Реферат: Уголовно-правовая охрана государственной и служебной тайны в органах внутренних дел

На правах рукописи

Дворников Александр Александрович

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
И СЛУЖЕБНОЙ ТАЙНЫ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Тюмень 2007

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Тюменского юридического института МВД РФ

Научный руководитель:

кандидат юридических наук, доцент

Морозов Виктор Иванович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Векленко Василий Владимирович

кандидат юридических наук, доцент

Хабаров Александр Владимирович

Ведущая организация:

Сибирский юридический институт МВД РФ

Защита диссертации состоится 25 мая 2007 г. в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.034.01 при Тюменском юридическом институте МВД РФ по адресу: 625049, г. Тюмень, ул. Амурская, 75, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменского юридического института МВД РФ.

Автореферат разослан «___» _____________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Р.Д. Шарапов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Президент Российской Федерации В.В. Путин в качестве одного из основных направлений деятельности органов государственной власти определил укрепление государственной безопасности[1] .

Безопасность государства неразрывно связана с государственной и служебной тайной, охрана которой невозможна без применения уголовно-правовых норм.

Информационная безопасность является одним из условий успешной борьбы с преступностью и обеспечивается комплексом специальных мер. Их неотъемлемой частью является уголовное законодательство, охраняющее государственную и служебную тайну, операторами (обладателями) которой являются и органы внутренних дел.

Основным регулирующим правовым актом в области информационных ресурсов является Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Вместе с тем существуют более 150 нормативных правовых актов различного уровня, регламентирующих вопросы обеспечения сохранности государственной и служебной тайны. Учитывая, что уголовно-правовые нормы, действующие в данной сфере, являются бланкетными, то такое большое количество правовых актов затрудняет применение уголовного законодательства.

Несовершенно и уголовно-правовое регулирование охраны государственной и служебной тайны. Так, например, отсутствуют основания привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих доступом к служебной тайне, за ее разглашение либо неправомерное нарушение конфиденциальности, не предусмотрена ответственность за посягательства на тайну судопроизводства, если отсутствует предупреждение о неразглашении. Действующие диспозиции ст.ст. 283 и 284 УК РФ не позволяют четко разграничить разглашение государственной тайны от нарушения правил обращения с ее носителем. Неоднозначность правоприменительной практики также снижает эффективность уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны.

Нередко, как отметил Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.В. Чайка, «государственные служащие «торгуют» вверенной им информацией, оказывают подконтрольным структурам содействие в получении незаконных льгот и привилегий»[2]. Это подтверждается результатами проведенного исследования: 24,1 % опрошенных сотрудников органов внутренних дел отмечают, что им известны случаи разглашения государственной тайны, а 37 % респондентов – случаи нарушения конфиденциальности служебной тайны. При этом основным мотивом разглашения государственной и служебной тайны в 50 % случаев является корыстная заинтересованность.

Таким образом, необходимо совершенствование уголовно-правовых средств борьбы с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел.

Степень научной разработанности проблемы. До настоящего времени проблемам уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны уделялось особое внимание как специалистов в области материального уголовного права (а именно В.М. Белецкого, Л.А. Букалеровой, З.Ф. Гайнуллиной, С.В. Дьякова, А.Ф. Жигалова, Р.Б. Иванченко, А.А. Игнатьева, М.П. Карпушина, А.В. Коломиец, Л.Р. Клебанова, В.Н. Лопатина, Н.Г. Лопухиной, В.А Мазурова, К.А. Маркеловой, А.Е. Маслова, А.А. Рож-нова, В.А. Северина, А.А. Фатьянова, Д.Б. Халяпина, И.Г. Чумарина и др.), так и ученых-процессуалистов и криминалистов (в частности В.В. Войникова, О.А. Зайцева, Г.Г. Камаловой, И.В. Смольковой, Н.И. Шумилова и др.). Вопросам правового регулирования информации и информационной безопасности посвящены работы специалистов в области информационного права: Ю.М. Батурина, И.Л. Бачило, Е.К. Волчинской, В.А. Копылова, А.А. Стрельцова, М.А. Федотова и др.

Выработанные в науке подходы составляют методологическую основу для дальнейших исследований в сфере охраны государственной и служебной тайны. Вместе с тем особенности охраны государственной и служебной тайны уголовно-правовыми средствами именно в сфере деятельности органов внутренних дел комплексному исследованию не подвергались. Так, большинство исследователей рассматривали органы внутренних дел в роли субъектов деятельности, направленной на охрану сведений, составляющих государственную и служебную тайну, а не в качестве операторов (обладателей) такой информации.

Это предопределяет необходимость проведения комплексного исследования мер уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны, находящейся в ведении именно такого оператора информационной системы ограниченного пользования, как органы внутренних дел.

Цель и задачи диссертационного исследования. Настоящее диссертационное исследование проводится с целью разработки научно-обоснованных предложений по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения в сфере охраны государственной и служебной тайны в органах внутренних дел.

Поставленная цель предопределила постановку следующих задач:

— определить понятие и юридическую сущность государственной и служебной тайны;

— дать уголовно-правовую характеристику преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну органов внутренних дел;

— рассмотреть квалифицирующие обстоятельства преступлений, посягающих на конфиденциальную информацию органов внутренних дел;

— раскрыть особенности квалификации преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну, операторами (обладателями) которой являются органы внутренних дел;

— сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения в части охраны государственной и служебной тайны в органах внутренних дел.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере применения уголовно-правовых норм, обеспечивающих охрану конфиденциальности информации, составляющей государственную и служебную тайну в процессе либо в связи с деятельностью органов внутренних дел, предметом исследования – проблемные аспекты уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны в органах внутренних дел. Кроме того, предмет исследования составляют:

— нормативные правовые акты, регламентирующие обращение конфиденциальной информации;

— уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на сведения такого рода (ст.ст. 275, 276, 283, 284, 310, 311, 320 УК РФ);

— правоприменительная практика, связанная с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования послужили основополагающие законы и категории материалистической диалектики и теории познания, а также общенаучный диалектический метод изучения социальных явлений.

В работе над диссертационным исследованием использовались и частнонаучные методы: историко-правовой, статистический, конкретно-социологический, методы и приемы юридического толкования норм права.

Теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных авторов в области философии, конституционного права, уголовного права, уголовно-процессуального права, криминологии и информационного права.

Эмпирическую основу исследования составляют:

– опубликованная судебная практика Верховных Судов РСФСР и Российской Федерации по делам о преступлениях, относящихся к посягательствам на государственную и служебную тайну;

− материалы 126 служебных проверок, проведенных подразделениями собственной безопасности, по фактам нарушения порядка обращения с материалами, составляющими государственную либо служебную тайну, сотрудниками органов внутренних дел;

– статистические данные о состоянии преступности в Российской Федерации в 2000–2007 гг.;

– опрос 155 граждан, проживающих в г. Тюмени и Тюменской области;

− экспертный опрос 187 сотрудников правоохранительных органов;

− материалы средств массовой информации и сети Internet.

Нормативно-правовую основу исследования составилиКонституция РФ, нормы уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства РФ, ранее действовавшие нормативные акты, предусматривающие ответственность за преступные посягательства на государственную, служебную и иные виды тайны, определения Конституционного Суда РФ, относящиеся к рассматриваемой проблематике.

Научная новизна исследования состоит в следующем: а) впервые в уголовном праве со времени принятия УК РФ 1996 г. проведен комплексный анализ блока преступлений, связанных с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел; б) разработана авторская классификация преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну ОВД; в) сформулированы предложения по совершенствованию норм уголовного законодательства, устанавливающих ответственность за посягательства на государственную и служебную тайну как со стороны сотрудников органов внутренних дел, так и со стороны иных лиц.

Основные положения, выносимые на защиту :

1. Тайна – это установленная федеральными законами и иными нормативными правовыми актами конфиденциальность информации, нарушение которой может повлечь причинение ущерба охраняемым законом интересам, и за нарушение которой предусмотрена юридическая ответственность.

При определении тайны следует исходить из отличительного свойства тайны – конфиденциальности, характерной только для информации, обращение которой ограничено и регламентировано законодательством и иными нормативными правовыми актами.

Юридической сущностью тайныявляется установленная федеральными законами и иными нормативными правовыми актами ограниченность оборота информации.

2. Государственная тайна установленная федеральными законами и иными нормативными правовыми актами конфиденциальность информации в области военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности государства, нарушение которой создает угрозу безопасности государства и влечет уголовную ответственность.

Служебная тайна установленная федеральными законами и иными нормативными правовыми актами конфиденциальность информации, обусловленная служебной необходимостью, нарушение которой создает возможность причинения ущерба охраняемым законам интересам, как отдельных государственных органов, так и отдельных лиц, при этом не связанную с угрозой причинения ущерба интересам государства, и влечет юридическую ответственность.

3. Преступления, посягающие на государственную и служебную тайну органов внутренних дел следует классифицировать в зависимости от: а) объекта посягательства (преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, преступления против правосудия и преступления против порядка управления); б) предмета посягательства (преступления, посягающие на государственную тайну и преступления, посягающие на служебную тайну ОВД); в) способа совершения преступления («разглашающие» и «нарушающие»).

4. Субъективная сторона «разглашающих» преступлений (ст.ст. 275, 276, 283, 310, 311, 320 УК РФ) характеризуется умышленной формой вины.

Субъективная сторона «нарушающих конфиденциальность» преступлений (ст. 284 УК РФ) характеризуется неосторожной формой вины.

5. Статью 283 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 283. Разглашение либо блокирование государственной тайны

1. Разглашение государственной тайны, то есть умышленное деяние, направленное на сообщение информации, составляющей государственную тайну, постороннему лицу, а равно ее блокирование при отсутствии признаков государственной измены либо шпионажа, −

2. То же деяние, совершенное лицом, имеющим допуск к информации, составляющей государственную тайну, −

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, −».

6. Статью 284 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 284. Нарушение правил обращения с носителем государственной тайны.

Нарушение лицом, имеющим допуск к государственной тайне, установленных правил обращения с носителем государственной тайны, если это повлекло по неосторожности наступление тяжких последствий , −».

7. Дополнить главу 30 УК РФ статьей 2931, предусматривающей ответственность за разглашение служебной тайны при наличии тяжких последствий, изложив ее в следующей редакции:

«Статья 2931. Разглашение либо блокирование служебной тайны

Разглашение служебной тайны, т.е. умышленное деяние, направленное на сообщение информации, составляющей служебную тайну, постороннему лицу, а равно ее блокирование, совершенное государственным либо муниципальным служащим, а равно лицом, обладающим допуском к служебной тайне, если это повлекло наступление тяжких последствий , −».

8. Дополнить главу 30 УК РФ статьей 2932, предусматривающей ответственность за неосторожное обращение с носителем служебной тайны при наличии тяжких последствий, изложив ее в следующей редакции:

«Статья 2932. Нарушение правил обращения с носителем служебной тайны.

Нарушение лицом, имеющим допуск к служебной тайне, установленных правил обращения с носителем служебной тайны, если это повлекло по неосторожности наступление тяжких последствий , −».

9. Статью 310 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 310. Разглашение либо блокирование тайны судопроизводства

1. Разглашение тайны судопроизводства, т.е. умышленное деяние, направленное на сообщение информации, составляющей тайну судопроизводства, постороннему лицу, а равно ее блокирование −

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, −».

10. Особенности квалификации посягательств на государственную и служебную тайну органов внутренних дел обусловлены: а) предметом посягательства, б) способом выполнения объективной стороны, в) субъективной стороной преступления, в том числе направленностью умысла и целью действий, г) наличием либо отсутствием связи с иностранным субъектом.

Теоретическое и практическое значение работы состоит в том, что данное исследование позволяет выстроить систему признаков со свойственными ей закономерностями для преступлений данного рода, что не только расширит область научных знаний, но и позволит с максимально возможным эффектом бороться с преступлениями против охраняемой законом информации. В то же время проведенное исследование позволит внести вклад в отечественную уголовно-правовую науку по проблемным аспектам борьбы с преступлениями, посягающими на государственную и служебную тайну органов внутренних дел, совершаемыми общими субъектами, не обладающими допуском к конфиденциальной информации, и сотрудниками органов внутренних дел, которые имеют допуск к соответствующей категории тайны либо имеют к ней доступ в связи с исполнением служебных обязанностей. Это также позволит расширить накопленный теорией уголовного права багаж знаний в сфере охраны не только интересов информационного характера, но и вопросов обеспечения безопасности государства, интересов государственной службы (обеспечение основ конституционного строя и безопасности государства, интересы правосудия и порядка управления).

Проведенное исследование позволит повысить эффективность уголовно-правовой охраны конфиденциальной информации, в том числе и в сфере деятельности органов внутренних дел.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права Тюменского юридического института МВД РФ, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические выводы и положения, содержащиеся в диссертации, изложены в 7 научных статьях общим объемом 2,1 усл. п. л. (соавторство не разделено). Одна из публикаций помещена в журнале «Черные дыры в российском законодательстве», относящемся к числу изданий, рекомендованных ВАК РФ для опубликования основных положений диссертационных исследований. Результаты исследования были доведены до сведения научной общественности и работников правоохранительных органов на всероссийских и региональных научно-практических конференциях:« Уголовное право на рубеже тысячелетий» (г. Тюмень, 5 нояб. 2004 г., 16 нояб. 2006 г.), «Научные исследования высшей школы» (г. Тюмень, 8 февр. 2005 г., 8 февр. 2006 г., 8 февр. 2007 г.), «Уголовно-правовая политика в сфере информационной безопасности РФ» (г. Екатеринбург, 10 февр. 2007 г.), «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе» (г Красноярск 15–16 февр. 2007 г.).

Основные положения диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Тюменского юридического института МВД РФ, практическую деятельность органов прокуратуры г. Тюмени в качестве методических рекомендаций по вопросам квалификации преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну ОВД.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и 2 приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрываются степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, методология и методика, теоретическая основа, эмпирическая основа, нормативно-правовая основа, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о научной и практической апробации полученных результатов.

Глава первая – «Понятие, классификация и особенности охраны в органах внутренних государственной и служебной тайны» – включает в себя четыре параграфа.

Первый параграф – «Понятие государственной тайны» – посвящен определению основных понятий, используемых в сфере обращения конфиденциальной информации.

В диссертации рассматриваются существующие в науке определения информации, проводится анализ нормативной правовой базы, регламентирующей порядок обращения как с информацией открытой и общедоступной, так и информацией с теми сведениями, доступ к которым ограничен законодательством, делается вывод об общности таких понятий, как «информация», «сведения» и «данные». Термин «информация» по своему содержанию является более объемным и включает в себя понятия «сведения», «данные». В целях унификации уголовного законодательства и законодательства, регламентирующего оборот информации (ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»), предлагается использовать термин «информация».

В исследовании даются определения понятий «тайна», «государственная тайна», «служебная тайна». При этом основой определения является конфиденциальность как основное, отличительное свойство информации, обращение которой ограничено. Такой подход не связан с построением определения на основе перечисления эквивалентных составляющих – он базируется на ключевом свойстве конфиденциальности, что позволяет отличить тайну от иных видов информации.

Под конфиденциальностью следует понимать ограниченность оборота информации и установленный обладателем информации режим ее хранения и обращения, при котором обеспечивается ее доступность только определенному кругу субъектов и исключается возможность ее разглашения, блокирования либо утраты.

В диссертации предлагаются основные критерии различия государственной и служебной тайны, которые заключаются в потенциальной и действительной ценности сведений соответствующей категории конфиденциальности, характеристиках возможного ущерба от нарушения их конфиденциальности и характеристиках мер, обеспечивающих охрану государственной и служебной тайны. В частности, в случае посягательства на государственную тайну причиняется вред либо создается угроза его причинения интересам государственной безопасности Российской Федерации. В случае посягательства на служебную тайну лицом, обладающим допуском к ней, вред либо угроза его причинения не связаны с интересами государственной безопасности и направлены на охраняемые законом интересы в сфере государственной либо муниципальной службы, а также на охраняемые законом интересы третьих лиц.

Во втором параграфе – «Понятие служебной тайны» – исследуется содержание такой разновидности конфиденциальной информации, как служебная тайна, проводится сравнительный анализ служебной тайны и иных видов тайны (например, профессиональной). В состав служебной тайны могут входить и иные охраняемые законодательством виды конфиденциальной тайны, если такая информация стала достоянием субъектов государственной службы либо службы в органах местного самоуправления в процессе выполнения ими служебных функций. При этом, если в процессе непосредственной деятельности операторы служебной тайны становятся операторами государственной тайны, то сведения в части, касающейся государственной тайны, должны быть регламентированы нормами, обеспечивающими обращение и охрану именного государственной тайны.

Операторами служебной тайны могут являться государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, а также иные лица, обладающие допуском к информации, составляющей служебную тайну. При отсутствии допуска на обращение с такой информацией и совершении посягательства на служебную тайну вопрос о привлечении к уголовной ответственности за наступившие последствия должен решаться в отношении оператора служебной тайны как субъекта, по вине которого служебная тайна выбыла из установленного оборота. При совершении деяний, связанных с разглашением служебной тайны лицом, не относящимся к указанным выше лицам, и наступлением тяжких последствий, должен решаться вопрос о привлечении к уголовной ответственности оператора служебной тайны, по вине которого такая информация выбыла из установленного оборота.

Анализ федеральных законов и иных нормативных правовых актов позволяет заключить, что к обязанностям государственных служащих и служащих органов местного самоуправления относится обеспечение охраны служебной тайны, запрет на неправомерное обращение со служебной тайной, операторами которой они являются. Также законодательством предусмотрены основания юридической ответственности за нарушение конфиденциальности служебной тайны. Уголовный закон не содержит нормы, обеспечивающей охрану такой конфиденциальной информации, как служебная тайна.

В основу определения служебной тайны положены ее основные и отличительные свойства – конфиденциальность и содержание информации (сфера общественных отношений).

В третьем параграфе – «Классификация сведений, составляющих государственную и служебную тайну» − рассматриваются содержательные элементы государственной и служебной тайны и выделяются их общие признаки, что позволяет разделить весь массив сведений, составляющих государственную и служебную тайну, на несколько информационных групп.

Так, государственная тайна может быть разделена на отдельные составляющие (информационные компоненты), основываясь на следующих признаках:

1. В зависимости от предмета государственной охраны (сведения в области оперативно-розыскной деятельности, мобилизационных ресурсах и др.).

2. В зависимости от отдельных направлений государственной деятельности по территориальному признаку. При этом возможно выделение двух групп сведений, составляющих государственную тайну:

− сведения, составляющие государственную тайну о деятельности в перечисленных областях на территории Российской Федерации (внутритерриториальная государственная тайна);

− сведения, составляющие государственную тайну о деятельности в указанных областях за пределами территории Российской Федерации (внешне территориальная государственная тайна).

3. В зависимости от степенисекретности (грифы «секретно», «совершенно секретно» и «особой важности»).

4. Объем сведений, составляющих государственную тайну, доступ к которым имеет определенный субъект-обладатель (либо оператор системы) информации, определяется содержанием его должностных полномочий.

В связи с этим представляется возможной классификация сведений, составляющих государственную тайну, в зависимости от субъекта их обладателя (оператора): государственная тайна Министра внутренних дел, его заместителей и сотрудников Министерства внутренних дел, государственная тайна начальника органов внутренних дел субъекта Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономного округа, автономной области), его заместителей и сотрудников ОВД субъекта, государственная тайна горрайлинорганов внутренних дел и их сотрудников.

При рассмотрении вопроса о классификации сведений, составляющих служебную тайну, отмечается, что ее объектами являются данные в различных сферах деятельности государственных либо муниципальных органов, должностных лиц и отдельных граждан. К служебной тайне следует относить информацию в сфере врачебной, коммерческой, нотариальной и иной деятельности, операторами которой являются органы внутренних дел. Но в то же время нарушение конфиденциальности служебной тайны не связано с посягательством на безопасность государства.

Представляется возможной следующая классификация сведений, составляющих служебную тайну:

1. В зависимости от сфер деятельности органов государственной либо муниципальной власти:

− сведения в сфере деятельности правоохранительных органов;

− сведения в сфере деятельности иных государственных либо муниципальных органов власти.

2. В зависимости от содержания информации:

− сведения о деятельности государственных или муниципальных органов и их должностных лиц;

− иные сведения конфиденциального характера, ставшие известными в процессе деятельности этих органов или их должностных лиц.

3. В зависимости от объекта, которому причиняется ущерб в результате противоправного распространения служебной тайны:

− сведения, распространение которых ставит под угрозу интересы государственной либо муниципальной службы;

− сведения, распространение которых ставит под угрозу иные охраняемые законом интересы.

4. Подобно классификации сведений, составляющих государственную тайну, сведения, отнесенные к служебной тайне, также возможно дифференцировать в зависимости от обладателя (оператора) информационной системы.

Классификация сведений, составляющих государственную и служебную тайну, может быть полезна при квалификации преступных посягательств на охраняемую законом конфиденциальную информацию, разграничении смежных составов преступлений, а также при назначении наказания за подобные деяния.

В четвертом параграфе – «Особенности охраны сведений, составляющих государственную и служебную тайну в органах внутренних дел» – рассматриваются отдельные аспекты, связанные с обеспечением конфиденциальности государственной и служебной тайны в практической деятельности органов внутренних дел.

Проведенное исследование подтверждает, что факты нарушения конфиденциальности государственной либо служебной тайны нередко не закрепляются в официальной статистике. В частности, по данным проведенного опроса, руководство подразделении органов внутренних дел в 37,13 % случаев нарушения конфиденциальности государственной либо служебной тайны вообще не принимает никаких мер по привлечению к ответственности за данные нарушения, а также по предотвращению дальнейшего развития наступивших последствий. Более того, как показывает проведенное исследование, руководители подразделений органов внутренних дел нередко умышленно скрывают подобные противоправные посягательства на конфиденциальность государственной либо служебной тайны от официальной статистики. Так, 2,9 % опрошенных сотрудников ОВД отметили, что их руководство «укрывает подобные случаи нарушения конфиденциальности государственной либо служебной тайны».

В диссертации отмечается, что 83,7 % опрошенных сотрудников знают о существовании такой разновидности информации с ограниченным доступом, как государственная тайна, 92,6 % –о существовании служебной тайны. При этом доступом к государственной тайне обладают 16,7 % сотрудников, к служебной тайне – 81,5 %.

Но в то же время при наличии законного права на обращение с государственной либо служебной тайной только 1 % опрошенных сотрудников смогли правильно назвать признаки государственной тайны и 0,7 % – служебной тайны. Таким образом, большинство сотрудников органов внутренних дел, обладая доступом к государственной и служебной тайне, в практической деятельности не различают этих категорий конфиденциальной информации и заблуждаются относительно правил обращения с соответствующей разновидностью тайной информации.

Глава вторая – «Уголовная ответственность сотрудников органов внутренних дел за посягательства на государственную и служебную тайну» – состоит из двух параграфов, в рамках которых рассматриваются преступления, посягающие на государственную и служебную тайну органов внутренних дел, совершаемые сотрудниками ОВД.

В первом параграфе – «Уголовно-правовая характеристика преступлений, посягающих на государственную тайну, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел» − рассмотрены объективные и субъективные признаки совершаемых сотрудниками ОВД преступных посягательств на государственную тайну, операторами которой они являются.

Предметом рассматриваемых преступлений являются сведения, отнесенные к государственной тайне в соответствии с действующим законодательством.

Сведения, составляющие государственную тайну, могут иметь две формы своего существования: материальную и интеллектуальную (нематериальную). В материальной форме сведения, составляющие государственную тайну, представляют собой материальные носители информации: документы (текстовые или графические, электронные носители информации и иные способы фиксации и отображения информации) и предметы (образцы изделий, различные приборы и аппараты, технические средства, макеты и т.п.). Иными словами, сведения, составляющие государственную тайну, проявляющиеся в материальной форме, – это все сведения, относящиеся к государственной тайне, зафиксированные в материальных носителях информации, т.е. предметах, обладающих физическими свойствами.

В интеллектуальной форме сведения, составляющие государственную тайну, представляют собой информацию, отнесенную к государственной тайне, зафиксированную и находящуюся в обращении при помощи нематериальных носителей информации (память человека, речь, невербальное общение). Таким образом, к интеллектуальным носителям сведений, составляющих государственную тайну, следует относить источники информации, не обладающие зафиксированными на материальных объектах физическими свойствами.

Поскольку в диспозиции ст. 284 УК РФ речь идет не только о документах, содержащих государственную тайну, но и о предметах, которые в соответствии со ст. 2 Закона РФ «О государственной тайне» также могут являться носителями государственной тайны, предлагается внести соответствующие изменения в данную уголовно-правовую норму. Кроме того, необходимо предусмотреть в рамках уголовного законодательства и появление новых форм носителей государственной тайны, которые будут подвергаться постоянному совершенствованию и внедряться в практическую деятельность.

Так, в соответствии со ст. 2 Закона РФ «О государственной тайне» носителями сведений, составляющих государственную тайну, являются материальные объекты, в том числе физические поля, в которых сведения, составляющие государственную тайну, находят свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов. Данное определение в качестве носителей государственной тайны предполагает и документы, и предметы, и иные материальные объекты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну.

В целях устранения неточностей и пробелов в УК РФ и его унификации с иными действующими нормативными правовыми актами представляется более корректной редакция ст. 284 УК РФ, которая предусматривает в качестве предмета преступления носитель государственной тайны.

Уничтожение предмета – носителя государственной тайны, при котором исключена возможность попадания его в руки посторонних лиц, не образует состав преступления.

Под разглашением предлагается понимать не последствия, а само деяние. Это позволит разграничивать случаи неосторожного нарушения правил обращения с носителями информации и случаи умышленных действий, выводящих конфиденциальную информацию из установленного режима обращения. Кроме того, подобный подход позволит повысить эффективность уголовно-правовой охраны государственной (и служебной) тайны, восполнив пробелы законодательства, возникающие в случаях, когда информация умышленно выведена из установленного режима, но еще не получена конкретным адресатом либо доступна неограниченному кругу посторонних лиц (например, в случаях размещения информации в сети Internet, при котором достаточно сложно установить фактический момент ознакомления с информацией).

Таким образом, разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ), равно как и служебной тайны (ст.ст. 310, 311 и 320 УК РФ) органов внутренних дел, окончено с момента совершения действий, направленных на нарушение ограниченности установленного оборота данной информации.

Разглашение государственной тайны может выражаться в умышленном совершении деяний, выводящих ее из установленного режима оборота, к которым следует относить:

а) предание огласке в устной форме (беседа, доверительный разговор, доклад, лекция либо сообщение в присутствии одного человека, разговор по телефону, демонстрация документов, материалов или иных носителей государственной либо служебной тайны);

б) письменную форму (переписка, обмен документами, использование сведений в любых письменных или печатных документах, завуалированная письменная форма, при которой субъект, владеющий информацией, предоставляет возможность ознакомления с конфиденциальной информацией, содержащейся на письменных носителях, без выхода ее из распоряжения этого субъекта третьим лицам);

в) публичную форму разглашения (выступление по радио или на телевидении, доклад, лекция либо сообщение в присутствии двух или более третьих лиц);

г) умышленное оставление носителей конфиденциальной информации в таком положении, когда посторонние имеют возможность ознакомиться с ней либо воспользоваться такой информацией. При этом необходимо разграничивать пассивную форму разглашения информации и нарушение правил обращения с такой информацией, когда деяние совершается по неосторожности.

Диспозиция ст. 283 УК РФ должна содержать в качестве признака состава преступления совершение действия (бездействия), направленного на блокирование информации, исключающее правомерное использование государственной тайны. При этом блокирование предполагает невозможность осуществления оборота информации (невозможность доступа к ней и ее использования).

Таким образом, объективная сторона «разглашающих» преступлений, посягающих на информацию, отнесенную к государственной (ст. 283 УК РФ) и служебной (ст.ст. 310, 311, 320 УК РФ) тайне органов внутренних дел, может быть реализована в совершении одного или нескольких указанных выше действий.

Диспозицию ст. 284 УК РФ предлагается изложить следующим образом: «Нарушение лицом, имеющим допуск к государственной тайне, установленных правил обращения с носителем государственной тайны, если это повлекло по неосторожности наступление тяжких последствий». Под нарушением правил обращения с носителем тайны следует понимать полное либо частичное несоблюдение установленных законодательством и иными нормативными правовыми актами правил обращения с носителем тайны, а также создание препятствий для их соблюдения.

Предлагаемая формулировка диспозиции ст. 284 УК РФ, при которой учитывается тот факт, что с развитием современных технологий модернизируются используемые и вводятся в обращение новые виды носителей информации, детерминирует необходимость соответствия уголовного законодательства в части охраны государственной тайны (и иных видов конфиденциальной информации) состоянию современной научно-технической сферы ее обращения. Кроме того, предлагаемая редакция ст. 284 УК РФ исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за неосторожное уничтожение носителя государственной тайны, при котором невозможно ознакомление с подобной информацией третьими лицами.

«Разглашающие» преступления следует характеризовать большей общественной опасностью, чем «нарушающие» преступления, поскольку первые отличаются направленностью на сообщение информации третьим лицам.

К тяжким последствиям преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну органов внутренних дел, следует относить причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, самоубийство лиц, информацией о которых обладали ОВД, причинение существенного ущерба лицам, конфиденциальность сведений о которых была нарушена, нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, подрыв авторитета органов власти и доверия к ним, невозможность осуществления дальнейшей деятельности либо отдельных мероприятий, проводимых органами внутренних дел, дезорганизация их работы, невозможность привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, распространение информации неопределенному кругу лиц (публичность сведений), сокрытие тяжкого или особо тяжкого преступления, особо крупный материальный ущерб, утрата носителя тайны, предполагающая, что место нахождения данного носителя неизвестно.

Параграф второй – «Уголовно-правовая характеристика преступлений, посягающих на служебную тайну, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел» − посвящен изучению и особенностям квалификации преступных посягательств сотрудников органов внутренних дел на служебную тайну.

Содержание служебной тайны органов внутренних дел могут составлять не только сведения о деятельности самих органов внутренних дел, но и иная информация конфиденциального характера, не относящаяся к государственной тайне. Нарушение конфиденциальности такой информации причиняет вред или создает угрозу его причинения интересам не только ее обладателей, но и интересам органов внутренних дел, т.к. способствует возникновению сложности для решения поставленных перед органами внутренних дел задач либо делает невозможным их решение, подрывает авторитет государственных органов, доверие к ним. Нарушение конфиденциальности служебной тайны органов внутренних дел может быть связано с причинением материального ущерба как обладателям этой информации, так и органам внутренних дел. Это детерминирует необходимость обеспечения органами внутренних дел конфиденциальности информации, операторами или обладателями которой они являются.

В исследовании делается вывод о том, что при разглашении сотрудником органов внутренних дел сведений конфиденциального характера, оператором которых он является, вред причиняется не только тем общественным отношениям, которые обусловили формирование данной конфиденциальной информации, но и общественным отношениям в сфере государственной службы.

Таким образом, предлагается дополнить УК РФ ст.ст. 2931 и2932, предусматривающими ответственность за разглашение, блокирование служебной тайны либо нарушение правил обращения с носителями тайны, если эти деяния повлекли наступление тяжких последствий.

В случае совершения преступных посягательств со стороны сотрудников органов внутренних дел, направленных на нарушение конфиденциальности государственной либо служебной тайны, находившейся у них как у оператора информационной системы, данные деяния следует квалифицировать:

— какпреступление, посягающее на государственную тайну органов внутренних дел (если предметом посягательства являлась информация, относящаяся как государственной, так и к служебной тайне, то содеянное следует квалифицировать по ст.ст. 283, 284 УК РФ, поскольку данные составы охватывают случаи посягательства на служебную тайну, если при этом была нарушена конфиденциальность государственной тайны);

— как государственную измену, совершенную сотрудником органов внутренних дел (ст. 275 УК РФ), следует рассматривать действия сотрудника органов внутренних дел, направленные на сообщение иностранному субъекту не только государственной тайны, служебной тайны, но и иной информации, которой он обладает и которая может быть использована в ущерб государственной безопасности Российской Федерации;

— как пособничество в шпионаже, совершенное сотрудником органов внутренних дел (ч.5 ст. 33, ст. 276 УК РФ), следует квалифицировать деяние сотрудника органов внутренних дел, которое заключается оказании помощи иностранному гражданину либо лицу без гражданства в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, в том числе и с использованием своего служебного положения (предоставление явочного помещения, установка подслушивающего устройства, личная охрана и поручительство, устройство тайника и т.п.);

— как ее разглашение следует квалифицировать любые нарушающие конфиденциальность государственной тайны действия (бездействие) сотрудника органов внутренних дел, направленные на сообщение государственной тайны посторонним лицам без признаков государственной измены либо шпионажа (ст. 283 УК РФ);

— как нарушение правил обращения с носителем государственной тайны следует рассматривать деяния сотрудника органов внутренних дел, нарушившие конфиденциальность государственной тайны, если его действия совершены по неосторожности и не связаны с ее разглашением (ст. 284 УК РФ);

— как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 293и соответствующей статьей УК РФ, устанавливающей ответственность за нарушение определенного вида тайны, следует квалифицировать действия (бездействие) сотрудника органов внутренних дел в случае разглашения им служебной тайны, если в результате данного деяния была нарушена по неосторожности конфиденциальность иной охраняемой законом тайны (не относящейся к государственной тайне);

— противоправное нарушение сотрудником ОВД конфиденциальности служебной тайны следует считать преступлением, относящимся к посягательствам на служебную тайну органов внутренних дел, если при этом содержанием информации, конфиденциальность которой была нарушена в результате данного деяния, являлась исключительно служебная информация органов внутренних дел (например, ст.ст. 293, 310, 311 или 320 УК РФ), не относящаяся к государственной тайне.

Глава третья – «Особенности квалификации деяний, связанных с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел, совершенных лицами, не являющимися сотрудниками органов внутренних дел» − посвящена анализу преступных деяний, посягающий на государственную и служебную тайну органов внутренних дел и совершенных лицами, не являющимися сотрудниками органов внутренних дел.

Для наиболее эффективной охраны государственной тайны уголовное законодательство следует дополнить нормой, предусматривающей уголовную ответственность в отношении лиц, не обладающих допуском к государственной тайне, за умышленное разглашение государственной тайны без признаков государственной измены, а так же за иные действия, связанные с посягательствами на сведения, составляющие государственную тайну, целью которых является ее дальнейшее разглашение либо иное противоправное использование.

Состав данного преступления (ст. 283 УК РФ) должен охватывать такие действия как умышленное разглашение, а так же похищение, собирание или хранение сведений, составляющих государственную тайну, с целью ее дальнейшего разглашения либо иное противоправное использование (обращение) данной информации, если эти действия не содержат признаков государственной измены либо шпионажа. Совершение такого деяния будет являться основанием уголовной ответственности и за противоправное блокирование, предполагающее невозможность дальнейшего обращения с информацией, составляющей государственную тайну, а также за умышленное изменение (искажение) такой информации.

Исследователем отмечается, что в УК РФ отсутствуют основания привлечения к ответственности за посягательства на государственную тайну со стороны иностранного гражданина либо лица без гражданства РФ, если в данном деянии отсутствуют признаки шпионажа (ст. 276 УК РФ).

С субъективной стороны преступления, посягающие на государственную тайну органов внутренних дел, характеризуются умышленной формой вины. О наличии умысла могут свидетельствовать способ, место, обстановка совершения преступления, иные признаки, характеризующие объективную сторону состава преступления.

В рамках данной главы анализируются такие составы преступлений, как «Разглашение данных предварительного расследования» (ст. 310 УК РФ), «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и иных участников уголовного судопроизводства» (ст. 311 УК РФ), «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа» (ст. 320 УК РФ), совершенные лицом, не являющимся сотрудником органов внутренних дел, когда сведения, составляющие предмет посягательства являются служебной тайной органов внутренних дел.

Предлагается установить уголовную ответственность за противоправные деяния в отношении данных судопроизводства со стороны не только тех лиц, которые предупреждены в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, но и со стороны лиц, которые не имеют к ним законного доступа, не являются участниками судопроизводства и не предупреждены в установленном законом порядке о недопустимости разглашения информации, составляющей данные судопроизводства, посредством изменения редакции ст. 310 УК РФ.

Необходимость внесения в Уголовный закон предложенных изменений обусловлена тем фактором, что в настоящее время на практике встречаются случаи «следственного шпионажа», при котором лица не являющиеся участниками судопроизводства и не предупрежденные о недопустимости разглашения информации, становятся обладателями информации, составляющей тайну судопроизводства, и в дальнейшем могут передавать ее заинтересованным лицам, уничтожать либо при ее изъятии (в рамках хищения) не уничтожают ее, но делают ее место нахождения неизвестным. По данным проведенного исследования, 9,26 % опрошенных сотрудников ОВД разглашали информацию, составляющую служебную тайну. 25,9 % респондентов дел знают о том, что их коллеги совершали утрату соответствующих документов. При этом 71,6 % сотрудников указали, что в их практической деятельности встречалось 5 и более подобных случаев. Таким образом создаются определенные трудности в реализации либо вообще в возможности осуществления правосудия (судопроизводства). В настоящее время данные противоправные действия не охватываются нормами УК РФ.

В рамках предлагаемой уголовно-правовой нормы под предметом посягательства следует понимать тайну судопроизводства. Во-первых, в действующем законодательстве РФ в сфере обращения информационных ресурсов используется термин «тайна судопроизводства», во-вторых, использование термина «тайна судопроизводства» характеризует содержание предмета данного преступления и позволит осуществлять уголовно-правовую охрану конфиденциальных сведений не только на стадии предварительного расследования, но и на всех стадиях судопроизводства (в судебном производстве и исполнении приговора).

Рассмотрены особенности квалификации преступлений, совершаемых лицами, не являющимися сотрудниками органов внутренних дел, посягающих на государственную либо служебную тайну, операторами (обладателями) которой являются органы внутренних дел:

— как государственную измену (ст. 275 УК РФ) следует квалифицировать действия гражданина РФ, направленные на: а) на любое противоправное обращение с государственной тайной органов внутренних дел, б) создание условий для получения либо иного противоправного обращения иностранным субъектом со сведениями, составляющими государственную, служебную тайну либо иную информацию ОВД, в) установление либо обеспечение отношений (контактов) с сотрудниками органов внутренних дел для получения от них необходимой информации либо создания через сотрудников условий для обращения с интересующей информацией, если такие действия обусловлены наличием связи с иностранным субъектом и специальной цели – оказание помощи в проведении деятельности со стороны иностранного субъекта в ущерб внешней безопасности РФ. Например, собирание, похищение носителей государственной тайны, подкуп должностных лиц органов внутренних дел с целью получения информации, установка подслушивающих устройств, установление контакта с сотрудником органов внутренних дел, который в дальнейшем будет передавать необходимую информацию иностранным субъектам (любым третьим лицам, действующим в интересах иностранного субъекта) и т.п.;

— как государственную измену (ст. 275 УК РФ) в форме иного оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ следует квалифицировать действия гражданина РФ, который оказывает помощь иностранному гражданину или лицу без гражданства в осуществлении шпионажа.

− как государственную измену в форме иного оказания помощи иностранному субъекту в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ следует квалифицировать деяние, связанное с присоединением к проводимой иностранным субъектом враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ в момент совершения действий, связанных посягательством на государственную либо служебную тайну ОВД;

— как шпионаж (ст. 276 УК РФ) следует квалифицировать те же действия, составляющие объективную сторону преступления, что и при государственной измене, (за исключением выдачи информации) если они совершены иностранным гражданином либо лицом без гражданства РФ. Например, вербовка агентов из числа сотрудников органов внутренних дел, хищение документов с грифом секретности;

— как шпионаж (ст. 276 УК РФ) следует квалифицировать деяние, связанное с посягательством на служебную тайну, не составляющую государственную тайну, либо иную информацию органов внутренних дел со стороны лица без гражданства РФ, но совершенное в ущерб внешней безопасности РФ.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы теоретического характера, излагаются предложения и рекомендации.

В приложениях к диссертации содержатся анкеты и вопросы экспертного опроса, использованные при проведении исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК России:

1.Морозов В.И., Дворников А.А. Пути повышения уголовно-правовой охраны государственной тайны // Черные дыры в российском законодательстве. – 2006. -№ 4. – 0,6 п. л. (соавторство не распределено).

В других изданиях:

2.Дворников А.А. Классификация конфиденциальной информации // Уголовное право на рубеже тысячелетий: Материалы регион. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 5 ноября 2004 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2004. – 0,4 п. л.;

3.Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты разглашения служебной тайны // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 8 февраля 2005 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2005. – 0,3 п. л.;

4.Дворников А.А. Уголовно-правовая охрана служебной тайны в органах внутренних дел // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 8 февраля 2006 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2006. – 0,2 п. л.;

5.Дворников А.А. Уголовно-правовая охрана государственной тайны: пути повышения эффективности // Уголовное право на рубеже тысячелетий: Материалы всерос. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. А.И. Числова и А.В. Шеслера (г. Тюмень, 16 ноября 2006 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России, Тюм. Фил. Академ. Права и управ. (ин-т). – Тюмень, 2006. – 0,2 п. л.;

6.Дворников А.А. Особенности квалификации преступных посягательств на государственную и служебную тайну органов внутренних дел // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 8 февр. 2007 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2007. – 0,2 п. л.;

7.Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты борьбы с преступлениями, посягающими на конфиденциальную информацию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. междунар. науч. конф. (г. Красноярск, 15-16 февраля 2007 г.): в 2 ч. / Сибирский юрид. ин-т МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск, 2007. – Ч. 1. – 0,2 п. л.


[1] Российская газета. – 2006. – 10 мая.

[2] Щит и меч. – 2006. – 23 нояб. (№ 44 (1060)). – С. 2.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву