Реферат: Смертная казнь как исключительная мера наказания

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения

Курсовая работа

по дисциплине: Уголовное право

на тему: Смертная казнь как исключительная мера наказания


Содержание

Введение

1. История развития смертной казни в российском уголовном законодательстве

2. Смертная казнькак один из видов наказания в современном уголовном законодательстве

2.1 Понятие, сущность и признаки смертной казни

2.2 Порядок назначения смертной казни в РФ

2.3 Дискуссии в науке в свете отмены смертной казни

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Она затрагивает политико-правовые, социально-экономические, нравственно-религиозные, культурно-психологические и другие сферы нашей жизнедеятельности. В Конституции РФ 1993 года говорится, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни (ч. 2 ст. 20).

Наличие либо отсутствие смертной казни — это своеобразный индикатор уровня культуры и качества жизни, безопасности и общественных умонастроений. Вот почему в благополучных в социально-экономическом отношении (в сытых и во многом умиротворенных) странах к смертной казни относятся гораздо спокойнее, философски, не так обостренно, как в неустроенных, слаборазвитых государствах.

Как известно, в любой стране смертная казнь – это не только инструмент уголовной политики, это – социокультурный феномен. Отношение массового сознания к смертной казни и масштабам ее применения является барометром нравственности общества, его социального и психического здоровья, индикатором господствующих в этом обществе ценностей и умонастроений; оно формируется на основе сложного взаимодействия исторических, политических, культурных традиций. Правовых и многих других факторов социальной жизни.

На сегодняшний день 111 стран отказались от высшей меры наказания: 74 — за все виды преступлений, 15 стран оставили казнь для исключительных случаев (например, преступления в военное время), в 22 странах высшая мера имеет юридическую силу, но длительное время ее не выносят в приговоры и не приводят в исполнение (как в России).

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что немало сказано и написано, подтверждено судебной и внесудебной практикой и всевозможными исследованиями, что тяжкие, суровые, жестокие наказания, в том числе смертная казнь, никогда, нигде, никого не устрашали, за исключением тех, кто преступлений не совершает либо вовсе, либо таких, за которые закон устанавливает суровые наказания. Объясняется это, прежде всего, тем, что суровые наказания чаще всего угрожают таким преступникам, которые, в силу разных причин, их не боятся или игнорируют: патологические агрессивные личности, ситуативные преступники, действующие под влиянием провоцирующего момента, алкоголя, наркотика (обычно в том или ином сочетании), профессиональные, особенно организованные, преступники, для которых зона, тюрьма, смертная казнь — нормальный жизненный риск. Следовательно, общепредупредительное значение суровых, жестоких наказаний, в том числе смертной казни, сводится к нулю. Единственное, что может оправдать существование в законе и в законоприменительной практике жестоких наказаний, — это полная реализация целей частного предупреждения исполнения приговоров к смертной казни.

Целью работы является комплексный анализ института смертной казни в России. Для достижения указанной цели в работе ставятся следующие задачи:

проанализировать историю смертной казни в России;

рассмотреть понятие, сущность и признаки смертной казни;

проанализировать дискуссии в науке в свете отмены смертной казни.

В ходе работы использовались труды отечественных ученых таких как: В.Н. Андреевой, А. Головистиковой, С. Ермаковой, С.В. Жильцова, А.Ф. Кистяковского, Д.А. Корецкого, Л.Н. Линника, А.В. Малько, А.С. Михлина, Р.С. Нагорного, Г.И. Райкова, Н. Хоменко, З.М. Черниловского и др.

Структура работы включает в себя введение, две главы, состоящие из пяти параграфов, заключение и список литературы.


1. История развития смертной казни в российском уголовном законодательстве

Смертная казнь — одно из самых древних наказаний, известных уголовному праву России. Она существует уже много веков. В течение этого времени многократно менялось отношение к этому наказанию: оно то применялось очень широко, то не назначалось совсем. Долгое время к смертной казни относились как к возмездию преступнику, к устрашению его и других членов общества. Цели смертной казни накладывали отпечаток на всю правовую регламентацию этого наказания, частоту его применения, перечень преступлений, совершение которых могло повлечь смертную казнь. Это оказывало влияние на способ его применения.

В литературе способы смертной казни делятся на простые и квалифицированные. Задача первых сводится к лишению человека жизни, основная цель вторых — наряду с этим причинение казнимому максимума мучений и страданий. В России квалифицированные способы смертной казни применялись до XVII в. Известны случаи, когда еще в начале XIII в. киевские князья и высокопоставленные священнослужители казнили противника утоплением, а за хулу православной церкви — сожжением. Во времена Ивана Грозного в Москве, на Лобном месте, вешали бояр, подозреваемых в заговорах против царя, сжигали еретиков и колдунов, закапывали заживо в землю женщин, виновных в супружеской измене, сажали на кол, четвертовали, отсекали головы политическим противникам. Принято считать, что первое упоминание в России о смертной казни как мере наказания относится к 1398 году. В Двинской уставной грамоте это наказание было предусмотрено за кражу, совершенную в третий раз. Однако о способе его исполнения ничего сказано не было.

Необходимо отметить, что на смертной казни вплоть до конца XV века лежал отпечаток обычая кровной мести. Став официальным государственным установлением, смертная казнь преследовала, прежде всего, цель возмездия, а также неразрывно связанную с ним цель устрашения. Вместе с тем напрашивается мысль, что с образованием и развитием государственности на Руси верховная власть проявляла определенную заботу о жизни, собственности и правах граждан, а также и о своей собственной безопасности. Поэтому смертная казнь применялась также в целях безопасности всего общества и относительного спокойствия отдельных граждан.

Широко предусматривалась смертная казнь по Уложению 1649 года, где она уже подробно регламентировалась на простую и квалифицированную. К простой казни относилось отсечение головы, повешение и утопление, к квалифицированной — сожжение, залитие горла металлом, четвертование, закапывание в землю по плечи, посажение на кол и др.

В дальнейшем (после жесточайших петровских указов) российское законодательство о смертной казни развивалось иначе. Первую попытку отказаться от этого наказания сделала дочь Петра 1 императрица Елизавета. В 1744 году Елизавета в опубликованном 7 мая сенатском указе предписала прекратить на территории России экзекуции над приговоренными к смертной казни, заменив эту меру другими наказаниями. Приостановление исполнения приговора к смертной казни привело к тому, что тюрьмы оказались переполнены людьми, осужденными к этому наказанию. В 1754 году издается указ, в котором подтверждается приостановление приговора смертной казни, а чтобы преступники не оставались без наказания, предписывалось их ссылать, наказывать кнутом, рвать ноздри и клеймить. В том же году была создана очередная кодификационная комиссия, в задачу которой входило составление проекта нового уложения. В апреле 1755 года комиссия направила в сенат «судную» и «криминальную» части проекта. В «криминальной» части была снова закреплена смертная казнь, но в соответствии с указами сената 1753 года она могла заменяться другими наказаниями.

Необходимо отметить, что попытки отменить смертную казнь не нашли поддержки ни у дворянства, ни у представителей государственной системы. Напротив, это вызвало определенное противодействие идеи об отмене смертной казни. Да и сама Елизавета не была последовательной в реализации замысла: с одной стороны, она считала целесообразным сохранение смертной казни для устрашения, с другой — выражала отвращение к смертным казням и приостанавливала их.

В 1767 г. был опубликован Наказ императрицы Екатерины II, которая, будучи противницей смертной казни, не отрицала ее полностью. На практике же казни применялись весьма широко, особенно после подавления восстания Емельяна Пугачева. Самого Пугачева четвертовали, многих его сторонников повесили, некоторых четвертовали.

Во второй половине XVII в. наблюдается сокращение смертной казни в законодательстве России, ограничивается ее физическое применение. Общественное мнение высказывается за отмену смертной казни. Во всяком случае, способы смертной казни на практике сводятся к повешению и расстрелу, хотя запрета на применение иных способов смертной казни не было.

В последние два десятилетия XIX века и в начале XX века смертная казнь в России применялась на основе Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия от 4 сентября 1881 года. Положение предоставляло высшим административным чинам передавать на рассмотрение военных судов для осуждения по законам военного времени дела о вооруженном сопротивлении властям, умышленном поджоге, приведении в негодность предметов воинского снаряжения и о некоторых других преступлениях.

Очередная попытка отмены смертной казни была произведена 19 июня 1906 года на заседании первой Государственной Думы при обсуждении проекта закона об отмене смертной казни. Однако после принятия этого закона в Государственной Думе он не был утвержден Государственным Советом.

В советский период почти единственным способом применения смертной казни является расстрел. Он применялся и в качестве наказания, и как способ внесудебной расправы (30-е, начало 50-х годов). Только в конце Великой Отечественной войны для изменников Родины и пособников фашистов применялась смертная казнь через повешение, но в Уголовный кодекс ее не включили (в УК 1960 г. она также не была предусмотрена). После Великой Отечественной войны, 26 мая 1947 г., смертная казнь отменили, «идя навстречу пожеланиям профессиональных союзов рабочих и служащих и других авторитетных организаций, выражающих мнение широких общественных кругов», но указами Президиума Верховного Совета СССР от 12 января 1950 г. и 30 апреля 1954 г. она была восстановлена, опять-таки «учитывая ходатайства граждан и общественных организаций». Необходимо сказать, что рост преступности, захлестнувший страну в послевоенные годы, ни в какой мере не был поколеблен ни отменой, ни введением смертной казни вновь, в том числе за многие виды преступлений, вплоть до имущественных.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года устанавливал смертную казнь в мирное время только за восемь составов преступлений, исчерпывающий перечень которых был дан в ст. 23: измена Родине (ст. 64), шпионаж (ст. 65), террористический акт (ст. 66, 64), диверсия (ст. 68), бандитизм (ст. 77), умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 102 и п. «в» ст. 240). Кроме того, она была предусмотрена за шестнадцать воинских преступлений при совершении их в военное время или в боевой обстановке. Впоследствии перечень преступлений, допускающих применение смертной казни, был значительно расширен. Туда были включены, например, такие преступления, как действия, дезорганизующие работу ИГУ (ст. 77), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 87) и др. К началу 90-х годов в уголовном законодательстве России насчитывалось более 30 составов преступлений, допускавших применение смертной казни. Примерно с этого времени наметился новый подход к правовой регламентации исключительной меры наказания: требовалось привести действующее законодательство в соответствие с судебной практикой, так как начиная с 1987 года смертная казнь применялась только за тяжкие насильственные преступления, главным образом за умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах. В большинстве случаев (в разные годы от 92,5% до 98,1%) действия виновных квалифицировались по ст. 102 УК, а остальные осуждались за бандитизм или за посягательство на жизнь работника милиции. Во всех случаях эти преступления были связаны с убийством, как правило, нескольких лиц. В некоторые годы встречались случаи осуждения на смертную казнь за изнасилование при особо отягчающих обстоятельствах (в среднем — менее одного человека в год). В 1993 — 1995 годах таких фактов не было. В 1991 году смертная казнь была исключена из санкций таких преступлений, как хищение в особо крупных размерах, нарушение правил о валютных операциях, взяточничество, а в 1994 году — изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг.

В соответствии с новым УК РФ смертная казнь может быть назначена только за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, сотрудника правоохранительного органа, за геноцид. Этот вид уголовного наказания ни при каких условиях не применим к женщинам, лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора шестидесяти пяти лет (ст. 59 УК РФ). Сократилось и число лиц, осуждаемых к смертной казни, как в целом по стране, — с 2159 человек в 1962 году до 153 в 1996-м, — так и по регионам.


2. Смертная казнь как один из видов наказания в современном уголовном законодательстве

2.1 Понятие, сущность и признаки смертной казни

Несмотря на то, что о смертной казни написано множество работ, в теоретической разработке этой проблемы еще немало белых пятен. В частности, не рассмотрен вопрос о понятии смертной казни, потому что непонятно, что такое жизнь. Наиболее существенный признак смертной казни заключается в том, что она является наказанием. Это значит, что ей присущи те черты, которые характеризуют именно эту меру государственного принуждения.

Сущность любого наказания — кара, представляющая собой лишение человека его прав или интересов, уменьшение их объема либо введение особого порядка их осуществления, установление обязанностей, которые обусловлены наказанием и на других граждан обычно не возлагаются. В смертной казни кара проявляется в максимальной степени. У осужденного отнимается самое дорогое, что есть у человека, — жизнь. Естественно, что одновременно он лишается и всех других прав и интересов.

Смертная казнь как уголовное наказание выступает в качестве правового ограничения, юридического средства, сдерживающего преступников, что вытекает из ее природы, и является объективным свойством, несмотря ни на какие субъективные оценки и общественное мнение. Иначе говоря, можно спорить о том, эффективна или неэффективна смертная казнь, нужна она или не нужна на данном этапе общественного развития, отменить ее или нет, но то, что смертная казнь — сдерживающий фактор, правовое ограничение, несомненно. Собственно, именно поэтому она служит средством защиты общества от тяжких преступлений. Известный исследователь наказания С.В. Познышев считал, что наказание имеет только одну цель — предупреждение преступлений, которое возможно в форме физического удержания (для преступников) или в форме психологического противодействия преступлению (для других членов общества).

Разумеется, сдерживающую роль смертной казни как правового ограничения нельзя переоценивать. Ведь далеко не во всех случаях она бывает эффективной. Есть люди (а точнее — нелюди, типа Чикатило, на совести которого более 50 жертв), для которых вообще нет никаких социальных преград, которые зациклены на стремлении убивать (так называемые серийные убийцы), и никакая сила их не остановит. Кроме расстрела. В отношении же другой категории людей она вполне оказывает сдерживающее воздействие посредством страха своего наступления. «Часть исследований утверждает, — пишут У. Эвекич и Т. Кубо, — что смертная казнь имеет некоторое сдерживающее воздействие, основывающееся на устрашении...». Таким образом, к смертной казни как к наказанию важно подходить не столь однозначно. Ведь предельные возможности эффективности характерны не только для смертной казни, но и для других видов наказания, что не всегда учитывается.

Нельзя не видеть, что многие зачастую абсолютизируют роль смертной казни в сдерживании преступности, требуя от нее больше, чем она может дать по своей природе, возводя ее в некое универсальное средство, панацею, делая соответствующие выводы. Это заметно, в частности, в статье З.М. Чер-ниловского, где автор, аргументируя свою позицию, указывает на главный довод Беккариа, заключающийся в том, что «смертная казнь была бы терпима, если бы она представляла собой единственное средство, способное удержать других от совершения преступления».

Непонятно, почему такие явно завышенные требования предъявляются к смертной казни. Исключительной мерой ее называют вовсе не потому, что она может и должна быть исключительно эффективной (чего в природе и обществе практически не встречается), а в связи со своими исключительными последствиями для человека, преступившего все мыслимые и даже немыслимые нормы порядочности и права. В том-то и дело, что смертная казнь, как элемент в периодической системе Менделеева, занимает только свое место, участвуя в сдерживании преступников наряду с другими наказаниями, а также с экономическими, социальными, политическими, медицинскими, духовными факторами.

Если анализировать признаки смертной казни, то мы можем выделить следующие. Во-первых, все исследователи наказания отмечают, что оно вызывает страдания. Это, бесспорно, является признаком любого наказания, но применительно к смертной казни нельзя не отметить весьма существенной особенности: осужденный на смертную казнь ощущает страдания в момент вынесения ему приговора и ожидания результатов рассмотрения поданных им жалоб, ходатайства о помиловании. У большинства осужденных это сочетается со страхом смерти, нередко с осознанием безысходности своего положения, иногда с осознанием вины, угрызениями совести и т. п. Хотя эти страдания, видимо, не сравнимы со страданием осужденных на другие виды наказания, по понятным причинам, в момент приведения приговора в исполнение они прекращаются. Страдания преступника уже не нужны обществу, так как смертная казнь не ставит своей задачей исправить его, в чем-то убедить, что-то ему доказать. Общество вычеркивает его из числа своих членов, он перестает существовать.

Это ставит один важный вопрос, связанный с целями наказания: хочет ли общество просто лишить человека жизни, обезопасить себя и своих граждан от новых преступлений с его стороны либо оно хочет воздать ему за содеянное, отомстить за причиненное зло, вызвать дополнительные страдания, то есть покарать в прямом смысле этого слова? В истории уголовного права на этот вопрос давали и дают разные ответы. Во многих странах были, а в некоторых и сейчас есть, такие способы приведения в исполнение смертной казни, как забрасывание камнями, четвертование, колесование, сажание на кол, сожжение, заливание горла расплавленным металлом, закапывание заживо и т. д., то есть такие способы, которые вызывают у осужденного дополнительные и притом весьма ощутимые физические страдания. При этом преследуется еще и общепревентивная цель — унижение человеческого достоинства осужденного.

С другой стороны, цивилизованные страны стараются найти такие способы приведения в исполнение приговора к смертной казни, которые связаны с минимальными страданиями для осужденного: расстрел, электрический стул, газ, усыпление.

По законодательству России способом смертной казни является расстрел. Согласно части 2 статьи 7 Уголовного кодекса Российской Федерации, «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства». Следовательно, это относится и к смертной казни.

Говоря о страданиях, которые вызывает осуждение на смертную казнь, следует иметь в виду также страдания родных и близких приговоренного. Если страдания последнего прекращаются в момент приведения в исполнение приговора, то близкие казненного особенно остро начинают ощущать свою потерю именно в это время. Здесь нельзя говорить о других видах наказания, потому что в любом из них осужденный не теряет самого ценного, что у него есть, — жизни. И, соответственно, родственники осужденного знают, что он жив, что его можно увидеть, услышать, письмо получить. Это обстоятельство можно рассматривать как третий признак смертной казни.

Изложенное позволяет сформулировать четвертый признак: она является самым суровым наказанием. Это в первую очередь предопределяется тем, что осужденный лишается самого ценного блага человека — жизни. Кроме того, понятно, что у большинства осужденных именно это вызывает максимальные переживания.

Пятый признак смертной казни заключается в том, что, как и всякое наказание, она является принуждением, применяется независимо и, как правило, вопреки желанию осужденного. Если виновный, раскаявшись, сам принимает решение уйти из жизни и реализует это решение — налицо самоубийство, а не наказание.

Шестой признак смертной казни заключается в том, что она применяется от имени государства. Любой приговор, вынесенный федеральным судом, в том числе и смертный, всегда начинается словами: «Именем Российской Федерации». Это значит, что государство своей властью санкционирует приговор, выносимый от его имени уполномоченным судом. Законность, обоснованность, справедливость приговора также проверяются надлежаще уполномоченными органами государства.

Седьмой важный признак смертной казни — применение ее только по приговору суда.

Восьмой признак смертной казни заключается в том, что она может быть назначена только за преступление, то есть за деяние, предусмотренное Уголовным кодексом. Конституция РФ указывает, что данное наказание может устанавливаться только за особо тяжкие преступления против жизни.

Девятый признак смертной казни связан с тем, что она может назначаться только лицу, признанному виновным в совершении преступления. Этот признак характерен для любого наказания, но применительно к смертной казни он также имеет свои особенности. Смертная казнь может применяться лишь к виновным в совершении умышленного преступления.

Из сказанного следует, что смертная казнь в российском законодательстве допустима только за умышленные преступления.

Следующим признаком смертной казни как меры наказания является ее достаточно редкое применение, особенно в последнее десятилетие. Так, если в начале 60-х годов число приговоренных к смертной казне исчислялось тысячами (например, в 1962 году — 2159), то в 1990 — 1997 годах к рассматриваемому наказанию ежегодно присуждалось 140 — 160 человек, а в 1998 г. еще меньше — 115 человек. Среди всех наказаний это единственная столь редко применяемая мера.

Нельзя пройти мимо такого важного обстоятельства, как все более заметное привлечение общественности к решению проблем смертной казни, поиск различных путей реального сокращения масштабов ее применения в России, где в прошлом казням, в том числе в виде внесудебной расправы, подвергалось огромное число людей. Последней предусмотренной Конституцией РФ (ст. 50) возможностью избежать этого бесчеловечного наказания является помилование.

Двенадцатый признак смертной казни связан с целями, которые преследует это наказание. Как и любое другое наказание, смертная казнь направлена на достижение цели частной превенции. Она должна не допустить совершения новых преступлений самим осужденным. Поэтому осужденный надежно изолируется до исполнения приговора. Особенностью смертной казни является то, что перед ней не стоит цель исправления осужденного: его физическое уничтожение снимает саму постановку вопроса о достижении такой цели.

Последний, тринадцатый признак: смертная казнь — исключительная мера наказания. Исключительность смертной казни определяется тем, что она назначается за очень узкий круг наиболее тяжких умышленных преступлений, применяется достаточно редко, еще реже приводится в исполнение вследствие помилования весьма значительной части осужденных.

2.2 Порядок назначения смертной казни в РФ

Исключительный характер смертной казни обусловливает узкие пределы применения этого вида наказания. Согласно ст. 20 Конституции «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».

Соответственно и УК, определив, что смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь (ч. 1 ст. 59), предусмотрел ее в санкциях за весьма ограниченный круг преступлений (всего пять составов), связанных с посягательством на жизнь человека:

· убийство;

· посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля;

· посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование;

· посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа;

· геноцид.

Причем и за эти виды преступлений смертная казнь может применяться лишь тогда, когда нет возможности ограничиться применением иной, более мягкой меры уголовно-правового воздействия (ч. 1 ст. 60) — при наличии особых обстоятельств, отягчающих наказание, и исключительной общественной опасности лица, совершившего преступление.

В соответствии с ч. 2 ст. 59 УК смертная казнь не назначается женщинам, лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65 лет.

Смертная казнь, как и пожизненное лишение свободы, не может быть назначена также в целом ряде других случаев, предусмотренных законом:

· санкцией статьи Особенной части УК, заменив ее во всех случаях, когда суд сочтет возможным не назначать смертную казнь, предусмотренную пожизненным лишением свободы (ч. 1 ст. 57);

· при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» ч. 1 ст. 61, и отсутствии отягчающих обстоятельств — на основании ст. 62;

· при наличии исключительных обстоятельств, перечисленных в ст. 64, служащих основанием для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление;

· при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65);

· при неоконченном преступлении (ст. 66);

· если суд не сочтет возможным освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью, в связи с истечением сроков давности (ч. 4 ст. 78);

· если суд не сочтет возможным применить в отношении осужденного к смертной казни сроки давности исполнения обвинительного приговора (ч. 3 ст. 83).

Учитывая исключительный характер смертной казни, законодатель предусмотрел ряд гарантий обоснованности осуждения виновного к этой мере:

· санкции всех статей, содержащих смертную казнь, на первом месте предусматривают более мягкие виды наказания — лишение свободы (пожизненное илиерт на определенный срок), избрание которых при назначении судом наказания, согласно ч. 1 ст. 60, является приоритетным;

· в соответствии с ч. 2 ст. 20 Конституции обвиняемому, которому грозит смертная казнь, предоставляется право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей;

· смертная казнь может быть назначена не ниже чем республиканским, областным, краевым и т.п. судом или Верховным Судом РФ;

· приговор о смертной казни может быть приведен в исполнение лишь после его тщательнейшей проверки: в кассационном порядке и в порядке надзора Верховным Судом РФ, Комиссией по помилованию при Президенте РФ и лишь после отклонения жалобы осужденного и его ходатайства о помиловании Президентом РФ;

· в самом уголовном законе этой мере наказания неизменно сопутствует как реальная и предпочтительная альтернатива — наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Важной характеристикой рассматриваемого наказания служит то, что по смыслу уголовного закона на лиц, осужденных к смертной казни, не распространяются акты амнистии, а в порядке помилования это наказание, согласно ч. 3 ст. 59 УК, может быть заменено пожизненным лишением свободы либо лишением свободы на срок 25 лет.

С 1996 г. приговоры о смертной казни в исполнение не приводятся, а в связи с постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. — и не выносятся (см.: п. 4-6 постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года „О порядке введения в действие Закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР „О судоустройстве РСФСР“, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан").

В России проблема применения смертной казни сейчас особенно актуальна. Начавшийся в январе 1996 г. процесс вступления России в Совет Европы создал новую правовую ситуацию, поставившую нашу страну перед необходимостью не только постепенно сокращать, но и полностью отменить смертную казнь. Еще 28 апреля 1983 г. в Страсбурге на Совете Европы был подписан Протокол N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривавший обязательную отмену смертной казни (ст. 1). И лишь за преступления, совершенные во время войны либо в условиях, когда грозит ее приближение, ст. 2 Протокола разрешала государствам-участникам вводить смертную казнь.

Подтверждением Россией своих намерений, высказанных при приеме в Совет Европы, стал Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». В нем Правительству было поручено в месячный срок подготовить для внесения в Госдуму проект федерального закона о присоединении России к Протоколу № 6 (однако этот закон до сих пор не принят). Далее, 27 февраля 1997 г. Президент РФ издал распоряжение N 53-рп «О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.», в соответствии с которым Министерство юстиции совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, иными федеральными органами государственной власти должно было разработать комплекс мер по поэтапному решению проблем, связанных с ратификацией этого Протокола.

смертная казнь наказание

2.3 Дискуссии в науке в свете отмены смертной казни

В настоящее время существуют три теоретических позиции по отношению к проблеме такого вида наказания как смертная казнь. Одни ученые и практики выступают целиком против применения смертной казни и за ее немедленную отмену, объясняя это аморальностью и нецелесообразностью подобного наказания. Другие поддерживают применение смертной казни, рассматривая ее не только как правовое ограничение, но и как физическое уничтожение преступника, которое гарантирует обществу полную безопасность от подобного деяния этого лица. Третьи, в принципе поддерживая эту меру, выступают за сокращение применения и постепенную отмену смертной казни. Все эти мнения достаточно грамотно обоснованы, и выбор наиболее правильного подхода к проблеме смертной казни представляется тяжелым.

Сторонники смертной казни утверждают, что она является справедливым возмездием за совершение особых преступлений. Согласно этому утверждению, некоторые люди заслуживают лишения жизни за причиненное ими зло; порой совершаются преступления настолько ужасные, что лишение преступников жизни оказывается единственным справедливым ответом на них. Аргумент в пользу идеи возмездия часто оказывается не чем иным, как желанием мести, маскируемым принципом справедливости.

С эмоциональной точки зрения это очень мощный аргумент. Но это и аргумент, который, если признать его справедливость, разрушает саму основу прав человека. Центральным компонентом системы основных прав человека является то, что они неотчуждаемы. Их нельзя отнять, даже если индивид совершил тягчайшее преступление.

По словам Ирландской комиссии за справедливость и мир, «приводя смертный приговор в исполнение, мы безвозвратно исключаем всякую возможность, какой бы отдаленной она ни была, последующего раскаяния, исправления или примирения; наконец, исключаем возможность морального развития и пробуждения совести».

Самый распространенный аргумент в пользу смертной казни — утверждение о том, что она сдерживает преступность: необходимо убить преступника для того, чтобы удержать других от совершения подобного деяния. Благодаря лишь этому она служит средством защиты общества от тяжких преступлений.

Но есть и другое мнение. По словам кандидата юридических наук Никифорова А.С., смертная казнь не только не останавливает и не сокращает преступность, но и способствует ее росту: «Преступник наверняка дополнительно озверел и стал по принципу «семь бед — один ответ» убирать, убивать потом потерпевших и свидетелей, чего он раньше, как правило, не делал. Раньше — даже в условиях не всегда компетентного и добросовестного следствия и суда — все-таки была альтернатива, был шанс получить срок поменьше. Теперь этот шанс исчез. По тому же принципу стали совершаться убийства теми насильниками, разбойниками и бандитами, которые до принятия Указа от 30 апреля 1954 г., по которому вводилась смертная казнь за умышленное убийство, от убийств, скорее всего, воздержались бы».

Данное мнение подтверждает статистика. До введения моратория на смертную казнь в 1996 г., согласно постановлению Совета Европы от 25.01.96 г., в Российской Федерации было совершено следующее количество умышленных убийств по признакам статьи 102 ранее действовавшего Уголовного кодекса РСФСР: в 1990 г. — 2832, в 1991 г. — 2842, в 1992 г. — 3582, в 1993 г. — 4919, в 1994 г. — 5760, в 1995 г. — 5800.

Иными словами, в 1994 г. по отношению к 1990 г. количество умышленных убийств возросло на 103,4%, а в 1995 г. по отношению к 1991 г. — на 104,3%. Это еще раз доказывает, что применение смертной казни не оказывает сдерживающего фактора на преступность. Мало того, последняя продолжает расти.

Несмотря на увеличение числа умышленных убийств, по статье 102 Уголовного кодекса РСФСР к смертной казни было приговорено в 1990 г. 206 человек, или 9,8%; в 1991 г. — 144 человека, или 5,9%; в 1992 г. — 157, или 6,1%; в 1993 г. — 154, или 5,0%; в 1994 г. — 153, или 3,6%.

К опровержению того, что смертная казнь сдерживает преступность, автор может добавить, что в странах, где существуют строгие наказания, высок уровень преступности, и напротив, нередко там, где повышается уровень преступности, появляются более жесткие наказания, расширяются масштабы их применения. Если предположить, что здесь есть зависимость, то необходимо решить, что от чего зависит: рост преступности ведет к более строгим наказаниям, расширению их применения, или, наоборот, чем больше людей наказывают, чем большее их число проходит «тюремные университеты», тем выше криминогенный потенциал общества.

В действительности и жесткие наказания, и огромные масштабы их применения, и высокий уровень преступности вызываются определенными социальными причинами: традициями, обычаями, уровнем общественной нравственности и правовой культуры, всем складом социального бытия.

Оправдывая смертную казнь, чаще говорят, что она необходима, так как только она может удовлетворить одну из специфических потребностей общества. И, какой бы ни была эта потребность, она настолько велика, что оправдывает жестокое наказание смертью.

Специфические потребности различны в разное время и в разных обществах. В некоторых странах смертная казнь рассматривается как законное средство предупреждения такого преступления, как убийство, или наказание за него. В других странах смертная казнь считается мерой, без которой невозможно остановить распространение наркотиков, ликвидировать политический терроризм, экономическую коррупцию или искоренить супружескую неверность. Данное утверждение основано на представлении о «рациональном» преступнике, взвешивающем свои действия и их последствия. Однако этот довод не подтверждается ни статистическими исследованиями, ни многолетними криминологическими наблюдениями, согласно которым лица, совершающие тяжкие преступления, либо вообще не задумываются о последствиях, либо рассчитывают на то, что они не будут задержаны и осуждены. Лишь 5-10 % убийств являются заранее обдуманными. Но даже те, кто их совершает, рассчитывают, прежде всего, на безнаказанность.

Сократ говорил, что смертная казнь, никогда, нигде, никого не устрашала (за исключением тех, кто преступлений не совершал — либо вовсе, либо таких, за которые закон устанавливал суровые наказания). Объясняется это, прежде всего, тем, что суровые наказания чаще всего угрожают тем преступникам, которые, в силу разных причин, их не боятся или игнорируют: фанатикам-террористам, патологически агрессивным личностям, в первую очередь сексуальным (или с другой мотивацией) маньякам, ситуативным корыстно-агрессивным преступникам, действующим под влиянием провоцирующего момента, алкоголя, наркотика (обычно в том или ином сочетании), профессиональным, в особенности организованным преступникам, для которых зона, тюрьма, смертная казнь — естественные издержки их «производства», а риск их наступления не так уж велик. При этом организованные преступники, в том числе организованные, или действующие на контрактной основе киллеры-одиночки, своих коллег по преступной деятельности или заказчиков боятся больше, чем закона.

Следовательно, общепредупредительное значение суровых, жестоких наказаний, в том числе смертной казни, приближается к нулю. Более того, по совокупности с криминальными факторами, действующими в местах лишения свободы, длительное пребывание там может стимулировать преступность. Значит, единственное, что вроде бы может оправдать существование в законе и в законоприменительной практике жестких наказаний — это стопроцентная реализация целей частного предупреждения исполнением приговоров к смертной казни. Но не перевешивается ли этот «плюс» теми минусами, с которыми связаны как угроза смертной казни по закону, так и практика ее применения по суду? В особенности страшным, необратимым результатом приведенного в исполнение ошибочного или неправосудного смертного приговора?

Как известно, судебные ошибки неизбежны, они всегда существовали, существуют и, к сожалению, сохранятся в будущем. В результате жизнь человека может оборваться вследствие неблагоприятного стечения обстоятельств, случайной, но непоправимой человеческой ошибки.

Одним из самых распространенных доводов в пользу отмены смертной казни является ссылка на судебные ошибки. Действительно, подобные два случая в судебной практике были. Например, за убийство, совершенное Чикатило, расстреляли другого человека. По этому поводу профессор Д.А. Корецкий пишет: «Казнь — предмет политических спекуляций. За политические преступления Чикатило расстреляли невинного Кравченко! А почему не пишут, кто такой Кравченко? Он тоже убийца и уже отбывал наказание за другое убийство на сексуальной почве! А потом взял на себя и этот эпизод». К словам Д.А. Корецкого нужно добавить, что Кравченко совершил семь убийств и, бравируя этим, «взял» на себя еще одно убийство, которого он действительно не совершал. Несмотря на это, об этой судебной ошибке упоминается в десятках публикаций.

Вторая судебная ошибка, о которой пишут сторонники отмены смертной казни, была допущена в так называемом витебском деле. По этому делу был расстрелян серийный убийца Михасевич: он совершил более десяти убийств. Действительно, одно убийство, которое совершил тот же Чикатило, приписали Михасевичу. «Поэтому считать, что пострадал невиновный, вряд ли есть основания» (А.С. Михлин).

Сторонники смертной казни считают ее справедливым возмездием за совершение особого рода преступлений, наказанием за которые может быть только лишение жизни. Например, губернатор Кемеровской области А. Тулеев настаивает на введении смертной казни для террористов и торговцев наркотиками, ибо только высшая мера наказания может сделать эффективной борьбу с этим злом. Причем казни нужно проводить публично: "… для наглядности вывести на площадь и шарахнуть из автомата". Той же позиции придерживается бывший спикер Госдумы Г. Селезнев, который 7 июля 2003 г. заявил, что «к подобным людям обязательно надо применять смертную казнь, но, естественно, по решению суда».

Ключевой компонент системы основных прав человека — их неотчуждаемость. Их нельзя отнять, даже если индивид совершил тягчайшее преступление. По мнению Ирландской комиссии за справедливость и мир, «приводя смертный приговор в исполнение, мы безвозвратно исключаем всякую возможность — какой бы отдаленной она ни была — последующего раскаяния, исправления или примирения; наконец, исключаем возможность морального развития и пробуждения совести».

Нередко можно услышать, что смертную казнь надо рассматривать как фактор, сдерживающий преступность. Однако специалисты говорят об обратном: страх перед наказанием в виде смертной казни заставляет преступника действовать по принципу «семь бед — один ответ».

Многие юристы, политики зачастую абсолютизируют роль смертной казни в сдерживании преступности, требуя от нее нечто большее, чем просто лишения человека жизни. Они придают ей значение некоего универсального средства, считая ее панацеей в борьбе с преступностью, дабы предостеречь остальных. Но какой бы ни была потребность общества в этом виде наказания, оно настолько негуманно, что не оправдывает его применения.

Стоит отметить, что в одних странах, когда уровень преступности повышается, вводятся более строгие виды наказания, в других же, напротив, -смягчаются наказания за некоторые виды преступлений. Итак, является ли рост преступности причиной более строгих наказаний или же, наоборот, количество составов преступлений и мера наказаний за них, возрастая, приводят к неизбежному увеличению числа людей, прошедших «тюремные университеты», а в целом к увеличению криминогенного потенциала в обществе?.. Все это обусловлено вполне определенными факторами: уровнем жизни людей, особенностью экономических и политических процессов, традициями, обычаями, уровнем общественной нравственности и правовой культуры — короче, всем укладом жизни общества.

Например, в некоторых странах смертную казнь рассматривают как законное средство предупреждения такого преступления, как убийство, а в других — ее считают мерой, без которой невозможно остановить распространение наркотиков, ликвидировать политический терроризм, экономическую коррупцию, искоренить супружескую неверность.

Существует и более прагматический подход. Заключенных, совершивших особо тяжкие преступления, за которые назначено пожизненное заключение, дешевле просто убить, нежели содержать в тюрьме. Сторонники такой точки зрения мотивируют ее тем, что на содержание таких заключенных, которые никакой пользы обществу уже не могут принести, тратятся деньги налогоплательщиков. А.Ф. Кистяковский писал: «Единственное ее преимущество в глазах народов состоит в том, что она очень простое, дешевое и не головоломное наказание».

Итак, в заключение, проанализировав вышеизложенный материал, мы можем сделать следующий вывод. Законодателю следует четко определиться, что он видит в наказании и какие цели преследует, применяя его. Если признать, что есть категория «неисправимых» преступников, то смертная казнь, пожизненное лишение свободы и длительные сроки лишения свободы вполне закономерны и логичны (хотя морально и не обоснованы). Если же признать, что нет «неисправимых» преступников, а есть «трудновоспитуемые», то из системы уголовных наказаний необходимо исключить пожизненное лишение свободы и смертную казнь. Целями наказания в данном случае будут исправление осужденных и предупреждение совершения преступления, как осужденными, так и иными лицами.

Таким образом, на наш взгляд, в России (как, впрочем, и в любой стране) разработка законодательных актов об отмене смертной казни должна идти параллельно с тщательно продуманной государственной политикой, направленной на повышение уровня правосознания населения, на четкое понимание им нравственных устоев современного демократического гражданского общества. Все это должно помочь россиянам преодолеть ошибочное заблуждение относительно рациональности данного вида наказания и убедить их в том, что государство отменяет смертную казнь отнюдь не с целью удовлетворения требований международных организаций, а исходя из потребностей общества, переживающего процесс укрепления демократических основ.


Заключение

На основании проделанной работы необходимо сделать следующие выводы:

Смертная казнь — одно из самых древних наказаний, известных уголовному праву России. Она существует уже много веков. В течение этого времени многократно менялось отношение к этому наказанию: оно то применялось очень широко, то не назначалось совсем. Долгое время к смертной казни относились как к возмездию преступнику, к устрашению его и других членов общества. Цели смертной казни накладывали отпечаток на всю правовую регламентацию этого наказания, частоту его применения, перечень преступлений, совершение которых могло повлечь смертную казнь. Это оказывало влияние на способ его применения.

К началу 90-х годов в уголовном законодательстве России насчитывалось более 30 составов преступлений, допускавших применение смертной казни. Примерно с этого времени наметился новый подход к правовой регламентации исключительной меры наказания: требовалось привести действующее законодательство в соответствие с судебной практикой, так как начиная с 1987 года смертная казнь применялась только за тяжкие насильственные преступления, главным образом за умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах. В большинстве случаев (в разные годы от 92,5% до 98,1%) действия виновных квалифицировались по ст. 102 УК, а остальные осуждались за бандитизм или за посягательство на жизнь работника милиции. Во всех случаях эти преступления были связаны с убийством, как правило, нескольких лиц.

Смертная казнь как уголовное наказание выступает в качестве правового ограничения, юридического средства, сдерживающего преступников, что вытекает из ее природы, и является объективным свойством, несмотря ни на какие субъективные оценки и общественное мнение. Иначе говоря, можно спорить о том, эффективна или неэффективна смертная казнь, нужна она или не нужна на данном этапе общественного развития, отменить ее или нет, но то, что смертная казнь — сдерживающий фактор, правовое ограничение – несомненно. Собственно, именно поэтому она служит средством защиты общества от тяжких преступлений.

Смертная казнь — самая суровая мера наказания, заключающаяся в лишении человека жизни. Она применяется только по приговору суда от имени государства и назначается за очень узкий круг особо тяжких умышленных преступлений. Смертная казнь предусмотрена в части 2 ст. 20 Конституции РФ. Допуская возможность лишения жизни человека только в связи с исполнением наказания в виде смертной казни, Конституция устанавливает, что эта мера, во-первых, является исключительной, а во-вторых, применяется временно — «впредь до ее отмены». Значит, российское общество, и государство в перспективе намерены отказаться от данного вида наказания.

В уголовно-правовом аспекте справедливость как этическая категория рассматривается главным образом как гармоничное соотношение преступления и наказания. Именно справедливого наказания ждут от суда потерпевшие, их родные и близкие, все сопричастные к чужому горю люди. Более того, сам уголовный закон основной целью применения наказания провозглашает восстановление социальной справедливости (ст. 43 УК РФ). Нравственной основой судебной власти является независимость судей, подчинение их только закону, возможность принимать решения лишь по совести и внутреннему убеждению. Можно сказать: судья отвечает и за надлежащее исполнение назначенного наказания. В связи с этим неопределенность в вопросе о сохранении смертной казни как вида уголовного наказания оказывает негативное воздействие на судей при вынесении приговора.


Список использованной литературы

Нормативные акты и судебная практика:

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М, 1993. — 64 с.

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. — СПб.: Питер, 2005. — 236 с.

3. По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части
третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации „О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР».

4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1999. — № 6. — Ст. 867.

5. Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Относительно отмены смертной казни ЕТ8 № 114 (Страсбург, 28 апреля 1983 г.) // Текст протокола официально опубликован не был.

6. О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы: Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. – № 21. — Ст. 2468.

7. О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.: Распоряжение Президента РФ N 53-рп // Российская газета. — 1997. — N 43/44.

Специальная литература:

1. Андреева В.Н. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы как ее альтернатива: Автореф. дисс. канд. юрид. наук / В.Н. Андреева. — Краснодар, 2000. — 25 с.

2. Ермакова С. Смертная казнь: история и современность / С. Ермакова // Право и жизнь. — 2003. — № 64 (12). — С. 41-44.

3. Жильцов С. В. Смертная казнь в истории отечественного права: Автореф. дисс..к. ю. н. / С.В. Жильцов. — Саратов, 2002. — 46 с.

4. Игнатов А.Н. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т.1. Общая часть / А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. — М: НОРМА, 2002. — 722 с.

5. Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни / А.Ф.

6. Кистяковский. — Тула: Автограф, 2000. — 129 с.

7. Когда убивает государство. Смертная казнь против прав человека / Под ред. С.Г. Келиной. — М., 1989. — 192 с.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / Под ред. В.К. Дуюнова. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 675 с.

9. Корецкий Д.А. Смертная казнь в аспекте современной криминологической ситуации / Д.А. Корецкий // Право на смертную казнь. — М.: Частное право, 2004. — С. 168-173.

10. Малько А.В. Смертная казнь: Современные проблемы / А.В. Малько // Правоведение. — 1998. — № 1. — С. 106-116.

11. Михлин А.С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее / А.С. Михлин. — М., 2000. — 156 с.

12. Нагорный Р.С. Смертная казнь: Вопросы законодательства / Р.С. Нагорный // Российский судья. — 2005. — № 8. — С. 43-46.

13. Никифоров А.С. Приложение: предложения к проекту «Основы государственной политики борьбы с преступностью» / А.С.Никифоров // СПС «Консультант плюс».

14. Познышев С.В. Основные вопросы учения о наказании / С.В. Познышев. М, 1904.-402 с. 20.

15. Российское уголовное право: В 2 т. Т. 1: Общая часть / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комисарова, А.И. Рарога. — М.: ИНФРА — М, 2003.-623 с.

16. Хоменко Н. Понятие и содержание регулирования смертной казни в Российской Федерации / Н. Хоменко // Право и жизнь.-2003.-№58(6).- С.28-31.

17. Черниловский З.М. Смертная казнь: Историко-философский аспект / З.М. Черниловский // Государство и право.1991.-№ 1.-С.128-137.23.

18. Эвекич У. Основные тенденции в исследованиях смертной казни в 1979-1986 гг. / У. Эвекич, Т. Кубо // Смертная казнь: За и против.-588 с.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву