Реферат: Юрий Владимирович Андропов

Ростовскийгосударственный университет.

Реферат

на тему:

«ЮрийВладимирович Андропов».

Выполнилстудент физического факультета

 Ростовского гос.университета

1 курса, 6 группы КравченкоАлександр

Ростов-на-Дону

2003

1. Содержание

1.<span Times New Roman"">    

Содержание……………………………………………………………...2

2.<span Times New Roman"">    

Введение…………………………………………………………………3

3.<span Times New Roman"">    

Биография……………………………………………………………….3

3.1.<span Times New Roman"">        

Служба в КГБ ……………………………………………………5

3.2.<span Times New Roman"">        

Пост генеральногосекретаря……………………………………8

4.<span Times New Roman"">    

Заключение………………………………………………………………11

5.<span Times New Roman"">    

Список использованной литературы……………………………….…12        2. Введение

Юрий Владимирович Андропов, руководивший странойвсего лишь 15 месяцев, прочно вошел в историю нашего Отечества и оставил в нейболее глубокий след, чем иные долговременные правители России. Это связано сдвумя принци­пиальными обстоятельствами. Во-первых, до прихода на пост генсекаЦК КПСС он занимал важнейшие политические посты, в том числе председателя КГБСССР, и приводил в действие многие тайные пружины внешней и внутреннейполитики. Во-вторых, возглавив партию и страну, он попытался развернутьсоветское общество на новые пути развития и даже добился определенныхпозитивных сдвигов. Ю.В.Андропов, таким образом, предстает одновременно какконсерватор и реформа­тор, и это делает особенно интересной его личнуюбиографию.

3.Биография.

Юрий Владимирович Андропов родился 15 июня 1914 г.в семье железнодорожного инженера в казачьей станице недалеко от Моздока.Родители Юрия рано умерли, и с 14 лет он начинает свой трудовой путь — сначалаработает грузчиком, потом телеграфистом, матросом. Закончивтехникум водного транспорта, он работает на ры­бинской судоверфи, где еговыбирают секретарем комсомольской ор­ганизации верфи. Он активно участвует вовсех общественных меро­приятиях и в условиях сталинского террора, уничтожавшегокадры, бы­стро продвигается по комсомольской линии — становится первым сек­ретаремЯрославского обкома ВЛКСМ, а в 1940 г. уже работает в Пет­розаводске.

Когда началасьвойна, Андропов продолжал руководить комсомо­лом на неоккупированныхтерриториях и в партизанском движении. Именно здесь, в болотистом и холодномкрае, Андропов получил бо­лезнь почек, которая заметно осложнила его жизнь. В1943 г. в «Ком­сомольской правде» была опубликована его статья «Любовь кнароду», которая содержала латентную критику А.А.Жданова и Г.М.Маленкова занедостаточную идеологическую работу. За это Андропова сняли с должности. Однаковскоре он стал вторым секретарем ЦК ВКП(б) Карело-Финской республики. Емупришлось работать в тесном контакте с руководителями НКВД, так как Карелия былавотчиной ГУЛАГа.

Руководителюреспубликанской парторганизации Отто Куусинену, основателю Компартии Финляндиии председателю Президиума Вер­ховного Совета Карело-Финской республики, удалосьизбежать широ­кого размаха репрессий по так называемому «ленинградскому делу».Андропов ждал ареста, но уцелел и на всю жизнь сохранил такие ка­чества, какосторожность, скрытность, хитрость, подозрительность. За­конченного высшегообразования Андропову не удалось получить, хотя он и учился в двух вузах.Однако, постоянно занимаясь самоподготов­кой, он стал одним из самыхтеоретически подкованных и эрудирован­ных руководителей партии.

В первой половине50-х гг. Андропов работает в аппарате ЦК ВКП(б), но его карьере мешает новыйконфликт с Маленковым. (Анд­ропов не выполнил его поручение о подготовкематериалов для снятия литовского секретаря Снечкуса по требованию Суслова.)После кон­фликта Андропов переходит на работу в Министерство иностранных дел,где сначала возглавляет 4-й европейский отдел, а затем направля­ется на работув посольство в Венгерскую Народную Республику со­ветником посла. Энергичный иумный советник, изучивший венгерский язык и постоянно занимавшийсясамообразованием, был замечен новым московским начальством и вскоре был назначенна должность посла.

В Венгрии в это время просталинское руководство воглаве с М. Ракоши осуществляло форсированную индустриализацию и коллективи­зацию,сопровождавшиеся репрессиям. Когда в СССР началась хрущев­ская десталинизация,в Венгрии возникли волнения, в результате кото­рых Ракоши был смещен с постаруководителя партии. Одним из лидеров Венгрии стал партийный либерал Имре Надь, бывшийв 30-х гг. агентом НКВД,  по доносамкоторого были ликвидированы десятки политэмигрантов в СССР. Имре Надь фактическивозглавил оппозици­онные силы, легализовал деятельность антикоммунистическихпартий, что привело к обострению событий и даже актам террора против ком­мунистов.Андропов и новый руководитель венгерских коммунистов Янош Кадар сталинастаивать на применении вооруженной силы со стороны советской группировкивойск для подавления восстания. 4 но­ября маршал Г.К.Жуков начал операцию«Вихрь» по разоружению мя­тежников. В ходе происшедших боев было убито 2550мятежников и около 2000 советских солдат. В это время Андропов был связующимзвеном между советским и венгерским руководством, а также консуль­тантом обеихсторон по самым актуальным вопросам, но его роль не следует переоценивать, таккак основные решения принимались главой МВД Серовым и лично Хрущевым. И все жеАндропов бесспорно был заметной фигурой в этих трагических событиях. Порекомендации Анд­ропова лидером венгерских коммунистов стал Янош Кадар, которыйбыстро стабилизировал положение. В дальнейшем в Венгрии устано­вился едва ли несамый либеральный режим в государствах социалис­тической системы. Что касаетсяАндропова, эти события наложили сильнейший отпечаток на его личность, вчастности сформировали его особую настороженность в отношении политическихкризисов в соци­алистических странах и в СССР. Г.Арбатов назвал это«венгерским» пси­хологическим комплексом, который во многом определил характерАндропова. Участие в подавлении мятежа в Венгрии, бесспорно, было учтено припереводе Андропова в органы госбезопасности.

После возвращения вМоскву Андропов как высококвалифициро­ванный и проверенный специалист посоцстранам назначается заведу­ющим 2-м международным отделом ЦК КПСС, которыйзанимается свя­зями с компартиями соцстран. Он пользуется большим доверием ру­ководства.Период с 1957 по 1967 г. стал для Андропова противоречи­вым этапом, так как, содной стороны, он вырос в профессионального политического деятеля, с другой —ему далеко не всегда удавалось воздействовать на внешнюю политику. После XXIIсъезда КПСС Анд­ропов становится членом ЦК и его секретарем.Он впервые создал в аппарате ЦК группу консультантов из молодых интеллектуаловво главе с Ф.Бурлацким, которая отличалась свободомыслием и жаждой пере­мен.Андропов любил интеллектуальную работу и лично участвовал в процессе созданияполитических документов вместе с консультантами. По мнению Бурлацкого, самойсильной чертой Андропова был орга­низаторский талант, деловитость, умноженныена острое видение любой политической проблемы.

В это время Андроповдовольно неожиданно проявлял относительно либеральное отношение к творческимличностям и коллективам, в частности помогал Театру на Таганке, осторожноподдерживал совет­ских авангардистов-абстракционистов, но при этом никогда некон­фликтовал с Хрущевым и другими вышестоящими партийными руко­водителями.Более того, доверие Хрущева к Андропову возрастало, и это нашло выражение вповышение статуса Андропова в аппарате ЦК. Но это же обусловило недовериегруппы Брежнева—Шелепина, гото­вившей смещение Хрущева. Андропов не знал отайном сговоре пар­тийных деятелей, и смещение Хрущева для него было полнойнеожи­данностью. Первоначально он даже ошибочно предполагал, что Хру­щева снялиза непоследовательную и слабую критику сталинизма.

6 декабря 1964 г. в«Правде» была опубликована редакционная статья, подготовленная Андроповым, вкоторой излагались такие программные предложения, как обоснование перехода кэкономической реформе, развитие демократического самоуправления, сосредоточениепартии на политическом руководстве, освоение новых научно-технических тех­нологий.Все это не встретило понимания ни у Л.И.Брежнева, ни у других членов Политбюро,особенно М.А.Суслова, опасавшегося кон­куренции Андропова в руководствеидеологией.

В стране произошелконсервативно-традиционалистский переворот, с которым Андропов не был согласен.Новый партийный лидер Брежнев относился к Андропову с уважением, но явно нежелал его возвышения, пренебрегал его советами и не вводил в свое окружение.Андропов пытался произносить хвалебные речи и всячески проявлять лояльность, ноделал это явно недостаточно искренне.

Андропов выделялсяиз среды коммунистической элиты и не был обычным партийным деятелем. Хотя емуне были чужды в какой-то степени интриги, но и не был склонен к излишней лестиперед вождем. •Будучи аскетом, он чурался любимых Брежневым развлечений типароскошного застолья, царской охоты, красивых женщин, страсти к по­даркам инаградам. Брежнев чувствовал эту отстраненность и не ис­пытывал желания иметь всвоем окружении такого человека, который бы его сковывал и напоминал своим присутствиемо необходимости сдерживаться. Он вывел его из секретариата ЦК КПСС, но вряд лиэто можно считать настоящей политической опалой, так как Андропов ос­тавалсячленом верхушки политической элиты и получил соответст­вующий высокий пост.

3.1. Служба в КГБ.

В мае 1967 г.Брежнев отправил в отставку председателя КГБ В.Семичастного и на его местоназначил Андропова. Это было большой неожиданностью не только для Семичастного,но и для самого Андро­пова, который в основном был известен как идеолог иполитик. Репу­тация органов госбезопасности в общественном мнении была на низком уровне, и врядли Брежнев мог предвидеть, что Андропов станет настоящим профессиональнымруководителем органов госбезопаснос­ти. Естественно, Андропову как коммунисту иидеологу коммунисти­ческого движения было поручено продолжить преследованиеполити­ческих противников из числа диссидентов, представлявших потенци­альнуюугрозу системе. Андропов чувствовал эту угрозу, хотя понимал ее аморфность инеоформленность. Он был противником сталинизма и массовых репрессий, но считалвозможными и необходимыми выбо­рочные репрессии против активных противниковвласти.

В конце 60-х гг.Андропов восстановил систему спецотделов в вузах и на предприятиях, которыеследили за общественными настроениями. В аппарате ЦК были ликвидированы отделыпо борьбе с идеологичес­кими диверсиями, и их функции возлагались на КГБ. Этоне означало возвращения к монопольной роли КГБ, подобной сталинскому НКВД— МГБ,но усиливало его значение. КГБ курировался одним из отделов ЦК КПСС, которыйразрабатывал директивы для всех правоохранитель­ных органов. В то же времяусиливалось обратное влияние КГБ на систему власти. Сам Андропов сталкандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

При Андроповерепрессии против диссидентов несколько уменьши­лись в количественном отношении,но усилились качественно. Прошли уголовные процессы по делу А.Гинзбурга,Ю.Галанскова, А.Литвинова, Л.Богораз, П.Григоренко, Н.Горбаневской, Р.Пименова,Б.Вейля, А.Амальрика, В.Буковского. Расширялась география репрессий — аресты ипроцессы шли на территории Прибалтики, Украины, Грузии и т.п. Хотя процессыбыли закрытые, сведения об их ходе просачива­лись в западную прессу идоводились до населения СССР через радио­станции ЦРУ и др. В этот период сталиприменять психиатрическое «лечение», которому подверглись В.Буковский,П.Григоренко, Ж.Мед­ведев, Л.Плющ. Андропов направил в ЦК письмо с планом болееак­тивного использования сети психиатрических лечебниц в целях изоля­цииактивных диссидентов. При этом Андропов в отличие от своих пред­шественников вгосбезопасности стремился отправить антисоветски на­строенных интеллигентов нев сибирские ссылки и лагеря, а в страны Европы. При этом практиковалосьдавление на диссидентов и их род­ственников с целью ускорения их выезда заграницу. В этот период усилилась эмиграция советских евреев в Израиль, в ходекоторой по­кинула СССР значительная группа диссидентов-неевреев. Из эмигрантови различных невозвращенцев в Европе. США и Израиле образовалась «третьяэмиграция», которая стала сливаться с первой — послеоктябрьской и частичновторой — послевоенной. Тех диссидентов, которых нельзя было по различнымпричинам осудить и которые не желали покидать страну, высылали из СССР почтинасильно (А.И.Солженицын), обменивали на советских разведчиков илирепрессированных лидеров зарубежных компартий (например, Буковского на ЛуисаКорволана).

Андропов был знакомсо всеми произведениями теоретиков право­защитного движения и лично составляланалитические записки для Политбюро о настроениях среди интеллигентскихоппозиционных кру­гов, на основании которых готовились те или иные решения.

Андропов сам невстречался с диссидентами, за одним исключени­ем, связанным с нашумевшим деломП.Якира и В.Красина. Эти актив­ные диссиденты были сыновьями репрессированныхкрупных больше­виков, провели много лет в лагерях и стали лидерами движения.Они подверглись репрессиям со стороны КГБ, в ходе которых следователям удалосьбез применения незаконных методов сломить их волю к со­противлению и создатьусловия для сотрудничества с КГБ. Их капиту­ляция и дальнейшее поведение вомногом деморализовали диссиден­тов. После суда, приговорившего Якира и Красинак трем годам ли­шения свободы, КГБ запланировал пресс-конференцию с участиемино­странных журналистов, которая должна была убедить общественность в правотеполитической власти в ее споре с инакомыслящими. Во время подготовки даннойакции Андропов встретился с осужденными. На встрече он заявил, что возвращенияк сталинизму не будет, но никто не допустит легальной и тем более нелегальнойборьбы с советской властью. Пообещав различные поблажки и уступки, кстативпоследст­вии реализованные. Андропов склонил Якира и Красина к сотрудни­честву. Пресс-конференция,проведенная с большой помпой в москов­ском кинозале «Октябрь», нанесласильнейший удар по авторитету пра­возащитного движения, которое численнозаметно сократилось.

Андропов в официальных речах утверждал,что диссиденты в СССР являются порождением не советского образа жизни, аследствием де­ятельности западных спецслужб, использующих обычных для любойстраны отщепенцев. Однако он понимал, что был еще один реальный и самый главныйисточник сопротивления — глобальные политические недостатки советского строя икрупные просчеты во внешней и внут­ренней политике, разложение номенклатурнойэлиты, попытка реаби­литации Сталина.

Пообщему мнению историков и современников, Андропов воспри­нимался интеллигенциейкак более свободомыслящий политик, чем все остальные члены партийногоруководства. Но в 70-е гг. он не только не выступал с критикой режима, но и самактивно содействовал его укреплению и ужесточению. Что это было — коварство,интриганство, чрезмерная осторожность, ожидание своего времени иливсе вместе взятое? Ответ на этот вопроспозволяет дать дополнительная информация: во-первых, преследование диссидентовнаправлялось из Политбюро ЦК КПСС, которое принимало персональные решения от­носительноСолженицына, Сахарова и других лидеров движения; во-вторых, заместителямиАндропова в КГБ были абсолютно преданные Брежневу бдительные генералыС.К.Цвигун и Г.К.Цинев; в-третьих, Анд­ропов находил возможность помогать илисмягчать удар КГБ в отно­шении таких деятелей, как Р.Медведев, Э.Неизвестный,Е.Евтушенко, В.Высоцкий, М.Бахтин. Председатель КГБ посоветовал Рою Медведевупродолжать работу над книгой о Сталине «К суду истории» и только предупреждалпротив издания ее за рубежом: Кроме того, Андропов был категорическимпротивником незаконных ежово-бериевских мето­дов следствия и дознания,политических убийств в особенности. Хотя отдельные акции подобного характеравсе-таки проводились, надо иметь в виду, что вне личного контроля Андроповабыло Главное раз-ведуправление Генштаба, а в КГБ действовали почти независимона­званные ставленники Брежнева.

При самом непосредственном участии Андропова было принято ре­шениеПолитбюро о разрешении интеллигентской «Литературной га­зете» иметь отличную отофициальной позиции собственную точку зре­ния.

Андропов поддержал требования лидеров репрессированных при Сталинекрымских татар, не реабилитированных в 50-х гг. В 1967 г. он провел переговоры,в результате которых крымско-татарский народ был реабилитирован и ему восновном были возращены основные граж­данские права, за исключением массовоговозвращения на историчес­кую родину — в Крым. В то же время КГБ вел самуюрешительную борьбу с националистическими течениями в Прибалтике, на Украине, наКавказе. В это время особую активность стали проявлять еврейскиенационалистические организации, которые действовали в двух направ­лениях:создавали диссидентские правозащитные группы и организо­вывали выезд евреев вИзраиль.

По требованию КГБ в Уголовный кодекс были введены специальные статьи, вкоторых расширительно толковались понятия «антисоветская пропаганда» и «клеветана советский общественный строй», а также статьи, позволяющие продлевать иустанавливать новые сроки уже осужденных по этим мотивам. Андропов проводилработу целенаправленно и систематически и никогда не выказывал даже тенираскаяния или сожаления.

Известна переписка Андропова и физика Л.Капицы относительно судьбыА.Д.Сахарова. В ней Андропов объясняет, что Сахаров пресле­дуется КГБ за то,что распространил на Западе более 200 материалов, которые содержат«фальсификации» политики СССР и используются противниками СССР для разжиганияантисоветизма. Это, по мнению Андропова, уже не инакомыслие, а конкретнаядеятельность, несущая угрозу политической безопасности СССР. При всех симпатияхк акаде­мику Сахарову следует признать, что в позиции Андропова как защит­никасуществовавшего политического режима был известный полити­ческий смысл.

Серьезным оправданием позиции Андропова, на наш взгляд, была успешнаядеятельность возглавляемого им КГБ по защите националь­ной безопасности СССР.Эта сторона деятельности КГБ не только не уступала, но значительно превосходилапо значению «работу» по борь­бе с диссидентами, поскольку последней занималосьтолько одно из девяти главных управлений Комитета — 5-е по охране Конституции,на долю которого приходилось только 0,5% личного состава КГБ. Кроме того, этоуправление помимо своих прямых функций занималось более конкретными задачами,например, локализацией холеры в Астрахани и Одессе в 1972 г.

Успешно противостояли ЦРУ и другим разведорганам Запада 1-е и 2-е главныеуправления КГБ, которые занимались внешней разведкой и контрразведкой. Особуюроль сыграла научно-техническая разведка (управление «Т»), которая сэкономиластране значительные материаль­ные и финансовые средства по таким важнейшимнаправления, как компьютеризация, медицина, оборонные отрасли экономики. В 1980г. советской разведке было поручено собрать за рубежом секретные тех­ническиеданные по 3167 темам, и к 1985 г. это задание было выпол­нено. В качествепримера можно назвать получение технической до­кументации для производствалекарства — инсулина, для создания за­вода по производству нового поколениякомпьютеров и др.

Излагая собственную концепцию национальной безопасности, Анд­роповрисовал четыре концентрических круга — пояса безопасности: «Первый круг и —главный — это внутреннее единство, экономическое благополучие и моральноездоровье нашей собственной страны — СССР, второй круг — это надежность нашихсобственных союзников по мировоззрению, по оружию, третий круг — международноекомму­нистическое движение, четвертый — это остальной мир».

В это время во многих государствах, в том числе и в СССР, наблю­даласьактивизация терроризма. Так, в 1969 г. было совершено терро­ристическоенападение на автомобиль Брежнева во время встречи кос­монавтов Г.Берегового иА.Николаева. В московском метрополитене в результате взрыва погибло несколькодесятков человек. По прямой ини­циативе Андропова было создано знаменитоеантитеррористическое подразделение КГБ — группа «Альфа», которая стала вдальнейшем основным и самым эффективным' в борьбе с террором в годы пере­стройкии реформ. КГБ проводил расследование крупнейших аварий типа пожара в сто­личнойгостинице «Россия» или взрыва на Минском телевизорном заводе.

Андропов постоянно накапливал данные о негативных тенденциях, проявленияхкоррупции в руководстве и, когда появилась возможность, обрушил удар на ихносителей. Органы безопасности расследовали «бриллиантовое дело» в ювелирторге,«рыбное дело», «сочинское дело», провели ряд операций по борьбе с мафией вАзербайджане, Грузии, Краснодарском крае, Ростове-на-Дону. Этими акциями КГБнанес такой удар по «днепропетровской мафии» Брежнева, от которого она уже несумела оправиться. Но номенклатурная псевдокоммунистическая элита была какгидра, у которой вырастали новые головы взамен отрубленных.

По инициативе Андропова были проведены идейно-политические акции поповышению престижа органов безопасности. Появился целый ряд книг и конофильмово подвигах разведчиков и контрразведчиков, особенно в годы ВеликойОтечественной войны, например знаменитый фильм «Семнадцать мгновений весны» пороману Юлиана Семенова.

Андропов невходил в днепропетровское окружение Брежнева, од­нако вместе с министромобороны Д.Ф.Устиновым он в 70-х гг. оказы­вал влияние на внешнюю и внутреннююполитику СССР. В частности, он безусловно несет свою долю ответственности зарешение о вводе советских войск в Чехословакию в 1968 г., за вмешательство вовнут­ренние дела Афганистана в 1979 г. Он лично контролировал ситуацию в Польшев конце 70-х гг. и в других социалистических странах в период кризисов. Чтобыоценить эти факты при характеристике Андропова, нужно учесть следующее:определяющее давление Брежнева, Громыко и Устинова; сложность ситуации иотсутствие другого выхода из поло­жения, позволявшего сохранять эти страны всоветской геополитичес­кой зоне влияния; сам Андропов с возрастом становилсяболее кон­сервативным вследствие эволюции своих взглядов и психологии в ус­ловияхбрежневского авторитарного политического режима. Наконец, следует отметить итот факт, что вмешательство сверхдержав в дела стран-сателлитов было нормойтого времени, чему есть примеры из внешней политики США, контролировавшей ЮжнуюАмерику, часть Азии. Запад и Восток были по разные стороны баррикад, и еслиодна сверхдержава теряла союзника, то другая сверхдержава немедленно егоприобретала. Можно ли в этих условиях было ожидать, что пред­седатель КГБАндропов будет выступать против наведения порядка во «взбунтовавшихся» странах?

После самоубийства личного ставленника Брежнева в КГБ генерала С.Цвигунапозиции Андропова в КГБ резко укрепились, и он смог арес­товать ряд лиц,замешанных в «бриллиантовых аферах» дочери Бреж­нева Галины. Сам Брежнев в этовремя пережил тяжелый инсульт после ташкентской аварии. В зарубежной прессепредсказывался предстоящий в обозримом будущем уход Брежнева из большойполитики по причине болезни.

Смерть М.А.Суслова освободила должность секретаря ЦК по идео­логии, и еенеожиданно для многих занял Андропов. Прежний кандидат на пост генсекаКириленко к этому времени по старости и болезни отошел на второй план. Здесьстоит заметить, что многие члены Полит­бюро (Громыко, Тихонов, Соломенцев идр.) были не просто консер­ваторы, но все пребывали в преклонном возрасте, иэто заметно ска­зывалось на качестве принимаемых стратегических решений. Занявпост второго секретаря ЦК, Андропов вел заседания Политбюро в от­сутствиебольного Брежнева и фактически стал вторым по значению деятелем в партийномгосударстве. Но часть членов Политбюро во главе с К.У.Черненко опасалисьАндропова, не желая его иметь в ка­честве генсека.

3.2. Пост генерального секретаря.

10 ноября 1982 г. умер больной Брежнев, и в кулуарах Политбюроразвернулась борьба за выдвижение кандидатуры на высший пост. По­беду одержалАндропов, и на пленуме 12 ноября по предложению его конкурента — К.У.Черненкоон был избран генеральным секретарем ЦК КПСС, что в партийном государствеобъективно приравнивалось к должности руководителя страны.

Избрание Андропова вызвало удовлетворение не только здоровой частипартийной элиты, но и большинства населения страны, которое ожидало перемен инаведения порядка. На Западе с интересом встре­тили сообщение о новом лидереСССР, но отметили, что в силу его преклонного возраста и болезней он, скореевсего, будет переходным руководителем, и не ошиблись.

Андропов сразу после своего вступления в должность руководителя огромногогосударства начал сокращение личного аппарата генсека. Он стимулировалрасследование ряда дел, которые был вынужден ранее свернуть по указаниюокружения Брежнева. Это стало показа­телем нового курса политического руководства.

Но одновременно в стране продолжалось преследование противни­ков из числадиссидентов, которые также не вписывались в андроповскую модель советскогогосударства.

Борьба за улучшение экономического положения государства, в ко­торомявственно прослеживались элементы стагнации, началась с ши­рокомасштабнойкампании по наведению элементарного порядка и производственной дисциплины. ДляАндропова она была «нулевым цик­лом» реформ. Без этого просто нельзя былоприступать к реализации потенциала, который был заложен вобщественно-политической сис­теме. В стране обострилась демографическаяпроблема, и нужно было задействовать все трудовые ресурсы, направить их намагистральные направления, чтобы выполнить пятилетний план и Продовольственнуюпрограмму, которая уже давала сбои. На практике борьба за дисцип­линуоборачивалась курьезами, когда ретивые начальники на местах организовывалиоблавы на своих сотрудников, которые, например, в рабочее время «бегали помагазинам». Когда Андропову сообщили о таких местных инициативах, он смягчилсвои «драконовские» меры. Кампания по наведению дисциплины и порядка, однакопринесла по­ложительные результаты. Уже в первом квартале 1983 г. был достигнутприрост объема производства на 6%. За весь «андроповский» 1983 г. прирост национальногодохода составил 3,1%, а промышленное про­изводство выросло на 4%. Но Андроповпонимал, что такими средст­вами можно достичь только незначительного икратковременного эф­фекта и необходимо коренное совершенствование экономики ипреж­де всего управления производством. Стала актуальной проблема много­укладностиэкономики. Различные хозяйственные уклады уже давали о себе знать  в теневой экономике СССР и в от­крытойэкономике восточноевропейских социалистических стран — в сфере обслуживания илегкой промышленности. Андропов сознавал, что в таких отраслях частный секторполезен и эффективен, и раз­мышлял о его возможностях в СССР. Его сын ИгорьАндропов вспоми­нает, что отец особенно интересовался шведской социал-демократи­ческоймоделью экономики. В первую очередь его привлекали эффек­тивная системаперераспределения национального дохода в пользу бед­ных и средних слоевнаселения, развитая система социальной защиты и роль в ней профсоюзов.Концепция «социального партнерства» с ее признанием частной собственности быладля Андропова как коммунис­та неприемлемой. Размышляя о варианте Андропова,можно сказать, что реально он был ближе всего к модели реформ, которая была ап­робированав Китае Дэн Сяопином. Смысл китайской модели заклю­чался в том, чтобы, сохраняяполитические устои государства, посте­пенно вести преобразования на основеэкономических реформ, разви­тия многоукладной экономики, введения рыночныхотношений под кон­тролем государства, пресекающего казнокрадство и коррупцию.

Андропов был, безусловно, апологетом традиционного социализма, который вомногом неприемлем в современных реалиях 90-х гг. Спустя десять лет сталоочевидно, что нельзя абстрагироваться от историчес­ких государственных,нравственных, культурных и в целом цивилизаци-онных корней России, забыватьроль русского православия, цементи­рующего российскую государственность. Ноодновременно надо по­мнить об историческом уникальном советском опыте созданияобще­ства социальной справедливости. Он оказался противоречивым и в чем-то невыдержал проверки временем, но это, на наш взгляд, не означает его отмены илиполной дискредитации. В нем имелось здоровое рациональное ядро, которое не было востребовано послеандроповскимполщическим руководством.

Андропов задумал настоящую перестройку экономики, начав этот процесс состорожных шагов. По его мнению, сначала надо постепенно перестроитьпромышленность и сельское хозяйство и, только получив позитивные результаты,приниматься за реорганизацию политических институтов в направлении ихдемократизации. Естественные границы этих процессов, по Андропову, определялисьнациональными глубин­ными интересами СССР — Великой России и сохранениемпотенциала социализма. Был принят ряд совместных постановлений ЦК КПСС иСовмина СССР о мерах по регулированию развития отраслей промыш­ленности наоснове чисто экономических методов, о повышении роли трудовых коллективов.Андропов ставил задачу частично децентрали­зовать экономику, придать плановойсистеме менее директивно-адми­нистративный и менее всеобъемлющий характер,резко усилить эко­номическую заинтересованность трудящихся и самих предприятийв эффективности производства, не изменяя ценностям социализма. Здесь особуюроль приобретал творческий поиск новых методов и форм эко­номическойдеятельности. Андропов санкционировал проведение круп­номасштабныхэкспериментов по подготовке новой экономической ре­формы. Для этого в ЦК КПССбыл создан специальный экономический отдел, который возглавил Н.И.Рыжков.Вокруг Андропова стала скла­дываться группа ученых и специалистов, готовившихразработки новых путей развития экономики.

Сам Андропов выступил с фундаментальной статьей «Учение Карла Маркса инекоторые проблемы социалистического строительства в СССР», где были высказаныновые положения в области марксистской теории и критические оценкипредшествующего социалистического развития. В статье указывалось, чтоконкретные пути становления со­циалистического общества пролегли совсем не так,как предполагали основоположники. На июньском пленуме ЦК КПСС 1983 г. Андроповразвил эту мысль: «Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не знаем вдолжной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрылиприсущие ему закономерности, особенно эконо­мические. Поэтому вынужденыдействовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб иошибок». Это высказывание Андропова фактически означало признание того, чтообъявленный «развитой социализм» был иллюзией. Сделав такое заявление, Андроповтеперь должен был дать новое определение общественного состояния, но для этоготребовалось больше времени, чем он лично располагал вследствие состоянияздоровья.

Интеллигенция ожидала от Андропова ослабления режима, однако цензураусилилась; так был запрещен ряд новаторских постановок в театрах. Это былосвязано во многом с тем, что идеологией занимались консерваторы К.У.Черненко,М.В.Зимянин, П.Н.Демичев. Андропов не стал форсировать реформы. На предложенияученых-консультантов ус­корить демократизацию он не без оснований ответил:«Надо сначала накормить и одеть людей». Андропов возлагал особые надежды на де­мократизациювнутрипартийной жизни, которая была полностью фор­мализованной. Он наивносчитал, что в низовых парторганизациях за­ложен творческий потенциал, которыйпоможет вывести партию и страну из непростого положения.

Среди разочарованной интеллигенции стали распространяться по­говорки «Воттебе и Юрьев день» и «поздние заморозки Юрия Долго­рукого». В конце 1983 г.Президиум Верховного Совета СССР принял более жесткие указы об усиленииответственности за антисоветскую, антигосударственную деятельность.

Возглавив страну и задумав ее постепенную и осторожную модер­низациюсверху, Андропов стал собирать команду деятелей-сподвиж­ников. Он ввел в высшееруководство региональных деятелей: М.С.Гор­бачева, Е.К.Лигачева, В.И.Воротникова,Н.И.Рыжкова, В.М.Чебрикова, Г.А.Алиева, Г.В.Романова и др. Подбор кадровотвечал андроповской концепции перестройки, а не горбачевской. Это, может быть,объяс­няет, почему Горбачев в дальнейшем органично не смог сработаться скомандой Андропова и полностью ее расформировал.

Андропов, конечно, ценил Горбачева, предполагал, что он, возмож­но,станет его преемником. Но Юрий Владимирович видел не только его молодость иэнергию, другие положительные качества, но также и недостатки: амбициозность,поверхностность, любовь к аплодисмен­там и славословию. Андропов разочаровалсяв Горбачеве к концу 1983 г. Он прямо говорил, что не ощущает реальной помощиГорба­чева в решении вопросов сельского хозяйства. Сохраняя определенноедоверие к Горбачеву, Андропов вопреки имеющимся легендам не сде­лал никакого«завещания» о его будущем избрании генсеком. От услуг А.Н.Яковлева Андроповотказался сразу, туманно заметив, что он слиш­ком долго прожил вкапиталистической стране.

Андропов провел также умеренную и осторожную чистку партий­ного игосударственного аппарата, включая органы безопасности. За пятнадцать месяцевего правления было сменено 18 министров СССР, переизбрано 37 первых секретарейобкомов, являвшихся политически­ми губернаторами на местах. Это насторожилопол

еще рефераты
Еще работы по истории отечественного государства и права