Реферат: Пределы и перехлесты Хрущевских проектов

2МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

2РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ АКАДЕМИИ

2МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ

2РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2РЕФЕРАТ

2ПО ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

2СТУДЕНТА 1 КУРСА ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОГО ФАКУЛЬТЕТА

2ТЕМА: ПРЕДЕЛЫ И ПЕРЕХЛЕСТЫ ХРУЩЕВСКИХ ПРОЕКТОВ.

2(1958-1964)

2НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

2ШЕВЛЯКОВ С.Н.

МОСКВА 1995

.

— 2 -

2П Л А Н .

1. Введение… стр. 3

2. «Догнать и перегнать Америку»… стр. 6

3. Пределы культурной «оттепели»… стр. 11

4. Экономические «пробуксовки» и миф о коммунизме… стр. 15

5. ХХII съезд КПСС и его последствия… стр. 18

6. «Законная отставка»… стр. 23

+ список используемой литературы… стр. 25

***

.

— 3 -

«Как могло случится, что после Сталина к руководству стра-ной пришел именно Хрущев? Вроде бы Сталин сделал все, чтобы»очистить партию" от любых своих противников — подлинных и мни-мых, «правых» и «левых». В 50-х годах передавалась из уст в ус-та якобы одна из его афористичных фраз: «Есть человек — естьпроблема, нет человека — нет проблемы.» В результате в живыхостались, казалось бы самые верные, самые надежные. Как же Ста-лин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа?.. Хрущев пришел к власти не случайно и одновременно случай-но. Не случайно потому, что он был выразителем того направленияв партии, которое в других условиях и, вероятно, по-другомуоказалось представлено такими во многом несхожими деятелями, как Дзержинский, Бухарин, Рыков, Рудзутак, Киров. Это были сто-ронники нэпа, демократизации, противники насильственных мер впромышленности или сельском хозяйстве: а тем более в культуре.Несмотря на жестокие сталинские репрессии, это направление ни-когда не умирало. В этом смысле приход Хрущева был закономер-ным. Но, конечно здесь был и большой элемент случайности. Еслибы Маленков столковался с Берией, если бы «сталинская гвардия»сплотилась в 1953 году, а не в июне 1957, не быть бы Хрущевулидером. Сама наша история могла пойти по несколько иному рус-лу. Нам трудно сделать это допущение, но на самом деле все ви-село на волоске."(Ф.Бурлацкий «Хрущев. Штрихи к политическомупортрету.» -«Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии.») «Время Хрущева — один из наиболее значительных и непростыхпериодов в нашей истории. Значительных — потому что пререклика-ется с идущей сейчас в стране перестройкой, с нынешним процес-сом демократизации(источник датирован 1989 годом -прим. авто-ра). Непростых — потому что касается десятилетия, которое пона-чалу называлось „славным“, а потом осуждено как время „волюнта-ризма“ и „субъективизма“ А ведь именно тогда состоялись ХХ иХХII съезды партии, отразившие острые политические борения иопределившие новых политический курс страны.

Тогда же сделаныпервые шаги к возрождению ленинских принципов и очищению идеа-лов социализма, начался переход от „холодной войны“ к мирному — 4 -сосуществованию, заново открыто окно в современный мир. На томкрутом изломе истории общество вдохнуло полной грудью воздухобновления — и замерло… то ли от избытка, то ли от нехваткикислорода. Долго, очень долго об этих бурных годах не принято былоговорить. Как будто чья-то рука начисто вырвала целую главу изнашей летописи. Почти 20 лет лежало табу на имени Н.С. Хрущева.Но жизнь берет свое. В докладе о 70-летии Октября „Октябрь иперестройка: революция продолжается“, с которым выступил М.С.Горбачев, мы услышали давно ожидаемое слово о том времени — чтотогда было сделано, переделано или сделано не так. О том, чтодожило до конца 80-х, а что размыто, утрачено в годы зас-тоя.»(Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии, стр.3, Введение) «После 1953 года в Советском Союзе начали твориться вещибеспрецедентные. Стало меняться само тоталитарное общество, причем не в результате давления извне, но вследствие своихсобственных внутренних противоречий. Изменение достигли такойточки, что появились сомнения, допустимо ли это общество и впредь именовать тоталитарным...»(Д. Хоскинг«История СоветскогоСоюза», стр.337) Так что же действительно происходило в стране в то время, что же действительно сделал Хрущев? — такие вопросы возникают умногих людей, интересующихся историей России. В своем реферате я не претендую дать полные ответы на этивопросы. Моя цель более узкая и конкретная: проследить послед-ний период деятельности Хрущева и ответить на вопрос, законо-мерна или случайна была его отставка. Для этого я использую мемуары его сына, Сергея Хрущева -«Пенсионер союзного значения» и «Кризисы и ракеты». Также инте-ресные мнения и мысли обнаружились в сборнике «Никита СергеевичХрущев. Материалы к биографии.» Но невозможно рассматривать деятельность личности, не учи-тывая внешних факторов и для этого я использую две книги — Д.Хоскинга «История Советского Союза» и Н. Верта «История Советс-кого Государства.». Первая очень подробно касается вопросов по-литической свободы, культурных и экономических изменений тогопериода, что же касается работы Н. Верта, то её я использую как — 5 -центральный источник, накладывая на нее остальные материалы.Более того, название темы работы и её план были взяты из этойкниги. Таким образом, рассмотрев основные цели работы и источникипо ней, я перехожу к первому вопросу. ***.

— 6 — 2«ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АМЕРИКУ!»

«22 мая 1957 года на собрании представителй колхозниковХрущев бросил ставший знаменитым лозунг: „Догнать и перегнатьАмерику!“ Речь в данном случае шла о соревновании с этой стра-ной в двух конкретных областях: в производстве мяса и молочныхпродуктов. Вместе с тем это выступление стало началом волюнта-ристской политики „прыжка вперед“, опасность которой показаласоветская история тридуати предыдущих лет. Выдвижение невыпол-нимых целей, последовавшая широкая кампания по пропаганде хру-щевского проекта, исходившего из быстрого роста потребления, открывающего путь к обществу изобилия, то есть к коммунизму, поставили серьезную проблему не только в экономическом плане, но и в области общественных отношений. Они свидетельствовали осиле и постоянстве волюнтаристских методов мобилизации произво-дительных сил, порождавших принуждение. Но как можно было сов-местить эти методы, прямо унаследованные от 30-х годов состремлением поднять общественную активность? Желание добитьсямаксимально быстро и с наименьшими затратами впечатляющих ре-зультатов на основе отношений и методов, непосредственно выте-кавших из сталинской практики, скоро породило все более авантю-ристические инициативы, непродуманные административные реформы, экономические и социальные перегибы, которые незамедлили выя-вить пределы хрущевского проекта и привели к серьёзному эконо-мическому и социальному кризису начала 60-х годов. 1957-1959 годы были отмечены серией административных ре-форм и кампаний(»кукурузная лихорадка", «мясная кампания в Ря-зани», «молочные рекорды» и т.Д.), призванных улучшить функцио-нирование экономической системы… Согласно закону от 10 мая союзные промышленные министерс-тва с 1 июня 1957 года были заменены сотней совнархозов, на ре-гиональном уровне управлявших предприятиями, которые должны бы-ли устанавливать прямые связи между собой. Эта реформа принесламало положительных экономических результатов. Конечно, она об-легчила развитие некоторых отраслей местной промышленности, ко-торые были в загоне в то время, когда все руководство осущест-влялось из центра, но затруднило функционирование ряда секторовкрупной промышленности. Главным же результатом стало возбужде- — 7 -ние недовольства десятков тысяч министерских чиновников, вынуж-денных отправиться из Москвы в провинцию.

В отсутствие продуманной инвестиционной политики в аграр-ном секторе(проблема его финансирования осталась нерешенной, так как государство не решалось перенести на розничные ценыприбавку, получаемую производителями с 1953-1954 годов) повыше-нию эффективности сельского хозяйства должны были способство-вать две административные реформы. Певая заключалась в ликвида-ции МТС и передаче техники(тракторов и сельхозмашин) в собс-твенность колхозов, что предполагало её лучшее использование. Сэкономической точки зрения эта мера, несомненно, позволила мно-гим колхозам улучшить организацию и поднять производительностьтруда; однако для других был более выгоден прокат оборудования, поскольку обеспечивал большую гибкость. Вместе с тем реформанавязала всем колхозам немедленный выкуп парка МТС, что погло-тило финансовые ресурсы колхозов, образовавшиеся с 1954-1955годов благодаря повышению закупочных цен. Если некоторые «кол-хозы-миллионеры» и извлекли выгоду из этой реформы, то бедней-шие колхозы, которых было подавляющее большинство, попадали вкритическое положение. Немедленная и обязательная ликвидацияМТС имела и другие отрицательные последствия, в первую очередьотъезд в города большинства технических специалистов, которыебоялись потерять свой статус и оказаться приравненными к кол-хозникам, и вслед за этим быстрый выход из строя оборудования, оставшегося без квалифицированного обслуживания. В 1958-1961годах — впервые с конца 20-х годов произошло сокращение паркасельскохозяйственных машин. Вторая реформа заключалась в новом укрупнении колхозов(83тыс. в 1955, 68 тыс. в 1957, 45 тыс. в 1960 году), что должнобыло привести к образованию мощных «колхозных союзов», способ-ных стать началом подлинной индустриализации сельского хозяйс-тва. Этот проект, возрождавший идею агрогородов и лежавшее в ееоснове стремление ускорить социальное преобразование деревничерез развитие «социалистических» аспектов образа жизни, требо-вал крупных капиталовложений, в которых колхозы не были в сос-тоянии участвовать из-за недостатка средств, вызванного выкупомМТС. Это стало причиной неудачи добиться реальной интеграцииколхозного сельского хозяйства. — 8 —

Реформы, порожденные желанием быстро и с меньшими затрата-ми получить существенные результаты, сопровождались сильнымдавлением на местных партийных работников и председателей кол-хозов, которые в свою очередь давили на колхозников. Практичес-ким выражением этого стала кампания против приусадебных подсоб-ных хозяйств, рассматривавшихся как частнособственнический пе-режиток. Для политических и хозяйственных руководителей всякаяинтенсификация коллективного труда предполагала ограничениетруда индивидуального на своем участке. На деле же эта кампа-ния, не говоря уже о её непопулярности, оказала отрицательноевоздействие на все сельскохозяйственное производство. Наглядным примером катострофических последствий привержен-ности к волюнтаристским методам принуждения, связанным с «пого-ней за рекордами», стала «рязанская катострофа»… Эксперименты с кукурозой и освоением новых земель привелик падению средней урожайности и удорожанию производимого наэтих территориях зерна. Кроме того, практически полностью прек-ратилось развитие традиционных зернопроизводящих регионов. Ос-воение целинных земель, превращенное из временной меры в посто-янный источник получения около половины товарного хлеба, моглобы быть менее рискованным, если бы климатические условия тамбыли устойчивыми, а хозяйство велось постоянным крестьянскимнаселением на основе рационального севооборота. Но нормальноесельское хозяйство было несовместимо с регулярными мобилизация-ми рабочей силы и машин, которые в период страды направлялисьтуда со всей страны на один-два месяца, и с экстенсивной зерно-вой монокультурой, ставшей источников эрозии нестойких почв.Все это в конечном счете привело к экологическому и экономичес-кому кризису 1962-1963 годов. До конца 50-х авантюрные инициативы Хрущева, последствиямкоторых предстояло полностью проявиться только после 1960 года, в газах общественного мнения компенсировались принятыми в1959-1960 годах многочисленными мерами по улучшению условийжизни населения, главным образом городского. 25 апреля 1956 го-да был отменен антирабочий закон 1940 года, прикреплявший тру-дящихся к их предприятиям. Отныне рабочие могли менять лишьместо работы, уведомив об этом администрацию за две недели(от-метим в этой связи, что с колхозниками продолжали обращаться — 9 -как с людьми второго сорта; они все еще не имели паспортов, безкоторых не могли по своему усмотрению и легально покинуть свойколхоз). Минимальная заработная плата в государственном секторебыла повышена примерно на 35 процентов и освобождена от налога.Размер пенсий почти удвоился; пенсионный возраст был снижен до60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Продолжительность рабо-чей недели была сокращена с 48 до 46 часов. Правительство обе-щало не прибегать более к обязательным государственным зай-мам(по которым забиралось около 6 процентов годовых заробот-ков), но на 20 лет заморозило выплату по предыдущим займам. На-конец, широкое развитие получило жилищное строительство. Оченьвыгодными условиями государство поощряло строительство коопера-тивных квартир. За десять лет с 1955 по 1964 годы, городскойжилищный фонд увеличился на 80 процентов. Тем не менее посленаплыва в города в начале 30-х годов десятков миллионов сель-ских жителей отставание в этой области было столь велико, что, несмотря на достигнутые успехи, в целом жилищный кризис преодо-леть не удалось. В целом вторая половина 50-х годов осталась вколлективной памяти общества как время, когда материальное по-ложение, в особенности положение с жильем, начало улучшаться… С 1956 года действовали специальные комиссии по пересмотрудел, решавшие дела и освобождавшие реабилитированных на месте.Результатом их деятельности стало возвращение нескольких милли-онов человек. Февраль 1957 года принес реабилитацию народам, депортиро-ванным в 1944-1945 годах. В родные места было позволено вер-нуться чеченцам, ингушам, балкарцам, карачаевцам и калмыкам, однако ничего не было сделано для немцев Поволжья и крымскихтатар, так как территории, которые их вынудили покинуть, былизаселены русскими и украинцами. В 1956-1958 годах были реабилитированы — также выборочно -некоторые партийные и военные руководители, ставшие жертвамичисток. Среди них особенно много было военных(Тухачевский, Якир, Блюхер и др.), руководящих партработников, чаще всеговторостепенных и придерживающихся сталинской линии(Эйхе, Рудзу-так, Постышев, Косиор, Чубарь и др.). Эти частичные реабилита-ции, не коснувшиеся крупных исторических фигур большевизма, отстаивавших политические альтернативы сталинизму(Бухарин,

— 10 -Троцкий) или открыто выступавших против Сталина(Зиновьев, Каме-нев, Рыков и др.), не послужили импульсом для серьёзных размыш-лений о природе сталинизма, массовых репрессий и ответственнос-ти за них партии в целом. В то время как система лагерей(переименованных в исправи-тельно-трудовые колонии) подверглась реорганизации, а в КГБпроизошла смена руководства(генерал Серов уступил свой постбывшему первому секретарю ЦК ВЛКСМ Шелепину, сорокалетнему ап-паратчику, не замешанному в чистках и твердо руководствовавше-муся партийными установками), советские юристы во имя «укрепле-ния социалистической законности» отказались от традиций, укоре-нившихся при Вышинском. 25 декабря 1958 года Верховный Советпринял новые «Основы уголовного законодательства», которыедолжны были стать базой для соответствующих Кодексов союзныхреспублик. Отменялись наиболее вопиющие нормы в уголовном зако-нодательстве сталинской эпохи; было упразднено понятие «врагнарода»; с 14 до 16 лет был повышен возраст наступления уголов-ной ответственности; было запрещено прибегать к угрозам и наси-лию для получения признания; обвиняемый должен был обязательноприсутствовать на процессе, защищаемый полностью ознакомленнымс его делом адвокатом; за некоторыми исключениями, судебные за-седания были открытыми. «Дух ХХ съезда», казалось, оправдывал самые смелые надеж-ды, прежде всего интеллигенции. В действительности же политикавластей по отношению к интеллигенции вскоре показала двусмыс-ленный и ограниченный характер либерализации «под усиленнымнадзором»(Н. Верт «История Советского государства», стр.401-407). ***. — 11 — 2

ПЕРЕДЕЛЫ КУЛЬТУРНОЙ ОТТЕПЕЛИ.

«Оттепель в сфере культуры предшествовала либерализации вполитике. В 1953-1956 годах критик Померанцев в эссе „Об иск-ренности в литературе“, И. Эренбург в романе с символическимназванием „Оттепель“ и М. Дудинцев в романе „Не хлебом единым“поставили целый ряд важнейших вопросов: что следует сказать опрошлом, в чем миссия интеллигенции, каковы её отношения с пар-тией, какова роль писателей и художников в системе, в которойпартия через контролируемые ею „творческие“ Союзы признава-ла(или нет) то или иное лицо писателем или художником(как ска-зал Померанцев: „Я слышал, что Шекспир вообще не был членом со-юза, а неплохо писал“), как и почему правда повсюду уступаламесто лжи. На эти „кощунственные“ вопросы(которые прежде обош-лись бы тем, кто их поставил, по меньшей мере несколькими года-ми лагерей) власти, еще не определившись в своей политике, про-реагировали неуверенно, колеблясь между административными мера-ми( отстранение поэта Твардовского, опубликовавшего ессе Поме-ранцева, от руководства „Новым миром“) и предупреждениями в ад-рес министерства культуры, не сопровождавшиеся, однако каки-ми-либо санкциями. ХХ съезд КПСС весьма разочаровал интеллигенцию в отношенииоткрывавшихся перед ней творческих перспектив. Разоблачениекульта личности принципиально ничего не изменило а представле-ниях о „функциях“ гуманитариев в социалистическом обществе.Согласно Хрущеву, история, литература и другие виды искусствадолжны были отражать роль Ленина, а также грандиозные достиже-ния коммунистической партии и советского народа. Директивы быличеткими: интеллигенция должна была приспособиться к „новомуидеологическому курсу“ и служить ему. Однако съездовские разоб-лачения привели к мучительной переоценке ценностей среди людей, которые особенно скомпроментировали себя при Сталине. Спустядва месяца после съезда покончил с собой А. Фадеев, первый сек-ретарь Союза Писателей.»(Н. Верт. «История советского государс-тва, стр.407-408). Здесь необходимо воспользоваться другим источником, чтобыболее подробно рассмотреть самоубийство Фадеева, так как, намой взгляд, оно является случаем типическим. — 12 —

»В самом Советском Союзе восстановление общества как са-мостоятельной силы шло медленнее(в этом источнике выше шла речьо событиях в Чехословакии, Венгрии, Польше — прим. мое). Ре-зультаты монопольного правления и подавления инакомыслия былиздесь гораздо серьезнее. Но даже тут волнующий подтекст наполо-вину публичного выступления Хрущева соединялся с разоблачения-ми, исходившими от частных лиц, тех, кто возвращался из лагерейи восстанавливался(в некоторых случаях) в правах. Они возвраща-лись в свои города и деревни озлобленными, жаждущими возмездия.Их разрывали рвущиеся наружу воспоминания о том аде, что досих пор был скрыт от глаз общества. Они заставили большую частьлюдей взглянуть другими глазами на собственную жизнь. АлександрФадеев, который будучи секретарем Союза Писателей утверждалсписки своих коллег, подлежавших аресту, не смог этого вынести.Алкоголик со стажем, Фадеев пьяно и неуклюже пытался снискатьрасположение некоторых своих жертв, после чего неожиданно бро-сил пить, написал пространное письмо в ЦК и застрелился. Письмобыло немедленно конфисковано КГБ, и содержание его остается не-известным. Ходил, правда, слушок, что за несколько дней до са-моубийства он с горечью бросил: «Я думал, что охраняю храм, аон оказался сортиром»(Д. Хоскинг,«История Советского Союза, стр. 353) Теперь необходимо как-то прокоментировать дальнейшее пост-роение по рассмотрению данного вопроса. Дело в том, что вопросыкультурной оттепели непосредственно пересекаются с вопросамиоттепели политической. И вот почему. Главным действующим лицомэтих явлений была интеллигенция, и прежде всего литературная. „Дискуссия, разгоревшаяся в Союзе писателей в мартен 1956года., — стенограммы её по счастью сохранились, — дает некото-рое представление о настроениях, которые более или менее откры-то то тут, то там всплывали по всей стране. Некоторые пыталисьпонять самих себя, задаваясь вопросом: “Как я мог голосовать заисключение хороших людей и честных коммунистов?»

Другие приходили к мысли, что «Культ личности еще сущест-вует по отношению к Президиуму ЦК… Мы должны пройти черезчистку аппарата и чистку партии». Последнее предложение большевсего пугало власти. В середине 60-х диссидент В. Буковский вспециальной психиатрической больнице встретил человека, которых — 13 -находился там с 1956 года. Он написал в ЦК письмо, где требовалрасследования деятельности лиц, в полной мере несущих ответс-твенность за сталинские преступления. Возможно, больше всего хлопот властям доставила группа, сформировавшаяся вокруг молодого историка из МГУ Л.Н. Красно-певцева. Он был секретарем факультативной комсомольской органи-зации и потому, соответственно, потенциальным членом правящегокласса. Создается впечатление, что первоначально он надеялся, что сможет внутри самой партии работать для построения болеедемократического социализма, но после подавления выступлений вВенгрии утратил иллюзии. Вместо этого он решил создать подполь-ную организацию, задачей которой стало изучение подлинной исто-рии Коммунистической партии и создание её альтернативной прог-раммы. Они призывали в своих листовках к социалистическим рефор-мам в «духе двадцатого съезда», к созданию истинно «рабочих»советов, к забастовкам на заводах и к публичным процессам надтеми, кто причастен к преступлениям, совершавшимя во времена«культа личности». Члены группы были арестованы и приговорены ксрокам от шести до десяти лет за «антисоветскую пропаганду иагитацию». Эта «посадка» произошла именно в те годы, когда Хру-щев клялся, что в Советском Союзе не осталось ни одного полит-заключенного. Не было никаких признаков того, что какая-либо из этихгрупп располагала оружием или замышляла нечто более серьёзное, чем распространение идей, которые пока всего лишь не были допу-щены на страницы советской печати. тем не менее КГБ наблюдал закаждым их шагом с помощью тонкой, но достаточно бдительной сетиагентов и изолировал их, как только они приступали даже к стольнерешительным действиям." Все эти события также повлияли на решение ближайшего окру-жения Хрущева сместить его. Но первая попытка закончилась неу-дачей.(Д. Хоскинг, стр.353-357) Следует также вспомнить «Дело Пастернака», так как оно«самым наглядным образом показало пределы десталинизации в от-ношении между властью и интеллигенцией»(Н. Верт, стр. 409) Когда столкновение между Пастернаком и властями вынудилоинтеллигенцию открыто сделать выбор, последняя сдалась. Боль- — 14 -шинство писателей, созванных 27 октября 1958 года, чтобы решитьвопрос об исключении Пастернака из Союза Писателей, встретилиаплодисментами обвинение, высказанные против нобелевского лау-реата первым секретарем ЦК комсомола Семичастным, обвинившимПастернака в том, что «он нагадил там, где ел, он нагадил тем, чьими трудами он живет и дышит». 1«Дело Пастернака» породило серьезный кризис в сознании 1российской интеллигенции, показавшей себя неспособной открыто 1противостоять давлению власти. Этот кризис для многих перерос в 1чувство постоянной глубокой вины и в то же время стал началом 1нравственного возрождения. 0 Удовлетворенный исходом «дела» Хрущев, со своей стороны, остановил свое наступление на либералов. Появление этих маргинальных для советской системы движенийсовпало с проведением радикальной реформы в системе образова-ния, вызвавшей серьезное недовольство широких слоев населения иинтеллигенции. Эта реформа, вдохновлявшаяся хрущевской идеей«орабочивания», в теоретическом плане преследовала цель «укре-пить связь школы и жизни», а на практике должна была помочьвосполнить растущую нехватку квалифицированной рабочей силы ибороться против неприязненного отношения всего общества к физи-ческому труду и техническим профессиям, от которых отвернуласьмолодежь всех слоев населения.

Закон от 24 декабря 1958 годазаменял прежнюю систему школьного образования, предусматривав-шую две ступени — обязательное семилетнее образование с после-дующим выходом на производство и полное десятилетнее образова-ние — единым восьмилетним, по завершении которого выпускникибыли обязаны три года проработать на заводах или в сельском хо-зяйстве, одновременно продолжая учиться, если они этого хотели.Поступление в вуз теперь полностью зависело от работы на произ-водстве и обуславливалось не блестящими результатами в среднейшколе, а производственным стажем, общественным «лицом» и поли-тическими критериями. 1Хрущевская «культурная революция», если и не была столь 1экстремитской, как китайская, питалась теми же иллюзиями. Её 1главным результатом стала потеря, прежде всего в среде интелли- 1генции, значительной части кредита, полученного Хрущевым после 1ХХ съезда 0(Н. Верт «История советского государства, стр. 411). — 15 — 2

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ „ПРОБУКСОВКИ“ И МИФ О КОММУНИЗМЕ

. „1958 год отличает конец периода коллегиального руководс-тва, победу Хрущева в пятилетней борьбе за власть и вместе стем — важный рубеж в чрезвычайно богатом переменами и изломамипервом послесталинском десятилетии. Это подтверждает и взгляд сэкономической точки зрения. Ж. Сапир выделяет две фазы хрущевс-кого периода: фазу, когда реформы эффективно изменили экономи-ческие и социальные механизмы(1953-1958), и вторую фазу, когда“пробуксовка в дальнейшем движении привела к воспроизводствувзаимоотношений сталинской, волюнтаристской модели управления.»В строго политическом смысле 1958 год поставил точку после дол-гого периода неопределенности, с экономической же точки зрения1958 год предстает той вехой, миновав которую хрущевский про-ект, осуществлявшийся с 1953 года и так и не сломивший основволюнтаристского управления, покатился под гору. В промышленности 1958/59-1964/65 годов были отмечены: — значительным увеличением капиталовложений и быстрым рос-том кредитов, превышавших возможности государственного бюджета; — резким и неконтролируемым ростом промышленности, произ-водящей средства производства; — непредвиденным массовым притоком низкоквалифицированнойрабочей силы из сельской местности, усилившим текучесть кадров, которую так и не удалось преодолеть принятым в 1960 году зако-ном против «летунов»; — ощутимым снижением темпов экономического роста; — увеличением дефицита, связанным со снижением интенсив-ности развития промышленности средств потребления. Для объяснения все большей нехватки самого необходимоговласти прибегли к классическому маневру, обрушившись на «спеку-лянтов». В 1961 году обвиненные в «экономических преступлениях»стали приговариваться к смертной казни, которая за два года бы-ла применена более 160 раз. В сельском хозяйстве также произошло снижение темпов рос-та(сельскохозяйственное производство возрастало в среднем на1,5 процента в год в период 1959-1964годов против 7,6 в1953-1958 годах, то же — 3 процента против 9 — имело место вотношении роста производительности труда). В 1959-1964 годах — 16 -среднегодовое производство зерновых не душу населения едва пре-вышало уровень 1913 года. Особенно плохим был урожай 1963 года, что во многом яви-лось следствие предпринятой в 1962 году «кампании по ликвидациипаров», отчего засуха 1963 года переросла в подлинную катостро-фу. Интенсивная монокультурная эксплуатация целинных земельпривела к их сильнейшей эрозии, вследствие чего эффективностьих возделывания упала по сравнению с первыми урожаями на 65процентов. Чтобы избежать голода, правительство было вынужденозакупить за границей более 12 млн.т зерна, что обошлось в 1млрд. долл. Более, чем собственно климатическими причинами, кризис всельском хозяйстве был вызван социально-экономическими формамиорганизации сельского хозяйства, отсутствием сколько-нибудьглубокой реформы колхозного строя, принципы которого(ценообра-зование, производственные отношения, планирование), ориентиро-ванные в конечном счете на изъятие, делали невозможным расши-ренное воспроизводство. Новый амбициозный план(согласно ему в течении семи летпредполагалось обеспечить рост тяжелой промышленности на 85, легкой на — 62, сельского хозяйства на 70, национального дохода- на 65, реальной заработной платы на 40 процентов) должен былпозволить Советскому Союзу «догнать и перегнать СоединенныеШтаты и к 1965 году выйти на первое место в мире как по абсо-лютному объему производства, так и по производству на душу на-селения. ХХI съезд стал свидетелем рождения нового мифа — о пе-реходе СССР к коммунизму. Строительство социализма было про-возглашено завершенным, и речь отныне шла о том, чтобы присту-пить к „созданию в стране коммунистического общества“, котороена рубеже 80-х годов обеспечит полное изобилие и счастье каждо-го советского гражданина.»(Н. Верт, «История советского госу-дарства, стр. 411-414) „Насчет коммунизма к восьмидесятому году люди уже и тогдаконфузливо переглядывались: не лишку ли хвачено? Даже если иобставить Америку по всем статьям, то из одного изобилия комму-низма не получится. Потому как коммунизм — это не просто стол, прогнувшийся от избытка: подходи и потребляй сколько хочешь затак. Нет, коммунизм не ублажение себя, а торжество человеческо- — 17 -го совершенства, итог долгой, из поколения в поколение, кропот-ливой нравственной селекции выведения людей особого мышления, создания особой, высоконравственной, невосприимчивой ко всякойскверне среды обитания. Где уж там — “к восьмидесятому го-ду...»(Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. стр.99-100). 1После того, как на ХХ съезде КПСС были сделаны первые шаги 1к признанию преступлений прошлого и реально существующих проб- 1лем, ХХI съезд, казалось, снова повернулся спиной к действи- 1тельности. Возвращение к мифологии было встречено населением, 1испытывавшим повседневные лишения, со скептицизмом. Не свиде- 1тельствовал ли, ставший источником горьких анекдотов(«Коммунизм 1уже на горизонте. -А что такое горизонт? — Это линия, которая 1удаляется по мере приближения к ней»), о неспособности властей 1решиться на радикальные перемены в экономике?

***. — 18 — 2

ХХII СЪЕЗД КПСС И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ.

«Трудности в экономике, сотрясаемой „реформами“ и „кампа-ниями“, усиление международной напряженности благоприятствовалиактивизации противников Хрущева после ХХI съезда. им удалосьдобиться некоторых успехов в борьбе за ограничение децентрали-зации, которая усиливала позиции местной бюрократии и ослаблялаконтроль центра за хозяйственными руководителями на местах, от-ветственными за осуществление тех или иных хрущевских инициа-тив. Наиболее отчетливо это проявилось в создании в 1960 году вкаждой из крупнейших республик — Украине, Казахстане, России -республиканских совнархозов. В совокупности эти три совнархозаконтролировали 80 процентов областных совнархозов, заметно де-вальвируя, таким образом, идею децентрализации, лежавшую в ос-нове реформы 1957 года. С другой стороны, часть либеральной интеллигенции все чащестала обращаться к запретным темам. В контексте непрекращающихся экономических трудностей, фронды интеллигенции и консервативной оппозиции, в верхнем эше-лоне которой особенно выделялись секретари ЦК Ф. Козлов и М.Суслов, и проходил с 17 по 31 октября 1961 года ХХII съездКПСС. Подготовка к съезду приняла форму широкой пропагандист-ской кампании, продолжавшейся весь 1961 год. Партия объявила оразработке новой программы и нового устава, проекты которых бы-ли напечатаны в июле и должны были обсуждаться летом 1961 года.Принимаемые документы должны были отвечать новому этапу, в ко-торый вступила страна: переходу от социализма к коммунизму. По-рядок дня съезда предусматривал прежде всего принятие этих важ-ный документов. Однако на деле съезд, собранный по инициативеХрущева для рассмотрения перспекив на будущее, занялся обсужде-нием проблем прошлого и вошел в историю как съезд еще более ра-дикальной десталинизации, чем та, которая была начата пятью го-дами раньше на ХХ съезде. Никогда прежде съезды не собирали такого числа делегатов; в 1956 году их было 1430, а в 1961-м — 4800, хотя численныйсостав партии увеличился лишь на 28 процентов. Принятие новой программы партии вызвало мало дискуссий.Текст программы излагал способы перехода к коммунизму, что вряд — 19 -ли могло стать предметом для горячего обсуждения. Согласнопрограмме, для достижения цели требовалось двадцать лет, из ко-торых десять(1961-1971) отводилось на „создание материаль-но-технической базы коммунизма“ и еще десять(1971-1981) навступление в коммунизм. Успехи экономики, основанные на „даль-нейшем развитии тяжелой индустрии“, на базе которой предстояло»технически перевооружить все другие отрасли народного хозяйс-тва", должны были привести к созданию бесклассового общества сединой формой собственности на средства производства, с посте-пенной передачей функций государства органам самоуправлениятрудящихся, с подлинным социалистическим равенством и т.д. Ос-вобожденный от давления материальной необходимости, человеккоммунистического общества тем не менее представлялся в соот-ветствии с точной моделью: он полностью разделял все ценностиэтого общества и работал потому, что чувствовал в этом потреб-ность, в мире, свободном от антагонизмов между коллективом иличностью. Таким образом, эта программа полностью следовала ка-нонам основоположникам марксизма-ленинизма. Принятие нового устава имело гораздо более важные и сразуже проявившиеся политические следствия. Этот документ, вдохнов-ляемый ленинскими принципами революционной легальности, внут-ренней демократией, народным контролем и коллективным руководс-твом, подчеркивал необходимость периодического обновления кад-ров и руководящих органов на всех уровнях от первичной ячейкидо Президиума ЦК. На каждых выборах замене подлежала половиначленов выборных органов до райкома включительно, треть состава- на областном и региональном уровнях, четверть — в ЦК и егоПрезидиуме. Это обновление было подкреплено дополнительным пра-вилом, запрещавшим избираться в одни и те же органы более опре-деленного числа раз. Однако, не допуская исключений для первич-ных и региональных организаций, эти правила предусматривалиисключения для ЦК и Президиума. В итоге реформа укрепляла отношения личной преданности изастой в верхах, одновременно ставя под угрозу карьеры молодыхи средних кадров. Она оказалась неспособной ни покончить с кон-сервативным сопротивлением в верхах, ни привлечь на сторонуХрущева, главного автора реформы, симпатии армии аппаратчиковна местах. — 20 — После двух дней самого серьезного обсуждения съездом Уста-ва и Программы КПСС 19 октября Подгорный, Куусинен, другие ора-торы из числа приближенных Хрущева перевели дискуссию на, каза-лось бы, забытую тему — десталинизацию, возобновив разоблаченияпреступных сталинских сообщников, в первых рядах которых фигу-рировали члены «антипартийной группы» Молотов, Каганович, Ма-ленков, Ворошилов(только что избранный в президиум съезда). Пе-ред лицом множившихся свидетельств о преступлениях Сталина исталинистов Ворошилов был вынужден выступить с показной самок-ритикой в стиле публичных исповедей 30-х годов. 27 октября Хрущев во всеуслышание повторил в отношенииСталина то, что он сказал пятью годами раньше за закрытыми две-рями. Но на этот раз он пошел дальше произнесенных в 1956 годуслов о культе личности. Теперь он в подробностях разоблачалсталинские преступления и недвусмысленно намекнул, что тиранубил Кирова, а главное, напомнил, что массовые репрессии расп-ространялись не только на коммунистов, но и на всех советскихграждан. Но был обойден стороной вопрос об ответственности пар-тии в целом; совершенные же преступления приписывались теперьне одному Сталину, как в 1956 году, а довольно узкому кругу«сталинцев», который почти совпадал с уже разоблаченной «анти-партийной группой». Под видом кажущейся импровизации Хрущев и его сторонникипредприняли тщательно подготовленное наступление не только наСталина, но также и на своих политических врагов. используя те-му разоблачения «сталинцев», Хрущев надеялся вызвать эмоцио-нальный отклик и повести за собой политически неопытное боль-шинство делегатов, которое к 1953 году находилось на низшихступенях советской политической системы и не было замешано впреступлениях сталинизма; эта антиконсервативная сила должнабыла смести оппозицию Первому секретарю ЦК КПСС. В то же времяизбранная Хрущевым тактика отражала известную слабость его по-зиций перед противниками в руководстве партии, против которыхон не осмеливался открыто выступить, и раскрывала его намеренияна будущее. Сопротивление десталинизации продолжало оставаться упор-ным. После драматического возобновления процесса десталинизациис 27 по 30 октября представленные 31 октября съезду резолюции — 21 -казались недостаточными. Судьба членов «антипартийной группы»была вверена для «изучения» Центральной контрольной комиссии, хотя большинство делегатов требовало их немедленного исключенияиз партии. Была сглажена резолюция, посвященная десталинизации.Наконец, вопреки подчеркнутой в докладе Хрущева 27 октября не-обходимости продолжить изучение этих вопросов, резолюция ут-верждала, что «партия сказала народу всю правду о злоупотребле-ниях власти в период культа личности». Этой формулировкой резо-люция ясно указывала на то, что дело закрыто и дебаты прекраще-ны. Незавершенность нового наступления Хрущева против наследиясталинизма помешала ему изменить в свою пользу баланс сил вПрезидиуме. ЦК был, конечно, сильно обновлен(были заменены 60процентов из 330 его членов), однако его новые члены, хотя ониво многих случаях были обязаны своим выдвижением Хрущеву, небыли безусловными приверженцами десталинизации. После ХХII съезда Хрущев попытался обойти сопротивлениеконсерваторов с помощью интеллигенции, с которой он, впрочем, не очень-то церемонился на съезде, призывая ее еще больше спло-титься во имя построения коммунизма. Осенью 1962 года он под-держал публикацию двух произведений, внесших смятение в консер-вативный лагерь: поэмы Евтушенко с вызывающим названием «Ста-линские наследники», напечатанной 21 октября в «Правде», ибольшой повести «Один день Ивана Денисовича» Солженицына, поя-вившейся в ноябрьской книжке «Нового Мира». Поддержка этих пуб-ликаций осталась единичным актом. 20 декабря Хрущев поручилтогда председателю Идеологической комиссии ЦК КПСС Ильичевупризвать интеллигенцию к выполнению своих обязанностей. Резкойкритике в прессе подверглись Эренбург и В. Некрасов; сам Хрущевв выступлении 18 марта 1963 года лично призвал интеллигенциюруководствоваться в своем творчестве принципом партийности.этот призыв положил конец короткому периоду последней оттепелихрущевского правления. В марте 1963 года завершилось воссоздание централизованнойструктуры образованием Высшего Совета народного хозяйства, пос-тавленного над всеми органами управления экономикой, включаяГосплан, Госстрой и другие госкомитеты, заменившими упраздненыев 1957 году министерства. — 22 —

Пленум провел важную партийную реформу, проект которойХрущев представил в Президиум ЦК 10 сентября 1962 года. Эта ре-форма изменила структуру партии, разделив ее надвое: одна поло-вина должна была заниматься промышленностью; другая — сельскимхозяйством. Представленная лишь как техническая реорганизация, эта ре-форма партийной структуры была новой иллюзорной попыткой прийтик более эффективному управлению экономикой. Она отражала и оче-видный разрыв со многими ленинскими принципами, такими, какавангардная роль партии, стирание различий в мире труда междугородом и деревней, органическое единство коммунистического об-щества, — идеями, совсем недавно подтвержденными в принятойХХII съездом КПСС Программе партии. Естественно, что доктринерыв партии не преминули подвергнуть критике и осудить покушениена «союз рабочих и крестьян» и профанацию роли партии, сведен-ной к решению экономических проблем. Многочисленные недостаткив предпринятой реорганизации нашли и прагматики: рост бюрокра-тии, разобщение секторов, имевших общие проблемы, развал в «за-бытых» секторах(торговля, здравоохранение, культура, образова-ние), общую дезорганизацию. Недовольство росло на всех уровняхгосударственного аппарата. Члены Президиума опасались, что импридется решать конкретные экономические задачи, что снизит ихпрестиж и вместе с тем возложит ответственность м возможные об-винения за провал в том или ином случае. Региональные кадры, заправлявшие во всех сферах жизни в обширных местностях, виде-ли, что их власть разделена, а деятельность сведена к контролюодной лишь экономической жизни. Многочисленные же кадры район-ных партийных структур оказались и вовсе под угрозой сокраще-ния. 1Хрущевские начинания все больше и больше становились судо- 1рожными попытками убежать от действительности в праздной надеж- 1де добиться консенсуса либо внутри обновленной партии, либо вне 1её. ***. — 23 –

2ЗАКЛЮЧЕНИЕ: 0 2«ЗАКОННАЯ» ОТСТАВКА.

15 октября 1964 года опубликованное в советских газетахкороткое коммюнике сообщило, что состоявшийся накануне пленумЦК «удовлетворил просьбу т. Хрущева Н.С. об освобождении его отобязанностей Первого секретаря ЦК, члена Президиума ЦК КПСС иПредседателя Совета Министров СССР а связи с преклонным возрас-том и ухудшением состояния здоровья.» Отставка Хрущева была результатом заговора по всем прави-лам. 30 сентября, последовав совету своих коллег по руководствустраной, Хрущев, который провел в течении 1964 года 135 дней вофициальных зарубежных поездках, отправился в Сочи на отдых.Воспользовавшись его отсутствием, коллеги Хрущева собрали 12октября заседание Президиума, а 13-го — пленум ЦК КПСС. Повозвращении 13 октября в Москву Хрущев сразу же предстал передПрезидиумом, от имени которого с требованием отставки ПервогоСекретаря ЦК КПСС выступил суслов. Хрущев, возможно, еще наде-ялся восстановить свое положение через ЦК, как это было в июне1957 года, но ЦК уже заседал, и его решением стало отстранениеХрущева прямо со следующего дня от всех занимаемых им должнос-тей, которые были немедленно переданы подготовившим его смеще-ние людям: Брежнев занял пост Первого секретаря ЦК КПСС, а Ко-сыгин возглавил правительство. 1 Впервые вопросы преемственности 1власти были заранее и тщательно продуманы. Это было наследова- 1ние подготовленное и узаконенное, к тому же опирающееся на оче- 1видные правила, одобренные в результате сговора в высших пар- 1тийных инстанциях, короче говоря, наследование «по праву», факт 1которого показывал произошедшие благодаря Хрущеву после 1953 1года радикальные изменения в политической практике. 0 1Отставка Хрущева завершила двухлетний период, в течении 1которого его авторитет и проводимая им политика во все большей 1степени оказывались под вопросом. 0 Либеральная интеллигенция никогда не скрывала своего пре-небрежительного отношения к этому «неотесанному украинскомумужлану», каким был в её глазах Хрущев. Да, она приветствоваларазоблачения, сделанные на ХХ и ХХII съездах КПСС, как и рольХрущева в публикации «Одного дня Ивана Денисовича», однако пос-ле начавшихся весной 1963 года «заморозков» в сфере культуры — 24 -уже не обольщалась действиями Первого секретаря ЦК КПСС. 1Не считая заговора сотоварищей Хрущева, 3 рещающей причиной 3его отставки стала оппозиция части партийно-хозяйственных кад- 3ров, обеспокоенных его бесконечными реформами, которые постоян- 3но угрожали их карьере, стабильности положения и привилегиям. Безоглядные начинания Хрущева восстановили против негоэкономистов-реформаторов, опала Жукова и сокращение армии — во-енных. 1В своей совокупности недовольство самых разных социальных 1слоев общества стало для Хрущева роковым. 0 Не столько заговорзаговор против Первого секретаря ЦК КПСС узкого круга лиц, сколько провалы в политике, бунт аппарата на фоне равнодушияобщества и его интеллектуальной элиты привели его к поражению. ***.

— 25 -

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Никола Верт «История советского государства»

2. Джеффри Хоскинг «История Советского Союза»

3. Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. сост.

Аксютин.

4. Сергей Хрущев «Пенсионер союзного значения»

5. Сергей Хрущев «Никита Хрущев: Кризисы и Ракеты»

6. Исторический альманах «Неизвестная Россия ХХ век.»

***

еще рефераты
Еще работы по истории