Реферат: Украина в 1920-1939 годах

Украина в 1920-1939 годах

План.

I. Вступление

II. Становление административно — к о мандной системы государственного управления.

1. Украина в 1920-1939 годах. Создание УССР.

2. Создание командно-административной системы управления.

III. Форсирование индустриализации в Украине .

1. Политика индустриализации .

2. Необходимость индустриализации. Основные цели и средства.

3. Источники накопления средств

4. Развитие промышленности. Первый пятилетний план.

5. Второй пятилетний план. Стахановское движение.

6. Итоги первых пятилеток

IV. Принудительная коллективизация. Голодомор 1932-1933 годов и его последствия.

V. Сталинский террор в Украине.

VI. В ывод.

Вступление.

Большевики уже пытались в конце 1917 — начале 1918 года силой захватить власть на Украине. Потерпев при этом неудачу, они решили сменить тактику. Для этого на первые места в так называемом Советском правительстве начали занимать украинские большевики. Был даже объявлен лозунг " Хай жывэ нэзалежна Радянська Украйина!". Он привлек к большевикам многих людей, среди которых были даже украинские социалисты (большевиков поддерживал некоторое время даже Владимир Винниченко). Они начали прорводить на Украине политику украинизации. Однако, прейдя к власти, они сразу показали свою сущность. С целью обеспечить свою армию и основу большевистской власти — пролетариат, на Украине и в других регионах, на селе начала проводиться политика продразверстки. Она заключалась в том, что у крестьян забирали без оплаты (или платили деньгами, на которые нельзя было ничего купить) хлеб, скотину, фураж. Это вызвало буру протеста. В 1921 — 1923 году на Украине, особенно в степных районах, из-за этого вспыхнул голод, в результате которого погибло около 1 миллиона человек. В это время вспыхнуло несколько крестьянских восстаний. Большевики их подавили, но и им стало ясно, что при такой политике скоро страна будет голодать. Продразверстка была изменена на продналог. При нем забиралась только небольшая часть урожая, а крестьянину оставалась часть урожая, которую он мог продать или обменять на промышленные товары. Хотя и при этом крестьянина пытались обмануть, искусственно повышая цены на эти товары. Но, это вызывало только отток продовольственных товаров на черный рынок. Еще в марте 1919 года в Киеве, на Всеукраинском Съезде Советов была принята конституция «независимой Украинской Советской Социалистической Республики». Но, по сути, зависимость от Советской России, или вернее РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республики). 28 декабря 1920 года между УССР и РСФСР был подписан «Рабоче — Крестьянский союзный договор про военное и хозяственное сотрудничество», который закрепил зависимость УССР от РСФСР.

30 декабря 1922 года на съезде Советов УССР, РСФСР, Белорусской ССР и Закавказской ССР в Москве был заключен договор о создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Это античеловеческое государство просуществовало 69 лет.

Создание командно-административной системы управления

В ЗО-е годы окончательно оформилась та административно- командная система управления советским обществом, которая тесно связана с функционированием государственной партии, обладающей полномочиями верховной власти в стране. Процесс преобразования коммунистической партии России в государственную партию начался в годы гражданской войны, когда наряду с Советами, призванными после Октября 1917 года осуществлять власть в центре и на местах стали создаваться в каждом уезде, волости, губернии и партийные комитеты. Опыт большевистской партии, рассчитанный на экстремальную ситуацию, помог партийным комитетам успешно осваивать технику государственного управления и заменить Советы. Предложения оппозиции о необходимости разграничения полномочий центра и местных. органов, о подчинении центру, но автономии в выработке средств реализации директив центра, отделении партийных органов от советских, запрещении командовать Советами, превращении последних в постоянно работающие совещания ( своего рода малые парламенты), прекращении практики назначенства (как только прошел пик гражданской войны), к сожалею, не были услышаны, ибо всегда опровергались ленинской аргументацией.

Ограничения демократии, вызванные обстоятельствами военного времени, впоследствии привели к обвальному принуждению, насилию. Большевики вытесняют с политической арены России почти все партии и в 20-е годы остаются единственной партией. Превращению большевистской партии в государственную структуру власти способствовали глубокие изменения внутри самой партии. В первую очередь к концу 20-х годов в результате Ленинского и Октябрьского призывов она становится массовой партией, насчитывающей к 1927 году 1200 тысяч человек. Подавляющая масса принятых тогда в партию — люди малограмотные, от которых требовалось прежде всего подчиняться партийной дисциплине. Коммунисты массовых призывов, прошедшие через борьбу против оппозиции, прочно усвоили основы репрессивного мышления: необходимость политического отсечения идейного оппонента и подавления всякого инакомыслия. Слой же старой большевистской гвардии становился все тоньше и тоньше. К тому же его верхушка была втянута в борьбу за власть и была расколота, а затем и вовсе уничтожена. Следующим важным шагом на пути превращения в государственную партию и утверждения административно-командной системы управления в стране явился XVII съезд ВКП(б). Резолюции съезда позволили большевистской партии непосредственно заниматься государственным и хозяйственным управлением, дали неограниченную свободу высшему партийному руководству, узаконили безусловное подчинение рядовых коммунистов руководящим центрам партийной иерархии. Прежде всего, съездом была введена новая структура партийных комитетов. Взамен “функционалки”, как пренебрежительно был назван до тех пор существовавший принцип организации парткомовских отделов, создавались теперь “целостные производственно-отраслевые отделы”. Возникли, таким образом, параллельные отделы партии наряду с существовавшими уже при исполкомах Советов отделами по промышленности, сельскому хозяйству, культуре, науке и учебным заведениям и т.д. Однако функции этих одинаково названных отделов имели существенное различие. Политическая роль партийных комитетов на деле становилась решающей и приводила к подмене власти советских и хозяйственных органов партийными. Врастание партия в экономику и государственную сферу с этого времени стало отличительной особенностью всего советского периода. Следующим существенным решением XVII съезда явилось упразднение прежней системы партийно-советского контроля предложенного еще Лениным. Съездом учреждалась новая децентрализованная, лишенная силы система контроля. Упраздняя наркомат Рабоче-крестьянской инспекции, съезд преобразовал Центральную Контрольную комиссию, избираемую съездом, в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б). Руководитель комиссии назначался из числа секретарей ЦК. Одновременно была преобразована комиссия исполнения при СНК Союза Сер в намечаемую съездом партии и утверждаемую ЦИК и СНК Союза Сер комиссию советского контроля при СНК Союза Сер. Руководитель и этой комиссии также назначался из числа заместителей председателя СНК Союза Сер. Таким образом, съезд учредил “зоны внекритики”. Исторический опыт показал, что даже ЦКК-РКП не смог подняться над ЦК партии и оказался орудием в борьбе Сталина за единоличную власть. Деятельность проверяющих органов была взята под строгий контроль ЦК партии и Генсека. Выстраиваемую съездом пирамиду партийно-государственного управления, на вершине которой прочное место занимал Сталин как Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б), дополнило еще одою решение съезда. В Уставе, принятом на съезде, принцип демократического централизма был конкретизирован 4 пунктами, предложенными Сталиным: выборностью, отчетностью, подчинением большинству и обязательностью для всех коммунистов принимаемых решений. Если первые два пункта можно назвать декларативными, то два последних действительно строго и неукоснительно выполнялись. Все коммунисты соблюдали партийную дисциплину, которая в первую очередь выражалась в подчинении любого меньшинства любому большинству, а также были обязаны выполнять решения всех, вышестоящих партийных органов. Система управления на основе демократического, а на самом деле бюрократического, централизма была возведена съездом в закон, распространивший свое действие не только на партийную, но и на все другие сферы управления в условиях советской действительности. Такая система работала в едином строго заданном направлении, только сверху вниз и, следовательно, не могла сама по себе быть жизнеспособной без дополнительных средств и искусственно создаваемых стимулов. Утверждение власти административно-командной системы партийно-государственного управления сопровождалось возвышением и укреплением силовых структур государства, его репрессивных органов. Уже в 1929 г. в каждом районе создаются так называемые “тройки”, в которые входили первый секретарь райкома партии, председатель райисполкома и представитель Главного аполитического управления (ГПУ). Они стали осуществлять внесудебное разбирательство виновных, вынося свои собственные приговоры. В декабре 1932 г. в стране была введена особая паспортная система. Все сельское население страны за исключением тех, кто проживал в приграничной 10-ти километровой зоне, было лишено паспортов и учитывалось по спискам сельсоветов. Строгий контроль за соблюдением паспортного режима не позволял подавляющему большинству советских граждан самостоятельно решать вопросы о месте своего проживания. В июне 1934 г. ОПТУ было преобразовано в Главное управление государственной безопасности и вошло в Наркомат внутренних дел. При нем учреждается Особое совещание (ОСО), которое на союзном уровне закрепило практику внесудебных приговоров. Усилению репрессивных действий во многом способствовали события, произошедшие на XVII съезде партии, вошедшем в ее историю официально как “съезд расстрелянных”. Действительно, факты свидетельствуют о том, что из 1961 делегата съезда репрессиям было подвергнуто 1108, а из 139 членов ЦК, избранных на съезде, — 98. Главной причиной этих репрессий, которые были организованы Сталиным, явилось разочарование в нем как в Генеральном Секретаре ЦК ВКП(б) определенной части партийных работников и коммунистов. Они осуждали его за организацию насильственной коллективизации, вызванный ею голод, немыслимые темпы индустриализации, вызвавшие многочисленные жертвы. Недовольство это нашло выражение при голосовании за список Центрального Комитета. 270 делегатов выразили в своих бюллетенях вотум недоверия “вождю всех времен и народов ”. Более того, они предложили С.М. Кирову пост Генерального Секретаря, который, понимая всю тщетность и опасность их усилий, предложения не принял. Однако это Кирову не помогло: 1 декабря 1934г. он был убит. И тогда многим, особенно в Ленинграде, было понятно, кто истинный убийца Кирова.

В день убийства Кирова по телефонному распоряжению Сталина в экстренном порядке было принято постановление ЦИК СССР и СНК СССР “О внесении изменений в действующие уголовно- процессуальные кодексы союзных республик”. Изменения касались расследования дел о террористических организациях и подобных актах против работников советской власти. Вводились чрезвычайные формы рассмотрения и слушания дед: срок следствия был ограничен 10 днями, слушание дел допускалось без участия сторон, отменялось кассационное обжалование, приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно. По существу это постановление нельзя квалифицировать иначе, чем постановление о массовом терроре. Сталин жестоко мстил за то, что он оказался кому-то неугоден. Организовав убийств о Кирова, использовал его для насаждения страха в стране, дня расправы с остатками ранее разгромленной оппозиции” новыми ее проявлениями. В марте 1935 г. был принят Закон о наказании членов семей изменников Родины, а через месяц Указ о привлечении к уголовной ответственности детей 12-летнего возраста. Миллионы людей, подавляющее большинство которых, не являлись виновными, оказались за проволокой и стенами ГУЛАГа. Архивные материалы, опубликование которых ведется с начала 90-х годов, помогут в конечном итоге назвать точную цифру сталинских репрессий. Однако и отдельные цифры, и факты дают достаточное представление о прошлом ЗО-х годов. Только в 1939 г. через систему ГУЛАГа прошло 2103 тыс. человек. Из них погибло 525 тысяч. Невинные жертвы призывали к сопротивлению. Сопротивление продолжалось и — “наверху”. Каждый, кто произносил слово протеста, знал, что обречен, и, тем не менее, люди шли на это. В высшем эшелоне политического руководства в это время (1930 г.) образовалась группа во главе с Председателем Совнаркома РСФСР, кандидатом в члены Политбюро С. И. Сырцовым и секретарем Закавказского крайкома партии В. В. Ломннадзе. Группа советских и партийных работников выступила против некомпетентности и бюрократизма партийно-советского аппарата. Вопрос о Сырцове н Ломниадзе рассматривался на специальном заседании Совнаркома. Партийные и советские работники краев и областей РСФСР весной И летом 1930 г. подняли вопрос о создании ВКП(б), перенесении столицы России в Ленинград. Расправа с участниками этой группы проходила с грубым нарушением Устава партии и советских правовых норм. Особое место в антисталинском сопротивлении занимала группа во главе с М. Н. Рютиным. Он выступал в роли идеолога и организатора “Союза марксистов-ленинцев” (1932г.). Он подготовил основной программный документ этой организации “Сталин и кризис пролетарской диктатуры” и манифест-обращение «Ко всем членам ВКП(б)». Впервые авторитетные руководители обращались с апелляцией на действия Сталина ко всем членам партии. Лозунг “ликвидация кулачества как класса” — авантюристический, опирающийся на фальшивую основу. Целые районы страны находились в условиях перманентной войны. Политбюро в результате программных изменений превратилось в банду политиканов. М. Рютин предупреждал, что борьба будет длительной, она потребует много жертв, но иного пути нет. Он прямо призывал к свержению Сталина. Очевидно, поэтому расправа с членами “Союза” была скорой и вершилась в обстановке осо6ой секретности. Находясь в заключении, М. Рютин теоретической деятельности не прекращал. Лето и осень 1932 г. стали критической точкой в утверждении режима, партийные сводки свидетельствовали о том, что антисталинские настроения достигли своего пика. Группы, подобные рютннской, действовали также в Таганроге, Харькове, Иркутске, Новосибирске. В ноябре 1932 г. в Уральской области вспыхнуло крестьянское восстание. Впервые в “деле Рютина” была предпринята попытка соединения стихийного сопротивления с теоретическим обоснованием его. Не случайно, видимо, к этому делу были подключены Г. Е. Зиновьев и Л. Б. Каменев. По прямому указанию Сталина они были исключены из партии и осуждены во внесудебном, порядке. В ЗО-е годы было раскрыто еще несколько групп, участники которых выступали против единовластия Сталина. Наиболее известны; группа А. Л. Смирнова, Н..В. Толмачева, Н. В. Эйсмонта — трех наркомов, группа Крылова — активного участника социалистической революции и гражданской войны. После убийства С. М. Кирова сопротивление значительно ослабло, хотя и не прекратилось, несмотря на террор. В 1937г. на июньском пленуме ЦК ВКП(б) выступили член ЦК И. Л. Пятницкий н нарком здравоохранения Г. Н. Каминский, которые потребовали прекращения репрессий и смещения Сталина. Были тут же арестованы. Ь апелляцией на действия Сталина к мировому общественному мнению выступили невозвращенцы — В. Г. Кривицкий, И. Рейсе, дипломаты Ф, Ф, Раскольников и А. Г. Бармин. Они были представлены как отщепенцы, дискредитирующие нашу страну накануне нападения на СССР фашистской Германии. Среди тех, кто открыто и без боязни выступал против Сталина, были академики. Л. Павлов. В своих письмах в Совнарком он писал о том, что “мы живем в режиме террора и нажима”, что “все происходящее в стране — гигантский эксперимент” и т.п. И это действительно было так: к этому времени в стране установился режим произвола и репрессий, тоталитарно-командная система набирала силу...

Почему сопротивление потерпело поражение? Сталину к его окружению удалось изолировать все попытки организованного сопротивления, и это стало возможным благодаря проникновению во все поры сталинской охранки-политической милиции; в рядах старой партийной гвардии, которая могла бы оказать подлинное сопротивление, произошел раскол. Оппоненты Сталина не получили широкой поддержки среди партийных масс, в большинстве своем они пришли к руководству на гребне военных побед и имели слабое представление о демократии. Им казалось, что Сталину нет альтернативы. Большинство участников антисталинского сопротивления по праву называли себя революционерами, они могли опереться на широкую социальную базу. Пролетариат — молодой, благодарный Сталину, готовый и верящий в реальное выполнение всех помыслов вождя, крестьянство считалось реакционным классом, а потому и не пытались с ним контактировать представители творческой интеллигенции относились настороженно, наученные “шахтинским делом”. После политической дискредитации Бухарина в высшем эшелоне не было альтернатив-лидеров, равных Бухарину и способных сопротивляться Сталину. Система публичных покаяний была использована Сталиным для политической и моральной дискредитации своих противников… Многие из участников антисталинского сопротивления принимали активное участие в создании режима партийной и советской власти, во всех его злоупотреблениях и не находили в себе силы и мужества признать собственную ответственность за то, что ими было содеяно. Все это и привело к поражению антисталинского сопротивления, искоренению всякой возможности сопротивления Сталину и сталинщине.

Наличие оппозиции — это признак демократичности о6шества и любая попытка ее уничтожения — это уничтожение демократии.

Это сопротивление, оказавшись не в силах противостоять сталинизму, вместе с тем имело огромное нравственное значение, готовило последующее отрицание и осуждение этой системы.

Таким образом, общество, которое провозгласило своей целью достижение высших идеалов социальной справедливости, по сути дела выродилось в общества высшей социальной несправедливости, террора и беззакония — сталинскую модель социализма. В ее основе, как считает академик РАН В. 1-1. Кудрявцев, лежали следующие положения:

— подмена социализации основных средств производства их огосударствлением, подавление демократических форм общественной жизни — деспотизм и произвол “вождя”, хотя и опирающегося на партийный и государственный аппарат, но фактически стоящего над партией и аппаратом; административно-командные методы принудительной.

— (внеэкономической) организации труда, вплоть до государственного террора;

— неспособность к самокоррекции, тем более я внутренним реформам из-за отсутствия как экономических, таки политических (демократических) регуляторов общественной жизни;

— закрытость страны, тенденции к автаркии во всех сферах жизни;

— идеологический конформизм и послушание масс, догматизм в науке и культуре.

Сталинизм, по сути, дискредитировал социалистическую идею в глазах трудящихся всего мира.

Политика индустриализации

Во второй половине 20-х годов важнейшей задачей экономического развития стало превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечения ее экономической независимости и укрепление обороноспособности. Неотложной потребностью была модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование всего народного хозяйства.

В декабре 1925 г. на Х1У съезде Коммунистической партии был рассмотрен вопрос индустриализации страны. На съезде шла речь о необходимости превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. Для этого необходимо было максимально развивать производства средств производства, обеспечения экономической независимости страны, а также создать социалистическую промышленность не основе повышения ее технического оснащения.

Главное внимание в первые годы уделялось реконструкции старых промышленных предприятий. Одновременно строились новые заводы (Саратовский и Ростовский заводы сельхоз. машиностроения), началось сооружение Туркестано-Сибирской железной дороги и Днепропетровской гидроэлектростанции. Развитие и расширение промышленного производства почти на 40% велось за счет ресурсов самих предприятий.

Осуществление политики индустриализации потребовало изменений в системе управления промышленностью. Наметился переход к отраслевой системе управления, укреплялась централизация сырья, рабочей силы и производимой продукции.

Сложившиеся в 20-30 годах формы и методы управления промышленностью стали частью механизма хозяйствования, сохранявшегося в течение длительного времени. Для него была характерна

чрезмерная централизация, директивное командование и подавление инициативы с мест. Не были четко разграничены функции хозяйственных и партийных органов, которые вмешивались во все стороны деятельности промышленных предприятий.

Жесткий политический режим 30-годов, один из элементов которого — периодические чистки управленческих кадров, был генетически связан с выбранной моделью индустриализации, при которой постоянное оперативное руководство ходом производства осуществлялось из Москвы. Отсюда — неизбежное развитие “подсистемы страха” на местах. В конце 20-х годов в жизни советского общества произошел перелом. Сталин продолжал свою линию — борьба за личную власть. Он считал: “Чтобы стать передовой державой требуется, прежде всего, неукротимое желание идти вперед и готовность пойти на жертвы”.

Ни Сталин, ни Бухарин, ни их сторонники еще не имели сложившегося плана экономического преобразования страны, ясных представлений о темпах и методах индустриализации. Сталин, например, резко возражал против разработки проекта Днепростроя, а также он высказался против прокладки нефтепровода в Закавказье и сооружения новых заводов и фабрик в Ленинграде и Ростове, где имелись квалифицированные кадры.

А.И. Рыков, выступая с докладом на Пленуме ЦК ВКП (б), высказался в пользу форсированного развития сельского хозяйства, считая, что такой путь требует наименьших затрат, сулит расширение хлебного экспорта и возможностей закупки за рубежом оборудования и сырья для подъема промышленности.

Троцкий предложил увеличить объем капитальных работ в ближайшее пятилетие до таких размеров, которые позволили бы уменьшить диспропорцию между сельским хозяйством и промышленностью до минимума, почти до уровня старой России. Его на Пленуме, практически, никто не поддержал. При самых существенных различиях во взглядах все они искали пути индустриализации.

Необходимость индустриализации. Основные цели и средства.

Отказ от НЭП означал смену целей, переориентацию политики. Еще в 1926 г. Сталин заявил, что “индустриализация является основным путем социалистического строительства”. Сталин не хотел управлять лапотной Россией. Великому вождю нужна была великая держава. Он стремился создать, прежде всего, великую военную державу.

Большинство советских историков считает, что поскольку решение всего комплекса задач — преобразование промышленности, сельского хозяйства, рост благосостояния народа — требовало огромных средств, которых не было, пришлось сделать выбор и сосредоточить все средства и усилия для прорыва на узком фронте. Главным признавалась “битва за металл”, подъем машиностроения. Ноябрьский Пленум ЦК (1928 г.) подчеркнул: “Тяжелая индустрия и производство средств производства являются основным ключом социалистического преобразования всего народного хозяйства, в том числе и сельского”.

Сталин провозгласил: “ Мы отстаем от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет, либо нас сомнут”.

Основные цели:

а) ликвидация технико-экономической отсталости;

б) достижение экономической независимости;

в) создание мощной оборонной промышленности;

г) первоочередное развитие базисных отраслей промышленности.

В 1928 г. вся страна за день выпускала 2 грузовика, 3 трактора. За рубежом закупали около четверти текстильного оборудования, более половины паровых турбин, почти 70% металлорежущих станков и тракторов. Если принять уровень промышленного производства в 1913 году за 100%, то в 1928 году он составлял в СССР — 120%.

По сравнению с другими развитыми странами:

США — 160%

Германия — 104%

Франция — 127%

Англия — 90%.

Уровень России 1913 г. — это 5-е место в мире, а по производству промышленной продукции на душу населения СССР уступал передовым странам в 5-30 раз.

В развитии индустриализации акцент делался не на постепенном замещении импорта промышленных изделий, а на концентрации всех имеющихся ресурсов в самых передовых отраслях: в энергетике, металлургии, химической промышленности, машиностроении. Эти отрасли являлись материальной основой военно-промышленного комплекса и одновременно “индустриализацией промышленностью”.

В 1930 г. ликвидируется коммерческий кредит, переходят к централизованному (через Госбанки) кредитованию. Множество налогов заменяется одним — налогом с оборота.

На базе ВСНХ СССР были образованы наркоматы тяжелой. Легкой и лесной промышленности. Республиканские. Краевые и областные Советы народного хозяйства были преобразованы в наркоматы легкой промышленности. К концу 30- годов функционировал 21 индустриальный наркомат. Главным признавалась “битва за металл”, подъем машиностроения.

Источники накопления средств

Где взять деньки для развития ведущих отраслей тяжелой промышленности?

Первым источником в конце 20-х годов было ограбление крестьянства. Сталин заявил, что для обеспечения быстрых темпов индустриализации страна не может обойтись без сверхналога с крестьянства, которое уплачивает “нечто вроде дани”.

Бухарин в своем выступлении заявил: “ Источники могут быть разными. Они могут заключаться в трате ресурсов, которые у нас были, в выпуске бумажных денег с риском инфляции и товарным голодом, в пре обложении крестьян. Но это не прочно, может угрожать разрывом с крестьянством. В.И.Ленин указал другие источники. Прежде всего, максимальное сокращение всех непроизводительных расходов, которые у нас огромны и повышение производительности труда. Не эмиссия, не проедание запасов, не переобложение крестьянства, а качественное повышение производительности общенародного труда и решительная борьба с непроизводительными расходами — вот главные источники накопления”.

Президиум ВСНХ, который возглавлял В.В.Куйбышев, делал упор на ускоренное развитие тяжелой промышленности. Весь план был рассчитан на кратчайшие сроки. При этом допускались временные нарушения пропорций из-за нехватки средств.

Госплан во главе с Г.М.Кржижановским предложил иной проект. Индустриализация должна пройти в 4 этапа:

развитие добывающей промышленности и производства технических культур;

реконструкция транспорта;

индустриальный этап, основанный на правильном размещении промышленных предприятий и подъеме сельского хозяйства;

развернутое развитие народного хозяйства на широкой энергетической базе.

На все это требовалось не менее 15 лет. Вот источники, ставшие основными:

1. хлебный экспорт. Наибольшую выручку за вывоз хлеба удалось получить в 1930 г. — 883 млн. руб. В последующие годы цены на зерно на мировом рынке резко упали. Экспорт большого количества хлеба в 1932-1933 гг., когда страна находилась на карточках, суммарно принес всего — 389 млн. руб., а вывоз лесоматериалов почти 700 млн. руб. Только продажа пушнины в 1933 г. позволила выручить средств больше, чем за вывезенный хлеб (а ведь зерно у крестьян закупали по очень низкой цене).

2. займы у крестьян В 1927 г. — 1 млрд. руб.

В 1935 г. — 17 млрд. руб.

3. рост цен на вино-водочные изделия, продажа которых расширялась: уже к концу 20-х годов доход от водки достиг 1 млрд. руб. и примерно столько же давала промышленность.

4. эмиссия. Рост денежной массы, не обеспеченной товарами, продолжался в больших масштабах до конца 1 пятилетки. Эмиссия выросла с 0,8 млрд. руб. в 1929 г. до 3 млрд. руб.

Кадры

1. Рабочие.

Основными свойствами работника перед началом индустриализации были следующие:

а) полная зависимость от труда: не поработал — голодаешь. Труд был и как нужда и как потребность.

б) результат труда сказывался не сразу. За свою работу не всегда получали оплату сразу, не было заинтересованности в труде.

в) таких работников объединяла взаимопомощь и совместный труд. У них были и хорошие и отрицательные черты во взглядах на труд.

2. Выдвиженцы.

Представители “новой” технической интеллигенции. Они были устремлены только вперед. Их выдвигали из лучших рабочих, бросали в прорыв. Они проходили обучение и становились инженерами, директорами. Опыта работы у них было недостаточно.

3. Руководители.

Многие из них были приближенные к Сталину.

МОЛОТОВ В. И. — главное экономическое образование получил на хозяйственной работе. Отвечал за организационную работу в партии, возглавлял комиссию по работе в деревне. Сталин ему доверял.

СЕРГО ОРДЖОНИКИДЗЕ — заместитель председателя С Н К С в 1926-30 гг.; глава В С Н Х — 1930-31 гг., затем, фактически, стал министром всей промышленности СССР. Пользовался уважением среди народа, авторитетом среди членов партии. Часто шел напролом, но не всегда хватало мужества признать свои ошибки.

ГРИГОРИЙ ПЯТАКОВ — был заместителем Серго. Ленин считал его коммунистом. Занимал высокий пост, но жил скромно.

В.В. КУЙБЫШЕВ — председатель В С Н Х до 30 годов, затем председатель Госплана и заместитель председателя С Н К — представлял экономическое строительство, как серию “огромных боев” под руководством ЦК, бросившего в сражение армию — рабочий класс.

Развитие промышленности. Первый пятилетний план.

Планирование экономического развития было необычайно сложным и новым. Стремление догнать и перегнать в кратчайший срок передовые капиталистические страны выражало истинное настроение множества людей в 30-е годы.

Первый пятилетний план (1928-1933 гг.) вступил в действие с 1 октября 1928 г. Он разрабатывался при участии крупнейших специалистов: Бахан — ученый биохимик, Александров и Винтер — ученые-энергетики, Д.Н.Прянишников — агрохимик.

По плану предполагалось, что промышленное производство возрастет на 180%, производство машиностроения на 230%, производство труда — на 110%. Национальный доход должен был увеличиться в 2 раза. Обеспечение столь высоких темпов развития требовало максимального напряжения сил, что хорошо понимали многие руководители партии и государства.

Н.И. Бухарин поддержал такой темп развития, по его мнению, это могло способствовать повышению эффективности и снижению себестоимости производства, экономии ресурсов, уменьшению непроизводительных затрат.

Главная задача пятилетки — превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. Этот план базировался на принципах НЭП. Намечалось дальнейшее развертывание хозрасчета, доведение до каждого предприятия, (а не треста, как полагалось по закону 1927 г.). Промышленность должна была увеличить поставку тракторов, удобрений коллективными условиями двух классов общества и предполагалось решить проблему индустриализации.

Руководство страны приняло решение — в кратчайший срок догнать и перегнать передовые страны в техническо-экономическом отношении.

Итоги первой пятилетки

Подводяитоги 1 пятилетки, Сталин сообщил, что по выпуску валовой продукции (в рублях) промышленность по существу выполнила план досрочно — за 4 года 3 месяца, причем, тяжелая индустрия на 108%.

ТАБЛИЦА ОТДЕЛЬНЫХ ПЛАНОВЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВЫПУСКА ПРОМЫШЛЕННОЙ ПРОДУКЦИИ НА 1932 г.

(итоги за 4 г. 3 мес.)

Наименование По плану

Фактически

Выпущено

После

его коррекции

Чугун (млн. т) 10 6 17
Трактора (тыс.шт.) 55 49 170
Автомобили (тыс.шт.) 100 24 200
Комбайны 40 40

В первые 2 года пятилетки, пока не иссякли резервы НЭПа, промышленность развивалась соответственно плану, затем темпы ее роста стали падать. Ускоренные темпы требовали увеличения капиталовложений. Важнейшим источником финансирования стала “перекачка” средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало инфляцию. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в 4 г.3 мес. “откорректированные” задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Сталин не признавал, что по добыче угля, нефти, выработке электроэнергии, стали цифры, намеченные планом, не были достигнуты. В наихудшем положении оказались отрасли, работа которых предопределялась тяжелым состоянием сельского хозяйства (общий объем с\х продукции на исходе пятилетки был ниже, чем в 1928 г.) Это отразилось и на материальном положении народа.

При общем удвоении численности рабочих и служащих шло быстрое формирование трудовых коллективов в Средней Азии, Казахстане, в районах Поволжья.

В середине пятилетки было покончено с безработицей. Во второй половине 1929 г. разразился кризис, охвативший весь капиталистический мир. Призыв к максимальному напряжению сил, к форсированному осуществлению скачка, обеспечивающего в минимальный срок построение социализма, становился не просто заманчивым. Такой призыв, такой скачок многим представлялись единственно верным решением. Используя результаты первого года пятилетки, было решено резко увеличить в 1929-30 гг. темпы развития крупной промышленности, причем даже не до 28%., а до 32%. И это было ошибкой.

В 1928 г. карточная система распределения продуктов распространилась на население всех городов страны. Государство обеспечивало хлебом примерно 40 млн. рабочих и служащих. Началась миграция из деревни в город, с одного центра в другой. Появилась текучесть рабочей силы.

Сталин утверждал, что пятилетка выполнена, а люди, которые не верят в это, которые говорят о снижении темпа развития страны, являются врагами социализма, агентами наших классовых врагов.

И Сталин выдвинул новую директиву:

во что бы то ни стало” выплавить в конце пятилетки 17 млн. тонн чугуна (вместо 10), выпустить 170 тракторов (вместо 55 шт.) и т.д.

Но реализовать сверхвысокие цифры не удалось, что привело к ломке всей налаженной системы управления, планирования. “Подхлестывание” сбивало с курса индустриализации.

Курс “великого перелома” явился прямым выражением сталинской линии на разрешение внутренних противоречий социализма — экономического развития, главным образом, волевыми административными методами.

Второй пятилетний план

Этот план (1933-1937 гг.), утвержденный в начале 1934 г., сохранил тенденцию на приоритетное развитие тяжелой индустрии в ущерб отраслям легкой промышленности. Вторая пятилетка находилась в более нормальной обстановке, хотя и в этот период планы неоднократно пересматривались. Задания плана — по сравнению с первой пятилеткой — выглядели более реалистичными и умеренными. За годы второй пятилетки были сооружены 4.5 тыс. крупных промышленных предприятий. Из них: Уральский машиностроительный, челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы. Десятки доменных печей, шахт, электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена. Ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. Орджоникидзе, ставший в 1930 г., председателем ВСНХ призывал реализму, выступал за уменьшение ряда заданий. Именно тогда в середине 30-х годов, в наш обиход вошел лозунг “Кадры решают все”. Начальное (4-х классное) обучение было введено, как обязательное лишь в 1930 г. Даже в 1939 г. каждый 5-ый человек старше 10 лет еще не умел читать и писать.

Специалистов с высшим образованием было около 1 млн. человек. Кадры росли быстрыми темпами. Молодежь занимала руководящие посты. Коммунисты и комсомольцы сплачивали коллектив, были ярким символом героизма времен индустриализации. (Магнитострой возглавлял 26-летний Яков Гугель). Люди верили в победу, и чтобы не пострадало производство, работали с энтузиазмом, порой без выходных и по 12-16 часов подряд.

Вся страна узнала о трудовом достижении донецкого угольщика Изотова. Совершенствовалась система подготовки и переподготовки кадров.

Стахановское движение.

За одну ночь забойщик шахты А.Стаханов установил выдающийся рекорд, добыв за 5 час.45 мин. 102 тонны угля (вместо 7 т по норме). Правительством было принято решение выдать Стахонову премию в размере месячного оклада, предоставить квартиру и оборудовать за счет шахты мебелью; объявить соревнование на лучшего работника шахты. По всей стране развернулось стахановское движение.

Ударники — стахановцы перевыполняли план. К августу 1936 г. движение охватило около четверти рабочих, а через 2 года — почти половину.

Стахановцы изготовляли такое количество продукции сверх плана, которое не находило использования и оседало на складах. В основе оплаты труда был принцип сдельщины — больше сделаешь, больше получишь. Часто нарушалась технология, был брак, некоторые руководители не приветствовали стахановское движение, а Сталин поддерживал стахановские бригады. Поскольку ставка делалась на индивидуальную сдельщину, то попытки создать бригады не увенчались успехом. Было удобнее иметь дело с отдельным рабочим, а не с целой бригадой.

Появилось строительство за Полярным кругом. Например, металлургический комбинат в Норильске, шахты в Воркуте, а также железные дороги. Не находилось нужного числа добровольцев на это строительство. И тогда появились в нужных местах десятки лагерей с сотнями тысяч заключенных.

Их трудом строился “Беломорканал”, железная дорога Котлас-Воркута. Их называли врагами народа, их превратили в такую рабочую силу, которая не требует никаких затрат, легко управляема и перебрасываема.

Стахановское движение стало примером новых тенденций, курса на освоение передовой техники. Массовое новаторство середины второй пятилетки подтверждало его перспективность.

Подъем нарастал вплоть до 1937 г. Вот тогда и обнаружился двойной смысл лозунга “Кадры решают все”. Сталинские репрессии на работников индустрии обрушились еще в конце 20-х годов. Калинин, Молотов, Каганович докладывали о массовом вредительстве чуть ли не на всех участках индустриализации. Начались аресты. Нарушение законности, репрессии, произвол превращали административно-командное управление в административно-карательное. Предпринимались и другие меры:

Тяжелая промышленность переходила на хозрасчет; удалось свести к минимуму денежную эмиссию; страна почти прекратила ввоз сельхоз. машин и тракторов; импорт хлопка, затраты на приобретение черных металлов с 1,4 млрд. руб. в первой пятилетке сократились в 1937 г. до 88 млн. руб. Экспорт дал прибыль.

Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным — снова за 4 г.3 мес. В некоторых отраслях действительно были достигнуты очень высокие результаты. В 3 раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза — производство электроэнергии.

Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станко-тракторная, авиастроительная. Развитию легкой промышленности уделялось незначительное внимание, цифры оказались ниже запланированных (от 40 до 80% по разным отраслям). По структуре промышленного производства Советский Союз вышел на уровень развитых стран мира, уступая лишь США.

ТАБЛИЦА N2. ПРОИЗВОДСТВО ПРОДУКЦИИ ПО СРАВНЕНИЮ С КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРАНАМИ

Страна

1928 г.

эл.энергия

1928 г.

сталь

1940 г.

эл.энергия

1940 г.

сталь

СССР 5 4 48 18
ГЕРМАНИЯ 17 15 37 22
АНГЛИЯ 16 9 40 13
ФРАНЦИЯ 15 9 20 6
США 113 52 188 62

Итоги первых пятилеток

В годы первых пятилеток было построено свыше 9 тыс. предприятий. Стоимость промышленного оборудования за это время удвоилась, но каждый рубль вложенный в промышленность приносил на 25 коп. прибыли меньше, чем до 1928 г., затраты сырья выросли на 25-30%.

Темпы роста тяжелой промышленности в предвоенные годы (1928-1940 гг.) были в 2-3 раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной (1900-1913 гг.). За 12 лет советской индустриализации годичное производство чугуна и стали увеличилось в 4-5 раз (с 3-4 млн. т до 15-18 млн. т) угля почти в 5 раз (с 35 до 166 млн. т).

По абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х годов вышел на 2-е место в мире после США. Причем, рост тяжелой промышленности осуществлялся невиданными темпами. Так, за 6 лет с 1929 г. по 1935 г. СССР сумел поднять выплавку чугуна с 4.3 до 12,5 млн. т. США понадобилось для этого 18 лет.

В 30-е годы СССР стал одной из 3-4 стран, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в данное время человечеству.

Что же спасло экономику от краха ?

неисчислимые природные и людские ресурсы.

трудовой героизм.

подневольный труд заключенных.

Таким образом, в результате проведения начального этапа индустриализации оформилась административно-командная система руководства промышленностью. Эта система строится на основе единства государственной власти и государственной собственности, приказных методов управления, эксплуатации рабочих и использовании подневольного труда заключенных. Такая система управления не соответствовала интересам и потребностям трудящихся. Прирост национального дохода (чистый доход общества) изменился в годы первой пятилетки следующим образом:

1929 г. — 2,7 млрд. руб.

1930 г. — 5,2 млрд. руб.

1931 г. — 3,9 млрд. руб.

1932 г. — 3,1 млрд. руб.

Прирост производительности труда в промышленности:

1929 г. 15%

1930 г. — 21%

1931 г. — 4%

1932 г. — 0,6%

Весь национальный доход состоит из 2-х частей:

а) фонд накопления (средства, которые идут на строительство фабрик, выпуск промышленного оборудования);

б) фонд потребления (средства, которые идут на удовлетворение непосредственных нужд населения в одежде, обуви и т.д.)

В экономике обычно преобладает фонд потребления. Но в период индустриализации доля накопления возрастает с 5-10% до 20-30%.

В 20-е года фонд накопления не превышал 15%.

1930 г. — 29%

1931 г. — 40%

1932 г. — 44%

Только насильственными командными мерами можно осуществить его. Действие экономических законов оказалось на время блокировано, поэтому регулировать и спасать развалившуюся систему могли лишь еще более жесткие административные меры.

Поскольку реальная политическая власть находилась в руках партийного аппарата, то происходило соединение политических и экономических функций, выполняемых этим аппаратом.

Больно сознавать, что Сталин во многом жестко обманывал тех, кто безраздельно верил ему, кто шел за ним во имя интересов Родины, во имя социализма.

Трудовой народ вывел страну в ряд первых мировых держав, своим самоотверженным трудом создал прочные основы ее индустриальной и оборонной мощи.

Голодомор 1932—1933 годов

"… У нас есть отдельные случаи и даже отдельные села голодающих, однако это лишь результат местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всяческие разговоры о “голоде” на Украине надо категорически отбросить".

Из письма генерального секретаря ЦК КП(б)У С.Косиора Сталину (25 апреля 1932 г.).

Голод 1932—1933 гг. для украинцев был тем же, чем нацистский геноцид для евреев или резня 1915 г. для армян. Эта трагедия, масштабы которой просто невозможно осознать, нанесла нации непоправимый удар, социальные, психологические и демографические последствия которого дают знать о себе и сегодня. Она же бросила черную тень на “победы” советской системы и методы их достижения.

Самое ужасное в голодоморе 1932—1933 гг.—то, что его можно было избежать. Сам Сталин заявлял: “Никто не может отрицать, что общий урожай зерна 1932 г. превышает 1931”. Как отмечают Роберт Конквест и Богдан Кравченко, урожай 1932 г. всего лишь на 12 % был меньше средних показателей 1926—1930 гг. Иначе говоря, продуктов хватало. Однако государство систематически изымало большую их часть для собственных нужд. Несмотря на просьбы и предупреждения украинских коммунистов, Сталин поднял задание по хлебозаготовкам в Украине на 44 %. Его решение и та жестокость, с какой оно выполнялось, обрекли миллионы людей на смерть от искусственно созданного голода.

Молотов на политбюро ЦК КП(б)У 30 октября 1932 г. информировал, что обязательства Украины уменьшаются на 70 млн. пудов и устанавливается окончательный хлебозаготовительный план в объеме 282 млн. пудов, в том числе по крестьянскому сектору — 261 млн. Иными словами, у крестьян требовалось изъять столько же, сколько уже было заготовлено с июня по октябрь. Срыв заготовок объяснялся отсутствием не хлеба, а борьбы за хлеб. И действительно, борьбы не было. Партийные, советские и хозяйственные работники, которых почти в полном составе бросили на хлебозаготовки, видели собственными глазами трагизм ситуации. Многие из них не могли оставаться лишь винтиками бездушной государственной машины. Сталин на январском (1933 г.) объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) прямо обвинил местные кадры в саботаже: “Наши сельские коммунисты, во всяком случае, большинство из них… начали бояться того, что крестьяне не догадаются придержать хлеб для вывоза его потом на рынок по линии колхозной торговли и, чего доброго, возьмут да и сдадут весь свой хлеб на элеваторы”.

Наглядным свидетельством полного равнодушия режима к людским жизням, приносимым в жертву его политике, стала серия мер, осуществленных в 1932 г. В августе партийные активисты получили право конфисковывать зерно в личных крестьянских хозяйствах; тогда же был принят снискавший дурную славу закон “о трех колосках”, предусматривавший смертную казнь за кражу “социалистической собственности”. Любой взрослый и даже ребенок, пойманные хотя бы с горстью зерна возле государственного амбара или колхозного поля, могли быть казнены. При смягчающих обстоятельствах подобные “преступления против государства” карались десятью годами лагерей. Чтобы предупредить уход крестьян из колхозов в поисках продуктов, вводилась паспортная система. В ноябре Москва приняла закон, по которому колхоз не мог выдавать крестьянам зерно, пока не был выполнен план сдачи хлеба государству.

(1 января 1933 г.)

Предложить ЦК КП(б)У и СНК УССР широко оповестить через сельсоветы колхозы, колхозников и трудящихся единоличников, что:

а) те из них, которые добровольно сдают государству ранее расхищенный и скрытый хлеб, не будут подвергаться репрессиям;

б) в отношении колхозников, колхозов и единоличников, упорно продолжающих укрывать расхищенный и скрытый от учета хлеб, будут применяться строжайшие меры взыскания, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. (об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности).

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин

Чрезвычайная комиссия перевела Украину на блокадное положение. В поездах и на станциях бригады работников ГПУ проверяли багаж пассажиров и конфисковывали продовольствие, которое крестьяне приобрели за большие деньги или обменяли на ценные вещи в соседних с Украиной местностях, чтобы привезти голодающим семьям. Некоторые села заносились на “черную доску”. В этих селах крестьяне лишались права на выезд, и если в селе не было запасов продовольствия, население вымирало. В частности, на Днепропетровщине большое село Гавриловка Межевского района вымерло полностью, село Вербки Павлоградского района — наполовину. Под общим руководством чрезвычайной хлебозаготовительной комиссии Молотова отряды партийных активистов в поисках хлеба обшаривали каждый дом, взламывали полы, залезали в колодцы. Даже тем, кто уже пухнул от голода, не разрешалось оставлять себе зерна. Люди, не выглядевшее голодными, подозревались в припрятывании продуктов. Обращаясь к событиям того времени, один из партийных активистов так обрисовывал мотивы своих действий: “Мы верили в мудрость Сталина как руководителя… Мы были обмануты, но мы хотели быть обманутыми. Мы так беззаветно верили в коммунизм, что были готовы на любое преступление, если его хоть немного приукрашивали коммунистической фразеологией”.

Распространяясь на протяжении всего 1932 года, голод достиг пика в начале 1933-го. Подсчеты показывают, что в начале зимы на среднюю крестьянскую семью в пять человек приходилось около 80 кг зерна до следующего урожая. Другими словами, каждый член семьи получал для выживания 1,7 кг зерна в месяц. Оставшись без хлеба, крестьяне поедали домашних животных, крыс, ели кору и листья деревьев, питались отбросами хорошо снабжаемых кухонь начальства. Имели место многочисленные случаи каннибализма. Как пишет один советский автор: “Сначала умирали мужчины. Затем дети. Последними умирали женщины. Однако еще перед смертью многие сходили с ума, теряли человеческий облик”. Несмотря на то, что вымирали уже целые села, партийные активисты продолжали отбирать зерно. Один из них, Виктор Кравченко, позднее писал: “На поле битвы люди умирают быстро, их поддерживают товарищи и чувство долга. Здесь я увидел людей, умирающих в одиночестве, постепенно, умирающих страшно, бесцельно, без надежды, что их жертва оправданна. Они попали в капкан и остались там умирать от голода, каждый у себя в доме, по политическому решению, принятому где-то в далекой столице за столами совещаний и банкетов. Не было даже утешения неизбежности, чтобы облегчить этот ужас… Невыносимее всего был вид маленьких детей, у которых высохшие, как у скелета, конечности свисали по сторонам, раздувшихся живот”. Голод стер с их лиц все признаки детства, превратив их в измученные кошмарные видения; только в их глазах оставался отблеск далекого детства”.

С 1 ноября 1932 г. по 1 февраля 1933 г. молотовская комиссия дополнительно “заготовила” в Украине всего 104,6 млн. пудов зерна. Общее количество хлеба, изъятого государством с урожая 1932 г., составляло 260,7 млн. пудов. Таким образом. Молотов справился с выполнением хлебозаготовительного плана, хотя вывез из республики почти все наличные запасы. В начале 1933 г. практически нигде в Украине хлебных запасов не осталось, а нужно было еще дожить до нового урожая. Зимние хлебозаготовки фактически отрывали последний кусок хлеба у голодающих.

В архивах не обнаружено документации чрезвычайной хлебозаготовительной комиссии. Потому что ее и не было. Молотов, а иногда и Каганович, осуществляли инспекционные поездки по Украине, давали устные указания, а все письменные постановления относительно “усиления” хлебозаготовок, которые они считали нужными принять, шли под грифом республиканских органов за подписями генерального секретаря ЦК КП(б)У С. Косиора, председателя Совнаркома УССР В. Чубаря и др. Даже в протоколах заседаний политбюро ЦК КП(б)У, которые продолжались часами, зафиксировано только присутствие этих сталинских эмиссаров.

В продиктованном Молотовым постановлении Совнаркома УССР “О мерах по усилению хлебозаготовок” от 20 ноября 1932 г. был пункт о применении “натуральных штрафов”. Шла речь о штрафовании мясом тех колхозов, которые “задолжали” по хлебозаготовкам, но не имели хлеба, чтобы рассчитаться с государством.

Штрафы должны были взиматься не только обобществленным скотом, но и скотом колхозников. Санкцию на них в каждом отдельном случае должен был давать облисполком.

Руководствуясь этой нормой, власти начали отбирать у крестьян, не имеющих хлеба, все другие продовольственные припасы.

Во всех местностях Украины, кроме пограничных, распространились подворные обыски с конфискацией, помимо хлеба, любых припасов продовольствия — сухарей, картофеля, свеклы, сала, солений, фруктовой сушки и т.п., заготовленных крестьянами до нового урожая. Конфискация применялась как наказание за “кулацкий саботаж” хлебозаготовок. Фактически же это действие было сознательно направлено на медленное физическое уничтожение крестьянских семей. Под видом хлебозаготовительной кампании на огромной территории Украины (как и Северного Кавказа, где чрезвычайную комиссию возглавлял Каганович) был, развернут невиданный террор голодом, дабы научить тех, кто выживет, “уму-разуму” (выражение Косиора), то есть добросовестному труду на государство в общественном хозяйстве колхозов.

То, что происходило в Украине в 1933 г., нигде не отражено в документах официальных учреждений. Причиной является то, что Сталин приказал относиться к голоду как к несуществующему явлению. Даже в стенографических отчетах пленумов ЦК КП(б)У и протоколах политбюро ЦК КП(б)У этого периода слово “голод” не упоминается.

Не подлежит сомнению, что к гибели миллионов крестьян привело хладнокровное решение Сталина изъять у украинских крестьян все съестные припасы, а потом окутать голодающих завесой молчания, запретить какую-либо помощь им со стороны международной или советской общественности. Чтобы помешать самовольным побегам огромной массы голодающих за пределы республики, на ее границах были размещены заградительные отряды внутренних войск.

Смертность от голода началась уже в — первый месяц деятельности молотовской комиссии. С марта 1933 г. она стала массовой. Почти везде органы ГПУ регистрировали случаи людоедства и трупоедства. Стремясь уберечь от голодной смерти, хотя бы детей, крестьяне увозили их в города и оставляли в учреждениях, больницах, на улицах. Однако Сталин в эти трагические месяцы невиданного в истории голодомора удосужился признать публично лишь “продовольственные трудности в ряде колхозов”. В речи на Всесоюзном съезде колхозников-ударников 19 февраля 1933 г. он цинично успокаивающе заявил: “Во всяком случае, сравнительно с теми трудностями, которые переживали рабочие 10—15 лет назад, ваши нынешние трудности, товарищи колхозники, кажутся детской игрушкой”.

Анализ ставших доступными данных демографической статистики 30-х гг. свидетельствует о том, что прямые потери населения Украины от голода 1932 г. составляют около 150 тыс. человек, а от голода 1933 г.— 3—3,5 млн. человек. Полные демографические потери, включая снижение рождаемости под влиянием голода, достигают за 1932—1934 гг. 5 млн. человек.

Конечно, Сталин и его окружение смотрели на вещи иначе. В 1933 г. Мендель Хатаевич, еще один из сталинских ставленников в Украине, возглавлявший кампанию хлебозаготовок, гордо заявлял: “Между нашей властью и крестьянством идет беспощадная борьба. Это борьба не на жизнь, а на смерть. Этот год стал испытанием нашей силы и их выдержки. Понадобился голод, чтобы показать им, кто здесь хозяин. Он обошелся в миллионы жизней, однако колхозная система утвердилась. Мы выиграли войну!”

Советская статистика того времени известна своей невысокой достоверностью (известно, что Сталин, недовольный результатами переписи 1937 г., показавшими ужасающий уровень смертности, приказал расстрелять ведущих организаторов переписи). Поэтому определить численность жертв голода очень сложно. Подсчеты, основанные на методах демографической экстраполяции, показывают, что число погибших во время голодомора в Украине составило от 3 до 6 млн. человек.

В то время как в Украине, особенно в юго-восточных ее районах, и на Северном Кавказе (где жило много украинцев) зверствовал голод, большая часть России едва почувствовала его. Одним из факторов, помогающих объяснить это обстоятельство, было то, что в соответствии с первым пятилетним планом “Украине предстояло стать колоссальной лабораторией новых форм социально-экономической и производственно-технической реконструкции для всего Советского Союза”. Важность Украины для советских экономических прожектеров подчеркивалась, например, в редакционной статье “Правды” за 7 января 1933 г., озаглавленной: “Украина — решающий фактор хлебозаготовок”. Соответственно и задачи, поставленные перед республикой, были непомерно велики. Как показал Всеволод Голубиичий, Украина, обеспечивавшая 27 % общесоюзного урожая зерна, должна была дать 38 % общего плана хлебозаготовок. Богдан Кравченко утверждает, что украинским колхозникам к тому же платили вдвое меньше, чем российским.

Украинцы, с их традицией частного землевладения, сопротивлялись коллективизации более ожесточенное чем русские. Именно поэтому режим осуществлял в Украине свою политику интенсивнее и глубже, чем где-либо еще, со всеми вытекающими отсюда страшными последствиями. Как указывал Василий Гроссман, писатель и бывший партийный активист “Было ясно, что Москва возлагает свои надежды на Украину. Результатом же стало то, что наибольший гнет впоследствии обрушился именно на Украину. Нам говорили, что частнособственнические инстинкты здесь значительно сильнее, чем в Российской республике. И действительно, общее состояние дел на Украине было значительно худшим, чем у нас”.

Некоторые считают, что голодомор был для Сталина средством преодоления украинского национализма. Понятно, что взаимосвязь национального подъема и крестьянства не ускользнула от внимания советского руководства. Сталин утверждал, что “крестьянский вопрос в своей основе является сутью национального вопроса. По сути, национальный вопрос — это крестьянский вопрос”. В 1930 г. главная газета коммунистов Украины развивала эту мысль: “коллективизация на Украине имеет перед собой специальную цель: разрушить социальную основу украинского национализма — индивидуальное крестьянское хозяйство”. Итак, в лучшем случае можно сделать вывод, что смерть миллионов людей была для Сталина неизбежной ценой индустриализации. В худшем же случае можно предположить, что он сознательно позволил голоду смести всякое подобие сопротивления в этой особенно неспокойной части его империи.

Примечательным аспектом голодомора были попытки власти стереть его из людской памяти. Еще недавно советская позиция в этом вопросе была однозначной: отрицался сам факт голода. Разумеется, если бы истинные масштабы голодомора стали общеизвестными, это' нанесло бы непоправимый ущерб тому образу “светоча мира и прогресса”, который Москва пыталась утвердить в сознании людей как внутри СССР, так и за рубежом. Поэтому долгое время режим запрещал даже упоминать об этой трагедии.

Некоторые газеты на Западе информировали общественность о голоде, однако, здесь тоже не сразу осознали его ужасающие масштабы. Не прекращавшийся в 1930-е годы экспорт зерна и отказ режима принять любую иностранную помощь вводили в заблуждение западный мир, где с трудом могли поверить, что при таких условиях в Украине может свирепствовать голод. Совершив тщательно организованные и обставленные властями путешествия по СССР, такие западные светила, как Бернар Шоу или бывший премьер-министр Франции Эдуард Эррио, ярко описывали достижения советской власти, не забывая, конечно, рассказывать о довольных жизнью, процветающих крестьянах. Московский корреспондент “Нью-Йорк тайме” Уолтер Дюранти, стараясь понравиться Сталину, неоднократно отрицал в своих статьях факт голода (хотя в частных беседах допускал возможное число жертв голода в 10 млн). “За глубину, объективность, трезвую оценку и исключительную ясность” его репортажей из СССР Дюранти в 1932 г. был награжден Пулитцеровской премией.

Хотя западные правительства знали о голоде, их позиция в этом вопросе была похожей на ту, что была изложена в одном из документов британского министерства иностранных дел:

“Мы действительно имеем в распоряжении достаточно информации, свидетельствующей о голоде на юге России, аналогичной той, что появляется в прессе… Тем не менее, мы не считаем возможной делать ее достоянием общественности, поскольку это может задеть советское правительство и осложнить наши отношения с ним”. К тому же во время Великой депрессии значительная часть западной интеллигенции, охваченная просоветскими симпатиями, решительно не воспринимала никакой критики СССР, тем более в вопросе о голоде. Как отметил Р. Конквест, “позор состоял не в том, что они были готовы оправдать любые действия Советов, а в том, что они не желали даже слышать о чем-либо подобном, не были готовы взглянуть правде в глаза”.

Репрессии 30 — 40 — хх годов.

Увеличивающееся давление на крестьянство с начала 1927 года стало причиной разногласий, возникших среди высших партийных чиновников. Бухарин, возглавлявший Совнарком после смерти Ленина, Рыков, а также глава правительственных профсоюзов, Томский, кто до этого всегда следовали Сталинской линии, начали сомневаться в своевременности увеличения давления на крестьянство. Они все еще помнили крестьянскую войну 1920. Бухарин вместе с Каменевым, секретно пришли к заключению, что “если страна умрет, тогда мы все умрем. Если страна воскреснет, тогда он [Сталин] покривляется некоторое время, а мы все равно умрем” (Дрофа, 1995, стр. 189). Робкая попытка Бухарина и его коллег возразить Сталину окончилась их судом. После этого единство Партии было восстановлено. Единственная разница была в том, что теперь Сталин держал их всех в ежовых рукавицах.

Партия нашла выход из социального, экономического и политического кризиса в объединении двух совершенно разных нововведений: создание коллективных хозяйств и уничтожение кулаков, как класса. “Происходило силовое введение двух взаимосвязанных политик: создание колхозов и раскулачивание. Ликвидация кулаков должна была подготовить материальную базу для создания коллективных хозяйств” (Просвещение, 1995, стр. 123). Этот курс был принят решением Центрального Комитета в апреле 1929. Это Собрание поддержало Сталинскую Программу, тем самым, позволяя ему свернуть НЭП.

НЭП был введен Лениным в 1921 на некоторое время. Продразверстка была отменена, вместо этого принят продовольственный налог. Снова было разрешено создавать частные фермы с максимальным числом работников, достигающим двадцати. Было прекращено подчинение труда. Вместо обесцененных денег, в 1922, в оборот были введены новые: червонец, поддерживаемый русским золотом. Ленин объявил, что НЭП введен “по- настоящему и надолго”. Для объяснения этого Ленин написал: “Мы, несомненно, потерпели неудачу. Мы хотели построить новое Коммунистическое общество по взмаху руки. Однако, это вопрос декад и поколений. Для того чтобы Партия сохранила свою душу, веру и желание бороться, мы должны возвратиться к рыночной экономике… просто небольшой шаг назад. Но для себя, мы должны ясно видеть, что наша попытка не удалась, и что невозможно внезапно изменить психологию жизни, обычаи. Вы можете попытаться силой загнать людей в новый режим, но остается вопрос — сможете ли вы сохранить власть в такой всероссийской мясорубке” (Терра, 1996, том 1, стр. 321). Введение НЭПа не затронуло политическую структуру Советского государства. Сталин не был таким предвидящим, как Ленин и к концу 1920х, начала формироваться тенденция к изменению политики.

В 1929 году Сталин показал всем, что настало время “выбросить НЭП к черту” (Интер-Дайждест, 1995, стр. 57). Он объяснял это следующим: “Ленин сказал, что НЭП введен по настоящему и надолго, но он не сказал навсегда” (Интер-Дайджест, 1995, стр. 57). В конце 1920х, зажиточные крестьяне (Нэпманы) подверглись огромным налогам, которые постепенно становились еще тяжелее. Несмотря на это, многие из них все еще верили, что если они будут платить налоги, государство оставит их в покое. Однако такого не произошло. Налоги росли и однажды стали слишком высокими для того, чтобы их платить. После этого те, кто не платил налоги, арестовывались и изгонялись. Официально никто не говорил, что НЭП закончился, но оставшиеся из зажиточных крестьян стирались с лица земли. Крестьянство проходило через капитальное “регулирование”.

Победа Сталина на Главном Съезде Партии в 1929 году произошла не только из-за его контроля над партийным аппаратом. Причиной этой победы была также психологическая готовность русских людей. Людей привлекла перспектива, предложенная Вождем о развитии социализма в одной стране. К этому времени разные классы людей как в городах, так и в деревнях начинают высказывать недовольство из-за отсутствия видимых результатов революции. Новая программа Сталина давала им определенные надежды. Сталин не только умело чувствовал публику и настроение Партии, но и так же умело использовал это. Это хорошо видно в его высказывании: “Материальное положение людей в стране не улучшается, потому что страна наполнена как внутренними, так и внешними врагами” (Сталин, 1955, том 7, стр. 221). В апреле 1929 года XVI Партийная Конференция решила провести повторную чистку партии.

Усиление партийной иерархии позволило Сталину увеличить давление на крестьянство. Как и в 1929 году, это давление привело к еще большим проблемам с запасами продовольствия. Сталин видел лишь один выход: необходимо найти врага, обвинить его и полностью уничтожить. Это решение было направлено в первую очередь на кулаков. Было принято решение взять курс на их полное уничтожение.

В конце 1929г. началась массовая коллективизация. Общественное использование земли было отменено. Вместо этого были созданы новые сельскохозяйственные единицы, называемые “колхозами”, в которых земля, скот и оборудование были общими. Весь или почти весь урожай забирался государством. Каждому члену колхоза выделяли небольшой участок земли, чтобы он мог прокормить себя.

Чтобы дать вам представление о жизни простого крестьянина во время Сталинской политики коллективизации, я бы хотел рассказать историю из первоисточника. Моя бабушка родилась и выросла в деревне, недалеко от Санкт-Петербурга. По ее воспоминаниям, всех насильно заставляли вступать в колхоз, а те, кто отказывался, оказывались в пыли на обочине дороги, весь их скот и земля отбирались, ничего не оставляя им. В колхозе нужно было работать с утра до вечера. За отработанные дни бригадир, назначенный местным Советом, ставил палочку в специальной учетной книге, но никто не получал денег. Единственной стимуляцией была редкая раздача муки. Ни у кого не было денег, чтобы купить одежду или другие вещи. Ее отец работал дровосеком в зимнее время, чтобы заработать немного денег. Растущее поколение, подростки пытались уходить в города, но единственной проблемой было то, что крестьянам запрещалось иметь паспорта. Школы были разбросаны по району. Моей бабушке надо было ходить 4 километра через лес. Во время раскулачивания, ее племянник был, затронут этим. Он был просто выгнан из деревни. Его семья должна была втайне зарабатывать деньги для переезда, а затем они уехали в Сибирь, где их никто не ждал. Никто не знает, что произошло с ними.

Сначала только деревенская беднота вступила в колхоз. Только после этого остальным крестьянам было также приказано вступить. Партийные агитаторы говорили: “Кто не вступит в колхоз, становится врагом Советов” (Лениздат, 1990, стр. 78). Сталин объявил о начале коллективизации в статье “Год великих перемен”, опубликованной в “Правде” 7 ноября 1929г. Затем он установил сроки коллективизации — 3 года. Отсутствие точных указаний и законов, в соответствии, с которыми этот процесс должен был проходить, привело к беззаконию. Даже городские обыватели, которые ничего не знали о традициях и психологии в деревне, были вовлечены в создание колхозов — так называемые “двадцатипятитысячники”. Главная цель коллективизации, установленная партией, заключалась в ликвидации кулаков как класса. Процедура раскулачивания была указана в секретной директиве Центрального Исполнительного Комитета и Совнаркома от 4 января 1930г. Кулаки, вовлеченные в антисоветские действия, арестовывались, зажиточные крестьяне переселялись в пределах района, все остальные поселялись на плохих землях вне колхоза.

Было разработано и объявлено специальное расписание в форме постановления Центрального Комитета, которое определяло темпы коллективизации. Это был простой, но очень двоякий документ. Во-первых, требовалось провести коллективизацию в основных зерновых районах Северного Кавказа, где она должна была быть закончена осенью 1930г. или весной 1931г. Такие двоякие сроки составляли главную хитрость документа. Зная, что нижестоящие агитаторы не упустят возможности отличиться, можно совершенно точно рассчитывать, что они будут рассматривать завершение в поздние сроки, как собственную неудачу. Кроме того, они постоянно будут соревноваться друг с другом для выполнения указа в кратчайшие сроки: даже раньше 1930г. Если все сработает, то это будет выглядеть, как успех Партийного руководства. Если же нет, то недовольство крестьянства увеличится, и тогда можно будет обвинить местных исполнителей, тем самым, оставляя членов Партии вне подозрений. Произошло именно то, на что надеялись руководители Партии. Раскулачивание, которое началось в 1929г., с 1930г. приняло очень жестокую форму. Крестьянские семьи лишались собственности и еды, изгонялись в Северные районы. Цель ликвидации кулачества заключалась в обеспечении материальной базой для создания коллективных хозяйств.

С конца 1929г. до середины 1930г. более трехсот двадцати тысяч крестьянских хозяйств были раскулачены, их собственность отдавалась в колхоз, где большинство зерна просто сгнивало. Михаил Шолохов, известный русский писатель, в письме к Сталину в 1929г. писал: “Кобылы жеребятся, жеребят съедают свиньи, и все это происходит на глазах у тех, кто не спал ночами, присматривая за кобылами”.

Ликвидация кулачества пошатнула дух оппозиции, так как деревни теряли самых независимых людей. Кроме того, судьба этих кулаков должна была служить примером для тех, кто не хотел присоединяться к колхозу.

Кулаков изгоняли вместе с семьями, детьми, стариками. В холодных вагонах, с минимумом хозяйственных принадлежностей, тысячи и тысячи людей отправлялись в удаленные районы Урала, Сибири и Казахстана. Самых активных “антикоммунистов” посылали в концлагеря. Это был очень выгодный источник бесплатной рабочей силы. Власти никогда не дали твердого определения “кулака”. В общем, кулаком был любой человек, который эксплуатировал людской труд, но в реальности любой, у кого было две или три лошади, рассматривался как кулак. Каждый район получил обязательные темпы коллективизации и раскулачивания. Темпы коллективизации всегда были одинаковыми — 100 процентов; темпы раскулачивания устанавливались на 5-7 процентов, но местные власти всегда старались перевыполнить план. Чтобы объяснить свои действия, было изобретено новое слово: “подкулачник”. В некоторых районах число раскулаченных достигало 15-20 процентов.

Олег Волков, писатель, вспоминает о судьбах кулаков, высланных в Архангельск: “Это были толпы грязных, изможденных и голодных людей. Однако они не врывались в комиссариат, не топили в Двине ленивых фермеров, не грабили. Они просто сидели на бревнах и камнях вдоль берега с опущенными головами, не двигаясь часами, просто смотрели куда-то в землю, не в состоянии сопротивляться, не в состоянии сделать что-либо со своей судьбой, кроме как сидеть и ждать… За ночь нельзя было убрать тела, и рано утром, вы спотыкаетесь о мертвых мужиков, лежащих на тротуарах или трамвайных рельсах”.

Около девяти миллионов кулаков с семьями было изгнано в Северную Россию с 1929г. по 1933г. Многие из них умерли. Число, очень близкое к этому, указал и сам Сталин. Винстон Черчилль вспоминает, что на встрече в 1942 Сталин сказал: “Политика коллективизации была ужасающей борьбой”. “Я так и думал, — ответил Черчилль, — потому что вы играли миллионами маленьких людей”. “С десятью миллионами, — ответил Сталин, — это было что-то ужасное и продолжалось четыре года. Все это было трудно, но необходимо. Некоторым из них дали землю на Севере, но большинство было убито бедняками”.

Во многих районах, особенно на Украине, Кавказе и в Средней Азии, крестьянство сопротивлялось массовой коллективизации. Чтобы подавить такие восстания, использовалась Красная Армия. Однако чаще крестьяне использовали пассивные формы протеста: отказывались вступать в колхоз, уничтожали скот и утварь. В деревнях, тайно, прячась, друг от друга, уничтожали скот. Без нужды, просто потому, что его все равно отберут. Все ели столько мяса, сколько хотели, как никогда раньше в своей крестьянской жизни. Делали это по принципу: пусть будет колхоз, но мы пойдем туда безо всего. Нарком Михаил Чернов заметил: “Первый раз за свою тяжелую историю русский крестьянин вдоволь наелся мяса” (Политиздат, 1989, стр. 64). Чтобы подавить эту волну растущего сопротивления, Сталин в марте-апреле 1930г. опубликовал статью “Головокружение от успеха” и “Ответ колхозным друзьям”. Центральный Комитет одобрил закон “о борьбе против удаления от Партийной линии в колхозах” (Просвещение, 1995, стр. 87). Темп коллективизации ослабился, но уже осенью 1930г. давление на крестьянство опять начало расти.

Уничтожение скота, разрушение деревень беспрестанным раскулачиванием, полная дезорганизация функционирования колхозов в 1932-33гг. привело к голоду, который затронул жизни примерно двадцати пяти-тридцати миллионов человек. Этот голод по большому счету был результатом разногласий в правительственной политике. Во время голода, у правительства было достаточное количество зерна, но оно все шло на экспорт за границу. Чтобы крестьяне оставались в своих деревнях, Красная Армия перекрывала все дороги из небольших городов и деревень. Проводились систематические обыски в домах людей в попытке найти продовольствие. Осенью 1932г. был принят новый план сбора зерна. Единственной его проблемой было то, что он, очевидно, требовал слишком много. Во многих районах государство требовало больше зерна, чем было собрано. Практически везде план не выполнялся. Были приняты такие специальные меры, как направление специальных комиссий в деревни для того, чтобы найти зерно. Колхозные амбары буквально выметались метлой. Районы, которые не выполняли план, заносились в “Черный список”. В тех районах крестьяне лишались собственности. Часто крестьяне предпочитали заканчивать жизнь самоубийством, чем страдать от голода. Те, кто пытались уехать в города, останавливались вооруженными отрядами. С осени 1932г. начался голод. Собаки и птицы исчезли с улиц городов. Люди ели кору, кожаные ремни… Власти заметили более двух тысяч случаев каннибализма. В некоторых районах около четверти населения умерло. В то же самое время зерно, отобранное у крестьян, гнило в амбарах. Все заводы, производящие алкоголь, работали беспрерывно, перерабатывая зерно в спирт.

Политика Советской власти была построена на лжи, показухе, страхе, унижении, раболепии. Чтобы достать немного хлеба, многие крестьяне собирали колоски, которые оставались в поле после комбайна, или ходили в поле по ночам и срезали их ножницами. Газеты называли их парикмахерами колхозного хлеба. 7 августа 1932г. был принят новый закон об “охране и усилении общественной собственности” (Политиздат, 1989, стр. 59). Правительственная и колхозная собственность стала “священной” и “неприкасаемой”. Любая кража этой собственности наказывалась смертным приговором. Только при смягчающих обстоятельствах смертная казнь могла быть заменена на тюремное заключение сроком на 10 лет. Не существовало никакой разницы между большой и малой кражей. Поэтому люди называли этот закон — законом о Трех Колосках. В течение 5 месяцев после принятия этого закона двадцать пять тысяч человек было обвинено и более двух тысяч человек убито. Ради строительства “светлого будущего” под названием социализм и коммунизм, пожертвовали миллионами человеческих жизней.

Сталин уничтожил крестьянские и создал вместо них коллективные хозяйства. Это должно было быть гарантией против появления частных фермеров, которые могли выбрать только дорогу к капитализму. Сталин осуществил революцию в крестьянском обществе путем силы и террора. На XVI Съезде Партии (июнь/июль 1930г.) была провозглашена победа Партийной линии. На том съезде не было ни одного делегата оппозиции.

Политика массовой коллективизации принесла катастрофические результаты: за 1929-1934гг. общее производство зерна упало на десять процентов, количество скота и лошадей уменьшилось на одну треть, количество свиней составляло лишь половину начального. Однако Сталин праздновал победу. Несмотря на падение производства зерна, его поступления правительству увеличились в два раза.

Аграрная политика Сталина затронула социальную жизнь крестьянства. Во-первых, она спровоцировала массовый голод на Украине, в Поволжье и некоторых других районах. Смертность и бегство крестьян из деревень привели к уменьшению аграрного населения страны: с восьмидесяти процентов в 1928г. до пятидесяти шести процентов в 1937г. Поэтому в 1932г. правительство пыталось прикрепить членов колхоза к их району: они не получали паспортов и не имели права покинуть место проживания без разрешения. Самые большие результаты коллективизации можно увидеть в том, что с появлением колхозов крестьянский класс как таковой исчезает. Человек, не принимающий участия в решениях, связанных с его работой, избавляется от результатов своей работы, теряет стимул к работе, чувство ответственности и независимость.

Крестьяне стали заложниками Сталинских амбиций. Он создал могущественную страну, лишив их основных экономических и политических прав, вплоть до их права на жизнь.

Можно заметить, что, несмотря на “благородную” цель, политика коллективизации была путем боли и террора, который может сравниться лишь с чисткой Партии. Вообще-то, коллективизация тоже была своеобразной чисткой, в которой все ненужные или опасные для Партии люди были уничтожены под предлогом их “антикоммунистического” настроя. Крестьянство, наверное, было первым классом людей в России, который испытал на себе власть Сталина как Генерального Секретаря.

Другие последствия Сталинской политики коллективизации включали в себя следующее: уже тогда люди боялись говорить то, что думают, брать на себя инициативу, потому что они всегда оставались, виноваты, а партийные лидеры всегда выходили сухими из воды. Люди начали любить Партию, чтобы не оказаться “врагами народа”. Сталин добился главной цели: равенства людей, потому что это глубоко засело в подсознание народа. Все были счастливы тем, что имели. Даже если у кого-то было больше, чем у другого, Партии не надо было бы волноваться — народ сам разберется с этим.

Не имеет значения, что положительного подразумевалось под этой политикой, люди почувствовали лишь “не прощающую руку Вождя”.

еще рефераты
Еще работы по истории