Реферат: Нюрнбергский процесс

План

1) Подготовка к процессу

2) Борьба СССР за организацию военного трибунала

3) Суд Народов

А) Начало процесса

Б) Подсудимые

В) Процесс

Г) Заключительная часть

4) Значение и уроки Нюрнберга

ЛИТЕРАТУРА

Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов. В 7-ми т. М., 1957-1961.

Александров Г. Н. Нюрнберг вчера и сегодня. М., 1971.

Лебедева Н. С. Подготовка Нюрнбергского процесса. М., 1975.

Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. М., 1983.

Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными

преступниками. Сборник материалов. В 3-х т. М., 1965-1966.

Суд истории. Репортажи с Нюрнбергского процесса. М., 1966

Ни давности, ни забвения. По материалам Нюрнбергского процесса. М., 1983.

Горбачёв М. С. Бессмертный подвиг советского народа. Доклад на торжественном собрании в Кремлёвском Дворце съездов, посвящённом сорокалетию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, 8 мая 1985 года. М., 1985.

Лебедева Н. С. Суд над фашизмом и агрессией. М., 1985.

В дни, когда нацистская Германия достигла апогея своей мрачной славы, когда фашистские полчища рвались к Сталинграду, Кавказу и уже предвкушали победу, Геббельс выступил на митинге в Баварии. «Наши враги, — заявил он, — заблуждаются, утверждая, что так называемые немецкие военные преступники предстанут перед судом. Они уже готовы представить статут этого суда. Не будем им препятствовать в этом. Кто знает, не понадобится ли нам данный статут после войны против его составителей». Однако рейхсминистр пропаганды просчитался. Человечество не заблуждалось, предупреждая гитлеровцев о суровой ответственности за их злодеяния. Фашистские главари были посажены на скамью подсудимых, и произошло это именно в Баварии, в Нюрнберге, 20 ноября 1945 г.

С тех пор прошло более 55 лет, однако и сегодня народы не забыли об ужасах фашистского «нового порядка». Главной силой, преградившей путь германскому фашизму к мировому господству, явилась наша страна. Свой важный вклад в победу над врагом внесли народы и армии других государств антигитлеровской коалиции.

Нюрнбергский процесс осудил агрессию и агрессоров, вскрыл социальную и политическую сущность фашизма, показал необходимость повышения бдительности народов в отношении агрессивных происков империализма. Исторические решения Нюрнбергского процесса являются серьёзным предупреждением всем современным реваншистским и неонацистским кругам, напоминая им о неизбежности расплаты за преступления против человечества.

Подготовка к процессу

Военные преступления и преступления против человечности неотъемлемые спутники империализма. Но мировая история не знала таких масштабов преступной деятельности и такой концентрации чудовищных злодеяний, как те, которые были совершены германскими фашистами во время второй мировой войны.

Развязав вторую мировую войну при попустительстве империалистических кругов США, Англии и Франции, рассчитывавших направить гитлеровскую агрессию против СССР, фашистский блок на первых порах добился существенных успехов. Захватив полностью или частично 12 европейских стран, агрессоры перекроили политическую карту Европы. Всего под игом нацистов и их союзников на европейском континенте к лету 1941 г. оказалась территория в 2 млн. кв. км с населением около 190 млн. человек. На всех захваченных территориях независимо от их формального статуса был установлен фашистский «новый порядок» — небывалый по размаху и жестокости режим грабежа, насилия, кровавых расправ и систематического истребления целых народов, призванный увековечить германское господство. Агрессоры попрали общепринятые, установленные международными конвенциями правила ведения войны. Не считаясь ни с нормами международного права, ни с требованиями человеческой морали, они беспощадно разрушали захваченные города и сёла, превращали оккупированную территорию в «выжженную землю», истребляли мирное население, творили изощрённые, невиданные по свей жестокости злодеяния в отношении военнопленных и гражданских лиц.

Характерно, что нацистские преступления планировались заранее и исподволь готовились одновременно с разработкой очередных актов агрессии. Приняв план нападения на СССР (так называемый план «Барбаросса»), гитлеровские главари составили вместе с ним и документы, санкционировавшие разбой и зверства. «Распоряжение об особой подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск» предусматривало самые жестокие способы расправы с советским гражданским населением; директива верховного командования вермахта (ОКВ) от 12 мая 1941 г. предписывала устранение (уничтожение) ответственных политических работников и политических руководителей (комиссаров) в войсках. «План Ольденбург» и «Зелёная папка Геринга» предписывали экономическое ограбление захваченных районов, уничтожение их промышленного потенциала. Командование вермахта специальными приказами устанавливало для своих военнослужащих полную безнаказанность за эти преступления ещё до их совершения. Изуверские методы нацистской оккупации являлись неотъемлемой частью всей стратегии «коричневого рейха», средством достижения военно-политических целей агрессии.

Нацистские главари ставили своей задачей уничтожение одних народов, «биологическое ослабление» других, онемечивание третьих.

Норвежцев, датчан, голландцев, фламандцев как относящихся к «нордической расе» фашизировать и германизовать. Их страны должны были влиться в «великую германскую империю» и поставлять контингенты колонистов для Восточной Европы.

Полностью подлежали уничтожению еврейское население Европы, т. е. 11 млн. человек, а также цыгане. Что же касается славянских народов, то лишь незначительную часть их предполагалось онемечить, остальных же выселить за Урал или уничтожить. «Биологическое ослабление» славянских народов должно было сочетаться с уничтожением их культуры, с подрывом национального самосознания.

В Польше оккупанты провели в мае – июле 1940 г. «чрезвычайную акцию по умиротворению», в ходе которой было уничтожено 3500 деятелей науки, культуры и искусства. «Отныне, — цинично заявил фашистский палач Г. Франк, — политическая роль польского народа закончена. Он объявляется рабочей силой, больше ничем… Мы добьёмся того, чтобы стёрлось навеки само понятие Польша». С территории присоединённых к Германии польских земель было изгнано около 2 млн. поляков, имущество которых присвоили оккупанты. В так называемом «генерал-губернаторстве» проводилась «фильтрация» польского населения, в ходе которой уничтожению подвергались почти все, кто не мог выполнять тяжёлые физические работы. В результате агрессии и зверств фашистских оккупантов в Польше погибло 6 млн. человек.

Массовое уничтожение мирного населения осуществлялось фашистскими изуверами и на временно оккупированных советских землях. СССР потерял в войне 20 млн. человек, значительную часть которых составляло гражданское население, истреблённое оккупантами.

На временно оккупированной территории СССР действовали четыре специальные группы палачей, комплектовавшиеся в основном из чинов СС, СД, гестапо и полиции (так называемые эйнзатцгруппы), которые уничтожили более 2 млн. советских граждан, среди них сотни тысяч детей. Так, эйнзатцгруппа «С», дислоцировавшаяся в Киеве, осуществила массовый расстрел советских людей в Бабьем Яру, где за один день было зверски умерщвлено 100 тыс. человек. В Ставропольском и Краснодарском краях эйнзатцгруппа «Д» травила беззащитных людей в газовых камерах-душегубках. В Белоруссии молодчики из эйнзатцгруппы «В» загоняли в Мозырские болота на верную гибель женщин и детей, творили и другие не менее страшные злодеяния.

Фашисты стирали с лица земли целые деревни и посёлки. Так, в январе 1942 г. все жители латвийской деревни Аудрины были расстреляны, а селение сожжено. В сентябре этого же года было уничтожено всё население белорусских деревень Заболотье, Борки, Осетки, Попущево, Кураши, Червоная и многие другие, а сами деревни сожжены. Только в деревне Борки было расстреляно 705 человек, из них 372 женщины и 130 детей. За годы оккупации нацистские палачи сожгли и разрушили в Белоруссии 9200 населённых пунктов, из них 5295 они уничтожили вместе с их населением во время карательных операций.

Аналогичные злодеяния творили фашистские оккупанты и в других порабощённых странах. Так, в июне 1942 г. в Чехословакии фашисты стёрли с лица земли посёлок Лидице. Все мужчины были расстреляны, остальные жители замучены в концлагере Ясеновац.

По всей Европе были созданы концлагеря, где наряду с массовым истреблением людей путём применения ядовитых газов широко практиковалось уничтожение их непосильным трудом и голодом. Фабрики смерти проектировались с определённой «мощностью» — концлагерь в Освенциме был рассчитан на истребление 30 тыс. человек в день, в Треблинке – 25 тыс., в Собибуре – 22 тыс., в Белжеце – 15 тыс. и т. д. Концлагеря были поставщиками рабочей силы для монополистов: полмиллиона их узников беспощадно эксплуатировались на заводах германских концернов. Всего же за годы войны фашистские изверги отправили в лагеря смерти 18 млн. человек, из них 11 млн. были зверски уничтожены.

История прошлых войн не знала подобного разгула варварства и изуверства, возведённых к тому же в ранг государственной политики. Однако вдохновители и организаторы этих беспрецедентных преступлений не ушли от расплаты. Её требовали, к ней готовились все народы, объединившиеся в борьбе против гитлеризма.

Борьба СССР за организацию международного военного трибунала.

Гитлеровским агрессорам противостоял общий антифашистский фронт народов, однако именно советский народ, Советское государство сыграли решающую роль и в разгроме фашизма, и в том, что законный гнев народов, их чувство справедливости нашли удовлетворение. Уже в начальный период войны Советское правительство чётко сформулировало её цели и характер, разработало конструктивную программу искоренения фашизма и послевоенного устройства мира на демократических началах. И как неотъемлемая часть всей этой программы выдвигалось требование сурового наказания зачинщиков войны и организаторов преступлений против человечества.

К моменту окончания войны с Германией вопрос о проведении международного процесса над главными военными преступниками был решён положительно. В первую очередь это была заслуга советского народа, который обеспечил саму возможность проведения процесса, внеся решающий вклад в разгром фашистской Германии. Это была заслуга Советского правительства, первым поставившего вопрос о проведении международного судебного процесса над главными военными преступниками и последовательно боровшегося за его практическое воплощение. Это была также и заслуга мирового общественного мнения, оказавшего значительное внимание на позиции правящих кругов Запада.

С 26 июня по 8 августа в Лондоне проходила конференция представителей СССР, США, Англии и Франции по выработке соглашения о создании международного военного трибунала и его устава. Перед её делегатами лежали два проекта – советский и американский, в ряде пунктов совпадающие друг с другом, но и имеющие существенные, принципиальные расхождения. Работа конференции как раз и была направлена на то, чтобы в основе этих двух документов разработать единый текст, удовлетворяющий все делегации. Участники конференции были людьми, различными по своему мировоззрению, представлявшими полярно противоположные системы права. И тем не менее им удалось в течение шести недель разрешить ряд сложных проблем, связанных с организацией новой формы интернациональной юстиции – созданием Международного военного трибунала. Авторами соглашения и устава по праву следует считать представителей всех четырёх стран, собравшихся в Лондоне, каждый из которых внёс свой определённый вклад в их разработку. Именно то, что эти документы явились плодом совместного творчества всех делегатов, что в них нашла отражение согласованная позиция всех стран-участниц конференции, придало уставу и соглашению столь большой авторитет, что их принципы были утверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные принципы борьбы с преступлениями против человечества.

29 августа был опубликован первый список главных военных преступников, включавший имена 24 ведущих нацистских политиков, промышленников, военных дипломатов, идеологов – Геринга, Гесса, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера и других, которые несли главную ответственность за преступления, совершённые гитлеровцами. В начале октября была закончена работа по составлению обвинительного заключения – документа огромной разоблачительной силы, проливавшего свет на кровавую сущность германского фашизма, на его человеконенавистническую идеологию, на преступную политику и практику нацизма. Он изобличал гитлеровскую клику, раскрывал роль германской военщины в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, а также ответственность германских монополий за чудовищные преступления гитлеровцев как против своего, так и против других народов. В основу обвинительного заключения была положена концепция общего заговора, составленного фашистской кликой в целях достижения мирового господства путём совершения преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против человечности. 18 октября 1945 г. обвинительное заключение было вручено Международному военному трибуналу и через его секретариат передано каждому из обвиняемых.

Для обвинения были использованы многие вражеские архивы, захваченные во время продвижения армий союзников в глубь германских территорий. В штаб-квартирах фашистских армий, в правительственных зданиях и резиденциях нацистских главарей, в тайниках было обнаружено огромное количество правительственной, военной, личной и другой документации. Так, во Фленсбурге был захвачен архив штаба оперативного руководства вермахта, в Марбурге — архив МИДа, в Фешенгайме – архив верховного командования вермахта, в Баварских Альпах – важнейшие документы главного командования военно-воздушным флотом, которым руководил Геринг. В Восточной Баварии в одном из старых замков за фальшивыми стенами был найден архив Розенберга, включая его дневники и переписку по делам нацистской партии. В подвалах Платерхофа в Оберзальцбурге был обнаружен архив адъютанта Гитлера Р. Шмундта. Были захвачены также архивы Франка, Папена, Шахта и некоторых других подсудимых.

Важные доказательства были собраны и переданы суду также правительствами Польши, Чехословакии и Югославии, которые присоединились к Соглашению от 8 августа 1945 г. Они обратились в кабинет главных обвинителей с предложением направить на процесс по одному своему представителю для предъявления доказательств преступлений, совершённых гитлеровцами на территории этих государств. Главный обвинитель от СССР полностью поддержал это предложение, но ввиду негативной позиции руководителей делегаций США и Великобритании реализовать его не удалось.

Итак, менее чем за четыре месяца была проделана колоссальная работа по подготовке международного судебного процесса над главными немецкими военными преступниками. Зачастую решение вопросов, связанных с процедурой суда, представлением доказательств, допросов тех или иных свидетелей, приобретало не только юридическое, но и большое политическое значение. Воля к сотрудничеству и взаимопониманию, проявленные главными обвинителями и судьями, в немалой степени обусловили успешное проведение самого процесса.

Суд Народов.

Летом 1945 г., вскоре после победоносного завершения Великой Отечественной войны, на весь мир прозвучали слова Потсдамского соглашения: «Германский милитаризм и нацизм будут искоренены, и Союзники, в согласии друг с другом, сейчас и в будущем, примут и другие меры, необходимые для того, чтобы Германия никогда не угрожала своим соседям или сохранению мира во всём мире».

Одной из таких мер, предусмотренных соглашением, был арест и предание суду военных преступников и тех, кто участвовал в планировании и осуществлении нацистских мероприятий, имевших своим результатом зверства или военные преступления.

Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками сыграл при этом особо важную роль. Он как бы венчал собой победу над фашизмом. То был поистине международный процесс – Трибунал выражал волю не только народов 23 стран, подписавших Лондонское соглашение или присоединившихся к нему, но и всего прогрессивного человечества. Во имя мира и справедливости на Земле оно требовало сурово покарать нацистских главарей, заклеймить фашизм, покончить с расизмом, мракобесием и агрессией.

Глубоко символично, что местом проведения первого процесса над главными немецкими военными преступниками был выбран Нюрнберг. Некогда культурный и торговый центр, он со времён Священной Римской империи являлся символом захватнической политики.

Заседавший в Нюрнберге Международный военный трибунал в соответствии с Лондонским соглашением был сформирован на паритетных началах из представителей четырёх великих держав. Членами Трибунала были назначены: от СССР – заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко, от США — бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл, от Великобритании – главный судья лорд Дж. Лоренс, от Франции – профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из четырёх стран-участниц Лондонского соглашения направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников. Советскую делегацию возглавил Р. А. Руденко, занимавший в то время пост генерального прокурора УССР.

Главным обвинителем от США являлся член федерального верховного суда Р. Джексон. Способный юрист и видный политический деятель, человек незаурядного ума и высокой культуры, он был искренне и глубоко возмущён преступлениями гитлеровцев и по мере своих сил способствовал их разоблачению.

Английская и французская части обвинения были меньшими по количеству занятых в них юристов по сравнению с американской и советской делегациями.

На скамье подсудимых в нюрнбергском дворце юстиции оказалась почти вся нацистская правящая клика за исключением Гитлера, Геббельса и Гиммлера, покончивших жизнь самоубийством; разбитого параличом Круппа, дело которого было выделено и приостановлено; исчезнувшего и судимого заочно Бормана; Лея, повесившегося в камере нюрнбергской тюрьмы после ознакомления с обвинительным заключением.

Суду Международного военного трибунала были преданы следующие лица.

Герман Вильгельм Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии, председатель совета министров по обороне империи, генеральный уполномоченный по четырёхлетнему плану, ближайший помощник Гитлера с 1922 г., «человек № 2», как его величали в «рейхе». Именно он был официально объявлен первым преемником «фюрера». Ему принадлежала и «честь» быть организатором штурмовых отрядов, гестапо, создателем первых концлагерей.

Рудольф Гесс – заместитель Гитлера по руководству нацистской партией, державший в своих руках весь её механизм, член совета министров по обороне империи, обергруппенфюрер СС и СА, рьяный приверженец захватнической политики «фюрера», один из непосредственных организаторов агрессии против Австрии, Чехословакии и Польши. В сентябре 1939 г. он был объявлен следующим после Геринга преемником Гитлера.

Иоахим фон Риббентроп – уполномоченный фашистской партии по вопросам внешней политики, посол в Англии, а затем министр иностранных дел «третьего рейха». Одновременно он являлся членом совета министров по обороне империи и тайного совета. Этот «торговец ложью» был одним из самых активных участников преступного заговора, вдохновителем и руководителем всей внешней политики Германии.

Вильгельм Кейтель – генерал-фельдмаршал, начальник штаба верховного командования вермахта, ближайший военный советник, единомышленник и соратник Гитлера. Его руками приводилась в действие вся военная машина «третьего рейха». Он руководил не только подготовкой и ведением агрессивных войн, но и разработкой приказов, санкционировавших военные преступления и преступления против человечности.

Эрнст Кальтенбруннер – начальник полиции безопасности и СД, шеф главного управления имперской безопасности (РСХА), обергруппенфюрер СС, палач и правая рука Гиммлера. Это ему непосредственно подчинялись гестапо и германская политическая разведка.

Альфред Розенберг – заместитель Гитлера по вопросам идеологической подготовки членов фашистской партии, имперский министр по делам восточных оккупированных территорий, нацистский «теоретик», не гнушавшийся в то же время и преступной практикой. Он нёс ответственность за злодеяния, совершённые гитлеровцами на временно оккупированных территориях СССР, а также за систему организованного грабежа общественной и личной собственности во всех захваченных нацистами странах Европы. Не кто иной, как Розенберг был духовным отцом и ярым проповедником теории «расы господ», оправдывавший геноцид в отношении других народов.

Ганс Франк – рейхслейтер фашистской партии по правовым вопросам,

президент академии германского права, генерал-губернатор оккупированных польских территорий, превративший их в сплошной концлагерь.

Вильгельм Фрик – имперский министр внутренних дел, рейхслейтер, член совета министров по обороне империи, генеральный уполномоченный по вопросам администрации, ведавший подготовкой тыла к войне. Участвовал в издании многочисленных законодательных актов, направленных на уничтожение в Германии демократических свобод, преследование церкви, дискриминацию евреев. В течение ряда лет в его подчинении находилось гестапо, а также другие полицейские службы «рейха».

Юлиус Штрейхер – один из создателей и руководителей нацистской партии, идеолог антисемитизма, «юдофоб № 1», как он сам себя называл, организатор еврейских погромов;

Гельмар Шахт – президент рейхсбанка, министр экономики, генеральный уполномоченный по вопросам военной экономики, являвшийся инициатором перевода хозяйства страны на военные рельсы. Именно он помог германским монополистам обеспечить приход Гитлера к власти. Шахт – создатель военной промышленности, финансист кровопролитных войн.

Вальтер Функ – имперский министр экономики, президент рейхсбанка, генеральный уполномоченный по вопросам военной экономики, один из главных экономических советников Гитлера, член совета министров по обороне империи.

Карл Дениц – гросс-адмирал, командующий подводным флотом, с 1943г. главнокомандующий военно-морскими силами Германии; после самоубийства Гитлера его преемник на посту главы государства.

Эрих Редер – гросс-адмирал, в 1935-1943 гг. — главнокомандующий военно-морскими силами фашистского рейха; принимал активное участие в планировании, подготовке и ведении всех агрессивных войн фашистской Германии.

Бальдур фон Ширах – организатор и руководитель молодёжной организации «гитлерюгенд», имперский наместник и гаулейтер Вены.

Фриц Заукель – обергруппенфюрер СС, генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы, наделённый чрезвычайными правами и подчинённый непосредственно Гитлеру.

Альфред Иодль – генерал-полковник, начальник штаба оперативного руководства ОКВ, заместитель Кейтеля и один из ближайших советников Гитлера. Всё, что касается подготовки и ведения агрессивных планов фашистской Германии, неразрывно связано с его именем.

Франц фон Папен – один из активных организаторов захвата власти фашистами, вице-канцлер в первом кабинете Гитлера, затем посланник в Вене. Являясь лидером католической партии, Папен многое сделал, чтобы обеспечить гитлеровскому режиму поддержку Ватикана.

Артур Зейсс-Инкварт – один из руководителей фашистской партии.

Альберт Шпеер – соратник и фаворит Гитлера, имперский министр вооружений и боеприпасов, начальник широко разветвлённой военно-строительной организации Тодт.

Константин фон Нейрат — имперский министр иностранных дел в чине генерала СС.

Ганс Фриче – ближайший сотрудник Геббельса, начальник отдела внутренней прессы министерства пропаганды, затем руководитель отдела радиовещания.

Подсудимые, представшие перед Международным военным трибуналом, обвинялись в том, что, преследуя цель установления мирового господства Германии, планировали, готовили и развязывали агрессивные войны, т. е. в преступлениях против мира; они обвинялись в убийствах и истязаниях военнопленных и мирных жителей оккупированных территорий, угоне гражданского населения в Германию на принудительные работы, убийствах заложников, разграблении общественной и частной собственности, бесчисленных разорениях, неоправданных военной необходимостью, т. е. в военных преступлениях; в массовом истреблении, порабощении, ссылках и других жестокостях, совершённых в отношении гражданского населения по политическим, расовым или религиозным мотивам, т. е. преступлениях против человечности.

Суду Международного военного трибунала были преданы руководящий состав национал-социалистской партии, гестапо, СД, СС, СА, правительственный кабинет, генеральный штаб и верховное командование. Установить и узнать преступный характер этих организаций было необходимо для того, чтобы обеспечить национальным судам право привлекать к ответственности отдельных лиц за принадлежность к ним.

Все без исключения обвиняемые на Нюрнбергском процессе пользовались такими процессуальными гарантиями, такими возможностями для защиты, которые никогда не существовали не только в судах «третьего рейха», но которых не знала и буржуазная юстиция во многих западных странах. За месяц до начала процесса каждому из них было вручено обвинительное заключение на немецком языке; каждый обвиняемый имел защитника – немецкого адвоката, в большинстве случаев выбранного по его желанию, причём многие из защитников были в прошлом членами нацистской партии; подсудимым была предоставлена возможность давать объяснения Трибуналу, ходатайствовать о вызове свидетелей и истребовании документов, подвергать допросу свидетелей обвинения, выступить перед судом с последним словом после заключительных речей обвинителей.

Подсудимые располагали услугами 27 адвокатов, которым помогали 54 ассистента-юриста и 67 секретарей. В составе защиты оказалось много маститых адвокатов бывшей фашистской Германии Р. Дикс, О. Штамер, Ф. Экснер, О. Кранцбюллер и др. Защите были предоставлены «документальная» комната и центр информации, где были сосредоточены книги, газеты, журналы и другие печатные материалы. Сюда же прокуратура передавала по 6 экземпляров тех документов, которые она предъявляла суду в качестве доказательств. Открывая процесс, лорд Лоренс заявил: «Трибунал весьма удовлетворён мерами, предпринятыми Главными обвинителями для того, чтобы защита получила доступ к многочисленным документам, на которых основывается обвинение, с целью предоставить обвиняемым полную возможность справедливой защиты».

Секретариат Трибунала, в свою очередь, многое сделал для доставки тех свидетелей и документов, которые намеревались предъявить суду адвокаты. Были удовлетворены ходатайства о вызове 61 свидетеля защиты, а 143 лицам направлены опросные листы. Кроме того, по делу преступных организаций дали показания 101 свидетель защиты перед уполномоченными высокого суда, 22 – перед самим Трибуналом, 196 тыс. письменных показаний было резюмировано. Если на предъявление доказательств обвинения было израсходовано 74 дня, то защита заняла 134 дня.

Немалая работа была проделана Секретариатом и для обеспечения всех необходимых условий для слушания дела. Процесс проходил на четырёх языках, что потребовало отработки системы синхронного перевода. Привычная в наши дни, в 1945 г. она была нововведением. Каждое слово, произносимое любым из участников процесса, фиксировалось. Стенограммы составили почти 40 томов, содержащих 16 тыс. страниц. Заседания записывались и на магнитную плёнку, и на диски. Дело в том, что магнитную запись в принципе нетрудно исказить: вырезать кусок, смонтировать по- иному и т. д.; с дисками таких манипуляций технически проделать нельзя. Значительная часть процесса снималась на киноплёнку, а также фотографировалась.

Нюрнбергский процесс был гласным в самом широком смысле этого слова. Из 403 судебных заседаний не было ни одного закрытого. В зал суда было выдано 60 тыс. пропусков, часть из них получили немцы. Радио, кино, печать помогли «расширить» относительно небольшой зал заседаний и дали возможность миллионам людей во всём мире следить за ходом процесса. Именно для этой цели представителям средств массовой информации была отведена большая часть мест – 250 из 350.

Обвинение представило суду огромное количество исключительных по безупречности и силе доказательств. Естественно, что на процессе, где исследовались факты и события двух десятилетий и где рассматривались преступления, совершённые на двух континентах, решающая роль принадлежала документам. Стенограммы совещаний у Гитлера, приказы главного командования вермахта, различные инструкции, тысячи других документов из архивов рейхсканцелярии, министерства иностранных дел, военных штабов, личных архивов подсудимых, «деловые» бумаги германских концернов легли на стол Международного военного трибунала. Они заговорили столь убедительным языком, что подсудимые не могли противопоставить им сколько-нибудь весомых контраргументов. «… Обвинение против подсудимых, — констатировалось в Приговоре Трибунала, — базируется в большей степени на документах, составленных ими самими, аутентичность которых не оспаривалась, за исключением одного или двух случаев».

Документы обвинения, представленные на процессе, неопровержимо свидетельствовали о том, что все акты фашистской агрессии планировались и подготавливались задолго до их осуществления.

Большое значение имели и свидетельства лиц, занимавших высокие должности в командовании фашистской армии и разведки, таких как генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс, Э. Лахузен, Г. Гизевиус и др.

Наступило время допроса подсудимых и свидетелей защиты. Фашистские главари вели себя на Нюрнбергском процессе, как профессиональные уголовники: и на предварительных допросах, и на суде они запирались, лгали, а когда их изобличали, признавались в менее значительных преступлениях, чтобы скрыть более тяжкие. Спасая свою шкуру, взваливали ответственность на сообщников, главным образом мёртвых – Гитлера, Гиммлера, Геббельса. Даже Кальтенбруннер заявил, что он-де не знал о зверствах гестапо. Люди, лишённые чести и совести, не останавливавшиеся ни перед какими злодеяниями для достижения своих преступных целей, они пытались на суде говорить о «долге» и «верности присяге». Некоторые предприняли попытку прикинуться невменяемыми. Рудольф Гесс, например, симулировал потерю памяти, уходя от ответов на вопросы следователей. Но судебно-медицинская экспертиза установила, что Гесс проявляет истерическое поведение с признаками сознательно-намеренного симулятивного характера. Международный трибунал принял решение продолжать слушание дела Гесса. Вменяемым был признан судебно-медицинскими экспертами и подсудимый Штрейхер.

Почувствовав первое дыхание «холодной войны», подсудимые сделали ставку на максимальное затягивание процесса. Они надеялись, что вот-вот Нюрнбергский трибунал распадётся, прекратит свою деятельность.

Подсудимые и их защита с рвением брались за организацию различных политических провокаций. Чтобы затянуть процесс, они добивались вызова всё новых и новых свидетелей.

Но вот спустя полгода после начала процесса с заключительными речами выступают обвинители. Их речи отмечены единодушием, которое не смог поколебать переход в наступление реакции по обе стороны Атлантики. Оценка лиц и фактов в соответствии с нормами международного права и морали, требование наказания военных преступников одинаково звучали в речах всех обвинителей.

К 31 августа судебное следствие было завершено и Трибунал предоставил последнее слово подсудимым.

После этого члены Трибунала удаляются в совещательную комнату для составления приговора. А через месяц в течение двух дней, час за часом, сменяя друг друга, члены высокого Суда зачитывали этот исторический документ.1 октября на последнем, 403-м заседании председателем Трибунала приговор был объявлен каждому обвиняемому в отдельности. Суд Народов приговорил к смертной казни через повешение главных военных преступников: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Иодля, а также Бормана, дело которого было рассмотрено заочно. К пожизненному заключению были приговорены Гесс, Функ, Редер. Четверо подсудимых приговорены к различным срокам тюремного заключения: Дениц – к 10 годам, Ширах и Шпеер – к 20, Нейрат – к 15 годам. Шахт, Папен и Фриче были по суду большинством голосов оправданы.

Приговор Нюрнбергского трибунала был встречен с глубоким удовлетворением всеми народами, заинтересованными в сохранении мира и предотвращении преступлений против человечества. Подавляющее большинство немецкого населения, по данным многочисленных опросов общественного мнения, также считало, что суд в Нюрнберге проводился в соответствии с принятыми нормами международного права, был законным, а его приговор справедливым.

Значение и уроки Нюрнберга.

Нюрнбергский процесс фактически подтвердил главный вывод о сущности фашизма, как открытой террористической диктатуры.

Трибунал перед всем миром раскрыл человеконенавистническую сущность нацизма, его идеологических и политических установок. Трибунал изобличил преступный характер расовой доктрины гитлеризма, являвшейся идейной основой для подготовки и развязывания агрессивной войны, для массового истребления людей Материалы процесса раскрыли также агрессивную сущность концепции «жизненного пространства», широко использованной для оправдания захватнической политики германского фашизма. Нюрнбергский процесс со всей убедительностью показал, что фашизм у власти – это война, это разгул жесточайшего массового террора, это геноцид в отношении славянских и других народов, это уничтожение миллионов ни в чём не повинных людей. Он наглядно и убедительно продемонстрировал всю опасность возрождения фашизма для судеб мира и по праву вошёл в историю как процесс антифашистский.

Суд Народов явился одной из важнейших вех на пути развития прогрессивных принципов международно-правовых соглашений, положил начало формированию «нюрнбергского права», т. е. системы юридических норм, которые призваны охранять мир, вести борьбу с агрессией, как с величайшим преступлением, а в случае, если она развязана, осуществлять защиту жертв войны и привлекать к ответственности виновников агрессии и военных преступников. «Война, — подчёркивается в приговоре суда, — по самому своему существу – зло. Её последствия не ограничены одними только воюющими странами, но затрагивают весь мир. Поэтому развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера – оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что содержит в себе в сконцентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных».

В Нюрнберге впервые в истории, как уголовные преступники, были наказаны государственные руководители, виновные в подготовке, развязывании и ведении агрессивной войны, претворён в жизнь принцип, гласящий: «положение в качестве главы государства или руководящего чиновника правительственных ведомств, равно как и то, что они действовали по распоряжению правительства или выполняли преступный приказ, не является основанием к освобождению от ответственности». Трибунал подчеркнул, что преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путём наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены нормы международного права.

Опыт второй мировой войны властно диктует: необходимо вновь соединить усилия, чтобы ликвидировать смертельную опасность ядерного самоуничтожения человечества. Для тех же, кто забывает уроки истории, кто преднамеренно предаёт их забвению, грозным предостережением звучит Приговор Нюрнбергского трибунала. Он и сегодня служит делу мира, зовёт к бдительности.

еще рефераты
Еще работы по истории