Реферат: Успехи СССР в области просвещения, культуры и науки, освоение новых технологий и прорыв в космос

I. Развитие и успехи СССР в культурной, образовательной и научных сферах. Литература и искусство в СССР в 20-е гг.

Октябрьская революция оказала огромное воздействие и на развитие искусства. Литературный процесс первых лет советской власти отличается большой сложностью и многогранностью. Лидирующей сферой развития литературы в 20-е гг. несомненно, является поэзия. По форме литературная жизнь во многом осталась прежней. Как в начале века тон ей задавали литературные кружки, многие из которых пережили кровавое лихолетье и продолжали действовать в 20-е гг.: символисты, футуристы, акмеисты и пр. Возникают новые кружки и объединения. Однако соперничество между ними теперь выходит за пределы художественной сферы и часто приобретает политическую окраску. Наибольшее значение для развития литературы имели объединения РАПП, «Перевал», «Серапионовы братья» и ЛЕФ.

РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) оформилась на I Всесоюзной конференции пролетарских писателей в 1925 г. В ее состав входили писатели (из наиболее известных А. Фадеев и Д. Фурманов) и литературные критики. Предшественником РАПП был «Пролеткульт» – одна из самых массовых организаций, основанная в 1917 г. По мнению идеологов «Пролеткульта» и РАПП, всякое произведение искусства имеет классовый характер. Для нового пролетарского общества не нужна литература прошлых эпох, т. к. она была создана не пролетариатом и, следовательно, отражает чуждые ему классовые интересы. На «свалку истории» пролеткультовцы предлагали выбросить Пушкина, Толстого, Чайковского. По их мнению, необходимо было создать новую, всецело пролетарскую культуру. В стремлении к созданию новой культуры представители РАПП доходили до крайнего экстремизма. Они третировали как «классовых врагов» практически всех писателей, не входивших в их организацию. Среди авторов, которые подвергались нападкам со стороны РАППовцев, были не только А. Ахматова, З. Гиппиус и И. Бунин, но даже такие признанные «певцы революции», как М. Горький и В. Маяковский.

Идейную оппозицию РАПП составила литературная группа «Перевал» (Всесоюзное объединение рабоче-крестьянских писателей), идейным лидером которой был литературный критик А. К. Воронский, основатель первого советского «толстого» (т. е. литературного) журнала «Красная новь». «Переваловцы» (среди них М. Пришвин, В. Катаев) отстаивали идею внеклассового, общечеловеческого значения искусства как средства понимания мира. Для них новая советская культура не могла состояться без восприятия культурного наследия. В итоге противоборство между двумя идейными течениями закончилось разгромом «Перевала». Воронскому пришлось оставить литературную критику и уйти из редакции организованного им журнала. На дискуссии в Комакадемии группа была обвинена в «буржуазном либерализме».

Одним из самых интересных литературных объединений 20-х гг. является группа «Серапионовы братья», созданная в 1921 г. в петроградском Доме искусств. В группу входили такие известные писатели, как Вс. Иванов, М. Зощенко, К. Федин и др. По своим идейным позициям «серапионы» близки «Перевалу». Для них характерно неприятие примитивизма и узкоклассового подхода в литературе, утверждение гуманистической ценности искусства.

ЛЕФ – левый фронт искусств. Позиции членов этой организации (В. Маяковский, Н. Асеев, С. Эйзенштейн и др.) весьма противоречивы. Сочетая футуризм с новаторством в духе пролеткульта, они выступали с весьма фантастической идеей создания некого «производственного» искусства, которое должно было выполнять в обществе утилитарную функцию обеспечения благоприятной атмосферы для материального производства. Искусство рассматривалось как элемент технического строительства, лишенный личностного начала, вымысла, психологизма и т. д. Творчество представителей ЛЕФ было шире и многогранней провозглашаемых ими идейных позиций. Величайшим поэтом был Владимир Владимирович Маяковский (1893–1930). Революцию он воспринимал как художник: в ней его привлекала поэзия глобального взрыва, крушения старого мира, катастрофы, в огне которой должно было появиться новое общество, построенное на началах справедливости, разума, чистоты. Сама идея построения нового мира была близка ему как футуристу. Творчество его глубоко оригинально и, безусловно, очень талантливо. В советское время образ Маяковского в массовом сознании был искажен. Наследие поэта рассматривалось однобоко – в нем видели только «агитатора, горлана-главаря», часто забывая о том, что помимо произведений, воспевающих революционную борьбу («Левый марш», «Владимир Ильич Ленин», «Хорошо»), у него есть несколько прекрасных лирических стихотворений и поэм (например, «Облако в штанах»).

Невозможно уложить в жесткие рамки литературных направлений творчество еще одного большого поэта того времени – Сергея Александровича Есенина. Широта и многогранность – непременное свойство всякого настоящего таланта. Неоднократно отмечалась его близость имажинистам (от фр. image – образ) – литературному течению, для которого характерно стремление к «победе образа над смыслом». Имажинистское стихотворение могло не иметь внятного смысла, но должно было быть наполнено словесными образами. Имажинизм составил лишь один из этапов творчества С. Есенина. Тонкие, лиричные образы в поэзии Есенина никогда не были лишены глубокого, точного смысла. Свои произведения он посвящает крестьянской Руси, великолепна его пейзажная лирика (сборники «Радуница», «Сельский часослов»). Привлекала внимание поэта и современная ему социальная реальность (поэмы «Баллада о двадцати шести», «Анна Снегина»).

Замечательным, поистине мировым явлением в культуре стала Анна Андреевна Ахматова (настоящая фамилия – Горенко, 1889–1966). В лирике Ахматовой нашел воплощение образ женщины, предстающий во всем многообразии женской судьбы: любовь, страдание непонятого чувства, жертвенный путь поэта (сборники «Вечер» 1912 г., «Четки» 1914 г.). Произведениям Ахматовой свойственен глубокий психологизм, ее поэтический язык тяготеет к классическому стилю. Не случайно увлечение Ахматовой творчеством А. С. Пушкина. Сильна в поэзии Ахматовой и тема судьбы России, трагедия которой воспринималась поэтессой как личная боль, как трагедия ее собственной судьбы («Реквием» 1940 г.).

Большое значение для развития русской литературы ХХ в. сыграло поэтическое творчество В. Я. Брюсова, Э. Г. Багрицкого, О. Э. Мандельштама, Б. Л. Пастернака, Д. Бедного, «крестьянских» поэтов, ярчайшим представителем которых был друг Есенина Н. А. Клюев. Особую страницу в истории отечественной литературы составляет творчество поэтов и писателей, не принявших революцию и вынужденных покинуть страну. Среди них такие имена как М. И. Цветаева, З. Н. Гиппиус, И. А. Бунин, А. Н. Толстой, В. В. Набоков. Некоторые из них, осознав невозможность для себя жить вдали от Родины, впоследствии вернулись (Цветаева, Толстой).

Немало интересного было создано в 20-е гг. писателями-прозаиками. Художественная проза того времени весьма разнообразна как по стилю, так и по тематике. Реалистический роман был представлен как произведениями мастеров, получивших известность еще до революции (В. Г. Короленко «История моего современника» 1921 г., А. Н. Толстой «Хождение по мукам» 1921 г., М. Горький «Дело Артамоновых» 1925 г., «Жизнь Клима Самгина» 1925–36 гг.), так и писателей, по настоящему вошедших в литературу уже в советское время (Д. А. Фурманов «Чапаев» 1923 г., А. А. Фадеев «Разгром» 1927 г., М. А. Булгаков «Белая гвардия» 1925 г.). В 20-е гг. начинается литературная деятельность М. А. Шолохова («Донские рассказы» 1926 г.).

Модернистские тенденции в литературе проявились в творчестве Е. И. Замятина, автора фантастического романа-антиутопии «Мы» (1924 г.), произведения, в котором автор изображает картину жизни некого тоталитарного общества «Единого государства», построенного на обезличивании и глобальном контроле над жизнью людей. В антиутопии Замятина отчетливо видны черты нарождающегося советского тоталитаризма, подчеркивается его антигуманистическая сущность. В русле модернизма написан роман Б. Пильняка (Б. А. Вогау) «Голый год» (1923 г.).

Сатирическая литература 20-х гг. представлена рассказами М. Зощенко; романами соавторов И. Ильфа (И. А. Файнзильберга) и Е. Петрова (Е. П. Катаева) «Двенадцать стульев» (1928 г.) и «Золотой теленок» (1931 г.) и др.

В 20-е гг. переживает период расцвета русское изобразительное искусство. Революционные потрясения, гражданская война, борьба с голодом и разрухой, которые, казалось бы, должны были снизить активность художественного творчества, в действительности дали ему новый импульс. Блестящими успехами ознаменовалось развитие русского авангарда, признанные мастера которого (П. Н. Филонов, К. С. Малевич) продолжают плодотворно работать и в советское время.

Возникают новые творческие объединения. В 1922 г. сложилась самая массовая организация в советском искусстве 20-х гг. – «Ассоциация художников революционной России» (АХРР), возникшая на основе Товарищества Передвижников, «Союза русских художников» и др. Художники АХРР выступали против лозунга «искусство для искусства», боролись с левыми направлениями в искусстве и главную задачу свою видели в том чтобы запечатлеть жизнь революционной России. Среди членов АХРР было много талантливых художников. Основоположником советского пейзажа считают А. А. Рылова, в искусстве которого реализм имеет ощутимый романтический оттенок. Широкую известность получила его картина «В голубом просторе» (1918 г.), изображающая яркое солнечное утро, сияющее холодной синевой море, парусник вдалеке и летящих лебедей на первом плане. Мастером пейзажа был К. Ф. Юон, живописец, график и театральный художник, творческая манера которого сочетала в себе черты импрессионизма с традициями русского реализма («Купола и ласточки. Успенский собор Троице-Сергиева монастыря» 1921 г., «Перед вступлением в Кремль. Никольские ворота 2 (15) октября 1917 года» 1926 г.).

Большое место в творчестве художников АХРР занимала историко-революционная тематика. Создателем живописной «Ленинианы» был И. И. Бродский. Вне зависимости от идеологических установок некоторые работы Бродского имеют несомненную художественную ценность («В. И. Ленин в Смольном» 1930 г.). Творчество Бродского воплощает официальное направление в советском искусстве. Основоположником советской батальной живописи стал М. Б. Греков («Тачанка» 1925 г., «Трубачи Первой Конармии» 1934 г.).

В 1924 г. из числа бывших членов объединений «Голубая роза» и «Мир искусства» сложилась творческая группа «4 искусства», в которую наряду с живописцами и графиками входили архитекторы и скульпторы. Членом этой группы был замечательный живописец К. С. Петров-Водкин. Увлечение этого художника живописью раннего Возрождения и древнерусской иконописью оказало сильное влияние на его собственную живописную манеру, для которой характерны эксперементы с перспективой (он использовал обычную в древнерусских иконах так называемую «обратную» перспективу) и смелые колористические решения («Купание красного коня» 1912 г., «Смерть комиссара» 1928 г.). Влияние образа Богоматери чувствуется в полотнах, посвященных теме материнства («Мать» 1915 г., «1918 год в Петрограде» 1920 г.).

В 1925 г. в Москве выпускники ВХУТЕМАСа организовали «Общество станковистов» (ОСТ). Его члены выступали против беспредметного искусства, не принимая в то же время и традиционного реализма АХРРовцев. И тем и другим они противопоставляли «обновленный» реализм, выразительные средства которого были близки импрессионизму, напоминая в то же время плакатную или монументальную живопись. Наиболее ярким представителем ОСТа был А. А. Дейнека («Оборона Петрограда» 1928 г.).

В годы гражданской войны, иностранной интервенции и последующего восстановления страны большую популярность в качестве орудия идеологической борьбы приобрел плакат. Лаконичная плакатная графика позволяла вести агитацию в форме, доступной для понимания даже неграмотному человеку. Замечательным советским графиком был Д. С. Моор (Орлов). Ему принадлежат поразительные по силе воздействия плакаты: «Ты записался добровольцем?» 1920 г. и «Помоги» 1921 г. Много сил политическому плакату отдал В. В. Маяковский, показавший себя не только гениальным поэтом, но и талантливым художником. Вместе с другими художниками (в т. ч. Моором) Маяковский изготавливал «Окна сатиры РОСТА» (Российского телеграфного агентства). В «Окнах РОСТА» в виде графических рисунков, тиражируемых через трафарет, и стихотворного сатирического текста до широких масс доносилась самая оперативная информация о положении на фронтах, велась революционная агитация.

Большое значение для развития скульптуры сыграл ленинский план монументальной пропаганды, принятый в 1918 г. В соответствии с этим планом по всей стране должны были устанавливаться памятники, пропагандирующие новые революционные ценности. Для работы были привлечены видные скульпторы: Н. А. Андреев (ставший впоследствии создателем скульптурной ленинианы), А. Т. Матвеев, В. И. Мухина. Выдающимся советским скульптором был И. Д. Шадр. В начале 20-х гг. им были созданы обобщенные образы-типажи людей новой советской эпохи: «Крестьянин», «Сеятель», «Рабочий», «Красноармеец».

Господствующим стилем в архитектуре 20-х годов стал конструктивизм. На Западе принципы конструктивизма были разработаны известным архитектором Ле Корбюзье. Конструктивисты старались использовать новые технические возможности для создания простых, логичных, функционально оправданных форм, целесообразных конструкций. Примером архитектуры советского конструктивизма могут служить проекты братьев Весниных. Наиболее грандиозный из них – Дворец труда так и не был воплощен в жизнь, но оказал значительное влияние на развитие отечественного зодчества.

Революция высвободила мощные творческие силы. Сказалось это и на развитии отечественного театрального искусства. Наряду с традиционным театром, в котором продолжали работу актеры старшего поколения (М. Н. Ермолова, А. М. Южин, А. А. Остужев, В. И. Качалов, О. Л. Книппер-Чехова), возникает новый революционный театр, проникнутый духом новаторства и творческого поиска. Поиски новых форм сценической выразительности характерны для театра, работавшего под руководством В. Э. Мейерхольда (ныне театр им. Мейерхольда). На сцене этого театра были поставлены пьесы В. Маяковского «Мистерия-буфф» (1921 г.), «Клоп» (1929 г.) и др. Постановкам Мейерхольда свойственна зрелищность, публицистическая заостренность. Крупный вклад в развитие театра был сделан режиссером 3-й студии МХАТ Е. Б. Вахтанговым; организатором и руководителем Камерного театра, реформатором сценического искусства А. Я. Таировым.

Одним из самых важных и интересных явлений в истории культуры 20-х гг. было начало развития советского кинематографа. Ленин понял огромные его возможности воздействия на широкие народные массы: «Важнейшим из искусств для нас является кино», – писал он. Развивается кинодокументалистика, ставшая одним из самых эффективных инструментов идеологической борьбы и агитации наряду с плакатом. Важной вехой в развитии художественного игрового кино стал фильм Сергея Михайловича Эйзенштейна (1898 – 1948) «Броненосец Потемкин» (1925 г.), вошедший в число мировых шедевров.

Культурное развитие СССР в 30-е гг.

Годы советской власти значительно изменили облик России. Произошедшие изменения нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, нельзя не признать, что в годы революции и после нее культуре был нанесен большой урон: многие видные писатели, художники, ученые вынуждены были покинуть страну или погибли. Все труднее было пробиться к зрителю, читателю, слушателю тем деятелям культуры, которые не уехали, но так и не смогли найти общего языка с установившейся властью. Разрушались памятники архитектуры: только в 30-е гг. в Москве были уничтожены Сухарева башня, Храм Христа Спасителя, Чудов монастырь в Кремле, Красные ворота и сотни безвестных городских и сельских церквушек, многие из которых представляли историческую и художественную ценность.

Вместе с тем, во многих областях культурного развития были достигнуты значительные успехи. К таковым прежде всего относится сфера образования. Планомерные усилия советского государства привели к тому, что доля грамотного населения в России неуклонно росла. К 1939 г. количество грамотных в РСФСР составляло уже 89 процентов. С 1930/31 учебного года вводилось обязательное начальное образование. Кроме того, к тридцатым годам советская школа постепенно отошла от многих не оправдавших себя революционных нововведений: была восстановлена классно-урочная система, в расписание были возвращены предметы, прежде исключенные из программы как «буржуазные» (прежде всего история, всеобщая и отечественная). С начала 30-х гг. быстро росло число учебных заведений, занимавшихся подготовкой инженерно-технических, сельскохозяйственных и педагогических кадров. В 1936 г. был создан Всесоюзный комитет по делам высшего образования.

Значительно изменилась ситуация в литературе. В начале 30-х гг. пришел конец существованию свободных творческих кружков и групп. Постановлением ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций» был ликвидирован РАПП. А в 1934 г. на I Всесоюзном съезде советских писателей был организован «Союз писателей», в который вынуждены были вступать все люди, занимавшиеся литературным трудом. Союз писателей стал инструментом тотального контроля власти над творческим процессом. Не быть членом Союза было нельзя, т. к. в таком случае писатель лишался возможности публиковать свои произведения и, более того, мог быть привлечен к уголовной ответственности за «тунеядство». У истоков этой организации стоял М. Горький, однако его председательство в ней продолжалось недолго. После его смерти в 1936 г. председателем стал А. А. Фадеев (бывший РАППовец), остававшийся на этом посту на протяжении всей сталинской эпохи (до его самоубийства в 1956 г.). Помимо «Союза писателей» были организованы другие «творческие» союзы: «Союз художников», «Союз архитекторов», «Союз композиторов». В советском искусстве наступал период единообразия.

Произведя организационную унификацию, сталинский режим принялся за унификацию стилистическую и идеологическую. В 1936 г. развернулась «дискуссия о формализме». В ходе «дискуссии» посредством грубой критики началась травля тех представителей творческой интеллигенции, эстетические принципы которых отличались от «социалистического реализма», становящегося общеобязательным. Под шквал оскорбительных выпадов попали символисты, футуристы, импрессионисты, имажинисты и пр. Их обвиняли в «формалистических вывертах», в том, что их искусство не нужно советскому народу, что оно уходят корнями в почву, враждебную социализму. В число «чуждых» попали композитор Д. Шостакович, режиссер С. Эйзенштейн, писатели Б. Пастернак, Ю. Олеша и др. В прессе появлялись статьи: «Сумбур вместо музыки», «Балетная фальшь», «О художниках-пачкунах». По существу «борьба с формализмом» имела целью уничтожить всех тех, чей талант не был поставлен на службу власти. Многие деятели искусства были репрессированы.

Как уже было сказано, определяющим стилем в литературе, живописи и других видах искусства стал так называемый «социалистический реализм». Стиль этот имел с настоящим реализмом мало общего. При внешнем «живоподобии» он не отражал действительность в настоящем ее виде, а стремился выдать за реальность то, что лишь должно было быть с точки зрения официальной идеологии. Искусству была навязана функция воспитания общества в строго заданных рамках коммунистической морали. Трудовой энтузиазм, всеобщая преданность идеям Ленина-Сталина, большевистская принципиальность – вот чем жили герои произведений официального искусства того времени. Реальность была гораздо сложнее и в целом далека от провозглашаемого идеала.

Ограниченность идейных рамок соцреализма стала значительным препятствием развития советской литературы. Тем не менее в 30-х гг. появляется несколько крупных произведений, вошедших в историю русской культуры. Самой, пожалуй, масштабной фигурой в официальной литературе тех лет был Михаил Александрович Шолохов (1905–1984). Выдающимся произведением является его роман «Тихий Дон», рассказывающий о донском казачестве в годы Первой мировой и Гражданской войны. Коллективизации на Дону посвящен роман «Поднятая целина». Оставаясь, по крайней мере внешне, в границах соцреализма, Шолохову удалось создать объемную картину произошедших событий, показать трагедию братоубийственной вражды в казачьей среде, развернувшейся на Дону в послереволюционные годы. Шолохов был обласкан советской критикой. Его литературный труд был отмечен Государственной и Ленинской премиями, дважды его награждали званием Героя Социалистического Труда, он был избран академиком АН СССР. Творчество Шолохова получило мировое признание: за писательские заслуги он был удостоен Нобелевской премии (1965 г.).

В тридцатые годы завершает свой последний роман-эпопею «Жизнь Клима Самгина» М. Горький. Метафоричность, философская глубина характерны для прозы Л. М. Леонова («Вор» 1927 г., «Соть» 1930 г.), сыгравшей особую роль в развитии советского романа. Огромную популярность имело творчество Н. А. Островского, автора романа «Как закалялась сталь» (1934 г.), посвященного эпохе становления Советской власти. Главный герой романа – Павка Корчагин был образцом пламенного комсомольца. В творчестве Н. Островского, как ни у кого, другого проявилась воспитательная функция советской литературы. Идеальный персонаж Павка стал в реальности примером для широких масс советской молодежи. Классиком советского исторического романа стал А. Н. Толстой («Петр I» 1929–1945 гг.). Двадцатые-тридцатые годы время расцвета детской литературы. Несколько поколений советских людей выросло на книгах К. И. Чуковского, С. Я. Маршака, А. П. Гайдара, С. В. Михалкова, А. Л. Барто, В. А. Каверина, Л. А. Кассиля, В. П. Катаева.

Несмотря на идеологический диктат и тотальный контроль, продолжала развиваться и свободная литература. Под угрозой репрессий, под огнем верноподданной критики, без надежды на издание продолжали работу писатели, не желавшие калечить свое творчество в угоду сталинской пропаганде. Многие из них так и не увидели свои произведения опубликованными, это случилось уже после их смерти.

В 1928 г. затравленный советской критикой М. А. Булгаков безо всякой надежды на публикацию начинает писать свой лучший роман «Мастер и Маргарита». Работа над романом продолжалась до самой смерти писателя в 1940 г. Произведение это было издано только в 1966 г. Еще позже, в конце 80-х, увидели свет произведения А. П. Платонова (Климентова) «Чевенгур», «Котлован», «Ювенильное море». «В стол» работали поэты А. А. Ахматова, Б. Л. Пастернак. Трагична судьба Осипа Эмильевича Мандельштама (1891–1938). Поэт необыкновенной силы и большой изобразительной точности, он оказался в числе тех литераторов, которые, приняв в свое время Октябрьскую революцию, не смогли ужиться в сталинском обществе. В 1938 г. он был репрессирован.

В 30-е гг. Советский Союз постепенно начинает отгораживаться от остального мира, сводятся к минимуму контакты с зарубежными странами, проникновение любой информации «оттуда» ставится под строжайший контроль. За «железным занавесом» остались многие русские литераторы, которые, несмотря на отсутствие читательской аудитории, неустроенность быта, душевный надлом, продолжают работать. В их произведениях звучит тоска по ушедшей России. Писателем первой величины был поэт и прозаик Иван Алексеевич Бунин (1870–1953). Бунин с самого начала не принял революцию и эмигрировал во Францию, где и прошла вторая половина его жизни. Бунинскую прозу отличает красота языка, особая лиричность. В эмиграции были созданы лучшие его произведения, в которых запечатлелась дореволюционная, дворянская, усадебная Россия, удивительно поэтично была передана атмосфера русской жизни тех лет. Вершиной его творчества считаются повесть «Митина любовь», автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», сборник рассказов «Темные аллеи». В 1933 г. он был удостоен Нобелевской премии.

Классикой соцреализма в изобразительном искусстве стали работы Б. В. Иогансона. В 1933 г. была написана картина «Допрос коммунистов». В отличии от появившихся в то время в изобилии «картин», изображающих и прославляющих Вождя или нарочито оптимистических полотен вроде «Колхозного праздника» С. В. Герасимова, работа Иогансона отличается большой художественной силой – несгибаемая воля обреченных на смерть людей, которую мастерски удалось передать художнику, трогает зрителя независимо от политических убеждений. Кисти Иогансона принадлежат также большие картины «На старом уральском заводе» и «Выступление В. И. Ленина на 3-м съезде комсомола». В 30-е года продолжают работать К. С. Петров-Водкин, П. П. Кончаловский, А. А. Дейнека, серию прекрасных портретов современников создает М. В. Нестеров, пейзажи Армении нашли поэтическое воплощение в живописи М. С. Сарьяна. Интересно творчество ученика М. В. Нестерова П. Д. Корина. В 1925 г. Кориным была задумана большая картина, которая должна был изображать крестный ход во время похорон. Художником было сделано огромное количество подготовительных этюдов: пейзажи, множество портретов представителей православной Руси, от нищих до церковных иерархов. Название картины предложил М. Горький – «Русь уходящая». Однако после смерти великого писателя, оказывавшего художнику покровительство, работу пришлось прекратить. Наиболее известной работой П. Д. Корина стал триптих «Александр Невский» (1942 г.).

Вершиной развития скульптуры социалистического реализма стала композиция «Рабочий и колхозница» Веры Игнатьевны Мухиной (1889–1953). Скульптурная группа была изготовлена В. И. Мухиной для советского павильона на всемирной выставке в Париже в 1937 г.

В архитектуре в начале 30-х гг. ведущим продолжает оставаться конструктивизм, широко использовавшийся для строительства общественных и жилых зданий. Эстетика простых геометрических форм, свойственная конструктивизму, повлияла на архитектуру Мавзолея Ленина, построенного в 1930 г. по проекту А. В. Щусева. Мавзолей по-своему замечателен. Архитектору удалось избежать излишней помпезности. Гробница вождя мирового пролетариата представляет собой скромное, небольшое по размерам, очень лаконичное строение, прекрасно вписывающееся в ансамбль Красной площади. К концу 30-х гг. функциональная простота конструктивизма начинает сменяться неоклассикой. В моду входит пышная лепнина, огромные колонны с псевдоклассическими капителями, проявляется гигантомания и склонность к нарочитому богатству убранства, часто граничившему с безвкусицей. Стиль этот иногда именуют «сталинским ампиром», хотя с настоящим ампиром, для которого характерна прежде всего глубочайшая внутренняя гармония и сдержанность форм, в реальности его роднит лишь генетическая связь с античным наследием. Вульгарное порой великолепие сталинской неоклассики призвано было выразить силу и мощь тоталитарного государства.

Быстро развивается кинематограф. Увеличивается количество снимаемых картин. Новые возможности окрылись с появлением звукового кино. В 1938 г. на экраны выходит фильм С. М. Эйзенштейна «Александр Невский» с Н. К. Черкасовым в главной роли. В кино утверждаются принципы социалистического реализма. Снимаются фильмы на революционную тематику: «Ленин в Октябре» (реж. М. И. Ромм), «Человек с ружьем» (реж. С. И. Юткевич); фильмы о судьбе человека-труженика: трилогия о Максиме «Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (реж. Г. М. Козинцев); комедии: «Веселые ребята», «Волга-Волга» (реж. С. А. Герасимов), «Свинарка и пастух» (реж. И. А. Пырьев). Огромной популярностью пользовался фильм братьев (в действительности же только однофамильцев, «братья» – своеобразный псевдоним) Г. Н. и С. Д. Васильевых – «Чапаев» (1934 г.).

Сложными оказались 30-е годы для отечественной науки. С одной стороны, в СССР разворачиваются масштабные исследовательские программы, создаются новые научно-исследовательские институты: в 1934 г. С. И. Вавилов основал Физический институт АН им. П. Н. Лебедева (ФИАН), тогда же создан Институт органической химии, в Москве П. Л. Капица создает Институт физических проблем, в 1937 г. создан Институт геофизики. Продолжают работу физиолог И. П. Павлов, селекционер И. В. Мичурин. Результатом работы советских ученых были многочисленные открытия как в фундаментальных, так и в прикладных областях. Возрождается историческая наука. Как было сказано, возобновляется преподавание истории в средней и высшей школе. Создается научно-исследовательский Институт истории при АН СССР. В 30-е г. работают выдающиеся советские историки: академик Б. Д. Греков – автор трудов по истории средневековой России («Киевская Русь», «Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVIII в.» и др.); академик Е. В. Тарле – знаток новой истории стран Европы и прежде всего Наполеоновской Франции («Рабочий класс во Франции в эпоху революции», «Наполеон» и др.).

В то же время сталинский тоталитаризм создавал серьезные препятствия для нормального развития научного знания. Была ликвидирована автономия Академии наук. В 1934 г. она была переведена из Ленинграда в Москву и подчинена Совнаркому. Утверждение административных способов руководства наукой привело к тому, что многие перспективные направления исследований (например, генетика, кибернетика) по произволу некомпетентных партийных функционеров были на долгие годы заморожены. В обстановке всеобщего доносительства и набирающих размах репрессий академические дискуссии часто заканчивались расправой, когда один из оппонентов, будучи обвинен (пусть и необоснованно) в политической неблагонадежности, не просто лишался возможности работать, но подвергался физическому уничтожению. Подобная участь была уготована очень многим представителям интеллигенции. Жертвами репрессий стали такие видные ученые, как биолог, основоположник советской генетики академик и президент ВАСХНИЛ Н. И. Вавилов, ученый и конструктор ракетной техники, в будущем академик и дважды Герой Социалистического Труда С. П. Королев и многие другие.

Репрессии нанесли тяжелый урон интеллектуальному потенциалу страны. Особенно сильно пострадала старая дореволюционная интеллигенция, большинство представителей которой добросовестно служили советскому государству. В результате фальсифицированных разоблачений ряда «вредительских контрреволюционных организаций» («Шахтинское дело», процесс «Промпартии») в массах разжигалось недоверие и подозрительность по отношению к представителям интеллигенции, что в результате облегчало расправу с неугодными и гасило всякое проявление свободной мысли. В общественных науках определяющее значение приобрел «Краткий курс истории ВКП (б)», вышедший в 1938 г. под редакцией И. В. Сталина. В качестве оправдания массовых репрессий была выдвинута идея о неизбежном усилении классовой борьбы по мере продвижения к построению социализма. История партии и революционного движения была искажена: на страницах ученых трудов и периодических изданий превозносились несуществующие заслуги Вождя. В стране утверждался культ личности Сталина.

Культура СССР в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период

Великая Отечественная война – одна из самых ярких и трагичных страниц в истории России. Выстоять в противоборстве с мощнейшей из развитых стран того времени – фашистской Германией стало возможным только ценой огромного напряжения сил и величайших жертв. Немалую роль в достижении Победы сыграли деятели науки и искусства. С первых дней войны литература стала важнейшим идейным и духовным оружием в борьбе с врагом. Многие писатели в качестве военных корреспондентов отправились на фронт: К. М. Симонов, А. А. Фадеев. Многие погибли: А. П. Гайдар, Е. П. Петров. Советский татарский поэт М. Джалиль был ранен, погиб в плену. Подъем патриотических чувств, вызванный войной, стал мощным стимулом к творчеству. Бурный взлет переживает лирика. Большой отклик среди фронтовиков имели стихотворения Константина Михайловича Симонова (1915–1979) («Жди меня»). Огромную популярность приобрел Василий Теркин – герой поэмы Александра Трифоновича Твардовского (1910–1971), простой боец, заводила и балагур. Многие стихи были положены на музыку и стали песнями (например, «Землянка» А. А. Суркова). В прозе создавались произведения, посвященные войне (К. М. Симонов «Дни и ночи», А. А. Фадеев «Молодая гвардия»). На передовую выезжали театрально-концертные бригады. Кинематографисты выпускали документальные фильмы и художественные картины военно-патриотической тематики («Секретарь райкома» реж. И. А. Пырьев, «Нашествие» реж. А. М. Роом, «Два бойца» реж. Л. Д. Луков и др.). Историческое кино было представлено первой серией фильма «Иван Грозный» (реж. С. М. Эйзенштейн), вышедшей на экраны в 1945 г. Художники создавали плакаты. В самом начале войны появился необыкновенный по эмоциональной силе плакат И. М. Тоидзе «Родина-мать зовет!». Много работали в жанре плаката Кукрыниксы (М. В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н. А. Соколов). Возрождаются традиции «Окон РОСТА», которые теперь именуются «Окна ТАСС». Военная тема нашла выражение в станковых произведениях А. А. Дейнеки «Оборона Севастополя» (1942 г.), А. А. Пластова «Фашист пролетел» (1942 г.), С. В. Герасимова «Мать партизана» (1943 г.). В симфонической музыке событием стала премьера героической Седьмой симфонии Д. Д. Шостаковича, состоявшаяся в блокадном Ленинграде.

Важнейшей задачей советского правительства после войны в области культуры стало восстановление сферы образования. Потери были огромны: разрушены школьные и вузовские здания, погибли преподаватели, уничтожены библиотеки, музеи и т. д. Из бюджета на образование выделялись большие средства (больше, чем до войны: 2,3 млрд. руб. в 1940 г. и 3,8 млрд. руб. в 1946 г.) К делу восстановления школьного образования подключилась вся страна. Большое количество новых школьных зданий было построено методом народной стройки. Со временем, и довольно быстро, удалось восстановить и даже превзойти довоенное количество учащихся. Страна перешла к системе всеобщего семилетнего образования, но сделано это было во многом за счет снижения качества, т. к. нехватку преподавателей в стране пришлось ликвидировать путем создания краткосрочных курсов или подготовки преподавателей по сокращенной программе в учительских институтах. И все же система образования динамично развивалась. В 1946 г. Всесоюзный комитет по делам высшей школы был преобразован в Министерство высшего образования СССР. Соответствующее подразделение – Отдел науки и высших учебных заведений был создан в ЦК ВКП (б).

Дополнительные инвестиции шли и в науку. В короткий срок была восстановлена материальная база научных учреждений. Открывались новые научно-исследовательские институты, были созданы даже новые Академии наук в Казахстане, Латвии и Эстонии. Однако по-прежнему в отношении власти к науке продолжал господствовать грубый диктат чиновников-непрофессионалов.

Великая Отечественная война, ставшая величайшим испытанием для советского народа, пробудила в людях лучшие качества. Окончание войны сопровождали оптимистические настроения. Народ, победивший фашизм и освободивший от него мир, чувствовал в себе силы и право на свободу и на достойную жизнь. Ослабление режима, однако, не входило в планы партийно-государственной верхушки. Отсюда новый виток репрессий и глубокий кризис, охвативший русскую культуру на излете сталинской эпохи.

По-прежнему закрывались возможности для развития многих перспективных направлений исследований. В 1938 г. место президента ВАСХНИЛ занял Т. Д. Лысенко. Он был ярым противником генетики, и его позиция по этому вопросу стала в агробиологии решающей. Собственные теоретические построения Лысенко, обещавшего быстрое увеличение урожайности сельхозкультур в короткие сроки, не подтверждались экспериментами, но руководство страны было на его стороне. В результате на сессии ВАСХНИЛ, прошедшей в августе 1948 г., генетика была объявлена «буржуазной лженаукой». Это означало полное прекращение исследований в этой области. Государство цинично эксплуатировало труд ученых, осужденных за якобы антисоветскую деятельность. Их содержали в специальных зонах, «шарашках», где они отбывали свои сроки и бесплатно работали над на научными проблемами, решение которых имело важное оборонное значение.

Еще более губительным оказалось давление партийно-государственного пресса для гуманитарной науки. За послевоенное десятилетие достижения в этой сфере очень невелики. Научную общественность сотрясали разворачивавшиеся одна за другой кампании: кампанию по борьбе с формализмом сменила кампания по борьбе с «космополитизмом и низкопоклонством перед Западом». Неприятие достижений западной культуры стало официальной позицией. Главная цель этой кампании заключалась в том, чтобы воздвигнуть идеологическую стену между СССР и Западом. Многие деятели искусств и культуры, творчеству которых был чужд узко-патриотический обскурантизм, подвергались гонениям. Неосторожное высказывание, противоречащее насаждаемым догмам, могло стоить человеку не только работы и свободы, но и жизни. Кроме того, в кампании борьбы с космополитизмом был силен антисемитский компонент.

Партия и правительство грубо вмешивались в исследовательский процесс. Партийные деятели принимали участие в научных дискуссиях, полностью лишая участвовавших в них специалистов возможности свободно высказываться. Так, в состоявшейся в 1947 г. дискуссии по философии принял участие член Политбюро ЦК А. А. Жданов, а в дискуссиях по языкознанию (1950 г.) и по политэкономии (1951 г.) принял участие сам «корифей наук» – Сталин. Все эти меры призваны были напугать, «поставить на место» представителей интеллигенции, вернуть атмосферу тотального страха, успевшую за годы войны несколько поредеть.

Так же обстояло дело и в сфере художественного творчества. В 1946–48 гг. были приняты постановления ЦК ВКП (б): «О журналах «Звезда» и «Ленинград»», «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме «Большая жизнь»», «Об опере В. Мурадели «Большая жизнь»». Преследованиям подверглись многие известные советские композиторы: Д. Д. Шостакович, С. С. Прокофьев, Н. Я. Мясковский, В. Я. Шебалин, А. И. Хачатурян, писатели и поэты А. А. Ахматова, М. И. Зощенко, кинорежиссер Г. М. Козинцев.

В литературе безраздельно господствовал соцреализм. Ведущей темой для литераторов была прошедшая война, однако в официальной литературе раскрывалась она в то время довольно однообразно. Это не означает, конечно, что ничего хорошего не было написано. Талантливым писателем был Борис Николаевич Полевой (Кампов) (1908–1981). В 1946 г. им была создана «Повесть о настоящем человеке», в основу которой были положены реальные события: подвиг Героя Советского Союза летчика А. П. Маресьева, который был ранен, лишился ног, но продолжал летать. В чертах главного персонажа произведения летчика Мересьева нашел выражение образ советского положительного героя. Эта повесть – одно из лучших произведений «воспитывающей» литературы соцреализма, традиции которой были заложены Н. Островским в романе «Как закалялась сталь». О Великой Отечественной войне и о послевоенном мире писал Э. Г. Казакевич («Двое в степи» 1948 г., «Весна на Одере» 1949 г.). Историю трех поколений рабочей династии изобразил в своем романе «Журбины» (1952 г.) В. А. Кочетов.

Развитие живописи и скульптуры по-прежнему определяет соцреализм. Тема Великой Отечественной войны нашла отражение в картинах Ю. М. Непринцева «Отдых после боя» («Василий Теркин» 1951 г.), А. И. Лактионова «Письмо с фронта» (1947 г.). Особенностью названных картин является то, что в каждой из них война представлена не батальными, а бытовыми сценами. Художникам удалось передать атмосферу военного времени. Классикой социалистического реализма стала картина украинской художницы Т. Н. Яблонской «Хлеб» (1949 г.). Большое распространение имели картины, тяготеющие к повествовательности в духе традиций передвижников. Широкой известностью в советское время пользовалась картина Ф. П. Решетникова «Опять двойка» (1952 г.).

Главной задачей архитекторов было восстановление разрушенного войной. Почти заново пришлось отстраивать Сталинград, Киев, Минск, Новгород. В стилистическом отношении продолжает господствовать неоклассика «сталинский ампир». В Москве возводятся знаменитые увенчанные шпилями высотки, в которых традиции античной архитектуры переплетаются с элементами древнерусской. Наиболее удачным принято считать здание Московского университета на Воробьевых горах.

Наука и культура в период «оттепели»

Разоблачение культа личности Сталина, произошедшее на ХХ съезде КПСС в 1956 г. ознаменовало начало нового периода в жизни нашей страны. Начавшиеся вслед за съездом демократические преобразования, общая либерализация общественной жизни носили, однако, половинчатый характер. Не имея политической воли довести начатое до конца, инициатор этого процесса первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев сам со временем оказался жертвой реванша консервативных элементов административно-командной системы. Сталинский тоталитаризм вернулся в обличии брежневского «застоя». Эпоха Хрущева, краткий период относительной свободы, получил название «оттепели».

Существенное, хотя и временное, ослабление тоталитарного контроля государства, общая демократизация способов управления культурой значительно оживили творческий процесс. Раньше и живее всего на изменение ситуации отреагировала литература. Большое значение имела реабилитация некоторых репрессированных при Сталине деятелей культуры. Советский читатель заново открыл для себя многих авторов, имена которых замалчивались в 30–40-х г.: заново вошли в литературу С. Есенин, М. Цветаева, А. Ахматова. Характерной чертой эпохи стал массовый интерес к поэзии. В это время появляется целая плеяда замечательных молодых авторов, чье творчество составило эпоху в русской культуре: поэты-«шестидесятники» Е. А. Евтушенко, А. А. Вознесенский, Б. А. Ахмадулина, Р. И. Рождественский. Огромную аудиторию собирали поэтические вечера, происходившие в аудитории Политехнического музея. Широкую популярность обрел жанр авторской песни, в которой автором текста, музыки и исполнителем являлся, как правило, один человек. Официальная культура относилась к самодеятельной песне настороженно, издание пластинки или выступление по радио или на телевидении было редкостью. Широкую доступность произведения бардов обрели в магнитофонных записях, которые тысячами расходились по стране. Настоящими властителями дум молодежи 60–70-х гг. стали Б. Ш. Окуждава, А. Галич, В. С. Высоцкий.

В прозе однообразная парадность сталинского соцреализма сменилась обилием новых тем и стремлением изображать жизнь во всей присущей ей полноте и сложности. Особым духом творческих исканий проникнута литература писателей-«шестидесятников»: Д. А. Гранина (Германа) («Иду на грозу» 1962 г.), Ю. Н. Нагибина («Далекое и близкое» 1965 г.), Ю. П. Германа («Дорогой мой человек» 1961 г.), В. П. Аксенова («Звездный билет» 1961 г.). Много интересного было создано в жанре фантастической литературы. Философской глубиной, необычайно широким культурным диапазоном отличаются произведения писателя и ученого И. А. Ефремова («Туманность Андромеды» 1957 г., «Лезвие бритвы» 1963 г.) и братьев А. Н. и Б. Н. Стругацких («Понедельник начинается в субботу» 1965 г., «Трудно быть богом» 1966 г., «Пикник на обочине» 1972 г.).

В произведениях, посвященных Великой Отечественной войне, героически возвышенные образы сменяются изображением тяжести военных будней. Писателей интересует обыкновенный человек в условиях фронта: на смену несгибаемому Мересьеву приходит герой, которому знаком и страх, и боль, и душевное смятение. Новую правду о войне раскрыли в своих произведениях Ю. В. Бондарев (роман «Батальоны просят огня» 1957 г.), К. М. Симонов (роман-трилогия «Живые и мертвые» 1959 – 1971 гг.)

Важную роль в литературной жизни 60-х гг. играли литературные (толстые) журналы. В 1955 г. вышел первый номер журнала «Юность». Среди журналов выделяется «Новый мир», который с приходом туда в качестве главного редактора А. Т. Твардовского обрел особую популярность среди читателей. Именно в «Новом мире» в 1962 г. с личного разрешения Н. С. Хрущева была опубликована повесть А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», в которой впервые литература коснулась темы сталинского ГУЛАГа.

Однако до полной свободы творчества в годы «оттепели» было далеко. Рецидивы сталинских методов обращения с деятелями культуры случались периодически. В критике по прежнему время от времени слышались обвинения в «формализме», «чуждости» в адрес многих известных писателей: А. А. Вознесенского, Д. А. Гранина, В. Д. Дудинцева. Жестокой травле подвергся Борис Леонидович Пастернак (1890–1960). В 1955 г. им был закончен главный труд его жизни – роман «Доктор Живаго», над которым писатель работал в течение 10 лет. Сюжетную канву романа составила жизнь главного героя – Юрия Живаго, показанная на фоне событий российской истории за более чем сорокапятилетний срок. «Я закончил роман, – писал Пастернак в письме к В. Т. Шаламову, – исполнил свой долг, завещанный от Бога». Журналы отказались принять рукопись. И все же роман был опубликован. В 1958 г. Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе. Советские власти немедленно потребовали, чтобы Л. Б. Пастернак отказался от нее. В прессе развернулась очередная «проработочная кампания». Пастернака обвиняли в антинародности, презрении к «простому человеку». В довершение всего он был исключен из Союза писателей СССР. В сложившейся обстановке Б. Л. Пастернаку не оставалось ничего кроме как отказаться от награды. Конфликт губительным образом сказался на здоровье писателя – 30 мая 1960 года его не стало.

В 50-е гг. возник «самиздат» – так назывались машинописные журналы (например, журнал «Синтаксис»), в которых свои произведения печатали молодые писатели и поэты, не имевшие надежды на публикацию в официальных изданиях. Основателем «Синтаксиса» был молодой поэт А. Гинзбург. В журнале печатались произведения Б. Ахмадулиной, Б. Окуджавы, Е. Гинзбург, В. Шаламова. За «антисоветскую агитацию» А. Гинзбург был приговорен к двум годам лагерей. Появление «самиздата» стало одним из проявлений зарождавшегося в кругах интеллигенции оппозиционного советскому государству движения диссидентов.

Процессы обновления затронули и изобразительное искусство. По-новому трактуется художниками реализм. Шестидесятые годы – время становления так называемого «сурового стиля» в советской живописи. В полотнах Д. Д. Жилинского («Молодые скульпторы» 1964 г.), В. Е. Попкова («Строители Братской ГЭС» 1961 г.), Г. М. Коржнева (триптих «Коммунисты» 1960 г.) реальность предстает без обычной в 40–50-е гг. лакировки, нарочитой праздничности и парадности. Однако далеко не все новаторские течения нашли поддержку у руководства страны. В 1962 г. Н. С. Хрущев посетил выставку московских художников в Манеже. Авангардная живопись и скульптура вызвали у первого секретаря ЦК резко отрицательную реакцию. В результате художники были лишены права продолжать работу и выставляться. Многие вынуждены были покинуть страну (например, скульптор Э. И. Неизвестный).

Скульпторы работают над созданием мемориальных комплексов, посвященных Великой Отечественной войне. В 60-е гг. были возведены памятник-ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане (1963–1967 гг., скульптор Е. В. Вучетич), мемориал на Пискаревском кладбище в Петербурге (1960 г., скульпторы В. Исаева, Р. Таурит) и др.

Развивается театр. Создаются новые театральные коллективы. Среди возникших в период «оттепели» новых театров следует отметить основанный в 1957 г. «Современник» (глав. реж. О. Н. Ефремов) и Театр драмы и комедии на Таганке (1964 г., глав. реж. Ю. П. Любимов, с 1964 г. и до конца своих дней актером Театра на Таганке был В. С. Высоцкий).

В кино по-прежнему значительное место занимает военная тема. Она нашла выражение в творчестве многих режиссеров: М. К. Калатозов (по пьесе В. С. Розова «Летят журавли» 1957 г.), Г. Н. Чухрай «Баллада о солдате» 1959 г. Снимаются фильмы, посвященные проблемам молодежи (М. М. Хуциев «Застава Ильича» 1965 г.), а также легкие романтичные ленты вроде «Я шагаю по Москве» (реж. Г. Н. Данелия 1964 г.).

Серьезные реформы были проведены в сфере образования. В 1958 г. был принят закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР». Этот закон положил начало школьной реформе, которая предусматривала введение обязательного 8-летнего образования (вместо 7-летнего). «Связь школы с жизнью» заключалась в том, что все желавшие получить полное среднее образование (11 классов) и в дальнейшем поступить в вуз, должны были в течение последних трех лет учебы по два дня в неделю работать на промышленных предприятиях или в сельском хозяйстве. Вместе с аттестатом зрелости выпускники школ получали свидетельство о рабочей специальности. Для поступления в высшее учебное заведение также требовался стаж работы на производстве не менее двух лет. Впоследствии эта система себя не оправдала и была отменена, т. к. занятость на предприятиях снижала качество получаемых знаний, в то же время массы временных рабочих-школьников и будущих студентов приносили народному хозяйству больше вреда, чем пользы. И все же успехи были достигнуты немалые: в 1958 – 59-м учебном году вузы СССР выпустили в 3 раза больше инженеров, чем США.

Больших успехов в конце 50 – начачале 60-х гг. достигли советские ученые. На переднем крае развития науки держалась физика, ставшая в сознании людей той эпохи символом научно-технического прогресса и торжества разума. Работы советских физиков получили всемирную известность. Нобелевскими лауреатами стали Н. Н. Семенов (1956 г., исследование химических цепных реакций), Л. Д. Ландау (1962 г., теория жидкого гелия), Н. Г. Басов и А. М. Прохоров (1964 г., совместно с И. Таунсом, труды по радиоэлектронике, создание первого квантового генератора – мазера). В СССР была пущена первая в мире атомная электростанция (1954 г.), построен самый мощный в мире ускоритель протонов – синхрофазотрон (1957 г.).

Культура периода застоя

Застой, постепенно охватывавший общественно-политическую и экономическую жизнь в СССР после окончания краткой хрущевской «оттепели», затронул и культуру. Советская культура при Л. И. Брежневе развивалась во многом по инерции, заданной ей предыдущим периодом. Нельзя сказать, что достижений не было, но большинство из них уходят корнями в тот краткий период относительной свободы творчества, который был результатом ХХ съезда. Росли количественные показатели, но яркого и нового было создано немного.

В 70-е г. все отчетливей наблюдается разделение культуры на официальную и «подпольную», государством не признанную. В сталинские годы не признаваемой государством культуры существовать не могло, а неугодные деятели попросту уничтожались. Теперь, когда советский народ имел за плечами большую школу страха, таких грубых методов можно было избежать. Не было нужды устраивать громкие судебные процессы и широковещательные кампании, как то было в 30–40-х г. Оказать давление на неугодного можно было легко, лишив доступа к зрителю, читателю. Большинство талантливых поэтов, писателей, художников, режиссеров как правило оказывались в пограничном пространстве между официальной и неофициальной культурой. Поэтому достаточно было небольшого намека, и издательства прекращали принимать рукописи, снимались с репертуара спектакли, ложились на полку фильмы. Можно было не расстреливать, а вынудить уехать заграницу и объявить после этого предателем. Даже видные, заслуженные деятели искусств чувствовали на себе давление так называемых «художественных советов», решавших, что может быть нужно и понятно советскому зрителю, а что нет.

Среди писателей, творчество которых не вызывало отрицательной реакции у государства и чьи произведения широко издавались, наибольшим читательским интересом пользовались Ю. В. Трифонов, автор повестей «Обмен» (1969 г.), «Предварительные итоги» (1970 г.), «Другая жизнь» (1975 г.); В. Г. Распутин «Деньги для Марии» (1967 г.), «Живи и помни» (1974 г.), «Прощание с Матерой» (1976 г.); В. И. Белов «Привычное дело» (1966 г.); В. П. Астафьев «Царь-рыба» (1976 г.). Обстановка, в которой разворачивается действие произведений Трифонова – город, а герой – обыкновенный городской житель, которому в обыденной жизни приходится решать сложные этические вопросы. Распутина, Белова и Астафьева называют обычно писателями-деревенщиками. В творчестве «деревенщиков» по-новому начинает звучать тема сельской жизни. Их произведения психологичны, наполнены размышлениями над нравственной проблематикой.

Среди авторов, писавших на военные темы, наиболее популярным по-прежнему остается К. М. Симонов, продолжающий трилогию «Живые и мертвые», начатую им ранее. В свет выходят вторая и третья части: «Солдатами не рождаются» (1964 г.) и «Последнее лето» (1970 г.). Значителен вклад в литературу о войне Ю. В. Бондарева («Горячий снег» 1969 г.), Б. Л. Васильева (повесть «А зори здесь тихие…» 1969 г.).

Однако далеко не все писатели имели возможность свободно публиковать свои произведения. Многое из того, что было написано в годы «застоя», вышло в свет только в эпоху «Перестройки». Единственным способом совершенно свободно, безо всякой цензуры дойти до читателя (правда, лишь до узкого круга посвященных) оставался «самиздат». В 1978 г. группа писателей самостоятельно выпустила литературно-художественный альманах «Метрополь». В сборнике принимали участие В. Аксенов, А. Битов, Ф. Искандер, В. Ерофеев. Расплатой для большинства из них стал многолетний запрет на публикации в СССР.

В списках и машинописных копиях расходились по стране произведения Александра Исаевича Солженицына (род. 1918 г.). В 70-е из под его пера выходит рассказ «Матренин двор», романы «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ». После памятной публикации в «Новом мире», дозволенной личным распоряжением Н. С. Хрущева, в застойные годы советская печать больше не издавала Солженицына. Его произведения выходят за границей. Это чрезвычайно раздражает советское руководство. В 1969 г. его исключают из Союза писателей. Присуждение ему в 1970 г. Нобелевской премии по литературе и публикация за рубежом романа «Архипелаг ГУЛАГ» приводят к тому, что писателя насильно выдворяют из страны.

Уехать пришлось и замечательному ленинградскому поэту Иосифу Александровичу Бродскому (1940–1996). В его стихах не было никаких политических мотивов, тем не менее творчество Бродского и сама его личность раздражали официальные круги не меньше, чем Солженицын. Причина этого была в исключительной оригинальности его поэзии, «эстетической независимости», непохожести его произведений на шаблоны и каноны советского искусства. В прессе была организована травля. Газета «Вечерний Ленинград» опубликовала фельетон «Окололитературный трутень», после которого Бродский был арестован и осужден на пять лет ссылки «за тунеядство» (1964 г.) Многие видные деятели культуры выступали в его защиту (А. А. Ахматова, К. И. Чуковский, С. Я. Маршак, А. Т. Твардовский, К. И. Паустовский и др.). Из ссылки Бродскому разрешено было вернуться, однако о публикациях речь идти не могла. В 1972 г. Бродский эмигрировал в США, и Нобелевскую премию, присужденную ему в 1987 г., он получал уже как гражданин Соединенных Штатов.

Вынужденная эмиграция ждала многих представителей творческой интеллигенции. Помимо названных из страны пришлось уехать писателям В. Аксенову («Остров Крым» 1981 г., «В поисках грустного беби» 1986 г.), В. Войновичу («Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина»), поэту Н. Коржавину, барду А. Галичу, режиссеру Театра на Таганке Ю. Любимову, художнику М. Шемякину, скульптору Э. И. Неизвестному. Творчество «второй волны» эмиграции продолжило традиции культуры русского зарубежья, возникшего после Октябрьской революции, составив особую ее страницу.

Политика руководства живописью также строилась на балансе немотивированных запретов и временных послаблений. Так 15 сентября 1974 г. в Москве была разгромлена выставка 24-х художников-авангардистов («бульдозерная выставка»), но уже в конце сентября, видя, что событие это вызвало большой общественный резонанс, официальные власти разрешают провести другую выставку, в которой принимают участие те же самые авангардисты. Долгие годы засилья соцреализма в живописи привели к деградации вкуса и художественной культуры массового советского зрителя, не способного воспринимать ничего более сложного, чем буквальное копирование действительности. Огромную популярность в конце 70-х обрел Александр Шилов – художник-портретист, работавший в манере «фотографического реализма».

Бурно развивается кино. Экранизируется литературная классика. Эпохальным явлением в развитии отечественного кинематографа явилась монументальная картина Сергея Федоровича Бондарчука «Война и мир» (1965–1967 гг.). Снимаются комедии. В 1965 г. на экраны страны вышла ставшая сверхпопулярной картина Л. И. Гайдая «Операция Ы», гайдаевские персонажи Шурик, Трус, Балбес, Бывалый стали всенародными любимцами. Последовавшие за этим фильмом работы режиссера пользовались неизменным успехом у зрителей («Кавказская пленница» 1967 г., «Бриллиантовая рука» 1969 г., «Иван Васильевич меняет профессию» 1973 г.). Замечательно легкие, остроумные комедии снимает Э. А. Рязанов, многие из них (например, «Ирония судьбы или С легким паром» 1976 г.) не теряют популярности и по сей день. Не меньшей популярностью пользовались фильмы мелодраматического содержания, героями которых были современники, обычные люди, попавшие в сложные перипетии личной, семейной жизни («Осенний марафон» Г. Н. Данелии, «Вокзал для двоих» Э. А. Рязанова, «Москва слезам не верит» В. В. Меньшова – удостоена «Оскара»). Создаются остросюжетные картины «Семнадцать мгновений весны» (реж. Т. М. Лиознова), «Место встречи изменить нельзя» (реж. С. С. Говорухин), «Белое солнце пустыни» (реж. В. Я. Мотыль), «Приключения Шерлока Холмса» (реж. И. Ф. Масленников). Однако не все фильмы доходили до массового проката. Долгое время оставались неизвестными широкому зрителю многие работы А. А. Тарковского, например его знаменитый «Сталкер».

Особое значение в культуре 60–70-х годов имело творчество Василия Макаровича Шукшина (1929–1974), – писателя, актера и кинорежиссера. В его рассказах, повестях, фильмах нашел воплощение образ странного «чудака-человека», обостренное и даже болезненное восприятие мира которого давало возможность читателю, зрителю по новому взглянуть на окружающую действительность. (Сборники рассказов «Там, вдали» 1968 г., «Характеры» 1973 г., фильмы «Живет такой парень» 1964 г., «Печки-лавочки» 1973 г., «Калина красная» 1973 г.).

Драматургия отмечена появлением новых работ талантливых советских авторов таких как А. В. Вампилов («Утиная охота» 1970 г.), В. С. Розов («Ситуация» 1973 г.), Г. И. Горин (Офштейн) («Забыть Герострата» 1972 г., «Тот самый Мюнхгаузен»), А. М. Володин (Лифшиц) («Осенний марафон» 1979 г.).

Огромную роль в культурной жизни советского человека играла эстрадная музыка. Западная рок-культура исподволь просачивалась из-под «железного занавеса», оказывая воздействие на советскую популярную музыку. Знамением времени стало появления «виа» – вокально-инструментальных ансамблей («Самоцветы», «Песняры», «Машина времени» и др.). Всей стране были известны имена популярных исполнителей Софии Ротару, Валерия Леонтьева и др. Семидесятые годы – время восхождения на небосводе отечественной эстрады новой яркой звезды Аллы Пугачевой.

Значительное влияние на развитие классической музыки оказало творчество Г. В. Свиридова (сюита «Время – вперед!» 1965 г., музыкальная иллюстрация к поэме А. С. Пушкина «Метель» 1974 г.). Мастером музыкальных сочинений крупных форм, в том числе балетов, опер, симфоний стал Р. К. Щедрин (балет «Анна Каренина» 1972 г., опера «Мертвые души» 1977 г.). Синтез классических традиций и новаторских композиционных приемов отличал творческую манеру А. Г. Шнитке.

Своеобразным музыкальным и поэтическим «самиздатом» стали магнитофонные записи. Широкое распространение магнитофонов предопределило повсеместное распространение бардовской песни (В. Высоцкого, Б. Окуджавы, Ю. Визбора), в которой видели альтернативу официальной культуре. Особенно большой популярностью пользовались песни актера Театра на Таганке В. С. Высоцкого. Лучшие из них это своеобразные маленькие драмы: жанровые картинки; монологи, произносимые от лица некой вымышленной маски (алкоголика, средневекового рыцаря, альпиниста и даже самолета-истребителя); размышления самого автора о жизни и времени Они все вместе дают яркую картину времени и человека в нем. Грубоватая «уличная» манера исполнения, почти разговорная и в то же время музыкальная сочетается с неожиданной философичностью содержания – это рождает особый эффект.

Важнейшим достижением советской школы был переход ко всеобщему среднему образованию, завершенный к 1975 г. Девяносто шесть процентов советской молодежи вступало в жизнь, окончив полный курс средней школы или специального учебного заведения (ПТУ, техникум), куда поступали после восьмого класса и где наряду с обучением профессии было предусмотрено обязательное прохождение общеобразовательных предметов в объеме полного среднего десятилетнего образования.

Ускорение научно-технического прогресса обусловило усложнение школьных программ. Изучение основ наук стало начинаться не с пятого, как раньше, а с четвертого класса. Трудности, возникавшие у детей с усвоением материала порой приводили к снижению интереса к занятиям и, в конечном итоге, к ухудшению уровня подготовки. Поиски путей решения назревших проблем вели учителя-новаторы, многим из которых удалось добиться блестящих результатов в учебной и воспитательной работе (В. А. Сухомлинский, В. Ф. Шаталов, Е. И. Ильин, Ш. А. Амонашвили). Однако массовое использование разработанных ими передовых методик, большая часть которых имела исключительно авторский, индивидуальный характер, было почти невозможно. Требовалась существенная перестройка всей педагогической системы. В 1984 г. была начата реформа образования, которая, однако, оказалась неподготовленной и в скором времени была свернута. Неспособность решить назревающие проблемы предопределила дальнейшее нарастание кризисных явлений в сфере образования.

Растут количественные показатели в высшем образовании: увеличивается количество студентов и высших учебных заведений. В начале 70-х проходит компания по преобразованию педагогических институтов в автономных республиках, краях и областях в университеты. К 1985 г. в СССР было 69 университетов.

Как ни парадоксально, введение всеобщего среднего образования и расширение системы высшего имело и свои минусы. Стране нужны были рабочие руки, ощущался недостаток в исполнителях квалифицированного физического труда. В то же время школа ориентировала выпускников на поступление в вузы. Вчерашний школьник, потративший десять лет на получение полного среднего образования мечтал о поступлении институт или университет, перспектива трудоустройства в качестве простого рабочего казалась ему непривлекательной. В результате наметилось перепроизводство специалистов с высшим образованием при недостатке квалифицированных рабочих кадров. Следствием этого явилось падение престижа высшего образования – инженер на предприятии часто получал зарплату ниже, чем рабочий. Многим специалистам с вузовскими дипломами приходилось работать не по специальности.

Успехи отечественной науки были сосредоточены в основном в сфере фундаментальных исследований: по-прежнему передовые позиции в мире занимают советские физики, химики, по-прежнему Советский Союз держит лидерство и освоении космического пространства. Вместе с тем отсутствие заинтересованности представителей промышленности в интенсификации производства привело к тому, что все блестящие достижения научной и инженерной мысли не находили практического применения в народном хозяйстве. Слабо развивались прикладные области науки: далеко позади развитых стран остался Советский Союз по разработке компьютерной техники.

Общественная и культурная жизнь в СССР в 1985–1991 гг.

Эпоха Перестройки относится к тем периодам отечественной истории, для которых значение процессов, происходивших в культуре, особенно велико. М. С. Горбачев начинал свои реформы именно в сфере общественной и культурной жизни. По мнению французского историка Николя Верта, в фундаменте Перестройки лежало «освобождение исторической памяти, печатного слова, живой мысли» (История советского государства. 1900–1991. М., 1997. С.493). Одним из первых лозунгов новой эпохи была «Гласность», т. е. установка на расширение информированности народных масс о деятельности партии и правительства, открытость, гласность принимаемых решений, установка на свободное обсуждение накопившихся недостатков и отрицательных явлений в жизни советского общества. Гласность была задумана как оживление и модернизация государственной идеологии, и хотя с самого начала подчеркивалось, что она не имеет ничего общего с «буржуазной свободой слова», но удержать начавшийся процесс под государственным и партийным контролем не удалось. Повсеместно началось открытое обсуждение вопросов, которые раньше, в эпоху тотального контроля, обсуждались только тайком «на кухнях». Факты злоупотреблений партийной номенклатуры, вскрытые Гласностью, резко подорвали авторитет партии, лишив ее монополии на истину.

Гласность, открывшая перед советским человеком всю глубину кризиса, в который впала страна, и поставившая перед обществом вопрос о путях дальнейшего развития, вызвала огромный интерес к истории. Шел стремительный процесс восстановления тех ее страниц, которые замалчивались в советское время. В них люди искали ответы на вопросы, поставленные жизнью.

«Толстые» литературные журналы печатали неизвестные ранее широкому советскому читателю литературные произведения, воспоминания очевидцев и мемуары, представляющие новый взгляд на историческую правду. Благодаря этому тиражи их резко возросли, а подписки на самые популярные из них («Нева», «Новый мир», «Юность») попали в разряд острейшего дефицита и распространялись «по лимиту», т. е. ограниченным числом.

За несколько лет в журналах и отдельными изданиями в свет вышли романы А. И. Солженицина («В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ»), Ю. Домбровского («Хранитель древностей»), Е. И. Замятина («Мы»), М. А. Алданова («Святая Елена, маленький остров»), Б. Л. Пастернака («Доктор Живаго»), М. А. Булгакова («Мастер и Маргарита»), В. В. Набокова («Лолита»), Б. Пильняка («Голый год», «Повесть непогашенной Луны»), А. Платонова («Чевенгур», «Котлован»), поэтические произведения Г. В. Иванова, А. А. Ахматовой, Н. С. Гумилева, О. Э. Мандельштама. На театральных подмостках определяющее значение получает публицистическая драма. Наиболее ярким представителем этого направления стал М. Ф. Шатров (Маршак) («Диктатура совести»). Особенный общественный резонанс вызывали произведения, в которых затрагивалась тема сталинизма и сталинских репрессий. Далеко не все из них были литературными шедеврами, но они пользовались неизменным интересом читателей перестроечной поры, потому что «открывали глаза», рассказывали о том, о чем раньше рассказывать было нельзя.

Сходная ситуация наблюдалась и в других видах искусства. Шел интенсивный процесс «возвращения» творческого наследия деятелей искусств, находившихся ранее под идеологическим запретом. Зрители смогли вновь увидеть работы художников П. Филонова, К. Малевича, В. Кандинского. В музыкальную культуру было возвращено творчество А. Шнитке, М. Ростроповича, на широкую сцену вышли представители музыкального «андеграунда»: группы «Наутилус», «Аквариум», «Кино» и т. д.

Художественный анализ феномена сталинизма стал определяющим направлением и в творчестве писателей, музыкантов и художников, работавших непосредственно в годы Перестройки. Как одно из наиболее значительных произведений советской литературы был оценен современниками роман Ч. Айтматова «Плаха» (1986 г.), для которого, как и для большинства произведений Айтматова, характерно сочетание глубокого психологизма с традициями фольклора, мифологической образностью и метафоричностью. Заметным явлением в литературе Перестроечной поры, своеобразным бестселлером стал роман А. Н. Рыбакова «Дети Арбата» (1987 г.), в котором эпоха культа личности воссоздается через призму судьбы поколения 30-х гг. О судьбах ученых генетиков, о науке в условиях тоталитарного режима повествуется в романах В. Д. Дудинцева «Белые одежды» (1987 г.) и Д. А. Гранина «Зубр» (1987 г.). Послевоенным «детдомовским» детям, ставшим случайными жертвами событий, связанных с насильственным выселением с родной земли чеченцев в 1944 г., посвящен роман А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая» (1987 г.). Все эти произведения вызвали большой общественный резонанс и сыграли существенную роль в развитии русской культуры, хотя зачастую публицистическая составляющая в них преобладала над художественной.

Немногое из созданного в ту переломную эпоху прошло проверку временем. В изобразительном искусстве «дух времени» отразился в весьма посредственных и схематичных картинах И. С. Глазунова («Вечная Россия» 1988 г.). Вновь популярным жанром, как то всегда бывало в критические моменты истории, становится плакат.

В художественном и документальном кинематографе перестроечных лет появляется ряд замечательных фильмов, созвучных эпохе: «Покаяние» Т. Абуладзе, «Легко ли быть молодым» Ю. Подниекса, «Так жить нельзя» С. Говорухина, «Завтра была война» Ю. Кары, «Холодное лето пятьдесят третьего»). Вместе с тем кроме серьезных, глубоких фильмов, наполненных размышлениями о судьбе страны, о ее истории, снималось много весьма слабых картин, авторы которых старались обеспечить зрительский интерес за счет нарочито мрачного изображения социальной действительности. Такие фильмы были рассчитаны на скандальную популярность, их образная система строилась на контрасте с традиционным советским кинематографом, в котором принято было избегать излишнего натурализма, постельных сцен и прочих вульгарных приемов. Такие фильмы в просторечии получили название «чернухи» («Маленькая Вера» реж. В. Пичул).

Огромную роль в культурной и общественной жизни приобрела публицистика. Статьи печатались в журналах «Знамя», «Новый мир», «Огонек», в «Литературной газете». Особенно большой любовью читателей в те времена пользовался еженедельник «Аргументы и факты». Тираж «АиФ» перестроечной поры перекрыл все мыслимые пределы и попал в «Книгу рекордов Гиннеса».

Однако наиболее широкую аудиторию имели телевизионные публицистические передачи, такие как «Взгляд», «Двенадцатый этаж», «До и после полуночи», «600 секунд». Несмотря на то, что шли эти передачи в неудобное для большинства зрителей время (поздно вечером), они пользовались очень большой популярностью, а показанные в них сюжеты становились предметом всеобщего обсуждения. Журналисты обращались к самым жгучим и волнующим темам современности: проблемы молодежи, война в Афганистане, экологические катастрофы и пр. Ведущие программ были не похожи на традиционных советских дикторов: раскованны, современны, умны (В. Листьев, В. Любимов, В. Молчанов и др.)

Неоднозначны результаты Перестройки в сфере образования. С одной стороны гласность вскрыла серьезные недостатки в средней и высшей школе: слаба была материально-техническая база, сильно отстали от жизни школьные и вузовские программы и учебники, явно устаревшими, а значит, недейственными были традиционные принципы воспитательной работы (субботники, пионерские слеты, тимуровские отряды). Таким образом, стала очевидной необходимость в незамедлительных реформах.

С другой стороны, попытки исправить сложившееся положение часто приводили лишь к ухудшению качества учебного процесса. Отказываясь от использования старой учебной литературы, школы оказывались либо совсем без учебников, либо вынуждены были использовать весьма сомнительного качества новые. Введение в школьные курсы новых предметов (таких, например, как «Этика и психология семейной жизни», «Информатика») оказалось неподготовленным: не было ни квалифицированных преподавателей, готовых вести новые дисциплины, ни технических возможностей, ни учебно-методической литературы. Изжившие себя пионерская и комсомольские организации были наконец упразднены, но взамен им не было создано ничего нового – подрастающее поколение выпало из воспитательного процесса. В большинстве случаев «реформы» свелись к перемене названий: в массовом порядке обыкновенные средние школы, ПТУ и техникумы стали именовать себя гимназиями, лицеями, колледжами и даже академиями. Суть с изменением вывески не менялась. Попытки создать гибкую систему образования, отвечающую потребностям времени, наталкивались на косность значительной части преподавательского состава и недостаток средств.

Сфера высшего образования, помимо проблем, общих для всей системы народного просвещения, столкнулась с проблемой дефицита преподавателей, многие из которых уходили из вузов в коммерческие фирмы или уезжали заграницу.

В еще большей степени проблема «утечки умов» стала актуальна для науки. Если исследования в прикладных областях в годы Перестройки заметно оживляются, то фундаментальная наука, на протяжении десятилетий являвшаяся предметом национальной гордости, неизбежно клонится к упадку, причинами которого стали трудности с финансированием, падение престижа и потеря понимания социальной значимости работы ученого в обществе.

В целом культурные последствия Перестройки еще ждут своей оценки. Вполне очевидно, что наряду с несомненным положительным эффектом, который принесла демократизация (обретение наследия писателей, художников и музыкантов, творчество которых замалчивалось, общее оживление культурной жизни), нельзя не заметить и отрицательных следствий не вполне продуманных реформ (углубление кризиса в системе образования, упадок фундаментальной науки).

II. Прорыв в космос.

Наш замечательный соотечественник К. Э. Циолковский еще в начале ХХ века утверждал: «Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели… Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство». Сейчас мы являемся свидетелями того, как сбываются пророческие слова.

Двадцатый век навсегда войдет в историю человечества, как век освоения космического пространства. Еще в начале века русский ученый

К. Э. Циолковский впервые теоретически обосновал возможность исследования космоса с помощью ракет. Позже он написал: «Я буду рад, если моя работа побудит других к дальнейшему труду».

После Октябрьской революции многие ученые и конструкторы, горячо верившие в осуществление идей К. Э. Циолковского, стали работать над их дальнейшим развитием и претворением в жизнь.

Уже в 1931 г. в Москве, Ленинграде, Харькове, Тифлисе, Баку, Архангельске, Новочеркасске и других городах страны появляются группы по изучению реактивного движения, а в 1933 г. по решению правительства был создан впервые в мире Реактивный научно-исследовательский институт.

В эти годы создаются и проходят испытания первые советские жидкостные ракеты. Накапливается опыт их проектирования и изготовления, подготовки и осуществления пусков. Стало очевидно, что дальнейшее развитие ракетной техники потребует проведения обширных научно-исследовательских, конструкторских и экспериментальных работ, многие из которых явились совершенно новыми направлениями в науке и технике.

Были созданы специализированные научные организации и конструкторские бюро. В результате многолетней совместной деятельности этих организаций постоянно улучшались летные характеристики ракет.

В 1957 г. была создана первая космическая ракета. 4 октября 1957 г. в Советском Союзе был выведен на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли.

Запуск первого спутника открыл космическую эру в истории человечества. Он ярко продемонстрировал высокий уровень научно-технического развития нашей страны и положил начало бурному совершенствованию космической техники. Вслед за первым спутником на околоземные орбиты были выведены второй и третий спутники с существенно большими массами и расширенным составом научного оборудования. В январе 1959 г. в сторону Луны стартовал космический аппарат «Луна-1», прошедший в непосредственной близости от поверхности Луны и вышедший на гелиоцентрическую орбиту. В сентябре того же года на поверхность Луны опустился аппарат «Луна-2», а месяц спустя межпланетная станция «Луна-3» передала на Землю фотографии обратной стороны Луны.

Первые спутники

4 октября 1957 г. вошло в историю человечества как начало космической эры. В этот день – день запуска первого советского искусственного спутника Земли – была осуществлена извечная мечта человечества – выход в космос. Совершены полеты к планетам Солнечной системы. Автоматические аппараты успешно работали в условиях громадных давлений и температур на Венере, в космическом вакууме и холоде на Луне. На орбитальных пилотируемых станциях длительное время живут и работают космонавты.

Впереди – новые космические свершения. Но все началось с того октябрьского дня 1957 г. Первый советский искусственный спутник имел форму шара диаметром 0,58 м, масса его составляла 83,6 кг. Два радиопередатчика спутника, позволявшие изучать условия прохождения радиоволн в ионосфере, дали возможность получить новые сведения об атмосфере. Успешная работа первого спутника подтвердила правильность теоретических расчетов и конструкторских решений, заложенных при создании ракеты-носителя, самого спутника и его бортовых систем.

Второй советский искусственный спутник был запущен 3 ноября 1957 г., так же как и первый, в рамках программы Международного геофизического года. Важнейшие эксперименты, проведенные на втором спутнике, — биологические. На его борту находилась собака Лайка. Он представлял собой последнюю ступень ракеты-носителя общей массой 508,3 кг. В контейнерах размещались научная и измерительная аппаратура, а в герметической кабине подопытное животное. Целью биологического эксперимента являлось изучение основных физиологических функций животного на различных участках полета. До полета второго спутника животных неоднократно поднимали в ракетах на высоту 500 км, чтобы проверить переносимость ими перегрузок и кратковременной невесомости. Но только орбитальные средства позволили комплексно исследовать воздействие факторов космического полета – стартовых перегрузок, длительной невесомости, радиации – на живой организм. Первый космический полет живого существа показал, что высокоорганизованное животное может удовлетворительно переносить все факторы космического полета, и подтвердил реальную возможность полета в космос человека.

Успешно прошли испытание система кондиционирования воздуха, оборудование для кормления животного и удаления продуктов жизнедеятельности, измерительная аппаратура для исследования физиологических функций, снятия электрокардиограмм. На втором искусственном спутнике впервые проводились прямые исследования космических лучей и излучений Солнца, неосуществимые с Земли.

Третий советский искусственный спутник (запущен 15 мая 1958 г.) стал первой комплексной научной геофизической лабораторией. Масса спутника составляла 1327 кг, на его борту были установлены двенадцать научных приборов. С их помощью проводились прямые измерения давления и состава верхней атмосферы, определялись характеристики магнитного и электростатического полей Земли и ионосферы, изучались первичные космические лучи и излучения Солнца, регистрировались микрометеорные частицы. Выполненные на спутнике измерения позволили установить наличие внешней зоны радиационного пояса Земли; была получена точная картина пространственного распределения магнитного поля Земли в интервале высот 280 – 750 км. Полетом третьего советского спутника были заложены основы нового направления в науке – космической физики. Полеты первых трех советских искусственных спутников Земли показали, что наука получила уникальные возможности для проведения широкого комплекса исследований в космическом пространстве.

Полеты первых трех спутников позволили отработать основные служебные системы: радиотехническую аппаратуру, измеряющую параметры движения спутника по орбите, радиотелеметрические системы, регистрирующие результаты научных измерений, системы «запоминания» и последующей передачи на Землю этих измерений, системы активного терморегулирования, энергопитания, радиосвязи. Была создана сеть станций слежения и управления полетом и обработки получаемой информации.

Первые советские искусственные спутники Земли позволили получить начальные, довольно общие сведения о параметрах верхней атмосферы Земли, о процессах, протекающих в околоземном пространстве.

Ю. А. ГАГАРИН – первый космонавт

Первый в истории землян летчик-космонавт Юрий Алексеевич Гагарин родился 9 марта 1934 года в селе Клушино Гжатского района Смоленской области в семье колхозника.

В 1941 году поступил в начальную школу, затем в ремесленное училище в Люберцах под Москвой. Получил специальность литейщика и одновременно окончил школу рабочей молодежи. Потом учеба в индустриальном техникуме в Саратове и диплом с отличием. В Саратове окончил аэроклуб и поступил в Оренбурге в военно-авиационное училище.

С 1957 года – военный летчик.

В 1960 году летчик Юрий Гагарин переступил порог школы советских космонавтов.

Новый, 1961 год Юрий Гагарин встретил в центре подготовки космонавтов. Это были трудные месяцы перед первым стартом.

После многочисленных земных и космических экспериментов наступило 12 апреля 1961 года. В этот день Юрий Алексеевич Гагарин на космическом корабле «Восток» первым в истории человечества совершил космический полет вокруг нашей планеты — полет, о котором мечтало все человечество. Этот день вошел в историю человечества как начало новой эры – эры полетов человека в космос. Полет Ю. А. Гагарина показал практическую возможность полетов человека в космос

Ликовал весь мир! «Гражданин Вселенной» – так назвали Гагарина люди на всех континентах Земли.

Поздно вечером в День космонавтики (официально он был утвержден 10 апреля 1962 года) на площадях выступали известные писатели и поэты. Все концерты и спектакли начинались с поздравления зрителей с успешным завершением полета Гагарина…

А в следующие два дня на московских аэродромах приземлялись специальные самолеты, которые доставляли делегации из различных стран мира для встречи с первым космонавтом.

Но Гагарин глубоко понимал долю своего участия в великом свершении советского народа, в подвиге наших ученых и инженеров. Продолжал работать, учиться. Окончил с отличием Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского.

27 марта 1968 года в результате катастрофы при выполнении тренировочного полета на самолете Юрий Гагарин погиб.

III. Значение достижений для СССР. Влияние достижений на переопределение взглядов на СССР в мире (заключение).

Мировые достижения СССР в научно-техническом прогрессе и социальной сфере (итоги).

Сложившееся в СССР к середине 50-х гг. индустриальное общество раннего социализма вступило в период устойчивого развития на созданной социально-экономической и научно-технической основе. Второй послевоенный 15-летний этап характерен высокими темпами экономического роста, быстрым социальным развитием и выходом советского общества на передовые мировые рубежи в ведущих областях науки, техники, культуры и социальной сферы. Социализм в мирных условиях демонстрирует преимущества новой формации, превосходя капитализм по темпам развития и сокращая разрыв с наиболее развитой капиталистической страной — США. СССР достигает стратегического паритета с США, соотношение Россия – Запад в новейшей истории изменяется коренным образом.

Советский Союз выходит на передовые рубежи научно-технического прогресса в ходе третьей научно-технической революции. СССР первым использует атомную энергию в мирных целях: в 1954 г. построена первая атомная электростанция, в 1959 г. — атомный ледокол «Ленин». Создаются первые в мире тяжелые ракеты для выхода в космос. 4 октября 1953 г. запущен первый искусственный спутник Земли. 12 апреля 1961 г. в космос вышел первый землянин — Юрий Алексеевич Гагарин.

Резко вырос образовательный уровень населения, к 1970 г. он достиг 9,4 года при более высокой интеллектуальной насыщенности школьных программ, чем в США. Численность студентов за 10 лет (1960–1970) удвоилась. В СССР был самый высокий в мире процент национального дохода, выделяемый на образование и науку.

Научно-технический прогресс, развитие образования и науки во многих областях опережали США. Достижения в социальной сфере не имели аналогов в мире: самый низкий пенсионный возраст — 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин; бесплатное образование и медицинское обслуживание; низкая квартплата и бесплатное предоставление жилья при резко возросшем жилищном строительстве; низкие транспортные и почтовые расходы; стабильные низкие цены на продовольствие и др. Советские люди забыли, что такое безработица, бездомность, безграмотность и уверенно смотрели в будущее. СССР стал притягательным примером для трудящихся всего мира.

Личная точка зрения

Уроки 40-летнего периода послевоенного развития имеют особо важное значение для современности. По этому вопросу идет острая идеологическая борьба между сторонниками капитализма (как бы они себя не называли) и сторонниками социалистического пути развития различных направлений.

Таким образом, я могу констатировать факт, — поле зрения стран Запада на СССР коренным образом преобразилось. Мировые достижения нашей страны заставили взглянуть на нас совсем иначе, с большим уважением и трепетом. Но достижения использовались не только как «доказательство» всему миру о мощи СССР, сколько как приумножение мирового научного опыта. Благодаря советским работникам научной сферы и их сотрудничеству с другими странами форсировалось развитие мировой науки.

Я думаю, СССР оказал сильное влияние на развитие человечества, обеспечив более полный учет социальных факторов, лишних с чисто коммерческой точки зрения, но необходимых для развития человечества, и в целом обеспечение эффективности развитых стран как целого:

— форсирование технологического прогресса (сначала в рамках гонки вооружений, затем – в виде открывшего двери глобализации выброса технологий и интеллекта при распаде);

— ускоренное развитие ряда развивающихся стран (социалистических и «социалистической ориентации»);

— развитие «третьего мира» (в том числе в ходе конкуренции за него) в рамках единой общечеловеческой культурной парадигмы, без «столкновения цивилизаций» и возникновения непреодолимой пропасти между развитыми и развивающимися странами.

еще рефераты
Еще работы по истории