Реферат: П.А. Столыпин - судьба реформатора

Библиография:


Монографии:


Аврех А. Я. // П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991


Зырянов П. А. // Столыпин без легенд. М., 1991.


Статьи:


Зырянов П. Н., П. А. Столыпин / “Вопросы истории” 1990 №6 стр. 54


Мацузато Камитаки, Столыпинская реформа и российская агротехническая революция. / “Вопросы истории” 1992 №6 стр. 194


М. Румянцев, Столыпинская аграрная реформа: предпосылки, задачи, итоги. / “Вопросы экономики” 1990 №10 стр. 56


Воспоминания:


М. Бок // Воспоминания о моем отце, П. А. Столыпине. М., 1990.


С. Е. Крыжановский, Заметки русского консерватора / “Вопросы истории” 1997 №4 стр. 107.


Жизнь и деятельность П. А. Столыпина — противоречивые взгляды.

Личность П. А. Столыпина и его реформаторская деятельность неоднозначны, как по содержанию, так и по результатам. Противоречивы и ее оценки разными историками — основываясь, казалось бы, на одних и тех же данных, они приходят к зачастую диаметрально противоположным выводам. Современники тоже не имели единого мнения о ней — деятельность П. А. Столыпина была предметом жарких споров в Думе и при дворе.

Именно эта неоднозначность и желание самостоятельно изучить этот вопрос и составить собственное мнение о столь значительном событии в истории России ХХ века, как столыпинская аграрная реформа, многогранность личности самого П. А. Столыпина, и привлекли мое внимание к данной теме. Еще одна причина, повлиявшая на мой выбор — ее несомненная актуальность: сегодня не менее, чем в 1907 г. ощущается необходимость реформы аграрных отношений, перевода их в капиталистическое русло, и опыт Столыпина не может не быть интересен нынешним реформаторам.

На это указывает в своих работах, которые я использовал при подготовке реферата, П. Н. Зырянов, высоко оценивающий значение деятельности Столыпина, особенно его переселенческую политику. Его работы, по выражению японского историка М. Камитаки, полностью изменили историческое представление о Столыпине. Интересна и работа самого Камитаки, разделяющего политико-экономический и хозяйственный аспекты реформы как два хотя и связанных, но различных явления. Оба исследователя признают важное значение реформы, хотя и не считают ее полностью удавшейся. Солидарен с ними и М. Румянцев, рассматривающий в своей статье экономический аспект события.

Традиционный взгляд советской историографии на реформу, как на в основном неудачную и не удовлетворявшую подлинным интересам крестьянства, отражает А. Я.Аврех в книге «П. А. Столыпин и судьбы реформ в России». Как видно, даже умеренные мнения историков достаточно разнообразны и зачастую противоречивы,—что же говорить об отношении к реформе людей, захваченных идеей: она привлекается как пример в самых разных ситуациях и, естественно, зачастую предстает в самом неожиданном свете. Противоречивость оценок и мнений и привлекла меня к рассмотрению этой темы.

При подготовке реферата кроме исторических работ использовались и мемуары современников — “П. А. Столыпин. Воспоминания о моем отце” Марии Бок, дочери Столыпина, в которых отражена в основном личная жизнь премьер-министра, и “Заметки русского консерватора” С. Крыжановского, где даются политические портреты ряда деятелей, в том числе и П. А. Столыпина.

Становление взглядов.

Петр Аркадьевич Столыпин родился 5 апреля 1862 г. в Дрездене, в семье, принадлежащей к старинному русскому роду. Блестяще окончив физико-математический факультет Петербургского университета он в 1885 г. поступает на службу правительства, в 1889 г. переходит в МВД, и вскоре становится самым молодым губернатором в России: сначала в Гродно, потом в Саратове. В 1906 г. 44-летний Столыпин принимает портфель министра внутренних дел, а с 8 июля 1906 г. становится одновременно председателем Совета Министров.

По воспоминаниям старшей дочери Столыпина, М. Бок, Петр Аркадьевич был прекрасным семьянином, несмотря на непростой (по другим источникам) характер жены, хотя в период его министерства времени на семью у него не оставалось. Он был отцом пяти дочерей и сына, очень любил своих детей. Глубокое впечатление произвело на него покушение на Аптекарском острове, при котором пострадали его дочь и сын — когда его упрекали в смене взглядов, он отвечал:«Так я думал до Аптекарского острова».

План аграрной реформы складывается у Столыпина, видимо, в период его губернаторства — в Гродно он имеет возможность сравнить жизнь крестьян российских и прусских, в Саратове — лучше узнать положение в русской деревне. Он принимает участие в подавлении крестьянских и рабочих волнений — его губернаторство пришлось на время революции 1905 г. — проявляя незаурядное личное мужество. При этом он старается уменьшить применение войск, делая ставку на черносотенное движение, что ему, впрочем, до конца не удается.

Основой взглядов Столыпина становится необходимость разрушения общины, насаждения частного землевладения, преимущественно в виде хуторов и отрубов. Он был убежден в том, что «нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землей, Искусственное в том отношении оскопление нашего крестьянства, уничтожение в нем врожденного чувства собственности ведет ко многому дурному, главное, к бедности. А бедность, по мне, худшее из рабств. Смешно говорить этим людям о свободе и свободах».

По мнению ряда историков и современников, Столыпин сам не имея твердых взглядов на будущее страны, став министром, позаимствовал их из отложенных проектов своих предшественников. «В кругу государственных начинаний ни одна мера не принадлежала лично П. А., хотя он умел их осваивать и придавать им личный отпечаток. Он брал, что наплывало, и во многом снял пенки с трудов своих предшественников,»—пишет С. Е. Крыжановский. Действительно, мысль о необходимости разрушения общины была не нова, но не надо забывать о том, что свою позицию он формулировал еще будучи гродненским губернатором, т.е. если он и заимствовал уже имеющиеся наработки и проекты, то на основе твердых и давних личных убеждений. Мне ближе формулировка П. Н. Зырянова:«Оказавшись во главе правительства, он затребовал из всех ведомств те первоочередные проекты, которые давно были разработаны, но лежали без движения. В итоге Столыпину удалось составить целостную программу умеренных преобразований».

Проводя либеральные по сути реформы, Столыпин оставался политиком жестко-административного стиля. Ставя целью своих реформ внутреннее успокоение России, он не забывал и об административных репрессиях — испытанном средстве внутренней политики: военно-полевые суды, созданные по его инициативе вынесли только с осени 1906 по весну 1907 гг. более 1100 смертных приговоров. Введение “скорорешительных” судов зачастую приводило к произволу на местах, к казням невинных людей. Следует также отметить, что большинство реформ было проведено чрезвычайным порядком, по 87-ой статье Основных Законов, не очень убедительно ссылаясь на неизбежные при прохождении через Думу задержки в принятии неотложных решений. Такое злоупотребление чрезвычайными мерами было вызвано, как мне кажется, тем, что широкой поддержки Думы предложения Столыпина не находили. В III Думе премьер-министру с большим трудом удавалось лавировать между правым (октябристско-монархическим) и центристским (кадетско-октябристским) блоками. Многие законопроекты удалось провести лишь благодаря закулисным интригам и знаменитому красноречию Столыпина.

Красноречие его действительно было широко известным — он был практически единственным из министров, кто умел и не боялся выступать в Думе, которая во время произнесения его речей напоминала театр после спектакля — рукоплескания справа, свист и топот слева. Многие его высказывания («Вам нужны великие потрясения — нам нужна великая Россия», «Не запугаете!» и др.) стали едва ли не пословицами.

Аграрный вопрос в деятельности.

Наиболее известным из всех мероприятий столыпинского правительства была, безусловно, знаменитая аграрная реформа, заключавшаяся в основном в разрешении и поощрении выхода крестьян из общины, создания ими отдельных хуторских и отрубных хозяйств, введении свободного товарного оборота надельной земли. Одновременно проводилась широкомасштабная компания по переселению крестьян в Сибирь, продажа земель на льготных условиях Крестьянским Банком. Эти меры должны были ослабить социальную напряженность в деревне, уменьшить аграрное перенаселение. Столыпин не был сторонником отчуждения помещичьих земель, считая, что это приведет к исчезновению очагов сельскохозяйственной культуры.

Указ 9 ноября 1906 г. начал обсуждаться в Думе 23 октября 1908 г.; по мнению А. Я. Авреха правительство и правооктябристское большинство намеренно не торопились с обсуждением указа, т.к. хотели, чтобы он прочно вошел в жизнь, стал необратимым. Обсуждение продолжалось в общей сложности полгода. Указ был всецело поддержан правыми и октябристами, а также прогрессистской фракцией. Кадеты возражали против принятия указа. Мотивами этого было, во-первых, опасения за последствия возможного провала реформы, и, во-вторых, наличие у них собственной программы “принудительного отчуждения”, которая с каждым годом действия указа от 9 ноября становилась анахронизмом. В основе кадетской критики указа лежал страх перед революцией.

Крестьянские депутаты также не выразили поддержки указу. Их позиция по аграрному вопросу была изложена в “проекте 42-х”, представленном в Думу в начале 1908 г., и оказавшемся левее кадетского. Крестьяне осторожно высказывали свое неудовлетворение реформой и настаивали на необходимости отчуждения частновладельческих земель.

Целью реформы в первую очередь было «вбить клин» в общину, а затем создать массовый слой сельской буржуазии — зажиточного крестьянства, владеющего собственной землей, массовую социальною базу царизма. Отечественные историки полагают, что этот слой должен был быть создан на основе кулацкого меньшинства, западные — что на основе широких масс середняков. Н.П. Зырянов считает, элемент истины содержится и в тех, и в других рассуждениях, однако на деле не планировалось ни того, ни другого. Первого не хотело само правительство, т.к. «кулацкий» путь вызвал бы появление масс оставшихся без земли крестьян, которые еще больше усилили бы социальную напряженность, а второе было невозможно в условиях аграрного перенаселения: ограничение в 6 наделов, введенное для скупки земель в одни руки, было весьма жестким (12-18 десятин, в зависимости от губернии). Крестьянский банк и переселение в Сибирь тоже не могли до конца решить проблему крестьянского малоземелья.

В ходе реформы поощрялся выход крестьян на хутора и отруба, т.к. Столыпин считал эти формы хозяйства наилучшими. На деле, однако, хутора приживались лишь в западных губерниях, а отруба — на юге России. П. Зырянов считает, что хуторизация, проводившаяся зачастую под бесцеремонным давлением властей, тормозила развитие крестьянской агрикультуры, подавляла порожденные самой жизнью пути. Между тем, по официальным данным, в 1909 — 13 гг. производительность труда в сельском хозяйстве выросла в 1,5 раза. По мнению М. Камитаки, богатые урожаи этого периода нельзя приписывать только климатическим условиям. Он указывает на рост агрономической помощи крестьянству, на становление кооперативного движения, которые тоже были последствиями реформы, на усиление внимания к сельскому хозяйству: «причиной возникновения голода в XIX в. являлся “порочный круг” неурожая и сокращения посевной площади. Однако в данный период наблюдалась обратная тенденция, т.е. расширение посевной площади после неурожайного года, благодаря усиленной посевной кампании, проведенной в жизнь правительством и земствами».

По мнению М. Румянцева, Столыпину в ходе реформы «удалось не только вывести сельское хозяйство из кризиса, но и превратить его в доминанту экономического развития России», и хотя «темпы роста производительности труда в сельском хозяйстве были сравнительно медленными», «в рассматриваемый период были созданы социально-экономические условия для перехода к новому этапу аграрных преобразований — к превращению сельского хозяйства в капиталоемкий, технологически прогрессивный сектор экономики».

Значительную роль в этом сыграла переселенческая политика правительства. В целом, колонизация Сибири — один из несомненных успехов Столыпина: по всем показателям Сибирь развивалась быстрее Европейской части страны, она превращалась в ведущий регион аграрного производства, особенно животноводства. Тобольская и Томская губернии стали основными поставщиками масла и сыра а российский и европейский рынки. В то же время переселение смягчало проблему малоземелья — уехавшие освободили до миллиона десятин земли.

В период 1906 — 1913 гг. за Урал переселилось 2792,8 тысяч человек, население Сибири за это время возросло на 153%. Около 12% крестьян возвратилось на родину, не сумев приспособиться к новым условиям. Это, учитывая размах и сложность процесса, не много.

Процессы экономического развития Сибири сопровождались бурным ростом кооперативного движения — маслодельных и молочных артелей. Кооперация, особенно кредитная, вообще получила большое развитие в это время — ссуды Крестьянского банка не могли удовлетворить спрос крестьян на денежный товар.

Рабочий вопрос.

Будучи министром внутренних дел и премьер-министром, Столыпин не мог, конечно, ограничивать свою деятельность только проблемами аграрного сектора — его компетенция включала и рабочий, и национальный вопросы. Надо признать, что сколько-нибудь значительных успехов в этой области достигнуто не было.

Правительство Столыпина сделало попытку решить, хотя бы отчасти, рабочий вопрос, и предоставило специальной комиссии, состоявшей из представителей правительства и предпринимателей, рассмотреть проект трудового законодательства. Правительственное предложение было весьма умеренным — ограничение рабочего дня 10,5 часами (на тот момент — 11,5), отмена обязательных сверхурочных работ, право на создание контролируемых правительством профорганизаций, введение рабочего страхование, создание больничных касс на совместный счет рабочих и хозяина. Однако это категорически не устроило предпринимателей, которые считали, что делать уступки рабочим нельзя, необходимо соблюдать “свободу трудового соглашения”, жаловались на низкую доходность промышленности. Реально же они стремились к сохранению высокой (самой большой в Европе) прибыли, защищали собственные классовые интересы. Несмотря на увещевания правительства и наиболее сознательных представителей предпринимательства, правительство вынуждено было уступить давлению, в Думу законопроект попал в сильно урезанном виде и с большой задержкой.

В Думе этот процесс продолжился — промышленная буржуазия, составлявшая основу парламентского большинства — октябристов — взяла на вооружение тактику затягивания времени и продолжала оказывать давление на правительство. Проект был принят только в 1912 г., пробыв в Думе около двух лет, в усеченном варианте — без упоминаний о рабочем дне и профсоюзах. Возросла по сравнению с первоначальным вариантом подконтрольность страховых касс хозяину предприятия и полиции, материальное участие промышленника в страховании рабочих уменьшилось (например, лечение рабочих «за счет хозяина предприятия» было заменено на «за счет больничных касс», которые на 60% состояли из взносов рабочих).

Можно заключить, что правительственная рабочая программа потерпела крах из-за неуступчивости и жадности буржуазии, основная масса которой не прислушивалась ни к критике слева, ни к увещеваниям своих наиболее дальновидных и либеральных представителей.

Национальная политика.

Национальная политика, проводившаяся правительством Столыпина — русский национализм, она была направлена на сохранение единой неделимой Российской Империи при главенстве русской нации (к русским зачастую относили также украинцев и белорусов, в противовес всем остальным — инородцам). Основными шагами в этом направлении были: антифинская компания, направленная на ослабление финской самостоятельности, введение земств в 6 западных губерниях, отделение Холмщины от Польши. Последние два действия можно назвать триумфом новой правительственной партии — националистов, созданной при поддержке Столыпина из собственно националистической и умеренно-правой партий в 1909 г. под руководством Балашова. Сначала были объединены думские фракции, а через месяц принято решение о создании единой партии, сменившей октябристов в роли правительственной. Газеты писали, что «Г. Балашов сменил г. Гучкова».

В 1909 г. в Думу внесен законопроект о Выборах в Государственный совет по девяти западным губерниям, предусматривавший введение там земств. Целью его было обеспечение русских членов Госсовета от этих губерний (ранее все девять оказывались поляками). Выборы предусматривались по национальным куриям, причем количество выборщиков от крестьян искусственно ограничивалось 1/3; господство русских было обеспечено. В Думе проект был переработан комиссией, состоявшей в основном из октябристов, внесшей ряд поправок, например из двух критериев — земельного ценза и сословной принадлежности был оставлен только ценз, который был уменьшен в 2 раза. В результате в губернских собраниях должно было оказаться от 13 до 27% поляков. Законопроект активно защищался от “посягательств” октябристов националистической партией и лично Столыпиным. Под давлением справа и сверху фракция октябристов фактически распалась на правых и левых— при обсуждении членам фракции было предоставлено право свободного голосования так как к единому мнению не пришли. Вопреки ожиданиям, не поддержали проект и правые крестьяне, “обидевшись” на искусственное ущемление их прав в земствах. Естественно, крайне отрицательно отнеслись к нему левые партии и партии национальных окраин, однако проект был принят Думой в доработанном варианте, для шести губерний, и направлен в Госсовет. В Государственном совете проект был провален, во многом благодаря закулисным интригам. Это стало сильным ударом по положению и репутации Столыпина. Пригрозив отставкой, премьеру удалось уговорить царя распустить Думу и Госсовет на три дня и провести закон по 87-й статье, совершив, практически, еще один государственный переворот. Казалось бы, это подтверждало позиции Столыпина, однако современники назвали его поступок «политическим самоубийством» — он выходил из милости царя, и подобные решительные поступки приближали развязку. Впрочем, до отставки дело не дошло — вскоре Столыпин был убит террористом.

Убийство Столыпина.

Убийство произошло в Киеве, 1 сентября 1911 г., в театре, в присутствии царя и высокопоставленной публики. Во время антракта убийца — Д. Г. Богров подошел к Столыпину и несколько раз выстрелил в него в упор из револьвера. По показаниям очевидцев, Столыпин перекрестил царскую ложу и упал, Богров был отбит у толпы полицией и арестован. Скончался Столыпин от ран через два дня, несмотря на утешительные прогнозы врача.

До сих пор не вполне понятны причины и мотивы этого преступления. Достоверно известно, что Богров был жандармским осведомителем, поставлял в полицию материалы о своих знакомых из числа анархистов и эсеров, получая за это 100-150 рублей в месяц. В Киев он приехал якобы располагая информацией о неком заговоре организации эсеров, вошел в доверие к местным жандармским чинам, от которых и получал допуск на правительственные мероприятия — якобы для агентурной работы — и получил возможность совершить убийство. Не ясно, действительно ли Богрову удалось ввести в заблуждение жандармерию, или же офицеры Киевского жандармского управления составили заговор, исполнителем которого он стал. Официальной стала первая точка зрения — Богров был казнен, жандармы отделались выговорами и понижениями. Однако есть поводы сомневаться в ней — во-первых, слишком быстро прошел процесс и казнь Богрова (менее двух месяцев), как будто заметались следы; во-вторых, в легенде, которой он прикрывался, по его собственному признанию, было «достаточно нелепостей», чтобы проницательный человек это заметил; в-третьих, непонятными выглядят действия жандармов, столь доверчивых, что они, не проверив шитой белыми нитками истории Богрова, предоставили ему полную свободу действий.

Обе версии имеют под собой аргументацию и ни одна не может быть признана единственно верной. Существует и третье предположение, “обывательское”: жандармы провоцировали покушение Богрова с целью предотвратить его и получить награды и повышения, но оно выглядит весьма неубедительно. Лично мне наиболее близкой к истине кажется версия полицейского заговора.

Итак, Столыпин погиб, находясь на вершине власти, в разгар проведения реформ, пользуясь известностью и авторитетом (есть, правда, основания полагать, что его политическая карьера близилась к своему закату — он, по некоторым свидетельствам, терял расположение царя, и вызывал своей активностью неудовольствие императрицы Александры. Она считала, что своей деятельностью Столыпин “заслоняет” царя, и к тому же о нем двусмысленно отзывался Распутин: «Хотя Бог на нем почиет, но чего-то в нем недостает»). Какие же результаты принесла его деятельность?

Итоги и результаты преобразований.

Основным итогом деятельности П. А. Столыпина стало, безусловно, разложение и разрушение русской крестьянской общины, насаждение основ капитализма в деревне. Процесс этот не был завершен, и причин тому несколько. Во-первых, историческое опоздание реформы по крайней мере на несколько десятков лет (мне кажется, что подобная реформа была бы своевременна вскоре после 1861 г.). Во-вторых, свойственная ей ограниченность и “половинчатость”, неизбежные в условиях сохранения царизма, и, в-третьих, недостаток мирного времени до неотвратимо надвигающейся I Мировой войны. Некоторые историки склонны видеть в неполноте и незавершенности реформы вину П.А. Столыпина, считая его компилятором без собственных убеждений, легко поддающимся постороннему влиянию. Однако мне кажется, что его проект был почти единственно осуществимым и одновременно полезным в сложившейся обстановке — белее либеральная реформа не нашла бы поддержки при дворе и не была бы проведена, а более консервативная вообще не решила бы проблем в деревне, хотя бы частично. Нельзя и умалять значение сопутствующих реформе мероприятий по поднятию крестьянской агрикультуры, по развитию кредитной и торговой кооперации, по колонизации Сибири.

Рассматривая столыпинскую реформу следует, как мне кажется, исходить из ее политической цели — смягчения социальной напряженности в деревне, создания слоя сельской буржуазии — массовой социальной базы царизма. Цель эта полностью реализована не была, однако были сделаны важные шаги в этом направлении, что говорит о верности выбранных П. А. Столыпиным методов. Основным препятствием оказался недостаток мирного времени.

В экономическом плане аграрные мероприятия правительства оказались более успешными — вспомним данные роста производительности труда в сельском хозяйстве, рост производства и экспорта хлеба, небывалый подъем животноводства в Сибири в годы реформы. Резко вырос спрос на сельскохозяйственную технику, на промтовары (во многом благодаря кредитной кооперации), с увеличением агрономической помощи обозначился подъем агрикультуры. В целом на жизни деревни реформа сказалась в основном положительно, она открыла перед российским крестьянством новые пути развития. Об этом свидетельствует и статистика роста производительности труда в сельском хозяйстве ­— по официальным (завышенным) данным — в 1,5 раза с 1906 по 1913 гг. Мероприятия по колонизации Сибири удались без всяких оговорок — ее население выросло в 3 раза, произошел резкий скачок агропромышленного производства, сделавший ее одним из ведущих регионов на рынке сельхозпродукции. При этом правительству удалось минимизировать количество неудач при переселении — в среднем за 1906 — 1916 гг. — 17,5%. Эта цифра свидетельствует, на мой взгляд, во-первых, об упущениях в организации столь массового мероприятия, и, во-вторых, о своевременности колонизации — ведь 82,5% все же осели на новом месте. Крестьянское земледелие в Сибири стало развиваться именно тем путем, который видел Столыпин — путем создания мелких частных хозяйств.

В других направлениях результаты были более скромными. Создание рабочего законодательства натолкнулось на ожесточенное сопротивление буржуазии, составлявшей думское большинство, и инициативы правительства были практически сведены на нет. Ничего нового в эту сферу правление Столыпина не привнесло, его рабочая политика потерпела неудачу. Ничего по-настоящему нового в российскую жизнь Столыпин не внес, его главным вкладом была его аграрная реформа.

П. А. Столыпин вошел в историю России как один из наиболее заметных политических деятелей начала ХХ века, наряду с Витте, Родзянко, Милюковым. Его деятельность на посту министра внутренних дел, получавшая в устах и современников, и историков весьма неоднозначные оценки, была направлена на сохранение существовавшего государственного строя и стабилизацию ситуации в стране, особенно в деревне, путем проведения умеренных реформ.

Роль Столыпина в судьбе России.

Признать проводившуюся Столыпиным политику до конца успешной нельзя, однако на развитие страны она оказала важное, и во многом положительное влияние — выросло сельскохозяйственное производство, развилось кооперативное движение, благодаря колонизационным мероприятиям резко возросло население Сибири и ее производительные силы.

Однако мероприятия правительства вызывали и активную критику. Аграрная политика казалась слишком умеренной, полицейские меры — слишком жестокими, политика Столыпина не находила массовой поддержки. Это было, пожалуй, справедливо — деятельность Столыпина не вполне соответствовала исторической ситуации. Однако следует понимать, что предпринимаемые им меры были почти единственно возможными с политической точки зрения. Его реформы были направлены на создание социальной базы царизма, на сохранение существовавшей власти. Столыпин был подлинным консерватором, и делал все для сохранения и поддержания внутренней стабильности в стране. Пожалуй, “консерватор” — наилучшее определение, которое можно дать ему, основываясь на его деятельности.

20



  1. Жизнь и деятельность Столыпина: противоречивые взгляды 1.

  2. Реформы и деятельность П. А. Столыпина — успех или провал?

    а) становление взглядов 2

    б) аграрный вопрос в деятельности5

    в) рабочий вопрос 9

    г) национальная политика 11

    д) убийство Столыпина 12

    е) итоги и результаты преобразований14.

  3. Роль Столыпина в судьбе России 17.


Учебно-воспитательный

комплекс № 1859.



Москва

1998

ученика 11 класса “А”

Киричуна Алексея.

Реферат на тему

“П. А. Столыпин — судьба реформатора”


еще рефераты
Еще работы по истории