей о серьезнейших разногласиях между большевиками и меньшевиками. Сталин решительно становится на сторону Ленина, большевиков. Осенью 1903 года Сталина высылают на три года в Восточную Сибирь, в село Новая Уда Балаганского уезда Иркутской губернии. 27 ноября 1903 года Сталин прибывает на место ссылки. В ссылке он получает письмо от Ленина. «Впервые я познакомился с Лениным в 1903 году, — говорит Сталин. — Правда, это знакомство было не личное, а заочное, в порядке переписки. Но оно оставило во мне неизгладимое впечатление, которое не покидало меня за все время моей работы в партии. Я находился тогда в Сибири в ссылке… Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период» [И. В. Сталин. Сочинения, т. 6, стр. 52, 53.].

В ссылке Сталин оставался недолго. Он рвался скорее на свободу, чтобы взяться за реализацию ленинского плана строительства большевистской партии. 5 января 1904 года Сталин бежит из ссылки. В феврале 1904 года Сталин снова на Кавказе, сначала в Батуме, а потом в Тифлисе. После возвращения из ссылки и некоторого вынужденного отдыха, с июля до глубокой осени он активно большевизировал в качестве представителя Кавказского союзного комитета РСДРП немало социал-демократических организаций Грузии и Закавказья.

Прибыв в Кутаиси для реорганизации Имеретино-Мингрельского комитета РСДРП, Сталин добился того, что в результате обновления этого комитета усилилась «революционная работа по деревням» и «вся Кутаисская губерния покрылась нелегальными революционными организациями». Была также создана типография, (неизменным спонсором всех нелегальных типографий в Закавказье был бакинский Савва Морозов, Багиров Пётр Исаевич – Л.Б.) разместившаяся в доме Васо Гогиладзе и находившаяся там до февраля 1906 года. Именно с этого периода И.В. Сталин взял псевдоним «Коба». В начале декабря И.В. Джугашвили – Коба вновь в Баку. С 5 декабря и до самого Нового 1905 года, года первой русской революции, И.В. Сталин вместе с П.А. Джапаридзе и другими членами большевистского Бакинского комитета РСДРП руководит грандиозной всеобщей стачкой нефтепромышленных предприятий Баку, завершившейся заключением первого в истории России коллективного договора рабочих c промышленниками.

Не случайно в ответном письме, которое всё-таки имело место быть, В.И. Ленин назвал И.В. Сталина «пламенным колхидцем».

8. В 1917-1922 годы нарком по делам национальностей

На 6-й Пражской конференции РСДРП (большевиков) в 1912 Сталин был кооптирован в центральный комитет партии заочно и стал вместе с С.К.Орджоникидзе (деятель революционного движения), партийный и советский руководитель. С июля 1917 член Петроградского комитета РСДРП(б) и Исполкома Петросовета). Я.М.Свердловым (советский деятель, большевик. Руководил большевистскими организациями Урала. В 1917 г. член Петроградского ВРК и Военно-революционного центра по руководству восстанием. 8 ноября 1917 г. избран Председателем ВЦИК) и другими членом Русского бюро комитета. В конце 1912-1913 в Кракове Сталин по настоянию Ленина написал большую статью Марксизм и национальный вопрос и с этого времени считался специалистом по национальным проблемам. После возвращения на родину Сталин был арестован и выслан в Сибирь, где провел 4 года — вплоть до февральской революции 1917г.

Победа февральской революции позволила сосланным большевикам вернуться в Петроград и Москву. Большевики вскоре восстановили свою партийную организацию, количество членов которой возросло в 10 раз всего за 6 месяцев, достигнув к осени 250 тыс. человек. Вначале Сталин поддерживал Временное правительство, однако затем присоединился к Ленину, который выступал за превращение «буржуазно-демократической» февральской революции в пролетарскую социалистическую революцию. Этот план был осуществлен 25-26 октября (7-8 ноября) в Петрограде. На 2-м Всероссийском съезде советов было сформировано первое советское правительство, в котором Сталин занял пост народного комиссара по делам национальностей, оставаясь одним из руководителей партии.

В мае 1918, в связи с обострением продовольственного положения в стране, Совнарком РСФСР назначил Сталина ответственным за поставки продовольствия на юге России. В годы гражданской войны он руководил обороной в районе Царицына, проявив при этом склонность к жестким мерам и неоправданным арестам. Бывший в то время Председателем Реввоенсовета РСФСР Л.Д. Троцкий телеграфировал Ленину с просьбой немедленно отозвать Сталина, т.к. «дела на Царицынском участке идут из рук вон плохо, несмотря на превосходство в силах». Сталин был отозван, выведен из РВС южного фронта и отправлен в Москву.

Хотя председатель Реввоенсовета страны Троцкий и ранее неоднократно в ходе войны обращался к Ленину с требованием отстранения Сталина от военной работы, Ленин нередко поддерживал Сталина, он ценил его способность «нажимать». Сталин не только выдвигался Лениным, но и сам активно выдвигался в фигуры первого плана. Он стал постоянным членом ЦК, а на пленуме ЦК 3 апреля 1922 был избран в Политбюро и Оргбюро ЦК. С появлением в партии новой должности генерального секретаря ЦК Сталин ее занял.

В годы Гражданской войны и иностранной интервенции 1918 – 1920 гг., будучи невоеннообязанным, Иосиф Виссарионович СТАЛИН, тем не менее, проявил незаурядные военно – политические способности, и, как пишет французский писатель Анри Барбюсв книге «Сталин. Человек, через которого раскрывается новый мир».(М.,1936 г., 3-е изд.)«являлся, пожалуй, единственным человеком, которого Центральный Комитет бросал с одного боевого фронта на другой, выбирая наиболее опасные, наиболее страшные для революции места».

Видя, какие беспорядки царили в ведомстве Троцкого, Сталин с некоторой долей раздражения в письме Ленину писал, что его, Сталина, «превращают в специалиста по чистке конюшен военного ведомства»…Острая борьба Троцкого с И.В. Сталиным за лидерство закончилась поражением Троцкого — в 1924 взгляды Троцкого (так называемый троцкизм) объявлены “мелкобуржуазным уклоном” в Российской Коммунистической Партии большевиков (РКП(б)).

Отличительной чертой Сталина был его опыт местного партийного организатора российской глубинки, чем мало кто из первых фигур большевизма, а в том числе и Троцкий, могли похвалиться, и что помогло Сталину завоевать доверие Ленина.

Революция в России остается одним из самых выдающихся и решающих событий в истории ХХ века. Оказавшиеся перед лицом сложнейших проблем партийная верхушка хоть и состояла из толковых людей, но ни у одного из них не было опыта управления государством. Однако ни Ленин, которому было тогда 50 лет, ни Троцкий которому как и Сталину в ту пору было около 40 лет, не испытывали страха в этой сложной ситуации.

9. Новый Секретариат ЦК, сформированный после XI съезда партии. Ленинская гвардия

Из выступления В.И. Ленина на XI съезде РКП(б), который проходил с 27 марта по 2 апреля1922 года, где И.В. Сталину, избранному членом Центрального Комитета партии, а затем и Генеральным секретарём партии, была дана следующая ленинская оценка: «Вот Преображенский здесь легко бросил, что Сталин в двух комиссариатах… Что мы можем сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Это всё политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле разрешены в демократических республиках. Мы их разрешаем, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой из представителей наций мог подойти и подробно рассказать, в чём дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы назвать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина…».

Сталинский план автономизации, предусматривавший включение Украины, Белоруссии и Закавказской федерации непосредственно в РСФСР на правах автономных республик, а высшие государственные органы Советской России должны были стать таковыми и для этих республик, был принят на двухдневном заседании комиссии ЦК РКП(б) под председательством В.М. Молотова.

В.И. Ленин получает от Л.Б. Каменева записку с приложенной схемой «Развёрнутая форма Союза Советских Республик», где, вопреки идее Сталина о создании по сути дела социалистического унитарного государства, предлагается ввести пункт «о праве одностороннего выхода из Союза». Несмотря на имевшиеся у И.В. Сталина возражения, которые были обозначены в его письме, уступая В.И. Ленину, он переработал резолюцию комиссии ЦК в соответствии с рекомендациями В.И. Ленина.

6 октября И.В. Сталин выступает на Пленуме ЦК РКП(б) с докладом о взаимоотношениях между РСФСР, УССР, БССР и Закавказской федерацией. Пленум принял поправки В.И. Ленина, декларировал образование СССР, из которого каждая республика имела право на выход, чего не было в сталинском проекте и назначил комиссию во главе с И.В. Сталиным для руководства подготовительной работой по объединению советских республик в единое союзное государство.

Полное обновление всего партийно-государственного аппарата почти не затронуло самую верхушку — лиц, которые с начала 20-х годов группировались вокруг Сталина, поддерживали его в борьбе со всеми оппозициями, были связаны с ним тесными узами многолетней совместной работы и личной, бытовой близости. Сохранение власти было вызвано несколькими причинами. Сталину надо было создать впечатление, что он опирается на прежнюю большевистскую партию. Для этого на верхах партии требовалось сохранить группу старых большевиков, которым официальная пропаганда создавала имидж «верных ленинцев» и выдающихся политических деятелей. Во-вторых, без этих людей, обладавших немалым политическим опытом, Сталин не смог бы обеспечить руководство страной в условиях тотального уничтожения партийных, государственных, хозяйственных и военных кадров.

Сталин оставил Молотова в Секретариате потому, что последний проявил по отношению к нему полную и безусловную лояльность. Сталин оценил также бюрократическую старательность и работоспособность Молотова. Тот не был создан для первых ролей, и его почти не видели среди рабочих и крестьян. Зато он аккуратно вел бесчисленное количество дел, выполняя ту канцелярскую часть работы Секретариата, которую не слишком любил делать Сталин. В 20-е годы, Молотова почти всегда рядом со Сталиным. Молотов активно участвует в борьбе против троцкистской, а затем против зиновьевской и «объединенной» оппозиций. На съездах партии он делает обычно доклады по организационным вопросам, часто пишет для «Правды», выпускает одну за другой брошюры и книги: «Вопросы партийной практики», «Партия и Ленинский призыв», «Ленин и партия за время революции», «Об уроках троцкизма», «Политика партии в деревне», Хотя Молотов никогда не был знатоком аграрного вопроса, но именно он возглавил с 1924 года комиссию ЦК по работе в деревне. В 1928—1929 годах Молотов, теперь уже полноправный член Политбюро, без колебаний поддержал Сталина в борьбе с так называемым «правым уклоном».

После смерти Владимира Ильича Ленина Иосиф Виссарионович Сталин принимает самое непосредственное участие в разработке и осуществлении планов хозяйственного и культурного строительства, мер по укреплению обороноспособности страны и проведению ленинского внешнеполитического курса партии и Советского государства.

Велика роль Сталина в идейно – политическом разгроме троцкизма и правого оппортунизма, в защите и пропаганде ленинского теоретического наследия.

Ключевое значение в построении социализма в СССР имело свёртывание нэпа, как не оправдавшей себя меры, форсированная индустриализация, которая обеспечила экономическую самостоятельность страны, техническую реконструкцию всех отраслей народного хозяйства, создание новых производств, которых ранее в России просто не существовало. Переустройство села на социалистических началах было, пожалуй, самой сложной задачей революционных преобразований.

«Без крестьян все равно нельзя было сделать ничего. Но Троцкий не просто за счет крестьян. Суть его не в том, что он за счет крестьян это предлагал, – он не верил в возможность союза с крестьянством для строительства социализма, вот что главное. За счет крестьян – другого выхода тогда не было, без крестьян ничего нельзя было сделать. За счет крестьян – все были согласны, потому что рабочие и так отдавали все, что у них есть. У буржуазии уже все отняли. А рабочие находились в очень трудных условиях и работали хорошо, свой долг выполняли. Буржуазии и помещиков нет, значит, оставалось только от крестьян что-то получить и двигаться дальше. Но суть не в том, что за счет крестьян, а в том, что Троцкий не верил в возможность вместе с крестьянами идти вперед. А мы верили». (Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. М.: ТЕРРА, 1991.- 623с.).

До 1928 года Николай Бухарин и Иосиф Сталин были не только политическими союзниками, но и довольно близкими друзьями. «Крупнейшим теоретиком партии» Бухарин стал, когда в соавторстве с экономистом Преображенским выпустил книжку «Азбука коммунизма», которая стала популярным учебником партийной молодёжи. Сетуя на «чрезвычайную мягкость» пролетарского суда, Бухарин теоретически обосновывает необходимость революционного насилия не только в отношении классовых врагов, но ив отношении всего человечества: «Пролетарское принуждение во всех формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

Мыслил ли он сам себя в качестве объекта революционного насилия? Вряд ли. Но факт остаётся фактом: главным теоретиком идеологии насилия был не кто иной, как сам Бухарин. И именно Бухарину (не Ленину и не Сталину), принадлежат слова, сказанные им сразу же после завоевания власти большевиками: «У нас могут быть только две партии: одна у власти, другая в тюрьме».

1928 года Бухарин совершает неожиданный визит к своему давнему непримиримому противнику Льву Каменеву. Они долго беседуют и продолжают разговор на следующее утро. «Лениногвардеец» Бухарин просит «лениногвардейца» Каменева, который вёл записи во время беседы, считать её конфиденциальной. «Дрожащим от волнения голосом» (Каменев отмечал это в своих записях) Бухарин говорил, что Сталин проводит внутриполитическую линию, пагубную для дела революции. Обсуждая с Каменевым возможности изменений в составе Политбюро, выдавая желаемое за действительность, Бухарин говорил о «готовности некоторых его членов (в частности, Орджоникидзе и Ворошилова) предпочесть Каменева и Зиновьева Сталину и Молотову. «Разногласия между нами и Сталиным во много раз серьёзнее, чем все наши разногласия с вами. Он перережет нам горло». При этом он обронил многозначительную фразу: «На этот раз его смещение произойдёт не через ЦК». Швейцарский коммунист Жюль Эмбер-Дро вспоминал впоследствии, что приблизительно тогда же Бухарин признался ему, что согласился бы даже и на убийство Сталина.

Каменев, конечно, не зря стенографировал содержание беседы с Бухариным. Сделав соответствующее резюме: «Всё это было заискиванием. Я не верю ни единому его слову», Каменев ознакомил с этим сенсационным документом своих единомышленников и вскоре опубликовал его в троцкистском «Бюллетене оппозиции», издававшемся в Париже.

Сталин никогда ни один вопрос не решал единолично, но всегда – коллегиально. И в конце января – начале февраля 1929 года прошло совместное заседание Политбюро и Президиума Центральной Контрольной Комиссии, где Бухарину, Рыкову и Томскому было предъявлено обвинение в фракционной деятельности, а те, в свою очередь, выступили с заявлением против Сталина. Тогда И.В. Сталин перешёл в контратаку: «Как это ни печально, приходится констатировать факт образования в нашей партии особой группы Бухарина в составе Бухарина, Томского, Рыкова. Это группа правых уклонистов, платформа которой предусматривает замедление темпов индустриализации, свёртывание коллективизации и свободу частной торговли. Члены этой группы наивно верят в спасительную роль кулака. Беда их в том, что они не понимают механизма классовой борьбы и не видят, что на самом деле кулак – это заклятый враг Советской власти. (…) Бухарин, Рыков и Томский в апреле 1929 года были сняты с тех постов, которые они занимали, но уже через полгода, после того, как они признали свои ошибки, их назначили на менее ответственные посты. Бухарин, к примеру, был назначен главным редактором «Известий» (а до этого возглавлял газету «Правда»).

Преданный пёс Сталина, Молотов и здесь отличился. Из членов МГК выбыли Бухарин, Рютин, а избрали Кагановича и других явных сталинцев. Молотов с блеском выполнил поручение Сталина, разрубив «тугой узел» в столичной парторганизации (См.: Буков К., Самородов А. Правая рука // Московская правда. 1989. 6 апр.).

Смена мест политической работы, а за ними и места жительства. Не чему не учили Бухарина, и он упорно не делал ни какие выводы. Он продолжал злословить в Париже о Сталине. И уже будучи в России вернувшись с загран.работы, не упускал этой врзможности.

«Полемический стиль Бухарина, — пишет академик Д.В. Колесов,- напоминает злобный собачий лай и вполне сродни стилю геббельсовской пропаганды, особенно когда она твердила о преступлениях «буржуазного мира». Бухарин колеблется от разнузданности до безапелляционности в лучшем случае. Подобного стиля полемики не было ни у Троцкого, ни у Зиновьева, ни у Сталина. И даже самый вспыльчивый из всех – Ленин – позволял себе лишь отвести душу в одном-двух «крепких» эпитетах. Но чтобы вся лексика? – Ни в коем случае». (Д.В. Колесов. Борьба после победы. М. «Флинта». 2000. С. 113).

Находясь во внутренней тюрьме НКВД СССР, приговорённый к расстрелу Бухарин 13 марта 1938 года обратился в Президиум Верховного Совета СССР. В прошении о помиловании. Где признал себя себя виновным в измене социалистической родине, самом тяжком преступлении, которое только может быть, в организации кулацких восстаний, в подготовке террористических актов, в принадлежности к подпольной антисоветской организации…

В выписке из протокола №2 от 14 марта 1938 года заседания Президиума Верховного Совета СССР говорилось:«Ходатайство Бухарина Николая Ивановича о помиловании. Президиум Верховного Совета СССР постановил: Ходатайство о помиловании осуждённого Военной Коллегией Верховного Суда СССР 13 марта 1938 года по делу антисоветского «правотроцкистского блока» к высшей мере наказания – расстрелу – Бухарина Николая Ивановича – отклонить. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР (А. Горкин)».

Бухарин был одной жертвой из множества других приближённых к вождю Сталину. И немалую роль в этом сыграл Каганович. Каганович был одной из ведущих фигур той страшной террористической чистки партии и всего общества, которая проходила волна за волной в СССР в 1936—1938 годах. Именно Каганович возглавил в Москве репрессии в наркоматах путей сообщения и тяжелой промышленности, в Метрострое, а также во всей системе железных дорог и крупных промышленных предприятий. При расследовании, которое проводилось после XX съезда КПСС, были обнаружены десятки писем Кагановича в НКВД со списками множества работников, которых он требовал арестовать. В ряде случаев он лично просматривал и редактировал проекты приговоров, внося в них произвольные изменения. Каганович знал, что делал. Сталин настолько доверял ему в тот период, что поделился с ним планами «великой чистки» еще в 1935 году.

Одним из наиболее тяжких обвинений в адрес Сталина является обвинение в уничтожении им так называемой «Ленинской» гвардии». Зиновьев, Каменев, Бухарин, Косиор, Постышев, Чубар, Эйхе, Сокольников, Серебряков и другие. Они работали при В.И. Ленине и были профессиональными революционерами. Похоже, что к «Лениногвардейцам» современное политологическое мифотворчество относит исключительно лиц, репрессированных Сталиным, но предварительно безоговорочно побеждённых им в политической борьбе. Лазарь Моисеевич Каганович свидетельствовал: «Лгут клеветники, будто Сталин путём только административных мер и «в ускоренном порядке» «расправлялся» с троцкистами и иными оппозиционерами. Наоборот, Сталин и весь ЦК и ЦКК вели продолжительную идейно-принципиальную борьбу с ними, надеясь на отход если не большинства, то части от них. Ведь это факт, что 15 лет партия и её ЦК терпеливо боролись с оппозицией, пока к ним не были применены государственные меры, репрессии, вплоть до судебных процессов и расстрелов. Это было уже тогда, когда оппозиционеры стали на путь диверсий, вредительства и террора, даже шпионства… Помню, когда мы, более молодые цекисты, например, Каганович, Киров, Микоян, спрашивали Сталина, почему он их терпит в Политбюро, он нам отвечал: «С таким делом торопиться нельзя. Во-первых, может быть, они ещё остепенятся и не доведут нас до необходимости исключения как к крайней мере, во-вторых, надо, чтобы партия поняла необходимость исключения».

Поэтому, если термин «ленинская гвардия» и имеет право на существование, то лишь для деятелей, упомянутых в так называемом ленинском «завещании». И тут, действительно, надо признать, что Сталин, в конечном счёте, как он считал по справедливости покарал всех изменивших В.И. Ленину и ВКП(б) фигурантов ленинского «Письма к съезду», которые мешали строить социализм в одной стране, пытались ослабить позиции созидательного большинства партии коммунистов. С одним из «лениногвардейцев».

Разделяя со Сталиным не только политическую, но и идеологическую ответственность за массовый террор. Изложив на февральско-мартовском пленуме 1937 года отправные установки по «ликвидации троцкистских и иных двурушников», Сталин на протяжении последующих двух лет публично не выступал по этим вопросам. В его немногочисленных статьях и речах 1937-1938 годов, напротив, содержались высказывания о ценности каждой человеческой жизни и т. п. Так, в сообщении о встрече Сталина с экипажем самолета «Родина», осуществившим рекордный перелет, указывалось: «Товарищ Сталин предупреждает о необходимости особой осторожности и бережности с самым драгоценным, что у нас есть, — с человеческими жизнями… Эти жизни дороже нам всяких рекордов, как велики и громки эти рекорды ни были бы». Идеологическое обоснование массовых репрессий Сталин «доверил» своим «ближайшим соратникам».

Все эти соображения объясняют тот факт, что доля репрессированных членов Политбюро была ниже доли репрессированных членов и кандидатов в члены ЦК, аппаратчиков всех уровней и рядовых членов партии.

Григорий Зиновьев (Радомысльский) и Лев Каменев (Розенфельд), вошли в историю, как «политический дуэт», «политические близнецы». Межличностные отношения в триумвирате Сталин-Зиновьев-Каменев были далеко не идеальными. Зиновьев и Каменев скоро поняли, что ошибались, когда недооценили Сталина. Они считали, что главный конкурент для них – Троцкий, и поэтому на первых порах они поддерживали Сталина, так как недооценили Кобу, считали его человеком с ограниченными политическими способностями. Так, известно, что в начале 20-х годов в узком кругу Зиновьев говорил: «Сталин – хороший исполнитель, но им всегда нужно и можно управлять. У самого Сталина этих способностей к самоуправлению нет». Распад «тройки» стал неизбежным, и только страх перед возможностью прихода к власти Троцкого сдерживал их.

В травле Троцкого особенное рвение проявлял, в основном, Зиновьев. Троцкий писал: «Всё чаще стали по углам шевелить прошлое, вспоминая мои старые разногласия с Лениным. Это стало специальностью Зиновьева». Именно в тот период всех членов партии обязали под угрозой партийных санкций сдать хранящиеся в их личных архивах или в их учреждениях ленинские письма, телеграммы, резолюции, записки во вновь созданный Институт Ленина, директором которого был назначен Каменев. Единственным человеком, демонстративно отказавшимся сделать это и сохранившим свой личный архив, был Троцкий.

Порвав со Сталиным, Зиновьев и Каменев вступают в преступный сговор с Троцким, образуют сначала «новую», а затем «объединённую оппозицию», в которую вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий, Радек, Серебряков, Пятаков, Антонов-Овсеенко, Муралов, Шляпников и другие противники Сталина, продолжающие громко именовать себя «ленинской» гвардией». К этому же периоду относится начало создания оппозиционерами сети подпольных организаций. (Новая оппозиция была тем более опасна, что была тайной и внешне ничем не выдавала себя. Сталин называл таких скрытых оппозиционеров «двурушниками». В свою очередь, Зиновьев неоднократно прилюдно хвастался, что был ближайшим учеником Ленина в течение целых десяти лет, предшествовавших Октябрю. Особенно любил ссылаться на свою мощную поддержку Ленина в Циммервальде и Кинтале. Каменев же не только не скрывал, что был другом семьи Ульяновых, но часто это подчёркивал.

16 октября 1926 года в центральных газетах было опубликовано заявление членов «объединённой оппозиции» Троцкого, Зиновьева, Каменева, Сокольникова, Евдокимова и Пятакова, где они признавали неправильность своей фракционной борьбы и давали обязательство вновь подчиниться партийной дисциплине.

Однако у Сталина, справедливо усмотревшего в этом яркий пример двурушничества, были все основания не верить в искренность «объединённой оппозиции» и на проходившем 23-26 октября пленуме ЦК партии она подверглась разгрому. Троцкий и Каменев были выведены из состава Политбюро, Исполкому Коминтерна было предложено отстранить Зиновьева с поста председателя ИККИ.

7 ноября 1927 года, в десятую годовщину Октября, Троцкий и его сторонники попытались открыто выступить против Сталина во время праздничных демонстраций, в ответ на что спустя неделю Троцкого и Зиновьева исключили из партии, а Каменева и Раковского – из ЦК.

10. Сталинский террор с приспешниками

Чтобы обеспечить беспрекословное послушание «ближайших соратников», Сталин собирал на каждого из них досье, содержавшее сведения об их ошибках, промахах, личных грехах. Это досье пополнялось за счёт показаний на кремлёвских вождей, добытых в застенках НКВД. 3 декабря 1938 года Ежов направил Сталину «список лиц (в основном из числа членов и кандидатов в члены Политбюро — В. Р.), с характеристикой материалов, хранившихся на них в секретариате НКВД». В личном архиве Сталина находятся также подготовленные ежовским аппаратом порочащие досье на Хрущёва, Маленкова, Берию, Вышинского.

Кроме того, каждого члена Политбюро Сталин «ставил по возможности в такое положение, когда он должен был предавать своих вчерашних друзей и единомышленников и выступать против них с бешеной клеветой». Покорность своих приспешников Сталин проверял и по их реакции на аресты их родственников. Руководствуясь теми же иезуитскими целями, он направлял лиц из своего ближайшего окружения на очные ставки с их недавними соратниками, подвергнутыми арестам.

Не все члены Политбюро посвящались в наиболее острые вопросы, связанные с великой чисткой. Как вспоминал Молотов, в Политбюро всегда была «руководящая группа. Скажем, при Сталине в неё не входили ни Калинин, ни Рудзутак, ни Косиор, ни Андреев»http://trst.narod.ru/rogovin/t5/xx.htm — ftn_04#ftn_04. Официально эта неуставная «руководящая группа» была оформлена постановлением Политбюро от 14 апреля 1937 года в виде «постоянной комиссии» Политбюро, которой поручалось готовить для Политбюро, а «в случае особой срочности» самой решать «вопросы секретного характера».

Только члены этой комиссии (Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов и Ежов) разрабатывали стратегию и тактику великой чистки и имели полное представление об её масштабах. Это подтверждается журналами, в которых записывались имена всех лиц, побывавших на приёме у Сталина.

Молотову, Кагановичу и Ворошилову (значительно реже — другим членам Политбюро) Сталин разрешал знакомиться с донесениями, направляемыми ему Ежовым. В августе 1938 года Ежов послал на утверждение четыре списка, в которых значились 313, 208, 208 и 15 имён (последний список включал имена жён «врагов народа»). Ежов просил санкции на осуждение всех этих людей к расстрелу. В тот же день на всех списках была наложена лаконичная резолюция Сталина и Молотова: «За»[

Как сообщил на XX съезде Хрущёв, только Ежовым было послано 383 списка, включавшие тысячи имён лиц, приговоры которым требовали утверждения членами Политбюро. Из этих списков Сталиным подписано 362, Молотовым — 373, Ворошиловым — 195, Кагановичем — 191, Ждановым — 177. В 11 томах списков, утверждённых членами высшего партийно-государственного руководства, значатся имена 38848 коммунистов, приговорённых к расстрелу, и 5499 — к заключению в тюрьмы и лагеря.

Таким образом, судьба значительной части репрессированных предрешалась Сталиным и его приспешниками, а затем их решения оформлялись приговором «тройки», Особого совещания или Военной коллегии.

В отношениях Сталина с приближенными в полной мере сказались психологические особенности «хозяина», ярко описанные Троцким: "Хитрость, выдержка, осторожность, способность играть на худших сторонах человеческой души развиты в нём чудовищно. Чтоб создать такой аппарат, нужно было знание человека и его потайных пружин, знание не универсальное, а особое, знание человека с худших сторон и умение играть на этих худших сторонах. Нужно было желание играть на них, настойчивость, неутомимость желания, продиктованная сильной волей и неудержимым, непреодолимым честолюбием. Нужна была полная свобода от принципов и нужно было отсутствие исторического воображения. Сталин умеет неизмеримо лучше использовать дурные стороны людей, чем их творческие качества. Он циник и апеллирует к цинизму. Он может быть назван самым великим деморализатором в истории ". Эти черты, позволившие Сталину организовать величайшие в истории судебные подлоги и массовые убийства, были, по мнению Троцкого, заложены в его природе. Но «понадобились годы тоталитарного всемогущества, чтобы придать этим преступным чертам поистине апокалиптические размеры»

Характеризуя моральный и политический облик приспешников Сталина, Бармин в 1938 году писал, что все они "допустили обвинение в шпионаже и предательстве, а затем и убийство одного за другим своих трёх или четырёх заместителей и лучших своих основных сотрудников, не только не пытаясь их защищать,… но трусливо восхваляя эти убийства, славословя учинивших их палачей, сохраняя свой пост ценой этого предательства и унижения, купив ими свою карьеру и своё положение первых людей в государстве… К нашему стыду и позору в этом положении пока находятся ряд советских наркомов, точнее, те 3-4 из них, которые этой ценой купили своё переизбрание в «сформированный» Молотовым новый кабинет. Лишь таким путём они избегли участи 25 своих ликвидированных коллег ".

11. Красная Армия. Великая Отечественная Война

Итоги армейской чистки были подведены Ворошиловым на заседании Военного Совета, проходившем 29 ноября 1938 года. «Когда в прошлом году была раскрыта и судом революции уничтожена группа презренных изменников нашей Родины и РККА во главе с Тухачевским, — заявил он, — никому из нас и в голову не могло прийти, не приходило, к сожалению, что эта мерзость, эта гниль, это предательство так широко и глубоко засело в рядах нашей армии. Весь 1937 и 1938 годы мы должны были беспощадно чистить свои ряды, безжалостно отсекая заражённые части организма до живого, здорового мяса, очищаясь от мерзостной предательской гнили… Чистка была проведена радикальная и всесторонняя… с самых верхов и кончая низами… Поэтому и количество вычищенных оказалось весьма и весьма внушительным. Достаточно сказать, что за всё время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек»http://trst.narod.ru/rogovin/t5/xxiv.htm — ftn_17#ftn_17 .

С мая 1937 года по сентябрь 1938 года были репрессированы около половины командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов. За небольшим исключением, были арестованы все начальники управлений и другие ответственные работники наркомата обороны и Генерального штаба, все начальники военных академий и институтов, все руководители Военно-Морского флота и командующие флотами и флотилиями. Вслед за Тухачевским были арестованы и расстреляны все остальные заместители наркома обороны — Егоров, Алкснис, Федько и Орлов.

Доля репрессированных была тем выше, чем более высоким был этаж военной иерархии. Из 837 человек, которым в ноябре 1935 года были присвоены персональные воинские звания (от полковника до маршала), было репрессировано 720 человек[19]. Из 16 человек, получивших звания командармов и маршалов, уцелели после великой чистки только Ворошилов, Будённый и Шапошников.

Разгром генеральского и офицерского корпуса не только обескровил Красную Армию, но и подорвал в ней воинскую дисциплину и порядок. Восстановление в этих условиях института комиссаров, породившее двоевластие в армейских подразделениях, ещё более ослабило управление воинскими частями. В беседе с К. Симоновым Жуков говорил, что слабые стороны Красной армии, обнаружившиеся в ходе советско-финской войны, были «результатом 1937-1938 годов, и результатом самым тяжёлым. Если сравнить подготовку наших кадров перед событиями этих лет, в 1936 году, и после этих событий, в 1939 году, надо сказать, что уровень боевой подготовки войск упал очень сильно. Наблюдалось страшное падение дисциплины, дело доходило до самовольных отлучек, до дезертирства. Многие командиры чувствовали себя растерянными, неспособными навести порядок».

По всем имеющимся в настоящее время данным, средний и старший командный состав являлся наиболее слабым звеном. Отсутствовала самостоятельность и инициатива. Эта категория командиров в бою с трудом приспособится к условиям меняющейся обстановки и кризисных ситуаций". События 1941-1942 годов подтвердили этот прогноз немецких военных аналитиков.

Выступая 23 ноября 1939 года на секретном совещании руководства вермахта, Гитлер характеризовал СССР как ослабленное в результате многих внутренних процессов государство, которое не представляет серьёзной военной опасности для Германии. «Фактом остаётся то, — заявил он, — что в настоящее время боеспособность русских вооружённых сил незначительна. На ближайшие год или два нынешнее состояние сохранится».

Если завтра война…

«В чём только не обвиняли Сталина в связи с войной! Я с юности был антисталинистом и оставался им до смерти Сталина. Тем не менее я утверждаю, что Сталин проявил себя и в период подготовки к войне, и в проведении её как гениальный стратег. В тех условиях, с теми возможностями, какими располагала страна, любая другая стратегия означала бы неминуемое поражение ». Александр Зиновьев, известный философ и советолог.

Около полудня 23 августа 1939г. специальный самолёт Фокке-Вульф-200 «Кондор» с главой Германского МИДа Риббентропом и сопровождавшими его несколькими экспертами на борту приземлился на Московском аэродроме. В этот же день в Кремле Риббентроп и Молотов подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Агрессия Германии против СССР могла бы иметь место уже в сентябре 39-го (а не в июне 41-го), если бы Сталин отклонил предложение Гитлера. А так называемый «пакт Молотова-Риббентропа» дал Советской Родине 20 месяцев передышки, в течение которых в 8 раз (!) увеличились военные ассигнования, численность армии была доведена до 5 миллионов человек, создавались новые системы вооружения, произошло расширение территории СССР за счёт включения в него Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии, ужесточилась производственная дисциплина, усилилось морально-политическое и патриотическое воспитание…

Реальных планов Гитлера не знало почти до последнегомомента даже военное руководство тех войск, которые предназначались для боевых действий непосредственно на Востоке. Дезинформация мощным потоком шла и через дипломатические каналы в нейтральные страны. Именно такой абсолютной засекреченностью Гитлеру и удалось ввести в заблуждение Сталина, обеспечить внезапность нападения на Советский Союз, что как раз соответствовало логике блиц-крига и неоднократно было с успехом опробировано Гитлером в отношении западноевропейских стран. Внезапный первый удар давал фюреру стратегическую инициативу, которой он, в конечном счёте, так и не смог в Советском Союзе воспользоваться.

В условиях надвигавшейся военной опасности и в годы Великой Отечественной войны Иосиф Виссарионович Сталин принимал руководящее участие в многосторонней деятельности по укреплению обороны СССР и организации разгрома фашистской Германии и милитаристской Японии. 6 мая 1941 года Сталин принял на себя обязанности Председателя Совнаркома СССР (с 1946 г. — председатель Совета Министров СССР). С начала войны он — Председатель Государственного Комитета обороны, нарком обороны и Верховный Главнокомандующий всеми Вооруженными Силами СССР. В июне 1941 г. многое указывало на то, что Германия развернула подготовку к войне против Советского Союза. К границе подтягивались немецкие дивизии. О подготовке войны стало известно из донесений разведки. В частности, советский разведчик Рихард Зорге сообщил даже точный день вторжения и количество дивизий противника, которые будут заняты в операции.

В этих тяжёлых условиях советское руководство стремилось не дать ни малейшего повода для начала войны. Оно даже разрешило «археологам» из Германии разыскивать «могилы солдат, погибших в годы Первой мировой войны». Под этим предлогом немецкие офицеры открыто изучали местность, намечали пути будущего вторжения.

На рассвете 22 июня, в один из самых длинных дней в году, Германия начала войну против Советского Союза. В 3 часа 30 минут части Красной армии были атакованы немецкими войсками на всём протяжении границы. В ранний предрассветный час 22 июня 1941 года ночные наряды и дозоры пограничников, которые охраняли западный государственный рубеж Советской страны, заметили странное небесное явление. Там, впереди, за пограничной чертой, над захваченной гитлеровцами землей Польши, далеко, на западном крае чуть светлеющего предутреннего неба, среди уже потускневших звезд самой короткой летней ночи вдруг появились какие-то новые, невиданные звезды. Непривычно яркие и разноцветные, как огни фейерверка – то красные, то зеленые, – они не стояли неподвижно, но медленно и безостановочно плыли сюда, к востоку, прокладывая свой путь среди гаснущих ночных звезд. Они усеяли собой весь горизонт, сколько видел глаз, и вместе с их появлением оттуда, с запада, донесся рокот множества моторов.

Этот рокот быстро нарастал, заполняя собою все вокруг, и наконец разноцветные огоньки проплыли в небе над головой дозорных, пересекая невидимую линию воздушной границы. Сотни германских самолетов с зажженными бортовыми огнями стремительно вторглись в воздушное пространство Советского Союза.

И, прежде чем пограничники, охваченные внезапной зловещей тревогой, успели осознать смысл этого непонятного и дерзкого вторжения, предрассветная полумгла на западе озарилась мгновенно взблеснувшей зарницей, яростные вспышки взрывов, вздымающих к небу черные столбы земли, забушевали на первых метрах пограничной советской территории, и все потонуло в тяжком оглушительном грохоте, далеко сотрясающем землю. Тысячи германских орудий и минометов, скрытно сосредоточенных в последние дни у границы, открыли огонь по нашей пограничной полосе. Всегда настороженно-тихая линия государственного рубежа сразу превратилась в ревущую, огненную линию фронта...

Спустя час после начала вторжения посол Германии в Советском Союзе граф фон Шуленбург вручил В. Молотову меморандум. В нём говорилось, что советское правительство хотело «нанести удар в спину Германии», и потому «фюрер отдал вермахту приказ воспрепятствовать этой угрозе всеми силами и средствами». «Это что, объявление войны?» — спросил Молотов. Шуленбург развёл руками. «Чем мы это заслужили?!» — горько воскликнул Молотов. Утром 22 июня московское радио передавало обычные воскресные передачи и мирную музыку. О начале войны советские граждане узнали лишь в полдень, когда по радио выступил Вячеслав Молотов. Он сообщил: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну.

Около полудня 22 июня Жукову позвонил Сталин:

«— Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования. На Западный фронт пошлем Шапошникова и Кулика. Я их вызывал к себе и дал соответствующие указания. Вам надо вылетать немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь.

Жуков был обескуражен таким неожиданным приказом, он как начальник Генерального штаба был, как ему казалось, необходим сейчас здесь, в центре руководства боевыми действиями всех армии, и вдруг такое неожиданное распоряжение! Он спросил:

— А кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке?

Сталин ответил:

— Оставьте за себя Ватутина.— И несколько раздраженно добавил: — Не теряйте времени, мы тут как-нибудь обойдемся» .

Жуков действительно не терял времени и, даже не заехав домой, а только позвонив по телефону, через сорок минут был в воздухе, а к исходу первого дня войны, 22 июня, был уже в Киеве, где встретился с секретарем ЦК Украины Н. С. Хрущевым.

Поздоровавшись с Жуковым, Хрущев сказал:

— Дальше лететь на самолете нельзя, немецкие летчики гоняются за каждым нашим самолетом. Надо ехать на машинах.

В этот же день поздно вечером Хрущев и Жуков добрались до командного пункта Юго-Западного фронта генерал-полковника М. П. Кирпоноса...

Так начался и так завершился этот роковой день 22 июня 1941 года для высшего военного и политического руководства нашей страны.

На второй день войны с гитлеровской Германией, 23 июня 1941 года, И.В. Сталин фактически возглавил Ставку Главного Командования, а 30 июня 1941 года по совместному решению Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР, образованный чрезвычайный орган военного времени, — Государственный комитет обороны (ГКО). С 10 июля 1941 года И.В. Сталин стал руководить Ставкой Верховного Главнокомандования, Ставку Главного Командования Сталин подписал не сразу и сказал, что обсудит его на Политбюро. Состав Ставки был объявлен на следующий день, 23 июня. Постановлением ЦК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров в нее были введены народный комиссар обороны С. К. Тимошенко — председатель (а по проекту, предложенному накануне, председателем предлагалось сделать сразу И. В. Сталина), начальник Генерального штаба генерал Г. К. Жуков, И. В. Сталин, В. М. Молотов, маршалы К. Е. Ворошилов и С. М. Буденный, нарком Военно-Морского Флота адмирал Н. Г. Кузнецов. При Ставке был организован институт постоянных советников Ставки в составе тт.: маршала Кулика, маршала Шапошникова, Мерецкова, начальника Военно-Воздушных Сил Жигарева, Ватутина, начальника ПВО Воронова, Микояна, Кагановича, Берия, Вознесенского, Жданова, Маленкова, Мехлиса". С19 июля 1941 года — народным комиссариатом обороны СССР, а 8 августа 1941 года он был назначен Верховным главнокомандующим Вооружёнными Силами СССР. Как того и требовала всенародная Великая Отечественная война против гитлеровского фашизма, в руках И.В. Сталина была сосредоточена вся полнота государственной, партийной и военной власти.

Гитлер жестоко просчитался: после первого шока, Красная Армия, истекая кровью, стойко и отчаянно воевала за каждую пядь родной земли, а Гитлер получил истребительную войну, которая привела его к закономерному поражению.

Без самоотверженного, кровоточащего подвига 41-го не было бы победоносного 45-го. Падение Берлина было бы совершенно невозможно без героической обороны Брестской крепости (22 июня – 20 июля); без стойкой обороны советской военно-морской базы на полуострове Ханко (Гангут) (26 июня – 2 декабря); без самой длительной в истории человечества обороны Ленинграда (10 июля 1941 – 13 января 1944); а также – Киева (11 июля –19 сентября), Одессы (5 августа –16 октября), Таллина (7 – 28 августа). Без длившегося в течение недели с 23 по 29 июня танкового сражения в районе населённых пунктов Луцк, Броды, Ровно. Без проигранного кровопролитнейшего Смоленского сражения (10 июля –10 сентября). Без успеха 30-го июля, когда войскам Северного фронта удалось остановить наступление финских войск на олонецком и петрозаводском направлениях. Без первого в истории Великой Отечественной войны поражения, которое нанесла Красная Армия немецко-фашистским войскам в сражениях в районе Ельни 30 августа – 6 сентября. Наконец, без беспримерной исторической битвы за Москву (30 сентября 1941 – 8 января 1942), в которой был развеян во всём мире миф о непобедимости гитлеровских орд. Без первых освободительных операций Великой Отечественной: освобождения городов Елец и Тихвин (9 декабря), Истра (11 декабря), Клин (15 декабря), Калинин (16 декабря), Волоколамск (20 декабря), Наро-Фоминск (26 декабря), Калуга (30 декабря). Без проведения Керченско-Феодосийской десантной операции Закавказского фронта и Черноморского флота (26 декабря 1941 – 2 января 1942).

Именно ценой тяжелейших потерь досталась нам победа над Гитлером в 1941-м, когда в ходе героического сопротивления немецким оккупантам был сорван нацистский план «Барбаросса», в котором на завоевание Советского Союза в результате «молниеносной войны» отводилось всего несколько недель.

Снимем шапки перед бессмертными подвигами Николая Гастелло, Александра Матросова, Саши Чекалина, Зои Космодемьянской, Олега Кошевого и других молодогвардейцев, десятков и сотен тысяч воспитанных в коммунистическом духе юношей и девушек, которые сознательно жертвовали своими жизнями во имя победы над ненавистным врагом. Это их заслуга, что план фюрера был сорван.

А. Зиновьев свидетельствует: «Во время войны большое число молодых людей моего поколения вступило в партию совершенно бескорыстно и убеждённо. Многие вступали в партию перед боем, чтобы погибнуть коммунистами. И большинство из них погибло. А сколько беспартийных шло в бой со словами «Если погибну, считайте меня коммунистом!» Бывали случаи, когда целые подразделения, в которых лишь единицы были членами партии, по команде политруков «Коммунисты, два шага вперёд!», — делали эти два шага в полном составе, шли добровольцами на верную гибель. И именно такие люди решали судьбу страны, а не трусы, шкурники, карьеристы и предатели». (Зиновьев А. Глумление. Правда. 9 мая 1995 г.).

Стратегической целью Гитлера был захват Москвы. Поэтому битва за Москву была первым крупнейшим сражением второй мировой войны, которое состояло из двух этапов: оборонительного 30.09.1941 – 05.12.1941) и наступательного (07.12.1941 – 08.01.1942).

3 октября вражеские танки ворвались в Орёл. 6 октября пал Брянск, 12 октября – Калуга. Четыре армии попали в «мешок» окружения под Вязьмой… Столица СССР оказалась без защиты.

Берлин ликовал: «Верховное командование вермахта сообщает: одержана победа в решающем сражении на Востоке».Наступили самые грозные и тяжёлые дни войны. 13 октября начались ожесточённые бои под Москвой. По городу ползли слухи, что его готовятся сдать. Уходящие на восток поезда брали штурмом. Перестал работать городской транспорт, не работали магазины, в некоторых оставшихся продукты раздавали бесплатно.

Враг бросил на Москву до 80 отборных дивизий (в том числе 14 танковых и 9 моторизованных).

И 15 октября под грифом «Сов.секретно» особой важности вышло постановление ГКО об эвакуации столицы в Куйбышев.

Документ №1 Об эвакуации столицы г. Москвы. «В виду неблагоприятного положения в районе Можайской оборонительной линии Государственный комитет обороны постановил: 1. Поручить т.Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в Куйбышев. (НКПС – т. Каганович обеспечивает своевременную подачу составов для миссий, а НКВД – т. Берия организует их охрану). 2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также Правительство во главе с заместителем председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или позже, смотря по обстановке). 3. Немедля эвакуироваться органам Наркомата Обороны и Наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группы Генштаба в Арзамас. 4. В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД – т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также всё электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию).

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин (Известия ЦК КПСС. – 1990. – № 12. – С. 217.)

По свидетельству телохранителя И.В. Сталина А. Рыбина в его книге «Рядом со Сталиным» (М. «Ветеран». 1992. С.25) Сталин заявил 16 октября, что не желает покидать столицу: «Никакой эвакуации. Остаёмся в Москве до победы».

Что же повлияло на решение вождя не покидать столицу? Из воспоминаний Г.К. Жукова мы знаем, что здесь сыграла определённую роль уверенность военачальника в том, что «Мы отстоим Москву во что бы то ни стало». Но были и другие, куда более существенные факторы. В частности, тот, что накануне, то есть 16-го Сталин побывал на передовой в дивизии А.П. Белобородова, чтобы лично изучить боевой дух солдат, беседовал с ранеными бойцами в селе Ленино — Лупиха, остался доволен их решимостью биться за Москву до конца.

Из дальневосточных разведдонесений Верховный Главнокомандующий знал, что падение Москвы явится сигналом для Японии к вступлению в войну против СССР, а воевать на два фронта для любой страны равносильно самоубийству. В то же время для организации контрнаступления очень важны были свежие силы, которые могли дать Сибирь и Казахстан…

Люди, остававшиеся в те дни в Москве, описывали позже, какой ошеломляюще-благоприятный эффект произвела на москвичей новость, что Сталин решил до победного конца быть с ними. Народ верил: пока Сталин находится в Москве, ничего катастрофического с ней не произойдёт.

Свет в окне его кремлёвского кабинета, горевший почти до самого утра, презрев светомаскировку, был дерзким вызовом судьбе. Тем более, что Сталин знал о приказе Гитлера взорвать Кремль и тем самым положить конец этому символу большевизма.

12. Историческая справка

«Кремль подвергся массированному налёту в ночь на 22 июля 1941 года, когда на его территорию было сброшено 15 фугасных и несколько сотен зажигательных бомб. Возникшие от них пожары грозили уничтожить бесценные памятники русской культуры. Но мужественные защитники Кремля под руководством его коменданта генерала Н.К. Спиридонова, не щадя жизни, спасали кремлёвские святыни. Более 90 воинов гарнизона Кремля при этом погибли. В ответ 8 августа 1941 года был совершён налёт авиации Балтийского флота на военные объекты Берлина».

17 октября из Москвы был эвакуирован Генштаб с Б.М. Шапошниковым во главе, и И.В. Сталин остался с двумя помощниками – А.М. Василевским и С. М. Штеменко.

О том, насколько серьёзно было положение Москвы в тот день, можно понять из стенограммы выступления перед читателями книги «Генеральный штаб в годы войны» её автора – генерала армии Штеменко: «Командный пункт Жукова в период угрожающего положения находился вблизи линии обороны. Жуков обратился к Сталину с просьбой разрешить перевести его командный пункт подальше от линии обороны, к Белорусскому вокзалу. Сталин ответил, что если Жуков недоволен, то он, Сталин, сам готов занять его место». (Феликс Чуев. Солдаты империи. М. Ковчег.1998. С.312).

20 октября в столице было введено осадное положение. Москва приобрела облик военного города: улицы пересекли ряды «ежей» и других противотанковых заграждений. Шпионов, диверсантов, провокаторов и паникёров полагалось расстреливать на месте. Панику, возникшую было в связи со слухами об эвакуации И.В. Сталина, о сдаче столицы немцам, удалось погасить. Порядок был восстановлен.

По воспоминаниям того же А. Рыбина, знаменитейший тенор Сергей Лемешев, которому в те дни предлагали вместе с другими артистами Большого театра эвакуироваться, заявил: «А почему я, собственно, должен ехать в Куйбышев, когда Сталин находится в Москве? Нам надо здесь помогать фронту, открывать наш театр, а не стремиться в тыл».

И через месяц, 19 ноября, в филиале Большого театра на Пушкинской улице состоялся первый концерт артистов оперы и балета. А 22 ноября ставили оперу «Евгений Онегин», 23-го – балет «Тщетная предосторожность»…

Бойцы Красной Армии в заснеженных полях и лесах Подмосковья, прочитав об этом в газетах, услышав по радио или от своих командиров, понимали, что это и есть величайшее проявление силы духа: ни одно государство в мире за всю многовековую историю человечества не открывало театра, когда враг стоял в 30 – 40 километрах от города. И это вселяло в красноармейцев и оптимизм, и уверенность в победе.

О боевом настрое тех дней лучше всего говорит надпись на карте Европы, подаренной командующим 16-й армии К.К. Рокоссовским корреспонденту «Красной Звезды» П.И. Трояновскому: «Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в Берлине! Подмосковье. 29 октября 1941 года. К. Рокоссовский».

По подсчётам Маршала Жукова, в битве под Москвой гитлеровцы потеряли в общей сложности более полумиллиона человек, 1тыс. 300 танков, 2 тыс.500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Немецкие войска были отброшены от Москвы на запад на 150 – 300 километров. Был развеян миф о непобедимости немецкой армии, подрывавший боевой дух советских войск. А самое главное – отстояли Москву.

Сталинское руководство оставалось верным своей стране, своему народу и идеалам коммунизма. Оно проявило совершенно оправданную твёрдость, добилось перелома в ходе войны и заставило армию воевать подобающим ей образом.

13. Открытия второго фронта в Европе

С самого начала Великой Отечественной войны Сталин понимал, что интересы СССР требуют скорейшего открытия второго фронта в Европе, и уже в первом послании премьер-министру Великобритании Черчиллю от 18 июля 1941 года Сталин обосновывает целесообразность создания фронта против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика), причём «не только ради нашего общего дела, но и ради интересов самой Англии».

Однако, Черчилль, а впоследствии и Рузвельт остались глухи к сталинским инициативам, оказывая, правда, материально-техническую помощь, размеры которой нельзя преуменьшать, но также нельзя, как это стало модно сейчас, и преувеличивать.

Во многом громадную разницу в их и наших людских потерях в смертельной схватке с Германией и её сателлитами следует отнести за счёт предательской стратегии и тактики союзников СССР – «западных демократий», затягивавших решение вопроса об открытии второго фронта почти до самого конца войны.

Сталин настойчиво и жёстко в каждом послании требует от союзников по антигитлеровской коалиции открыть второй фронт, но только спустя долгие три года, когда миру уже становится ясно, что Советский Союз может справиться с германским зверем и без помощи союзников, их войска высаживаются, наконец, 6 июня 1944 года в Северной Франции.

Когда годом раньше Черчилль и Рузвельт известили Сталина о своём решении не открывать второй фронт в Европе в 1943 году, Сталин направил им ноту, в которой чётко подчеркнул, что Москва разочарована таким оборотом, но что «дело здесь идёт не просто о разочаровании советского правительства, а о сохранении его доверия к союзникам, подвергаемого тяжёлым испытаниям». Он писал, что«отсутствие второго фронта льёт воду на мельницу наших общих врагов».

Но после Сталинграда, Курска и форсирования Днепра Рузвельт понял, что стратегия Черчилля («желал бы видеть германскую армию в могиле, а Россию – на операционном столе») исчерпала себя, что дальнейшее оттягивание открытия второго фронта может быть чревато самыми печальными для Запада последствиями: «мощь и престиж СССР будут настолько велики, что какое-либо противодействие сталинской политике со стороны США и Великобритании окажется невозможным». Особенно остро стоял перед союзниками вопрос о сдерживании советской мощи после окончания Второй мировой войны.


14. Тегеран – 43

Встреча Большой тройки в Тегеране в ноябре 1943 года состоялась на фоне внушительных побед Красной Армии, что давало Сталину возможность не только держаться уверенно и независимо, но и быть неформальным лидером Большой тройки. Начать с того, что первым крупным дипломатическим успехом Сталина было то, что он буквально «перехватил» Рузвельта у Черчилля, убедив его переехать в советское посольство и пожить там, поскольку по данным советской разведки, Абвер (орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919 – 1944 гг. Л.Б.) готовит покушение на лидеров стран антигитлеровской коалиции. Черчилль, которому Рузвельт отказал в просьбе обосноваться в британском посольстве, имел все основания произнести:«Конференция закончилась, не успев начаться.Сталин засунул президента к себе в карман».

Второй неприятностью для Черчилля было предложение Рузвельта о необходимости решить после войны проблему деколонизации. « Я не для того стал первым министром короля, — сказал Черчилль, — чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи». Третья неприятность для Черчилля заключалась в том, что Рузвельт от имени трёх союзных держав не дожидаясь его окончательного подтверждения заранее обговорённой с ним даты, поспешил объявить началом операции «Оверлорд» (кодовое название Нормандской десантной операции – май 1944 года, понимая, что откладывать открытие второго фронта просто бессмысленно. Четвёртая неприятность для Черчилля – это настойчивая позиция СССР и США в вопросе о совместном с Великобританией контроле после войны над всеми стратегическими пунктами мира. Для Англии – владычицы морей – это требование означало делиться с союзниками контролем над Гибралтаром, Суэцким каналом, Сингапуром и другими своими подконтрольными стратегическими территориями, что опять же не могло вызвать энтузиазма у премьер-министра Великобритании…

Генерал Эйзенхауэр, будущий 34-й президент США, вспоминает, что перед вторым пленарным заседанием на конференции в Тегеране, в торжественной обстановке, Черчилль вручил Сталину подарок короля Георга VI – меч – в память о великой победе под Сталинградом: «Сталин молча вынул меч из ножен, поцеловал лезвие и передал дар короля Ворошилову, который повертел его в руках и … уронил. Но он тут же быстро поднял меч, вложил в ножны и передал военному, находившемуся в почётном карауле, который повернулся и молча удалился». Рузвельт записал в своём дневнике: «У Сталина появились на глазах слёзы, когда он принимал меч. Было очевидно, что эта процедура глубоко тронула его».

Ещё один инцидент, связанный со Сталиным и Черчиллем: последний, будучи недовольным позицией Рузвельта в вопросе о сроке открытия второго фронта, ворчал. Тогда Сталин поднялся и, обратившись к Молотову и Ворошилову, произнёс: «У нас слишком много делдома, чтобы здесь тратить время. Ничего путного, как я вижу, не получается». Испугавшись, что конференция по его вине может быть сорвана, премьер-министр поспешил заявить «Маршал неверно меня понял. Точную дату можно назвать – май сорок четвёртого».

Впоследствии Черчилль так описывал свои чувства во время Тегеранской конференции: «Впервые в жизни я понял, какая мы маленькая нация. Я сидел с огромным русским медведем по одну сторону от меня и с огромным американским бизоном по другую. Между этими двумя гигантами сидел маленький английский осёл».

Главный дипломатический успех советской делегации на Тегеранской конференции во главе со Сталиным был в том, что упрочилась солидарность трёх великих держав – участниц антигитлеровской коалиции и что вопрос о втором фронте был разрешён с учётом интересов Советского Союза.(Сдаётся, что именно дипломатические неудачи в Тегеране, а затем и в Ялте такого сильного и напористого дипломата, тонкого и опытного политика, большого патриота своей страны, как Уинстон Черчилль, и явились главной причиной его поражения на выборах 1945 года, как раз в момент его участия в Потсдамской конференции после капитуляции Германии.

Чувствуя близкий конец, Гитлер предпринял лихорадочные усилия, чтобы расколоть Большую тройку. Вновь у руководителей стран антигитлеровской коалиции возникла необходимость во встрече.

И вновь, как и в случае с Тегераном, Сталину удалось убедить союзников принять его предложение о месте встречи – на сей раз на советской территории — в Ялте.

На Крымской конференции было подписано секретное соглашение о вступлении СССР в войну против Японии через два-три месяца после капитуляции Германии. При этом Сталин поставил перед союзниками по антигитлеровской коалиции несколько политических условий: возвращение Южного Сахалина с прилегающими к нему островами, получение Курильских островов, аренда Порт-Артура в качестве советской военно-морской базы, совместная с китайцами эксплуатация КВЖД. Рузвельт и Черчилль с этими сталинскими условиями согласились, о чём был составлен соответствующий документ.

На Крымской конференции был решён вопрос о разделе Германии на зоны, при этом Советскому Союзу отводилась восточная часть Германии. Район «Большого Берлина» также оккупировали войска СССР, США и Англии. Из 20 миллиардов долларов репараций Советский Союз претендовал на получение 10 миллиардов.

Именно в Ялте был поднят вопрос об учреждении Организации Объединённых Наций, как международного органа безопасности.

Функции задающего блока в стране в период ВОВ выполнял И. В. Сталин, являясь одновременно председателем ГКО, СНК и ставки ВГК, а также главнокомандующего вооруженными силами и генеральным секретарем ЦК ВКП(б). В соответствии с конечным результатом ВОВ, доминирующая роль в победе принадлежит И. В. Сталину. Этот теоретический вывод практически подтверждается сделанной журналом “Наш современник” (№ 12, 1999 г.) подборкой высказываний о И. В. Сталине его современников – выдающихся политических деятелей, военноначальников и деятелей культуры. Особенно показательно мнение такого матерого врага советской власти, как У. Черчилль. По его словам России повезло, что в критический для нее момент у руководства страной оказался человек, обладающий способностями И. В. Сталина.

Ставка Верховного Главнокомандования, через которую ГКО руководил деятельностью всех видов вооруженных сил. При проведении операций стратегического масштаба один из членов ГКО направлялся на соответствующий фронт в качестве полномочного представителя. Председателем ГКО был И. В. Сталин, его заместителем В. М. Молотов и Л. П. Берия, членами – Н. А. Вознесенский, Л.М.Каганович, Г. М. Маленков и А. И. Микоян[5]. Все члены ГКО удостоены звания “Героя социалистического труда” и несколькими орденами Ленина. Самым награжденным из них был Л. П. Берия, имевший 5 орденов Ленина, орден Суворова первой степени, 2 ордена Боевого Красного Знамени и 7 медалей. Согласно источнику[5] Л. П. Берия был наркомом НКВД, однако это требует уточнения. Как известно, вся контрразведывательная деятельность во время войны была сосредоточена в руках В.Е.Абакумова, а поддержание внутреннего порядка в стране возложено на органы милиции. Л. П. Берия же во время войны ведал внешней разведкой и в значительной степени оборонной промышленностью, причем, прежде всего новой техникой в военных отраслях промышленности, что в значительной степени было связано с деятельностью внешней разведки.

На третьей ступени иерархии системы управления войной находились управления деятельностью вооруженных сил, оборонной промышленностью и народнохозяйственными структурами.

Как уже отмечалось, управления действиями всех видов вооруженных сил осуществлялись через ставку ГКО, в состав которой входили: И. В. Сталин (председатель), Г. К. Жуков (заместитель), А. И. Антонов, Н. А. Булганин, А. М. Василевский, К. Е. Ворошилов, Н. Т. Кузнецов, В. М. Молотов, С. К. Тимошенко и Б. М. Шапошников.

В среде военного и народно-хозяйственного руководства всех уровней имел место “естественный отбор”, что дает основание судить о личном вкладе указанного состава в дело победы на основании как их званий, так и полученных ими наград. Высшим воинским званием в РККА было звание маршала, а высшими воинскими наградами – орден “Победы” и орден Суворова первой степени.

К началу войны в СССР было 5 маршалов: С.М.Буденный, К. Е. Ворошилов, Г. И. Кулик, С. К. Тимошенко и Б. М. Шапошников. К концу войны, из числа перечисленных, лишь двое последних удержали свои позиции: С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов, оставаясь маршалами, сошли на вторые роли, а Г. И. Кулик был разжалован в генерал-майоры. В 1943 г. звания маршала были удостоены И. В. Сталин, Г. К. Жуков и А. М. Василевский. В 1944 г. маршальское звание было разделено на три категории: маршал Советского Союза, главный маршал, маршал родов войск. При этом, звание маршала Советского Союза было присвоено всем имеющимся маршалам, а также командующим фронтами: Л. А. Говорову, И. С. Коневу, Р. Я. Малиновскому, К. А. Мерецкову, К. К. Рокосовскому и Ф. И. Толбухину. Звание главного маршала авиации получили А. Е. Голованов и Л. А. Новиков, а звание главного маршала артиллерии – Н. Н. Воронов. Звание маршала артиллерии было присвоено М. Н. Чистякову и Н. Д. Яковлеву, маршала бронетанковых войск – П. А. Ротмистрову и Я. Н. Федоренко, маршала инженерных войск – М. П. Воробьеву, маршала войск связи – И. Т. Пересыпкину, маршала авиации – Ф. А. Астахову, Г. А. Ворожейкину, С. П. Жаворонкову, Н. С. Скрипко, Ф. А. Филееву и С. А. Худякову, адмирала флота (приравненного в то время к званию маршала) – И. С. Исакову и Н. Г. Кузнецову. К концу войны было 13 маршалов Советского Союза (с 27 июня 1941г. – 12, т. к. И. В. Сталину было присвоено звание генералиссимуса), 3 главных маршала родов войск, 12 маршалов родов войск и 2 адмирала флота Советского Союза. Кроме того, в 1945 г., но уже после Дня Победы, звание маршала родов войск получили Л. П. Берия, С. И. Богданов и С. П. Рыбалко.

Показателями личного вклада военачальников высокого уровня в деле победы является не только их полководческий талант, но и героизм, отмеченный званием “Героя Советского Союза”, статус которого предусматривает вручение награжденному грамоты, золотой звезды и ордена Ленина. Всего за войну этого звания было удостоено около 11 тыс. человек, причем 98 человек – дважды, а трое (маршал Г. К. Жуков и летчики А. П. Покрышкин и И. Н. Кожедуб – трижды).

15. Победа

На Эльбе войска Красной Армии встретились с союзниками. Шли бесконечные братания, попойки. Он хорошо знал историю: русские офицеры, победив Наполеона, привезли из Европы в Россию дух вольности и основали тайные общества...

Особенно раздражал его Жуков. Маршал раздавал интервью западным агентствам, все чаще забывая обязательный рефрен о «величайшем полководце всех времен»...

И вот пришла Победа. Жукову он оказал величайшую честь — доверил подписать протокол о безоговорочной капитуляции Германии и принимать парад Победы. Опасны его почести… Тени исчезнувших маршалов могли это подтвердить опьяненному победой Жукову.

Во время парада — в тот дождливый день, когда «само небо оплакивало павших», как писали его поэты, — Хозяин уже думал о завтра. О дне после Победы.

Окончились 1418 дней войны. 1418 дней гибели людей.

Страна лежала в развалинах, была покрыта могилами его солдат. И пол-Европы было усеяно их телами.

В дальнейшем он объявит официальную цифру погибших, не слишком большую, чтобы не очень пугала, — около 7 миллионов.

После его смерти с каждым годом эта цифра будет расти. Беспощадно расти. В 1994 году на международной научной конференции, состоявшейся в Российской Академии наук, большинство экспертов сошлись на таких цифрах: около 8 миллионов 668 тысяч потеряла армия и 18 миллионов — мирное население. Всего 26 миллионов погибших.

А пока уцелевшие после невиданной войны солдаты маршировали по Красной площади, швыряя знамена побежденной гитлеровской армии к подножию Мавзолея.

16. Военный лагерь Социализма

Сталину нужна была решительная ссора с Западом, нужны были враги, новая опасность для страны Советов, чтобы покончить с играми в демократию в странах Восточной Европы. И жестко завинтить гайки внутри страны.

На помощь пришел… Черчилль! В 1946 году он произносит свою знаменитую речь вФултоне: призывает Запад «стукнуть кулаком», ибо Сталин не понимает слабых… «В результате Советы контролируют уже не только всю Восточную, но и Центральную Европу».

Трумэн и Эттли открестились от речи Черчилля — но поздно. Сталин смог объявить: СССР снова угрожает агрессия. Началась столь ему желанная война взаимных проклятий — «холодная война». Полились потоки статей и выступлений по радио — об «угрозах империалистов», о «поджигателях новой войны».

У Сталина развязаны руки. С 1946 по 1949 год он открыто, грубо формирует «могучий лагерь социализма»: Чехословакия, Венгрия, Румыния, Польша, ГДР, Болгария, Югославия — всюду сажает покорных ему коммунистических правителей.

Он создает Коминформ — законнорожденное дитя Коминтерна, рычаг управления лагерем социализма, постоянно действующее совещание коммунистических партий. Здесь он дирижирует — вырабатывает общую политику, западные компартии получают от него деньги и распоряжения. Все, что происходит внутри лагеря, происходит только с его ведома. Никакой самодеятельности — за всем следит Сталин (Хозяин), беспощадно карает всякую попытку решать без него.

Правда, был сбой. Он узнает, что Тито, верный Тито — ведет свою интригу: не согласовав с ним, попытался присоединить к Югославии Албанию, заключил договор о взаимной безопасности с другим его холопом, Димитровым, посаженным править Болгарией. Теперь Тито уже предлагает Болгарии объединиться в конфедерацию, более того, пытается включить туда Польшу, Чехословакию и даже Грецию.

Сталин понимает: появился опасный жеребец и уводит его табун. Гнев его был ужасен. Последовали грозные статьи в «Правде». Он вызвал к себе Димитрова и Тито. Но Тито, всегда помнивший о судьбе коминтерновцев, вместо себя послал соратников.

В холодном феврале 1948 года в Кремле, Сталин принял обе делегации. Он орал на Димитрова: «Вы зарвались, как комсомолец… Вы и Югославия ничего не сообщаете о своих делах».

Посланец Тито Кардель попытался сгладить: «Никаких разногласий нет». В ответ последовал яростный поток сталинских слов: «Ерунда! Разногласия есть, и весьма глубокие. Вы вообще не советуетесь. Это у вас принцип, а не ошибки!»

Было принято постановление о постоянных консультациях в будущем. Но Сталин решил избавиться от Тито. Теперь он ему нужен был как враг, как прежде Троцкий, чтобы карать за связь с ним, чтобы, проклиная его, цементировать лагерь покорных. И возвращать Страх.

Коминформ единодушно обрушивается на Югославию. Тито и его страну изгоняют из «лагеря».

Но вместо маленькой Югославии Сталин получил огромный Китай. В октябре 1949 года войска Мао заняли Пекин. Великая восточная держава коммунистов была создана. Вскоре при помощи китайских войск на карте мира появилась коммунистическая Северная Корея. Он прочно обосновался и в Азии. Созданный им лагерь социализма обладал теперь бесконечными человеческими ресурсами. Как близка Великая мечта!

Но сначала предстояло вернуть в страну Страх.

Уже во время войны его тревожили военачальники, привыкшие к своеволию, вкусившие славы. Война еще шла на территории СССР, а он уже готовился их усмирять. В 1943 году Абакумов получил указание записывать телефонные разговоры его маршалов и генералов (папки с этими записями остались в архивах КГБ).

Сталин понимал: пока Жуков на свободе — центр скрытой военной оппозиции будет существовать. Но нужна была наживка крупного размера, чтобы поймать такую акулу, и он велел добыть ее.

Апрельской ночью 1946 года командующий ВВС маршал авиации Новиков был встречен у подъезда своего дома. Маршала втолкнули в машину, доставили, как он писал сам, «в какую-то комнату, сорвали маршальскую форму, погоны, выдали рваные штаны и рубашку». Шутка, которую услышал де Голль, стала былью. Одновременно были арестованы все руководители авиационной промышлен-ности.

Абакумов умело повел следствие и быстро заставил героев войны оклеветать себя. Они подтвердили: выпускали самолеты с заведомым браком, в результате гибли летчики.

Но главное — они дали показания против Жукова...

Все это время следователи Абакумова продолжали неутомимо собирать материал против вчерашнего героя. 18 сентября 1948 года были арестованы генерал-лейтенант Владимир Крюков и его жена — самая популярная певица страны Лидия Русланова.

После войны (на короткий срок) Сталин отменил смертную казнь. И генерал получил 25 лет лагерей, а любимица страны Русланова — 10 лет.

Но все это было заделом на будущее. Решающую чистку армии, как и в 30-х годах, он, видимо, оставлял на конец задуманного. Военачальники еще были едины. И Жукова арестовывать было рано.

Ибо в страну еще не возвратился Страх.

17. Советское общество после войны

Ва время этой Великой Отечественной войны в советском обществе были весьма распространены надежды на изменение к лучшему положения в стране. Так, колхозники считали, что после войны будут распущены колхозы, интеллигенция надеялась на ослабление цензуры и расширение контактов с другими странами. Все общество считало, что должны прекратиться репрессии, так как советский народ доказал Сталину свою преданность. Однако эти надежды не оправдались. Более того, налицо был обратный процесс — усиление тоталитарного контроля по всем направлениям. Война, затронувшая буквально каждого человека в Советском Союзе, стала своеобразной чертой, разделившей историю советского общества на две части: до- и послевоенную. Никогда больше общество не возвращалось к тому состоянию полнейшей задавленности всяческого свободомыслия, которое было характерно для предвоенных лет. Укрепив авторитет Сталина (объявленного творцом Великой Победы и присвоившего себе звание генера-лиссимуса) и ВКП (б), война заново приучила людей принимать решения и действовать самостоятельно, брать на себя ответственность (фронтовики на передовой, партизаны) без оглядки на высшие авторитеты (как это принято в тоталитарном обществе). Без личной инициативы трудно было выжить и в тылу (крестьяне вновь стали торговать, расцвет «черного рынка» и т. д.). Многие, особенно фронтовики, жившие четыре года в постоянной близости смерти, перестали, устали бояться. Их теперь было гораздо сложнее напугать, а ведь страх — едва ли не главная цементирующая сила тоталитарного общества. Кроме того, война нарушила полную самоизоляцию сталинской державы. Многие сотни тысяч советских людей (солдаты, пленные, «остарбайтеры») побывали за рубежом, получив возможность сравнить жизнь в СССР и в Европе и сделать выводы. Теперь они уже не могли с прежним доверием относиться к заявлениям пропаганды о превосходстве советского образа жизни. Для солдат-колхозников было глубоким шоком увидеть, как живут болгарские или румынские (не говоря уже о немецких или австрийских) крестьяне. А ведь кроме разоренной Европы некоторые солдаты и офицеры побывали и в США (принимая лендлизовскую технику)…

Активизировались националистические движения, воспрянуло уничтоженное было христианство (прежде всего — на территориях, находившихся под немецкой оккупацией). Огромную популярность получили военачальники, которым на время войны была предоставлена известная свобода действий. Во всех этих явлениях Сталин увидел прямую и явную угрозу своей власти.

18. Укрепление тоталитаризма

Для поддержания стабильности в стране, прежде всего, было необходимо изолировать вчерашних военнопленных, так как они, во-первых, были свидетелями грандиозных поражений Красной Армии в первой половине войны и мешали пропаганде внедрять в общественное сознание тезис о непогрешимости Сталина и советского военного руководства. Во-вторых, пленные едва ли не лучше других категорий советских граждан, оказавшихся волею военной судьбы за рубежом, видели, как живет Европа (конечно, сами они жили очень тяжело, но не могли не замечать, что происходило вокруг). За это они должны были быть наказаны. Так, только 20 % возвратившихся в Советский Союз военнопленных получили право вернуться домой, тогда как остальные либо были отправлены в лагеря, либо приговорены к ссылке минимум на пять лет, либо к принудительным работам по восстановлению разрушенных войной районов страны. Аналогичная судьба ждала и т. н. «остарбайтеров». Участь тех, кто так или иначе выступил в ходе войны на стороне противника («власовцы», казаки, «хиви», военнослужащие «восточных легионов» вермахта), была самой тяжелой. Многие из них были расстреляны сразу же после попадания в руки НКВД, остальные получили огромные сроки каторжных лагерей. К «пособникам фашистов» приравнивались и участники националистического сопротивления в западных районах СССР, которые подвергались форсированной «советизации». Наибольшего размаха это движение получило на Западной Украине, где ожесточенное сопротивление Красной Армии оказывала Украинская Повстанческая Армия (УПА) и Прибалтика — район действия «лесных братьев». В борьбе с этими отрядами силы НКВД использовали те же методы, что и гитлеровские каратели в годы войны. Тем не менее, окончательно Западная Украина была покорена только в 1950 г., а Прибалтика — и того позже (в Литве последние вспышки сопротивления отмечались еще в 1956 г.). В июне 1946 г. вышел Указ ВС о депортации в восточные районы страны ряда обвиненных в «коллективном предательстве» народов. Фактически, этот указ подвел правовую (если это можно назвать правом) базу под уже совершившееся в годы войны выселение в Западную Сибирь и Казахстан чеченского, ингушского, карачаевского, балкарского, калмыцкого, крымско-татарского (все народы депортированы с октября 1943 по июнь 1944 гг.) и немецкого («русские немцы») народов. Если до этого они (особенно немцы) могли надеяться на то, что с окончанием войны им выйдет амнистия, то теперь становилось понятно — это (ссылка и положение бесправных спецпоселенцев) навсегда. Советский Союз, декларировавший свой интернационализм, пошел по пути, проложенному нацистской Германией (репрессии по национальному признаку). В дальнейшем эта практика была продолжена. Так, в 1949 г. во внутренние районы СССР с Кавказа были выселены все греки и турки. В 1950 г. в Казахстан и Среднюю Азию отправили всех советских корейцев с Дальнего Востока. В 1953 г. готовилась депортация евреев.

Стоит вспомнить и еще об одной «депортации» — в 1947 г. НКВД провела акцию по аресту и вывозу в отдаленные районы инвалидов войны, лишившихся в годы войны родных и брошенных на произвол судьбы государством. В первое послевоенное время они десятками (если не сотнями) проживали на вокзалах, базарах и т. п., прося милостыню в солдатских гимнастерках, увешанных медалями. Разумеется, они сильно портили картину торжества победоносного Советского Союза. Это и решило их судьбу. Большинство из них кончили свою жизнь вдали от посторонних глаз (например, в колонии на о. Валаам или ей подобных).

Мощный удар был нанесен и по интеллигенции, которая в годы войны подрастеряла страх и стремилась выйти (не очень, впрочем, далеко) за рамки установленных свыше идеологических правил. Даже эти робкие попытки глубоко советских, как правило, людей думать и творить самостоятельно (без каких бы то ни было крамольных мыслей!) были неприемлемы для государства. Ведь, как известно, интеллигенты в тоталитарном обществе — не творцы, а «инженеры человеческих душ»! Идеологическое руководство наступлением на интеллигенцию осуществлял один из любимцев Сталина Андрей А. Жданов. По его имени эти мероприятия получили довольно условное название «ждановщина». Целью «ждановщины» было запугать интеллигенцию и добиться от нее полной покорности (или заставить замолчать). Старт этой кампании был дан 14 августа 1946 г. постановлением ЦК ВКП(б) (на самом высоком уровне!) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Основной удар был направлен против против Анны Ахматовой и Михаила Зощенко, которые назывались рассадниками чуждой морали, пошлости и безыдейности. Обоих исключили из Союза писателей, обрекая на нищенское существование, но (внимание, гуманизм!!!) не расстреляли и даже оставили на свободе. Последнее как нельзя лучше свидетельствует, что целью этой кампании было именно запугивание, публичная демонстративная порка нескольких для того, чтобы напугать остальных. Следом за писателями очередь на публичную порку дошла и до кинематографистов. 4 сентября 1946 г. ЦК принял постановление «О безыдейности в кинематографе» (это в советском-то!). Идеологическому разгрому подверглись фильм Л. Лукова «Большая жизнь» о шахтерах Донбасса (за то, что в нем «фальшиво изображены партийные работники» и отсутствует показ «современного Донбасса с его передовой техникой и культурой, созданной за годы сталинских пятилеток») и вторая серия фильма С. Эйзенштейна «Иван Грозный» (за создание образа царя, который теперь почитался как создатель мощной централизованной державы, как «бесхарактерного человека»). В конце 1946 г. Жданов создает журнал «Культура и жизнь», задачей которого было следить за советской культурой и предавать огласке факты отклонения от идеологических установок партии. Новый журнал начал с кампании против «декадентских тенденций» в театре (вот и до него добрались!) и потребовал исключить из репертуара все пьесы зарубежных драматургов. Это, к счастью, сделано не было, но была установлена жесткая квота «неидеологического» репертуара, превышать которую театр не имел права. В феврале 1948 г. вышло постановление ЦК ВКП (б) «О декадентских течениях в советской музыке ». Осуждению подверглись композиторы, «придерживающиеся формалистических антинародных направлений»: Прокофьев, Шостакович, Хачатурян и другие. Им ставилось в вину то, что они «снизили высокую общественную роль музыки и сузили ее значение, ограничив его удовлетворением извращенных вкусов эстетствующих индивидуалистов». Репрессиям подверглась и наука. Так, в сентябре 1946 г. был закрыт «Исторический журнал», редколлегия которого позволила себе порассуждать (абсолютно верноподданически, но самостоятельно!) об Октябрьской революции. Вместо него был создан журнал «Вопросы истории» с уже совсем другой редколлегией… В августе 1948 г. на сессии ВАСХНИЛ разгрому (не с научных, а с идеологических позиций) были подвергнуты генетики (сама генетика получила сколь обидное, столь и бессмысленное прозвище «продажная девка мирового империализма»). Торжествовала «мичуринская школа» шарлатана Трофима Д. Лысенко — «народного академика». Карьера Лысенко началась в феврале 1935 года на II съезде колхозников-ударников, где он, тогда молодой агробиолог, обрушился на «кулаков от науки». Очень скоро он добился изгнания из Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имена В. И. Ленина настоящих генетиков, своих научных оппонентов и, прежде всего знаменитого генетика и ботаника Н. Вавилова, который умер в тюрьме в 1943 году. Несколько позже буржуазной лженаукой была объявлена и кибернетика.

К 1948 г. по мере ухудшения отношений СССР с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции «ждановщина» стала приобретать все более и более ярко выраженную антизападную окраску. Все, кто, так или иначе, был хотя бы раньше связан с Западом, попадают под подозрение. Так, в 1948 г. распускается Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), а среди его активистов проводятся аресты (руководитель ЕАК — режиссер Соломон Михоэлс был убит агентами МГБ в Минске еще в январе 1948 г.). ЕАК, установивший в годы войны по заданию Сталина тесные связи с американскими сионистскими организациями и получавший от них деньги, направлявшиеся на нужды обороны СССР, обвинялся теперь в шпионаже в пользу США и планах создания Еврейской АССР в Крыму.

Новый 1949 г. ознаменовался началом борьбы с «космополитизмом» (или, что то же самое, «низкопоклонством перед Западом»). Эта кампания свелась к борьбе с любыми проявлениями интереса к Западу, западной культуре, образу жизни. Доходило до анекдотических ситуаций: историки получили команду подтвердить первенство России во всех отраслях научного знания (проще говоря, доказать что все великие открытия сначала были совершены у нас, но из-за «проклятого царизма» незаслуженно забыты). Был переименован ряд городов (Шлиссельбург стал Петрокрепостью) и даже товаров («французская» булка стала называться «городской»). В рамках этой кампании началась борьба с первым в СССР молодежным движением — так называемыми «стилягами», стремившимися воссоздать в одежде и поведении стиль жизни американских сверстников (почерпнутый, впрочем, из американских и трофейных немецких фильмов времен войны, которые шли в советских кинотеатрах в первые послевоенные годы). «Стиляги» были подчеркнуто аполитичны, однако их вызывающее «западничество» раздражало власти. С 1952 г. борьба с космополитизмом приобретает все более выраженный антисемитский характер. Государственный антисемитизм достигает своего апогея после «раскрытия» 13 января 1953 г. «заговора врачей-убийц» из кремлевской больницы, большинство из которых было евреями. Они обвинялись в отравлении многих видных деятелей партии (Калинин, Жданов) и покушении на жизнь Вождя. После того как подследственные «признались» на Лубянке в якобы совершенных ими преступлениях, пропаганда заговорила языком, напоминавшим антисемитские пассажи Геббельса. Полным ходом шла подготовка к публичной казни врачей и депортации евреев. Лишь смерть вождя 5 марта 1953 г. привела к закрытию этого дела.

19. Борьба за власть в окружении Сталина

«Культ личности» Сталина в эти годы достиг своего апогея. Празднование в декабре 1949 года 70-летия Сталина перешло вообще все мыслимые границы. В течение недель газеты перечисляли тысячи подарков, присланных Сталину со всех концов света. Тысячи посланий, преисполненных глубочайшего поклонения и восхищения стекались в Кремль. Но несмотря на то, что послевоенные годы казались верхом величия и славы Сталина, который теперь именовался еще и «творцом Великой Победы», «величайшим полководцем» и т. д., сам он чувствовал себя в последние годы своей жизни не слишком уверенно. Прежде всего, он стал бояться собственной армии, резко возросшей популярности и самостоятельности военачальников. Больше всего он опасался Жукова, понимая что этот жесткий (порой жестокий) и волевой человек способен в критической ситуации пойти напролом и совершить военный переворот. Поэтому уже с начала 1946 г. имя Жукова пропадает изо всех книг, статей, фильмов и газет. Сам Жуков переводится командовать сначала второстепенным Одесским, а потом и вовсе — тыловым Уральским округом.

В послевоенные годы в советском обществе переплетались две противоречивые тенденции: формальная демократизация политической системы и фактическое усиление репрессивной роли государства («ждановщина»). Демократизация проявилась в том, что еще в сентябре 1945 года было прекращено чрезвычайное положение и упразднен ГКО (внекоституционный орган власти). В 1946—1948 гг. прошли перевыборы Советов всех уровней и был обновлен депутатский корпус, сформировавшийся еще в 1937—1939 гг. В марте 1946 года первая сессия Верховного совета СССР (бывш. ВЦИК) освободила М. И. Калинина от его обязанностей Председателя Президиума ВС СССР (в связи с болезнью), на этот пост был избран Н. М. Шверник.

15 марта 1946 года сессия приняла закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров в Совет Министров, что соответствовало общепринятым в мировой государственной практике наименованиям. Верховный Совет образовывал правительство СССР — Совет Министров (Совмин), председателем которого был утвержден Сталин. Центром управления страной стал Президиум Совмина, куда вошли 8 ближайших соратников Сталина (министр иностранных дел Вячеслав М. Молотов, руководитель Специального (атомного) комитета Лаврентий П. Берия, министр земледелия А. А. Андреев, министр внешней торговли Анастас И. Микоян, председатель Госплана Н. А. Возненсенский, куратор легкой и пищевой промышленности Алексей Н. Косыгин, куратор вопросов культуры и религии Климент Е. Ворошилов, министр промышленности и стройматериалов Лазарь М. Каганович).

Внутри партийного руководства сразу после войны началась борьба за влияние. Первый спор произошел между Маленковым и Ждановым, считавшимися после окончания войны потенциальными преемниками Сталина. Благодаря своим бесспорным организаторским способностям Маленков получил во время войны весьма ответственные посты. Член ГКО, в 1943 году Маленков был поставлен во главе Комитета по восстановлению освобожденных районов. В 1944 году он возглавил Комитет по демонтажу немецкой промышленности, занимавшийся получением с Германии репараций в пользу СССР. В то время как Маленков поднимался все выше и выше в сфере государственного управления, Жданов не менее успешно продвигался в структуре партийного аппарата. Будучи с 1934 г. секретарем ЦК и преемником Кирова на посту первого секретаря ленинградской парторганизации, он сыграл видную роль в «чистках» 1936—1938 гг. Спор между Маленковым, поддерживаемый Берией, Кагановичем и руководителями тяжелой промышленности с одной стороны, и Ждановым, на стороне которого были председатель Госпалана Вознесенский, Доронин, Родионов (Председатель Совмина РСФСР), Кузнецов и некоторые военачальники, с другой развивался вокруг сугубо частного вопроса: Жданов и Вознесенский атаковали Маленкова в связи с его политикой вывоза немецкой промышленности, которая приводила, по их мнению, к разбазариванию средств. Сталин поддержал группу Жданова, снял Маленкова с поста. В течение двух лет Жданов и его помощник М. Суслов пользовались доверием Сталина, возглавляя идеологическое подавление интеллигенции. Летом 1948 года после двухлетней опалы Маленков был возвращен Сталиным с состав Секретариата ЦК. 31 августа 1948 года скоропостижно скончался Жданов, оставив своих сторонников беззащитными перед Маленковым. Тот, в свою очередь в сотрудничестве с Берией, руководителем МГБ Абакумовым и с благословения Сталина начал очередную чистку, направленную в этот раз против Вознесенского, сотрудников Госплана и партаппарата Ленинграда (Сталин всегда с недоверием относился к этому городу). Вознесенский был смещен и в 1950 году без суда расстрелян. В общей сложности «ленинградское дело» стоило жизни нескольким сотням политработников, большинство из которых своей карьерой обязаны были Жданову. Все эти люди были обвинены в попытке «развалить социалистическое хозяйство методами международного капитализма» и в «заговоре со сторонниками Тито, направленном на свержение советской власти». Хотя Маленков и выглядел теперь как преемник, назначенный самим Сталиным, последний в то же время способствовал продвижению Хрущева, получившего в 1949 году посты секретаря Московского обкома партии и секретаря ЦК.

В октябре 1952 года состоялся XIX съезд партии, последний, на котором присутствовал Сталин. ВКП (б) была переименована в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС). Политбюро было заменено значительно более громоздким Президиумом, который насчитывал 36 человек. Численность Секретариата ЦК также была увеличена с 5 до 10 членов, ЦК также удвоился (теперь в него входило 232 человека). Очевидно, раздувая штат руководящих органов, Сталин пытался уменьшить влияние своих «старых коллег», разбавив их «новичками», более молодыми и менее опытными, которыми было гораздо легче управлять.

20. Сталин и создание атомной бомбы

Советская разведка имела сведения о работах на Западе по созданию атомной бомбы, исходившие от трёх физиков-атомщиков, сочувствующих СССР: Клауса Фукса, Джона Кэрнкросса и Бруно Понтекорво. Эти сведения докладывались Берией Сталину. Однако решающее значение, как полагают, имело адресованное ему в начале 1943 г. письмо советского физика Флёрова, который сумел разъяснить суть проблемы популярно. В результате 11 февраля 1943 г. было принято постановление ГКО о начале работ по созданию атомной бомбы. Английский историк Энтони Бивер считает, что в желании Сталина как можно скорее взять Берлин был не сколько политический вопрос, сколько желание изучения немецкого опыта в ядерной технике. Своё мнение он основывает письмом Берии и Маленкова Сталину, в котором они сообщают о захвате 3 тонн оксида урана в институте имени Кайзера Вильгельма.

24 июля 1945 года в Потсдаме Трумэн как бы «между прочим» сообщил Сталину, что у США «теперь есть оружие необыкновенной разрушительной силы». По воспоминаниям Черчилля, Сталин улыбнулся, но не стал интересоваться подробностями. Из этого Черчилль сделал вывод, что Сталин ничего не понял и не в курсе событий. Некоторые современные исследователи считают, что это был шантаж. В тот же вечер Сталин приказал Молотову переговорить с Курчатовым об ускорении работ по атомному проекту. 20 августа 1945 года для руководства атомным проектом ГКО создал Специальный комитет с чрезвычайными полномочиями, во главе с Л. П. Берия. При Спецкомитете был создан исполнительный орган — Первое Главное Управление при СНК СССР (ПГУ). Начальником ПГУ был назначен нарком вооружений Ванников. Директива Сталина обязывала ПГУ обеспечить создание атомных бомб, урановой и плутониевой, в 1948 году. Уже в ноябре 1947 г. Молотов заявил, что «секрет атомной бомбы перестал быть секретом». Это заявление было расценено на Западе, как блеф.

Успешное испытание первой советской атомной бомбы было проведено 29 августа 1949 года на построенном полигоне в Семипалатинской области Казахстана. 25 сентября 1949 года газета «Правда» опубликовала сообщение ТАСС.

21. Смерть Сталина

1 марта 1953 года Сталина, лежащего на полу в малой столовой Ближней дачи (одна из резиденций Сталина), обнаружил сотрудник охраны Лозгачёв. Утром 2 марта на Ближнюю дачу прибыли врачи и диагностировали паралич правой стороны тела. 5 марта в 21 час 50 минут пациент умер. О смерти Сталина было объявлено 5 марта 1953 года. Согласно медицинскому заключению, смерть наступила в результате кровоизлияния в мозг.

Существуют многочисленные, предполагающие неестественность смерти и причастность к ней окружения Сталина. По одной, Лаврентий Берия, Н. С. Хрущёв и Г. М. Маленков способствовали его смерти, не оказав помощи. По другой, Сталин был отравлен его ближайшим сподвижником Берией.http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD — cite_note-.D0.90.D1.80.D0.B3.D1.83.D0.BC.D0.B5.D0.BD.D1.82.D1.8B_.D0.B8_.D0.A4.D0.B0.D0.BA.D1.82.D1.8B-67#cite_note-.D0.90.D1.80.D0.B3.D1.83.D0.BC.D0.B5.D0.BD.D1.82.D1.8B_.D0.B8_.D0.A4.D0.B0.D0.BA.D1.82.D1.8B-67 Есть также версия, что в действительности вождь умер за несколько дней до 5 марта. На похоронах Сталина 9 марта 1953 из-за огромного количества людей, желающих проститься со Сталиным, возникла давка. Точное количество жертв до сих пор неизвестно, хотя оценивается как значительное. В частности, известно, что одна из неопознанных жертв давки получила номер 1422; нумерация велась только для тех погибших, которых нельзя было опознать без помощи родственников или друзей.

Забальзамированное тело Сталина было помещено на всеобщее обозрение в Мавзолей Ленина, который в 1953—1961 именовался «Мавзолей В. И. Ленина и И. В. Сталина». 30 октября 1961 XXII съезд КПСС постановил, что «серьёзные нарушения Сталиным ленинских заветов… делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее». В ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 тело Сталина было вынесено из Мавзолея и погребено в могиле у Кремлёвской стены. Впоследствии на могиле был открыт памятник (бюст работы Н. В. Томского). Сталин стал единственным из советских вождей, по которому была совершена панихида Русской Православной Церковью.

22. Историческая справка. Геральный секретарь ЦК партии 1922 — 1953 годы

С 1919 г. нарком государственного контроля РСФСР, в 1920—1922 гг. нарком РКИ РСФСР, одновременно с 1918 г. член РВС Республики и ряда фронтов.

С 1922 г. Генеральный секретарь ЦК партии.

С 1941 г. Предс. СНК (Совмина) СССР. одновременно в 1941—1945 гг.

Предс. Государственного Комитета Обороны и Верховный Главнокомандующий, в 1941—1947 гг. нарком обороны СССР, министр Вооруженных Сил СССР.

Член ВЦИК и ЦИК СССР, депутат Верховного Совета СССР 1—3 созывов.

Герой Советского Союза (1945 г.), Герой Социалистического Труда (1939 г.).

Генералиссимус Советского Союза (с 1945 г., Маршал Советского Союза с 1943 г.).

Почетный член Академии наук СССР (с 1939 г.).

Умер 5 марта 1953 года. Похоронен на Красной площади в Москве.

23. Список использованных источников

1. " Диалог", 1996, № 10, с. 74). Джордж Кеннон (США).

2. (Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1969, с. 295—297).

3. (У.Ч е р ч и л л ь. Речь в палате общин 21 декабря1959, Великобритания).

4. (Лев Троцкий. В воспоминаниях, событиях охватывающих период до 1929г. «Моя жизнь»).

5. Выдержки из работ: Соч., т. 1-13, 1949-1951гг. Вопросы ленинизма, изд., М., 1952г.: О Великой Отечественной войне Советского Союза, 5 изд.,1950г.;

6. Марксизм и вопросы языкознания,,1950г.; Экономические проблемы социализма в СССР,1952г., Лит.: XX съезд КПСС. Стенографический отчет, т. 1-2, М., 1956г.;

7. Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».30 июня 1956г., в кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов;

8. Конференций и пленумов ЦК, 8 изд., т. 7, 1971г.; История КПСС, т. 1-5,1964-1970гг.; История КПСС, 4 изд., 1975г. .

9. ГФ ИМЛ Ф.8. Оп.2. Ч.1.Д.54. Л. 202 – 204.)// (РГАСПИ. Ф.558. Оп.4 Д.669. Л.5 (П. Капанадзе).

10. Известия ЦК КПСС,(306), 7 июнь 1990.

11. Джугашвили Е.Г. – З.А. Давиташвили. 15 сентября 1927 г. На грузинском языке. Перевод Д.В. Давиташвили // Архив Д.В. Давиташвили.

12. Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В.Сталина. — Роман-газета, 1990, N 19 (1145), c.3

13. Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ.

14. ГФ ИМЛ. Ф.8. Оп.2. Ч.1.Д.48. Л.14 – 15. (Из беседы с Е. Джугашвили в мае 1935.

15. Сталин И.В. Сочинения.Т.13. С.113.

16. «Рассказы старых рабочих Закавказья о великом Сталине», воспоминания тов. П. Капанадзе. Изд. «Молодая Гвардия», 1937 г., стр. 26..

17. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. М.: ТЕРРА, 1991.- 623с.

18. Д.В. Колесов. Борьба после победы. М. «Флинта». 2000. С. 113.

19. Зиновьев А. Глумление. Правда. 9 мая 1995 г..

20. М. «Ветеран». 1992. С.25

21. Феликс Чуев. Солдаты империи. М. Ковчег.1998. С.312

22. Правда. 1938. 28 октября.

23. Известия. 1992. 10 июня.

24. Троцкий Л. Д. Сталин. Т. II. С. 265.

25. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 424.

26. Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 55.

27. Исторический архив. 1994. № 6; 1995. № 2-6.

28. Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. С. 291.

29. Вопросы истории КПСС. 1964. № 2. С. 19.

30. Исторический архив. 1993. № 3. С. 88.

31. Реабилитация. С. 258.

32. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчёт. М.,1962. Т.III.С.152.

33. Реабилитаций. С. 13, 39; Источник. 1995. № 1. С. 124.h

34. Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. М., 1991. Кн. I. С. 522.

35. Известия. 1992. 10 июня.

36. Красноярский рабочий. 1937. 8-10 сентября; 20 декабря.

37. Известия. 1992. 10 июня.

38. Бармин А. Отрывки из воспоминаний. Архив Троцкого. № 15865. С. 53.

39. Троцкий Л. Д. Сталин. Т. II. С. 203-204, С. 201.

40. Исторический архив. 1993. № 6. С. 50.

41. Вопросы истории. 1990. №4. С. 70-71.

еще рефераты
Еще работы по истории