Реферат: Николай II. Время трудных решений

Московская банковская школа (колледж)

<span Monotype Corsiva"">Реферат по истории натему:

<span Monotype Corsiva"">

<img src="/cache/referats/15238/image001.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1026"><span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">

<span Monotype Corsiva"">                                                 

Работу выполнила:

                                                                                  Студентка 115

                                                                                       Мишина Вера

Москва 2003

<img src="/cache/referats/15238/image002.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1036">

·<span Times New Roman"">      

Вступление……………………………………………………...3

·<span Times New Roman"">      

Во главе империи……………………………………………….4

·<span Times New Roman"">      

Время трудных решений……………………………………….7

·<span Times New Roman"">      

Путь к катастрофе………………………………………………13

·<span Times New Roman"">      

Эпилог…………………………………………………………...20

·<span Times New Roman"">      

Заключение……………………………………………………...25

·<span Times New Roman"">      

Список использованнойлитературы…………………………..26

<img src="/cache/referats/15238/image003.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1035">

<span Batang",«serif»">Я считаю, что период царствования Николая

<span Batang",«serif»;mso-ansi-language:EN-US">II<span Batang",«serif»"> является одним из самых противоречивыхпериодов истории Российской империи. Николай <span Batang",«serif»;mso-ansi-language:EN-US">II<span Batang",«serif»"> был у власти 21 год.

<span Batang",«serif»">Страна, которая переживала небывалыйэкономический подъем с каждым новым годом поначалу незаметно, но неотвратимоприближалось к гигантской катастрофе. Хотелось бы понять что это: просчетыгосударя, его не состоятельность или трагическое стечение обстоятельств.Реферат лишь попытка открыть тайны Российской империи.

<img src="/cache/referats/15238/image004.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1031">                                           

                                                            Император Николай IIявляется

                                                            одной  из наиболее патетических     

                                                           фигур в истории. Если бы он жил

                                                            в классические времена, то история

                                                           его жизни и смерти послужилабы

                                                            поэтам ДревнейГреции сюжетом

                                                            для какой –нибудь великой трагедии.

                                                            Они бы изобразили его как жертву,

                                                            обреченную судьбой, преследуемую

                                                            на каждом шагу безжалостным

                                                            фатумомвплоть до последней

                                                            раздирающей душу сцены,

                                                            разыгравшейся в подвале дома

                                                            вЕкатеринбурге.

                  

                                                                                      Дж. Бьюкенен.

                                                                   Из книги «Мемуары дипломата».

<span Bookman Old Style",«serif»;color:#CC0000">        

<span Batang",«serif»">

<span Batang",«serif»">Когда 14 мая 1896года молодой российский император Николай

<span Batang",«serif»;mso-ansi-language:EN-US">II<span Batang",«serif»"> торжественно венчался на царство, вряд ликому из многотысячной ликующей толпы, окружавшей древний Успенский собор вКремле, приходило в голову, что он стал свидетелем события, знаменовавшегособой конец многовековой исторической традиции.

<span Batang",«serif»">Николай принял власть в годы глубокоговнутреннего затишья и прочного мира в Европе. Экономика страны развиваласьневиданными прежде темпами, на глазах изменяя привычное лицо России.

<span Batang",«serif»;mso-ansi-language:EN-US">

<span Batang",«serif»">Государственный корабль продол­жалдвигаться по инерции правления Алек­сандра III, твердой рукой покончившего с«крамолой» и разгулом терроризма конца 70-х годов, громко заявлявшего свою волюво внутренних и международных делах.

<span Batang",«serif»">Новый император унаследовал неогра­ниченнуювласть, но не властную натуру и авторитет отца. Александр III умел внушить ксебе уважение даже со стороны врагов и недоброжелателей, не говоря уже оназначен­ных им самим сотрудниках.

<span Batang",«serif»">В. И. Гурко пи­сал о Николае, что «онсовершенно не имел той внутренней мощи, которая покоряет людей, заставляя ихбеспрекословно повиноваться. Основным качеством народного вождя — властнымавторитетом личности — государь не обладал вовсе. Он и сам, что ощущал, ощу­щалаинстинктивно вся страна, а тем более лица, находившиеся в непосредственныхсношениях с ним». Мягкость и деликатность, отличавшие его от отца, уважение кстаршим, пожалуй, лишь усиливали это впечатление.

<span Batang",«serif»">Примечательно, что начало царствованияНиколая не было отмечено характерным для перемены власти при любом авторитарномрежиме явлением — приходом новых людей на смену видным деятелям прошедшеговремени.

<span Batang",«serif»">Так обычно и происходило в России: малокто из сановников Николая I остался у трона его сына, и еще меньше сподвижниковАлек­сандра II по «великим реформам» сохранило свое положение при двореАлександра III. Причину этого современники видели в том, что молодой инеопытный наследник престола при жизни отца чаще всего далеко не стольвлиятелен, как окружающие правящего императора лица, облеченные его доверием ивыдвинутые им на государственные посты; цесаревича почитают, но с ним малосчитаются в действитель­но важных вопросах. С переменой царствования новыйсамодер­жавный монарх не может забыть, что еще недавно министры отца считалиего мальчишкой, так же как и им трудно изменить снисхо­дительно-менторскоеотношение ко вступившему на престол власти­телю. Именно поэтому редко кому изэтих людей удавалось сохранить свое место.

<span Batang",«serif»">Однако начало царствования Николая IIстало исключением из этого правила. Остались на своих постах почти все прежниеминистры, не только остались, но даже заметно активизировались и уси­лили своевлияние отодвинутые при Александре III в тень великие князья. Результатом сталопоявление вокруг Николая многих добровольных помощников из числа великихкнязей, подававших, а зачастую и навя­зывавших ему свои советы вгосударственных делах. Великие князья были людьми очень разными и зачастуюоткрыто враждовали между собой, что создавало лишние трудности для Николая.

<span Batang",«serif»">И вес же главной проблемой для импера­тораоказались не отношения с великими князьями, а необходимость лично приниматьрешения в государственных делах. Как и любому авторитарному режиму, самодержа­виюдля эффективности его политики тре­бовалась объединяющая и направляющая всеединая воля. Без этого власть, раздроблен­ная на отдельные, независимые друг отдруга ведомства, не контролируемые обществом, могла лишь плыть по течениюсобытий.

<span Batang",«serif»">Николай в высшей степени добросовестноотносился со всеми поступавшими к нему бумагами – как и у предшественников, унего никогда не было ни секретарей, ни референтов.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Отвергая любуювозможность привлечения выборных лиц к участию в управлении империей, новыймонарх столкнулся с не менее трудной проблемой – выработки курса государственнойполитики страны и его проведения в жизнь с помощью назначаемых им самим людей.Сложность положения состояла в том, что унаследованные императором от отцаминистры не отличались единством взглядов на возможные пути развития России.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti"> В какой-то мере их разногласия отра­жали: содной сто­роны, стремления всемерно ускорить про­мышленный и финансовый ростстраны с другой — обеспечить и на будущее время незыблемость консервативной,аграрно-дворянской России.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Между тем вконце XIX века самодержавная власть все больше теряла инициативу в повседневныхвопросах жизни страны, и мыслящие люди уже тогда испытывали тре­вогу, видябыстрое падение се авторитета и растущее убеждение в том, что во главе им­периистоит «не тот человек».

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Недо­вольствоверховным властителем в самых различных кругах особенно быстро сталоусиливаться после того, как появились гроз­ные признаки близкого конца«спокойных времен». Уже студенческие беспорядки в феврале 1899 года указывалина рост напря­женности в стране.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Новый векоткрылся угрожающими со­бытиями. 14 февраля 1901 года выстрел бывшего студентаКарповича в министра народного просвещения Н. П. Боголепова возвестил овозвращении политического тер­рора, с которым, казалось, было давно покончено.В апреле следующего года был убит министр внутренних дел. На протяжении всегодвух лет погибло несколько губернаторов, множе­ство жандармских офицеров.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">На проведениикрупных террористических актов специализировалась возникшая в эти годы БоеваяОрганизация партии социалистов-револю­ционеров. Однако ни разгул террора,напоминавший Николаю печальные дни непрестанной тревоги перед покушенияминародовольцев в юности, ни учащающиеся сообщения об аграрных волнениях и рабо­чихзабастовках, усиливающемся ропоте в кругах интеллигенции не могли заставить егосделать какую-то попытку изме­нить ход вещей, прислушавшись к требовани­ямвремени. Ему казалось, что он, законный «хозяин земли Русской», один отвечаетпе­ред Богом, и только перед Ним, за все, что происходит в этой «земле».

<img src="/cache/referats/15238/image005.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1033">

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti;color:red">1905год

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">стал переломной вехой – и в российской истории, и в личной жизни императораНиколая <span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family: Shruti;mso-ansi-language:EN-US">II<span Batang",«serif»; mso-bidi-font-family:Shruti"> и его семьи. Начало года было трагическиознаменовано событиями 9 января в Петербурге,тем самым «Кровавым Воскресеньем», которое до основания потрясло устои монархии,развязав разрушительные стихии русской революции. В конце же его происходитсобытие, мало кем в то время отмеченное, но по сути своей не менее фатальноедля судеб династии и империи, — в императорской семье впервые появляется «Божийчеловек» Григорий Распутин.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Живя впостоянной тревоге за здоровье сына, получая безрадостные известия с фронтоврусско-японской  войны, — в феврале былопроиграно Мукденское сражение, в мае Россия была потрясена Цусимой, погубившейвоенно-морскую мощь страны, — император ежедневно получал сообщения о разгулереволюционного насилия, грандиозной забастовочной волне, вооруженных восстанияхс баррикадными боями, неповиновении армейских частей. Известная доляответственности за эту зловещую хронику лежала на самом Николае – начало ейбыло положено расстрелом тысяч петербургских рабочих, направившихся 9 января с мирной петицией к Зимнему дворцу.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">По некоторымподсчетам, в этот день погибло более 1200 человек и около пяти тысяч былоранено. В их числе были женщины и дети…

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Трагедия КровавогоВоскресенья всколыхнула страну, став детонатором первой русской революции. Какписал монархически настроенный историк С. С. Ольденбург,     «9 января …оказалось, что не только интеллигенция, но и “простой народ” – по крайней мерев городах – в значительной своей части находился в рядах противниковсуществующего строя». Рабочие забастовки охватили промышленные центры: за один январь 1905 года число стачечников превысило 440 тысяччеловек – более, чем за все предшествующие десятилетия. Резко усилилось влияниекрайне левых партий, призывавших к открытой вооруженной борьбе с властью. Свесны начался стремительный подъем крестьянского движения, зачастуювыливавшегося в грабеж и сожжение помещичьих усадеб, убийства представителейадминистрации, явочный захват и раздел земли.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">В условияхразвертывавшейся в стране революции самодержавная власть осталась в полномодиночестве. Требования созыва “народного представительства” звучали в те дниповсеместно.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti;color:red">19февраля

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family: Shruti"> был опубликован подписанный на кануне рескрипт Николая новому министрувнутренних дел А. Г. Булыгину, где говорилось о намерении «привлекатьдостойнейших, доверием народа обличенных, избранных от населения людей кучастию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предложений».Речь шла об учреждении выборной законосовещательной палаты, права которой былибы схожи с функциями Государственного совета прежних лет.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">В раскаленнойатмосфере революционных выступлений предложения о создании законосовещательнойДумы казалось документом из исторического архива, принадлежащим давно ушедшемупрошлому.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Политическийкризис в стране продолжал углубляться: в октябре Россию охватила новаязабастовочная волна, выдвинувшая два главных требования – восьмичасовогорабочего дня и созыва Учредительного собрания. Начавшаяся на железных дорогахстачка с 15 октября стала всероссийской –бастовало свыше 2 млн. человек почти во всех отраслях промышленности. Положениестановилось все более угрожающим.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">Каксвидетельствовали многие близкие императору лица, в те октябрьские дни передНиколаем стоял тяжелый выбор из двух возможных путей. Первый, по словам князяН.Д.Оболенского, заключался в том, что бы «облечь неограниченный диктаторскойвластью доверенное лицо, дабы энергично и бесповоротно в самом корне подавитьвсякий признак проявления какого – либо противодействия правительству, хотя быценою массового пролития крови». Такой вариант был психологически ближе Николаюи большинству окружающих его людей. Однако они не могли не отдавать себе отчетав чрезвычайной опасности подобного решения – прямое военное подавлениереволюции требовало безусловной надежности армии, а прежней уверенности в нейне было.

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">В другомслучае необходимо было «перейти на почву уступок общественному мнению ипредначертать будущему кабинету указания вступить на путь конституционный».

<span Batang",«serif»;mso-bidi-font-family:Shruti">В докладе,представленном императору 9 октября, Витте указ

<span Batang",«serif»">ывал, что государственная власть вновь,как и во времена Александра <span Batang",«serif»; mso-ansi-language:EN-US">II<span Batang",«serif»">,должна взять инициативу преобразований в свои руки. «Цель поставлена обществом,значение ее велико и совершенно несокрушимо, ибо в этой цели есть правда.Правительство поэтому должно ее принять. Лозунг «Свобода» должен стать лозунгомправительственной деятельностью. Другого исхода для спасения государства нет …Ход исторического прогресса не удержим … Выбора нет: или стать во главеохватившего страну движения, или отдать ее на растерзание стихийных сил. Казнии потоки крови только ускорят взрыв».

<span Batang",«serif»">Император испытывал глубочайшее недовериекак лично к Витте, так и к его программе, оставаясь при своем убеждении,высказанном им в декабре 1904 года, наканунереволюционных потрясений: «Мужик конституцию не поймет, а поймет только одно,что царю связали руки, а тогда – я вас поздравляю господа!» Поддавшись общемунажиму окружающих, император 16 октября писалгенералу Д.Ф.Трепову: «Да, России даруется конституция. Немного нас было,которые боролись против нее. Но поддержки в этой борьбе неоткуда не пришло,всякий день от нас отворачивалось все большее количество людей, и в концеконцов случилось неизбежное. Тем не менее, по совести я предпочитаю давать всесразу, нежели быть вынужденным в ближайшем будущем уступать по мелочам и все –таки прийти к тому же». В.И.Гурко писал позднее о Николае, «что за все своецарствование он лишь раз принял важное решение вопреки внутреннему желанию, поддавлением одного из своих министров, а именно 17октября 1905 года, при установлении народного представительства».

<span Batang",«serif»"> Манифест 17 октября1905 года знаменовал собой важнейший поворотный момент в политическойистории России. Оставаясь юридически самодержавным монархом, Николай фактическипотерял прежнюю неограниченность, а главное – неподотчетность своей власти.Выборы в Государственную думу означали создание в России народногопредставительства. Хотя первоначальные опыты «парламентаризма» оказалисьнеудачными – как

<span Batang",«serif»; mso-ansi-language:EN-US">I<span Batang",«serif»">,так и <span Batang",«serif»;mso-ansi-language: EN-US">II<span Batang",«serif»"> Дума были одна задругой распущены из-за преобладания в них оппозиционных партий, сложившихся засчитанные месяца революции, — Российская империя с этого времени бесповоротнопревратилась в представительную монархию.

<span Batang",«serif»">Созданная на основании новогоизбирательного закона в 1907 году

<span Batang",«serif»;mso-ansi-language:EN-US">III<span Batang",«serif»"> Дума стала надежным партнеромправительства, во главе которого встал новый «сильный человек» П.А.Столыпин,выдвинувший широкую программу необходимых стране реформ. Его знаменитые слова,что для обновления всей России нужны лишь «20 лет покоя внутреннего ивнешнего», свидетельствуют о понимании им огромных возможностейпоследовательного реформаторства в стране.

<span Batang",«serif»">Николай, безусловно, уважал Столыпина какчеловека, сумевшего энергичными и твердыми мерами навести порядок в охваченнойреволюцией империи. Он также признавал за ним настоящее понимание больныхпроблем российской деятельности и поддерживал его деятельность, направленную наих скорейшее разрешение. Без содействия императора Столыпину никогда не удалосьбы осуществить свои ключевые реформы, встретившие довольно сильноесопротивление на вершинах российской бюрократии. На столь же несомненно, чтосам Николай тяготился в душе слишком настойчивой опекой своего премьера, чья сильнаяличность часто заслоняла в эти годы фигуру самодержца.

<span Batang",«serif»">Распространявшиеся по стране слухи о«темных влияниях» при дворе, враждебных Столыпину, имели под собой определенноеоснование. Именно в это время довольно широко стало известно о появлении вблизипрестола знаменитого Григория Распутина, об отношениях которого с императорскойсемьей ходили самые фантастические домыслы. Было известно, что Столыпин пыталсяположить этому  конец, справедливо

<span Batang",«serif»">считая,что подобная фигура наносит непоправимый ущерб престижу правящей династии.

<span Batang",«serif»">Знакомство императорской четы с Распутинымпроизошло спустя ровно две недели после подписания манифеста 17 октября — в тяжелое и смутное для Николая и его су­пругивремя. 1 ноября 1905 годаимператор впервые упоминает о нем в дневнике.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Николай иАлександра, жившие в постоянном страхе за сына, маленького Алексея, болезнькоторого практически не оставляла надежд, были готовы поверить и открыть своесердце любому, кто мог бы спасти его от ежеминутно угрожавшей опасности. Та­кимчеловеком и стал Распутин, несомнен­но, обладавший сверхъестественными спо­собностями,природа которых и в наши дни наукой не выявлена.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Помимо мощнойэнергетики, Распутин обладал несомненным гипнотическим даром и поистинеуникальным талантом врачевателя, что по существу и определило его возвышение.Будучи необразован­ным человеком, он имел немалые познания в народной медицинеи уверенно пользовался целебными свойствами сибирских, тибетских и китайскихтрав. Но то, что он делал, не прибегая к каким-либо под­ручным средствам,граничило с чудом. Возможно, что среди многих его способно­стей было и умениезаговаривать кровь в случаях, где была бессильна лучшая медицина того времени.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Наиболее ярко дарРаспутина проявился осенью 1912 года, когдацесаревич едва не умер в результате ушиба, полученного во время пребыванияимператорской семьи в Спале. Начавшееся внутреннее кровотечение привело кобразованию огромной гематомы; врачи признали состояние мальчика чрезвы­чайносерьезным. Распутина поблизости не было, но пришедшая от него телеграмма спаслаположение — таинственная сила дей­ствовала и на расстоянии. Приводя этот слу­чайв книге «С царем и без царя», дворцовый комендант В. Н. Воейков писал: «Еслистать на точку зрения императрицы-матери, в Распутине видевшей богобоязненногостар­ца, своими молитвами помогавшего боль­ному сыну, многое должно быть понятои прощено… Помощь, оказываемая наслед­нику, настолько укрепила положениеРаспу­тина при дворе, что он более не стал нужда­ться в поддержке великихкнягинь и духов­ных особ».

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Распутин был,пожалуй, единственным близким семье Николая человеком, кто дей­ствительно могподдержать и успокоить безгранично верившую ему императрицу, годами жившую награни нервного срыва.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Николайприслушивался к суждениям жены, всегда остававшейся ближайшим к нему че­ловеком,и хотя он, несомненно, ценил и по-своему почитал «старца», которому не раз былобязан жизнью сына, император был да­лек от механического выполнения его поже­ланийв государственных вопросах. Григо­рий имел, конечно, определенное влияние и нанего, но оно не могло идти ни в какое срав­нение с благоговейным отношениемАлександры Федоровны.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">В окружении госуда­ряоставалось много людей, открыто враж­дебных «старцу», да и гибель последнего в декабре 1916 года он перенес несравненно спокойнее,чем императрица.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Однаковне зависимости от этих тонкос­тей, само пребывание сибирского мужика широкоизвестной скандальной репутации в императорской семье давало простор спле­тням,а зачастую и злобной клевете. Так, распространялись слухи о якобы имевшей местолюбовной связи Распутина с Алексан­дрой Федоровной и ее дочерьми, впоследст­вииохотно подхваченные «обличительной» литературой послереволюционного време­ни.Это была грязная клевета на импера­торскую семью, но то, что она имела успех ив аристократических салонах Петербурга, и в среде провинциальной интеллигенции,го­ворило о том, насколько утратила свое оба­яние древняя традиция российскоймонар­хии и как низко в глазах всех слоев населения упал престиж правящейдинастии. Даже среди крестьянства, даже в армии, всегда отличавшихся верностьюцарскому престо­лу, исчезало уважение к самодержавной вла­сти, нападки накоторую шли со всех сторон.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Это были оченьопасные признаки, и ни­какие грандиозные торжества, выдержан­ные в духепрославления монархии, которых так много было в эти последние годы старойРоссии, не могли изменить положения. Одно за другим следовали великолепныепраздно­вания славных годовщин российской исто­рии — 200-летия Полтавскойпобеды и 50-ле­тия крестьянской реформы 1861 года, 100-летия Бородинской битвыи особенно 300-летия дома Романовых в 1913 году. А за фасадом официальныхмероприятий скры­валось глухое, но все более заметное недо­вольство ираздражение общества.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Хотя в эти годыРоссия переживала неви­данный экономический подъем, промышлен­ность страныприобрела подлинно европей­ский размах и уровень, на селе росло зажи­точноекрестьянство, российская культура находилась в расцвете «серебряного века», —ничто из этого не ставилось в заслугу власти, зато малейшие ее неудачи, промахии ошибки раздувались с каким-то злорадством.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">При внешнем порядке,наведенном в импе­рии после разгрома первой революции, само­державная властьоказалась в своего рода психологической осаде. Примечательной па­раллелью этомустала еще большая изоляция и замкнутость жизни императорской семьи,окончательно отдалившейся от петербург­ского света и большую часть времени про­водившейтеперь в маленьком и скромном Александровском дворце Царского Села. Чистогеографическая уединенность этой резиденции как бы символизировала стрем­лениеуйти от враждебного мира, обрести желанный покой в уютном семейном время­препровождении.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Быстро меняющеесявремя не давало покоя императору, который с каждым годом все больше тяготилсясвоими государственными обязанностями в новых условиях политической жизниРоссии. Его раздражали постоянное вмешательство III и

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt;mso-ansi-language: EN-US">IV<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Думы в повседневные дела управления, жесткая и подчас некорректная критикадействий власти с думской трибуны, бесконечные скандалы и неприятности свеликими князьями дома Романовых, не считавшимися с его авто­ритетом как главыдинастии, скрытое, но ясно ощущаемое озлобле­ние печати и интеллигенции,особенно на национальных окраинах империи. Привычный, упорядоченный мир егоюности, в котором над страной незыблемой вершиной возносился престолотца-самодер­жца, бесповоротно ушел в прошлое. Николаю оставались лишь лю­бовьи преданность собственной семьи...

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Особенно треножнымив эти годы стали международные события, угрожавшие столь хрупкому спокойствиюимперии. Революции в ста­рых, казавшихся вечными в своем оцепенении монархияхАзии — Иране, Турции и Китае, боснийский и марокканский кризисы, едва неввергшие Европу во всеобщую войну, итало-турецкий конфликт 1911 года все это создавало ощущение непрочностибытия, неуве­ренности в завтрашнем дне России и династии. В 1912-1913 годах общественное мнение страны былосерьезно потрясено Балканскими войнами, прямо задевавшими российскуювнешнеполитическую традицию.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Императорвоспринимал этот стреми­тельный калейдоскоп событий все с тем же чувствомфатальной обреченности, которое давно уже сделалось психологическим фо­ном егосуществования. Он не пытался бросить вызов судьбе, не делал попыток изме­нитьход вещей. Лишь иногда в его дневнике или сугубо частных письмах появляютсяразмышления о том, что следовало бы распус­тить Думу, превратить ее в чистосовещатель­ную, отобрав право законодательства, — но все это оставалось набумаге или в редких разговорах, не предназначенных для посто­ронних. Видимо,Николай понимал, что вре­мя необратимо...

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">А оно все быстрееуходило в прошлое. Выстрелы в Сараево летом 1914 года озна­чали, что для староймонархической Европы навсегда перевернута ее страница истории. С момента гибелиФранца-Фердинанда она с каждым днем все стремительнее прибли­жалась к роковомуфиналу — первой миро­вой войне.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<img src="/cache/referats/15238/image006.gif" align=«left» hspace=«12» v:shapes="_x0000_s1034"><span Batang",«serif»; letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">День начала первоймировой войны великий князь Александр Михайлович много лет спустя назвал днемсамоубийства европейской цивилизации. Действительно, он стал не только концомдесятилети­ями складывавшейся системы международных отношений, но прежде всего— началом грандиозного крушения всех устоев мира, социаль­ных и политическихоснов общества «старого порядка» — общества, живущего еще по заветам итрадициям ушедшего XIX столетия.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Император Николай нехотел войны. Помимо его органического неприятия военного насилия, он понимал,что война чревата грядущей катастрофой привычного ему мира. Накануне грозныхсобытий, вес­ной 1914 года, один из дальновидныхотечественных консерваторов, бывший министр внутренних дел П.Н.Дурновопредставил импера­тору записку, в которой обосновывал свой главный вывод —надви­гающаяся война между Россией и Германией не принесет победы ни одной изстран, а погубит монархический принцип старой Европы.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Но остановить гигантскиймеханизм европейской войны, с каждым часом набирающий обороты, оказалосьНиколаю II не под силу. Хотя он был готов к далеко идущим уступкам радисохранения мира, ав­стро-венгерский ультиматум Сербии не оставлял ему выхода.Как и в 1876 году, верховная власть России сталазаложницей общест­венного пристрастия к судьбе притесняемых балканских единовер­цев.17 июля 1914 года император после мучительныхколебаний утвердил решение о начале всеобщей мобилизации. В тот же день онтелеграфировал кайзеру в Берлин: «Мы далеки оттого, чтобы желать войны. Покабудут длиться переговоры с Австрией по сербскому вопросу, мои войска непредпримут никаких военных действий. Я торжественно даю тебе в этом мое слово».Ответом Германии стал официальный ультиматум с требованием приостановитьмобилиза­цию в течение 12 часов. 19 июля 1914 года в 7часов 10 минут герман­ский посол в России граф Пурталес, убежденныйпротивник войны, явился к министру иностранных дел С. Д. Сазонову за ответом.Полу­чив лишь подтверждение прежнего заверения, что российские войска не начнутвоенные действия первыми, посол дважды повторил свой вопрос, после чего,выполняя трагическую для себя обязанность, вру­чил ноту с объявлением войны. Онбыл так потрясен, что по ошибке передал министру два варианта германскогоответа — как в случае согласия России с ультиматутом, так и в случае егоотклонения. Покидая кабинет, граф Пурталес, по свидетельству Сазонова, плакал,восклицая: «Кто бы мог предвидеть, что мне придется покидать Петербург притаких обстоятельствах!»

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Николай, принявтяжелейшее для себя решение, напротив, испы­тывал облегчение. «Я почувствовал,что все кончено навсегда между мной и Вильгельмом, — рассказывал он потом М.Палеологу. — Я спал необычайно крепко. Когда я проснулся в свой обычный час, ячувствовал себя так, как будто бы камень свалился с моей души. Мояответственность перед Богом и перед народом была огромной, но я, по крайнеймере, знал, что я должен делать».

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">Прибыв из Петергофав столицу, импера­тор после торжественного молебна в Нико­лаевском зале Зимнегодворца обратился к представителям армии и флота. Когда вслед за тем он иАлександра Федоровна вышли на балкон Зимнего дворца, собравшаяся на Дворцовойплощади многотысячная толпа как один человек опустилась на колени.

<span Batang",«serif»;letter-spacing:-.05pt">В экстренном порядке26 июля были сознаны распущенные до осениГосударст­венным совет и Дума, и обеими законода­тельными палатами были быстроодобрены связанные с началом войны законопроекты. Состоялись и выступления отделегаций национальных окраин империи: даже пред­ставители от губернийтрадиционно недру­жественного России Царства Польского торжественно заявили освоей верности стране и престолу в начавшейся борьбе с Гер­манией. Подобное жезаявление было сде­лано и от лица подданных немецкого проис­хождения.Повсеместно возникший патрио­тический подъем положил конец почти всеммежпартийным распрям; на оборонческие позиции легко перешли еще вчерашние про­тивникиправительства, за исключением большевистского крыла Российскойсоциал-демократической партии. Тот факт, что Германия первой объявила войнуРоссии, спо­собствовал росту и без того сильных в стране антигерманскихнастроений. Уже 22 июля в Петербургешовинистически настроенной толпой было разгромлено и сожжено здание немецкогопосольства на Исаакиевской пло­щади. В городах страны проходили массовыедемонстрации под лозунгами «На Берлин!» В эти же дни столица империипревратилась из Санкт-Петербурга в Петроград. Жизнь в стране быстро перешла навоенные рельсы.

<span Batang",«serif»;lett

еще рефераты
Еще работы по исторической личности