Реферат: Источники и этапы формирования японского традиционного искусства гэйдо

ИСТОЧНИКИ И ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЯПОНСКОГОТРАДИЦИОННОГО ИСКУССТВА ГЭЙДОВлияниерелигиозного мировоззрения японцев на формирование искусства

В средневековой Японии религиянесла в себе глубокие эмоциональные переживания, в ней концентрировалисьосновные идеи искусства. Духовная жизнь страны определялась буддизмомо,синтоизмом и конфуциаством (идеи даосизма также имели место, но в сочетании,как правило, с дзен-буддизмом). Эти учения находили явное и неявное отражение вяпонском искусстве. В первом случае имело место прямое включение священныхтекстов в ткань художественного произведения. Цитирования сутр, особенноЛотосовой, изречения художественного образа. Во втором случае религиозныемотивы звучали лишь в душе мастера, привнося в его творения особую, прекрасноулавливаемую средневековым японцем атмосферу фунъики.

           Крупныйэстетик Идзири Масуро, указывая на своебразную религиозность традиционногояпонского искусства и отмечая при этом особо искусство чайной церемонии тяною иискусство составления икебана, пишет: «Если говорить о «мире цветка», то поначалу он был «цветком, приносимым на жертвенный алтарь Будде», но в концепериода Намбокутё его предназначение стало меняться так же, как менялся иархетектурный стиль. Народная память крепко связывает это искусство с буддизмоми отчасти с китайскими учениями. Вот почему богатство эмоциональных и идейныхассоциаций в икебане имеет широкий спектр: от комологических представленийдревних китайцев о соотношении потенций неба, Земля и Человека до иллюзиибудийского алтаря.

           Духовнаяподоплека чайной церемонии таною еще более сложна. Разумеется, как правильноотмечают все исследователи, на этот вид традиционного искусства оказал влияниеДзен-буддизм, его присутствие  ощутимо всамом духе печальной изысканности, предельного даконизма убранства чайногодомика и чайной утвари. Но проф. Идзири утверждает, что тяною гораздо глубжесвязана  с синтоизмом, причем эта связьпрослеживается не тольео на эмоциональном, но так сказать и на материальномуровне: путь к чайному домику – как бы короток он ни был – это символ тогопути, который должен преодолеть каждый, совершающий паломничество всинтоистский храм.

           Уникальныйсплав религиозных учений с континента с исконно-японской религией синтоспособствовал формированию особой духовной атмосферы. Она прямо или косвенновлияла на формирование эстетических вкусов и взглядов средневекового художника.И продолжает формировать их и по сей день. Тем не менее, все эти учениясообщали эстетическим категориям, возникавшим в разные эпохи, ту или инуюокраску, тот или иной оттенок чувства.

           Еслирелигии влияли на специфику гэйдоглавныи образом косвенно, то эстетические категории и понятия, созданныекрупнейшими мастерами гэйдо в недрах самого традиционного искусства, есть плотьи ровь этой специфики.

           Традиционнаяяпонская эстетика была неотделима от непосредственного художественноготворчества. Трактаты по теории того или иного вида искусства сочетались спрактикой обучения методом микики(букв. «видеть и слышать»). В рамках устной традиции, преподаваемой изпоколения в поколение путем непосредственного контакта мастера-учителя сучеником.

           Художественнойяпонской традиции была свойственна оригинальная, по-своему необыкновенноразвитая эстетическая «система», уходящая корнями во времена создания первыхпоэтических анталогий «Манъесю» (760 г.) и «Кокинсю» (992 г.). Эта системаэстетических представлений японцев постепенно обогощалась все новыми и новымипонятиями прекрасного.

Периоды развитияискусства в Японии

           Есливзглянуть на философию творческого наследия мыслителей Востока, можнообнаружить ряд сменивших друг друга концепций посвященных таким вопросам какистина в творчестве художника.

           Первыйпериод кодай – с глубокой древности до V века — отмечен господством древнихкультур Дземон и Яей. Главная особенность этого периода, заключается вотсутствии письменности, но уже в наличии «устной литературы».

           Следующаястадия тюсей. Это времена раннего феодализма (приблизительно VI-VIII вв.).  В традиционной периодизации им соответвуютэпохи Асука-Нара-Хейан. Тюсей ознаменован появлением письменности, ярковыраженным влиянием Китая на духовную жизнь страны, культивированиемутонченнсти в быту родовой знати. Это период возникновения сразу несколькихвидов искусства: живописи, архетектуры, поэзии, скульптуры, литературы имузыки. По сути дела его можно назвать периодом становления японскойэстетической мысли, и прежде всего пиком развития национальной поэтики в лицетаких мылсителей как Ки-но Цураюки (?-945), Фудзивара Кинто (966-1041) иФудзивара Садаиэ (1162-1241).

           Третийпериод, кинсей («ближнее средневековье» или «развитый феодализм», XIV-XVII вв.)характеризуется, в первую очередь, влиянием на художественную мысль итворчество буддизма, особенно школы Дзэн. Он был необыкновенно богат на новыевиды искусства. В поэзии нашел новый жанр ренга, в области сценических искусств– театр Но; возникло искусство чайнойцеремонии, искусство составления растительных композиций – кадо, искусство создания ландшафтных садов. Великолепное развитиеполучила архитектура. Это было время великих теоретиков Дзеами. (ок. 1363-1443)и Синкэя (1406-1475), поэтика которых прочно связана с мировоззрениемдзэн-буддизма.

           Значениеэпохи Кинсей высоко оценивается многими японскими учеными, потому что именно втогда искусство обретает серьезность, торжественность и отрешенность. Оносоздается как бы под знаком смерти, потому всегда очень печально. Изысканнаяпростота и меланхолическаы утонченность стали с тех пор неотъемлемымиатрибутами традиционного японского искусства.

           Четвертыйпериод, относящийся к эпохе позднего феодализма (середина XVII-XIX в.),именуется киндай «новое время». Во времена киндай  поэзии появляется новый жанр – хайку, влитературе – жанр короткого рассказа, в областисценического искусства –городской театр Кабуки, тогда же достиг расцвета кукольный театр Дзерури.

           Главнымтеоритическим достижением эстетики данного периода стала поэтика знаменитогостихотворца Мацуо Басё. Кроме того, появилась теория живописи Таномура Такэда исравнительная культурология Мотоори Норинага.

           Последнийпятый приод гендай (современность) начинается с эпохи Мейдзи (1868) и длится донаших дней. «Период гендай представляет собой период знакомства с искусствомЗапада, подражания ему, его потребления и, наконец, его преодоления», — пишетпрофессор Имамити.

*         *         *

           Характернойчертой мировоззрения древних японцев является нераздельность эстетического иэтического. В летописях «Кодзики» и «Нихонги», а также в молитвословах «Норито»в качестве синкретического этико-эстетического идеала фигурирует светлое чистое праведное сердце. Вдревнеяпонском языке, иероглиф «красота» имел несколько значений, из которыхосновными являлись уцукусики (красивый) и ёси (добрый, праведный). Причем болееважным значением было ёси.

           Нередкопредставление о «доброй красоте» сочеталось с любовным переживанием,направляющим человека на добродетелеьные и прекрасные поступки. Подтверждениетому можно найти в многочисленных песнях, первозносящих как истинно прекрасныйпоступок самоубийство жены после смерти мужа.

           Интересно,что первное эстетическое суждение, зафиксированное письменно, имеет любовнуюмодальность. Имамити нашел такое суждение в хронике Кодзики в том эпизоде,когда божественная чета основателей японских островов Идзанаги и Идзанамиоценили дрг друга как уцукусики. Внастоящее время это слово означает «красивый», однако в древности уцукусики,гораздо больше означало «любимый», и было окрашено сильными личнымипереживаниями.

           Хотяуцукусики – одна из подкатегорий «прекрасного» и даже омонимична его нынешнемуобозначению, она стоит дальше от «объективного» понимания «прекрасного», в егосовременном смысле, чем другая зафиксированная в «Кодзики» прокатегория –уруваси. На страницах памятника эта категория впервые появилась в соетанииуруваси отоко (отоко – мужчина) и имела оттенки смысла: красивый, правильный,прямой, честный, изящный. Уруваси, полагает имамити, можно отнести к категориямэстетического ряда, но по сравнению с современным его значением, ее объем шире:она включала в себя этические элементы («праведный», «честный»), поэтому сейчасее нельзя употреблять в качестве чисто эстетической.

           Любопытно,что в сознании древнего японца совершенство было связано с полным раскрытиемжизненных сил, символом которых высупали растения.

           Неоспоримымявляется влияние формы, цвета, фактуры дерева на японскую скульптуру иархетектуру. Архитектуру, которая дос их пор черпает вдохновение в эстетикеокружающих гор и лесов и которая бережно сохраняет природную естественностьдеревянных материалов в лучших образцах самых модерновых построек.

           Еще вдревний период на японских островах складывалось эстетическое мировоззрение;оно пока что входило как элемент в синкретический мировоззренческий комплекс,но именно здесь коренятся истоки специфики гэйдо: и символика цвета, иэтическое «изменение» красоты, и повышенное внимание к жизни растений – все этиособенности японского восприятия красоты стали неотъемлемым и чертами эстетикигэйдо. Что касается непосредственно самой эстетики и искусства гэйдо, то донедавнего времени даже япоснкие ученые ограничивались в своих исследованияхлишь малой частью, возникших в ее русле эстетических категорий: моно-но араварэ, югэн, ваби-саби, ма инекоторыми другими. Между тем данные понятия появлились не вдруг и имелидлительную историю формирования.

           Так,предтечей эстетической мысли Японии по праву можно считать составителя и автораПредисловия к поэтической анталогии «Кокинвакасю» («Собрание старых и новыхпесен Ямато», 905 г.)  Ки-но Цураюки.Однако первым, кто теоретизировал поэтику, был Фудзивара Кинто (966-1041),испытавший сильное воздействие китайской теории живописи и каллиграфии. Именноон ввел в поэтический обиход категорию сугата, форму, получившую развитие вдальнейшей истории. Фудзивара предложил считать лучшими те поэтические произведения,в которых в предельно сжатой форме выражен максимум чувств. Мастерство поэта,считал он, заключается в способности вызвать у читателя амари-но кокоро (букв.«избыток сердца»), то есть такие эмоции, которые присутствуют в самомстихотворении, но присутствуют неявно в подтексте, между строк. Амари-но кокороФудзивара Кинто явилось предшественником ёсэй и ёдзё – одно из основных приемовпоэзии и категорий поэтики.

           Наибольшегов эпоху средневековья расцвета концептуальные поиски японских эстетиковдостигают в творчестве Фудзивара Саидаиэ (Тэйка; 1162-1241). Развивая поэтикуТадаминэ, он предложил несколько новых ролей эсетических категорий. ФудзивараТейка веделял четыре базвых поэтических принципа: югэн, котосикарубекиё, рейё иусинтай.

           Югэн, в данноклассификации имеет значение «тишина, спокойствие». Котосикарубеки – этопринцип естественности, согласования с природой; рейё символизируетграциозность, изящество. Наконец, усинтай, или «глубина сердца» – принцип, помнению Фудзивары, самый важный. «Глубина сердца» указывает на необходимостьсложения песни или стиха только в результате сильного переживания,эмоционального напряжения, каковое должно быть адекватно передано читателю илислушателю.

           ВоззрениеФудзивары Тайка стали очередным звеном в непрерывной цепи развития японскойэстетической мысли, для которой еще со времен «Кодзики» было характернопредставление о единстве красоты и добра. Не случайно он писал, что «красотапесни — стихотворения находится в тесной связи с праведностью содержания, вединстве прекрасного и доброго, поскольку в «дао» нераздельно переплетеныискусство и мораль.

           Следующийэтап развития понятийного аппарата японской эстетики связан с творчеством такихкрупнейших практиков и теоретиков искусства, как Синкэй (1406-1475) и Сётэцу(1381-1459). С одной стороны, эти мыслители развивали категориальный аппаратсвоих предшественников, с другой  — онипривнесли  в него переосмысленныйэстетический опыт буддийских учений Сингон, Тэндай и Дзэн. Синкей, теоретикпоэзии, в произведении «Сасамэгото» ввел понятие гудо (праведность) в отношении поэзии, ее идеального облика.Достичь в поэзии нравственной высоты, уверял он, можно за счет приобщения поэтак религиозному опыту, в частности, опыту школы Тэндай.

           Требования«праведности», распространившееся в поэзии и на другие виды искусства,знаменовало поворот от игрового момента к серьезности почти религиозного толка.Именно буддизм придал пониманию прекрасного оттенок глубокой тайны,неявленности в феноменальном мире, лишь намекающей на мир ноументальный.

           Характерезуяискусство того периода, Басё писал, что «танка Сайгё, ренга Соги, пейзажи Сессюи чайное искусство Рикю едины в своей основе». Под основой подразумевалось,конечно, по-буддийски  понятаяреальность, которая одновременно присутствует и не присутствует – как быпульсирует – в феноменальном мире. С другой стороны, следует отметить иединство группы приемов, применявшихся будийски ориентированными художникамидля обозначения вечно ускользающей и не имеющей постоянной формы «истинной»реальности. В рамках каждого вида искусства вырабатывалось свое главноесредство, свой главный метод выражения такого «ускользания».

           Вершинойосмысления религиозного опыта в искусстве является категория югэн. Как было сказано ранее, впервыесам термин югэн возникает в поэтикеФудзивара Садаиэ, но окончательно его содержание оформилось позднее, в трудахСётэцу и Дзэями.

           Следующийэтап развития эстетического категориального аппарата связан с именами МацуоБасё и мастера чайной церемонии Сэн-но Рикю. Басё эстетически осмыслил даосизмЛаоцзы и Чжуанцзы. Именно от даосов он перенял принципы самоуглубленности,грубоватой простоты, «естественности», безыскусности. Эти принципы нашливоплощение и в страничсеком образе мити,«он увидел горизонты новых эстетических категорий».

           ВкладБасё в сокровищницу японской эстетической мысли чрезвычайно велик и состоит, вчастности, во введении в художественный и теоритический оборот категории саби иваби. Первначально поэт трактовал их как «спокойствие», «умиротворенность».Однако в ходе изменения и развития его творческих взглядовразвивались и этикатегории, приобретая все новые и новые смысловые оттенки и становясь все болеетруднодосягаемыми. Саби и ваби посвящена обширная литература. Но при этом,обычно упускается из виду существенная характеристика, дополняющая палитруваби: то, что данная категория имеет оттенок «возвышенного».

           Однако,главным источником эстетического своеобразия является сам процесс бытованиятрадиционного искусства. Отношение к искусству художника, особенности еговосприятия зрителем, особенности становления художника. Специфика тренажа –все, что делает гэйдо уникальным искусством.

           Позициитрадиционного искусства в Японии сильны, как наверное нигде в индустриальноразвитых странах. Оно насчитывает миллионы поклонников, посвящающих  свой досуг занятиям калиграфией иаранжировкой цветов, сочинению стихов танка, хайку и участию в любительскихспектаклях. Но и Кабуки. Соответственно, существует огромное количество обществ и кружков любителей традиционногоискусства. Если даже и можно говорить о падении его престижа, то дишь вотношении молодежи, но и та, как показывает практика, с возрастом непременновозвращается к традиции.

           Эстетическоевоспитание здесь – давняя традиция, и одно это дает основание надеяться, что вЯпонии пока что не иссяк источник живой воды для древа традиционных искусств:они найдут и таллантливых исполнителей, и заинтересованных слушателей.

Список литературы:

1. Григорьева Т.П. Японская художественная традиция, м., 1979.

2. Санович В. Очерк японской классической лирики. М.,1977.

3. Искусство Востока: Проблемы эстетическогосвоеобразия. Под ред. И.Р. Еолян, С.-Петербург, 1997.

 

еще рефераты
Еще работы по искусству