Реферат: Роль семьи в жизни Сталина

План.

1. Введение.

2. Что касается семьи…?

· Сколько раз был женат И. В. Сталин?

· Был ли Сталин на похоронах?

· Что стало виной смерти Н. Аллилуевой?

· Миф о третьем сыне.

3. Жена Сталина.

· Биография;

· Конфликты с мужем;

· Тир версии гибели Надежды Аллилуевой;

· Похороны Н. Аллилуевой.

4. Старший сын. Яков Джугашвили.

· Биография;

· Самая успешная пропаганда немцев против И. Сталина.

5. Светлана.

· Биография;

· Отношения с отцом;

· Воспоминания;

· Смерть Сталина-отца;

· Выезд из Родины.

6. Василий.

· Детство;

· Источник будущего пристрастия к алкоголю;

· Зарождение изменений психики;

· Должностные продвижения, взлеты и падения;

· Дальнейшие осложнения характера;

· Смерть отца;

· Арест и его последствия.

7. Заключение.

· Отпечаток культа личности Сталина на его детях.

Роль семьи в жизни Иосифа Виссарионовича Сталина.

Легенды, мифы, факты, документы.

Введение.

Долгое время в советской исторической и публицистической литературе было не принято писать о судьбах родных и близких сильных мира сего. Наверное, поэтому рождались самые невероятные мифы и легенды, которые не обошли и семью Иосифа Виссарионовича Сталина, бытующие в народе и сейчас.

Так уж получилось, что всеобщий интерес к недалекому прошлому нашей страны, связанному с личностью Сталина, захватывает все больше и больше людей. Обратившись к архивам, можно обнаружить множество документов, отвечающих на самые неожиданные вопросы.

Сопоставив содержание этих документов с материалами бесед со многими очевидцами событий, среди которых были внуки и ближайшие родственники семьи Сталина, а также министры сталинского правительства такие как: Лазарь Каганович, Семен Гинзбург и др., можно прийти к выводу, что многие аспекты того периода малоизвестны и представляют интерес не только для историков, поскольку вскрывают противоречия времени и дают картину событий в лицах с самой неожиданной стороны.

Подборки писем, хранящихся в архивах, дают почти полный каталог наиболее распространенных мифов и легенд из жизни Сталина и его близких. Вряд ли можно осуждать кого-нибудь за интерес к личной жизни Сталина. Частная жизнь существенно дополняет психологический портрет человека, который в течение многих лет руководил нашим государством, о личности которого до сих пор ведутся самые горячие дебаты и на страницах исторической литературы, и в быту. Если мы действительно хотим восстановить историческую правду во всей полноте, мы должны изучить все ипостаси этой судьбы.

Что касается семьи...?

Касаясь семьи, многие задают один и тот же вопрос: «Сколько раз был женат И. В. Сталин ?» Помимо Е. Сванидзе и Н. Аллилуевой, называется и Майя Каганович, дочь Лазаря Моисеевича Кагановича.

Из множества писем, найденных в архивах, можно узнать о слухах, что якобы после смерти Н. С. Аллилуевой дочь Кагановича стала женой Иосифа Виссарионовича, Сталиной. А во время одного правительственного заседания Маршал Советского Союза Г. К. Жуков грубо ответил Сталину, тогда присутствовавшая там же его новая жена выстрелила из пистолета в Георгия Константиновича, но промахнулась, а он или его телохранители убили ее наповал. Говорят, что это и стало причиной понижения Жукова после войны в должности и его перевода из центра. Ведь действительно, Г. К. Жуков стал министром обороны после смерти И. В. Сталина. Насколько правы эти слухи?

Этот миф основан на событиях 1932 года, которые произошли вскоре после похорон Надежды Сергеевны Аллилуевой. Действительно, в то время Майя Каганович неоднократно приезжала на дачу к И. Сталину и на его кремлевскую квартиру. Тогда же пронесся слух, что И. Сталин вот-вот женится на ней. Но этого не случилось. Тем не менее, с целью компрометации И. Сталина в первые дни войны немцы сбрасывали на позиции советских войск сотни тысяч листовок, в которых утверждали, что советский Верховный Главнокомандующий является агентом международного сионизма, и в качестве доказательства приводили его родство с Кагановичем. Эта грубая немецкая фальсификация, к сожалению, жива и до наших дней. Немцы и сами знали цену своим утверждениям. Ну а версия о том, что М. Каганович покушалась на Г. К. Жукова, появилась на основе прокатившихся после войны волны необоснованных арестов лиц еврейской национальности, а также на незнании народа о причинах отстранении и должностных перемещений маршала. Люди искали причины, многие из них придумывались...

Из одного мемуарного источника в другой кочует утверждение о том, что И. В. Сталин пешком проделал весь путь до кладбища во время похорон своей жены, а дальнейшая судьба многих членов тогдашнего руководства связывается с их присутствием и поведением на похоронах.

Из воспоминаний Светланы Аллилуевой, дочери И. Сталина и Н. Аллилуевой, из сообщений многих газет, датированных тем периодом, мы узнаем, что И. В. Сталин на кладбище не ходил, а на процедуре прощания был только в здание ГУМа. И тем не менее утверждений, противоречащих реальному положению вещей, слишком много.

Многие очевидцы тех событий, живые свидетели похорон Н. Аллилуевой, утверждали, что Сталин пешком проделал весь путь до кладбища, идя рядом с гробом матери своих детей. Другие же повествуют, что И. В. Сталин приехал на похороны, когда гроб опустили в могилу, бросил горсть земли и тут же уехал. И Сталин не мог не выполнить этот элементарный ритуал, уже хотя бы потому, что тогда сразу же распространился бы слух, будто Н. С. Аллилуева не покончила жизнь самоубийством, а была убита. А горсть земли, которую бросил Сталин, как бы отвергала эту версию...

А на то, что говорится в воспоминаниях Светланы Аллилуевой, приводят тот факт, что ей тогда было всего 6 лет. Светлана родилась в 1926 году, а похороны проходили в 1932 году. Она не могла знать всего, а тем более запомнить, кто был и что делал в те драматические часы и минуты. Она описывает этот эпизод, безусловно, с чужих слов.

Итак, в чем же дело? В хронике тех событий, опубликованных в газетах, ничего не говорится о сопровождении И. В. Сталиным гроба, нет его и среди названных в газете лиц, находившихся на кладбище. В своих воспоминаниях Светлана Аллилуева утверждает, что Сталин на похороны не пошел и ни разу не посетил могилу жены на Новодевичьем кладбище. В таком случае, кого могли спутать со Сталиным?

На слухах построены и версии о том, что Н. С. Аллилуеву убил лично муж или что это было сделано по его приказу.

Народ считал, что Аллилуева не могла сама убить себя. Зачем ей, женщине, у которой все было, и которая была в расцвете сил, уходить из жизни? Ответы на этот вопрос самые разнообразные: Аллилуеву убила любовница Сталина, когда узнала, что муж якобы изменят ей; ее убил сам Сталин или это была специально подосланная иностранными кругами, которым мешал Сталин и т.п.

Такие слухи, не подтвержденные какими-то другими источниками, думается, так и останутся существовать в виде недоказанных версий, которые не заслуживают внимания. Точно так же, как и слухи о самоубийстве Надежды Аллилуевой из-за безответной любви к однокурснику и конфликте на этой почве с мужем.

Множество мифов связано и с судьбами детей И. Сталина. Один из самых распространенных о его « третьем сыне», которого якобы родила богомольная мещанка в городе Сольвычегодске Архангельской области после побега Сталина. После революции эту мещанку с сыном будто бы увезли в Москву, а лет через 10 она вернулась одна и жила до конца своих дней в Сольвычегодске.

Такой вопрос, скорее всего, возник из-за действительных денежных переводов И. В. Сталина после его возвращения из ссылки. Вполне вероятно, что он мог взять деньги в долг и у своей квартирной хозяйки, а после вернуть. Но нет ни одного документального подтверждения того, что он оставил после себя незарегистрированных детей или отказался от кого.

Очень часто люди путают Якова Джугашвили с сыном из Сибири (незаконнорожденным сыном Сталина), ссылаясь при этом на то, что первая жена И. В. Сталина Екатерина Сванидзе умерла в 1907 году, а Яков во всех своих документах записывал свой собственный год рождения -1908-й.

Жена Сталина.

Предки Надежды Сергеевны Аллилуевой, второй жены И. В. Сталина, происходили из крепостных. Дед ее Яков Тимофеевич Аллилуев и бабушка Марфа Петровна родились крепостными и оба принадлежали к дворовым помещикам Трежевского. Яков был определен кучером, а Марфа-при барском доме горничной. В дворовых при барском доме были также и все их родичи. После освобождения от крепостной зависимости Аллилуевы поселились в селе Рапенье Новохоперского уезда Воронежской губернии, где глава семейства умер от холеры, а его жена работала поденщицей, обшивала односельчан, но прокормить семью ей удавалось с трудом. Жили в большой нужде. Родители Надежды были профессиональными революционерами. Об этом можно судить по документам, сохранившимся в политических архивах. Брак Сергея Яковлевича с Ольгой Евгеньевной был заключен в молодые годы и был счастливым. Его не омрачало даже то, что Ольга, будучи очень экспансивной натурой, порой увлекалась каким-либо мужчиной, то венгром, то поляком, то болгарином, то турком. Но, несмотря на это, в доме к ней относились с пониманием, терпеливо. Когда ее очередное увлечение исчерпывалось, в семье снова устанавливался мир и покой.

Надежда Аллилуева родилась в Баку, детство ее прошло на Кавказе. В Петербурге она училась в гимназии. В Тбилиси произошло знакомство будущего тестя с зятем, хотя о таком родстве оба они тогда вряд ли могли даже предполагать, ведь будущей супруге Сталина, Надежде, было чуть более двух лет. По семейному преданию, в 1903 году Иосиф Сталин спас Надежду, когда она в двухлетнем возрасте, играя в Баку на набережной, свалилась в море, и он вытащил ее из воды. Через четырнадцать лет они встретились: шестнадцатилетняя гимназистка и тридцативосьмилетний ссыльный революционер, вернувшийся из Сибири, — и их отношения приняли совсем иное направление.

Если судить по дневниковым записям Надежды, то накануне Великой Октябрьской социалистической революции она была далека от политики.

Вскоре И. В. Сталин и Н. С. Аллилуева поженились. Жили в Москве. Надежда работала в секретариате В. И. Ленина у Л. А. Фотиевой, была вместе с мужем на Южном фронте.

В 1921 году у них родился первый ребенок, которого назвали Василием. Мальчиком в основном занимались родители жены и прислуга.

Надежда постепенно включалась в активную общественную жизнь. В 1923 году она стала кандидатом в члены ВКП(б).

В 1926 году в семье Сталиных родилась дочка. Назвали ее Светланой. Надя в это время активно участвовала в общественной работе. Основные обязанности по уходу за девочкой лежали на воспитательнице.

Надежда была крайне скромной женщиной.

Брак Сталина с Аллилуевой нельзя назвать счастливым. Он чаще всего был занят работой. Большую часть своего времени проводил в Кремле. Жене явно не хватало его внимания. Она несколько раз уходила от него с детьми Василием и Светланой, а незадолго до смерти даже говорила о своем переезде к родственникам после окончания Промышленной академии, где она училась. Безусловно, она была в курсе дел мужа.

В своем «Письме к съезду» В. И. Ленин в категорической форме выразил свое осуждение поведения И. В. Сталина, который допустил грубость по отношению к Н. К. Крупской. В ответе же Сталина на это письмо можно увидеть и его отношение к собственной жене. Прочитав письмо Ленина, Сталин произнес медленно: «Это говорит не Ленин, это говорит его болезнь. Я –не медик. Я –политик. Я –Сталин. Если бы моя жена, член партии, поступила неправильно и ее наказали бы, я не счел бы себя вправе вмешиваться в это дело. А Крупская –член партии. Раз Владимир Ильич настаивает, я готов извиниться перед Крупской за грубость ».

Что открыла для себя в Сталине его жена Надежда Сергеевна Аллилуева и что она знала о нем такое, что сделало ее жизнь невозможной, наверное, уже никогда узнать не удастся. Ее психика этого не выдержала, и в ночь с 8 на 9 ноября 1932 г. Н. С. Аллилуевой не стало.

Существуют три версии гибели Надежды Аллилуевой.

Первая, что она застрелилась. Об этом довольно подробно написано в воспоминаниях ее дочери Светланы «Двадцать писем к другу».

Вторая, что ее застрелил И. В. Сталин.

По третьей версии Надежду Аллилуеву застрелили по приказу мужа.

Существует много сведений, что Надежду Аллилуеву обнаружила прислуга в доме Сталиных, которая утверждала, что она была мертва, т.к. застрелилась ночью. Врачи были вызваны женой Молотова Полиной Семеновной Жемчужиной, которая передала подробности своей подруге Эмилии Владимировне Быстровой. Э. В. Быстрова со слов П. С. Жемчужиной утверждала, что смерть Н. С. Аллилуевой произошла ночью в результате самоубийства и, что И. В. Сталин узнал об этом только утром.

Две последние версии, видимо, никогда не найдут подтверждения и могут существовать только в виде предположений из-за отсутствия каких-либо документальных сведений.

Что же могла знать дочь Сталина Светлана Аллилуева? И как она вообще описала похороны матери, состояние отца? Это представляет большой интерес еще и потому, что многие москвичи, наблюдавшие похороны жены Сталина, утверждают, будто они видели идущих за гробом дочь и чуть поодаль отца. Многие даже утверждают, что они подходили к Сталину вплотную, трогали его. Якобы он был без головного убора, бледен, на лицо был нанесен грим, т.к. оспин не было видно.

В воспоминаниях Светлана Аллилуева засвидетельствовала: «… Отец был потрясен случившимся… потому что он не понимал: за что?.. Он спрашивал окружающих: разве он был невнимателен? Разве он не уважал ее как жену, как человека? ...

Первые дни он был потрясен. Он говорил, что ему самому не хочется больше жить… Отца боялись оставить одного, в таком он был состоянии. Временами на него находила какая-то злоба, ярость. Это объяснялось тем, что мама оставила ему письмо… Его, наверное, тут же уничтожили, но оно было...Это было не просто личное письмо: это было письмо отчасти политическое. И, прочитав его, отец мог подумать, что мама только для видимости была рядом с ним, а на самом деле шла где-то рядом с оппозицией тех лет.

Отец был потрясен этим и разгневан и когда пришел прощаться на гражданскую панихиду, то, подойдя на минуту к гробу, вдруг оттолкнул его от себя руками и, повернувшись, ушел прочь. И на похороны он не пошел...

Отец считал, что мама ушла как его личный недруг...»

Утверждение С. Аллилуевой о том, что ее мать оставила политическое завещание, не подтверждает Э. В. Быстрова, знающая все подробности гибели Надежды Сергеевны и последующих за этим событий.

18 ноября 1932 года в центральных газетах было опубликовано письмо И. В. Сталина, в котором он благодарил организации, учреждения и отдельные лица, выразившие соболезнования по поводу кончины Н. С. Аллилуевой-Сталиной.

Кстати, своим свидетельством о том, что ее отец не был на похоронах матери, С. Аллилуева еще в 1967 году подвергла сомнению достоверность некоторых положений биографической хроники Сталина. Однако эти положения и до наших дней перекочевывают из одной работы в другую.

Итак, Светлана Аллилуева, непосредственный участник, засвидетельствовала, что отец на похоронах не был.

Изучение фотографий, беседы с немногими ныне здравствующими родственниками И. В. Сталина, действительно бывавшими в то время в его доме и знавшими его близких, бывших на похоронах, позволяют утверждать- со Сталиным спутали А. Сванидзе, брата первой жены И. В. Сталина, типичного грузина, чем-то похожего, да и старавшегося быть похожим на Сталина. А спутали потому, что лично знали Сталина только по фотографиям, а не в жизни.

Если бы за гробом шел сам Сталин, то рядом вообще никого бы не было кроме телохранителей, и тем более никто не смог бы приблизиться к Сталину вплотную. Его охрана была поставлена безукоризненно.

Трагична судьба многих близких Надежды Сергеевны Аллилуевой.

Мать Надежды страдала психическим расстройством. Многих родных Аллилуевой арестовали, обвинив в политической измене.

Трагична и судьба брата первой жены Сталина-Александра Сванидзе, того самого, которого спутали на похоронах со Сталиным. Он также был арестован, как и его жена. Несмотря на пытки, показаний на себя от него не добились. Его расстреляли в 1942 году. Его жена, находившаяся в ссылке и там получившая сообщение о смертном приговоре своего мужа, умерла от разрыва сердца. Не избежал ссылки и сын Александра Сванидзе – он был сослан в Казахстан.

Такова семейная трагедия.

Старший сын.

Яков Джугашвили.

Яков родился в 1907 году, но во всех документах сам Яков ставил – 1908 год.

«У кого же воспитывался Яков после смерти Е. Сванидзе во время ссылки Сталина

Ответ на этот вопрос смогла дать еще при жизни дочь родной сестры Екатерины Сванидзе, в семье которой до 14 лет (до переезда в 1921 году в Москву к отцу) жил и воспитывался Яков. По ее свидетельству, «1908 год рождения в документах Якова Джугашвили появился в результате договоренности бабушки Саппоры Двали-Сванидзе с местным священником для того, чтобы его внук-сирота имел годовую отсрочку от службы в царской армии ».

После переезда Якова в Москву у него сложились довольно напряженные отношения с отцом, возможно, из-за его определенной неподготовленности к жизни в Москве, его недостаточной на первых порах воспитанности по сравнению с детьми от Надежды Сергеевны Аллилуевой. Сталин – отец часто раздражался на Якова, но их противоречия не носили каких-либо политических оттенков, а были конфликтами сугубо семейными. Яков, как Василий и Светлана, также жил в окружении охраны, пользовался служебным автомобилем. В Москве Яков окончил девятилетнюю школу.

Свидетели и очевидцы, знавшие его, говорят о скромности Якова Джугашвили.

Жена, Юлия Исааковна Мельцер, родилась в Одессе в семье служащего.

Яков был прилежен в учебе, упорный и настойчивый.

После школы учился на командном факультете Артакадемии.

В мае 1941 года Яков Джугашвили стал командиром артиллерийской батареи. 27 июня 1941 года батарея 14-го гаубичного артполка вступила в боевые действия. 4 июля попала в окружение...

Существует много противоречивых сведений о пленении Якова.

В ночь с 16 на 17 июля остаткам батареи удалось выйти из окружения. Почему-то Якова с ними не оказалось… Куда делся сын Сталина? И если, как сообщалось, во время выхода из окружения Якова упорно пытались спасти, то почему после не искали четверо суток?

20 июля начались усиленные поиски, когда из Ставки была получена шифровка о немедленном выяснении местонахождения Якова Джугашвили.

Но доложили о результатах поиска только 24 июля...

Может, знали, что Якова уже нет в живых...

Складывается впечатление, что кто-то старался только запутать ситуацию. Все немного проясняет письмо сослуживца Якова, адресованное Василию Сталину. В этом письме говориться, что командир дивизии бросил их и вырвался из окружения, уехав на танке. Жив ли Яков он даже не поинтересовался...

До 13 августа информации, что же случилось с сыном Сталина, не было никакой. Человек исчез...

Не было ни одного свидетеля...

В середине августа в Штаб была доставлена немецкая листовка, на которой был изображен Яков Джугашвили с несколькими немецкими офицерами, а ниже надпись, призывающая всех сдаться и перейти на сторону немцев, как сделал сын Сталина.

Об этом сразу же доложили Сталину, удар для которого был очень сильный. Ко всем бедам начала войны добавилась еще одна.

Всем к тому времени было уже известно отношение Сталина к плененным русским. Они становились врагами народа. А тут… его собственный сын...

А тут еще появляется записка от Якова отцу, переданная дипломатическим путем. Да Яков должен был застрелиться от позора, а не писать отцу письма из плена.

Что-то очень странное было во всем этом...

А немцы продолжали скидывать листовки с изображениями Якова и с призывами складывать оружие.

Но никто не замечал несоответствий на этих провокациях: то свет падает в одну сторону, а тень в другую; в жаркий летний день Яков в теплой шинели и ни на одной из фотографий Яков не смотрит в камеру...

В протоколе первого допроса Якова сказано, что при нем не было никаких документов, а сам он утверждал, что является сыном Сталина, «знает английский, немецкий и французский языки »… Но если мы обратим внимание на аттестацию Якова Джугашвили в 1940 году, то узнаем, что у него отмечалось неудовлетворительное знание одного иностранного языка. А тут, через год, хорошо знает три языка...

Яков отказался сотрудничать с немцами. Тогда его отправляют в офицерский концлагерь, а после – в концлагерь Хамммельбург.

Все это время Иосиф Сталин не переставал интересоваться судьбой сына, поэтому советская разведка следила за всеми передвижения Якова. Или человека, выдававшего себя за Якова...

Почему это мог быть не Яков?

Ведь за все время, пока Яков находился в плену, не было сделано ни одной видеосъемки или записи голоса. А ведь это был бы еще больший удар по Сталину. Все очевидцы, пребывавшие с Яковом в одной камере, не знали же Якова Джугашвили до войны!

Своих целей немцы все-таки добились. Попытки освобождения Якова вскрывали подпольные связи и комитеты. А сам Сталин очень нервничал...

В ярости Иосиф Сталин приказал арестовать Юлию Мельцер, жену Якова, обвиняя ее в том, что Яша попал в плен. Юля была арестована в Москве в 1941 году по подозрению в том, что передавала немцам сведения. Она пробыла в тюрьме до 1943 года и вышла, когда стало известно, что она невиновата. В то же время пришло сообщение о гибели Якова Джугашвили в плену.

Подробности удалось выяснить уже после войны из немецких документов. По этим источникам Яков Джугашвили, находясь в специальном лагере смертников, бросился на колючую проволоку под высоким напряжением. При этом охранник с нескольких метров выстрелил ему в голову, когда того уже ударило током. Зачем было стрелять именно в голову, да и вообще, стрелять? Яков и так бы мгновенно умер от разряда. И почему это произошло, когда активизировались переговоры об обмене Якова на фельдмаршала Паулюса? Случайно ли это?

А сказал ли при этом Сталин, что он не меняет фельдмаршалов на солдат, какого-либо документального подтверждения нет, как и опровержения. Но надо учесть, что плен Яши Сталин переносил очень тяжело...

Весной 2002 года была проведена экспертиза некоторых документов (фотографий, листовок и записок Якова Джугашвили в плену), которые наиболее часто фигурировали в его деле. По результатам стало известно, что вся пропаганда немцев, связанная с сыном Сталина – это одна из самых успешных операций немецкой разведки против советских спецслужб и лично Сталина.

Удалось сравнить подчерки Якова до войны и записки к отцу из плена. Это позволило сделать вывод, что письмо было написано не Джугашвили.

Получается, что Яков не писал отцу из плена, не призывал складывать оружие...

Тогда кто? Кто изображен на фотоснимках?

После тщательных исследований фотографий были обнаружены приемы фотомонтажа и затушевывания...

Получается, что все доказательства, предъявленные Сталину, были недостоверны.

Яков просто не вернулся с войны. Его жена Юля ждала его до последнего. А вот Сталин перед Юлией Мельцер так и не извинился за ее надломленную им же жизнь. Однако свою внучку, дочь Яши и Юли, очень любил. Впоследствии он разрешил матери, Юле, и ее дочери воссоединиться.

Светлана.

Светлана Аллилуева родилась в 1926 году. От рождения она была зарегистрирована Сталиной. Ее детство прошло на даче в Зубалове, неподалеку от Москвы, в бывшем доме нефтепромышленника из Батума. С малых лет ее окружали няньки, воспитатели, педагоги. Ее мать была строгой и скромной женщиной, сначала работала в редакции, а затем поступила учиться в Промышленную академию, совмещая работу с учебой. С матерью Светлана прожила всего шесть с половиной лет. Сохранилось только одно письмо Надежды Аллилуевой к своей дочери, написанное, видимо, в 1930-м или 1931-м году, которое во многом характеризует мать. Это письмо наводит на серьезные размышления. Адресовано оно пятилетней девочке, единственной дочери, но при этом тон его слишком черствы. В письме так мало материнской теплоты, которая была бы так уместна здесь.

Напротив, с отцом у Светланы сложились своеобразные, «игровые» взаимоотношения. На сохранившихся фотографиях счастливый отец, чаще в сапогах и кепке, рядом с дочерью или она у него на руках. Лица их радостны. Во взгляде отца нельзя не заметить большую любовь к дочери.

И все же детство Светланы Аллилуевой, несмотря на материальное благополучие и любовь отца, нельзя назвать безоблачным, оно во многом наложило отпечаток на всю ее последующую жизнь.

По словам Никиты Сергеевича Хрущева, бывавшего в 30-х годах в доме И. В. Сталина, отношения Светланы с отцом складывались сложно. Он, конечно, очень любил ее, но выражал свои чувства оскорбительным образом. Вначале он травмировал душу ребенка, позже — девушки, а еще позже- женщины. Результатом всего этого явилось постепенное возникновение у «Светланки» психического расстройства.

О том, что мать ее не просто умерла, а покончила жизнь самоубийством, она узнала, уже будучи взрослой девушкой, прочитав об этом в зарубежной прессе, а затем выяснив подробности у окружающих ее людей. Для нее, конечно, это было потрясением, тем более что ей стало известно о якобы оставленном матерью политическом завещании. Сама она его никогда не видела и узнала о нем только из рассказов прислуги. Завещание это не обнаружено, и никаких его следов в архивах нет. Но если принять эту версию на веру, то в качестве мотивов, приведших Н. Аллилуеву к самоубийству, можно предположить и искажения Сталиным ленинских заветов, и начавшиеся устрашения его противников, и преступные формы коллективизации… Могли быть и личные мотивы, и особенно психики. Безусловно одно — причиной ее смерти были какие-то действия Сталина, возможно, усугубленные оскорбленным женским достоинством. Так, на последнем банкете, после которого Надежды Аллилуевой не стало, он оскорбил ее при всех грубым окриком во время тоста в честь Л. П. Берии: «Эй ты, пей!» Унижало и недостаточное внимание к ней, когда Сталин неделями ее не замечал.

После смерти матери жизнь Светланы проходила в основном в Кремле или на даче рядом с отцом. Отец следил за ее учебой, почти каждый день интересовался ею, регулярно подписывал дневник. Дочкой он был доволен. Училась она хорошо. Но часто засиживалась допоздна, утром опаздывала на занятия. Как и Василий, в школу она ходила под наблюдением охранника, питалась отдельно от остальных учащихся. Учителя отмечали ее склонность к литературе, и все говорили о целесообразности ее поступления на филологический факультет. Того же хотела и Светлана. Но отец настоял на поступлении Светланы на исторический факультет МГУ, где она начала учебу в 1943 году. После его окончания ее стремление к филологии было оценено отцом, получило его поддержку, и в итоге она поступила в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, после чего ей была присвоена ученая степень кандидата филологических наук...

Во время празднования Нового 1952 года в присутствии многочисленных гостей отец преподал ей жестокий урок, когда она, уставшая, не захотела танцевать в кругу людей много старше ее и бывших уже изрядно пьяными. В ответ на ее отказ отец схватил ее за волосы и, дернув, затащил, плачущую, в круг. Что показывает нам, что его отцовские чувства даже по отношению к дочери имели очень своеобразную форму выражения.

Светлана проявила себя довольно способным литератором-профессионалом. В 1967 году уже за рубежом она написала и издала книгу собственных воспоминаний «Двадцать писем к другу», в 1970 году – «Всего один год», в 1984 году – «Далекие звуки». Конечно, как и всякие воспоминания, они отмечены личным восприятием событий, людей, есть в них и конъюнктурные моменты.

Светлана довольно точно сумела предугадать последовавшие в наше время суровые оценки преступлений, совершенных в ходе массовых репрессий в период культа личности Сталина, когда были безвинно уничтожены миллионы людей, когда нарушение законности было возведено в ранг официальной политики.

История сурово оценила эпоху «Иосифа Грозного». Принцип восстановления справедливости, как и предполагала Светлана, сегодня позволил возвратить тысячи имен несправедливо оболганных, уничтоженных, а преступников назвать своими именами, не обойдя и ее отца.

Смерть И. В. Сталина, безусловно, внесла коррективы во всю последующую жизнь его дочери. Эта смерть была для Светланы Аллилуевой потрясением. Ее она воспринимала как страшную трагедию, как уход одного из самых близких ей людей, который любил ее и которого любила она, которого она многие годы считала всесильным, способным преодолеть все, хотя признаки надвигавшейся его старости не проходили мимо ее глаз. По всей видимости, она тяжело пережила разоблачения преступлений Сталина, и так же, как когда-то ее мать, Светлану постигло трагическое разочарование.

В 1962 году не было ее и на похоронах брата Василия в Казани, наверное, из-за состояния ее здоровья.

Довольно тяжело складывалась и личная жизнь Светланы. В 17 лет она увлеклась 39-летним Алексеем Яковлевичем Каплером. Это стало известно отцу. Он обвинил Каплера в шпионаже в пользу англичан, и в результате Каплер провел в заключении 10 лет...

Студенткой Светлана вышла замуж за Г. И. Морозова.

Как и многих родственников Надежды Аллилуевой, отца мужа Светланы также арестовали по ложно сфабрикованному обвинению и продержали в заключении 6 лет, вплоть до 1953 года. Отец Светланы, как она сама написала, браку не препятствовал, но с ее мужем не встречался. В их семейную жизнь Сталин не вмешивался. Этот брак распался через три года. От него у Светланы остался сын.

Удивительно, как чутко реагировало сталинское окружение на изменения в родственных отношениях вождя. Буквально сразу, после распавшегося брак Светланы, последовала серия разводов на национальной почве.

Второй брак с Ю. А. Ждановым также не принесло Светлане счастья. Вскоре они расстались. Дочь Ю. А. Жданова Катю Светлана воспитывала без мужа.

После 1953 года (год смерти Сталина) существенно изменился и внутренний мир Светланы, отразившийся на ее образе жизни. Видимо, сказались изменения, произошедшие в советском обществе. Сосредоточить свое внимание на каком-то виде деятельности ей не удавалось. Существенно изменилось и отношение к ней со стороны многих знавших ее людей – от заискивания до вражды, от прежних симпатий до отчуждения, от хороших отношений до непредсказуемых последствий.

Она обратилась к религии. Это, по всей видимости, отражало ее поиски новых нравственных ориентиров. Фактом остается глубокое разочарование во всем своем окружении, да и в себе самой...

И все же что заставило ее уехать из СССР, бросить все, даже своих детей, близких, друзей?

По собственным словам С. Аллилуевой, это не политические, а личные мотивы. В течение 5 недель летом 1963 года она подвела итог своей жизни...

В ее книге «Двадцать писем к другу» написано, что с ее мужем Г. И. Морозовым Сталин не встречался. Как такое могло быть? Ведь жили они все в Кремле в одной квартире.

Можно предположить, что, готовя книгу к публикации за границей, Светлана сознательно отстранила в ней Морозова от своей семьи, боясь, что он будет иметь неприятности на Родине. Она надеялась, что благодаря этому он не оставит ее детей в трудную минуту, и поможет им. Так и произошло.

К 1967 году Светлана стала совсем другим человеком, нежели прежде, решившимся на самый радикальный шаг в своей жизни, переступив через самое дорогое – Родину.

Многие считают, что ее выезд из России связан с большим количеством слухов, ходивших о ее личной жизни, большинство из которых не имели под собой реальных оснований...

После отъезда С. Аллилуевой из СССР ее лишили советского гражданства. За рубежом же для нее были открыты страницы престижных органов печати. Светлана обрела известность. Но при этом еще в Швейцарии в 1967 году она подписала ряд бумаг, смысл которых не поняла. И эти документы сделали ее совершенно бесправной в Соединенных Штатах. Ее все время пересылали из одного места в другое.

С. Аллилуева активно занималась своим литературным творчеством, издавая за рубежом книги. Она находилась по отношению к своим произведениям в двойственном положении. Она могла обречь свои труды на неизвестность или сделать роковой шаг, за которым могла открыться совсем иная страница ее биографии. Ведь как писателя ее в нашей стране никто не знал до 1967 года. Для очень многих она была только дочерью Сталина, и внимание к ее персоне было диаметрально противоположным тому, чего она хотела.

От четвертого брака с В. В. Питерсом в США в 1971 году у нее родилась дочь Ольга. Но в 1972 году этот брак распался.

В дальнейшем С. Аллилуева жила в нескольких городах Америки, А последний год до приезда в СССР – в Англии.

Много лет спустя она сама сказала про свою жизнь за рубежом: «Моя жизнь за границей постепенно утрачивала всякий смысл. Моей целью было не обогащение, а жизнь среди интеллигенции. Однако из этого ничего не вышло».

Возвращение ее на Родину говорит о том, что, видимо, то, что она хотела найти за ее пределами, найти ей не удалось...

Можно только приветствовать то великодушие, с которым отнеслось к ней руководство страны, не захлопнув перед ней двери.

Возвратившись на Родину после почти восемнадцатилетнего отсутствия, Светлана неожиданно для себя встретила теплое отношение соотечественников. Она с удовольствие встречалась с родными, друзьями. Но в Москве она не осталась. Уж слишком все изменилось вокруг, по сравнению с ее воспоминаниями. И Светлана уехала в Тбилиси. Но что-то, однако, и здесь ее не устроило. Ей было 60 лет. Вскоре она начала срываться на дочь Ольгу, самую младшую, на знакомых. Окончательно оттолкнула от себя сына. Ее старшая дочь так и не встретилась с ней.

Прожив неполных два года в Советском Союзе, Аллилуева снова просит, что бы ей разрешили выезд из страны, мотивируя это отсутствием взаимопонимания с детьми. И она покинула Родину во второй раз...

Но истинные причины, наверное, в том, что уж слишком изменилось все вокруг. Слишком долго она отсутствовала, чтобы понять сейчас, что происходит. Не поняв много из грядущих перемен, которые ее пугали, она могла и принять решение вновь уехать за рубеж.

Поселилась С. Аллилуева в Англии...

Жизнь наградила ее суровой и во многом драматической судьбой. Так уж устроен мир, что детям часто приходится расплачиваться за своих родителей. Ее отец оставил ей в наследство суровое и очень противоречивое отношение к ней окружающих. Чтобы все это вынести, надо обладать очень сильными чертами характера. Светлана же как женщина, как впечатлительный человек, к тому же с травмированной психикой, вынести этот тяжелый груз не смогла...

Василий.

Детство Василия было неспокойным. Его ранние годы прошли на даче Зубалово под наблюдением педагога Александра Ивановича Муравьева, который обучал его русскому, немецкому языкам, приобщал к чтению, рисованию. Василий часто общался с домочадцами Микояна, Ворошилова, Шапошникова, чьи дачи были поблизости.

В начале тридцатых годов Василий поступил в первый класс московской опытно-показательной школы. Уже в начальных классах учителя отмечали его неровный, крайне импульсивный характер. Видимо, на него наложил отпечаток весь уклад семейной жизни Сталиных. Отец был постоянно занят, мать в это время училась в Промышленной академии искусственного волокна и одновременно работала в редакции.

К детям она относилась строго, не балуя их. Летние отпуска родители, как правило, проводили на Черноморском побережье, а дети в это время оставались в Москве.

Василию было пять лет, когда мать после большого скандала с отцом уехала, забрав его и пятимесячную дочь, в Ленинград. Ему было восемь лет, когда из-за разногласий с отцом здесь же, на даче, предпринял неудачную попытку самоубийства его сводный брат Яков.

У отца было правило давать детям грузинское вино. Это вызвало недовольство матери, которое отец игнорировал. Усвоенная с детских лет привычка впоследствии перейдет в порок и приведет его к преждевременной смерти.

В 11-летнем возрасте Василий испытал, пожалуй, самое страшное потрясение – трагическую смерть матери.

После смерти матери семья переехала в Кремль. Постепенно стали меняться и наклонности детей. Василия опекала охрана, прислуга. Показав свой норов, он отказался от учителя, подобранного в свое время матерью.

Дома он часто встречался с окружением отца. Василий знал лично всех членов тогдашнего правительства, часто общался с ними на даче. Сегодня можно только предполагать, какие изменения в его психике произвели последовавшие вскоре репрессии его родных по линии матери, видных деятелей партии, государства. Но в том, что они оказали воздействие на его нервную систему, наложив отпечаток на его последующее поведение, сомнений нет.

По распоряжению отца Василия везде сопровождала охра НКВД. Даже в школу он ездил с охраной.

Читал Василий мало. К занятиям относился легкомысленно, учился плохо. Пожалуй, он был одним из наиболее трудных подростков в школе, очень хотел верховодить, но это у него не всегда получалось. Учителя его побаивались, вопросов практически не задавали. А если такое и случалось, он мог и нагрубить учителю при всем классе.

Совсем по-другому он относился к спортивным занятиям. Увлекался бегом, лыжами. Обладая средними физическими данными и не особенно утруждая себя тренировками, он тем не менее на состязаниях проявлял завидную волю и редко когда не оказывался в пятерке сильнейших.

После окончания девятого класса Василий и все его одноклассники поступили в Качинскую Краснознаменную военную авиационную школу имени Мясникова. Василий окончательно определил свой жизненный путь – стать военным летчиком, хотя и здесь не все шло гладко.

До нас дошел единственный собственноручно написанный им документ – автобиография, в которой он довольно подробно рассказывает о своей жизни в период с 1938 по 1945 год.

О том, какую квалификацию Василий получил за годы учебы в училище, к сожалению, сведений в его документах не сохранилось.

В дальнейшей жизни Василий все документы будет подписывать «Сталин». Партийная кличка отца стала его фамилией.

Война застала Василия в Таллинне в командировке. Он летал на боевые задания, смело вступал в воздушные бои.

Всего через два года после начала службы, в 1942 году Василию было присвоено воинское звание – гвардии полковник.

После пленения немцами Якова Джугашвили, старшего сына Сталина, участие Василия в боевых действиях было ограничено, в полетах его оберегали.

Многие его сослуживцы отмечали горячность и вспыльчивость его характера, несдержанность, имели случаи рукоприкладства к подчиненным.

Но очень любил животных.

При изучении документов и свидетельств бросается в глаза, что многие поступки Василия начались после неоднократных посещений его Л. П. Берией, который и сам себе не отказывал в развлечениях, и старался втянуть в них Василия.

Довольно способным командиром дивизии Василий проявил себя в ходе подготовки к Берлинской операции…

Сразу же после войны Василий довольно тщательно изучил трофейную технику и на «отлично» выполнил полет на новом для него самолете, показав себя за штурвалом хорошим летчиком.

На земле же он продолжал позволять себе многое .

Оказывал ли отец содействие должностному продвижению сына? Прямых данных, подтверждающих это, нет.

А также мог ли Сталин-отец не знать о поведении своего сына, о его недостатках? Нет. Сталин знал все не только о своем сыне, он держал под своим неослабным контролем тысячи людей. Его невмешательство в служебные дела сына было самой большой поддержкой последнему.

Василий не задерживался больше двух лет в должности, в Москве же его головокружительный взлет по ступеням служебной лестницы продолжался.

Назначение Василия на пост командующего привнесло и изменения в сложившиеся до него ритм и особенности работы штаба и управлений ВВС МВО. Василий рьяно взялся за дело. Он занимался летной подготовкой личного состава, вникал в кадровые проблемы.

С именем Василия связано и создание небывало крепких спортивных команд Военно-Воздушных Сил. Решал он все проблемы организации спорта в духе того времени – приказами, а то и устрашением. У Василия не было того, что принято назвать чувством меры. Вероятно, бесконтрольность, к которой он привыкал годами, развратила его.

Василий был скор в решениях, скор он был и в наказаниях несогласных с ним.

Кстати, об окружении Василия следует сказать особо. Среди этой публики крутилось немало далеко небескорыстных людей, использовавших его возможности в своих целях. Он редко кому оказывал в просьбах.

Высокий должностной пост, покровительство высшего руководства создали вокруг Василия обстановку вседозволенности и злоупотреблений. Он начал спиваться, не выходить неделями на службу. После неудачного авиационного парада в 1952 году отец сам подписал приказ о снятии сына с должности, в присутствии своих ближайших помощников обозвал его неучем, дураком.

Смерть отца потрясла Василия. Вечером 1 марта1953 года он позвонил отцу по прямому телефону. Трубку никто, к его сожалению, не поднял. Через некоторое время он позвонил снова. На этот раз трубку взял дежурный офицер, что уже само по себе показалось странным, и сказал, что Сталин отдыхает. Около четырех утра Василий вновь позвонил. Сразу же ответил Берия: «Товарищ Сталин устал. Ему надо отдохнуть. Приезжать вам не надо».

И повесил трубку.

Василий попал к отцу только утром 2 марта. Все происшедшее с отцом он сумел понять только после разговора с прислугой в служебном помещении. Здесь ему рассказали, что Сталину не была оказана необходимая медицинская помощь приблизительно в течение 13-14 часов и не была сделана операция. Все это вместе взятое позволило Василию говорить в дальнейшем, что отца «убрали».

6 марта 1953 года первые полосы центральных газет появились в траурном окаймлении. Все они опубликовали сообщение: «5 марта в 21 ч. 50 мин. скончался И. В. Сталин». 9 марта на Красной площади состоялись официальные похороны Сталина, тело Сталина внесли в Мавзолей. А 26 марта генерал-лейтенант авиации В. И. Сталин будет уволен из кадров Советской Армии в запас в соответствии с Положением без права ношения военной формы.

Ему была установлена пенсия.

Последующие события в его жизни довольно подробно описала в своих воспоминаниях его сестра – Светлана Аллилуева. Она вспомнила, что, несмотря на произошедшие перемены, вызванные смертью отца, Василий продолжал считать себя всесильным.

Но его не отпускало чувство тревоги, стал больше пить.

28 апреля 1953 года Василия арестовали. Всплыли факты растрат, превышения страсти. Военная коллегия Верховного суда СССР осудила его на 8 лет. О причинах ареста В. Сталина ходило много слухов, догадок.

В марте 1955 года Василий из Владимирской тюрьмы был переведен в Москву, в Центральный госпиталь МВД СССР, и помещен в терапевтическое отделение. Обострились его фронтовые болезни. Открылась язва желудка. Ему была выделена отдельная маленькая палата. Врачам было категорически запрещено спрашивать что-либо у него, передавать кому-либо сведения о нем. Вел себя больной тихо, ничего лишнего себе не позволял.

Вскоре его вновь вернули во Владимирскую тюрьму. Суда к нему приезжали его сестра и жена, родственники, стремившиеся облегчить его участь.

По словам Светланы, он требовал от нас ходить, звонить, говорить о нем, где только можно, вызволять его из тюрьмы. Он был в отчаянии и не скрывал этого. Он метался, ища, кого бы попросить, кому бы написать.

Прошло семь лет после ареста Василия. Он потом говорил, что Хрущев принял его, как родной отец. Они расцеловались и оба плакали. Все кончилось хорошо.

Василия оставили в Москве.

В апреле 1960 года его вновь вернут в Лефортовскую тюрьму «досиживать» свои 8 лет. Но здесь он имел больше прав. Отсюда он выйдет весной 1961 года. К этому моменту он будет полный инвалид: больная печень, прогрессирующая язва желудка.

Следует отметить, что и личная жизнь Василия не сложилась. После его смерти (19 марта 1962 года) остались семеро детей, четверо собственных и трое удочеренных.

На его похороны неожиданно для близких пришло много народа.

Заключение.

Полубога при жизни всесильного Сталина судьба в конце концов наказала через детей.

На глазах спивался Василий, он предчувствовал свою жуткую судьбу после смерти отца.

Никак не могла устроить свою личною жизнь младшая и так любимая дочь Светлана, «Сетанка» как любил называть ее Сталин. Трудно представить, как бы Иосиф Виссарионович пережил известие, что его любимая Сетанка уедет из страны…

Сгинул на войне старший сын Яков, невольно оказавшийся в центре самой громкой провокации против отца.

А может, это мстила вот так, через детей, покончившая свою жизнь самоубийством Надежда Аллилуева, нанесшая своим поступком главный удар по Сталину, от которого он так и не оправился до конца своей жизни…

еще рефераты
Еще работы по историческим личностям