Реферат: Февральская революция

Либералы и консерваторы в борьбе за и против реформ. После смерти Александра III либеральная общественность, представленная главным образом дворянами-земцами, рассчитывала на возобновление прерванных в 1880-е гг. реформ. Однако Николай II, вступивший на престол в 1894 г., был чужд идей реформаторства и пытался, насколько это оказывалось возможным, следовать самодержавным заветам своего отца. Необходимость промышленной модернизации России вынуждала царя считаться с реформистски настроенными сановниками, и, прежде всего, с С.Ю. Витте (1892-1903 гг. — министр финансов, в 1905-1906 гг. — председатель Совета Министров). Но свою опору царь видел в традиционалистах (министр внутренних дел В.К. Плеве и др.), выступавших за незыблемость самодержавных порядков и сословности. Сам Витте в начале века, также был еще сторонником самодержавия. Его усилия были сосредоточены, прежде всего, на индустриализации страны (источниками которой служили выкупные крестьянские платежи, винная монополия, косвенные налоги, протекционизм, иностранный капитал), а отсюда — на денежной реформе (1897 г.), ограниченном социальном реформаторстве в пользу рабочих.

Но эти меры (и особенно возникшие планы реформирования общины) вызывали сопротивление консерваторов и послужили причиной отставки Витте с поста министра финансов. Отказ от политики реформ лишь загонял «внутрь» нерешенные проблем.

Основной силой, оказывающей давление на царизм с целью проведения политики реформ, являлось полевевшее (за счет притока интеллигенции) и организационно оформлявшееся либеральное движение.

В 1903 г. возникли «Союз земцев-конституционалистов» (П.А. Генден, С.Н. Трубецкой, Д.Н. Шилов) и «Союз освобождения» (П.Н. Милюков, В.Д. Набоков, И.Н. Петрункевич, П.Б. Струве). Левый «освобожденческий» либерализм в отличие от земского, безусловно, отрицал самодержавие, настойчиво выдвигал социально-экономические требовании в «интересах трудящихся масс», придерживался тактики нелегальных действий.

«Весной» либерального движения стала осень 1904 г., связанная с политическим курсом нового министра внутренних дел Святополка — П.Д. Мирского, (заменившего убитого эсерами Плеве) и банкетной кампанией в честь 40-летия судебной реформы. Весьма умеренные требования либеральной оппозиций (амнистия политзаключенных, независимый суд и т.д.) были пресечены Указом Николая II от 12 декабря 1904 г., извещавшем о незыблемости основ самодержавного строя. Отсутствие крупных политических и аграрной реформ неизбежно вело к революционному взрыву. Либеральное движение объективно стимулировало рост оппозиционных, революционных настроений в обществе.

Революция 1905 г. заставила царизм вернуться к вопросам назревших социально-политических преобразований. 6 августа 1905 г. царизм объявил об учреждении законосовещательной Государственной Думы (Булыгинской — по имени министра внутренних дел А.Г. Булыгина). Но уступка царизма оказалась недостаточной: Булыгинская Дума бойкотировалась. В обстановке нарастающей волны революции (Всероссийская Октябрьская стачка) Николай II подписал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» от 17 октября 1905 г., подготовленный Витте. В нем провозглашались политические свободы (слова, печати, совести, собраний, союзов и т.д.); Дума наделялась законодательными правами; к участию в выборах привлекались лишенные избирательных прав по Булыгинскому законопроекту слои населения:

«Смуты и волнения в столицах и во многих местностях империи нашей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше. Благо российского государя неразрывно с благом народным и печаль народная — его печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться глубокое нестроение народное и угроза целости и единству державы нашей.

Великий обет царского служения повелевает нам всеми силами разума и власти нашей стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для государства смуты. Повелев подлежащим властям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга, мы, для успешного выполнения общих преднамечаемых нами к умиротворению государственной жизни мер, признали необходимым объединить деятельность высшего правительства.

На обязанность правительства возлагаем мы выполнение непреклонной нашей воли:

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. Не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей кратности остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив за сим дальнейшее развитие начала общего избирательною права вновь установленному законодательному порядку, и

3. Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей.

Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиною, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле»[16].

Выживание царизма в первой российской революции было обеспечено путем временного компромисса с либералами, достигнутого 17 октября. Правительственное реформаторство конца 1905 — начала 1906 гг. представляло собой максимум данного царизмом в революционную эпоху (распространение права выборов на рабочих; реорганизация Госсовета; образование объединенного Совета Министров).

В этот период самоопределился и партийно оформился либеральный лагерь. Его правое, консервативно-либеральное крыло представлял «Союз 17 октября» (лидеры — П.А. Гейден, А.И. Гучков, М.А. Стахович, М.В. Родзянко, Д.Н. Шипов; численность — 65-70 тыс. членов; социальный состав — промышленная и финансовая буржуазия, либеральные помещики, состоятельная интеллигенция). Программа: содействие правительству, «идущему по пути спасительных реформ»; модернизация страны; защита принципа конституционной монархии, единого и неделимого российского государства; решение крестьянского вопроса, минуя принудительное отчуждение помещичьей земли; ограничение права стачек и восьмичасового рабочего дня.

Левое, радикально-либеральное крыло составляла Конституционно-демократическая партия (лидеры — братья Долгоруковы, А.А. Кизеветтер, А.А. Корнилов, С.А. Котляревский, В.А. Маклаков, П.Н. Милюков, И.И. Петрункевич, П.Б. Струве; численность — 50-55 тыс.; социальный состав — прежде всего интеллигенция, либеральные буржуа и помещики, удельный вес рабочих и крестьян не превышал 15%). Кадеты представляли российский левый вариант европейского либерализма. Программа — правовое государство в форме конституционной монархии, гражданские права, национальное, сословное, культурное равноправие; решение аграрного вопроса через принудительное отчуждение части помещичьих земель; признание права рабочих на стачки и восьмичасовой рабочий день.

Тормозом на пути осуществления реформ вставал традиционалистско-дворянский лагерь: Русская монархическая партия (В.А. Грингмут, И.И. Восторгов), Союз русских людей (Шереметьевы, Ф. Голицын), Всероссийский союз земельных собственников (В.Н. Ознобишин, А.А. Чемодуров). Основной силой стал Союз русского народа (А.И. Дубровин, В.М. Пуришкевич, А.И. Тришатный), номинальная численность которого в 1907 г. достигла 410 тыс. Объединяющие идеи: «русский патриотизм», охрана начал православия, единство и незыблемость российской империи и самодержавия, протест против «доморощенной буржуазии, зараженной гнилью Запада». В 1905 г. появились дружины борьбы с крамолой, черные сотни организовали погромы в 150 городах страны.

Попытки реализации радикально-либеральной альтернативы связаны с деятельностью оппозиционной царизму Первой Государственной Думы, открывшейся 27 апрели 1906 г. Состав Первой Государственной Думы: 161 кадет, 70 автономистов, 97 трудовиков, выражавших интересы радикальной крестьянской демократии, 17 социал-демократов; 103 беспартийных. Председатель — кадет С.А. Муромцев. Но царь отклонил думский (кадетский) адрес, отказался от обсуждения вопроса об отчуждении помещичьих земель, предусмотренном в той или иной степени и в проекте 42-х кадетских депутатов, и в проекте 104-х трудовиков. Государственная Дума, названная «главной позицией, захваченной революцией», царским манифестом от 9 июля 1906 г. была распущена. Кадеты (167 чел.), подписавшие Выборгское воззвание с призывом населения к пассивному протесту, были осуждены. Однако острота ситуации заставляла режим балансировать и идти на определенные реформы.

Попытка стабилизации политического положения на путях поиска баланса интересов между скудеющим дворянством и растущей буржуазией характеризует деятельность П.А. Столыпина, ставшего в день роспуска Первой Государственной Думы Председателем Совета Министров. Правореформистский (по существу консервативно-либеральный) столыпинский курс сочетал (в силу экстремальной обстановки и существовавшего расклада политических сил) жесткие меры борьбы с революцией, с постепенными шагами по обновлению старого строя.

Столыпинский курс предполагал осуществление ряда реформ: аграрно-крестьянской, местного самоуправления, судебной, просвещения, введение страхования рабочих. Их цель состояла во всемерном укреплении государственности, в модернизации общества, в создании условий для формирования новой социальной опоры режима — класса мелких земельных собственников, т.н. «чумазых лендлордов» и усиления их политического влияния.

Главным актом столыпинской аграрно-крестьянской реформы стал Указ от 9 ноября 1906 г., дававший каждому домохозяину, входившему в общину, право употребить причитавшуюся ему часть земли в личную собственность. Реформа также включала: содействие формированию отрубного и хуторского крестьянского хозяйства, активизацию деятельности Крестьянского банка, переселение крестьян за Урал. Реформа пыталась решить аграрно-крестьянский вопрос, не затрагивая помещичьего землевладения. Результаты реформ: выход из общины к 1915 г. около 27% всех общинных дворов; создание 1265 тыс. хуторов и отрубов (10,3% от всего числа крестьянских хозяйств); уход из деревни в город 4 млн. общинников, продавших свои земли; переселение за Урал более 3 млн. чел. К 1911 г. осуществление реформы застопорилось.

П.А. Столыпин в 1906-1907 гг. стремился опереться на Совет Объединенного дворянства, партию октябристов, на оформившихся в 1908-1910 гг. в самостоятельную партию националистов (П.Н. Балашов, В.А. Бобринский, В.В. Шульгин).

Открывшуюся 20 февраля 1907 г. II Государственную Думу Столыпин пытался направить в обозначенное царским правительством русло. Крупнейшими фракциями во II Государственной Думе были: кадеты — 98, трудовики -104, автономисты — 76, социал-демократы — 65, черносотенцы и октябристы — 54. Председателем Думы являлся кадет Ф.А. Головин. 3 июня 1907 г. под предлогом обвинения 55 членов социал-демократической фракции в подготовке военного переворота несговорчивая Дума была распущена. Положение о выборах в нее — в нарушение Манифеста от 17 октября — было изменено. Государственный переворот знаменовал окончание первой русской революции.

Новый избирательный закон от 3 июня 1907 г. предусматривал сокращение числа выборщиков от крестьян в Думу на 56%; избрание депутатов от рабочих только в 6 губерниях; уменьшение представительства от национальных окраин; увеличение выборщиков от помещиков на 33%. Третьеиюньская монархия опиралась на дворян, помещиков, крупную и среднюю торгово-промышленную буржуазию, на великодержавные настроения русского населения.

Избранная по новому закону о выборах III Государственная Дума (1 ноября 1907 г. — 9 июня 1912 г.) в отличие от двух первых стала проводником проектов, рождавшихся в столыпинском правительстве. Принятие решений предопределялось двумя большинствами — правооктябристским (283 члена) и октябристско-кадетским (225 членов). Председателями III Государственной Думы являлись Н.А. Хомяков, А.И. Гучков, М.В. Родзянко. Но значительная часть столыпинского реформаторского багажа, прошедшего через Государственную Думу, была отклонена Государственным Советом (находившимся под контролем дворянско-монархического лагеря). Были отклонены законопроекты о расширении бюджетных прав Думы, введении земских учреждений в западных губерниях, местного самоуправления, о старообрядческих общинах, об усовершенствовании судопроизводства и др.

К 1911 г. столыпинская политика «бонопартистского лавирования» окончательно перестала удовлетворять дворянско-традиционалистский лагерь «излишним» реформаторством и выявившейся — вследствие наметившегося оживления революционного движения — неэффективностью его попытки «усмирения». В то же время либералы проявляли все большее недовольство замедлением преобразований (кадеты с самого начала не могли простить П.А. Столыпину его «недемократизма», насильственных методов проведения его программы). 1 сентября 1911 г. в Киевском городском театре Столыпин был убит Д. Богровым, связанным одновременно (что было весьма символично) и с революционерами, и с охранкой.

В 1911-1914 гг. происходило постеленное разложение третьеиюньской системы. Окончательно связав себя с дворянско-традиционалистским, лагерем царский режим постепенно деградировал, отказываясь не только от политики реформ, но и вообще от четкой политической программы.

Политическая реакция, наступившая после подавления революции 1905-1907 гг., затем постепенное исчерпание столыпинского реформаторского курса негативно отразилось на либеральных партиях. К 1912 г. численность кадетов сократилась до 10 тыс. чел. Кризис «Союза 17 октября» привел к расколу думской фракции октябристов (на земцев-октябристов — М.В. Родзянко, Н.В. Савич; правых, ставших беспартийными, Н.П. Шубинский, Г.В. Скоропадский; левых — А.И. Гучков) и к организационному развалу самой партии.

Перспективной политической силой обещало быть нарождающееся буржуазно-прогрессистское движение. Идейно-политическая платформа прогрессизма: национализм, «понятый» в либеральном духе, в основе которого идея Великой России, «здоровый милитаризм», активная внешняя политика, экономическое возрождение России через деятельность торгово-промышленного класса, установление правового порядка, отказ от кадетских «беспочвенно-идеалистических» взглядов на демократию. Издания: «Великая Россия» (1910 г.); журналы «Русская мысль», «Московский еженедельник», газеты «Слово», «Утро России», «Русские ведомости». Партия деловых кругов, промышленной буржуазии — партия прогрессистов — учреждена молодыми московскими капиталистами А.С. Вишняковым, А.И. Коноваловым, В.П. и П.П. Рябушинскими, С.Н. Третьяковым, С.И. Четвериковым в ноябре 1912 г. Основные требования съезда прогрессистов: отмена положения об усиленной и чрезвычайной охране, расширение прав Думы, реформа Государственного Совета, свобода слова, печати, собраний, союзов, конституционно-монархический строй с ответственным перед Думой правительством. Прогрессистское движение заключало в себе потенциальную альтернативу стихийно-революционному исходу общественного развития.

Мировая война внесла существенные коррективы в общественно-политическую ситуацию в стране. Мощный патриотический подъем приглушил межпартийные споры. Большинство партий (исключая социал-демократов) высказалось за доверие правительству, отказ от оппозиционной деятельности. Возникли сильные, общественные организации, содействовавшие ведению войны, а одновременно заметно приближавшие буржуазию, либералов к власти (в июле-августе 1914 г. были образованы Всероссийские Земский и Городской Союзы; в 1915 г. они слились в «Земгор»; в 1915 г. был образован Военно-промышленный комитет «для содействия промышленным учреждениям в деле снабжения армии и флота», председатели Н.С. Авдаков, А.И. Гучков).

Поражения 1915 г., выявившие бездарность правительства, а также боязнь грядущих социальных взрывов вновь бросили либералов в оппозицию царскому режиму. Состав IV Государственной Думы (15 декабря 1912 г. — 25 февраля 1917 г.): правые (185), октябристы (98), прогрессисты, кадеты (97), трудовики (10), социал-демократы (14); председатель — М.В. Родзянко. IV Государственная Дума стала с 1915 г. центром притяжения либерально-оппозиционных сил. В августе 1915 г. был образован Прогрессивный блок, в который вошли 236 из 422 членов Государственной Думы: кадеты, прогрессисты, 2 фракции октябристов, центр и левая часть националистов. Фактический руководитель блока — П.Н. Милюков, назвал его «последней попыткой найти мирный исход из положения, которое с каждым днем становится все более грозным». Главное требование блока — правительство «общественного доверия». Оппозиция консолидировалась в условиях, когда царизм переживал состояние прогрессирующей деградации («распутинщина», «министерская чехарда» — за время войны сменилось 4 Председателя Совета Министров, 6 министров внутренних дел и т.д., причем на высшие посты все чаще попадали непопулярные и скомпрометировавшие себя деятели).

Даже в ближайшем окружении монарха нарастает недовольство его позицией. Многие великие князья неоднократно советовали Николаю II отстранить Распутина, пойти на уступки Думе. Проявлением открытого протеста стало убийство Распутина в ночь на 17 декабря 1916 г. кн. Ф.Ф. Юсуповым, В.М. Пуришкевичем и вел. кн. Дмитрием Павловичем.

Оппозиционная деятельность Прогрессивного блока, выступившего с небывало резкой критикой правительства, вышла за рамки внутридумского течения и сыграла незаменимую роль в дальнейшей дискредитации режима, в подготовке массового сознания к необходимости скорейших перемен, а тем самым, объективно — к ускорению революционного взрыва «снизу».

После великих реформ 1860-1870-х гг., периода контрреформ 1880-1890-х гг. и на рубеже веков (исключение — реформа 1897 г.) в Россию пришла революционная эпоха, ставшая в международном контексте продолжением линии, протянувшейся от Великой французской революции, через европейские революции 1848-1849 гг. и Парижскую Коммуну 1871 г. Эпоха революций в России запоздала по сравнению с Западом и во многом в силу этого приобрела новые черты и новую социальную базу — немногочисленный, но закаленный в стачечных боях пролетариат и составлявшее более 1/4 всего населения крестьянство. Проникнутое традиционалистским сознанием российское общинное крестьянство долгое время служило одной из опор самодержавия. Но мучительное пореформенное развитие, острейший земельный голод, выкупные платежи, начавшееся расслоение крестьянства способствовали накоплению в его среде огромного потенциала социального недовольства, который объективно был направлен против самодержавного режима. В то же время малочисленная, взращенная на помещичье-бюрократической основе буржуазия, в отличие от европейской буржуазии революционной эпохи, не могла и не хотела открыто бороться с абсолютизмом, чувствуя свою слабость и опасаясь растущего пролетариата.

В 1900-1917 гг. выявившуюся относительную слабость либерализма как бы компенсировал резкий рост активности низов. Уже в первые годы века определяется особенность российского рабочего движения — высокий удельный вес политических выступлений и демонстраций (май 1901 г. — Обуховская оборона, ноябрь 1902 г. — ростовская стачка, 1903 г. — всеобщая стачка рабочих Юга России). В начале века, впервые за долгий пореформенный период, крестьянское движение приобретает массовый характер (670 выступлений в 1900-1904 гг.). Отличительной чертой движения низов становится усиливающееся соединение «интеллигентской» социалистической традиции и бунтарско-стихийной природы народных выступлений. Огромную роль в таком соединении играли мощные социалистические партии.

Партия социалистов-революционеров (лидеры — Е.К. Брешко-Брешковская, Г.А. Гершуни, В.М. Чернов и др.), руководствуясь неонароднической идеологией (включавшей элементы марксизма), выступала от имени «единого рабочего класса», т.е. всего «трудового эксплуатируемого населения», от пролетариата до трудового крестьянства. Во главу угла она ставила идею всемирной борьбы труда против эксплуатации человеческой личности и достижение через социальную революцию социализма – «царства всеобщего организованного труда на всеобщую пользу». Важнейшие требования программы — социализации земли, т.е. переход земель к общинам и распределение их по уравнительному признаку между крестьянами; развитие кооперации и самоуправления трудящихся. Политические требования: демократическая республика, автономия общин, гражданские права. В связи с особой ролью, отводившейся террору, в 1901 г. эсерами была создана Боевая организация.

Развивающееся под влиянием марксизма социал-демократическое движение приводит к формированию Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Лидеры: Г.В. Плеханов, В.И. Ленин, Ю.О. Мартов и др. Численность РСДРП в начале 1905 г. — 26,5 тыс. чел. Социальный состав: 61% — рабочие, 4% — крестьянство, 33% — служащие и интеллигенция. Принятая на II съезде РСДРП в 1903 г. в Брюсселе — Лондоне программа конечной целью провозглашала замену капиталистических производственных отношений социалистическими через социальную революцию и установление диктатуры пролетариата; двигатель прогресса усматривался в развитии классовой борьбы. Наряду с политическими требованиями — низвержение самодержавия, предоставление политических свобод и т.д. — выдвигались требования в защиту условий труда и жизни рабочего класса и крестьянства.

Особенностью российской социал-демократии стало резкое размежевание на две самостоятельные фракции — большевиков и меньшевиков, которые были не только самостоятельны организационно, но и все более расходились в тактике, а затем и в стратегии революционной борьбы. Меньшевизм был в большей мере ориентирован на общность революционного процесса в России и Европе, а отсюда и на образцы западной демократии, на «реформистско-экономическую» сторону марксизма. Поискам союза с крестьянством меньшевизм предпочитал соглашения с либералами.

Характерные черты большевизма: опора на традиции российского революционного движения, абсолютизация «революционно-политической» стороны в марксизме, стремление максимально ускорить революционный процесс с помощью «субъективного фактора» мощной централизованной организации, поиски необходимого пролетариату союзника в лице крестьянства, особенно бедного и беднейшего, безусловное отмежевание от либерально-буржуазного лагеря.

Специфика революции 1905-1907 гг. была обусловлена своеобразием российского типа капитализма. Забастовочная активность рабочего класса, нараставшая в течение 1905 г. (от 440 тыс. бастующих в январе до 2 млн. в октябре), стала стержневой осью революционного движения. Не отреагировавший на притязания либералов царизм был вынужден согласиться на социально-политические преобразования под давлением революции. Получение ограниченных политических прав (представительство в Думе, право на собрания, профсоюзы, стачки и т.д.) дополнялось значительным повышением жизненного уровня рабочего класса (повышение среднегодовой зарплаты с 205 руб. в 1905 г. до 241 руб. в 1907 г.; уменьшение размера штрафов; сокращение продолжительности рабочего дня и т.д.).

В ходе революции перековывалось сознание пролетариата. Зубатовско-гапоновские попытки интегрирования рабочего класса в политические структуры самодержавной власти не состоялись. Выработалось сознание результативности коллективного натиска на самодержавие. Новая рабочая власть — Советы рабочих, в ряде случаев — солдатских и крестьянских депутатов (всего 55) — продемонстрировала свою дееспособность и стала популярной в массах.

Восприятие многими рабочими поражения революции как следствия недостаточной вооруженности и организованности (Декабрьское вооруженное восстание и др.) закладывало психологическую основу для последующей реализации усвоенного в ходе ее урока.

К активной политической жизни пробуждалось и крестьянство. Летом 1905 г. на волне крестьянского движения был образован Всероссийский крестьянский союз (к концу года объединявший до 200 тыс. чел.). Не дождавшись ответа на свои радикально-демократические требования, крестьяне начали терять веру в царя и все чаще переходили к открытым выступлениям, к «выкуриванию» помещиков из деревни.

Революционные настроения проникли в армию и на флот (июнь 1905 г. — восстание на броненосце «Потемкин», восстание команды крейсера «Очаков», солдат и матросов Севастополя в ноябре 1905 г., летнее восстание 1906 г. в Свеаборге, Кронштадте и др.).

С 1906 г. в общем русле революционно-освободительного движения четко вырисовывается национально-освободительная струя. Национальной автономии требуют партии неонароднического характера: Армянский Дашнакцутюн, Революционная партия социалистов-федералистов Грузии, Белорусская социалистическая громада. Идеи культурно-национальной автономии отстаивали партии социал-демократического направления: Бунд, Украинская социал-демократическая партия, Социал-демократическая партия Литвы.

Важнейшую роль в революционизировании массового движения сыграли политические партии социал-демократов и эсеров. За годы революции интеллигентское ядро партии быстро обрастало рабоче-крестьянскими массами. Численность РСДРП увеличилась с 26,5 тыс. весной 1905 г. до 167 тыс. членов (включая национальные организации) весной 1907 г. 71% вступивших в РСДРП в годы революции являлись представителями рабочего класса. С весны 1906 г. в РСДРП выявился перевес большевиков (30,8 тыс.) над меньшевиками (24,5 тыс.).

В массовую (65 тыс. членов) выросла за годы революции эсеровская партия, опиравшаяся на общинное крестьянство, на рабочих, испытывавших крестьянскую жажду земли. Крестьяне-рабочие составляли 6олее 88% всех членов эсеровской партии. По числу членов и количеству местных организаций социалистические партии России уступали только традиционалистскому «Союзу русского народа», превосходя основные либеральные партии. Данная особенность политической системы России отражала преобладание революционно-общинного образа мысли и действия масс над либерально-реформаторским, что не могло не сказаться на результате общественного развития.

Развитие революционного процесса сопровождалось эксцессами стихийно-анархического характера, а также развертыванием террора нового типа (определение П.Б. Струве). По официальным данным, в результате терактов и революционных выступлений в 1906-1907 гг. было убито и ранено 97 тыс. должностных лиц. Столыпин пережил 10 покушений.

Несмотря на спад движения в 1907-1910 гг., это был лишь перерыв между двумя пиками революционного процесса. Число стачечников с июня 1907 г. по декабрь 1910 г. в два раза превосходило соответствующие показатели 1901-1904 гг. (1901-1904 гг. — 530 тыс., 1907-1910 гг. — 1 млн. 100 тыс.).

Но для революционных партий полоса реакции стала критическим временем. Падение численности и распад революционных партий сопровождались их внутренним размежеванием, поиском новых ориентиров действия (РСДРП: большевики, ликвидаторы-меньшевики, меньшевики-партийцы, отзовисты; ПСР: правые — журнал «Почин», Н.Д. Авксентьев, И.И. Фундаминский; центр — газета «Знамя труда», В.В. Лункевич, М.А. Натансон, Н.А. Устинов и т.д.).

С 1910-1911 гг. начинается новый подъем революционного движения, в деревне на неразрешенный крестьянско-помещичий конфликт накладывается новое — общинно-индивидуальное — противостояние, выражавшееся в выступлениях против земельной реформы и «кулаков-мироедов». Расстрел рабочих на Ленских золотых приисках (апрель 1912 г.) поднял уровень рабочего движения к маю 1913 г. до 1 млн. 92 тыс. чел. К лету 1914 г. размах стачек превысил уровень 1905 г.: тогда по официальным данным, бастовало 1291 тыс., а в первом полугодии 1914 г. — около 1,5 млн. чел.

Продвижение на уровень цивилизованных приемов политической борьбы отражали попытки части социалистов выработать реформаторскую тактику действий (ликвидаторство, «рабочие группы» военно-промышленных комитетах периода Первой мировой войны). Однако они опирались на малочисленную рабочую интеллигенцию (профсоюзных деятелей Ф.А. Булкина, К.А. Гвоздева), служащих государственных, кооперативных учреждений, инженерно-техническую интеллигенцию и т.п.

Ускорителем революционного процесса стали тяжелые поражения в Первой мировой войне. Основу армии составляло крестьянство (около 80-90% от общей численности русской армии в 15 млн. 798 тыс. чел.). Годы неудачной, кровопролитной войны превратили солдат в мощную революционную силу, прибавив к антипомещичьему настрою крестьян громадную долю антицаристского заряда. Растущее с весны 1915 г. стачечное движение носило вначале экономический характер. В 1916 г. движение охватило 1 млн. чел. и все более приобретало политическую направленность. Типичными стали продовольственные выступления (заготовки хлеба в 1916 г. составили лишь 170 млн. пудов вместо планировавшихся 500 млн.; в Петрограде в конце 1916 г. население получило лишь треть необходимого ему хлеба).

С началом войны либеральные партии (кадеты, октябристы, прогрессисты) отказались от оппозиции царскому режиму и поддержали правительство во внутренней и внешней политике.

В социалистическом лагере образовались течения по признаку отношения к войне.

Патриотическое течение («оборонцы») считали войну отечественной, оборонительной со стороны России, победы в ней Антанты являлась меньшим злом, нежели Германии, «самозащита» страны откладывала революцию до победоносного завершения войны – «сначала победа, потом революция» (Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, правое крыло партии эсеров — И. Бунаков, Н.Д. Авксентьев).

Эсеро-меньшевистский центр стоял на позициях пацифизма, осуждения войны. Это социалистическое течение было разнородным. Если меньшевик Н.С. Чхеидзе не шел дальше требования демократического мира, то меньшевики-интернационалисты (Ю.О. Мартов), межрайонцы (Л.Д. Троцкий), эсеры (В.М. Чернов) осуждали войну, «оборонцев», выдвинули лозунг «Ни побед, ни поражений».

Пораженческое течение было представлено большевиками, выступавшими за превращение империалистической войны в гражданскую, поражение своего правительства, разрыв с потерпевшим крах II Интернационалом и создание свободного от оппортунизма III Интернационала.

Происходившее внутри социалистических партий соперничество революционного и реформистского вариантов развития, проявлявшееся в перепадах политической линии эсеровской партии, в организационном размежевании социал-демократов, являлось отражением общей ситуации: постепенного сужения возможностей мирного реформирования страны. Революционная струя в деятельности партий леворадикального направления в большей степени соответствовала политическому опыту населения, нежели реформистская.

Февральская революция 1917 г. логически как бы завершала цикл исторического развития России, наметившегося на рубеже XIX-XX вв. Решались задачи, традиционно относимые к прерогативе западноевропейских (буржуазных) революций: введение полноценного конституционного строя, обеспечение политических свобод, открытие беспрепятственного пути развития капитализма в сельском хозяйстве и промышленности.

В отличие от первой российской революции 1905-1907 гг., в которой фокус требований сходился в первую очередь на переменах политического характера и решении аграрного вопроса, Февральская революция вырастала на волне социально-экономического кризиса, связанного с Первой мировой войной (дезорганизация железнодорожных перевозок, разрушения хозяйственных связей, остановка предприятий (только в. Петрограде — 50), получение гражданским населением в январе-феврале 1917 г. менее 25% необходимого продовольствия, «дикая вакханалия хищений, дороговизны, наживы» — А.И. Деникин), а также небывалой дискредитации власти.

Либералы приняли на себя роль критиков разлагающегося царского строя, повторив осенью 1916 г. опыт предшествовавшей 1905 г. т.н. «либеральной весны». Предфевральская оппозиционность, однако, отличалась тем, что вобрала в себя страх 1905 г. Но в обоих случаях либерально-оппозиционное движение лишь подтолкнуло (косвенно) революции.

На смену мучительной и долгой революции 1905-1907 гг., взвешивавшей на весах истории шансы внутреннего перерождения самодержавия, пришел Февраль 1917 г., который смел царскую монархию в несколько дней. Революция была осуществлена главным образом силами рабочих и солдат, поднялась стихийно на базе массового недовольства войной и сопутствующими ей процессами. Динамика революционного движения в Петрограде, поводом к которому послужила задержка с подвозом продовольствия: 23 февраля — число бастующих рабочих составило 128 тыс., 24-го — 214 тыс., 25-го -305 тыс.; принципиальный сдвиг — с вечера 26 февраля — начало присоединения к рабочим солдат Петроградского гарнизона, к вечеру 27 февраля — численность революционных солдат — 67 тыс. (25% всего гарнизона), к вечеру 28-го — 127 тыс. (50%), к вечеру 1 марта — почти весь гарнизон.

Стихийный революционный взрыв застал врасплох социалистические партии, ослабленные репрессиями, лишенные многих признанных лидеров (находившихся в ссылках и эмиграции). Но большевики, меньшевики, эсеры, межрайонцы быстро включились в революционное движение, внося в него элемент организованности. Накопленный в 1905 г. опыт позволил 27 февраля организовать (по инициативе меньшевиков) Петроградский Совет. Уже в марте действовали около 600 Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, сыгравших огромную роль в объединении революционных масс. Петроградский Совет возглавил меньшевик Н.С. Чхеидзе, его заместителями стали трудовик (с марта — эсер) А.Ф. Керенский, меньшевик М.И. Скобелев.

Находившийся под влиянием эсеро-меньшевистской установки – «быть центром сплочения революционной демократии» — Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов не претендовал на единовластие, но именно в его руках первоначально была сосредоточена реальная власть в городе. Деятельность Совета была направлена на организацию продовольственного снабжения города, на создание рабочей милиции. Им был принят важнейший приказ № 1. 2 марта Совет поддержал (на определенных условиях) создание Временным комитетом членов Государственной Думы (возникшим 27 февраля под руководством Родзянко М.В. и уже 28 февраля известившим о взятии на себя функций «восстановления государственного и общественного порядка» и создание нового правительства) либерального Временного правительства. В него вошли Г.Е. Львов, П.Н. Милюков, А.И. Гучков, А.И. Коновалов, А.Ф. Керенский и другие известные деятели. В этом событии проявилась характерная черта Февральской революции: низы еще передавали власть (хотя и далеко не полную) либералам и буржуазии, зарекомендовавшим себя ранее в качестве оппозиционной самодержавию силы.

В первые недели своего существования Временное правительство пользовалось необычайной популярностью и широкой поддержкой населения. Была осуществлена широкая демократизация общества: провозглашены политические права и свободы, отменены национальные и религиозные ограничения, смертная казнь, объявлена амнистия, упразднены репрессивные органы царского режима. Под давлением масс был санкционирован арест Николая II и ряда царских сановников. Для расследования противозаконных действий последних была создана Чрезвычайная комиссия.

Таким образом, в ходе революции антимонархические силы объединились вокруг двух центров – Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов. Своеобразие политического режима было обозначено термином «двоевластие».

Для сторонников монархии Февральская революция явилась следствием масонского заговора, глубоко проникшего в среду либеральной интеллигенции. Масоны расшатали устои монархической власти, российскую государственность, разложили армию.

Октябристы и правые кадеты (П.Б. Струве, В.А. Маклаков) сочувственно встретили Февраль, считая, что после освобождения от «темных сил» преобразования новой власти не зайдут слишком далеко. Кадеты считали, что Февраль был спровоцирован «сверху» самоубийственной политикой Николая II.

Социалистические партии (меньшевики, эсеры) характеризовали революцию как всенародную, демократическую при известном колебании буржуазии.

Большевики видели в двоевластии непримиримость и противоборство разных классов, стоявших за Советами, с одной стороны, и Временным правительством – с другой.

 

Литература

Исторический опыт трех российских революций [Текст]. — М.: Политиздат, 1986. Кн. 1, 2.

История политических партий России [Текст]. — М.: Высшая школа, 1994.

Пайпс Р. Русская революция [Текст] / Р. Пайпс. — М.: РОССПЭН, 1995. В 2-х т.

Первая мировая война и ее воздействие на историю ХХ века [Текст] // Новая и новейшая история. — 1994. — № 4-5.

Политическая история России в партиях и лицах [Текст]. — М.: Терра, 1993.

Шацилло К.Ф. Николай II: реформы или революция [Текст] / К.Ф. Шацилло // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IХ – начала ХХ в. — Кн. 1. — М.: Политиздат, 1991.

еще рефераты
Еще работы по истории