Реферат: Борьба дома Тайра за власть в Средневековой Японии

Хабаровский Государственный Педагогический Университет

РЕФЕРАТ

ПО ДРЕВНЕЙ И СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ ЯПОНИИ

НА ТЕМУ

«Борьба дома Тайра за власть в Х-Х II веках».

Выполнил: студент ФВЯ гр. 1223

Туриянский Д.Г.

Проверила: Дробница А.В.

Хабаровск — 1999

ПЛАН

Предисловие….……………………….……...…3

Войны 1156 и 1159 годов…………..………..…4

Усиление дома Тайра………………………….10

Дом Тайра и заморская торговля…..…………12

Расцвет дома Тайра……………………………13

Обострение борьбы за власть…………....……16

Экономическая и военная база дома Тайра….17

Оценка характера власти Тайра……………....18

Список литературы…………………………….21

Предисловие.

Общая военная, политическая и экономическая ситуация в Японии в 11-12 веках способствовала возникновению нового класса. Это были профессиональные воины, объединенные в дружины и прекрасно обученные. Эти дружинники постепенно переделывались в новое сословие – мелкопоместное служилое дворянство – самураев, которые группировались вокруг какого-либо военного дома. На севере и северо-востоке таким домом стал дом Минамото. На юге и юго-западе – дом Тайра. Самураи объединялись в группировки и отряды, имели свой кодекс чести, устав жизни, регламент поведения. То есть, самураи стали играть роль чего-то, подобного пушечному мясу, следовательно, сильные военные группировки Минамото и Тайра стремились захватить власть в Японии путем вооруженного переворота. Сделать это было трудно, так как в стране власть была распылена между многими политическими силами: император, множество экс-императоров, Минамото, Тайра, Фудзивара, храмы. Также наблюдалось стремление всех и каждого к приватизации земельных участков и созданию феодальной собственности. Помимо того, усилилась роль самураев как класса, что, несомненно, не могло не отразиться на ситуации в Японии в то время. Однако, борьба домов Минамото и Тайра не могла остановить процессы, начавшиеся в Японии в 10 веке. Среди этих процессов: урбанизация, рост товарно-денежных отношений, приватизация земли и подобные явления. Если сложить эти явления времени, борьбу множества кланов и политических сил, влияние Китая, происхождение новых сословий и классов, то мы получим очень интересную картину развития Японии в то время, то есть страна пошла по абсолютно непохожему на все восточные державы пути развития. Странно, но именно этот отрезок времени представляет собой одно из белых пятен в японской истории. Имеется очень много мнений различных историков, и русских и японских и американских, но очень мало исторических документов. Поэтому меня заинтересовал именно этот отрезок времени – 11-12 века, который я бы хотел попытаться раскрыть в моем реферате.

Войны 1156 и 1159 годов.

Экс-император Тоба скончался 2 дня седьмого месяца 1156 года в возрасте 54 лет. Смерть этого деспотичного правителя, который после своего отречения в 1124 году, тем не менее, решал вопрос о том, кто будет занимать трон, обострило существовавшие при императорском дворе противоречия между двумя группировками, что привело к вооруженному столкновению, известному как «Смута годов Хогэн» (Хогэн но ран). В одну группировку входили Тоба, император Госиракава и канцлер Фудзивара Тадамичи, в другую – экс-император Сутоку, младший брат канцлера Фудзивара Ёринага, который официально был назначен главой этого дома.

Послужившие причиной столкновения противоречия были завязаны в тугой узел. Сутоку и Госиракава, вокруг которого сгруппировались находившиеся в подчинении у Тоба чиновники и воины, боролись за лидирующую роль при дворе, братья Фудзивара оспаривали пост канцлера и главы дома, военные сражались за свои интересы. Но был еще один важный момент – попытка Фудзивара Ёринага вернуть прямое автократическое правление императора, поколебленное правлением монашествующих экс-императоров. Ёринага занял пост канцлера в 1150 году. Он был высокообразованным человеком, пытался укрепить дисциплину при дворе – восстановил деятельность государственного совета, ряда государственных ведомств, пришедшие в упадок придворные церемонии.

Еще одна важная причина борьбы за главенство в императорской фамилии, в роде Фудзивара, в других аристократических домах заключалась в том, что с середины 11 по середину 12 века шло интенсивное превращение государственных земель в вотчины сёэн. Например, в провинции Ното из 1437 тё пашни сёэн, получивших этот статус в период с середины 11 века до последней четверти 12 века, 1067 тё, или 74% появились в 1136-1150 годах.

Для большей сохранности сёэн зачастую становились собственностью не отдельных аристократов или членов императорской фамилии, а членов аристократических домов или императорской фамилии в целом. Они контролировались главой домов, поэтому экономическое значение патриарха дома резко возросло, и борьба за место главы дома ожесточилась.

Обе стороны в борьбе за власть были вынуждены привлекать вооруженную силу. Фудзивара Ёринага опирался на помощь Минамото Тамэёси и Тамэтомо, давно уже установивших с ним зависимые отношения и лишенных доступа ко двору монашествующего экс-императора Тоба. Последний же опирался на Минамото Ёситомо (сына Тамэёси) и Тайра Киёмори.

Экс-император Сутоку еще перед смертью Тоба стал принимать меры по укреплению контролируемых им вооруженных сил. Он издал указы о мобилизации находившихся в Киото воинов Минамото Тамэёси, Тайра Тадамаса и других и приказал усилить охрану своего дворца. В городе воцарилась обстановка напряженного ожидания. В свою очередь, император своим указом мобилизовал отряды Тайра Киёмори, Минамото Ёситомо и других, числом около 1700. Вассалы Минамото и Тайра были вынуждены воевать за обе стороны.

Поскольку Фудзивара Ёринага собрал в столицу воинов из периферийных сёэн, император Сиракава в 8 день разослал в провинции приказ, запрещавший подобные действия. Воины Минамото Ёситомо из лагеря императора атаковали принадлежавший Ёринага дворец Тосандзё-доно, считавшийся главной резиденцией дома регентов и арестовали монахов, совершавших тайный обряд ниспослания проклятий на императора. Экс-император Сутоку и Ёринага собрали свои войска в усадьбе Сиракава-доно в восточном пригороде Киото. На стороне экс-императора Сутоку Ёринага были немногочисленные дружины. Напротив императора удалось собрать всех воинов, занятых охраной столицы.

Руководители обоих враждующих лагерей собрали военные советы для выработки плана ведения военных действий. Сторонник экс-императора предложил немедленно отступить в район Удзи или Оми, либо даже на восток в Канто и сражаться, опираясь на местных воинов. Если же драться в Киото, то упреждающим ночным ударом захватить императорский дворец. Однако, его предложения были отвергнуты не имевшим военного опыта, но старшим на военном совете Ёринага, который настаивал на том, чтобы ожидать прибытия самураев из провинции Ямато и воинов-монахов монастыря Кофукудзи. В условиях численного превосходства противника это была роковая ошибка.

В лагере императора Минамото Ёситомо очень настаивал на немедленном выступлении. В конечном счете, с ним согласился приближенный императора, его главный советник Фудзивара Мичинори и на рассвете 11 дня атака на Сиракава-доно началась. Под предводительством Тайра Киёмори, Минамото Ёситомо и Минамото Ёсиясу 600 всадников с трех сторон двинулись на дворец. Дружина Минамото Тамэёси яростно защищала дворец, одно время чаша весов фортуны колебалась, но к воинам императора пришла помощь, что и решило исход сражения. Сторонники Экс-императора были разбиты, а дворец сожжен. Все произошло в течение нескольких часов. Ёринага был тяжело ранен и скончался в возрасте 37 лет. Экс-император Сутоку, Минамото Тамэёси, Тайра Тадамаса были схвачены. Экс-императора отправили в ссылку на остров Сикоку в провинцию Сануки, где он и умер. А всех остальных казнили. Эта казнь, которая в столице официально не проводилась в столице примерно в течение 350 лет, символизировала становление жестокого правления. Среди казненных было 12 членов дома Тайра и 6 – дома Минамото, представителей основной ветви. Ёситомо просил сохранить жизнь своему отцу, но получил отказ и был вынужден лично обезглавить отца и пятерых младших братьев. Влияние Минамото резко ослабло.

Эти события стали пробой сил двух военных домов и имели далеко идущие политические последствия. Воинов, которые до этого выполняли лишь роль стражи, привлекли к решению важнейшего политического вопроса – занятия трона. После этого они уже не могли удовлетворяться своей прежней ролью и стали важными действующими лицами при императорском дворе.

В результате вооруженного столкновения и поражения своих сторонников экс-император Сутоку потерял возможность оказывать значительное влияние на императорский двор. Установилось временное единоличное правление императора, чему способствовало и ослабление дома регентов Фудзивара в ходе этих событий. Уже в день сражения был издан императорский указ о назначении Фудзивара Тадамичи главой этого рода, хотя по обычаю члены рода Фудзивара самостоятельно выбирали своего главу, а только потом эта кандидатура подтверждалась императорским указом. По сути, этот указ был вмешательством во внутренние дела дома Фудзивара. Тадамичи некоторое время не принимал назначения, но вскоре был вынужден это сделать, так как появился императорский указ о конфискации земель Фудзивара Тададзанэ и Ёринага за исключением владений главы рода.

Поскольку Тадамичи срочно стал во главе рода и наследовал владения дома регентов, император конфисковал только владения Ёринага. Таким образом дому Фудзивара удалось свести до минимума ущерб от конфискации, но авторитету дома регентов был нанесен ощутимый удар. Тайра, одержавшие победу над Минамото, добились того, что все ведущие члены соперничавшего дома, за исключением Ёситомо, были изгнаны из столицы.

Воины, участвовавшие в боевых действиях, не были достаточно вознаграждены, максимальной наградой явилось пожалование Тайра Киёмори должности губернатора провинции Харима (вдобавок к уже имевшейся должности губернатора провинции Аки), чуть позже – наместника на Кюсю, а Минамото Еситомо, будучи губернатором провинции Симоса, был назначен всего лишь главой левого конюшенного ведомства. В целом Тайра, лишившись 14 вотчин, потеряли больше земель, чем приобрели. Тем не менее, их возвышение было несомненно.

Победитель – император Госиракава, взошедший на престол только благодаря поддержке Тоба и одолевший своих соперников при дворе лишь с помощью вооруженной силы, для укрепления своей власти был вынужден лично управлять страной, что отвечало интересам и унаследованных им от Тоба чиновников и воинов, положение которых гарантировалось только личностью самого Госиракава. Император поспешил провозгласить свой политический курс и объявить, что власть находится лично у него.

Через 3 месяца после военных действий были оглашены новые законоположения императорского двора, не составлявшиеся около двух с половиной столетий. Они состояли из 7 пунктов. В законоположениях выражалось порицание того, что многие не соблюдают соответствующих юридических правил для установления их прав на землю и либо получают освобождение от налогов от провинциальных органов, либо утверждают, что имеют наследственные документы о налоговом освобождении. Критерием законности вновь созданных сёэн становится разрешение самого императора.

Также была введена новая практика. Прежде сёэн могли учреждаться только императорским указом, а теперь документы канцелярии экс-императоров приобретали такую же юридическую силу. Ранее эта канцелярия была домашним органом монастырского правления, и ее документы касались только вопросов, имевших отношение к экс-императору – монаху и его земельным владениям. Теперь она стала таким же важным государственным органом, как и государственный совет, выпускавший императорские указы. Издавая новые законоположения, Госиракава предвидел возможность самому начать монастырское правление, и хотел иметь право учреждение сёэн, что полностью подтвердилось в последствии.

Принятые законоположения способствовали территориальному формированию как сёэн, так и участков государственной земли, ликвидируя обширные территории, находившиеся в двойной юрисдикции, за право владения которыми шла ожесточенная борьба между провинциальной администрацией и владельцами вотчин. Остальные пункты законоположений были посвящены контролю над храмами и деятельностью зависимых от них людей: запрещались насильственные незаконные действия по превращению государственных податных крестьян в зависимых людей храмов, от перечисленных в указе многочисленных храмов требовалось предоставление реестров их земель. Таким образом, названные законоположения были направлены на усиление контроля над сёэн и их жителями (зависимыми людьми храма). Это было связано с тем, что в войне на стороне экс-императора участвовали воины из сёэн, а также вооруженные монахи, которые охраняли императорские владения.

Реальным воплощением провозглашенной политики стало учреждение ведомства регистрации вотчинных документов, куда предоставлялись все, связанные с сёэн документы и доклады государственных чиновников об обследовании вотчин. Новой функцией этого органа стало рассмотрение судебных исков по поводу собственности в отношении сёэн.

Как стремление к единоличному правлению императора следует рассматривать и другое мероприятие властей – начало восстановления в 1157 году сгоревшего императорского дворца. Инициатором многих из мероприятий, восстанавливавших облик древнего государства, являлся Фудзивара Мичинори (Синдзэй).

Стремившийся к единоличному правлению император Госиракава в 1158 году уступил трон своему сыну Морихито, который стал императором Нидзё, а сам начал монастырское правление. Система Инсэй с параллельным существованием императора и экс-императоров была чревата разногласием и соперничеством между правителем и экс-правителями. Не была исключением и эта ситуация. Госиракава не хотел терять реальную власть, но Нидзё имел поддержку еще живой и влиятельной в политических делах супруги экс-императора Тоба, получившей в наследство большое количество сёэн императорского дома. Сложившаяся ситуация объективно усугублялась противостоянием придворных группировок. Во главе одной стоял Синдзэй. В окружении экс-императора сложилась враждебная ему группа во главе с Фудзивара Нобуёри, род которого давно уже служил экс-императорам Сиракава и Тоба. По существу, сложилось противостояние группировок: Синдзэй – Киёмори и Нобуёри – Ёситомо.

Коалиция Нобуёри – Ёситомо решила прибегнуть к военной силе тогда, когда союзник Синдзэя – Тайра Киёмори отправился в паломничество в храм Кумано, и Синдзэй остался в Киото без основной части вооруженной силы своей группировки. Нобуёри и Ёситомо с несколькими сотнями воинов атаковали дворец экс-императора с целью убить Синдзэя. Тот, узнав об этом заговоре, заранее успел скрыться в горах, но вскоре был обнаружен и покончил жизнь самоубийством.Опьяненные победой победители отправили в ссылку сыновей и внуков Синдзэя, поместили под стражу императора и экс-императора, стали раздавать награды только своим сторонникам, чем полностью потеряли поддержку двора. Киёмори, узнавший об этих событиях по дороге в храм, вернулся в Киото, но Нобуёри не принял мер предосторожности, не оценив реальной силы воинов. Притворно выразив свое подчинение Нобуёри, Киёмори связался с недовольным окружением императора и помог императору бежать из дворца. Император издал указ о преследовании мятежников. 27 декабря 1159 года произошло сражение войск Минамото Ёситомо и Тайра Киёмори. Сначала войска Тайра атаковали Минамото, но потом вынуждены были отступить. Затем уже Минамото атаковал отряды Рокухара, но был разбит и бежал в восточные провинции. Нобуёри был схвачен и убит. Бежавший на восток Ёситомо был убит своими вассалами, были убиты его взрослые сыновья, а малолетнего Ёритомо сослали в провинцию Идзу, и он остался единственным представителем основной ветви дома Минамото. Эти события известны, как «мятеж годов Хэйдзи» (Хэйдзи но ран). Такие столкновения создали опасный прецедент ареста императора и экс-императора, ссылки последнего. Это было столкновение воинов запада и востока. Поскольку сражения происходили в Киото, то географически выигрывал Тайра, так как районы пополнения его войск были близки, а воины Минамото Ёситомо были из дальних владений. К тому же, Киёмори был главой самой влиятельной ветви Тайра, которая отличалась внутренней сплоченностью, в то время как лидеры Минамото сражались за интересы разных сторон. Однако, обстоятельства, приведшие к победе Тайра, носили временный характер, так как объективно Минамото, а не Тайра отражали сословные интересы воинов, поэтому дружины самураев в последствии с началом крупнейшей войны 1180 года легко поменяли сюзерена.

Исход борьбы внутри структуры внешнего политического строя в 1156 и 1159 годах решался новой социальной силой – самурайскими дружинами. По сути, это было столкновение двух сословий господствующего класса – старого аристократического и поднимавшегося военного дворянства, персонифицированных в лице монашествующего экс-императора Госиракава и Тайра Киёмори. И одновременно данные события -–это борьба двух воинских домов за лидерство, остальные противоречия при дворе можно считать всего лишь сопутствующими. Существует и точка зрения, что войны годов Хогэн и Хэйдзи, устранившие противников Тайра – Минамото, в основном велись ради усиления позиций Госиракава, нового экс-императора — монаха.

Усиление дома Тайра.

После «войны годов Хэйдзи», когда Госиракава потерял своего главного советника – Синдзэя и фактически не участвовал в разгроме Ёситомо, что привело к резкому падению его влияния, все больший авторитет стал приобретать Киёмори, как руководитель сильной вооруженной сила в столице.

В середине 1160 года Киёмори получил третий ранг первой степени, вошел в ряды высшей аристократии – кугэ (это был первый случай такого возвышения для воина по происхождению), стал советником, а в начале 1161 года занял пост главы полицейского ведомства. В результате этого Киёмори стал ответственным за безопасность в Киото. Это было результатом стремления экс-императора сделать своего союзника более сильным и использовать его в борьбе с группировкой императора. Однако осторожный Киёмори старался поддерживать хорошие отношения и с окружением императора, которое сохраняло еще значительное влияние. Показателем этого являлась возможность осуществлять репрессивные меры в отношении окружения экс-императора, в том числе и Тайра. Киёмори искусно лавировал между двумя лагерями, успешно получая новые ранги и должности. Придворные ранги и должности получали и его родственники. Поэтому экономическая база дома Тайра сосредоточившего в своих руках должности губернаторов и пожалованные провинции, укреплялась.

В 1165 году в возрасте 23 лет скончался император Нидзё. Его место занял двухлетний принц, ставший императором Рокудзё. Реальная власть при дворе перешла в руки Госиракава. Так закончилась длительная борьба императора и экс-императора. Именно с этого времени можно смело говорить о настоящем упрочнении монастырского правления Госиракава. Но одновременно стала еще больше возрастать роль Тайра, обладавших наибольшей военной силой и входивших в число приближенных экс-императора.

В 1166 году Киёмори получил второй ранг высшего разряда, стал внутренним министром, а рожденный Дзиси принц Норихито (в последствии – император Такакура) был назначен наследным принцем. Заняв положение родственников наследного принца, Тайра приобрели прочные позиции при дворе. В 1167 году Киёмори впервые, не будучи представителем дома Фудзивара и аристократического дома, стал Великим министром, и хотя, потом они отказался от этого поста и принял монашество, это уже не повлияло на тот престиж, который он успел приобрести. Кроме того, у него остались полученные вместе с должностью многочисленные вотчины на западе Японии. Наступил расцвет дома Тайра.

В том же 1167 году младшему брату Киёмори, Сигэмори, был отдан императорский указ о необходимости наказания разбойников в западных и восточных провинциях (военно-полицейские функции). Ряд ученых считают, что предоставленные Сигэмори права были прототипом прав военных губернаторов при Камакура Бакуфу.

Названный указ отвечал интересам обоих сторон: только начавший по-настоящему проводить политику монастырского правления экс-император пытался укрепить свою личную диктатуру при помощи Сигэмори. Но и для Тайра признание их военных отрядов в качестве вооруженной силы экс-императора впервые дало возможность иметь военно-полицейские права по всей стране.

Несмотря на возможности, Тайра не шли на прямой конфликт с домом регента и канцлеров, оставляя им ставшие наследственными должности, но, сохраняя за собой право оказывать влияние на принятие окончательных решений. Тайра применяли по отношению к Фудзивара тактику, которую сами Фудзивара практиковали с императорским двором, а именно – брачные связи. Под контроль дома Тайра перешла значительная часть земель дома регентов. Экс-император поддержал такое распределение владений своим указом. В результате стараниями и Госиракава и Киёмори дом Фудзивара был еще более ослаблен. Когда дом Тайра находился на подъеме, Киёмори внезапно тяжело заболел. Экс-император сделал все для выздоровления военного вождя, так как в случае его смерти мог нарушиться контроль над периферийными самураями, что угрожало бы самому существованию власти аристократии.

В 1168 году Госиракава заменяет четырехлетнего императора Рокудзю сыном экс-императора Норихито под именем императора Такакура, так как в случае смерти Киёмори сторонники единоличного правления императора могли стать серьезными противниками экс-императора.

Вскоре Киёмори чудесным образом исцелился. Ношение монашеского сана в сочетании с положением родственника императора позволило ему действовать на политической арене свободно от статусных ограничений. Брат его жены Тайра Токитада в «Повести о доме Тайра» сказал слова о могуществе своего дома: «Тот не человек, кто не из нашего рода!»

Возможно, целью Киёмори была ликвидация института монашествующих экс-императоров и восстановления власти сидящих на троне монархов, поскольку в таком случае он мог осуществлять диктатуру. Подобно канцлерам и регентам Фудзивара, при которой сам Киёмори как глава военного дома, имевшего большое влияние и провинции, обладал бы неограниченной властью в качестве Великого министра. Однако, он проводил свою политику в рамках старого режима и, в конечном счете, она оказалась такой же неудачной, как и утех, кто в 1156 году пытался восстановить диктатуру Фудзивара.

Есть версия, объясняющая причины быстрого и невиданного ранее подъема дома Тайра тем, что Киёмори в действительности приходился сыном экс-императору Сиракава, пожаловавшего Тайра Тадамори свою любимую женщину, которая была беременной. Родившийся ребенок и был Киёмори. Возможно, это позволило ему подняться так высоко.

Дом Тайра и заморская торговля.

После того, как Киёмори принял монашество, он стал проводить много времени в усадьбе Фукухара в провинции Сэтцу, которая являлась как опорной базой контроля над западными провинциями, так и важным пунктом на торговом пути между Киото и материком, выходом к Внутреннему морю через порт Овадотомари, который еще издавна играл важную роль. Его значение выросло после того, как обмелел порт Кавадзири на реке Ёдогава, служивший воротами в столицу. У Тайра был большой интерес к торговле с китайскими купцами из империи Сун. Киёмори, занимая с 1146 по 1156 год должность губернатора провинции Аки на побережье Внутреннего моря, также стремился укрепить торговые связи. В 1166 году его брат Ёримори был назначен наместником на Кюсю. Тайра осуществляли торговлю с Сун и укрепляли свой контроль над островом. Ёримори, даже в нарушение сложившейся традиции, лично отправился на Кюсю, непосредственно занимался административными делами, прилагая усилия к увеличению земель дома Тайра и зависимых от него людей.

С начала 12 века структура торговых отношений, где важную роль играла Корея, начала меняться. Ее основу стала составлять непосредственная торговля Японии с Сун, чему способствовали рост искусства мореплавания и развитие техники строительства кораблей в Японии. Киёмори разрешил кораблям Сун плавать по Внутреннему морю, стремясь к тому, чтобы прибывавшие на северный Кюсю китайские корабли плыли дальше, чем Овадотомари, что ранее было запрещено. Он также организовал встречу экс-императора Госиракава с китайцами в своей усадьбе в Фукухара. В 1172 году Сунский император прислал официальное послание с требованием отправки посла из Японии с признанием отношений зависимости и подарки экс-императору и Киёмори, последний и принял китайскую делегацию. Наследующий год Киёмори официально отправил ответное послание и подарки, чем выразил свое позитивное отношение к связям с Китаем, установлению дипломатических отношений с Сун. Ради выгод от торговли он пошел на внешнее умаление императорского престижа. Одним из ранних и наиболее важных результатов новых связей с континентом было возрождение в Японии интереса к науке. В период Нара аристократические семьи получали образование в частных школах, предназначенных только для членов их круга. Знать в первую очередь увлекалась литературой, а остальными науками пренебрегала.

Иным было положение в Сунский период. Прибывших в Китай японцев удивлял большой выбор печатных книг по различным областям знаний, и они везли их домой в большом количестве. К моменту подъема Тайра коллекции китайских книг стали необходимым атрибутом в высших слоях японского общества, даже если знать и не питала к ним личного интереса. Интерес к книгам способствовал началу их активного печатания и в Японии.

Активное поощрение торговли с Китаем было выгодно феодалам западных провинций, занимавшихся контрабандной торговлей. Многие из них до самого конца оставались военными союзниками Тайра. Уже после падения дома Тайра продолжавшаяся торговля с Сун способствовала восстановлению влияния секты Дзэн.

Связи с Китаем играли не только роль канала получения материальных и духовных ценностей, но и оказывали влияние на менталитет японцев. Произвольное объединение китайских и японских торговцев и смешанные по национальному признаку организации, корпорации, заключение в их среде брачных союзов вносили новый элемент в социальную организацию общества, где прежде господствовали замкнутые общинные связи. Исчезновение предубеждения против иностранцев, страха перед ними расширяло кругозор и повышало цивилизационный уровень развития японцев.

Расцвет дома Тайра.

70-е годы 12 века стали временем процветания дома Тайра. В 1171 году дочь Киёмори — Токуси — стала фрейлиной императора Такакура, а затем – императрицей. Однако, появление императрицы из военного рода вызвало сопротивление придворных и поэтому Токуси сначала была признана приемной дочерью Госиракава, а только потом принята при дворе. В то же время Киёмори приходилось постоянно преодолевать сопротивления традиционной аристократии, считавшей ее плебеем. Некоторые вооруженные столкновения показывают, что Тайра не признавали власти регента, что это удар по престижу аристократии.

Стали портиться отношения Тайра и с экс-императором Госиракава, который стал стремиться править единолично и опасался формирования при дворе сильной группировки во главе с Тайра. Все усложнилось вмешательством крупных храмов, которые стремились расширить свое влияние. По существу, это была борьба трех полюсов власти.

Конфликт начался в 1169 году, после столкновения в провинции Овари между доверенным лицом придворного Фудзивара Наритика, получившего эту провинцию в кормление и являвшегося одним из видных приближенных Госиракава и зависимыми людьми храма Энрякудзи. Храм потребовал изгнания Наритика, нанесшего оскорбления его зависимым людям, но двор заключил последних в тюрьму. Монахи отправились в Киото с петицией. Занимавший сначала жесткую позицию Госиракава пошел на уступки и отправил Наритика в ссылку. Удовлетворенные монахи вернулись в храм. Немедленно Наритика был прощен, возвращен в столицу и восстановлен в должности. Настоятелю секты был сделан выговор, а чиновников, которые занимались расследованием этого дела, лишили должностей и сослали в ссылку. Монахи возмутились и вновь выдвинули свои требования. Киёмори приехал из своей резиденции в Киото и стал оспаривать это решение. В Фукухара начали собираться самураи. Госиракава подчинился давлению, и Наритика вновь был лишен должностей и отправлен в ссылку, а начальник полицейского ведомства возвращен в столицу. Инцидент был исчерпан, но на протяжении трех месяцев двор был в замешательстве. То, что в этих событиях Тайра оказались на стороне монахов, усугубило их противоречия с экс-императором, а попытка поссорить Тайра и монахов не удалась. Храмы напрямую не боролись за власть, но их переход на сторону одной из сторон мог стать решающим фактором в борьбе. После смерти в 1176 матери императора Такакура, горячо любимой экс-императором Дзиси из рода Тайра, позиции между Госиракава и Тайра еще больше обострились. Позиции Такакура, не имевшего наследников, стали неустойчивыми, и экс-император несколько раз пытался предложить ему в приемные сыновья своих сыновей. В этом же году Томомори, сын Киёмори при ежегодном присвоении рангов был обойден одним из приближенных экс-императора, что задело самолюбие Тайра.

В 1177 году вновь возник конфликт между монахами Энрякудзи и приближенными экс-императора. На этот раз причиной было то, что Мороцунэ, младший брат губернатора провинции Кага Фудзивара Моротака, поссорился с монахами храма Юсэндзи. Юсэндзи был сожжен. Хакусан – синтоистский храм, на землях которого был расположен Юсэндзи, подчинялся синтоистскому храму Хиэ и поэтому, месяц спустя, монахи Энрякудзи двинулись в Киото со священным ковчегом, настоятельно требуя наказания Моротака и Мороцунэ. Тайра получили приказ остановить монахов, но действовали пассивно, так как не хотели ввязываться в бесперспективную войну с мощными храмами. В конечном счете, Госиракава подчинился требованиям монахов. В дальнейшем борьба экс-императора и монахов Энрякудзи продолжалась. Он сместил настоятеля Мэй Уна, конфисковал его владения, а его самого отправил в ссылку. Гневные монахи отбили Мэй Уна по дороге в ссылку. Экс-император решил, что это мятеж, вызвал Киёмори и приказал взять монастырь штурмом, что обострило бы отношения между Киёмори и монахами и ослабило бы Тайра. Во время подготовки к выступлению был раскрыт заговор окружения экс-императора против Тайра. Они планировали во время праздника храма Гион поджечь район Рокухара, с четырех сторон атаковать его и уничтожить род Тайра. Но Тайра схватили основных заговорщиков. Хотя Киёмори знал о причастности Госиракава к заговору, он не предпринял никаких мер, но так как был репрессирован ряд его приближенных, то решающая роль все более переходила к Киёмори, который поддерживал императора Такакура.

В следующем году под руководством Киёмори были приняты новые законоположения из 17 статей, которые предусматривали еще более жесткие меры против зависимых людей, храмов и монахов. Во второй половине этого года дочь Киёмори родила мальчика, который был назначен наследным принцем, что отвечало интересам Киёмори. Теперь он избрал политику примирения с экс-императором, в результате чего влияние последнего стало возрастать.

В 1178 году обострилась внутренняя борьба между монахами храма Энрякудзи (низами и верхами). В этом конфликте Киёмори принял сторону верхушки монахов и попытался силой подчинить бунтующие монашеские низы, но потерпел неудачу. Отношения Киёмори с этим влиятельным храмом окончательно испортились. В следующем 1179 году двор опубликовал новые законы из 32 статей, одна из которых включала законоположение о стабильных ценах. Рост цен был вызван массовых ввозом в страну китайских монет. В результате активного поощрения со стороны Тайра торговли с Сун. С развитием товарного обмена росла потребность в деньгах. В середине 12 века монеты стали основным предметом импорта из Китая, и их поток за пределы Китая стал уже неудержим. Добыча серебра и золота в Японии не могла обеспечить потребности в платежных средствах, их даже стало не хватать на оплату ввозимых товаров. Обращение китайских денег вызвало серьезные изменения в экономической и социальной жизни японского общества. Господствующий класс проводил политику запрещения обращения китайских денег, так как для импорта требовался вывоз в больших количествах золота, серебра и других товаров – традиционных символов богатства аристократии. Они считали, что обращение денег ведет к ослаблению государства. Поэтому, в этом же году был издан императорский указ о запрете хождения денег в стране.

Таким образом, впервые денежное обращение вступило в конфликт с натуральной экономической базой, и этот конфликт возвестил о начале средневековых товарно-денежных отношений.

Обострение борьбы за власть.

В 1179 году в июне скончалась Тайра Морико, вдова канцлера Фудзивара Канэдзанэ, а в августе – старший сын Киёмори – Сигэмори, который фактически руководил делами дома Тайра. Госиракава, пользуясь моментом, заключил союз с канцлером Фудзивара Мотофуса и вновь начал проводить враждебную Тайра политику. На должность был не назначен зять Киёмори – Фудзивара Мотомичи, а сын Мотофуса – всего лишь восьмилетний мальчик, был назначен вице-губернатором. Госиракава конфисковал у дома Тайра провинцию Этидзэн и назначил ее губернатором одного из своих приближенных. Киёмори ничего не мог сделать.

Шла борьба за владение дома регентов, которые находились под контролем Тайра Токуси. В результате явной провокации со стороны экс-императора владения попали к экс-императору.

Киёмори не мог оставить это без последствий и перешел к контрнаступлению. 14 ноября Киёмори во главе нескольких тысяч всадников ворвался в Киото, где возник большой переполох. Утром следующего дня под давлением Тайра были лишены своих постов канцлер Мотофуса и вице-государственный докладчик Мороиэ, канцлером и главой дома Фудзивара был назначен Фудзивара Мотомичи. Фактически, это был военный переворот, в то же время, это была крайняя, вынужденная мера, так как у Тайра, видимо, не было другого выбора. Освободившиеся при дворе должности были заняты членами дома Тара. Киёмори забрал в свою усадьбу наследного принца и его мать – свою дочь, а императору Такакура объявил о намерении организовать новое правительство в Фукухара. Киёмори игнорировал в политическом плане существование экс-императора Госиракава. Все это обозначало, что Киёмори решительно отверг правление экс-императоров, регентов, что он стремился установить личную диктатуру. Причем это была личная диктатура Киёмори, и когда ему на смену пришел менее способный человек, это очень сильно отразилось на судьбе этого рода.

В 1179 году влияние Тайра было полным. Ни один аристократический дом, даже Фудзивара в пору своего могущества, не имел столько пожалованных провинций. Тайра назначали своих вассалов в сёэн в качестве дзитто – земельных администраторов, исполнявших там военно-полицейские функции.

Внешне не было никаких признаков, свидетельствовавших о возможной угрозе власти Тайра. Однако переворот имел серьезные отрицательные последствия для Тайра. Он разрушил принцип коллегиальности принятия решений в рамках господствующего класса, представители которого соперничали между собой, соблюдая в целом принятые правила. Это нарушение баланса интересов в столице было усугублено захватом Киёмори многочисленных вотчин и должностей губернаторов, что не только уменьшило доходы его аристократических и религиозных соперников, но и нарушило статус-кво в провинции. Когда же в начале 1180 года малолетний внук Киёмори стал императором, чувство тревоги повсеместно усилилось.

Экономическая и военная база дома Тайра.

Во втором месяце 1180 года император Такакура отрекся в пользу трехлетнего наследного принца, который в последствии стал императором Антоку.

Экс-император сразу же назначил монастырское правление. Киёмори, будучи дедом нового императора, реально стал руководить всей страной. Наступил период наивысшего процветания этого дома, не только политического, но и экономического. Экономическую базу дома Тайра составляли пожалованные провинции, сёэны и внешняя торговля. В документе «Повесть о доме Тайра» говорится о том, что на тот момент времени в Японии было 66 земель, а под властью дома Тайра – свыше 30 из этого количества. Можно смело делать вывод, что Тайра владели более чем половиной страны, даже если не брать во внимание то, что также в «Повести» говорится об огромном количестве рисовых полей, бывших в собственности этого дома. Несмотря на это, период власти Тайра был короток. Уже в 1181 году началась война с Минамото. Однако Тайра все равно оставались самыми могущественными из аристократических домов, так как контролировали, причем очень прочно, очень много провинций. Это можно увидеть на примере провинции Ямато, в которой храмы Кофукудзи и Тодзи яро противостояли всем проверкам и учетам земельных наделов со стороны регентов. Однако, получив эту провинцию, Киёмори назначил губернатора и сломил сопротивление храмов, проведя опись и обследование земель. Есть достоверные сведения, что в провинциях Ига, Исэ и Кии дом Тайра оказались сильнее храмов и направили туда большое количество вооруженных вассалов, но на предмет других территорий нет доказательств, внушающих доверие. Большинство историков склонно считать, что во многих провинциях Тайра ввели провинциальное управление, а местные феодалы стремились получить там место, для приобретения публичного статуса, что у них и получалось. Благодаря этому, дом Тайра смог получить военную, экономическую и политическую базу для войн. Не случаен и тот факт, что в войне с Минамото основную часть сил Тайра составляли воины-феодалы, которые были мобилизованы через провинциальные управления.

Что касается сёэн, то ясно, что их количество было велико, но, сколько их было точно -–этого никто подсчитать не может из-за недостатка источников. Однако, известно, что в 1183 году при бегстве Тайра от Минамото из столицы на запад, 500 сёэнов, принадлежавших дому Тайра было конфисковано.

Если местные воины-феодалы способствовали укреплению экономической базы Тайра, то естественно, они составляли основу военных структур этого дома. В первую очередь, это были воины центральных провинций и побережья Внутреннего моря, особенно провинций Исэ и Ига. Ясно, что с укреплением власти Тайра укреплялись и дисциплинарные порядки над воинами, которые получали членство и положение в дружинах на вассальных отношениях. В данный момент известно 614 имен вассалов дома Тайра, проживавших по всей стране.

Оценка характера власти Тайра.

Оценка характера власти Тайра уже долгое время является причиной дискуссий. Еще со времен средних веков многие ученые считали, что Тайра являлись первыми военными правителями, чье место в последствии занял дом Минамото. Оба режима отличались только тем, что Минамото, создавшие более сильную социальную базу на востоке и независимую политическую структуру, оказались сильнее и независимее, чем их соперники, пребывавшие в Киото.

Другие утверждают, что Тайра, несмотря на свое воинское происхождение, в 1156 году стали настоящими столичными аристократами, в то время, как Минамото были провинциальными воинами. Киёмори, поднимаясь по лестнице придворных рангов и должностей в императорском правительстве, управлял страной из столицы, как носитель высоких титулов и землевладелец. И в этом Тайра ничем не отличались от Фудзивара.

Но в одном историки едины – Киёмори управлял страной. Однако, в 50-е годы двадцатого века Исимода Сё выразил мнение, что до путча в 1179 году, когда Киёмори сместил Госиракава, они делил власть причем роль монашествующего императора была заметнее.

Джей Пи Масс, например, обобщил подобную аргументацию следующим образом: Киёмори после 1156 года не удалось подняться выше своего прежнего статуса провинциального протеже монашествующего экс-императора. Также Киёмори занимал должности в политических структурах после войны 1159 года, в которых нуждался Госиракава и ему не удалось получить статуса полного владельца государственных и частных земельных владений. И в довершение всего лидеры Тайра не могли даже в 70-х годах двенадцатого века сместить монашествующего экс-императора с его позиций патрона и провинциального владельца земель, которыми номинально обладал Киёмори.

То, что Тайра не стали военными правителями, объясняется ограниченным числом прямых дружин вассальных воинов, отсутствием координированных усилий по распространению их господства на периферии.

Но и гражданское управление, включавшее в себя такие важные публичные функции, как выпуск документов, гарантирующих права на землю, вынесение решений по публичным и частным юридическим делам и так далее, имело настолько ограниченный характер, что Тайра не могли претендовать на роль правителей. Наибольшую юридическую силу имели указы государственного совета, как бы отражавшие коллективное мнение всего господствующего класса. Среди других официальных документов указы экс-императора пользовались безусловным авторитетом, а отношение значимости указов различных домов четко указывало на реальную иерархию между этими домами. То, что после 1156 года почти полностью отсутствуют документы, выпущенные Киёмори, говорит о многом. Даже во время нахождения Киёмори на высших административных должностях императорского правительства права на земельные владения родственников и вассалов Тайра утверждались Госиракава. Именно от лица последнего, а не от имени Киёмори отдавались приказы о поддержании мира и наведения порядка в провинциях. Нежелание экс-императора расстаться с властью в значительной степени препятствовало Тайра заниматься назначением местных феодалов, своих вассалов, на важные посты в аппарате провинциальных губернаторов. Именно неспособность Тайра создать методы управления, отличавшиеся в строении от прежних, была одной из причин их неудачи.

Тайра устанавливали свою власть в рамках структуры императорского двора, не создавая новой системы управления, стремились только к укреплению своей диктатуры, что привело к их изоляции от основных политических сил, а потом и к неизбежному краху.

Тайра избрали путь диктатуры, зависящий от императорского двора и паразитирующий на его структуре управления, поскольку не видели другого способа одолеть своих противников – воинов Минамото, имевших на востоке страны базу, превышавшую по возможности дом Тайра, и храмы, подчинявшие периферийные храмы и собиравшие военную силу.

Список литературы.

1. ДЭ. «Просвещение», М., 1967.

2. Светлов Г.Е., Путь богов (синто в истории Японии). М., 1985.

3. Толстогузов А.А., Очерки истории Японии 7-14 вв. М., «Восточная Литература» РАН, 1995.

4. James L. Huffman, Modern Japan. An Encyclopedia of History, Culture, and Nationalism. Garland Publishing, Inc. New York, 1998.

еще рефераты
Еще работы по истории