Реферат: История России, политические партии

Россия в начале ХХв.

Политические партии России (Генезис, развитие, классификация, программы, тактика).

Социал-демократия воспроизвела народническую и революционную методологию в превращённой форме, а эсеровские организации были прямыми наследниками классического народничества. Народничество возникло в 60-е годы позапрош­лого века и достигло кульминации в 70-е годы. Строгая дисциплина, искусная конспирация были свойственны народниче­ским организациям «Земля и воля»(1876г.), «Народная воля», «Чёрный передел»(1878г.). Оценка столь грандиозного явле­ния, каким было народничество, не может быть однозначным. Следующим прогрессивным моментом в деятельности на­родничества было стремление сделать народ субъектом преобразовательного творчества. Известные успехи были достиг­нуты Я.В.Стефановичем и Л.Г.Дейчем в 1877г., В.Н.Фигнер и Е.Н.Фигнер, А.И.Иванчиным-Писаревым в 1878г.

Различными тактическими средствами, пропагандой (П.Лавров), немедленным бунтом (М.Бакунин) народники пытались решить главную задачу – вовлечь в активную деятельность саму «почву», пробудить её. Классическое народничество обес­смертило себя плеядой ярких человеческих фигур, ставших нашим национальным достоянием. Вместе с тем классическое народничество несёт значительную долю исторической ответственности за столь отчётливо проявившиеся в ХIХ в., а ещё более в ХХ в. «родимые пятна» преобразовательского процесса в России – элементы утопизма, волюнтаризма, терроризма.

Утопизм народнической доктрины заключался в абсолютизации архаичных форм экономической и духовной жизни на­рода. Однако абсолютизация, т.е. преувеличение роли старых форм, превращало здравые народнические идеи в неосуще­ствимые утопии.

Волюнтаризм заключался в допущении навязывания воли мизерного большинства нации, её основной массе, хотя бы и во имя самой благородной цели. Непросто характеризовать и народнический терроризм. Террор действительно занимал значительное место в деятельности народников на всех этапах движения. Кульминацией стала деятельность «Народной воли», а успешное цареубийство 1 марта 1881г. стало рубежом в российской истории. «Деспотизм личности и деспотизм партии одинаково предосудительны и насилие имеет оправдание только тогда, когда оно направляется против насилия». Эта фраза объясняет отношение народников к террору.

Цареубийство стало кульминацией деятельности народников и началом его политической смерти. В 90-е годы народниче­ские организации принимают названия социалистов-революционеров. Крупнейшими из них в конце ХIХ в. были «Союз социалистов-революционеров», «Партия социалистов-революционеров» и «Рабочая партия политического освобождения России» ( РППОР). «Союз социалистов-революционеров» (1896г.) во главе с А.А.Аргуновым возник в Саратове. «Союз» зая­вил о родстве с «Народной волей» и был сторонником индивидуального террора и начал издавать газету «Революционная Россия», которая стала главным печатным органом эсеров.

Зародыш партии социалистов-революционеров, или «Южной партии» возник в 1894г. в Киеве (И.А.Дьяконов, Н.Н.Соколов, И.П.Дидровский). Достаточно многочисленная для своего времени «Рабочая партия политического освобож­дения России» образовалась в Минске, ставила в качестве первоочередной задачи борьбу за политическую свободу посред­ством террора. Именно здесь стал известен Григорий Гершуни, «завербованный» «бабушкой» русской революции Екате­риной Брешко-Брешковской. Эсеровские организации возникли в эмиграции: «Союз русских социалистов-революционе­ров» (в 1894г. в Берне), и «Аграрно-социалистическая лига» (в 1900г.) ( В.М.Чернов и М.Р.Гоц).

Бесспорно, ярчайшей звездой на эсеровском небосклоне был лидер и теоретик партии Виктор Михайлович Чернов (1873-1952гг.) В.М.Чернов принадлежал к той генерации, которая почти поголовно прошла через марксизм. Он испытал влияние марксизма, но никогда не считал себя его сторонником и не был им. Чернов активно участвовал в создании крестьянских организаций, первых в России. Именно он написал устав «Братства для защиты народных прав», в котором говорилось о необходимости наделения крестьян землёй за счёт помещика. Мысль Чернова пыталась схватить сложнейшую российскую действительность во всех её ипостасях. Теоретически противоречия Чернова – это отражения реальной и глубокой проти­воречивости самого развития России. Две группы противоречий доминируют в его теоретических и политических доку­ментах. Между ярко выраженной гуманистической направленностью и апологетикой террора, во-первых, между доста­точно глубоким пониманием специфики экономического и общественного развития России – и весьма уязвимой програм­мой социализации земли, во-вторых. Гуманизм Чернова мы видим в ярко выраженной ориентации на интересы личности. «Ценою принижения личности мы придём, в конце концов, к вырождению, а не к расцвету личности»; «Общество и лич­ность могут и должны так размежеваться, чтобы выиграли оба»; «Творческая мощь социального целого окажется не об­ратна, а прямо пропорциональна развитию творческих потенций всех отдельных личностей». Чернов с первых шагов своей деятельности подчёркивал, что крестьянство не уступает рабочим в организованности, интеллекте и является «не менее социалистическим», чем пролетариат. Ведущим политическим термином эсеров был термин «трудовой класс», в который они включали рабочих, крестьян и демократическую интеллигенцию. Позднее Чернов писал о необходимости единства серпа, молота и книги. Парадокс заключался в том, что, никогда не участвуя в боевой деятельности эсеров, лидер партии обосновал необходимость и целесообразность политического террора. «Вопрос в средствах борьбы… есть неприн­ципиальный вопрос, а вопрос удобства, вопрос обстоятельств целесообразности». «Кровь есть ужас, ведь революция – кровь. Если террор роковым образом неизбежен, значит, он целесообразен». «Террор в революции соответствует артилле­рийской подготовке в бою. Террор является также средством самообороны». Одна из сторон второго противоречия состав­ляет «изюминку» неонародничества и может быть поставлена в заслугу Чернову. Он отмежевался от классического народ­ничества в отношении к российскому капитализму и общине, признавал факт капитализма в России и разложение об­щины. «Мы не сомневались, что капитализм в России развивается, мы искали только типические национальные особенно­сти в характере этого развития». «Быть или не быть капитализму, а как его встретить» — вот как ставился вопрос.

Чернов одним из первых в России поставил вопрос о типе капитализма в России и более широко о типе капитализма в преимущественно аграрных странах. Важнейшую особенность он видел в преобладаниях негативных последствий (анар­хия производства, кризисы, обнищание трудящихся). «Мы сказали себе, что основная особенность русского капитализма – переразвитие, гипертрофия его «шуйцы» над его «десницею», его отрицательных, разрушительных, дезорганизующих сторон над сторонами положительными, созидательными, организующими». Таким образом, признавая капитализм в Рос­сии, Чернов не абсолютизировал его, видя в экономическом и общественном укладе страны смесь капиталистических и некапиталистических элементов.

В этом суть теоретической парадигмы неонародничества и его сильнейшая сторона. Чернов признавал победу капита­лизма в промышленности и в городе. Он отстаивал способность крестьянского хозяйства успешно сопротивляться капита­лизму, некапиталистической эволюции. Центральная программа эсеровского народничества – социализация земли. Её суть заключается в переходе земли не в частную собственность, а в собственность всего общества и в пользование трудящихся. Мелкое крестьянское трудовое хозяйство способно победить крупное, потому что оно идёт к развитию коллективизма че­рез общину и кооперацию.

Аграрный проект составлял сердцевину всей программы партии эсеров, хотя официально она была принята на первом съезде, состоявшемся в конце 1905 – начале 1906гг. Её основные положения были тщательно обсуждены на страницах «Ре­волюционной России», начиная с 1902г. Конечную цель эсеры видели в организации социалистических обществ. В области политических требований программа-минимум заключалась в «полной демократизации всего государственного и юриди­ческого строя на начало свободы и равноправия, что означало реализацию основных прав человека: свободы слова, совести, печати, собраний и союзов, свободы передвижений, выбора занятий, свободы стачек, неприкосновенности личности и жилища, всеобщее равное избирательное право. На смену самодержавию должна была прийти демократическая респуб­лика с развитым местным самоуправлением. Эсеры были весьма прогрессивны для своего времени в решении националь­ного вопроса, они предлагали федеративное устройство государства и безусловное право национальности на самоопреде­ление. Таким образом, возрождение неонародничества в иной форме на рубеже ХIХ – ХХвв. было выражением стремления русского народа идейно самоопределиться.

Образование социал-демократической партии в России

К 80-м годам позапрошлого века социалистическое движение, исчерпав ресурсы классического народничества, обрело но­вое, теоретическое дыхание в России. Возникнув как интеллектуальное отражение раннего промышленного капитализма, марксизм находился в преддверии внутренней метаморфозы. Российский марксизм – историографическая проблема на­ших дней. Почему идеологический продукт индустриального развития западноевропейских стран столь прочно укоре­нился в архаической стране и оказал столь сильное воздействие на всю её историческую судьбу? Как минимум две истори­ческие причины популярности марксизма очевидны: 1. Высокие темпы развития капиталистических явлений в экономиче­ской жизни России, значительный рост промышленных предприятий и занятых на них рабочих. 2. Значительная часть российской молодёжи, оказавшейся в европейских странах в результате вынужденной эмиграции или с целью получения образования, стала очевидцем утверждения западного пролетариата как самостоятельной политической силы.

Марксова идея особой роли рабочего класса как освободителя всего человечества легко воспринималась в России людьми различных мировоззрений, поскольку в основе многих из них находилась идея русского мессианства. Наиболее яркой фи­гурой среди русских эмигрантов был Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918гг.). Его отличали огромные личные спо­собности, большое трудолюбие, высокая дисциплинированность, целеустремлённость. В эмиграции он начал изучать мар­ксистскую литературу, а в 1883г. вместе со своими единомышленниками П.Аксельродом, Верой Засулич, Львом Дейчем и Н.Игнатьевым организовали группу «Освобождение труда». Свою цель члены группы видели в переводе марксистских произведений на русский язык и пропаганде их среди русской мыслящей общественности. Плеханов, Засулич и Аксельрод перевели на русский язык всего около двадцати марксистских работ, в том числе «Манифест коммунистической партии», «Философию нищеты». Не одно поколение русских радикалов училось марксизму по Плеханову. Марксизм Плеханова – это действительно ортодоксальный перворожденный марксизм. Наиболее сильные моменты всей деятельности Плеханова связаны с тем, что он был последовательным революционным марксистом. Плеханов отчётливо разделил социалистиче­ские и демократические задачи рабочего движения в России, подчеркнув первоочередную историческую задачу послед­ней: «Борьба за политическую свободу с одной стороны и подготовку будущего рабочего класса к его будущей самостоя­тельной и наступательной роли, с другой стороны – такова постановка партийных задач, единственно возможная в на­стоящее время». «Социализм в России больше, чем где-либо ещё представляет демократию в целом». «Классовая борьба – популярнейшая идея русской революции, потому и пришлась ей так ко двору, что русские люди менее чем кто-либо вос­питаны в компромиссе и к компромиссу… с другой стороны учение о классовой борьбе, как готовая теоретическая фор­мула, облекла и оформила то чувство ненависти и возмездия, которое воспитал в русском человеке старый порядок. Нена­видел и жаждал возмездия крестьянин, в котором века угнетения взрастили эти чувства, ненавидел и жаждал возмездия рабочий, который к унаследованной деревенской, крестьянской ненависти присоединил городскую, пролетарскую, отрав­лен ненавистью и интеллигент, в котором рядом с печальником за народ рос мститель за себя и за народ». «Марксизм, вос­приятие которого, благодаря развитию промышленности и нарождённого пролетариата, быстро проникавшегося классо­вым сознанием, нашло в России много корней, сыграл у нас не столько роль идейного организатора рабочего класса, сколько выкованного интеллигенцией орудия борьбы за освобождение. Он был отражением переполнившего Россию океана отчаяния и человеческого страдания». Плеханов рассматривал российский рабочий класс, как главную силу в борьбе против самодержавия, а его формировавшуюся партию – как один из элементов будущей политической демокра­тии в стране. При этом он отодвигал решения социалистической деятельности на всё более ожидаемое будущее, произнеся в критическом 1917г. знаменитые слова о том, что «Россия ещё не смолола той муки, из которой можно испечь социалисти­ческий пирог». Плеханов в теоретической деятельности был весьма догматичен и нетерпим. Он подчёркивал привержен­ность ортодоксальному марксизму: «Разница между Лениным и мной, это не разница между правыми и левыми, это раз­ница в базисах развития социализма. Ленин – это утопический социализм, а не научный». Политическое сознание в рус­ском рабочем классе пробудилось раньше, чем в русской буржуазии. «Наша буржуазия требует только субсидий, гаран­тий, покровительственного тарифа и вывозных пошлин, русские рабочие требуют политических прав». «Наш капитализм отцветёт, не успевши окончательно расцвести». В России марксизм стал популярен благодаря «легальным» марксистам: П.Б.Струве, Н.А.Бердяеву, С.Булгаков. «Если Плеханов может быть назван первым российским социал-демократом, то Струве – первым социал-демократом в России». По мнению Струве – «социальный прогресс невозможен без экономиче­ского, а капиталистический способ производства как раз обеспечивает необходимый экономический прогресс». «Россия из бедной капиталистической страны должна стать богатой капиталистической страной». Струве отмежевывается от двух ключевых постулатов марксизма: абсолютизации революции как способа исторического прогресса и исключительно клас­сового характера государства. «Государство есть прежде всего организация порядка». Струве был автором манифеста РСДРП, провозгласившей образование в России самостоятельной партии рабочего класса и теоретически оформившего результаты работы первого съезда РСДРП. (1898г., Минск)

Ни Плеханов, ни Струве не решили задачу адаптации марксизма в России. Плеханов сохранял верность ортодоксальному марксизму, а Струве использовал лишь экономическую концепцию марксизма. Струве стал одним из основателей россий­ского либерализма. Обе задачи были решены В.И.Ульяновым-Лениным – лидером российской социал-демократии. Сего­дня появляются серьёзные размышления о корнях российского коммунизма, и роли социал-демократии и Ленина в исто­рии России. Ленин не обладал врождённым, патологическим человеконенавистничеством и жаждой власти. Бердяев заме­тил про Ленина: «Революционность Ленина имела моральный источник, он не мог вынести несправедливости, угнетения, эксплуатации. Но, став одержимым революционной идеей, он, в конце концов, потерял непосредственное отношение к живым людям, допуская обман, ложь, насилие, жестокость. Совершенно определённо можно сказать, что Ленин не был выдающимся теоретиком, тем более гением «философской» мысли. Основой его решений был марксизм «манифеста ком­мунистической партии». Его экстремистская часть – триада: классовая борьба – социалистическая революция – диктатура пролетариата». Ленин дополнил марксизм рядом собственных идей. Результатом их соединения стал ленинизм. Две ле­нинские идеи: союз рабочего класса с крестьянством. Ленин учитывал аграрный характер страны: «Русский рабочий – единственный представитель трудящегося и эксплуатируемого населения – основа деятельности марксизма». Ленин раз­работал теорию пролетарской партии. Главной чертой новой партии считалась бескомпромиссность, нетерпение к любым проявлениям оппортунизма. Основными характеристиками партии были: высокая степень организованности, строгая дисциплина, тактическая и организационная гибкость. Закон функционирования партии Ленин видел в беспощадной идейной борьбе. Известен его знаменитый призыв: «Прежде идейно размежеваться, а затем объединиться. В его идеях можно увидеть зародыш того военно-государственного образования, в которое превратилась большевистская партия в условиях тоталитарного режима. Ленин как идеолог несёт ответственность за возникновение тоталитарной системы совет­ского общества. Если Ленина и можно считать теоретиком, то только с целым рядом оговорок. Состоявшийся летом 1903г. второй съезд конституировал партию РСДРП. Главные цели – осуществление социалистической революции и установле­ние диктатуры пролетариата. Небольшие дебаты связаны с определением членства. Это положило начало двум течениям: меньшевизма с лидером Ю.О.Мартовым и большевизма с лидером В.И.Лениным. Мартов в отличие от Ленина видел в буржуазной демократии значительный шаг в общецивилизованном развитии человечества. Решающими пунктами разно­гласий были различия в оценке социально-экономической и политической ситуации в России. Так возникла социал-демо­кратическая партия с основной чертой: утопизм политической программы с социалистической ориентацией.

Время возникновения либерализма – 60-е гг. ХIХв. Реформы правительства – освобождение крестьянства и создание земств создали основы для возникновения либерализма. Б.Н.Чичерин (1828 – 1904гг.) сформулировал теоретические основы либе­рализма. Программа практических действий состояла в ликвидации феодальных пережитков, отмене крепостного права, невмешательстве государства в экономическую сферу, Свободу частного предпринимательства, формирование частной собственности. Единственной силой, способной реализовать эту программу, Чичерин считал государство и правительство. Специфика России – громадность государства, многочисленность населения обусловила большую роль государства. И модернизацию России должно было произвести самодержавие, самопревращающееся в конституционную монархию. Пра­вительство должно опираться не на реакционеров и не на радикалов, а на сторонников умеренных, осторожных и посте­пенных, но неуклонных преобразований. Это была программа «консервативного» либерализма для общества, или «либе­рального консерватизма» для правительства. Чичерин теоретически не исключал неизбежности революции, но предпочи­тал эволюционный путь развития. Его политическую программу сегодня квалифицируют как русский вариант движения к правовому государству. Чичерин категорически отвергал социалистические идеи и социалистическое движение. Сама идея социалистических реформ противоречива свободе личности, а потому была несостоятельна. «Социализм вечно ко­леблется между самым безумным деспотизмом и полной анархией. Социализм – это ложная демократия». Либеральное движение отработало основные требования своей политической программы: политические свободы (слова, печати и га­рантии личности) и созыв учредительного собрания. В 1880г. была создана «Лига оппозиционных элементов» или «Зем­ский союз» — первая либеральная организация России. В Женеве издавался журнал «Вольное слово». Возникновение «но­вого» либерализма на рубеже ХIХ-ХХвв. Связано с активизацией либерального движения в России. Либералы основали свой нелегальный печатный орган – журнал «Освобождение», выходивший в 1902-1905г. Редактором был Струве. Действо­вали местные кружки сторонников «Освобождения». Начало «Союза Освобождения» было положено летом 1903г. Приняли участие: кн. Долгоруков, кн. Шаховской, Петрункевич, Булгаков, Н.Бердяев, Прокопович, Кускова. Второй съезд «Союза» Обсуждал вопрос о проведении банкетной кампании в ноябре 1904г. в связи с сорокалетием судебной реформы. На первом съезде представителей был избран совет организации во главе с И.Петрункевичем. Продискутированная на страницах «Освобождения» и нашедшая воплощение в т.н. Парижской конституции, т.е. в проекте «Основных государственных зако­нов Российской империи», принятой группой членов «Союза освобождения» в марте 1905г. программа включала ряд осно­вополагающих позиций классического либерализма – требование прав человека и народного представительства. Радика­лизм программных требований проявлялся прежде всего в идее бессословного народного представительства, во всеобщем избирательном праве, и признании «государственного социализма». «При наличии крепкой революционной традиции в русской интеллигенции, при существовании крепко организованных социалистических партий, при давнем и глубоком культурном отчуждении народных масс от образованного общества – всякое разрешение вопроса о народном представи­тельстве, кроме всеобщего голосования, будет роковой политической ошибкой, за которой последует тяжёлая расплата». Либерализм в России стал «новым» на европейский манер.

Либералы остановились на середине пути: 1.Они оказались чересчур радикальными по сравнению с классическим либера­лизмом. 2. Их либерализм оказался недостаточно радикальным в части социальных программ.

В стремлении соединить элементы либерализма, социализма они уловили прогрессивную антитоталитарную тенденцию, но не пошли по этому пути до конца, не поняли приоритетности социальных программ в России. На протяжении 1905 – начала 1917гг. партии вырабатывали и проверяли свои программные установки по всем вопросам, в том числе и по вопро­сам власти. Основные либеральные партии – октябристы и кадеты – представляли будущее России в форме конституци­онной монархии. Достичь этой цели они хотели мирным, конституционным путём, хотя левое крыло либералов – кадеты не отрицали возможности политической революции. Меньшевики и эсеры стояли за более радикальное преобразование общества с демократической республикой в конце пути. Не исключая революционных способов действия, меньшевики проявляли большую склонность к реформаторству. Большевики отстаивали собственный вариант решения вопроса о вла­сти, уничтожения монархии вооружённым путём и замены её демократической республикой.

Россия в условиях мировой войны и общенационального кризиса.

В начале ХХв. западный капитал исчерпал возможности расширения вширь за счёт захвата территорий и рынков сбыта. Мир был разделён между «старыми», колониальными державами: Англией, Францией, Испанией, Португалией и дру­гими. Образование монополий в западных странах ограничило возможности свободного развития капитализма и появле­ния новых кампаний. Традиционная культура на Западе была в основном разрушена. В условиях кризиса ценностей стала складываться новая, массовая культура. Это был кризисный период в развитии западной цивилизации. Но это был кризис роста, при котором современная цивилизация обеспечивает структурную перестройку не только на экономическом, но и на политическом, и социокультурном уровне. Происходило интенсивное развитие и качественное обновление капита­лизма. Складывалось антитрестовское и рабочее законодательство, всё более эффективно защищались права профсоюзов. В начале ХХв. возникло массовое производство товаров широкого потребления, изменившее характер рынка и культурно-бытовые условия жизни. Это были шаги в сторону современного типа капитализма, при котором учитываются интересы не только буржуазии, но и всего общества, всё в большей мере становящегося обществом собственников. Однако экстенсив­ные формы развития капитализма продолжали отстаивать своё право на существование. «Молодые промышленные дер­жавы, прежде всего Германия, стремились к переделу захваченных территорий, вытеснению конкурентов с привычных рынков сбыта. Это вызвало обострение межгосударственных отношений, а внутри стран «второго эшелона» капиталисти­ческого развития – новое оживление государственного традиционализма, великодержавного самосознания. В 1889г. был заключён союз Германии с Австро-Венгрией и Италией. Отношения России и Германии ухудшились. Причиной этого были стремления Австро-Венгрии утвердиться на Балканах, в традиционной сфере влияния России. В 1893г. был заключен союз между Россией и Францией, в 1907г. — соглашение России с Англией.

Общественная жизнь России в предвоенные годы проходила под знаком усиления левых сил. В 1912-1914гг. рабочее движе­ние выросло в 1,5 раза. Всё мощнее становились политические забастовки и демонстрации. Осенью 1912г. прошли выборы в IV Государственную думу. В ней произошла дальнейшая поляризация сил: за счёт сокращения октябристского центра увеличилось число депутатов от правых, с одной стороны и от кадетов и прогрессистов с другой. Всё большую роль в Думе играл не правый, а левый центр, союз кадетов и октябристов. При его поддержке удалось вернуть судебную власть в деревне от земских начальников мировым судьям. Председателем Думы был избран октябрист М.В.Родзянко. В конце 1912г. оформилась партия прогрессистов, ставшая партией русской буржуазии. Её учредителями были текстильные фабриканты А.И.Коновалов, В.П. и П.П.Рябушинские, С.Н.Третьяков, С.И.Четвериков и земские деятели И.Н.Ефремов, Д.Н.Шапов, А.М.Ковалевский. Прогрессисты стремились к слиянию кадетов и октябристов в единую деловую партию. Отвергая лозунги кадетов о всеобщем избирательном праве и принудительном отчуждении помещичьих земель, они настаивали на ответственности министров перед Думой, независимости местного самоуправления от бюрократии, отмене чрезвычайного положения. Идеологией прогрессистов был неославянизм, оправдывавший борьбу капиталистов за новые рынки сбыта. Прогрессисты не были довольны результатами своей деятельности в Думе и стремились к организации блока левых и революционных сил вне Думы. В марте 1914г. А.И.Коноваловым было созвано совещание прогрессистов, левых октябристов, кадетов, народных социалистов и социал-демократов (в том числе большевиков). Эти партии создали Информационный комитет для объединения усилий в борьбе за полное осуществление свобод, провозглашённых в манифесте 17 октября 1905г. Целью прогрессистов было продолжение реформ. Это свидетельствовало о способности буржуазии если не возглавить революцию, то содействовать развитию революционного движения в стране. Однако начавшаяся война привела к сплочению общества на основе идеалов имперского сознания и государственного традиционализма. Забастовки рабочих прекратились. IV Дума единогласно проголосовала за военные кредиты, продемонстрировав своё единство с правительством (социал-демократы при голосовании воздержались). Земское и городское самоуправление активно включилось в работу по оказании помощи армии. Достигнуто национальное согласие. Вместе с тем поднялись националистические настроения. В 1915г. в Москве прошёл немецкий погром, когда избивались иностранцы и уничтожалась их собственность. Петербург был переименован в Петроград.

30 июля 1914г. Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации. В ответ Германия объявила войну России. Как и другие европейские страны, втянутые в конфликт, Россия познала часы священного единения. 2 августа сотни тысяч демонстрантов стеклись к Зимнему дворцу, чтобы на коленях получить благословение царской четы. Мобилизацию десятка миллионов мужчин провели беспощадно, но она не вызвала серьёзных проблем. Количество дезертиров было минимально. Забастовочное движение пошло на убыль из-за страха рабочих, закреплённых за оборонительными предприятиями, перед отправкой на фронт. Представители либеральной интеллигенции предложили государственным властям помощь, которую царь принял. Так сформировался Всероссийский земский союз помощи больным и раненным воинам под председательством князя Г.Львова и Всероссийский союз городов, объединивший десятки муниципалитетов, стремящихся оказать гуманитарную помощь семьям солдат и жертвам войны. Символом патриотического движения стало провозглашение сухого закона. Государство отказывалось от значительного источника доходов, а подданные, подчинив всё единственной цели – победе, пожертвовали одним из немногих удовольствий. В первые месяцы войны действия Российской армии принесли некоторые надежды. Во исполнение соглашений с Францией генеральный штаб Российской армии развернул в установленные сроки наступление против Германии. Захваченные врасплох в Восточной Пруссии, немцы были вынуждены внести коррективы в план Шлифена, снять войска с западного фронта, что помогло французам выиграть битву на Марне. Благодаря этим подкреплениям и удачному манёвру немцы одержали крупную победу 27 августа при Танненберге в Мазурии. Российская армия оставила там около 100 тыс. пленных, но всё же отошла в боевом порядке. Неудача при Танненберге компенсировалась успешными действиями против австрийцев. В сентябре-октябре русские войска заняли половину Галиции. В начале 1915г. им ещё удавалось сдерживать атаки немецких войск в Восточной Пруссии. Тем временем в войну на стороне центральноевропейских стран вступила Турция, что привело к серьёзнейшим последствиям: закрытие Дарданелл почти полностью отрезало Россию от мирового рынка (отныне импорт шёл только через Архангельск и Владивосток) и поставило Россию в условия экономической блокады.

Российское правительство надеялось на быстротечную войну. Военные запасы были рассчитаны на трёхмесячную кампанию. Уже в конце 1914г. многие части испытывали недостаток патронов и снарядов. Блокада вынуждала страну опираться только на собственные силы. Ожидая плодов экономической перестройки, генштаб избегал ввязываться в крупные операции. Центральноевропейские державы развернули в мае 1915г. широкое наступление, завершившееся полной победой. Фронт был прорван на всём протяжении, а половина Российской армии вышла из строя (150 тыс. убитых, около 700 тыс. раненых, 900 тыс. пленных). В результате этого беспрецедентного разгрома Литва, Галиция и Польша перешли под контроль государств германо-австрийского блока, которые поощряли там развитие национальных движений вплоть до признания (5 ноября 1916г.) восстановления государственности Польши, в то время как царское правительство давало Польше лишь статус политической автономии. Потеря западных провинций лишила Россию изделий польской промышленности, которая была одной из самых развитых в империи и вызывала массовый приток беженцев (более 4 млн.), что ещё больше дезорганизовывало общественную и экономическую жизнь страны. Национальная экономика не могла длительное время выдерживать бремя войны. Нужды десятимиллионной армии требовали полной перестройки экономики, которая достигла небывалого размаха: более 80% заводов России были переведены на военное производство. Тем не менее, объём выпускаемой продукции по ряду причин оставался недостаточным: отсутствие должной организации, жёстких планов экономической мобилизации, падение производительности труда, вызванное притоком на завод новых рабочих, не имеющих квалификации и деревенских женщин, кризис транспортной системы, особенно железных дорог (в 1916г. четвёртая часть локомотивного парка вышла из строя или была захвачена неприятелем), нехватка сырья, вызванная его приоритетным экспортом для покрытия части внешнего государственного долга (утроившегося за 3 года), недостатков оборудования, запасных частей и станков, поставка которых сократилась из-за экономической блокады. Война показала нагляднее, чем когда бы то ни было, экономическую зависимость империи от европейских поставщиков. Вынужденное сосредоточение всей промышленной деятельности на военном производстве разрушало внутренний рынок. Промышленность не удовлетворяла нужды гражданского населения. За несколько месяцев в тылу образовался дефицит промышленных товаров. Не имея возможности купить то, что им нужно, крестьяне сократили поставки в города, в результате цены на сельскохозяйственные продукты выросли так же быстро, как и на промышленные товары. Страна вошла в полосу инфляции и дефицита. С июля 1914г. по январь 1917г. цены на основные товары поднялись в 4-5 раз. Заработная плата не поспевала за их ростом. Действительно, из перенаселённых, несмотря на мобилизацию, деревень прибывало слишком много дешёвых рабочих рук, и это создавало противовес требованиям повышения оплаты труда. Условия жизни трудящихся катастрофически ухудшались. Число бастующих росло, подобно взрыву: менее 35 тыс. человек во втором квартале 1914г., 560 тыс. в 1915г., 1100 тыс. в 1916г. Покупательная способность служащих падала ещё быстрее. Перед лицом этой ситуации – рост цен, дефицит, снижение покупательной способности – правительство не приняло никаких мер для борьбы с инфляцией, для замораживания цен и заработной платы или введения карточной системы. Отсутствие последовательной экономической политики – лишь один из аспектов политического вакуума, постепенно охватывающего страну с лета 1915г. В начале войны Николай II предоставил военному командованию в зоне действий армий очень широкие полномочия, но отступления 1915г. расширили эту зону вплоть до центральных районов страны, и конфликт между военными и гражданскими властями стал неизбежен. Однако, ещё более глубоким было «взаимонепонимание» власти и общества. Основав уже в первые недели войны Всероссийский земский союз и Всероссийский союз городов, высшие круги общества ясно выразили решимость приобщиться к делам страны и внести свою лепту в общие усилия, направленные на ведение войны. Под воздействием военного и экономического кризиса 1915-1916гг. создавались и множились различные комитеты и общества, росла их роль в жизни страны. Комитет красного креста, первоначально скромная организация, постепенно подчиняет себе всю санитарную администрацию страны. Земский и городской союзы слились в Земгор, чтобы попытаться централизовать военные поставки, особенно со стороны малых предприятий. В мае 1915г. по инициативе А.Гучкова наиболее видные представители деловых и промышленных кругов создали Центральный военно-промышленный комитет — своего рода параллельное министерство, на которое возлагалась задача организации производства для оборонных нужд и распределения заказов между крупными предприятиями. Благодаря усилиям комитета в 1916г. снабжение армии несколько улучшилось по сравнению с 1915г. Русские войска даже смогли развернуть в июне 1916г. успешное наступление в Галиции. Однако, их продвижение (60км. за неск. дней) опять затормозилось из-за нехватки боеприпасов. Со своей стороны, потребители создавали огромные кооперативы, насчитывающие по нескольку десятков тысяч членов. Власти, потеряв контроль над ситуацией, лишались одной функции за другой. В стране развивалась мирная революция. Вместо т того, чтобы поощрять слияние общества, которое объединялось в целях прежде всего патриархических с властью, Николай II цеплялся за монархистско-популистскую утопию о «царе-батюшке, командущем армией своего доброго крестьянского народа». Следуя советам императрицы Александры Фёдоровны и Распутина, чьё влияние при дворе не переставало расти, Николай II взял на себя командование вооружёнными силами, сместив великого князя Николая Николаевича (15 сентября 1915г.), что в условиях национального поражения превращалось в самоубийство самодержавия. Изолированный в личном поезде в Могилёвской ставке, он перестал управлять страной, положившись на Александру Фёдоровну, которая охотно занималась политикой, но, будучи по происхождению немкой, не пользовалась популярностью. Министры, пытавшиеся воспротивиться этому решению, были отстранены от занимаемых должностей. Позже (в январе 1916г.) послушный И.Горемыкин был вынужден уступить свой пост губернатору Штюрмеру, протеже Распутина и бывшему сотруднику охранки, без стеснения афишировавшему свои реакционные взгляды. Принятые меры состояли единственно в замене одних некомпетентных министров другими, ничуть не лучшими (за год сменилось 5 министров внутренних дел, 4 министра сельского хозяйства и 3 военных министра). В обществе камарилью во главе с Распутиным обвиняли в подготовке сепаратного мира и в умышленном потворстве вражескому нашествию на территорию страны. Становилось очевидным, что самодержавие потеряло способность управлять страной и вести войну. В условиях отсутствия реальной власти легальная оппозиция, представители которой проявляли исключительную активность в работе различных комитетов и обществ, созданных для разрешения вызванных войной проблем, повела себя нерешительно, о чём писал Маклаков в известной притче, опубликованной в «Русских ведомостях» в октябре 1915г. Автор сравнивал Россию с автомобилем, который ведёт к неизбежной аварии неумелый шофёр, отказывающийся выпустить из рук руль, зная, что пассажиры слишком трусливы, чтобы его отнять. П.Милюков в своих «Воспоминаниях» объясняет эту нерешительность, граничащую с параличом, страхом быть обойдёнными слева революционными движениями, сумевшими подчинить стихию уличных движений. Словом, всё это было далеко от духа Выборгского воззвания 1906г. Однако, если на историческом удалении политический паралич либеральной оппозиции во время войны не оставляет сомнений, но её активность, особенно на словах, порождала иллюзии. Священное единение было кратковременным. Уже на второй сессии государственной Думы, прошедшей во время войны (1 августа-16сентября 1915г.), большинство депутатов под руководством октябристов и кадетов выделились в Прогрессивный блок, к которому примкнули около половины членов Государственного совета и даже отдельные министры. Цели блока, обнародованные 8 сентября, были весьма умеренными: «правительство, пользующееся доверием страны», конец военно-гражданского двоевластия в тылу, политическая амнистия, прекращение всякой религиозной дискриминации, подготовка закона об автономии Польши, политика умиротворения в Финском вопросе, пересмотр законов 1890-1892гг. о земствах и т.д. Николай II ответил приказом закрыть сессию 16 сентября, не назначив в нарушение основного закона даты её следующего созыва. В течение 1916г. легальная оппозиция умножила словесные атаки против самодержавия, но не предприняла никаких конкретных действий. Когда Дума, наконец, снова собралась (13 ноября-30 декабря 1916г.), в стране сложился такой политический климат, что даже «бездарные правые националистические депутаты» начали критиковать «бездарных министров». В своей нашумевшей речи на сессии Думы, текст которой распространялся по стране в списках, Милюков показал очевидность того, что политика правительства была продиктована «либо глупостью, либо изменой». Швидловский от имени фракции октябристов обвинил правительство в том, что, намеренно вызывая голод в столице, оно провоцирует мятежи ради оправдания заключения сепаратного мира. А.Керенский от имени трудовиков потребовал отставки «всех министров, предавших свою страну». В январе 1917г Николай II под давлением общественного мнения отстранил Штюрмера, заменив его либеральным представителем знати – кн. Голицыным. Несколько ранее при дворе, верном старым традициям, оформился заговор с целью избавиться от Распутина. Его убили – не без труда – в ночь с 30 на 31 декабря князь Юсупов, депутат-националист Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович. Успех этого заговора повлёк за собой другие: между промышленниками (Коновалов и Терещенко), парламентариями (Гучков, Керенский, Некрасов), и военными (в частности, Брусиловым и Алексеевым) – ради устройства «дворцового переворота», который вынудил бы Николая II отречься от престола в пользу сына, чтобы тот правил под регентством великого князя Михаила Александровича. Легальной оппозиции это решение казалось единственно возможным. Либералы были единодушно против народного восстания, опасаясь, что массы пойдут за представителями крайне левых течений, а это ещё больше разобщит усилия страны, направленные на ведение войны. Война выявила межимпериалистические противоречия и тем самым опрокинула расчёты марксистской теории, сделав революционный взрыв в России более вероятным, чем где бы то ни было. Разобщённые в эмиграции, революционные движения были разрозненными и в России. После ареста своих пяти депутатов в Думе (ноябрь 1914г.) большевики снова ушли в подполье и пытались возродить местные комитеты, впрочем, сразу же разгромленные полицией. Меньшевики в большинстве своём сотрудничали с трудовиками в рамках легальной оппозиции. В 1915г. революционные движения были поставлены перед необходимостью принять ответственное решение, когда Центральный военно-промышленный комитет предложил создать рабочую группу из представителей трудящихся для участия в его деятельности. Большевики высказались «против», большинство других – «за». Раздоры между социалистами сказывались и на рабочем движении. Несмотря на разобщённость, причин для поддержания на высоком уровне недовольства и активности масс было более чем достаточно. В 1916г. недовольство охватило и часть армии. Взрывоопасный характер не вызывал сомнений. Война породила кризис, которым самодержавие было не в состоянии управлять. Либеральная оппозиция, боявшаяся, что улица её захлестнёт, занимала выжидательную позицию. Революционные движения были слишком разобщены, чтобы планировать восстание. Февральская революция разразилась стихийно. Её размах и быстрота победы стали неожиданностью как для всех политических группировок, так и для самих участников.

Революция 1917г.

1. Февральские дни.

В середине февраля 1917г. Петроградские власти решили ввести карточную систему. В нескольких пунктах города перед пустыми прилавками магазинов вспыхнули беспорядки. 20 февраля администрация Путиловских заводов объявила локаут из-за перебоев в снабжении сырьём, тысячи рабочих оказались выброшенными на улицу. Заседавшая с 14 февраля Государственная дума ещё раз подвергла уничтожающие критике «бездарных министров» и потребовала их отставки. На следующий день забастовали почти все заводы. Женщины составляли большинство среди демонстрантов, атмосфера накалялась. С красными флагами и пением «Интернационала» рабочие стекались к центру города. Произошло несколько жестоких столкновений с конной полицией. Размах движения и относительная пассивность властей удивили и участников, и свидетелей. На третий день большевики, основные организаторы демонстраций, стали заметны. Несмотря на инструкции генерала Хабалова, командующего Петроградским гарнизоном, который приказал полиции не допустить прохода демонстрантов через невские мосты, шествия в центре города всё-таки состоялись. Только вмешательство казаков предотвратило действия конной полиции. Ситуация становилась всё более запутанной. На вечернем заседании правительства Хабалов зачитал телеграмму от царя, приказывающую ему «завтра же прекратить беспорядки». Это было единственной реакцией самодержавия на происходящие события. Ночью охранка произвела многочисленные аресты. Руководители нелегальных организаций, не ожидавшие таких событий, заняли выжидательную позицию. Никто не мог вообразить, что нескольких демонстраций будет достаточно для начала и победы революции. На четвёртый день, в воскресенье 26 февраля с окраин к центру города снова двинулись колонны рабочих. Солдаты, выставленные властями в заслоны, отказались стрелять по рабочим. Офицерам пришлось стать пулемётчиками. Более 150 человек были убиты в этот день. В то время как подавленные демонстранты возвращались домой, правительство, считавшее, что победа осталась за ним, ввело чрезвычайное положение и объявило о роспуске Думы, игнорируя призыв её председателя Родзянко, обращённый к царю, назначить «правительство доверия», чтобы положить конец «беспорядкам». В тот момент ни большевики, которые недооценили серьёзность положения и не хотели сотрудничать с «оборонцами», ни меньшевики не были готовы завладеть инициативой. Ранним утром 27 февраля рабочие считали, что решение проблемы восстания – дело значительно более отдалённого будущего, чем то было в действительности. Революционный натиск рабочих совпал с движением солдат, которые уже выходили на улицы. Победа революции была обеспечена утром 27 февраля, когда демонстранты начали братание с солдатами. Восставшие захватили арсенал, отдельные общественные здания и направились к Зимнему дворцу. Первым вошёл туда, не встретив сопротивления, Павловский полк. Через несколько минут красное полотнище взвилось над крышей дворца.

Установление двоевластия и отречение Николая II.

Накануне царь приостановил сессию Государственной думы, но депутаты, по примеру французских революционеров 1789г. решили продолжить дебаты. Перед ними встал вопрос: как реагировать на приближение восставших к Таврическому дворцу, где проходило совещание? Некоторые, соглашаясь с Милюковым, считали, что будет более достойным встретить их, оставаясь на местах. Вопреки мнению своих коллег, Керенский бросился навстречу восставшим и поприветствовал их приход. Этим порывом он сохранил союз народа и парламента. В то же время группа рабочих, активистов меньшевиков из военного комитета, которые были только что освобождены из тюрьмы восставшими, вместе с двумя депутатами-меньшевиками (Чхеидзе, Скобелев) и бывшим председателем С-Петербургского совета 1905г. Хрусталёвым-Носарём в одном из залов Таврического дворца создавали Совет рабочих депутатов. Под именем Временного исполнительного комитета Совета рабочих депутатов группа активистов, среди которых преобладали меньшевики, провозгласила себя штабом революции. Он образовал Комиссию по снабжению (она тут же призвала население кормить восставших солдат) и Военную комиссию (под председательством Мстиславского) для координации действий защитников революции. Наконец, Временный исполком предложил рабочим выбрать представителей в Совет, чтобы создать его вечером того же дня. В то же время Государственная дума, встревоженная образованием Совета и не желавшая остаться в стороне от движения, пошла на осторожный разрыв с царизмом и создала Комитет по восстановлению порядка и связям с учреждениями и общественными деятелями под председательством Родзянко. Этот комитет, в котором преобладали кадеты, стал первым этапом на пути формирования правительства. 27 февраля около полуночи П.Милюков смог объявить Совету, что Дума только что «взяла власть».

Две власти, рождённые революцией, были на грани конфликта. Во имя сохранения единства в борьбе против царизма Совет вынужден был уступить. Он не готов был взять власть. Служащий интересам рабочего класса в борьбе против буржуазии, Совет должен был стать на первом этапе самым прочным оплотом буржуазной революции против возврата к самодержавию. Эта концепция объясняет позицию руководителей Совета по отношению к Думскому комитету. За исключением Керенского, все считали, что, так как революция ещё не прошла, «буржуазная фаза» деятельности министров-социалистов не принесёт результатов и только дискредитирует революционное движение. Поэтому руководство Совета отказалось от участия в правительстве. Тем не менее, хотя угроза военных репрессий не была исключена, Исполком Совета всё же решил признать законность правительства, сформированного Думой, и поддержать его. Это признание сопровождалось одним условием, которое являлось основой соглашения, касавшегося установления нового режима: Совет поддержит правительство лишь в той мере, в какой оно будет проводить одобренную им демократическую политику. За исключением большевиков, выдвинувших лозунг «Вся власть Советам», и анархистов, все социалистические течения одобрили условия соглашения. Оно означало признание двух различных и антагонистических властей, подчинение цензовых классов правительству, а трудящихся и солдат – Совету. С одной стороны, образовался лагерь правительства, сословных учреждений (земства, городские Думы) и «буржуазных» партий (кадеты), с другой стороны – силы «демократии» (Советы, социалистические партии, анархисты, профсоюзы). В достижении 1 марта компромисса между Государственной думой и Советом сыграла роль неуверенность относительно позиции Николая II и Генштаба.

Информированный за 2 дня до этого о серьёзности положения, Николай решил отправиться в Царское село, приказав генералу Иванову восстановить порядок в Петрограде. Но ни генерал, чьи войска отказались повиноваться, узнав, что весь столичный гарнизон перешёл на сторону революции, ни царь, чей поезд железнодорожники направили в Псков, так и не достигли окрестностей Петрограда. В течение всего дня 1 марта царь находился в пути. Прибыв поздно вечером в штаб Северного фронта, он узнал о полной победе революции. Ночью Родзянко сообщил генералу Н.Рузскому, что отречение стало неизбежным. Династия ещё могла быть спасена, если бы царь немедленно отрёкся от престола в пользу своего брата, великого князя Михаила Александровича. С согласия великого князя Николая Николаевича верховный главнокомандующий Алексеев предложил командующим фронтами направить царю телеграммы с рекомендацией отречься от престола, «чтобы отстоять независимость страны и сохранить династию». Получив от Рузского семь телеграмм, Николай II уже не пытался сопротивляться. Из-за слабого здоровья сына Алексея Николай II отрёкся в пользу брата Михаила Александровича. 2 марта он передал текст отречения двум эмиссарам Думы – Гучкову и Шульгину, прибывшим в Псков. Но этот акт был запоздалым, и народ, узнав о планах правительства заменить Николая II Михаилом, требовал провозглашение республики. Несмотря на усилия, предпринятые Милюковым для спасения династии, Михаил, которому князь Львов и Керенский объяснили, что не могут гарантировать его безопасность, в свою очередь отрёкся от престола. Сообщение сразу о двух отречениях от престола (3 марта) означало окончательную победу революции – столь же неожиданную, как и её начало.

В конечном счёте, Временное правительство, пришедшее 2 марта на смену Думскому комитету, состояло в основном из организаторов Прогрессивного блока 1915г., т.е. из политиков, которые всегда хотели установления в России парламентского строя по западному образцу. Придя к власти, они не преследовали цель изменить экономический и общественный порядок, а только обновить государственные институты и выиграть войну, оставив проведение структурных реформ Учредительному собранию.

По отношению к временному правительству Советы представляли собой вторую власть. Петроградский Совет обладал бесспорным верховенством, но очень разросся – 850 рабочих и 2 тыс. солдатских депутатов. Большую часть своих полномочий он передал Исполкому, где профессиональные политики, назначенные «по праву», вытеснили беспартийных активистов, считая их аполитичными. Лидеры Петроградского Совета призвали трудящихся организовываться, намереваясь упрочить тем самым собственную власть. В целях защиты революции Петроградский Совет призвал рабочих создать милицию (Красную гвардию) и вооружить её захваченным 27 февраля в Арсенале оружием. Она была создана в большинстве промышленных центров и состояла из молодых рабочих, которые продолжали работать на заводах. Постепенно Красная гвардия оформится в автономные организации, независимые от Советов и партий. Она сыграет не последнюю роль в октябрьских событиях 1917г.

Рабочие просили, в основном, немедленной реализации мер, предусмотренных социал-демократической программой-минимум: в первую очередь, введения 8-часового рабочего дня, гарантии занятости, социального страхования, права создавать заводские комитеты, контроля за наймом и увольнениями. А также облегчения их материального положения – повышения заработной платы (на 25-30%), которая позволила бы им всего-навсего «покупать 3 фунта хлеба в день, пару ботинок в полгода», кипяток в обеденный перерыв, прекращение «унизительных обысков», приобретение инструмента предприятиями. Рабочие нескольких крупных предприятий заявили о несогласии с продолжением войны, но железнодорожники и трудящиеся мелких предприятий «встали на патриотические рельсы». Однако уже в апреле проблема войны вышла на первый план, а рабочие стали самыми горячими сторонниками «мира без аннексий и контрибуций».

Основными требованиями крестьян были передача земли «тем, кто её обрабатывает», немедленное распределение запущенных земель, принадлежавших крупным собственникам или государству. Роль сельской общины в совместном использовании инвентаря, эксплуатации лесов и справедливом распределении наделов часто подчёркивалась, особенно бедными. Что касается «кулаков», они боялись попасть в категорию подлежащих экспроприации, а потому заранее отказывались признать правомочность сельских сходов и местных комитетов до решения Учредительного собрания. Крестьяне были озлоблены на административный аппарат и помещиков. Отвергая политические программы и схемы, предложенные городом, крестьяне не пойдут в революции собственным путём.

Что касается солдат, то они больше всего желали окончания войны. Однако, не надеясь на скорое возвращение к родным очагам, они не осмеливались выразить своё стремление к миру в ожидании призыва Петроградского Совета. Солдаты начали открыто выражать пацифистские настроения, только заподозрив офицеров, отрицательно относящихся к заключению мира в том, что они эксплуатируют патриотизм в своих целях — восстановления дисциплины, а потом используют армии для подавления революций. В приказе №1 солдаты требовали смягчения дисциплины, прекращения злоупотреблений и грубого обращения, либерализации и демократизации военных институтов.

Февральские дни показали слабость партии, в том числе и в армии. Ей следовало организовываться, завоевать большинство в Советах, добиться доверия солдат. Пойдя против мнения партии, Ленин в своих четырёх «Письмах издалека» потребовал немедленного разрыва между Советом и правительством, союза пролетарских сил, активной подготовки следующей фазы революции. Решив во что бы то ни стало вернуться в Россию, Ленин принял соглашение, заключённое швейцарским социал-демократом Платтеном с германскими властями вместе с группой революционеров он покинул Цюрих 28 марта и пересёк Германию, а затем Швецию в вагоне, пользовавшегося статусом экстерриториальности, и прибыл в Петроград. На следующий день он изложил руководителям партии свои «Апрельские тезисы». Ленин выразил в них безоговорочное отрицание «революционного оборончества». Временного правительства, парламентской республики и высказался за взятие власти пролетариатом и беднейшим крестьянством, установление Республики Советов, упразднение полиции и государственных служб. Тезисы Ленина были встречены враждебно большинством большевистских лидеров столицы (Каменев, Калинин). Ему пришлось восстанавливать контроль над партией с помощью своих сторонников (Зиновьев, Коллонтай) и представителей меньшинства в Совете (Молотов, Сталин). Позиции Ленина усилились благодаря политическим кризисам. В начале апреля проблема войны стала в центре политических дебатов. Милюков выражал твёрдую решимость строго соблюдать международные обязательства старого режима и продолжать войну до победы. Эта позиция вызывала сомнения у Совета. Следует ли заключать мир с риском начала гражданской войны? После долгих дебатов согласие было достигнуто (14 марта) принятием «Воззвания к народам всего мира», в котором пацифистская утопия сочеталась с «Революционным оборончеством». В Минске был проведён «Съезд солдатских комитетов Западного фронта», чтобы поддержать представителей Совета, и, при необходимости, «поднять дух» солдат. Лозунги Совета о «мире без аннексий» и «революционном оборончестве» были горячо приняты делегатами этого съезда, показавшего, что командование и правительство истеряли всякий авторитет у войск.

Именно в этой напряжённой обстановке разразился апрельский кризис. Милюков направил союзным державам ноту, что Временное правительство будет выполнять обязательства старого режима и ни слова о стремлении Совета к миру. Керенский пригрозил уйти в отставку. Правительство объявило действия Милюкова неправомочными. Обе стороны решили совместно искать выход, который удовлетворил бы совет, не унижая Милюкова. Большевики пытались придать большую «левизну» движению рабочих, добившись скандирования лозунгов «Временное правительство – в отставку», «Вся власть Советам». Присутствовавшие при этом войска Корнилова отказались стрелять в демонстрантов и сообщили о случившемся в Совет. Корнилов был смещён с поста, а очевидная провокация провалилась. События этого дня подняло авторитет Совета. Пришло время создания коалиционного правительства. Переговоры о создании коалиционного правительства были проведены в два этапа: дискуссия о программе, торг вокруг формирования комитета. Новое правительство посвятило себя прежде всего решению проблемы заключения мира. План состоял из двух пунктов: 1. Обращение к правительствам с целью заручиться поддержкой идеи «мира без аннексии». 2. Организация конференции всех социалистических партий в Стокгольме для разработки программы мира. Этот утопический проект потерпел полный крах. Потерпев поражение на «фронте мира», новое правительство было не более удачливым и на военном фронте. Оно попыталось добиться от армии «активных операций». Керенский пытался восстановить порядок в армии, начавшей разваливаться. 18 июня началось наступление, которое после нескольких первоначальных успехов захлебнулось, отчасти из-за нехватки снаряжения. Провал правительства был очевиден.

Кризис лета 1917г.

Катализатором событий 3-4 июля 1917г. стала проблема войны. Узнав 2 июля о немецком контрнаступлении, солдаты столичного гарнизона; в большинстве большевики и анархисты, убеждённые в том, что командование не преминёт воспользоваться возможностью послать их на фронт, решили подготовить восстание. Вечером 2 июля состоялись многочисленные митинги солдат, не желающих идти на фронт. Свою солидарность с солдатами выразили рабочие. Лидеры военной организации заявили, что у них достаточно пулемётов для свержения Временного правительства. Был сформирован Временный революционный комитет. Демонстрация началась во второй половине дня 3 июля. Дойдя до Таврического дворца, демонстранты восторженно встретили выступления Троцкого и Зиновьева. Умиротворённые речами, демонстранты возвратились на окраины. На следующий день, по призыву «Солдатской правды», вооружённые демонстранты вновь вышли на улицы. К ним присоединились кронштадтские моряки. Руководство большевиков едва успело отпечатать листовку, призывающую к «мирной демонстрации в поддержку новой власти, которой мог быть только Совет». Этот двусмысленный текст выдал растерянность большевистского руководства. Вскоре драки и даже перестрелки вспыхнули между солдатами и матросами и частью демонстрантов с одной стороны и частями, верными Совету, с другой стороны. Эти фронтовые объединения выступили, поверив информации, согласно которой Ленин не только получил деньги от Германии, но и скоординировал восстание с наступлением Гинденбурга. Правительство, поддержанное Советом, высказалось за самые решительные действия. Генералу Половцеву было поручено руководство репрессивными действиями. Ленин скрылся в Финляндии, (что дало повод думать о его виновности), руководители партии арестованы, а «Правда» закрыта.

После произошедших событий князь Львов поручил Керенскому реорганизовать правительство. Чтобы окончательно освободиться от контроля Совета, Керенский ускорил формирование новых государственных институтов. На военном совещании Главнокомандующим был назначен Корнилов вместо Брусилова. Став Главнокомандующим, Корнилов постоянно повышал свои полномочия, требовал от правительства милитаризовать железные дороги и предприятия. Учитывая, что немецкие войска заняли Ригу, Корнилов потребовал подчинения себе столичного гарнизона. Керенский ответил отказом. Корнилов двинул войска на Петроград. Угроза мятежа вновь превратила Керенского в главу революции. Революционная солидарность проявилась полностью: большевистских лидеров выпустили из тюрьмы, большевики приняли участие в работе Комитета народной обороны против контрреволюции. За несколько часов мятеж был ликвидирован. Генерал Крымов покончил жизнь самоубийством, а Корнилов был арестован. Без корниловского мятежа, скажет позже Керенский, не было бы Ленина. Большевики решили принять участие вместе с партиями большинства в Совете в сопротивлении мятежу под лозунгом: «Долой Корнилова! Никакой поддержки Керенскому!».

Возрождение большевизма было на самом деле симптомом двух скрытых феноменов: 1. Радикализации масс, которым после Февральской революции не терпелось воспользоваться её результатами, 2. Краха всех созданных революцией институтов.

Два месяца, отделявшие провал корниловского мятежа от взятия власти большевиками, были отмечены ускорением распада общества и государства в условиях острого экономического кризиса. В армии мятеж уничтожил последние остатки доверия к офицерам. В этих условиях армия перестала быть воюющей силой и инструментом подавления. 31 августа большевистская революция, призывавшая к созданию правительства без буржуазии, получила большинство в Петроградском Совете. В более общей форме большевистские идеи внедрялись в армию и рабочую среду. Солдаты тыла понимали, что только политика «мира любой ценой» спасёт их от отправки на передовую. В рабочих кругах идеи «рабочего контроля» встречали широкий отклик.

Взятие власти большевиками.

15 сентября ЦК партии большевиков начал дискуссию по двум письмам: «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание», которые были получены от Ленина, скрывавшегося в Финляндии. Он требовал, чтобы партия призвала народ к немедленному восстанию. Две недели спустя Ленин вернулся к своему предложению в статье «Кризис назрел». По инициативе Троцкого депутаты-большевики покинули зал Совета республики. В этот же день Ленин тайно вернулся в Петроград. 10 октября Ленину удалось изменить мнение ЦК при голосовании о вооружённом восстании. Оппозиция Каменева, Рыкова, Зиновьева отнюдь не была неожиданной. Каменев и Зиновьев направили низовым комитетам письмо, в котором объясняли, насколько рискованно ставить в зависимость от преждевременного восстания судьбу не только «нашей партии, но и судьбу русской и международной революций». Ленин считал, что восстание должно произойти до открытия II Съезда Советов, назначенного на 20 октября. Большевики приняли точку зрения Ленина, поверив слухам, что правительство готово сдать город немцам. Выставив себя патриотами, большевики заявили о своём намерении обеспечить оборону города. С этой целью они создали Военно-революционный комитет (ВРК) и Петроградский ВРК – ПВРК. ПВРК вошёл в контакт с 40 военными частями столицы (всего было 180 военных частей). В действительности только 6 тыс. человек приняли участие в восстании на стороне восставших. 18 октября Троцкий резюмировал: «Гарнизон был многочисленный, но не хотел драться, отряды моряков не обладали нужной численностью. Красной гвардии не хватало умения».

Со своей стороны Керенский демонстрировал уверенность, т.к. рассчитывал на поддержку меньшевиков. Тем не менее 21 октября в гарнизон перешёл на сторону ПВРК. Утром 24 октября Керенский закрыл типографию большевиков. Большевики заняли её вновь. Вечером 24 октября Красная гвардия и несколько военных частей, действуя от имени Совета, захватили, не встретив сопротивления, невские мосты, почты, вокзалы, телеграф. За несколько часов весь город перешёл в руки восставших. Только Зимний дворец, где заседало Временное правительство, ещё держался. Утром 25 октября Керенский отправился за подкреплением. По инициативе Ленина, не дожидаясь отправки ультиматума правительству, в 10 часов утра было опубликовано воззвание, в котором говорилось, что правительство низложено и власть перешла в руки ПВРК. Это был настоящий государственный переворот. Во второй половине дня 25 октября Ленин, появившись впервые после июня перед народом, заявил на сессии Петроградского Совета: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, совершилась. Угнетённые массы сами создадут власть. В корне будет разбит старый аппарат и будет создан новый аппарат в лице советских организаций». Однако, победа большевиков была неполной, т.к. в Зимнем дворце ещё заседало правительство. В половине седьмого вечера оно получило ультиматум ПВРК. В действительности же штурм Зимнего дворца произошёл позднее, ночью, после того, как крейсер «Аврора» сделал несколько холостых выстрелов в сторону дворца. В 2 часа утра Антонов-Овсеенко от имени ПВРК арестовал членов Временного правительства. Бои, в которых приняли участие не более нескольких сотен человек, завершились с минимальными потерями (6 убитых среди обороняющихся и ни одного среди нападавших).

За несколько часов до нападения на Зимний дворец, в 22ч. 40мин., открылся II Всероссийский Съезд Советов. Осудив «военный заговор», организованный за спиной Советов, меньшевики покинули Съезд, за ними эсеры. Чуть позже Съезд проголосовал за резолюцию, составленную Лениным, которая передавала «всю власть Советам». Эта резолюция была чистой формальностью, ведь на самом деле власть находилась в руках большевиков, но она узаконивала результаты восстания и позволяла большевикам править от имени народа, так как другие партии, за исключением левых эсеров, покинули Съезд. Затем были зачитаны и одобрены декреты «О мире» и «О земле» — первые акты нового режима.

Использованная литература:

1. Смагина С.М. «Политические партии России в контексте её истории», Ростов-на-Дону; Феникс,1998

2. Ионов И.Н. «Российская цивилизация, IX- нач. ХХв.», М.: Просвещение, 1998

3. Верт Н. «История Советского государства 1900-1991», М.: Прогресс, 1992

4. Волобуев О.В. «История России, ХХ век», М.: Дрофа, 2001

еще рефераты
Еще работы по истории