Реферат: ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ ЕГИПЕТ

В период ожесточенной борьбы полководцев за раздел державы Александра в Восточном Средиземноморье складывались элементы новых экономических и политических отношений. Массы греков и македонян — купцов, ремесленников, наемников — оседали в Азии и Египте; они приносили свои обычаи и, в свою очередь, воспринимали местные традиции; вырабатывались формы и методы эксплуатации непосредственных производителей, соответствующие уровню развития товарного хозяйства, складывался новый государственный аппарат. По мнению большинства отечественных исследователей, время от распада державы Александра до римских завоеваний государств Восточного Средиземноморья (III-I вв. до х.э.) было временем взаимодействия местных и греческих обычаев, установления правовых норм, результаты которого зависели от уровня и потребностей общественного развития населения данного региона. При этом нужно иметь в виду, что взаимодействовали не только греки и жители восточных областей, но и различные местные народности друг с другом.

Одним из первых эллинистических государств, образовавшихся из владений Александра, был Египет. С 323 г. до х.э. сатрапом Египта стал один из ближайших соратников Александра — Птолемей, сын Лага. В 305 г. он провозгласил себя царем. Владения Птолемея I не ограничивались Египтом: он присоединил Киренаику на западе и начал борьбу с другими полководцами за Южную Сирию. Его сын Птолемей II присоединил Ликию и ряд городов в Карий (Малая Азия), захватил Милет.

В правление первых царей из династии Птолемеев сложилась система хозяйства и управления, характерная в целом для всей истории эллинистического Египта. Новые правители использовали как греческие институты, так и ряд местных установлений для укрепления своей власти. Птолемей I украсил и расширил Александрию, один из немногих полисов в Египте, стремясь превратить ее в крупнейший порт Средиземноморья. Он основал полис Птолемаиду, примерно в 200 км ниже Фив.

Большое количество греко-македонских колонистов получили участки от царя на условиях несения военной службы. Птолемей сохранил традиционное деление Египта на номы, но во главе номов поставил стратегов. Греки — знатоки права и финансов — занимали высшие посты в государстве. Одновременно тот же Птолемей I стремился показать себя наследником фараонов, привлечь к себе знатных египтян (одним из его военачальников был правнук фараона Нектанеба) и опереться на местное жречество. В одной из надписей («Стелла сатрапа») говорится, что Птолемей возвратил египетскому храму земли, отнятые персами. При Птолемеях в Египте продолжали существовать храмы, сохранявшие свои привилегии.

Птолемеи как завоеватели, с одной стороны, и наследники фараонов — с другой, считали себя вправе распоряжаться всей землей Египта. На землях Александрии и Птолемаиды, которые считались переданными полисам, находились владения их граждан. Все остальные земли делились на собственно царские и уступленные. К последним относились владения храмов, участки воинов, дарственные земли, которыми царь награждал высших чиновников, и так называемые частные земли, находившиеся в наследственном владении отдельных лиц. Несмотря на известную дробность категорий землевладения, в птолемеевском Египте существовала централизация в организации сельского хозяйства. Все земли, за исключением полисных и дарственных, облагались налогами. Цари вмешивались в обработку земли, кому бы она ни принадлежала, предписывая каждому ному определенные планы посевов. Даже первый министр Птолемея II — диойкет Алоллоний, ведавший всеми хозяйственными делами страны, владевший колоссальными дарственными землями, — получал предписания от своего повелителя, что именно он должен сеять.

Вмешательство центральной власти в хозяйственную жизнь и тщательный контроль за ней нарушали традиционные нормы эксплуатации непосредственных производителей. Крестьяне, обрабатывавшие царскую землю, назывались «царскими земледельцами». Юридически они выступали как арендаторы царской земли и заключали особые договоры с представителями царской администрации. В этих договорах детальнейшим образом оговаривались обязательства крестьян по обработке данного участка. Земля по урожайности делилась на разряды, и с каждого разряда следовало платить определенное количество сельскохозяйственных продуктов. Взимание твердой платы натурой приводило к тому, что все убытки падали только на земледельцев. Они не имели права оставлять себе хлеб, прежде чем расплатятся с казной; не могли они оставлять даже семенной фонд. Семена сдавались в государственные хранилища, а затем перед посевом те семена, которые должны были высеваться согласно посевному расписанию, выдавались «царским земледельцам» в качестве ссуды. В ряде случаев им давали также скот для обработки земли, за пользование которым они также должны были платить. Земледельцы жили в деревнях; деревня (кома) в целом отвечала за выплату податей земледельцами. Основную массу «царских земледельцев» составляли египтяне, но ими могли стать и переселенцы из других стран (даже бедняки-греки), если им не удавалось найти другого — более прибыльного — занятия. «Царские земледельцы» обладали некоторой правоспособностью: могли совершать сделки друг с другом, сдавать свои участки в аренду (точнее — в субаренду) и арендовать землю у частных лиц. Но по отношению к царской власти они выступали как зависимое население. За неуплату податей их могли продать с аукциона частным лицам или казне в рабство. Земледельцы не были юридически прикреплены к своему наделу: при условии выплаты подати они могли менять место жительства, но уход из деревни без такой уплаты расценивался как бегство (анахоресис). У нас нет сведений, что бежавших земледельцев специально разыскивали; но деревня, если местопребывание беглеца становилось известным, могла обратиться к царским чиновникам с просьбой о возвращении налогоплательщика (иначе за него пришлось бы платить).

Должностные лица деревень: старосты (комархи), писцы — назначались царской администрацией. Существовали специальные контролеры — инспекторы урожая в каждом селении и экономы - в масштабах нома. До нас дошла «Инструкция эконому», относящаяся, по всей вероятности, ко II в. до х.э., где подробно перечисляются его функции. Например, там сказано: «Когда сев закончен, неплохо было бы, если бы ты внимательно его (поле) обследовал; таким образом ты ясно удостоверишься, что выросло, узнаешь точно, что плохо посеяно и что вовсе не засеяно. Отсюда ты узнаешь, кто небрежно относится к делу, и тебе будет известно, не употребил ли кто семена для других целей, не по назначению. Особенное внимание удели тому, чтобы ном засевался согласно посевному расписанию».

Не имея хозяйственной инициативы, будучи обременены многочисленными обязательствами, «арендаторы» царской земли должны были принимать участие и в государственных работах, прежде всего в строительстве ирригационных сооружений. Как и остальные египтяне, земледельцы платили и подушный налог в денежной форме, и большое количество всяческих пошлин — 5% с аренды дома, 10% продажной цены товара и т.п. Греческая система косвенных поборов, выработанная в условиях классического полиса, не знавшего регулярных прямых налогов на имущество и доходы граждан, и система податей и повинностей, существовавшая в древнем Египте, слились в грандиозную организацию ограбления народных масс, при которой ни одна сторона деятельности трудового населения не должна была ускользнуть от финансового контроля государства.

Методы внеэкономического принуждения применялись в эллинистическом Египте и к работникам царских мастерских. Ряд отраслей производства, в частности маслоделие, был монополизирован. Птолемеи конфисковали все маслодельные прессы. Оборудование мастерских — прессы в маслодельнях, станки в ткацких мастерских (изготовление тканей также было монополией царя) — было на учете. Ремесленники получали сырье из казны и в казну же сдавали готовую продукцию, количество и качество которой определялось особыми предписаниями. «Посещай и ткацкие мастерские… — говорится в „Инструкции эконому“, — и приложи все старания, чтобы по возможности большее число станков работало и чтобы ткачи изготовляли падающий на ном ассортимент полностью. Если кто не выполнит предписанное количество штук, пусть с него будет взыскана цена, определенная для каждого сорта (царским) установлением. Особое внимание обрати на то, чтобы полотно было хорошего качества и установленной плотности...»

Аналогичные указания приводятся и в отношении маслоделия. Сырье должно было выдаваться строго по нормам; готовая продукция хранилась в специальных складах, опечатанных печатью эконома. Эта продукция продавалась по установленным казной ценам мелким розничным торговцам, которые уже распродавали ее по всей стране.

«Царские ремесленники» не имели права покидать мастерские в период работ: как и «царские земледельцы», они находились в полной зависимости от царя.

Папирусы упоминают довольно значительное число рабов в частных (даже средних по размерам) хозяйствах. Рабы использовались в основном в качестве обслуживающего персонала: слуг, управителей, торговых агентов; были рабыни-ткачихи, но существенной роли в процессе производства рабы не играли.

Рабами становились люди, захваченные на войне, проданные за долги царской казне. Не все военнопленные обязательно становились рабами, некоторые из них получали наделы на царской земле и должны были возделывать их на положении «царских земледельцев».

Особенно тяжелым было положение работников царских рудников. Подробное описание золотых рудников в Нубии сохранилось у греческого писателя Диодора Сицилийского, заимствовавшего это описание у одного из авторов II в. до х.э. Там сказано, что людям, работавшим в рудниках, нечем было прикрыть свою наготу, использовался там и труд детей. Кормили работников настолько плохо, что они долго не выдерживали и погибали. Сильная охрана не давала возможности бежать. Пополнялись ряды работников за счет военнопленных, а также осужденных за преступления и заключенных под стражу (без суда) «из-за несправедливых обвинений или личной вражды», как сказано у Диодора. Иногда на рудники отправляли не только самих осужденных, но и их семьи. Таким образом, работа в рудниках была тяжким наказанием, причем не только для государственных преступников, но и для всех людей, проявивших в той или иной форме недовольство или навлекших на себя гнев власть имущих. Применяя труд осужденных в рудниках, Птолемеи преследовали и экономические и политические цели: они стремились подавить всякую возможность выступления против правительства и, используя жесточайшие методы внеэкономического принуждения, получать наибольшие доходы.

Основной опорой власти Птолемеев в Египте была целая армия чиновников: диойкет, экономы, писцы, инспектора, сборщики налогов, полицейские и т.д. Высшие чиновники получали от царя «дарственные» земли. Диойкет Птолемея II Аполлоний имел земли не только в Египте, но и в Палестине. У него были собственный аппарат управления и полиция. Но государственные земли могли быть отобраны: преемник Птолемея сместил Аполлония и отобрал его владения.

Менее важным должностным лицам царь раздавал земельные участки в вечное пользование. С таких земель уплачивались налоги. Кроме того, чиновники получали за службу денежное вознаграждение: в податном уставе Птолемея II указано, что сборщикам податей необходимо выплачивать 30 драхм ежемесячно каждому, их помощникам — по 20 драхм и т.д. С аппаратом управления была связана большая группа откупщиков, торговцев, получавших товары из царских мастерских. Птолемеи сбор ряда податей сдавали на откуп, но деятельность откупщиков находилась под контролем государства: они должны были гарантировать определенную сумму сбора, и все недоимки покрывали из собственных средств. В качестве вознаграждения, согласно данным III в. до х.э., они получали 5% от собранной суммы (сверх положенного собирать они не имели права). Таким образом, эти люди тоже выступали агентами центральной власти.

Государство стремилось в эту разветвленную бюрократическую систему включить и должностных лиц деревни — старейшин и писцов, сделав их представителями царской власти на местах. Эти люди отвечали за сбор податей. В одном из папирусов из Тебтюниса номарх и старейшины сообщают о том, что, «работая днем и ночью», собрали подать со своих односельчан. Номарх и старейшины (последние были выборными) имели также и судебные функции. В папирусах встречаются указания на конфликты между должностными лицами деревни и земледельцами: в том же документе из Тебтюниса номарх и старейшины жалуются, что жители деревни силой разогнали сборщиков податей. Сельская община в птолемеевском Египте была по существу не организацией свободного крестьянства для защиты его интересов, но организацией зависимых земледельцев, служащей интересам государственной власти.

Опорой Птолемеев в Египте были также войны-клерухи (держатели царской земли) и египетское жречество. Среди клерухов преобладали греки и македоняне, но встречались также сирийцы, фракийцы и даже кельты. Египтяне служили только во вспомогательных отрядах и в полиции. Им выдавались значительно меньшие участки земли, чем другим воинам. Клерухи получали помещения для жилья, если они не имели возможности построить собственные дома — обычно часть дома местного земледельца. В одном папирусе рассказывается, как некоторые жители Крокодилополиса, чтобы избавиться от постоев, разобрали крыши домов и поставили перед дверьми алтари богов. Клерухи иногда привлекались к исполнению должностей инспекторов урожая. Все это вызывало резкую вражду местного населения к клерухам, которая подчас выливалась во враждебные выступления против эллинов вообще.

В среде местного населения продолжали сохраняться древние обычаи и правовые нормы. Так, сохранилось правовое руководство (происходившее из храмового архива), составленное в III в. до х.э., но сами установления — значительно более древние. В дошедших частях речь идет об аренде земли, о праве наследования. Характерно, что эти же нормы продолжали действовать и после присоединения Египта к Риму (руководство было переведено на греческий). Хранителем древних традиций было жречество, но при этом жрецы оказывали поддержку Птолемеям: они получали от царской власти привилегии, которые компенсировали неудобства, связанные с вмешательством царской администрации в дела храмов. Храмам передавались участки заброшенной земли, в их пользу шли некоторые подати.

Птолемеи покровительствовали не только местным культам. Важным шагом в религиозной политике Птолемеев было учреждение царских культов. В 269 г. до х.э. Птолемеи II учредил культ своей умершей жены-сестры Арсинои Филадельфы (Птолемеи женился вторым браком на своей сестре, вдове полководца Лисимаха, женщине энергичной и одаренной; такой брак соответствовал традициям фараонов). Затем он ввел культ своих родителей — Птолемея I и Береники — под именем богов-сотеров (спасителей). Египетские храмы должны были учредить у себя новые культы. После их создания сбор податей в пользу храмов был централизован: чиновники собирали 1/6 урожая с садов и виноградников, которая раньше шла непосредственно храмам. Собранная подать распределялась царской казной по тем храмам, которые ввели у себя культ царей.

С течением времени жречество стало воздавать божеские почести не только умершим, но и живым царям. В знаменитой Розеттской надписи (той самой, изучение которой помогло Ж.Ф.Шампольону дешифровать египетские иероглифы) жрецы восхваляют Птолемея V за то, что тот сумел подавить народные волнения, освободил храмы от недоимок по поставкам продовольствия, денег и льняных тканей казне и оказал храмам почести. За все эти деяния жрецы всех храмов страны постановляют «как можно более умножить почести, оказываемые в настоящее время вечно живому царю Птолемею, возлюбленному (бога) Пта, богу Эпифану Эвхаристу».

Поддержка жречеством царской власти способствовала процветанию многих египетских храмов. На их землях могли работать «царские земледельцы». Существовала и особая группа людей, зависимых от храма, — иеродулы («священные рабы»). Иеродулы не были рабами в прямом смысле слова. Они исполняли некоторые работы для храма, могли арендовать храмовую землю. Иеродулы имели семью, имущество, обладали правоспособностью. Они считались как бы состоящими под покровительством храма. Зависимость иеродулов была наследственной; свободные люди могли добровольно посвятить себя божеству и стать таким образом иеродулами: в одном папирусе, например, сказано, что женщина посвящает себя богу-крокодилу Сокнебтюнису; она обещает платить определенные денежные взносы ежегодно, не покидать храмовой округи и просит бога защитить ее от всяких духов, от пьяного, от мертвеца, от безумного и т.п. Женщина эта была одинока: посвящение в иеродулы включало ее в устойчивую систему связей внутри храмового хозяйства. Стремление получить покровительство храма переплеталось со страхом и суевериями, но и то и другое выражало ощущение неустойчивости, незащищенности, свойственное людям, жившим в изменчивом, полном произвола мире эллинистических государств.

Особое место в общественной структуре эллинистического Египта занимали полисы — Александрия, Птолемаида и старый греческий полис Навкратис. Полисы имели определенную территорию, их граждане пользовались самоуправлением (в Птолемаиде известны народное собрание и совет, в Александрии — народное собрание), у них были собственные правовые установления. Наиболее сложным было устройство Александрии; там существовало несколько групп населения: полноправные граждане, люди, называвшиеся просто «александрийцы» (вероятно, пользовавшиеся ограниченными правами), самоуправляющиеся коллективы переселенцев из других областей Средиземноморья (такие коллективы назывались политевмы, в Александрии существовала политевма иудеев). Египтяне — жители города — правами не пользовались и назывались «людьми» (лаой), находясь в положении подданных. Наряду с выборными должностными лицами в полисах находились и царские чиновники, наблюдавшие за внутренней жизнью города. Основными занятиями населения Александрии (как, вероятно, и других полисов) были ремесло и торговля.

Если в самом Египте полисы играли не слишком значительную роль, то во внешних владениях Птолемеи проводили традиционную для эллинистических правителей политику опоры на самоуправляющиеся коллективы. Все население подвластных им территорий делилось на граждан полисов и подданных (лаой). Птолемеи II расширил и перестроил ликийский город Патару в Малой Азии, назвав его полисом Арсиноя Ликийская. Милет получил от Птолемеев землю. Но городская жизнь проходила под контролем египетских наместников. Следили наместники и за сбором налогов. Египетские вельможи и наместники получали в покоренных областях земельные владения: уже упоминались земли диойкета Аполлония в Палестине; в районе ликийского города Тельмесса существовали обширные земли, принадлежавшие наместнику Ликии Птолемею, сыну Лисимаха; на юге Сирии известны владения стратега Птолемея. На этих землях находились деревни с зависимым населением, которое платило подати владельцам земли. В ряде покоренных областей происходило в широких масштабах превращение местного населения в рабов: Птолемеи II издал специальный указ, запрещающий обращение свободных подданных в рабство.

В течение III в. Птолемеи вели активную внешнюю политику. Они стремились расширить свои владения в Малой Азии, вмешивались в дела Греции. Особенно ожесточенной была борьба Птолемеев с эллинистическими правителями из династии Селевкидов за Южную Сирию, через которую проходили важные торговые пути (всего было пять так называемых Сирийских войн). Наибольших успехов добился Птолемеи III в период III Сирийской войны: он захватил всю Сирию и Финикию; египетские войска даже вошли в столицу Селевкидов — Антиохию на Оронте. Хотя какие-то внутренние события в Египте заставили Птолемея III отступить, тем не менее значительная часть завоеванных территорий осталась у Египта. Вплоть до начала II в. до х.э. под контролем Египта находился торговый путь из Индии, проходивший через Раббат-Аммон (или Филадельфию — ныне Амман в Иордании) к Акре (Птолемаиде) и финикийскому побережью. Контролируя важные морские и сухопутные пути, Египет ввозил все необходимое: дерево, металлы (центром добычи меди был Кипр, принадлежавший Птолемеям), лошадей, лучшие сорта вин, мрамор, пряности, рабов. Египетские купцы, являвшиеся агентами царской казны, вывозили зерно, масло, ткани, благовония, слоновую кость, полученную из Африки. Монополия внешней торговли приносила царской казне огромные доходы.

В III в. улучшение ирригационной системы по всей стране, контроль над доходностью земель, эксплуатация внешних владений вызвали на некоторое время подъем производительных сил Египта. Благодаря посевным расписаниям в сельское хозяйство внедрялись новые сорта пшеницы и винограда. Из Малой Азии ввозились вместе с пастухами милетские овцы, дававшие высококачественную шерсть. Особое внимание уделялось разведению масличных культур, а также винограда и льна; все это повышало товарность сельского хозяйства. Сосредоточение огромных средств в руках царя давало ему возможность вкладывать эти средства в те отрасли производства, в развитии которых была заинтересована центральная власть.

Для периода эллинизма характерны резкий скачок в развитии техники, улучшения в строительстве и военном деле. При строительстве ирригациционных сооружений применялось специальное водоотливное приспособление, изобретение которого приписывалось Архимеду (так называемый Архимедов винт). Одно из «семи чудес света» — Фаросский маяк, величайшее достижение инженерного искусства древности, высотой около 120 м, был воздвигнут у входа в гавань Александрии. Были достигнуты успехи и в частности кораблестроения: в составе египетского флота были военные корабли с пятнадцатью и шестнадцатью рядами весел.

Александрия Египетская стала средоточием эллинистической науки и искусства. Там была создана самая большая в то время библиотека. Каждый корабль, прибывавший в Александрию, если на нем имелись какие-либо свитки с литературными или философскими произведениями, должен был или продать их библиотеке, или предоставить для копирования. В I в. до х.э. александрийская библиотека насчитывала до 700 тыс. папирусных свитков. При дворе Птолемеев было создано специальное учреждение, объединявшее ученых, — так называемый Мусейон («Храм муз»). Ученые жили в Мусейоне, проводили там научные исследования: при Мусейоне находились ботанический и зоологический сады, обсерватория. Общение ученых между собой благоприятствовало научному творчеству, но в то же время зависимость от царских милостей не могла не влиять на наставление их работ.

Однако расцвет птолемеевской державы был сравнительно недолгим: содержание огромного бюрократического аппарата требовало слишком больших налогов. Постепенно нарушалось равновесие между ростом производства и ростом податей. Переломным периодом в истории эллинистического Египта стала последняя четверть III в. до х.э.

Воцарение Птолемея IV в 221 г. до х.э. сопровождалось борьбой в придворных кругах: была убита царица-мать Береника. Это было началом многочисленных заговоров, покушений, интриг, характерных для всей последующей истории династии Птолемеев. Обостряется внешнее и внутреннее положение страны. В 219-217 гг. происходила IV Сирийская война между Птолемеем IV и Антиохом III Селевкидом. Только благодаря тому, что Птолемей сформировал фалангу из египтян, ему удалось одержать решающую победу при Рафии. Но это была его последняя победа. Птолемей поспешил заключить мир, чтобы распустить египетских воинов, которым он имел все основания не доверять. Египетские воины, недовольные своим приниженным положением, начали волноваться. Волнения, а затем и прямые мятежи вспыхнули в Нижнем Египте и перекинулись на остальную страну. В Фиваиде к воинам-египтянам присоединились земледельцы, волнения там не стихали в течение 20 лет. Восставшие нападали на земли клерухов, выступали против представителей местной администрации и жречества. Только к 186 г. до х.э. восстание было подавлено.

В начале II в. резко ухудшается внешнеполитическое положение Египта. Антиох IV Селевкид захватывает сирийские владения Птолемеев и вторгается на территорию Египта, заняв Мемфис. Только вмешательство Рима, не желавшего чрезмерного усиления Антиоха, заставило его уйти из Египта. Военные неудачи Птолемеев, прекращение притока доходов из внешних владений ухудшили и внутреннее положение Египта.

Со II в. Египет испытывает экономический и политический кризис. Этот кризис ранее всего сказывается в сельском хозяйстве, где особенно явно выступает незаинтересованность непосредственных производителей в результатах своего труда. Во II-I вв. до х.э. растет количество бездоходных, т.е. заброшенных, земель. Ухудшается ирригационная система, происходит засоление почв. Правительство пыталось увеличить доходность земель, вводя принудительную аренду: «царских земледельцев» заставляли обрабатывать кроме своих участков еще и брошенные. Но земледельцы отвечали на эти меры бегством. Они переселялись в города, становились арендаторами у частных лиц, скрывались в горах и пустынных местностях.

Для II в. до х.э. характерно, с одной стороны, усиление роли частного землевладения, а с другой — попытка государственной власти ужесточить контроль над экономикой страны путем увеличения бюрократического аппарата. Царская казна продавала частным лицам выморочные, брошенные, конфискованные за долги земли. Покупатели обязаны были выплачивать налоги. Участки клерухов становятся их наследственными владениями. Встречались случаи перехода в частные руки храмовых земель и земель воинов путем так называемой уступки. Но крупных земледельческих хозяйств не создается: владения отдельных лиц обычно были расположены в разных местах; они сдавались в аренду. В ремесленном производстве также происходило нарушение царских монополий, появлялись частные мастерские. Чтобы в известной мере сдерживать и контролировать эти процессы, Птолемей увеличивают и «совершенствуют» свой бюрократический аппарат: экономы — хозяйственные чиновники — стали подчиняться полицейскому чиновнику — архифилакиту, были созданы две должности экономов — по контролю над сборами денежными и, особо, над сборами натуральными. Но увеличение бюрократического аппарата привело к обратным результатам. Чиновники превратились в самодовлеющую силу в государстве, и злоупотребления на местах приняли такую форму, что центральная власть оказалась не в силах с ними справиться.

Хотя нехватка рабочей силы ощущалась повсюду, все-таки положение на частных землях было лучше, чем на государственных. Получают распространение отношения «покровительства», когда отдельные земледельцы или даже целые деревни переходили под покровительство крупных чиновников, вельмож, чтобы те оградили их от произвола местных властей.

Неустойчивость экономического положения порождала постоянную борьбу за власть, которая принимает порой самые ожесточенные формы: примером может служить длительная борьба Птолемея VIII со своей сестрой и женой Клеопатрой II, вдовой его брата, на которой он женился, предварительно убив ее сына, своего племянника. По прошествии времени Птолемей VIII отстранил ее от власти и взял в жены ее дочь от первого брака Клеопатру III. Клеопатра Старшая начала упорную борьбу, используя недовольство различных слоев населения, в том числе и торгово-ремесленных слоев Александрии. В конце концов под их давлением произошло примирение, обе Клеопатры были признаны царицами и от имени царя и цариц были изданы так называемые декреты человеколюбия (в 118 г. до х.э.). В них объявлялась амнистия всем участникам политической борьбы и провозглашались репрессии по отношению к чиновникам, допускавшим злоупотребления. Само перечисление этих злоупотреблений наводит на мысль об очень широком их распространении. Прежде всего, запрещалось собирать что-либо с земледельцев, «царских ремесленников» и кого бы то ни было «в пользу стратегов, или начальников филакитов (полицейских), или архифилакитов, или экономов, или их подчиненных, или других чиновников». Затем, запрещалось лицам, занимавшим официальные должности, и их подчиненным (а также любым другим людям) «отнимать обманным образом у земледельцев царскую землю и обрабатывать ее по своему произволу». Запрещалось стратегам и другим служащим «привлекать кого-либо из жителей страны к работе на их собственные нужды… принуждать их работать даром». Итак, те самые люди, которые призваны были охранять интересы верховной власти, захватывали царскую землю и присваивали себе подати с «царских земледельцев». В «декретах человеколюбия» прощались недоимки по податям; утверждалось право владения землями, купленными у казны; воины-эллины, жрецы, «царские земледельцы и ремесленники», у которых был только один дом, освобождались от постоев.

Однако эта попытка наладить нормальную жизнь в стране не увенчалась успехом. Птолемей боролись с засильем чиновников бюрократическими же методами. Существование громоздкой машины управления приводило к перенапряжению экономики. В I в. до х.э. продолжалось падение сельскохозяйственного производства; почвы заболачивались; земледельцы бросали свои участки; происходило обесценение денег, и, как естественное следствие, усиливались злоупотребления местного аппарата управления. С начала I в. до х.э. снова вспыхнуло восстание в Фиваиде. При Птолемее XII Авлете («Флейтисте») восстания происходили одновременно в трех номах: Гераклеопольском, Арсиноитском, Оксиринхском.

Во внешней политике Египет постепенно теряет свою самостоятельность. Фактически он становится покорным слугой Рима. История последних лет существования Египетского царства связана с именем знаменитой царицы Клеопатры. Клеопатра вела борьбу за престол со своим братом Птолемеем XIII. Ее поддержал римский полководец Юлий Цезарь, находившийся в это время в Египте. Население Александрии, выступавшее против подчинения Риму, подняло восстание; во время него пожар уничтожил часть замечательной александрийской библиотеки. Всю зиму 48/47 г. до х.э. римский отряд во главе с Цезарем выдерживал осаду александрийцев в резиденции египетских царей. Когда прибыли подкрепления, Цезарь разбил восставших и армию Птолемея XIII. Клеопатра была объявлена царицей.

После гибели Цезаря Клеопатра попыталась укрепить положение Египта с помощью одного из сподвижников Цезаря — римского полководца и правителя восточных провинций Марка Антония. Марк Антоний даже женился на Клеопатре; он раздавал ей и их общим детям земли в римских владениях. Но Антоний потерпел поражение в борьбе за власть в Римской державе с Октавианом — будущим императором Августом — и покончил жизнь самоубийством. Попытка Клеопатры договориться с победителем кончилась неудачей. Тогда она, узнав, что Октавиан хочет провести ее как рабыню в цепях за своей триумфальной колесницей, тоже покончила жизнь самоубийством (в 30 г.). Существует легенда, что по ее распоряжению слуга передал ей во дворец (где она жила под строжайшим надзором римлян) корзину с инжиром. В ней была спрятана маленькая ядовитая змея, и Клеопатра подставила ей руку под укус. Так погибла последняя царица Египта. Египет перешел под власть Рима.

Присоединение Египта к Риму явилось прежде всего следствием внутреннего ослабления этой некогда сильнейшей державы, ослабления, вызванного экономическим кризисом, народными волнениями, междоусобной борьбой за власть.

 

еще рефераты
Еще работы по истории