Реферат: Сопротивление армян геноциду в годы первой мировой войны

Степанянц Степан Мигранович — кандидат исторических наук, доцент Старооскольского филиала Белгородского государственного университета.

В годы Первой мировой войны осуществлялся геноцид армян со стороны младотурецкого правительства Османской Турции в отместку за участие последних в войне на стороне России. В советской и зарубежной литературе поведение армян оценивается как жертвенное, безынициативное, пассивное, ни слова не говорится об их сопротивлении, самооборонительных боях в Западной Армении, в которых армяне смогли самоорганизоваться и даже нанесли карателям ощутимый урон. Это имело место в Балу, Харберде, в Тароне, Сасуне, Еозгате, Шапин — Гарахисаре и в Киликии.

Тарон

До геноцида 1915 г. в области Тарон насчитывалось 700 армянских сел, два поселка городского типа и пять городов с коренным армянским населением в 180 тыс. человек.

Насилия против армянского населения Тарона начались 15 мая 1915 г., когда в мушскую долину вторглись вооруженные курды из Буланухского, Алашкертского, Манцикертского, Хнусского и Вардинского уездов, которые недавно вместе с частями регулярной турецкой армии истребили 25-ти тысячное армянское население Хнусского уезда.

27 июня 1915 г. правитель Муша Сервет-бей пригласил к себе епархиального предводителя Муша архимандрита Вардана Акопяна и приказал ему, чтобы все мужское население города и уезда приготовилось к высылке в сторону Урфы. Первый караван депортируемого населения недалеко от города подвергся страшному избиению. Получив сведения о резне армян, оставшееся в городе население взялось за оружие.

С 20 по 30 июля 1915 г. в городе шли сильные уличные бои мирного армянского населения с частями регулярной турецкой армии. Наиболее жесткое противостояние имело место в Верхнем городском квартале и в квартале Дзор. Когда бои приняли более ожесточенный и кровопролитный характер, все армянские повстанцы и мирное население перешло в квартал Дзор, где мушцы основательно закрепились, здесь же прошли их последние бои с турками. Один из руководителей этих самооборонительных боев священник Егише Тер-Парсамян отметил: «Весь квартал был во тьме и дыму… Каждый человек осознавал, что живет последние мгновенья. Не было никакой надежды на спасение» [1].

Не желая попасть в плен к туркам, очень многие из армян покончили жизнь самоубийством. Небольшой группе оборонявшихся армян удалось прорвать кольцо осаждающих, и около 700 человек ушли в горы, где дождались прихода русских войск и тем спаслись от гибели. Большая часть населения города была истреблена.

Часть сел мушской долины, среди которых необходимо отметить села Карнен, Али-джан, Авран, Варденис, оказала туркам вооруженное сопротивление. Тяжелые бои имели место также в районе монастыря Сурб Карапет (Иоанна Предтечи) и у горы Серка [2].

Уезд Сасун

Уезд Сасун еще с древности являлся одним из центров национально-освободительной борьбы армянского народа. Осознавая, что во время боевых действий с Россией местное армянское население восстанет с началом Первой мировой войны, младотурецкое правительство запланировало полностью уничтожить население Сасуна. Сасунцы подверглись депортации и грабежам, обложению высокими налогами.

В марте 1915 г. турецкие регулярные войска и вооруженные курдские отряды с юга и севера вторглись в Сасун. Местное армянское население поднялось на борьбу. Руководителями самообороны Сасуна стали дашлаки Рубен Тер-Минасян (Рубен-паша) и Ваган Папазян (Коме), а также местные деятели Корюн, Мкртич Болеян (Мчо) и другие [3].

Первые тяжелые бои имели место в апреле-мае в районах Талворик и Хранк. Здесь командирами армянских боевых отрядов были Мушег Сасунский и Тигран Алиджанский. Отрядами в районе Шеен-Семал руководили Чоло, Казар Шеникский, Манук Семальский и Адам.

В июне 1915 г. в изнурительных боях в районе Псанка отличились армянские бойцы под предводительством князя Шаро Сасунского. В помощь им были направлены талворикские повстанцы, которые разгромили курдские отряды и захватили имеющий стратегическое назначение Чертов мост.

Армяне осажденного района Бсанг Сасунского уезда под руководством архимандрита Степана Тер-Аветисяна в начале июля укрепились в горах Талворика и Андока. Этот храбрый архимандрит, более 20 дней руководивший боями с курдами, погиб.

Кроме архимандрита Степана в организации самообороны Сасуна приняли участие и другие представители армянского духовенства: священник Степан Сулухский, священник села Ахнанд Гевонд Тер-Маргарян, священник села Гом Мамбре Ераносян, а также священники Торос Мурадян и Аракел Тер-Каджян [4].

После истребления армянского населения Муша, в июле 1915 г. 30-ти тысячная турецкая армия захватила сасунский подрайон Куртик, поставив перед собой цель, продвигаясь вперед, полностью истребить местное 15-ти тысячное армянское население.

20 июля армяне перешли в наступление, отбили село Шеник и три турецкие пушки. Бои шли с переменным успехом.

23 июля турки усилили наступление, захватив предгорье горы Андок.

Сражение за Сасун достигло пика 2 августа. Силы армян, не получив подкрепления, стали быстро таять, боеприпасы заканчивались. В горах Андока, Цовасара и Гебина армяне сопротивлялись до 3 августа 1915 г.

Часть армян, пробив брешь в рядах осаждавших турок, мелкими группами вырвалась из окружения и направилась на соединение с наступавшими с Кавказа русскими войсками. Из 60-ти тыс. сасунских армян спаслись 15 тыс., остальные были истреблены.

Еозгат

В конце мая 1915 г. младотурецкое правительство под предлогом обеспечения безопасности внутри государства взялось за разоружение армян города Еозгата и соседних с ним территорий. Осознавая, что после разоружения и сдачи оружия их ожидает депортация в южные пустынные области Месопотамии и Аравии, лидеры местных армян обратились за советом к епархиальному начальнику епископу Нерсесу Даниеляну. Так, секретарь сельского совета села Мец Чат Акоп Темирджян в своем письме, в частности, писал, что турки требуют в течение двух дней сдать все находящееся в селе оружие, и спрашивал у епископа, как им быть [5].

2 июля 1915 г. турки осадили и взяли большое населенное армянами село Тезили. В приходской церкви они собрали мужчин до 30-ти летнего возраста и всех истребили.

Туркам сильное сопротивление оказали села Еозгатского района: Чат, Эйленчек и Гум Гую. Армяне села Гум Гую под руководством Аджи-бека Папазяна в течение трех месяцев оказывали сопротивление, однако, не получив никакой помощи со стороны, местные армяне в конце концов также подверглись уничтожению

Шапин-Гарахисарское сражение

Крепостной город Шапин-Гарахисар административно-территориально входил в Себастийскую (Сивасскую) губернию. Перед Первой мировой войной в городе имелось 25 тыс. армянского населения, которое занималось земледелием, ремесленничеством, торговлей. В городе действовали армянские культурно-просветительские центры.

С началом Первой мировой войны местные армянские юноши должны были быть призваны в турецкую армию, однако им была предоставлена временная отсрочка от службы, так как по инициативе местного духовного предводителя протоархимандрита Вагинака Торикяна было заплачено властям по 40 золотых за каждого юношу [6].

Тем не менее турки все же вскоре собрали призывников и, уведя за город, всех уничтожили.

Весной 1915 г. по городу поползли слухи о том, что на эрзерумской дороге турками убит епархиальный предводитель Ерзнки архимандрит Саак Отапашян. Прибывший туда протоархимандрит Вагинак достойно похоронил убитого архимандрита. Возвратившись в Шапин-Гарахисар, епархиальный начальник созвал собрание с участием руководящих деятелей партии «Дашнакцутюн» и «Гнчакян», где было решено подготовиться к самообороне. С этой целью были укреплены пограничные между турецкими и армянскими кварталами дома и постройки, чтобы оказать сопротивление врагу.

В мае 1915 г. в городе начались повальные обыски и аресты. В армянских деревнях в районе Шапин-Гарахисара турецкая 10-ти тысячная армия сравняла с землей армянские дома. Был арестован и брошен в тюрьму приходской священник села Анерх Сопония Карикян. Через несколько дней в местечке Кара-Пайр, по дороге в Себастию, он был убит [7].

В конце мая 1915 г. епархиальный начальник Шапин-Гарахисара протоархимандрит Вагинак Торикян был приглашен в мэрию города и арестован. На следующий день его убили недалеко от села Су Шейр [8]. Таким образом, армяне Шапин-Гарахисара остались без умного и храброго руководителя.

2 июня 1915 г. турки окружили городской армянский квартал и убили более 400 человек. Получив данные о том, что их ожидает депортация, армяне перешли к самообороне и начали укреплять свои позиции. Был создан военный совет, который возглавил Гукас Деовлетян, в совет также вошли и такие руководители самообороны, как Авак Торикян, Гарегин Кармирян, Шапух Озанян и другие.

В течение трех дней армяне давали достойный отпор осаждавшим, однако, когда в бой вступила турецкая артиллерия, положение армян ухудшилось. Противостоять артиллерии было практически нечем. Народ, покинув армянские кварталы, отступил в сторону древней крепости Шапин-Гарахисара, находившейся на вершине ближайшей горы.

Число армянских бойцов достигало 500 человек. Из Себастии подошли турецкие регулярные части под командованием губернатора области Муаммара, потребовавшего от армян сложить оружие и сдаться.

Вскоре поступил ответ от армян: «Есть два вида смерти: умереть с честью и обесчещенным. Пусть все в мире знают — шапингарахисарцы умерли с честью» [9].

Получив такой ответ, губернатор бросил на осажденных в крепости значительные силы (примерно 20 тыс. солдат). Армяне, яростно сопротивляясь, отбросили врага. И все же, чем дальше, тем положение армян становилось все тяжелее, так как еда, вода и боеприпасы были на исходе, а помощи ждать было неоткуда. Чтобы дело не дошло до катастрофы, было решено ночной атакой прорвать кольцо осаждающих и вырваться из осады.

В ночь с 24 на 25 июня 1915 г. дерзкой атакой осажденные, прорвав кольцо врага, вырвались из окружения. Оставшиеся в крепости, тяжелобольные и тяжелораненые предпочли яд плену.

Зейтун

Зейтун являлся самым сильным городом-крепостью средиземноморских киликийских армян, и турки, вполне это осознавая, желали оградить его от других армянонаселенных территорий.

Для переписи, в военных целях, армянского населения Зейтуна осенью 1914 г. сюда прибыл правитель Мараша Гейдар-паша, который потребовал от всех четырех армянских кварталов города предоставить списки военнообязанных. Гейдар-паше удалось с помощью младотурецкого правительства воздействовать на католикоса Большого Дома Киликийского Саака II с тем, чтобы тот отправил в отставку духовного предводителя зейтунских армян, противившегося турецким требованиям. После этого армянское население города и уезда было разоружено. Заняв часть города, Гейдар-паше удалось хитростью арестовать 40 известных зейтунцев, в числе которых были князь Назарян Чавуш Норашхарян и А. Гаранфилян, и отправить их в Мараш [10].

15 февраля 1915 г. по городу прошла новая волна арестов известных армян. Начались ответные действия. 24 февраля армянские повстанцы недалеко от города полностью истребили отряд турецких жандармов. Еще через некоторое время несколько армянских повстанческих отрядов, объединившись, укрепились в Зейтунском монастыре, находящемся на горе Перзнка. Повстанцы сформировали городские властные структуры и выдвинули туркам ряд условий, наиболее важными из которых были следующие: освободить из тюрьмы 60 арестованных юношей, арсенал и здание городского правления передать вновь созданному армянскому городскому правлению и, особенно важное, — турецким войскам покинуть пределы города.

Вместо этого турки стали наращивать свои войска, достигшие вскоре 5 тыс. солдат. Они также обратились за помощью к киликийскому католикосу Сааку II. Однако увещевания последнего о сдаче остались тщетными. Восстание продолжилось.

В это время из Мараша в Зейтун с батальоном солдат прибыл турецкий тысячник Сулейман. Узнав об этом, укрепившиеся в монастыре армянские повстанцы решили напасть на город и захватить мэрию. Начался кровопролитный бой с превосходящими по численности и лучше вооруженными турецкими войсками. Не получив помощи и боясь за жизнь находящегося в городе армянского населения, повстанцы отступили в монастырь. Это дало возможность туркам перекрыть дорогу, связывающую Зейтун с монастырем, и тем пресечь сообщения армянского населения города с повстанцами. В этих боях отличился священник Саак Галайджян, который «подобно Гевонду, денно и нощно проверяя посты, держа в руках крест и библию, причащал бойцов и, ободряя на смелость и храбрость, отправлял их на передовую» [11].

14 марта 1915 г. турецкое командование начало наступление на Зейтунский монастырь. Для захвата монастыря турки использовали артиллерию. Наступавшие турецкие войска понесли большие потери. От пуль армянских бойцов пали тысячник Сулейман и много турецких солдат.

Тем не менее, кольцо блокады вокруг монастыря все больше сжималось. Из крепостного арсенала турки на поле боя доставили гаубицу, с помощью которой им удалось сделать брешь в монастырской стене. Видя, что им угрожает смертельная опасность, вечером большая часть повстанцев, прорвав окружение турок, ушла в горы.

1 апреля 1915 г. началась депортация зейтунских армян. Около 8 тыс. женщин и детей были депортированы в Иконию, более 5 тыс. — в Алеппо, оставшиеся — в пустыню Дейр-Эл-Зор, Ракку и в Багдад [12].

Были высланы и в пути казнены епископ Гаранфилян, архимандрит Овсеп Аграпян, священник Саак Маркосян и другие представители армянского духовенства [13].

Урфа (Эдессия)

Как и во всех населенных армянами территориях Киликийской Армении, в Урфе также произошло их истребление и депортация.

26 июля 1915 г. турками были арестованы и брошены в тюрьму духовный предводитель Урфы архимандрит Артавазд Галентерян, священник Гарегин Воскерчян и 50 влиятельных армян. 28 июля утром их вывели из тюрьмы и в цепях погнали в сторону города. В нескольких километрах от Урфы — в местечке Шайтан дереш (Чертово ущелье) — всех расстреляли, а архимандриту Артавазду отрезали голову [14].

Дабы спастись от депортации и истребления, местное армянское население поднялось на борьбу, продолжавшуюся с 29 сентября по 23 октября 1915 г.

4 августа в местечке Каракёмиру и Гутеме были вырезаны 1500 урфийских армянских призывников. 29 сентября урфийцы восстали. До 4 октября армяне героически сопротивлялись превосходящим турецким войскам.

4 октября в Урфу прибыл новый командующий дислоцированными здесь турецкими войсками военный комендант Халеба Фахри-паша, которому были переданы также артиллерийские дивизионы. Новый турецкий командующий начал с бомбежек армянских кварталов города.

Центром армянского сопротивления являлась церковь Сурб Аствацацин (Св. Богоматери). Руководителем армянской самообороны являлся Мкртич Еотнехбайрян, умело организовавший долгое сопротивление врагу. И лишь превосходство в военной силе и технике стало причиной поражения восставших. Когда турки захватили церковь, вождь восставших застрелился.

После захвата церкви часть оборонявшихся укрепилась на территории американского сиротского приюта, однако 16 октября турки подавили и этот очаг армянского сопротивления [15].

Фынтыджагский бой

Село Фынтыджаг, находящееся недалеко от города Мараш в горной Киликии, имело армянскую церковь и приходскую церковь.

Когда весной 1915 г. армянское население Зейтуна и близлежащих армянских сел было депортировано, оставались нетронутыми лишь три армянских села Фынтыджаг, Кишифли и Терекей.

Правитель Марата Исмаил Кемаль, обратившись с письмом к фынтыджагцам, потребовал собраться и «переехать» на жительство в южный город Айнтаб. Это был продуманный план добровольной депортации местного армянского населения. В это время укрывшиеся в горах гайдуки — зейтунцы спустились в село и смогли убедить народ подняться в горы и организовать сопротивление туркам.

Узнав о том, что армяне вместо депортации готовятся к сопротивлению, из Мараша против них были направлены 2 тыс. солдат с артиллерией [16].

26 июня 1915 г. армянские повстанцы разгромили турецкий отряд под командованием Осман бея. Фынтыджагцам достались 30 винтовок, много патронов и 10 лошадей.

Один из главарей младотурок Джемаль-паша в телеграмме, направленной киликийскому католикосу Сааку II, происходившие в Киликии события квалифицировал как одну из причин, ускоривших проведение депортации армян из Киликии. В телеграмме, в частности, говорилось: «В Армянский католикосат. Халеб. Ответ — сожалею, что события в Фынтыджаге не оставили места для отложения депортации» [17].

Число восставших доходило до 500 человек, располагавших 250 винтовками и 40 тыс. патронов.

31 июля 1915 г. 8-ми тысячная турецкая армия двинулась на Фынтыджаг. Весь день восставшие героически сопротивлялись превосходящим силам противника. За счет огромных потерь туркам удалось подавить часть очагов сопротивления. Небольшой группе повстанцев удалось вырваться из окружения, а остальные погибли.

За время Фынтыджагской битвы погибло 2100 армян и 2 тыс. солдат турецкой регулярной армии и до 5000 башибузуков.

Ван

Правитель Ванской губернии Джевдет-бей лично занимался планированием истребления и депортации местных армян. В августе 1914 г. была арестована и вскоре расстреляна группа руководящих деятелей партии Гнчак. Спасшиеся от резни селяне добрались до города Ван и рассказали о резне армянского населения сел области. Население города взялось за оружие. Началась самооборона города.

О том, что в городе Ване перед Первой мировой войной большинство населения составляли армяне, свидетельствовал путешествующий летом 1914 г. по Западной Армении новонахичеванский священник Рубен Бекгулянц. Он писал: «На улице слышится лишь армянская речь, турок почти не видно, а о курдах ничего не слышно» [18].

26 ноября 1914 г. в селе Арчан курды обокрали приходскую церковь и вырезали несколько армянских семей. 18 декабря турки, ворвавшись в село Молла-Сулейман, загнали армянское население в мечеть и, отделив мужчин от их семей, увели последних за село и всех перебили.

Одними из первых жертв среди ванского духовенства стали католический аббат Иурикян и духовный предводитель Зеткана архимандрит Абраам.

Около 80 вооруженных армянских повстанцев были сконцентрированы у села Ишхани Гом уезда Айоц-Дзор. Командирами повстанческих групп были Ованес Пароян из села Харома, Седрак Шагоян из Харакана, Арменак Мухси-Похакян из Кзлтаха, а также священник Акоп и Акоп Мутоян из села Ишхани Гом. Они умело руководили боевыми действиями, никто из бойцов не оставил позиций и не сдался на милость победителя, и это в то время, когда на позиции армян наступали турки, численность которых достигала 1000 солдат при 4 пушках. Лишь после того, как закончились патроны, армянские добровольцы оставили свои позиции и отошли в направлении монастыря Варага.

Главными руководителями ванских армян были член партии «Дашнакцутюн» Ишхан (Никогос Погосян), Арам Манукян и депутат турецкого парламента Врамян (Оник Дерцакян). Губернатор Вана Джевдет с помощью обмана смог организовать убийство Ишхана и Врамяна, однако об убийстве Врамяна в городе не было известно.

4 апреля, получив сведения об аресте Врамяна, духовный предводитель армян Вана архимандрит Езник отправился к Джевдету, требуя у него сведений о Врамяне и Ишхане. Джевдет ответил архимандриту, что Ишхан казнен по его приказу, и Врамян также арестован по его приказу, и добавил: «Эта страна должна быть или армянской или турецкой, больше две нации вместе жить не смогут» [19].

Для обороны Вана важным стратегическим пунктом являлся монастырь Варага, находящийся на дороге из Вана в Персию. Если бы самооборона Вана потерпела неудачу и население вынуждено было оставить город, дорога через монастырь стала бы воистину дорогой спасения. Имея в виду такое важное значение монастыря еще перед началом войны, турецкие власти сосредоточили в нем 30 вооруженных жандармов. Военный совет самообороны города для освобождения монастыря от жандармов направил туда отряд вооруженных армян в 250 человек. Узнав о подходе армянского отряда и поняв, что они могут попасть в плен, турки, убив 80-летнего настоятеля монастыря протоархимандрита Вртанеса Тевканца, ключаря монастыря архимандрита Аристакеса Катекчяна и четырех монастырских служек, убежали из монастыря.

Когда 7 апреля турецкие войска подступили к городской стене Вана, чтобы атаковать и захватить город, восставшие ванцы уже ждали врага, хорошо подготовившись и вооружившись. С этого дня началась 27-дневная героическая самооборона ванцев. В это время в Ване находилось 70 тыс. армян, как жителей города, так и прибывших туда из окрестных сел.

Кроме Военного совета в городе были созданы и другие организации военного времени: Красный Крест, Организация для сбора средств и другие. Военному совету оказывали необходимую помощь настоятель Ахтамарского монастыря архимандрит Даниил Ванский (Задоян) и епархиальный викарий архимандрит Езник.

21 апреля 1915 г. губернатор Джевдет направил личное послание архимандриту Езнику, в котором требовал сдать все оружие, находящееся у армян, и подчиниться османскому правительству. Архимандрит Езник ответил губернатору: «Мы не непокорны османскому правительству, и продолжаем быть покорны государственным законам. Посему для выполнения ваших требований просим прислать двух ваших представителей» [20].

Для переговоров с восставшими Джевдет-бей направил богатого торговца Галуста Читечяна и жандармского тысячника Ахмед-бея. Со стороны армян в переговорах приняли участие архимандриты Езник и Даниил и адвокат Мирзаханян. Начавшиеся переговоры закончились безрезультатно, так как турки хотели лишь одного — разоружить ванцев, подвергнуть их депортации и истреблению.

Сопротивление армян продолжилось, и атаки турок не приносили им желаемого результата.

5 апреля 1915 г. разведывательный русский отряд и армянские добровольцы под командованием русского офицера Озола и командира армянских добровольцев Хечо вошли в Ван, а на следующей день в городе уже были передовые войсковые части Кавказского фронта под командованием генерала Николаева и армянские добровольческие дружины под командованием Вардана, Кери, Дро и Амазаспа [21].

Храбрость и надежда на помощь доблестного русского войска явились причиной победы и спасения ванских армян.

Список литературы

1 Тер-Парсамян Е. Самооборона Тарона и избиения 1914-1915 гг. На арм. яз. Фрезно (США), 1920, с. 56.

2 Воспоминания о Большом Геноциде (1915-1965). На арм. яз. Бейрут, 1965, с. 532.

3 Там же, с. 430.

4 Теодик. Голгофа армянского духовенства. На арм. яз. Нью-Йорк, 1985, с. 95.

5 Там же, с. 320, 323.

6 Айказ А. Шапин-Гарахисар и его героическое сражение. На арм. яз. Нью-Йорк, 1957, с. 138.

7 Теодик. Указ. соч., с. 141.

8 Айказ А. Указ. соч., с. 150.

9 Там же, с. 207.

10 Погосян A.M. История Зейтуна. На арм. яз. Ереван, 1969, с. 386.

11 Норашхарян Л. Зейтун в 1914-1921 гг. На арм. яз. Ереван, 1989, с. 37-38.

12 Погосян A.M. Указ. соч., с. 386-395.

13 Норашхарян Л. Указ соч., с. 169.

14 Экарт Бр. Дни, прожитые в Урфе. Ереван, 1990, с. 11-16.

15 Там же, с. 274.

16 Тер-Казарян Т. Армянская Киликия. На арм. яз. Антилиас (Ливан), 1966, с. 160-163.

17 Адамян Д. Киликийские эпизоды: Фынтыджагское сражение. На арм. яз. Париж, 1921, с. 28.

18 Бекгулянц Р. По Турецкой Армении. Ростов-на-Дону, 1914, с. 13.

19 Кертох Ст. Армянская церковь в годы Первой мировой войны. На арм. яз. Первопрестольный Эчмиадзин, 2003, с. 206.

20 Там же, с. 208.

21 Государственный архив Республики Армения, ф. 57, оп. 2, д. 81, п. 75.

еще рефераты
Еще работы по истории