Реферат: Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

ФЕДЕРАЛЬНОЕАГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственноеобразовательное учреждение

высшегообразовательного образования

Красноярскийгосударственный торгово-экономический институт

Кафедра гуманитарных наук

Реферат

По дисциплине: Российскиесамодержцы

На тему: Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

Выполнила:

студентка 1 курса

гр. ЭУ-06-1

очной формы обучения

Ракустова Т. А.

<div v:shape="_x0000_s1028">

Проверил:

Проф.

Федорченко В. И.

___________________


Красноярск

2007

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">

Содержание

Введение………………………………………………………………………………………………3

Енисейские губернаторы…………………………………………………………………………….4

1.<span Times New Roman"">      

СтепановАлександр Петрович (1822-1831)……………………………………………………4

2.<span Times New Roman"">      

Ковалев ИванГаврилович (1831-1835)…………………………………………………………5

3.<span Times New Roman"">      

Копылов ВасилийИванович (1835-1845)…………………………………………………........7

4.<span Times New Roman"">      

Падалка ВасилийКириллович (1845-1861)…………………………………………………… 9

5.<span Times New Roman"">      

Замятнин ПавелНиколаевич (1861-1868)……………………………………………………..12

6.<span Times New Roman"">      

Лохвицкий АполлонДавыдович (1869-1881)…………………………………………………13

7.<span Times New Roman"">      

Педашенко ИванКонстантинович (1882-1889)……………………………………………….14

8.<span Times New Roman"">      

ТеляковскийЛеонид Константинович (1890-1896)…………………………….………….….15

9.<span Times New Roman"">      

СветлицкийКонстантин Николаевич (1897-1898)…………………………………………… 16

10.<span Times New Roman"">   

Плец МихаилАлександрович (1898-1902)..……………………………………………………17

11.<span Times New Roman"">   

Айгустов НиколайАлексеевич (1903-1905)……………………………………………………18

12.<span Times New Roman"">   

Давыдов ВикторФедорович (1905-1906)………………………………………………………19

13.<span Times New Roman"">   

Гирс АлександрНиколаевич (1906-1909)………………………………………………………20

14.<span Times New Roman"">   

Бологовский ЯковДмитриевич (1909-1913)……………………………………………………21

15.<span Times New Roman"">   

Крафт ИванИванович (1913-1914)……………………………………………………………...23

16.<span Times New Roman"">   

Гололобов ЯковГеоргиевич (1914-1917)……………………………………………………….24

Заключение……………………………………………………………………………..................25

Библиографический список……………………………………………………………………...26

Приложение 1…………………………………………………………………………………….27

Приложение 2…………………………………………………………………………………….28

Приложение 3…………………………………………………………………………………….29

<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">

Введение

В данной работе повествуется о губернаторахЕнисейской губернии, которые правили с 1822 вплоть до получения властивременным правительством.

 Изэтой работы можно узнать краткую биографию губернаторов и как при них жилось,что они сделали, чем знамениты, экономическое положение губернии.

Меня заинтересовала тема «Енисейскиегубернаторы» тем, что в ней раскрывается не личность одного правителя, агубернаторов на протяжении 95 лет. Этот промежуток охватывает большее время,нежели жизнь и правительство одной личности. Также эта тема непосредственноотражает  историю Енисейской губернии,которая так близка нам.

На мой взгляд, в работеприведены достаточно интересные, важные события и факты жизни населения тоговремени, а также отзывы о губернаторах, быт и нравы народа, политика,экономика, отношения с другими регионами, торговля и др.  

<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">

<span Monotype Corsiva"; text-shadow:auto">Первый губернатор

<span Monotype Corsiva"">

Александр Петрович Степанов родился 4 мая 1781 года в имении отца, в д.Зеленовке Липецкого уезда Калужской губернии.Еще привеликом князе Василии III, то есть в первой трети XVIстолетия Сте­пановы получили поместные земли по Хопру(Саратовская губерния), которыми владели и в XIXвеке. Другая ветвь Степановыхпрослеживается по Новгороду тоже с XVIстолетия.

У деда А.П. Степанова, Семена Мои­сеевича, было три сына. Отец А. П. Степанова, ПетрСеменович, как младший в семье, не получил богатого наследства. Он с отличиемокончил такое прогрес­сивное для того времени учебное заведе­ние, какШляхетский кадетский корпус. В чине подпоручика выпущен в армию. Находясь сполком на квартирах в Смо­ленской губернии, влюбился в старшую из трех дочерейбогатого и знатного, с придворными связями, С. Ф. Кашталинского. Молодые людиполюбили друг друга, но надменный богач был непре­клонен. Начавшаяся вскореСемилетняя война (1756—1762) на целых восемь лет разлучила влюбленных ПетрСеменович храбро воевал. Живя несколько месяцев в Берлине, был представленпрусскому королю Фридриху IIи беседовал с ним. Русский офицер еще более увлексяпрогрессивными для того времени, бур­жуазными по существу, идеями фран­цузскогоПросвещения.

В 1763 году,вернувшись в Россию премьер-майором, «твердый в своих взглядах ипривязанностях» П. С. Степанов вновь посватался к Прасковье СеменовнеКашталинской, которая была верна своему чувству. Отец ее уступил, но не далприданого, кроме одежды и не­скольких крепостных слуг. Петр Семено­вич выходитв отставку и для получения средств к существованию определяется на гражданскуюслужбу, сначала городничим в Козельске, затем выборным уездным судьей в родномМешовском уезде, где у него было небольшое родовое имение. Умер этот добрый,веселый, с прогрессивными взглядами человек в 1791 г. от «апоплексическогоудара», когда первенцу, Александру, исполнилось все­го девять лет.

16-летний Александр, не окончив полный курсприравненного к гимназии пансиона, вынужден был явиться в свой гвардейскийполк, откуда как сверхкомплектного его перевели в полевую армию с повышениемчина. Так навоиспеченный прапорщик оказался в Московском гренадерском полку.После недолгого пребывания в должности ординарца и адъютанта Степанов оказалсяпри штабе главнокомандующего.  Степановпоучил крест ордена Иоанна Иерусалимского.

18-летнийпоручик Степанов вернулся в Россию, свободно владел французским, итальянским инемецким языками. Через несколько месяцев он влюбился в 15-летнюю дочьгенерала, которой давал уроки итальянского. Прелестная Катерина Федоровнаответила взаимностью, но мать его не давала благословения, узнав, что угенерала Быкова нет состояния. Тогда пылкий поручик венчался тайком в ближайшемселе.

20-летнийСтепанов уезжает с женой в столицу и через год, 5 декабря 182 года, определилсяв министерство юстиции. Успешно шло продвижение по службе. Через полтора годаон получает ранг коллежского асессора и должность столоначальника одного изотделов министерства.

Вавгусте 1804 года Степанов оказывается на должности губернаторского прокурорапод влиянием слова матери. В 1809 году получает очередной ранг коллежскогосоветника  7 ранга чинов по Табели. В1812 году он стал чиновником особых поручении при сенаторе Каверине. В 183 году– уезжает  к себе в имение Ловать, гдестал заниматься воспитанием детей, а также литературной деятельностью.

Степановзаботился о распространении просвещения и культуры. Чиновник Степанов отличалсячестностью и гуманностью.

Послеотрешения от должности он решает остаться в Красноярске как частное лицо (женаи мать умерли в 1825 году). В 1832 году Степанов решает покинуть Красноярск,уступив настояниям сыновей и дочерей.

Степановлюбил повеселиться. В царские дни у него всегда был обед и бал.

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">
Ковалев Иван Гаврилович  (1831 – 1835)

В июне 1831 года пришло утверждение изСената, что на должность губернатора назначен действительный статский советникИван Гаврилович Ковалев.

Родился он вдворянской семье в 1782 году. Ввоенную службу вступил в 1791 годукапралом лейб-гвардии Измайловского полка. В 1797 году в чине подпоручика выходит в отставку. Затем сновавозвращается в армию, служит в Московском гренадерском полку. В 1799 году за проявленную храбрость всражениях при реке Кура пожалован орденом Св. Анны 4-й степени.

За боевыезаслуги в сражении под Нови его награждают орденом Св. Анны 2-й степени. В 1807 году за военную доблесть онполучает золотой знак на Георгиевской ленте, а за сражение при Гельсберге — орден Св. Владимира 4-й степени с бантом.

В 1812 году ему присваивают званиеподполковника, а два года спустя — полковника. Еще через два года его назначаютна должность петербургского полицеймейстера. Здесь он прошел хорошую школуадминистративного руководства, а вскоре, в 1822году, боевого сорокалетнего офицера отправляют в Киев на должность гражданскогогубернатора. В 1831 году вдругпереводят на должность енисейского губернатора. По воспоминаниям красноярскогостарожила И. Парфентьева, Ковалев был холост. В Красноярск вместе с нимприехали две его сестры-старушки, с которыми губернатор и проводил свободноевремя. Современники давали ему такую характеристику: «Этот человек былвполне гуманный и ни с кем не спорящий, соглашавшийся со всеми докладами».

В первый годего правления в Красноярске происходит важное историческое событие — открывается памятник одному из основателей российско-американской компанииНиколаю Петровичу Резанову. Жизнь при новом губернаторе шла спокойно инеторопливо. Посещавшие в эти годы Сибирь путешественники отмечали, что русскиеза Уралом «быстро размножаются от изобилия и привольной жизни».

Прирост населения был заметен и вКрасноярске. Происходил он не только за счет рождаемости и ссыльных поселенцев,но и за счет решения правительства, которое с 1831г. разрешило казенным крестьянам приписываться к городам, сосвобождением в течение двух лет от казенных податей, личных и денежныхгородских повинностей по службе. По данным журнала Министерства внутренних дел,в Красноярске в 1835 году проживало6 792 человека (4 236 мужчин и 2 256 женщин). Мужчин в городе, как видно, быловдвое больше. Отношения между полами и семейные были, может быть, не строже, нолицемернее нынешних. В. Вагин пишет в своих воспоминаниях о сороковых годахпрошлого века: «уход жены от мужабыл тогда неслыханным делом. Женщина, которая решилась бы на такой шаг,подверглась бы общему презрению. Незаконные связи замужние женщин были большоюредкостью. Мужчины, разумеется, были гораздо развратнее». Историквспоминал, что даже сам генерал-губернатор Восточной Сибири Руперт не отличалсячистотою нравов. Он приехал в Иркутск без семейства и повел себя так, что обэтом скоро сделалось известным в Петербурге; к нему поспешили отправить жену,чтобы удержать его от «прапорщичьих похождений».

При губернатореКовалеве город продолжал строиться и расширяться. Если в 1822 году Красноярск имел 550 саженей в длину, то в 1835 году протяженность главной улицысоставляла три версты. А всего в городе уже было 24 улицы и переулка.

С 1804 года все губернаторы должны былипосылать в Министерство внутренних дел годовые статистические отчеты о своейработе. Позднее они получили название «обзоров».

Судя по ним,наш край при правлении Ковалева среди других губерний по многим показателям невыделялся, но и не отставал. Например, к 1834году только один из 327 жителей Енисейской губернии обучался грамоте. В другихже краях этот показатели, был гораздо хуже. Так, в Киевской губернии обучатьсяграмоте мог только один житель из 490 человек, в Пензенской губернии один из434, в Симбирской — один из 429. Конечно, в городах этот показатель былнесравненно выше. Например, в Москве школу посещал каждый из 35 житель. Встолице России Петербурге — один из 19.

От таких цифр ввосторг прийти было трудно, но Министерство просвещения России было полнооптимизма. «С гордостью народнойстанем надеяться, что наше умственное развитие, — писали чиновники, — будет не просто заимствованием чужого, ноподвигом самостоятельным, новым и славным в завоевании человеческого ума».Сделать, действительно, предстояло много. Россия отставала от европейских странпо многим показателям. Надо отдать должное редакция журнала Министерстванародного просвещения, которая никогда не старалась приукрасить действительность.Более того, журналисты всегда отыскивали такую информацию о просвещении зарубежом, которая почти всегда была не в пользу России, тем самым провоцируячитателя на невольные сравнения. Например, на его страницах была опубликованатакая информация: в 1834 году вПруссии в 81 городе работало 296 книжных магазинов, в Австрии в 81 городе — 89книжных магазинов, в Баварии в 31 городе — 114 книжных магазинов. Тогда как вэто же время в России, в губернских городах Томске и Красноярске, не былиоткрыты даже гимназии, которые по всем принятым решениям правительства должныбыли начать работу еще с 1828 года.По всей территории от Казани до Якутска не было ни одной книжной лавки. Да икто стал бы покупать книги, если такая большая страна, как Сибирь, была поголовнобезграмотной.

Красноярскоегородское хозяйство находилось в жалком состоянии и требовало очень много денег.Губернатор понимал, что только оживление торговли, промышленности и увеличениенаселения городов губернии может как-то улучшить их хозяйственное положение.

Городскоехозяйство везде, кроме Ачинска, приносило казне одни убытки. Кроме того, в 1834 году в Красноярске случился пожар,который нанес городу еще один финансовый удар.

Работы у губернатора в эти годы было немало.Еще уточнялись и утрясались границы губернии. Шло распределениеповинностей. Как известно, в сибирских губерниях их было две: натуральные иденежные. Почти все крестьяне летом работали на восстановлении дорожныхтрактов: Московского, Енисейского, Иркутского. Для этого составлялись сметы,выделялись казенные пособия, оговаривались подряды. Ежегодно летом 7 — 8 днейкаждый крестьянин на своей лошади с телегою отбывал повинность на ремонтеучастка Ачинск — Иркутск.

Главной обязанностью губернатора было недопустить голода и вовремя собрать все подати.

Еще приСтепанове было разработано положение о казенных хлебных запасных магазинах. Онибыли двух видов — постоянные и временные. Первые должны были выполнятьсяежегодно положенным количеством хлеба. Магазины находились в местах хлебородных,где и денежный запас на случай чрезвычайных мер. Из этих магазинов хлебразвозился в северные местности, где устанавливались свои пропорции. Так, вхлебный запасной магазин Туруханска привозилось ежегодно 30 тысяч пудов, в селаМаковское — 1 тыс. 500 пудов, в Ярцевское — 4 тыс. 500 пудов, Кежемское — 3000пудов, Верхнеимбатское — 10 тысяч пудов. Пропорции хлеба ежегодно менялись, помере надобности. Казенные запасы хлеба предохраняли живущих на Севере отнедорода.

Кроме того, вгородах во время неурожая эти магазины служили как бы дополнительным подспорьемдля бедных. Если хлеб был очень дорог, то в таких магазинах он продавался посебестоимости. Как написано было в положении, «хлеб должен раздаватьсясоразмерно действительной нужде и количеству заказов».

Ковалев в жизньгубернии и Красноярска практически ничего нового не внес. О нем можно былосказать, что за 5 лет его правления главной заслугой было то, что губерниямогла обходиться и без него. Казалось, что он жил все эти годы в Красноярске помудрой пословице: «Дела не делал, но и от дела не бегал». Жизньгубернии шла в каждодневных заботах. Губернатор же жил только своими домашними.

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">
Копылов Василий Иванович  (1835 – 1845)

23 июля 1835 года Ковалева переводятгубернатором в Тобольск, а бывшего тобольского губернатора Василия ИвановичаКопылова — в Красноярск. В этом же году на берегах Енисея уродился весьмахороший урожай. Посещавшие в эти годы губернию чиновники, ученые,путешественники отмечали, что на своем пути они встречали хорошие, «чистыеизбы, обилие скота, сытые и веселые физиономии хозяев, хороший стол, радушноеутешение». Все это, отмечал писатель В. Вагин, доказывало«зажиточность населения». Как отмечал другой писатель, С. Максимов,«в Красноярске жители спорили за право чести принять у себя проезжих иугостить их». За самовары и обеды ни крестьяне, ни горожане платы спроезжающих не брали. Как подтверждают очевидцы, «денег тогда в оборотебыло мало, и они были очень дороги — но в них и не нуждались: почти всенеобходимое было свое и всего было вдоволь». Заметим, что такое положениебыло во многих сибирских губерниях.

Новыйгубернатор отличался чрезвычайной мягкостьюи добросердечием. В Красноярске он женился на своей экономке АлександреИвановне, привезенной им из Вятки. Сестра экономки также перебралась вКрасноярск за своим мужем, которому губернатор дал место исправникаКрасноярского округа.

Писатель Вагинописывает его портрет так: «Это былздоровый, коренастый старик лет 60, среднего роста, с крупными чертами лица,взъерошенными седыми волосами и острым взглядом из-под седых нависших бровей».Вообще о личности красноярского губернатора ходило много слухов и сплетен. Однисчитали, что он ленив и бесхарактерен. Рассказывали, что он, бывало, прочитаетподанную ему для подписи неправильную бумагу, покачает головой и, не говоря нислова, подпишет. Понятно, что при таком губернаторевся власть находилась в руках чиновников. Злоупотребления при Копылове былиявлением достаточно распространенным. Нелестную характеристику губернаторудавали и жандармы, называя его грязным и неспособным чиновником. Но в то жевремя, считают, губернатор был грамотным человеком, во-вторых, решительным,иногда жестким. Особенно это ярко проявилось во время выборов городского главыКрасноярска на 1841-1844 годы.

В эти же годыКопылов много работает над открытием в Красноярске губернской библиотеки. Еще с1833 года по распоряжениюправительства разрешалось во всех городах открывать публичные библиотеки,«для того, чтобы доставить всем жителям губерний безденежные способы кприобретению основательных сведений о науках и искусствах». В 1835 году такая библиотека открылась вИркутске. Губернатор Василий Иванович Копылов делал все от него зависящее,чтобы красноярская губернская публичная библиотека была не хуже иркутской. Ондоговорился с редакциями официальных изданий, которые стали бесплатно высылатьв Красноярск номера своих газет и журналов.

Копыловпроявлял постоянную заботу о народном здравии. При нем число больничных коекувеличилось на 200 мест и к началу 1839 годадостигло 700. Кроме того, в эти годырезко понизилась смертность населения. В 1837 году в губернии медицинская помощь была оказана тысячебольных. Из них 843 человека выздоровели и лишь 60 умерли. Кроме того, в 1838 году 8555 детей были спасены отоспы; им были сделаны прививки.

Будничная жизнь в Красноярске, да и вдругих местах губернии, была неспокойной.Об этом говорят цифры уголовной статистики. По-прежнему много случаев былосвязано с воровством. Так, в 1837 году краж было зафиксировано 285,в 1838 году — 156. Большоеколичество людей погибало в реках и озерах. Так, в 1837 году утонули 45 человек, в 1838 году — 78 человек. Много людей умерло от других причин. В 1837г. таких случаев было 82.

Часто молодыематери отказывались от своих детей. Так, в 1838году полиция насчитала около 80 подкидышей, и цифра эта в 30-е годы неуменьшалась, а увеличивалась. В губернии было много умышленных убийств. В 1838 году таких случаев было 10,самоубийств — 15. Как отмечалось в отчетах полиции, три четверти преступлений вгубернии совершали ссыльные.

Необходимосказать, что в это время в Енисейской губернии проживало всего 102843 человека.По округам эта цифра выглядела так: в Красноярском насчитывалось 22239 человек,в Енисейском — 22726, в Ачинском — 17033, в Канском -18681, в Минусинском — 22164 человека.

По численностинаселения Енисейская губерния принадлежала к 3-му, самому низшему разряду.Соответственно с этим устанавливалось жалованье губернатору и его подчиненным.

В губерниипервого разряда губернатор получал 12000 рублей ассигнациями в год, второго — 9тысяч, третьего — 6000 рублей. Кроме того, губернаторы и их подчиненные имелразличные надбавки к жалованью: квартирные, столовые и другие. В материальномотношении красноярский губернатор и его ближайшие чиновники жили достаточноблагополучно, так что необходимости в получении взяток у них не было.

В 1839 году град уничтожил в губерниибольшую часть урожая. В Минусинском округе хлеб весь съела кобылка. Она нетолько уничтожила все посевы, но и съела всю траву, овощи в огородах и дажецветы в комнатах. Цены на хлеб поднялись неимоверно.

В Красноярске с1835 года выращивали картофель.

Золотаялихорадка быстро развращала нравы населения края. Подкуп и различныезлоупотребления властью сделались делом обыденным, привычным. Губернскаяадминистрация на жалобы населения реагировала вяло.

Если и преждеместные органы «не отличались ангельской чистотой, то теперь, — как писалВагин, — о ней нечего было и думать». Золотопромышленники сорили деньгамибез ума и расчета. Золото искали везде. Даже на р. Бугач, вблизи Красноярска,было несколько случаев, когда старатели попадали на золото. В Красноярскеначались пьяные оргии. Рассказывают, что местных девиц легкого поведения толькочто разбогатевшие извозчики и конюхи купали в шампанском. Кутежи, карты, драки,воровство делали жизнь в Красноярске для многих обывателей просто невыносимою.

Ревизоры приезжавшиеобнаружили, что часть сумм, пересылаемых в губернское управление, в расходныхкнигах не учитывалась. Появились дела «О приведении в ясность сумм,пересылаемых чрез канцелярию Енисейского общего губернского правлениягосударственным и политическим преступникам, и о введении надлежащего порядкапо получению и отправлению тех сумм».

Губернатор иего подчиненные писали целыми днями ревизорам объяснительные. Вскоре сталипоговаривать, что не чист на руку и сам Василий Иванович Копылов. Губернаторвместе с чиновниками попал под следствие. Долго проверялись дела городскойДумы, но никаких финансовых нарушений там обнаружено не было. Вскоре изКрасноярска ревизоры переехали в Иркутск. Копылова же от должности губернатораотстранили. Через несколько дней отставной начальник края от сенатора Толстогоиз Иркутска получил какую-то депешу, требовавшую серьезных объяснений. Копыловдолго ходил по комнате взад и вперед, постоянно перечитывая полученную бумагу,и вдруг через несколько минут умер. Как говорили тогда красноярцы, от испуга игоря. Схоронили губернатора с музыкой на Троицком кладбище, но памятника ему,видного, никто не поставил. Денежных средств у Копылова никаких не осталось,как выяснилось позднее, в казнокрадстве он замешан не был. Деньги на похороныгубернатора дал городской голова Иван Кириллович. Кузнецов. Вскоре вдовагубернатора Александра Ивановна с 15-летним сыном уехала к родным в Вятку.

Первые итогисенаторской ревизии оказались очень скромными. Все выявленные в Енисейскойгубернии злоупотребления были признаны типичными для того времени, поэтому подсуд после ревизии пошло лишь несколько мелких чиновников, у которых не былоникакой влиятельной поддержки наверху, но результаты проверки красноярцыпочувствовали быстро.

С отставкойГубернатора Копылова в высших эшелонах власти развернулась настоящая борьба загубернскую власть.

<span Times New Roman",«serif»;mso-fareast-font-family: «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language: AR-SA">
Падалка Василий Кириллович (1845 — 1861)

В 1845 году на пост губернаторапретендовал Василий Кириллович Падалка. Курс наук он прошел в Императорскомвоенно-сиротском доме, по окончании которого с чином 12-го класса (губернскогосекретаря — Л.Б) определен был в департамент полиции. Через пять лет он ужеимел чин 9-го класса — титулярного советника. По Службе Василии Кириллович шеллегко, получая различные награды и милости. В июле 1828 года согласно прошению он был перемещен в канцелярию Главногоуправления Западной Сибири. С 1836года за отличную уездную службу Падалка стал получать, независимо от основнойдолжности, добавочное жалованье — по 1000 «столовых» в год. Из Омскаон переезжает на Украину, где служит не более года, и в 1837 году переводится в Иркутск на должность председателя Иркутскогогубернского суда. В августе 1838года его не забывают наградить знаком отличия за 15-летнюю беспорочную службу.Через год Падалку перемещают в председатели Иркутского губернского правления. В1841 году за примерную службу онполучает первый орден — Св. Станислава 2-й степени. В это же время женится наЕлене Вильгельмовне Руперт, дочери генерал-губернатора Восточной Сибири.

Тесть делаетвсе возможное, чтобы пристроить любимого зятя в доходное губернаторское кресло.Зубарев, который был значительно образованнее своего конкурента, всеми правдамии неправдами отодвигается на второй план.

Наконец, 10 апреля 1845 года приходитраспоряжение о назначении В.К. Падалки енисейским гражданским губернатором.

Решительность ипринципиальность нового генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Муравьевазаставила губернатора Падалку работать очень напряженно. Сначала енисейскийгубернатор сменил весь состав городскойполиции, работавшей под руководством полицмейстера Попова. Затем стал наводить, порядок в губернском управлении.Губернатор много внимания уделял золотопромышленнымделам. Красноярск в эти годы был рассадником преступности, и Падалке сгородским главою Иваном Кирилловичем Кузнецовым многое пришлось сделать дляукрепления порядка в городе.

Порядок былнаведен и в хозяйственных делах города.

О том, чтогубернатор Падалка был человеком честным,написано и в воспоминаниях сибирского казака С. Черепанова, где указывается,что Василий Кириллович отличался большою строгостью- и не только ему, но и его супруге никто не смел заикнуться о каком-нибудьподарке.

27 августа 1847 года в Красноярскеоткрылся детский Владимирский приют. Мысль о его учреждении родилась еще пригубернаторе Копылове, но довести дело до конца пришлось, Василию КирилловичуПадалке. Начиная с 1845 года,горожане все активнее стали вносить, небольшие суммы в это первое в Красноярскедетское благотворительное заведение, чтобы проявить лояльность к новомугубернатору и попасть под его покровительство, купцы и золотопромышленник наоткрытие приюта не жалели денег.

В 1854 году по представлению МуравьеваПадалка получает орден Святой Анны 1-й степени. В этом же году ему повышаютденежное содержание. По справочникам Министерства внутренних дел енисейскийгубернатор получал жалованья — 1 тысячу 715 рублей 52 копейки, столовых — 1тысячу 715 рублей 5 копеек, квартирных — 1 тысячу 715 рублей. «Кроме того,прибавочного жалованья Падалка получал 2 тысячи рублей в год».

Реформы,проводимые в центре России, доходили до Сибири с большим опозданием, а до Красноярска- в особенности. Город по-прежнему не имел своей гимназии, тогда как в Томскеона была открыта в 1837 году, небыло и своей губернской газеты, тогда как в Европейской России «Губернскиеведомости стали выходить с 1837года. Многие из законов, принятых в Петербурге и другие законодательныедокументы и инструкции на территории Сибири не действовали. Однако „Общийнаказ гражданским губернаторам 1837 года“,принятие закона 2 января 1845 года»Об учреждении губернских правлений" и «Введение общей инструкциигенерал-губернаторам», утвержденной 29мая 1853 года, хорошо были известны местным чиновникам. В губернскихправлениях их горячо обсуждали. Часть же положений из этих официальных бумагвводилась в Сибири постепенно. Все вышеперечисленные документы имели одну общуюцель — еще больше укрепить в российских провинциях губернаторскую власть.

В России этадолжность имела двойственный характер. Во-первых, губернатор был представителемверховной власти в губернии. В этом своем звании он являлся высшим органом местногонадзора. Во-вторых, губернатор был главным администратором края, которомуподчинялись служащие почти всех министерств, расположенных на территориигубернии, но прежде всего Министерства внутренних дел. В этом своем значении онучаствовал в активном управлении, являлся начальником или «хозяиномгубернии». Но на практике, в силу двойственности своего положения инеразработанности некоторых функций управления, губернатор хозяином губерниичасто оказывался лишь на бумаге. Например, губернатор мог определить кдолжности до VIII класса включительно. Кроме того, «бумажноемногоделие» поглощало большую часть его времени.

Начиная с 1837 года, каждый губернатор хорошознал, за какие провинности он может быть привлечен к ответственности. В наказегубернаторам они были даже систематизированы так:

1.<span Times New Roman"">                  

Виновность внеисполнении высочайших повелений, указов Сената и предписаний правительства.

2.<span Times New Roman"">                  

Допущение важныхбеспорядков и злоупотреблений, лихоимство в том или другом виде.

3.<span Times New Roman"">                  

Неправильныедействия по следствиям и вообще в делах уголовных…

4.<span Times New Roman"">                  

Превышение ибездействие власти.

Губернаторыполучали замечания, выговоры, отрешения и исключения из службы, вплоть, докаторжных работ. За финансовые нарушения у них иногда описывалось личноеимущество, а иной раз налагались крупные денежные штрафы. Например, вКостромской губернии была разграблена почта. Грабителей полиция не задержала,поэтому всю сумму нанесенного ущерба в одну тысячу 475 рублей государственнойказне пришлось взыскать с губернатора. С 1825года по 1855 год лишь одинКомитет министров наложил на губернаторов 189 взысканий.

За все дела вгубернии отвечал губернатор. Он следил за работой губернского правления, гдебыл его председателем. Правда, хоть этот орган был коллегиальным, на практикеже слово губернатора было решающим. Недаром говорилось, что «губернскоеправление — это я».

В практике небыло случая, чтобы члены губернского правления когда-нибудь не соглашались срешениями губернатора. Никто из чиновников свое особое мнение в Министерствовнутренних дел не отправлял, хотя по закону им это разрешалось.

Губернаторконтролировал казенную палату, следил за финансами и недоимками.

Крымская войнане обошла стороной и Красноярск. Она показала, что дальше жить, как прежде,нельзя. Следует заметить, что красноярцы не были сторонними наблюдателями этихсобытий.

Будучигородским главою, Петр Кузнецов одним из первых подал примерблаготворительности. На нужды раненых воинов он пожертвовал 2 тысячи рублей.Его примеру последовали и другие. Купец С. Белов перевел 600 рублей на раненыхи 300 рублей на нужды ополчения, П.П. Шипилин внес 300 рублей на помощьинвалидам войны и 100 рублей на военное снаряжение, П.М. Орешников отдал 200рублей ополченцам. Александр Ефимович Яковлев пожертвовал воинам более четырехтысяч рублей. Но больше всех на военные надобности израсходовал купец ИванИванович Трегубов: он пожертвовал на военные расходы 10 тысяч рублей. Крометого, поставил для ратников 2 тысячи пар сапог, 12 тысяч пудов муки для печениясухарей и отправил в Севастополь 18 лошадей. За благотворительную помощь он былпредставлен к медали в память войны 1853-1856годов. Такой же награды был удостоен секретарь городской Думы АлександрАндреевич Черкасов.

В 1857 году штаты губернского правлениябыли расширены, появился газетный отдел. Стала выходить газета «Енисейскиегубернские ведомости».

Красноярск пригубернаторе Падалке с каждым годом заметно вырастал. Если в 1835 году в нем проживало 5936 человек,в 1842 — 6900, то в 1859 жителей ужебыло около 9 тысяч.

В городепоявилось много ремесленников. Разговор о создании в Красноярске ремесленнойуправы стал вестись с ноября 1858года. Городской Думой были составлены списки ремесленников. Среди них былопортных — 3, сапожников — 5, башмачников -1, кузнецов — 3, мастеров по меди — 2.

В феврале 1859 года Дума обратилась вгубернское управление с письмом о том, что по «малому» числу мастеровв г. Красноярске и небольшого количества работ нельзя составить ремесленногоцеха. Доводы были резонны, и губернская власть на это ничего возразить немогла.

Однако в августе 1859 года губернское управлениепоручило сделать перепись ремесленников Красноярска не городской Думе, агубернским чиновникам. И вот что выяснилось. Оказывается, в городе работало:сапожников — 7, у которых работало 17 подмастерьев, 13 портных имели 32ученика, у 3 столяров было 13 подмастерьев, 3 плотникам помогали 6 рабочих, 2столяра-краснодеревщика обучали своему редкостному мастерству 10 человек. У 3каретников в подчинении находилось 10 рабочих. В Красноярске работало 6 мастеров-механиков,которые могли починить часы и разные другие механизмы домашнего обихода. 3мастера могли из золота и серебра делать различные предметы и украшения.

Долгоеправление губернатора Падалки стало в 1860-х годах клониться к закату.Чиновничья рать, недовольная принципиальным характером администратора,старалась скомпрометировать его служебные действия перед вышестоящимисановниками.

22 января 1860 года генерал-губернаторВосточной Сибири граф Николай Муравьев писал из Красноярска: «Вечером былблистательный бал в собрании… Все, что я здесь вижу и слышу, не подтверждает,чтоб управление Енисейскою губерниею было отменно дурно.

Губернатора яжду сейчас для некоторых объяснений; я знаю 12 лет, что он человек неприятныйдля многих чиновников, и особенно для тех, которые назначались из Иркутска; ноэто не доказательство, что он берет взятки».

И хотя ВасилийКириллович Падалка дослужился до тайного советника, он понял, что нельзяпоследние годы жизни проводить в склоках и тяжбах. Солнце славы его покро

еще рефераты
Еще работы по истории отечественного государства и права