Реферат: Незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

ПЛАН

Введение

Глава I. Понятие незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и виды преступлений, составляющих его

Глава II. Уголовно-правовая характеристика составов преступлений, составляющих незаконный оборот оружия

2.1 Объект и предмет преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия

2.2 Характеристика объективных признаков преступлений в сфере незаконного оборота оружия

2.3 Характеристика субъективных признаков преступлений в сфере незаконного оборота оружия

Глава III. Уголовная ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом оружия: проблемы квалификации

3.1 Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки преступлений в сфере незаконного оборота оружия

3.2 Проблемы квалификации и ответственности за преступления в сфере незаконного оборота оружия

Заключение

Список использованной литературы


ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в Российской Федерации сложилась достаточно сложная обстановка, связанная с преступлениями в сфере незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств[1]. По мнению специалистов, в настоящее время в России у граждан на законных основаниях находится около 5 млн. единиц оружия; незаконно хранится, по самым приблизительным подсчетам, более 1,5 млн. единиц незарегистрированного огнестрельного оружия[2] .

При этом преступность, связанная с незаконным оборотом оружия, в последние годы трансформировалась, приобрела новые формы. Оружие превратилось в товар, приносящий значительные доходы, что сразу же сделало его предметом посягательств со стороны преступных элементов. В настоящее время незаконный оборот оружия провоцирует рост тяжких преступлений и представляет все более серьезную угрозу государственной безопасности, влечет за собой целый шлейф преступлений террористической направленности.

Для организации эффективного противодействия данному явлению в Уголовном кодексе Российской Федерации[3] предусмотрен ряд статей: 222, 223, 224, 225, 226. Данные статьи носят превентивный характер и их реализация призвана, если не исключить полностью, то значительно ограничить незаконный оборот оружия.

Однако одной только воли законодателя недостаточно для того, чтобы реально влиять на процессы, происходящие в преступном мире.

В современных условиях возникает необходимость принятия экстренных, более жестких мер по борьбе с незаконным оборотом оружия, в первую очередь, связанных с усилением контроля за его легальным оборотом. Разработка этих мер возможна лишь на основе глубокого анализа всех закономерностей незаконного оборота оружия, так как без фундаментальных научных исследований данного явления деятельность правоохранительных органов по борьбе с ним малоэффективна.

Участившиеся проявления этого опасного преступления в нашей стране вызвали значительный интерес со стороны ученых-юристов. Он обусловлен как характером и степенью общественной опасности самого преступления, так и сложностью его содержания. Только за последние годы в специальной литературе опубликован ряд монографий, статей и пособий, посвященных этой проблеме. Это работы: В.П. Власова, И.Ф. Герасимова, Д.А. Корецкого, А.И. Кравцова, С.А. Невского, Е.Д. Шелковниковой и др.

В самих работах указанные авторы в той или иной степени затрагивают различные стороны незаконного оборота оружия. Однако анализ этих и целого ряда других работ позволяет сделать вывод о том, что рассмотрение различных аспектов носит в достаточной степени фрагментарный характер, труды вышеупомянутых ученых не исчерпали всей проблематики рассматриваемого состава преступления с учетом действующего УК РФ и практики его применения.

Указанные обстоятельства и предопределили выбор темы дипломного исследования.

Актуальность темы дипломной работы обусловлена теми относительно новыми процессами, которые переживает в настоящее время наше общество.

Исходя из статистических данных Информационного центра МВД РФ, можно сделать вывод о том, что до конца 80-х годов ХХ века преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, не имели широкого распространения.

Однако, начиная с 1990 года, отмечается рост количества преступлений, связанных с применением оружия. Динамика данного явления выглядит следующим образом: в 2005 году с применением оружия совершено 21576 преступлений, в 2006 году – 22690, в 2007 году – 26142, в 2008 году – 26629, в 2009 году – 27041 (приложение № 1)[4] .

Увеличение незаконного оборота оружия находится в прямой зависимости от ухудшения политико-экономической ситуации в стране, имеющее место в последнее десятилетие. Экономическая и политическая нестабильность, возникновение очагов региональных и межнациональных конфликтов, криминализации большинства сфер общества привели к заметному росту организованной преступности, что, в свою очередь, повлекло за собой неконтролируемое распространение оружия.

Противоправное ношение, хранение, изготовление и сбыт огнестрельного оружия, криминальные взрывы с тяжкими последствиями становятся привычными факторами, существенно влияющими на общую криминогенную ситуацию, а применение оружия создает реальную угрозу общественной безопасности. Повышенная общественная опасность указанных преступлений объясняется тем, что с использованием оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств совершаются многие тяжкие преступления.

Это вызывает необходимость постоянного внимания к работе по выявлению и предупреждению незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранении, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; необходимость уголовно-правовой науки обратить пристальное внимание на изучение проблемы незаконного оборота оружия

Изложенные обстоятельства, наряду с практической потребностью в разработке эффективных мер борьбы с данным явлением, обусловили цель и задачи дипломной работы.

Целью работы является теоретическое исследование института незаконного оборота оружия как одного из главных криминогенных факторов преступности; формулирование на основе положений УК РФ, достижений российской юриспруденции и сложившейся судебно-следственной практики современного научного представления об уголовно-правовой характеристике деяний, составляющих незаконный оборот оружия; выработка соответствующих рекомендаций по правильному толкованию и применению, а также дальнейшему совершенствованию норм, устанавливающих ответственность за незаконный оборот предметов вооружения.

В тесной связи с указанной целью в ходе работы были поставлены следующие задачи:

1. исследование правовой природы института оборота оружия;

2. формулирование определения понятия незаконного оборота оружия;

3. разграничение в понимании понятий «законный оборот оружия» и «незаконный оборот оружия»;

4. определение содержания объекта, предмета незаконного оборота оружия;

5. конкретизация объективных и субъективных признаков составов преступлений, относящихся к незаконному обороту оружия;

6. исследование квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков преступлений в сфере незаконного оборота предметов вооружения;

7. изучение проблем квалификации незаконного оборота оружия на основе судебно-следственной практики;

8. формулирование предложений по совершенствованию законодательства об уголовной ответственности за преступления, составляющие незаконный оборот предметов вооружения.

Объектом дипломного исследования являются общественные отношения, возникающие в результате совершения преступления в сфере незаконного оборота оружия. В качестве предмета исследования выступают нормы уголовного законодательства, а также других нормативных актов, регулирующие основания привлечения к уголовной ответственности за незаконный оборот предметов вооружения, их интерпретация в комментариях, научных работах и правоприменительных актах.

Исследование темы дипломной работы выполнено на основе современных научных методов познания, диалектических воззрений на взаимосвязь и взаимообусловленность явлений, составляющих предмет изучения, с применением метода системного анализа. При изучении предмета исследования использовались и другие методы научного познания: формально-логический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологические методы.

Методологию настоящего исследования определяли также постановление Пленума Верховного Суда РФ, ведомственные нормативные акты, труды ученых-правоведов по вопросам, касающимся привлечения к уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, публикации в научной и учебной литературе, а также иные источники и материалы, представляющие интерес для исследуемой темы.

Теоретическую основу дипломной работы составили научные достижения в области уголовного права, криминологии, криминалистики и других отраслей права. В качестве научной базы использовались работы Д.А. Корецкого, Ю.И. Белозерова, А.С. Самоделкина, Д.А. Бражникова, Р.М. Абызова, В.В. Бычкова, С.А. Невского и других ува, ной базы использовались работы А.П. Гуляева, данского права и других отраслей права.ости.и правоприменительных акченых.

Законодательную базу исследования составили Конституция РФ, УК РФ, Федеральный закон «Об оружии», постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» и другие нормативно-правовые акты.

Эмпирическую базу дипломной работы представляют статистические данные о состоянии и тенденциях незаконного оборота оружия, преступлениях с его применением в Российской Федерации, в том числе и на территории Челябинской области. В качестве эмпирического материала выступают также результаты изучения уголовных дел, рассмотренных судами г. Челябинска и Челябинской области за период с 2005 по 2009 г., статистические данные главного информационного центра МВД РФ, ИЦ ГУВД Челябинской области о состоянии преступности с 2005 по 2009 г., опубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации по делам о незаконном обороте оружия.


ГЛАВА I . ПОНЯТИЕ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОСТАВЛЯЮЩИХ ЕГО

Современный период жизни государства и общества чрезвычайно сложен. Существенным препятствием на пути проведения политических, экономических и социальных реформ в России является преступность, динамика количественных показателей которой уже несколько лет остается неблагополучной. Качественная характеристика преступности также меняется не в лучшую сторону. Нарастающая вооруженность преступного мира и открытая демонстрация оружия – одни из факторов ухудшения криминогенной обстановки на территории России. Вал преступлений с применением оружия, ощутимая профессионализация преступных группировок, подкуп, шантаж, угрозы, вооруженное противостояние правоохранительным органам в опасных масштабах входят в повседневную жизнь. Имеется тенденция роста опасных посягательств на жизнь и здоровье граждан, в том числе террористической направленности, корыстно-насильственных преступлений.

В сложившейся ситуации особую актуальность имеют проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия[5].

На IX Конгрессе ООН проблема регулирования оборота оружия признана злободневной. В своей резолюции Конгресс призвал все государства – члены ООН к сплочению усилий в борьбе с транснациональной преступной деятельностью в этом направлении[6].

В России под «борьбой» традиционно понимается противодействие преступности уголовно-правовыми мерами. Актуальность борьбы с преступлениями, совершаемыми с применением оружия, а также с его незаконным оборотом, повлекла предметное изучение данного блока преступлений и, как следствие, его обособление.

Уголовно-правовая квалификация незаконного оборота оружия находит свое отражение в ст.ст. 222-226 УК РФ[7]. При этом в уголовно-правовом отношении значимыми элементами незаконного оборота являются: незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия (за исключением гладкоствольного), его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств; незаконное изготовление оружия; небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условие для его использования другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия; ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств лицом, которому была поручена охрана данных предметов, если это повлекло их хищение или уничтожение либо наступление иных тяжких последствий; хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; а также незаконный сбыт газового, холодного, в том числе метательного, оружия.

Преступления, описанные в ст.ст. 222-226 УК РФ, называют обычно преступлениями, связанными с незаконным оборотом оружия. Однако при пристальном изучении уголовно-правовых категорий незаконного оборота оказывается, что они недостаточно разработаны, нуждаются в уточнении, употребляются, исходя из общих, обыденных представлений о предмете исследования.

Ликвидация подобных пробелов требует обращения к базисным категориям данной проблемы: оборот, законный оборот, незаконный оборот и т.д.

Согласно ст. 1 Федерального закона «Об оружии»[8] под оборотом оружия понимаются его производство, торговля, продажа, передача, приобретение, коллекционирование, экспонирование, учет, хранение, ношение, перевозка, транспортирование, использование, изъятие, уничтожение, ввоз на территорию РФ и вывоз с территории РФ.

Анализ смыслового содержания термина «оборот» показывает, что под оборотом понимается «полный круг, совершаемый вокруг чего-либо»[9] или «полный круг вращения», «употребление, обращение»[10] .

Опираясь на смысл приведенного термина, можно определить оборот оружия как его производство и последующее движение от производителя (изготовителя) – государственного или криминального, до потребителя – как легального (МО, МВД, ФСБ и т.п.), так и нелегального (преступники, граждане, незаконно приобретающие оружие для самозащиты, коллекционирования и т.п.), а также процесс пользования оружием, поддержания его в исправном состоянии, переход от одного владельца к другому и т.д., вплоть до его уничтожения.

Таким образом, оборот оружия образует движение оружия в обществе: от производителя к потребителю, от одного потребителя к другому[11] .

Легальный оборот оружия на территории Российской Федерации регламентируется Федеральным законом «Об оружии», постановлениями Правительства РФ «Об утверждении Правил оборота боевого ручного стрелкового оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях»[12], «Правилами оборота служебного и гражданского оружия»[13], инструкциями, приказами МВД и другими нормативными актами.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под законным оборотом оружия следует понимать изготовление, сбыт, передачу, приобретение, хранение, ношение, перевозку, ремонт, применение, уничтожение оружия, производимые на основании законов, постановлений правительства и нормативных документов военизированных ведомств под контролем лицензионно-разрешительной системы органов внутренних дел или ведомственным контролем военизированных организаций.

Таким образом, действия с оружием являются законными тогда, когда не противоречат Федеральному закону «Об оружии» и другим нормативным актам, устанавливающим особый правовой режим оружия.

На сегодняшний день у граждан России в легальном владении находится 6,5 млн. ед. оружия, на 21 тыс. объектов хранится 583,5 тыс. стволов огнестрельного оружия. Лицензированный персонал частных охранных структур и служб безопасности использует около 80 тыс. ед. огнестрельного и газового оружия. К этому количеству следует добавить миллионы единиц боевого оружия, которые находятся на вооружении российской армии и других силовых структур[14] .

При безупречном осуществлении контрольно-надзорных мероприятий над законным оборотом оружия его незаконный оборот становится практически невозможным и должен свестись лишь к единичным фактам изготовления, сбыта и использования кустарного или самодельного оружия. Но, как правило, в незаконный оборот оружие переходит из законного. В период с 2005 г. по 2009 г. количество зарегистрированных хищений и вымогательств оружия (ст. 226 УК РФ) последовательно растет быстрыми темпами, как и количество совершающих их лиц[15] .

В юридической литературе под незаконным оборотом оружия предлагается понимать криминальное, связанное с совершением соответствующих преступлений, движение объектов оборота оружия в совокупности с отклонениями в сфере законного оборота оружия[16] .

Наряду с этим, ряд авторов считает незаконный оборот «с одной стороны, следствием конкретных преступлений (незаконное хищение, изготовление, приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, ношение оружия и др.), с другой стороны, источником иных, не относящихся к уголовным посягательствам на общественную безопасность, деяний криминального характера (убийство, грабеж, разбой, вымогательство и др.)»[17] .

Сопоставление перечисленных в ст. 1 Федерального закона «Об оружии» составляющих понятия «оборот оружия» с уголовно-правовыми нормами, определяющими, какие деяния в отношении оружия являются преступными, показывает, что сферу уголовно-правового регулирования не входят такие действия, как незаконные лицензирование, коллекционирование, экспонирование, учет, транспортирование, использование, изъятие, уничтожение оружия, – это область административного законодательства.

Таким образом, незаконные действия с оружием предусмотрены административным и уголовным законодательством. На основании чего, первый вид незаконных действий с оружием связан с совершением административных правонарушений либо иными нарушениями административных предписаний.

Так, административными правонарушениями являются: нарушения правил производства, продажи, коллекционирования, экспонирования, учета, хранения, ношения или уничтожения оружия и патронов к нему (ст. 20.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях[18] ); установка на гражданском или служебном оружии приспособления для бесшумной стрельбы или прицела ночного видения (ст. 20.9 КоАП РФ); незаконные изготовление, продажа или передача пневматического оружия (ст. 20.10 КоАП РФ); нарушение сроков регистрации (перерегистрации) оружия или постановки его на учет (ст. 20.11 КоАП РФ) и т.д. За эти действия виновные подлежат привлечению к административной ответственности.

Но в соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об оружии» запрещены к обороту на территории Российской Федерации электрошоковые устройства и оружие, использующее электромагнитное, световое, тепловое, инфразвуковое или ультразвуковое излучение, параметры которого превышают установленные госстандартами величины. Запрещено также ношение находящегося в законном владении оружия при проведении митингов, уличных шествий и демонстраций, ношение в целях самообороны огнестрельного длинноствольного и холодного оружия. Запрещено хранение или использование вне спортивных объектов пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм, а также метательного оружия (луков, арбалетов).

Эти незаконные действия с оружием не нашли закрепления в КоАП РФ. Также отсутствуют административные санкции за изготовление и продажу приспособлений для бесшумной стрельбы, прицелов ночного видения, изготовление электрошоковых устройств, механических распылителей, аэрозольных и других устройств, снаряженных слезоточивыми и раздражающими веществами.

Юридической ответственности за нарушение данных запретов отечественным законодателем не предусмотрено.

Второй вид незаконного оборота – криминальный оборот оружия – включает в себя действия, нарушающие уголовно-правовые запреты и влекущие уголовную ответственность.

В структуру криминального оборота входят любые действия с боевым либо криминальным (самодельным, атипичным, замаскированным) оружием, совершаемые неуполномоченными на то лицами и образующие состав преступления, предусмотренных ст. 222-226 УК РФ.

Так, согласно официальным статистическим данным, в 58 % дел предметом незаконного оборота является огнестрельное оружие (в том числе 38,7 % – охотничьи ружья), в 9 % – холодное, в 29% – боеприпасы, в 11,2 % – взрывчатые вещества и взрывные устройства, в 11,5 % – газовое и сигнальное оружие, переделанное в огнестрельное, в 8,2 % – газовое, сигнальное, пневматическое и электрошоковое оружие (приложение № 2)[19] .

Таким образом, незаконный оборот включает как криминальное движение оружия, так и существенные нарушения правил законного оборота, которые приводят к выходу из-под контроля и вовлечению в криминальную сферу предметов вооружения [20] .

На основании проведенного анализа базисных категорий незаконного оборота оружия и их разграничения между собой считаю возможным дать авторское определение данному явлению.

Под незаконным оборотом оружия следует понимать обусловленный конкретными социальными условиями процесс применения, использования и распространения оружия в обществе, происходящий с нарушением установленных законодательством правил обращения с оружием и проявляющийся в совершении действий, запрещенных законом.


ГЛАВА II. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОСТАВЛЯЮЩИХ НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ

2.1 Объект и предмет преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия

Для определения характера и степени общественной опасности незаконного оборота оружия необходим анализ объекта составляющих его преступлений.

В теории уголовного права различаются следующие виды объектов преступления: общий, родовой, видовой и непосредственный.

Если общепризнанно, что общий объект преступления – это охраняемые уголовным законом общественные отношения, то важное значение имеет выяснение родового и непосредственного объектов незаконного оборота оружия, так как «четкое определение именно этих объектов, характеризующих общественно-политическую природу конкретного преступления, служащих критерием оценки характера и степени его общественной опасности, играющих важную роль в квалификации преступлений, имеет существенное значение для судебно-следственной практики»[21] .

Родовой объект преступлений, предусмотренных ст.ст. 222-226 УК РФ, составляет совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Под общественным порядком следует понимать систему стабильных, волевых, общественных отношений складывающихся в результате соблюдения всеми субъектами господствующих социальных норм, обеспечивающих нормальное функционирование всех сфер жизнедеятельности людей.

Под общественной безопасностью следует понимать закрепленную в соответствующих правовых нормах совокупность определенных условий, строгое соблюдение которых гарантирует охрану жизни и здоровья граждан, неприкосновенность их имущества, а также нормальную деятельность государственных, частных и общественных организаций[22] .

Видовым объектом преступлений данной категории является общественная безопасность[23] .

Решая вопрос о непосредственном объекте каждого преступления, предусмотренного ст.ст. 222-226 УК РФ, следует исходить из того, что предметы, перечисленные в диспозициях данных статей, представляют собой повышенную опасность для правоохраняемых интересов. Бесконтрольное обращение с ними создает угрозу жизни и здоровью граждан, уничтожению и повреждению имущества.

Отношения по обороту оружия регулируются на основе разрешительной системы, которая представляет совокупность правил, регламентирующих порядок производства, приобретения, пользования, хранения, сбыта и перевозки оружия.

Эти отношения образуют ту сферу общественной безопасности, на которую посягают преступления, предусмотренные ст.ст. 222-226 УК РФ, и являются непосредственным объектом данных преступлений.

Положения ст.ст. 222-226 УК РФ направлены, прежде всего, на то, чтобы предотвратить возможность попадания в руки преступных элементов и применения оружия; на то, чтобы исключить возможность несчастных случаев и гарантировать использование оружия и иных предметов по назначению только в общественно полезных целях. Эти нормы дополняют друг друга, охраняют один и тот же интерес. Общественная безопасность защищается путем установления правил, и ответственности за нарушения этих правил.

Таким образом, объект преступлений, предусмотренных ст.ст. 222-226 УК РФ, – общественная безопасность в сфере оборота оружия[24] .

Дополнительными объектами хищения и вымогательства оружия являются собственность, жизнь или здоровье потерпевшего.

Перечень предметов, содержащийся в ст.ст. 222-226 УК РФ носит исчерпывающий характер. Эти предметы объединяет ряд общих свойств.

Во-первых, огнестрельное оружие и другие предметы, указанные в названных статьях, являются источниками повышенной опасности. Все эти предметы представляют реальную угрозу общественной безопасности, если используются с нарушением правил обращения с ними.

Второй признак этой группы предметов – цель, с которой они изготовлены. Целевое назначение всякого оружия – поражение живого организма, разрушение предметов материального мира.

Третий признак – оружие – это предмет, полностью либо частично изъятый из гражданского оборота. Это значит, что существует определенный официальный порядок оформления права на его приобретение, хранение, ношение, изготовление, сбыт и т.п.

Таким образом, вышеизложенное позволяет установить наиболее характерные основные признаки предметов, являющихся оружием[25] .

При рассмотрении перечня предметов преступлений, предусмотренных ст.ст. 222-226 УК РФ, необходимо более подробно остановиться на каждом виде оружия.

Под огнестрельным оружием в контексте ст.ст. 222-226 УК РФ следует понимать все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся: винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия независимо от калибра.

Основными признаками огнестрельного оружия являются:

1. использование энергии пороха или иного взрывчатого вещества (например, зажигательной спичечной массы, бензовоздушной смеси в самодельном оружии) для метания снаряда;

2. наличие ствола для придания направленного движения снаряду;

3. наличие запирающего устройства ствола и устройства для воспламенения заряда (термического, искрового, механического или электрического);

4. достаточное поражающее действие снаряда (данный критерий обязателен только в отношении самодельного оружия, переделанного и другого атипичного оружия);

5. надежность конструкции, то есть возможность производства хотя бы одного выстрела[26] .

Согласно ст. 2 Федерального закона «Об оружии» оружие в зависимости от целей его использования соответствующими субъектами, а также по основным параметрам и характеристикам подразделяется на гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное.

К гражданскому оружию относится оружие, предназначенное для использования гражданами Российской Федерации в целях самообороны, для занятий спортом и охоты. Закон предъявляет ряд требований к гражданскому огнестрельному оружию: оно должно исключать ведение огня очередями и иметь емкость магазина (барабана) не более 10 патронов.

Гражданское оружие подразделяется на:

1. оружие самообороны;

2. спортивное оружие;

3. охотничье оружие;

4. сигнальное оружие;

5. холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с казачьей формой, а также с национальными костюмами народов Российской Федерации, атрибутика которых определяется Правительством Российской Федерации.

К служебному оружию относится оружие, предназначенное для использования должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которым законодательством Российской Федерации разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия в целях самообороны или для исполнения возложенных на них федеральным законом обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «Об оружии» к служебному оружию относится огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства с дульной энергией не более 300 Дж, а также огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие.

Служебное оружие должно исключать ведение огня очередями, нарезное служебное оружие должно иметь отличия от боевого ручного стрелкового оружия по типам и размерам патрона, а от гражданского – по следообразованию на пуле и гильзе. Емкость магазина (барабана) служебного оружия должна быть не более 10 патронов. Пули патронов к огнестрельному гладкоствольному и нарезному короткоствольному служебному оружию не могут иметь сердечников из твердых материалов.

К боевому ручному стрелковому и холодному оружию относится оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации на вооружение Министерства обороны РФ, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки, Федеральной службы охраны, Службы специальных объектов при Президенте РФ, Государственного таможенного комитета, прокуратуры, Федеральной службы железнодорожных войск, войск гражданской обороны, Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации, Государственной фельдъегерской службы при Правительстве Российской Федерации[27], а также изготавливаемое для поставок в другие государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (ст. 5 Федерального закона «Об оружии»).

В соответствие п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 [28] ,[29] принятие государственными военизированными организациями на вооружение гражданского или служебного оружия и патронов к нему, соответствующих требованиям Федерального закона «Об оружии» и сертифицированных в установленном законом порядке, не является достаточным основанием для того, чтобы рассматривать это гражданское или служебное оружие и патроны как боевые и привлекать лицо к ответственности за нарушение правил оборота боевого оружия.

К основным частям огнестрельного оружия относятся ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка (ст. 1 Федерального закона «Об оружии»). Наряду с этим, Пленум Верховного Суда в вышеуказанном пстановлении расширяет содержание понятия «основные части огнестрельного оружия», включая в их число, помимо названных ранее, ударно-спусковой и запирающий механизмы[30] .

Под боеприпасами следует понимать предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание.

К категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п. (независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва), предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 патроны, не предназначенные для поражения цели (холостые, учебные, сигнальные, шумовые, строительные), отдельные элементы патронов (гильза, капсюль, пуля, порох, пыж), учебные гранаты, пиротехнические средства и т.д. не относятся к боеприпасам. Между тем такое толкование противоречит указанию этого Постановления о том, что к категории боеприпасов относятся «все виды патронов к огнестрельному оружию», и положениям Федерального закона «Об оружии», в частности определению оружия, содержащемуся в ст. 1 Федерального закона, где сказано, что к оружию относятся устройства и предметы, конструктивно предназначенные как для поражения живой или иной цели, так и для подачи сигналов[31] .

Под взрывчатыми веществами следует понимать химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода воздуха. К ним относятся тротил, аммониты, оксиликвиты, диманоны, пироксилин, нитроглицерин, нитрогликоль, пластиты, эластиты, порох, твердое ракетное топливо и т.п.

Взрывчатые вещества могут использоваться самостоятельно, выступать в качестве зарядов в боеприпасах, их составных частях, в средствах взрывания. Соответственно различают инициирующие, бризантные (дробящие), метательные (пороха) и пиротехнические составы[32] .

Под взрывными устройствами понимаются промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.).

Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 не могут быть отнесены к оружию, ответственность за противоправные действия с которым предусмотрена ст.ст. 222-226 УК РФ, пневматическое оружие, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, электрошоковые устройства, предметы, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием [33] .

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 необходимо иметь в виду, что виновные лица привлекаются к административной ответственности за нарушение установленных правил ношения, изготовления, продажу или передачу пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж и калибра 4,5 мм, оборот которого Федеральным законом «Об оружии» запрещен[34] .

Исходя из п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 не относятся к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели[35] .

Подводя итог вышесказанному, конкретизируем объект и предмет, присущие каждому составу преступления:

1. Для ст. 222 УК РФ родовой объект преступления составляет совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой объект преступления – общественная безопасность.

Непосредственный объект преступления – общественные отношения, определяющие порядок приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Предмет преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, составляет огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства как заводского изготовления, так и самодельные. Указанные объекты в силу их повышенной общественной Следует иметь в виду, что законом предусмотрена уголовная ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного опасности изъяты из свободного оборота.

В соответствии с ч. 4 ст. 222 УК РФ непосредственным объектом преступления являются отношения, связанные со сбытом газового и холодного оружия (в том числе метательного) на территории Российской Федерации.

Предмет преступления – газовое и холодное оружие, в том числе метальное оружие, как промышленного изготовления, так и самодельное;

2. Для ст. 223 УК РФ родовой объект преступления – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовым объектом преступления является общественная безопасность.

Непосредственный объект – общественные отношения, устанавливающие порядок изготовления и ремонта огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, изготовления боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Предмет преступления – огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства;

3. Для ст. 224 УК РФ родовой объект преступления – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой объект преступления – общественная безопасность.

Непосредственный объект – общественные отношения, определяющие условия хранения огнестрельного оружия, исключающие доступ к оружию и его использование посторонними лицами, обеспечивающие его сохранность.

Дополнительным объектом, на который посягает рассматриваемое преступление, могут быть жизнь и здоровье человека, отношения собственности.

Предмет преступления – огнестрельное оружие, находящееся в законном владении лица.

Не являются предметом рассматриваемого преступления боеприпасы к огнестрельному оружию, его комплектующие части;

4. Для ст. 225 УК РФ родовой объект преступления – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой объект преступления – общественная безопасность.

Непосредственным объектом преступного посягательства выступают отношения, обеспечивающие сохранность огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Дополнительный объект – жизнь и здоровье людей, безопасность государства, отношения собственности.

Предметом преступления является огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства;

5. Для ст. 226 УК РФ родовой объект преступления – совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой объект преступления – общественная безопасность.

Основным непосредственным объектом, на который посягает рассматриваемое преступление, являются общественные отношения, устанавливающие порядок производства, сбыта, приобретения, хранения, использования огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Дополнительным объектом рассматриваемого преступления выступают жизнь и здоровье людей, если хищение или вымогательство совершено с применением насилия или угрозой его применения.

Факультативным объектом данного преступления могут быть отношения собственности в случае, когда предметом хищения или вымогательства является оружие и боеприпасы, находящиеся в законном владении юридического или физического лица.

Предметом преступления является огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства.


2.2 Характеристика объективных признаков преступлений в сфере незаконного оборота оружия

Четкое конструирование конкретного состава преступления, точная, согласованная с другими нормами УК РФ характеристика его объективной стороны являются необходимыми предпосылками эффективного применения соответствующей уголовно-правовой нормы.

Согласно положениям уголовного законодательства ответственность за незаконный оборот оружия наступает лишь при нарушении правил, которые определяют его оборот в обществе. Именно такой подход к оценке действий имеет принципиальное значение для принятия правильных решений в правоприменительной деятельности.

В связи с этим считается целесообразным рассмотреть все составляющие незаконного оборота оружия[36] .

Движение оружия в обороте начинается с его производства или изготовления.

Под незаконным изготовлением оружия, влекущем уголовную ответственность, следует понимать их создание без полученной в установленном порядке лицензии или восстановление утраченных поражающих свойств, а также переделку каких-либо предметов (например, ракетниц, газовых, пневматических, стартовых и строительно-монтажных пистолетов, предметов бытового назначения или спортивного инвентаря), в результате чего они приобретают свойства огнестрельного, газового или холодного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Так, в сентябре 2006 г. был осужден капитан В., который с начала февраля 2006 г. незаконно изготавливал взрывные устройства на рабочем месте в в/ч 31804 г. Чебаркуль[37].

В июне 2007 г. была осуждена организованная группа из 5 человек, которая переделывала сигнальные револьверы под стрельбу боевыми патронами калибра 5,6 мм с последующей реализацией их на территории Челябинской области и Казахстана[38] .

Таким образом, понятием «изготовление оружия» в ст. 223 УК РФ охватываются такие действия, как:

1. создание оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств заново, в том числе их сборка из отдельных имеющихся в распоряжении виновного деталей, как промышленного изготовления, так самодельных;

2. возвращение утраченных боевых свойств оружию, его комплектующим частям, боеприпасам, взрывным устройствам и взрывчатым веществам;

3. переделка предметов, изначально не являющихся огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывными устройствами и взрывчатыми веществами, в том числе с использованием деталей промышленных образцов, благодаря чему они приобретают их свойства.

В том случае, если при изготовлении оружия, боеприпасов, взрывных устройств либо переделке виновным использовались похищенные комплектующие детали оружия заводского изготовления, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 223 и ст. 226 УК РФ.

Сбыт (передача) оружия является вторым элементом незаконного оборота оружия. В широком смысле под сбытом понимается возмездное действие – продажа чего-либо потребителю[39], а под передачей – безвозмездное «вручение чего-то кому-то» либо «отдача в распоряжение, во владение»[40]. В литературе к сбыту относят как возмездные, так и безвозмездные сделки: продажу, дарение, обмен, передачу в уплату долга и т.д.[41]

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 кладет в основу разграничения другие критерии, включая в понятие сбыта оружия его продажу, дарение и обмен, называет незаконный сбыт, в отличие от незаконной передачи, «безвозвратным отчуждением в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки». Под передачей в Постановлении понимается незаконное предоставление оружия лицами, у которых оно находится, посторонним лицам для временного использования или хранения.

Таким образом, в качестве разграничивающего критерия между сбытом и передаче оружия служит возвратность. При незаконной передаче оружия – временность обладания оружия, а при сбыте оружия – безвозвратность для владельца[42] .

Следующий элемент незаконного оборота оружия – приобретение (ст. 222 УК РФ).

Под приобретением оружия в соответствии с абзацем 4 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 следует понимать его покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п., а также незаконное временное завладение оружием в преступных либо иных целях, когда в действиях виновного не установлено признаков его хищения.

Процесс приобретения – это цепь поведенческих операций, которые имеют продолжительность во времени. Процесс приобретения, как и любая сделка, начинается с договора (в данном случае имеется в виду именно покупка, а не иная разновидность приобретения). Но на стадии договора этот процесс может быть и законченным, если условия возмездной или безвозмездной передачи оружия не удовлетворят сторон. А это значит, что потенциальный приобретатель не войдет в фактическое владение вещью. В данном случае, когда процесс приобретения решен, то есть тогда, когда субъект фактически вступил во владение вещью, с этого момента деяние и следует считать оконченным.

При незаконной покупке оружия, если процесс приобретения, по независящим от приобретателя обстоятельствам, был закончен на стадии договора сторон, действия последнего следует квалифицировать как покушение на приобретение оружия.

В таком случае целесообразно дать следующее определение незаконного приобретения. Приобретение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств следует считать оконченным преступлением в том случае, когда субъект вступил в фактическое владение перечисленными предметами[43] .

Незаконное приобретение оружия отличается высокой латентностью, поэтому статистические данные здесь весьма относительны.

В структуре незаконного оборота приобретение занимает 90,2 % (приложение № 3). Столь высокий показатель обусловлен тем, что сам факт обладания оружием неминуемо изобличает виновного в его приобретении. Исключением являются факты, когда истечение срока давности препятствует привлечению лица к ответственности за приобретение оружия. В этих случаях ответственность наступает за другие элементы незаконного оборота – хранение, ношение, перевозку и т.д.[44]

На основании вышеизложенного, любое лицо, которое приобрело оружие, хранит его: непосредственно при себе, в жилище или любом другом хранилище.

Хранение – один из элементов незаконного оборота оружия (ст. 222 УК РФ). Под незаконным хранением огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств следует понимать сокрытие указанных предметов в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность[45] .

Так, в мае 2008 г. у К. в гараже были обнаружены и изъяты автомат АКМ-7, 7 магазинов по 30 патронов в каждом, 270 боевых патронов в упаковках, 270 патронов россыпью[46] .

В октябре 2007 г. в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий на квартире отца задержанного А. было обнаружено 3 пистолета и комплектующие детали к ним[47] .

Незаконное хранение оружия является длящимся преступлением, характеризующимся непрерывным осуществлением его состава. Оно начинается с момента, когда данные объекты оказались в незаконном владении лица, и длится до наступления событий, прерывающих совершение преступления (обнаружение оружия правоохранительными органами, его хищение, утрата, добровольная сдача виновным).

В структуре незаконного оборота оружия хранение составляет 54,7 %. Из них огнестрельного оружия и боеприпасов – 48,2 %, взрывчатых веществ и взрывных устройств – 6,5 % (приложение № 3).

Хранение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств чаще всего наблюдалось в квартирах и домах, принадлежащих на праве частной собственности (77 % случаев). В остальных местах хранение оружия распределилось следующим образом: в сараях – 4,5 %, в гаражах – 3 %, в летних кухнях – 1 %, в подвалах – 0,3 %, на рабочих местах – 2,8 %, в транспортных средствах – 11,4 %.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в абсолютном большинстве случаев оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства хранятся в местах непосредственного проживания или в непосредственной близости от квартиры, дома. Это объясняется тем, что оружие, используемое как для совершения других преступлений, так и для самообороны, незаконно хранится в тех местах, которые обеспечивают преступнику возможность постоянно обладать им, чтобы в случае необходимости применит по целевому назначению[48] .

Следующий элемент незаконного оборота оружия – ношение (ст. 222 УК РФ). Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 под незаконным ношением огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств следует понимать нахождение их в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноску в сумке, портфеле и т.п. предметах (абзац 1 п. 11). При этом ношением следует считать владение и перемещение указанных предметов.

Незаконное ношение оружия может носить как длящийся, так и кратковременный характер, зависящий от цели, мотивов, места, времени, обстановки ношения и других обстоятельств[49] .

В структуре незаконного оборота оружия ношение составляет 42,7 %, из них: в 37,9,6 % случаев – огнестрельного оружия и боеприпасов, 4,8 % — взрывчатых веществ и взрывных устройств (приложение № 3)[50] .

Очень близок к ношению такой элемент незаконного оборота оружия как перевозка. С принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 перемещение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств на любом виде транспорта, но не непосредственно при обвиняемом, считается незаконной перевозкой указанных предметов. Перевозка от хранения в транспортном средстве отличается целью виновного. При перевозке оружия целью является его перемещение из одной местности в другую, без намерения использовать. При хранении целью выступает фактическое постоянное владение оружием с возможностью извлечь и использовать его в случае необходимости. Объективно это выражается в способе укрытия оружия: при перевозке оно может укрываться в стационарных тайниках: в бензобаке, под крыльями автомобиля, в дверях и иных местах, исключающих быстрое извлечение[51] .

Удельный вес перевозки оружия составляет 3,8 %, из них: перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов – 3,4 %; взрывчатых веществ и взрывных устройств – 0,4 % (приложение № 3)[52] .

Следующий элемент, который можно выделить в незаконном обороте оружия, – ремонт оружия (ст. 223 УК РФ).

Под ремонтом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств следует понимать не только восстановление качеств указанных предметов, непригодных к использованию, но и починку годного к использованию по целевому назначению оружия, например устранение отдельных технических неисправностей, в целом не влияющих на поражающие качества образца, реставрация, облагораживание внешнего вида оружия[53]. На основании вышеизложенного, объективную сторону незаконного оборота оружия можно представить следующим образом:

1. Для ст. 222 УК РФ объективную сторону преступления образуют незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, за исключением гладкоствольного оружия.

Состав преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, является формальным, то есть преступление считается оконченным с момента совершения действий, образующих его объективную сторону, независимо от времени наступления преступных последствий;

2. Для ст. 223 УК РФ объективную сторону преступления образуют незаконное изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а также незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Оконченным преступление, предусмотренное ст. 223 УК РФ, следует считать с момента, когда в результате незаконных действий виновного предмет может быть использован как оружие или может быть приведен в пригодное состояние независимо от того, выполнены ли до конца все запланированные работы по изготовлению или ремонту оружия. Вопрос о том, пригодны ли конкретный экземпляр огнестрельного оружия, боеприпасы, взрывные устройства и взрывчатые вещества к использованию по целевому назначению, решается посредством назначения и производства соответствующей экспертизы (ст. 222 УК РФ);

3. Для ст. 224 УК РФ объективная сторона преступления выражается в небрежном хранении огнестрельного оружия (бездействие), в результате чего стало возможным его использование другим лицом, что повлекло тяжкие последствия. Состав рассматриваемого преступления материальный. Уголовная ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия наступает только при наличии тяжких последствий. При отсутствии тяжких последствий лицо, нарушившее правила хранения огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, может быть привлечено к административной ответственности (ст. 20.8 КоАП);

4. Для ст. 225 УК РФ объективная сторона преступления заключается в ненадлежащем исполнении виновным обязанностей по охране огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, если это привело к их хищению, уничтожению или наступлению иных тяжких последствий; а также ненадлежащее исполнение лицом возложенных на него в силу занимаемой должности, по договору или специальному поручению обязанностей по охране ядерного, химического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения.

Обязательным признаком объективной стороны преступления является наступление тяжких последствий или реальная угроза их наступления. К тяжким последствиям могут быть отнесены хищение ядерного, химического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, смерть или нанесение вреда здоровью человека, уничтожение или повреждение чужого имущества, использование оружия массового поражения для совершения террористических актов, в целях совершения диверсий, насильственного захвата власти и т.д.;

5. Для ст. 226 УК РФ объективная сторона преступления заключается в хищении или вымогательстве огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Конкретные формы совершения хищения (кража, грабеж, мошенничество) не влияют на квалификацию преступления.

Вымогательство считается оконченным с момента выдвижения требования о передаче имущества, подкрепленного угрозой совершения действий, которые могут причинить вред законным интересам владельца имущества.

2.3 Характеристика субъективных признаков преступлений в сфере незаконного оборота оружия

В теории уголовного права под субъективной стороной принято понимать внутреннее, психическое отношение лица к совершаемому им деянию. К признакам, образующим субъективную сторону преступления, относятся вина (в форме умысла или неосторожности), мотив и цель преступления.

Законодатель в числе обязательных признаков субъективной стороны незаконного оборота оружия называет лишь вину. Данные преступления могут совершаться только умышленно[54] .

Мотивы совершения преступлений в сфере незаконного оборота оружия: бытовые, «нигилистские», корыстные[55] .

Бытовые мотивы представляют собой совокупность большого количества побуждений, связанных с укладом повседневной жизни человека, с ее непроизводственной сферой, удовлетворяющей как материальные потребности людей, так и освоение духовных благ, культуры, общение, отдых, развлечения, обусловливающих противоправные действия в отношении оружия.

По делам о хищении оружия они составляют 6,35 %, из них: стремление обеспечить личную имущественную безопасность – 62,5 %, любознательность, стремление узнать устройство и поражающие возможности оружия – 37,5 %.

Действия в отношении оружия (ношение, хранение, приобретение, изготовление, перевозка) совершены по бытовым мотивам в 10 % случаях, из которых: в целях охоты – 20,7 %; обеспечение личной и имущественной безопасности – 58,6 %; любознательность – 13,7 % (характерно для несовершеннолетних); подарок на день рождения – 3,4 %; приобретение в качестве сувенира – 3,4 %.

Хищение оружия по «нигилистским» мотивам составляет 6,7 %, из них: хулиганские побуждения – 41,1 %, месть – 41,3 %, стремление избежать ответственности за совершение преступления – 17,6 %. По делам о ношении, хранении, приобретении, сбыте, перевозке, изготовлении оружия «нигилистские» мотивы составляют 53 %: совершения преступлений в процессе систематической преступной деятельности – 94,3 %, месть – 5,7 %[56] .

По корыстным мотивам совершается наибольшее количество преступлений в сфере незаконного оборота оружия. Это связано с тем, что возросший в последнее десятилетие спрос на оружие значительно увеличил его нелегальную стоимость, и поэтому незаконный оборот оружия превратился в источник высоких криминальных доходов[57] .

Ношение, хранение, приобретение, перевозка, сбыт, изготовление совершали по корыстным мотивам 71,7 % преступников. Корысть в данном случае имела следующие проявления: обмен на иные предметы – 3,6 %; продажа оружия – 87,2 %; возврат долга – 1,5 %; приобретение в счет задатка – 0,5 %; совершение корыстных преступлений – 7,2 %[58] .

В юридической литературе единодушно отстаивается взгляд, что цель и мотив для квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст. 222, 223 и 226 УК РФ, значения не имеют. Конечно, когда относимость предмета к оружию не вызывает сомнения и это осознает лицо, виновное, например, в его незаконном изготовлении, мотив и цель остаются за пределами состава преступления и могут быть учтены судом лишь при определении меры наказания. Умысел, будучи непременным признаком такого деяния, предполагает в качестве интеллектуальной основы осознание общественной опасности преступления, а такое осознание возможно лишь тогда, когда виновный ясно понимает, что имеет дело именно с оружием.

Однако когда такой ясности нет и внешние качества предмета сомнительны в смысле отнесения его к оружию, правильная оценка субъективного критерия чрезвычайно важна и может существенно повлиять на решение вопроса об ответственности за данные преступления.

Осознание виновным признаков предмета, а именно, что он совершает незаконные действия в отношении именно оружия, имеет существенное значение для вопросов квалификации. Примерами могут служить варианты квалификации завладения неисправным оружием. В таких случаях вопрос о привлечении к ответственности зависит от направленности умысла виновного, то есть по правилам об ошибке. «Если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и полагая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств»[59] .

Конечная цель при незаконном завладении оружием может оказать существенное влияние на квалификацию, если оно осуществляется в рамках создания банды. В этих случаях незаконное завладение оружием охватывается составом бандитизма (ст. 209 УК РФ), поскольку вооруженность является признаком более тяжкого преступления и не требует квалификации по совокупности со ст. 222 и 223 УК РФ. Однако если наряду с бандитизмом совершается хищение, подпадающее под ст. 226 УК РФ, в соответствии с позицией Верховного Суда РФ нужна квалификация по совокупности[60] .

Таким образом, мотив и цель, не являясь обязательными признаками субъективной стороны рассматриваемых составов, в то же время играют значительную роль при решении спорных вопросов квалификации незаконных действий с оружием. И, кроме того, в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 прямо указано, что «при оценке степени общественной опасности содеянного и назначения наказания следует учитывать цели и мотивы действий виновного…»[61] .

Наряду с вышеизложенным, целесообразно рассмотреть субъективные признаки присущие каждому составу преступления в сфере незаконного оборота оружия более подробно.

Для преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, характерной субъективной стороной выступает прямой умысел. Субъект преступления – лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, – сознает, что незаконно приобретает, передает, сбывает, хранит, перевозит или носит огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, осознает общественную опасность своих действий и желает совершить эти действия.

В том случае, если лицо владеет непригодным к функциональному использованию огнестрельным оружием, его основными частями, боеприпасами, взрывчатыми веществами, взрывными устройствами, но при этом ошибочно полагает, что они пригодны, содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления (ч. 3 ст. 30 УК РФ), предусмотренного соответствующей частью ст. 222 УК РФ.

Заблуждение виновного относительно устройства или принципа действия находящегося в его незаконном владении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств не имеет значения для квалификации[62] .

В то же время лицо, не знавшее о незаконно хранившемся в его жилище, ином помещении оружии, не может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ.

Так, органами следствия С. обвинялся наряду с другими преступлениями в хранении боеприпасов (ч. 1 ст. 222 УК РФ).

Судебная коллегия приговор Челябинского областного суда в части осуждения С. по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменила, а дело прекратила за отсутствием в деянии состава преступления, указав, кроме прочих доводов, на следующее.

В судебном заседании С. вину не признал, утверждая, что патроны, изъятые в сейфе в его кабинете, ему не принадлежат, а остались от предшественника. Часть патронов, обнаруженных у него дома, он приобрел на законных основаниях, о происхождении других ему ничего не известно.

Кроме того, С. ссылался на то, что при обыске он не присутствовал и ему не было предложено выдать патроны добровольно.

Органы следствия при имеющейся возможности не обеспечили присутствие С. во время обысков, чем существенно нарушили процессуальный закон, права и интересы обвиняемого[63] .

Таким образом, для привлечения к уголовной ответственности за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств необходимо наличие прямого умысла.

Для преступления, предусмотренного ст. 223 УК РФ, характерным субъектом выступает лицо, достигшее ко времени его совершения шестнадцатилетнего возраста.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что противоправно изготавливает или ремонтирует огнестрельное оружие, комплектующие части к нему, изготавливает боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, и желает совершать эти действия.

Если при изготовлении оружия, боеприпасов, взрывных устройств либо переделке виновным использовались похищенные комплектующие детали оружия заводского изготовления, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 223 и 226 УК РФ[64] .

Необходимо заметить, что не является изготовлением огнестрельного оружия переделка исправного охотничьего ружья в обрез.

Челябинским гарнизонным военным судом рядовой Мусагаджиев наряду с другими преступлениями был осужден за изготовление оружия по ч. 1 ст. 223 УК РФ.

Уральский окружной военный суд, рассмотрев дело по кассационной жалобе защитника, пришел к выводу, что Мусагаджиев по ч. 1 ст. 223 УК Российской Федерации был осужден необоснованно, и прекратил в этой части дело по следующим основаниям.

По делу установлено, что Мусагаджиев помимо иного имущества похитил и огнестрельное оружие – гладкоствольное охотничье ружье ИЖ-18, принадлежащее гражданину Родионову, после чего сразу же отпилил ствол ружья и приклад.

Действия Мусагаджиева, переделавшего ружье в обрез, гарнизонный военный суд ошибочно расценил как незаконное изготовление оружия. Согласно Федеральному закону «Об оружии» охотничье ружье признается огнестрельным оружием и его видоизменение в обрез, также являющийся огнестрельным оружием, состава преступления – изготовление огнестрельного оружия – не образует[65] .

Для преступления, предусмотренного ст. 224 УК РФ, характерным субъектом выступает лицо, на законных основаниях владеющее огнестрельным оружием. Лицо, ненадлежаще исполняющее свои служебные обязанности по охране огнестрельного оружия, если это повлекло наступление тяжких последствий, несет ответственность по ч. 1 ст. 225 УК РФ.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает неосторожность в отношении наступивших тяжких последствий, которая может выражаться в легкомыслии или небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления тяжких последствий небрежного хранения огнестрельного оружия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение.

Преступление признается совершенным по небрежности, когда лицо не предвидело возможности наступления тяжких последствий небрежного хранения огнестрельного оружия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия[66] .

Для преступления, предусмотренного ст. 225 УК РФ, характерный субъект – специальный. Им может быть только лицо, на которое по должности, договору или специальному поручению возложена обязанность по охране ядерного, химического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, а именно: военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов, военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств Российской Федерации, допустившие уничтожение или утрату военного имущества, несут уголовную ответственность соответственно по ст.ст. 347 или 348 УК РФ[67] .

Субъективная сторона рассматриваемого преступления выражается в неосторожности.

Лицо предвидит возможность наступления тяжких последствий вследствие ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей по охране ядерного, химического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит возможности наступления таких последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Если имеет место умысел со стороны лица, на которое возложены обязанности по охране указанных объектов, содеянное должно квалифицироваться по соответствующей статье уголовного закона, предусматривающей ответственность за совершение умышленного преступления.

Для преступления, предусмотренного ст. 226 УК РФ, характерным субъектом выступает лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста (ст. 20 УК РФ).

Хищение оружия, его комплектующих частей, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств может быть совершено:

1. лицом, которому указанные объекты вверены для выполнения производственной или иной служебной деятельности (содеянное квалифицируется по п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ);

2. лицом, не использующим их в своей производственной или иной служебной деятельности, но работающим в той организации, где указанные объекты применяются или хранятся (содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 226 УК РФ);

3. лицом, посторонним по отношению к данному предприятию (организации).

Субъективная сторона данного преступления предполагает наличие у виновного прямого умысла на совершение хищения или вымогательства огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Виновное лицо сознает, что противоправно завладело данными объектами, находящимися в фактическом владении другого лица (физического или юридического), желает присвоить похищенное либо передать его другому лицу, распорядиться им по своему усмотрению иным образом.

В том случае, если лицо совершило хищение непригодных к использованию по целевому назначению оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, ошибочно полагая, что они годны, содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления, предусмотренного настоящей статьей. Аналогично квалифицируется хищение предметов, принятых виновным по ошибке за огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывные устройства или взрывчатые вещества. Вместе с тем, если лицо похитило предметы, фактически являющиеся огнестрельным оружием, комплектующими деталями к нему, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, но не знало об этом, придавая им иное (например, хозяйственно-бытовое) значение, содеянное им не образует состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, и в зависимости от обстоятельств квалифицируется как совершение преступления против собственности.

Действия лица, похитившего вместе с другим имуществом огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, квалифицируются в том числе по ст. 226 УК РФ, если лицо, совершая хищение, осознавало характер и назначение указанных объектов.

Цель совершения хищения огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств может быть различной: корыстная цель, использование похищенного при совершении другого преступления, с целью избежать задержания, для самообороны, для хозяйственно-бытовых нужд (к примеру, хищение взрывчатых веществ и их последующее использование как моющих средств, в «лечении»), охоты и т.д.[68]

Таким образом, для большинства преступлений в сфере незаконного оборота оружия (ст. 222, 223 и 226 УК РФ) законодатель определяет прямой умысел, для ст.ст. 224 и 225 УК РФ – неосторожность. Однако наряду с небрежностью и легкомыслием совершения данного рода преступлений, не стоит забывать, что незаконный оборот оружия в любом его проявлении создает условия для совершения наиболее тяжких преступлений.


ГЛАВА 3. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

3.1 Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки преступлений в сфере незаконного оборота оружия

Уголовное законодательство Российской Федерации предусматривает ответственность за незаконный оборот предметов вооружения. Устанавливая наказание, законодатель исходил из общественной опасности названных деяний, связанной, прежде всего, с тем, что они создают некоторые условия для убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, используются при совершении разбоев и других тяжких преступлений.

Статистика свидетельствует, что каждый десятый из числа осужденных за злостное хулиганство, разбойное нападение, вымогательства, преступления против жизни и здоровья граждан использовал имевшееся у него оружие при совершении этих преступлений[69] .

При применении уголовно-правовых норм ст.ст. 222-226 УК РФ исходное значение приобретает вопрос о квалифицирующих признаках преступления.

Согласно положениям ст. 222 УК РФ квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 222 УК), а также организованной группой (ч. 3 ст. 222 УК).

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Под преступлением, совершенным организованной группой, следует понимать преступление, совершенное устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (п. 3 ст. 35 УК РФ). В отличие от группы лиц по предварительному сговору признание организованной группы предполагает ее устойчивость и предварительное объединение участников с целью совершения преступлений.

Практика квалификации преступлений как совершенных организованной группой отражает тип опасного поведения соучастников. Она учитывает, что заранее обусловленное распределение ролей между ними подчеркивает устойчивость группы, объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений.

Устойчивость в рамках организованной группы зачастую характеризуется наличием отработанного плана и способов совершения посягательства, подготовкой орудий и средств, фактическим заранее обусловленным выполнением действий, облегчающих совершение деяния, намеренным созданием условий для последующего его совершения и т.п.

Все эти показатели охватываются одним, более емким признаком — заранее обусловленным распределением ролей. Именно данный критерий используют следственные органы и суды при квалификации конкретных посягательств как совершенных организованной группой[70] .

Приведем пример из практики.

В начале сентября 2007 г. Х., не зная о созданной К. банде, вступил в преступный сговор с членами банды К., В. и Ш. для завладения имуществом семьи Галенко путем разбойного нападения. Х., К., В. и Ш. вместе разработали план совершения разбоя, распределили роли и для осуществления данного преступления незаконно приобрели, хранили, передавали и носили огнестрельное оружие – обрез, изготовленный из двуствольного охотничьего ружья, и два патрона к нему, являющиеся боеприпасами, а также маски с прорезями для глаз.

7 сентября 2007 г. они прибыли к дому Галенко, К. передал Ш. обрез, а сам пошел в условленное место и стал ждать. Х., К. и Ш. надели маски, с оружием ворвались в квартиру, напали на находившихся там Галенко Н., Галенко А., малолетнюю Галенко К., Пашкова Д., Пашкову Т., Телегина Л., потребовав выдать деньги и ценности. Ш. угрожал применением обреза, приставляя его к голове Пашковой Т., удерживал потерпевших на кухне, а Х. и В. обыскивали квартиру. Х. обнаружил деньги в сумме 3670 руб. Пашкову Д. и Галенко А. удалось отобрать у Ш. обрез и сорвать с него маску. После этого нападавшие скрылись с места преступления, завладев деньгами, чем причинили Галенко Н. значительный материальный ущерб.

Ленинским районным судом г. Челябинска был вынесен приговор, согласно которому Х. был признан виновным в совершении в составе организованной группы разбойного нападения и в незаконных приобретении, хранении, ношении, передаче оружия и боеприпасов. Согласно показаниям ранее осужденных по данному делу В. и Ш. они вместе с Х. договорились о совершении разбойного нападения, заранее приготовили маски, перчатки, обрез, разработали план нападения, распределили роли.

Таким образом, действия Х. квалифицированы по п. «а» ч. 4 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 УК РФ[71] .

Если незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств совершено группой лиц без предварительного сговора, содеянное ими квалифицируется по ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом суд, постановляя приговор при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой ст. 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ)[72] .

Приговор Челябинского областного суда в отношении М. изменен: его действия переквалифицированы с ч. 2 на ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку суд без достаточных оснований пришел к выводу о том, что М. незаконно приобрел, носил, перевозил и хранил огнестрельное оружие по предварительному сговору с группой лиц. Как видно из материалов дела, данные о том, что М. заранее договорился с другим лицом о передаче ему пистолета ТТ, отсутствуют. Когда стало известно этому лицу, что работники милиции его разыскивают, он передал пистолет М., в тот же день при задержании М. пистолет был изъят. Таким образом, в деле отсутствовали какие-либо сведения о предварительном сговоре М. с другим лицом о незаконном приобретении огнестрельного оружия[73] .

Квалифицирующими признаками следующего преступления в сфере незаконного оборота оружия – незаконного изготовления оружия – выступают:

1) ч. 2 ст. 223 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 223 УК РФ);

2) ч. 3 ст. 223 УК РФ устанавливается уголовная ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 и 2, совершенные организованной группой.

Изготовление или ремонт оружия и его последующие незаконные хранение, ношение, сбыт, передача, перевозка следует квалифицировать по совокупности преступлений (ст.ст. 223 и 222 УК РФ)[74].

Квалифицирующими признаками хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 3 ст. 226 УК РФ) являются совершение указанных преступлений:

1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»).

При совершении хищения указанных объектов группой лиц без предварительного сговора содеянное ими квалифицируется по ч.ч. 1 или 2 ст. 226 УК РФ. При этом суд, постановляя приговор при наличии к тому оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Необходимо учитывать, что, если организатор, подстрекатель и пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения, содеянное не может квалифицироваться по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях действия организатора, подстрекателя и пособника следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Уголовная ответственность за хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также ядерного, химического, других видов оружия массового поражения, материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Если другие участники группы в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, иное помещение, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., квалифицируются как соучастие в совершении преступления в форме пособничества со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ[75] ;

2) лицом с использованием своего служебного положения (п. «в»). В соответствии с п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 к таковым относятся: лица, которым наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т.д.; лица, которым они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей, – часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т.п.[76]

Так, начальник хранилища вооружения прапорщик Г., проведя перед ревизией склада сверку фактически наличествующих боеприпасов и имущества, обнаружил излишки, в том числе 10 ящиков с патронами 7,62 мм, 70 взрывпакетов и др. Г. решил похитить излишки. В соответствии с договоренностью с ним граждане Г. и Б. в назначенное время на автомобиле ЗИЛ прибыли к складу вверенному прапорщику Г., где их последний ожидал. Загрузив боеприпасы и другое имущество Г. и Б. выехали с территории воинской части и прибыли к дому Г., где укрыли похищенное. Военным судом действия прапорщика Г. были квалифицированы как хищение боеприпасов и использованием своего служебного положения, а действия граждан Г. и Б. – как пособничество в хищении боеприпасов, совершенное лицом с использованием своего служебного положения[77] ;

3) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г»). Действия виновного могут характеризоваться или реальным физическим насилием над личностью потерпевшего, или психическим насилием – угрозой применения физического насилия. Под физическим насилием, не опасным для жизни или здоровья следует понимать нанесение потерпевшему побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением физической боли или ограничением свободы потерпевшего[78] .

Согласно ч 4 ст. 226 УК РФ особо квалифицирующими признаками преступлений, предусмотренных ч. 1, 2 и 3 данной статьи, являются совершение преступления:

1) организованной группой (п. «а»). При квалификации действий двух и более лиц, совершивших хищение в составе организованной группы, необходимо иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично;

2) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «б»).

Так, С. и Л. с целью совершения хищения выручки круглосуточного магазина напали на сотрудника охраны А., нанеся ему несколько ударов по голове и грудной клетке. После чего С. завладел табельным оружием А. – пистолетом ПМ, из которого произвел два выстрела в область правой ноги и живота А. После чего С. и Л. забрали из кассы денежную сумму в размере 143800 рублей и скрылись с места происшествия. А. от полученных повреждений скончался на месте преступления[79] .

Как насилие, опасное для жизни или здоровья, следует квалифицировать и такие насильственные действия виновного, которые не причинили вреда здоровью потерпевшего, однако в момент их совершения была создана реальная опасность для его жизни или здоровья (например, душение потерпевшего).

На основании вышеизложенного, к квалифицирующим и особо квалифицирующим признакам преступлений в сфере незаконного оборота оружия можно отнести:

1) совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223 и п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ);

2) совершение хищения либо вымогательства оружия должностным лицом с использованием своего служебного положения (п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ);

3) совершение хищения либо вымогательства оружия с применением насилия: не опасного для жизни или здоровья (п. «г» ч. 3 ст. 226 УК РФ); опасного для жизни или здоровья (п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ);

4) повышенная ответственность установлена за совершение преступления организованной группой (ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 и п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ).

3.2 Проблемы квалификации и ответственности за преступления в сфере незаконного оборота оружия

Для эффективной работы реализации статей, регламентирующих уголовную ответственность за преступления в сфере незаконного оборота оружия, необходима согласованная работа всех звеньев правоохранительной системы, четкая нормативная регламентация, а также единообразное толкование и применение уголовного закона.

Именно двоякость толкования закона, а также отсутствие единой правоприменительной практики по реализации ст.ст. 222-226 УК РФ позволяет, казалось бы, в аналогичных случаях, которые приобретают массовый характер, по-разному квалифицировать деяния виновных лиц, позволяя им тем самым, если не избегать уголовного наказания, то отделываться менее строгим видом наказания. И это происходит несмотря на огромные и отчаянные усилия органов дознания и следствия[80] .

В первую очередь для правильной квалификации преступлений в сфере незаконного оборота оружия необходимо различать огнестрельное оружие как предмет незаконного оборота и огнестрельное оружие как предмет преступления и, исходя из этого, различать две группы преступлений:

1) незаконный оборот оружия, при котором его обращение не находится под государственным контролем, чем создается угроза интересам общественной безопасности и фактически нарушается общественный порядок в сфере лицензионно-разрешительной и государственно-распорядительной деятельности;

2) преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, при котором оружие находится в законном обороте и является предметом преступления.

Так, пистолет может в одном деянии (в незаконном обороте оружия) являться предметом преступления, а в другом (например, в убийстве) — орудием преступления.

Тем самым, немаловажную роль играет отличие незаконного оборота оружия от смежных составов преступления. К примеру, изготовление оружия и других предметов необходимо отличать от сборки из готовых деталей, являющей уголовно не наказуемым деянием. Необходимо помнить, что изготовление предполагает определенные действия по подборке, изысканию, конструированию либо приспособлению отдельных комплектующих деталей для создания соответствующего оружия[81] .

При квалификации преступлений в сфере незаконного оборота оружия также необходимо принимать во внимание факт, когда виновный совершил одно из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ, и покушался на совершение других, предусмотренных этой же частью ст. 222 УК РФ. Его действия следует квалифицировать только по ч. 1 ст. 222 УК РФ и в дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 222 УК РФ нет необходимости[82].сто до вступления бандыи приобрете

Особые трудности испытывает практические сотрудники при квалификации незаконного оборота оружия по совокупности с другими преступлениями. К примеру, бандитизм имеет одним из необходимых признаков вооруженность банды, поэтому хранение и ношение огнестрельного оружия охватывается признаками состава этого преступления и самостоятельной квалификации по ст. 222 УК РФ не требует.

Но если приобретение или изготовление оружия имеет место еще до совершения нападений при бандитизме и до завершения организационных действий по созданию банды, то эти действий должны быть дополнительно квалифицированы по ст. 222 УК РФ, так как к моменту обладания оружием, лицо уже совершило преступление в виде его незаконного изготовления или приобретения.

В том случае если незаконные действия с оружием со стороны одного из участников банды имели место до вступления его в банду, то незаконное хранение или ношение оружия должно квалифицироваться как самостоятельное преступление[83] .

Несомненные сложности при квалификации вызывают факты незаконного изготовления, приобретения, хранения, ношения и сбыта новых, «нестандартных» видов средств поражения, которые Федеральным законом «Об оружии» запрещены к обороту на территории Российской Федерации, но не входят в число объектов уголовно-правового запрета. Речь в данном случае идет об оружии и иных предметах, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов (п. 6 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оружии»), спортивном пневматическом оружии с дульной энергией свыше 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм (п. 1 ч. 2 ст. 6 Федерального закона «Об оружии»). Аналогичные проблемы возникают и при правовой оценке связанных с оружием действий, которые запрещены Федеральным законом «Об оружии»: установка на гражданском и служебном оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и прицелов ночного видения, а также их продажа (ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об оружии»).

Из перечисленных деяний, которые, несомненно, представляют общественную опасность, наказуемым является только первое, так как владение оружием, поражающее действие которого основано на использовании радиоактивного излучения, всегда связано с незаконным обращением с радиоактивными материалами, ответственность за которое предусмотрена ст. 220 УК РФ. Это свидетельствует о серьезных пробелах в законе, вызванных несогласованностью норм Федерального закона «Об оружии» и Уголовного кодекса РФ[84] .

При привлечении к уголовной ответственности за незаконный оборот оружия следует тщательно изучать обстоятельства совершения противоправных действий. В частности, в ряде случаев суды не учитывают положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, в соответствии с которыми не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признак какого-либо деяния, предусмотренного особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Например, Советский районный суд г. Челябинска признал О. виновным в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и патронов к нему и осудил его по ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом суд не принял во внимание то, что действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку, как установлено по делу, О. не имел цели приобретения оружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который в связи с разводом с гражданкой П. неоднократно высказывал мысли о самоубийстве. Для предотвращения этого О. забрал ПМ и патроны для временного хранения, пока В. не придет в себя после развода. Таким образом, действия О. не представляли опасности для общества и не создавали угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации дело в отношении О. было прекращено[85] .

Отдельного внимания заслуживает проблема квалификации последовательных действий с оружием: хищения оружия и последующего ношения, хранения, сбыта, перевозки и пр.; а равно хищения указанных предметов с целью совершить с их использованием другое преступление.

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 12 марта 2002 г. № 5 полагает, что в случаях хищения либо вымогательства оружия, а также его ношения, хранения, приобретения и изготовления с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как совокупность оконченного хищения оружия, незаконного его ношения, хранения, приобретения или изготовления и приготовления к совершению иного преступления, если ответственность за это предусмотрена законом[86] .

Если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием оружия у потерпевшего, то подобные случаи необходимо рассматривать как совокупность вымогательства и, в зависимости от степени интенсивности примененного насилия, как насильственный грабеж или разбой (хищение оружия)[87] .

Совокупность преступлений, предусмотренных ст. 226 и ч. 2 ст. 338 УК РФ, образуют случаи дезертирства военнослужащего с оружием, вверенным ему по службе, при наличии в содеянном признаков хищения оружия. В этом случае лицо подлежит ответственности за хищение оружия, если его противоправное невозвращение было сопряжено с намерением оставить оружие в личной собственности, независимо от того, желал ли субъект пользоваться оружием или намеревался его продать. Совокупности преступлений (ст. 226 и ч. 2 ст. 338 УК РФ) не будет только тогда, когда военнослужащий не имел цели завладеть оружием, оставить его в личной собственности[88] .

Лицо, признанное виновным в хищении оружия, не должно дополнительно привлекаться к уголовной ответственности за утрату, уничтожение или повреждение этого оружия.

Т. осужден Челябинским гарнизонным военным судом по ст. 105, ч. 2, п. «д» и «з»; 226, ч. 4, п. «б»; 342, ч. 2; 346, ч. 1 и 222, ч. 4, УК РФ.

Как указано в приговоре, Т. с целью хищения автомата для последующей его продажи, в период несения службы в составе караула, пришел на пост к часовому рядовому Л. и ножом убил его. Завладев автоматом погибшего и боеприпасами к нему, Т. пришел на свой пост, где заранее приготовленной ножовкой отпилил приклад у автомата, отпилил ствол и укрыл похищенное оружие на территории своего поста.

В тот же день он был изобличен, а поврежденный автомат и боеприпасы изъяты.

Действия Т., связанные с завладением автоматом и его последующим повреждением, органы следствия и суд квалифицировали и как хищение огнестрельного оружия и боеприпасов с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и как умышленное уничтожение оружия.

Военная коллегия, рассмотрев дело, не согласилась с такой квалификацией и признала, что Терехов за умышленное уничтожение оружия осужден необоснованно.

В соответствии с законом, указывается в определении коллегии, под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Составом этого преступления охватывается не только противоправное завладение, но и последующее пользование и распоряжение похищенным имуществом фактически как своим собственным. Следовательно, лицо, совершившее хищение, должно нести уголовную ответственность лишь по статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за это преступление.

Дополнительной уголовной ответственности за последующую судьбу похищенного имущества, в частности за его утрату, повреждение и уничтожение, на это лицо законом не возлагается.

В связи с этим коллегия приговор в части осуждения Т. по статье 346, ч. 1, УК РФ за умышленное уничтожение оружия отменила и дело прекратила за отсутствием состава преступления [89] .

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о моменте окончания преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ. В п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 сказано, что посягательство следует считать оконченным с момента нападения с целью завладения соответствующими предметами, соединенного с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия.

В юридической литературе прошлых лет справедливо говорилось о несоответствии законодательного изложения ч. 3 ст. 218.1 УК РСФСР общепринятому понятию разбоя[90]. К сожалению, это несоответствие сохранилось в п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ. Таким образом, разъяснение высшей судебной инстанции в этой части противоречит по своему смыслу уголовному закону[91] .

В целях устранения имеющихся в законодательстве пробелов, проблем квалификации и привлечения к ответственности за незаконный оборот оружия, считаю возможным предложить следующие рекомендации.

Близость предмета, размеров санкций и признаков объективной стороны позволяет предложить объединение диспозиций соответствующих частей ст. 222 и 223 УК (тем более что для ремонта комплектующих деталей санкция «от двух до четырех лет лишения свободы» выглядит необоснованно высокой), а градацию ответственности за деяния провести по предмету преступления: в ст. 222 предусмотреть ответственность за незаконные действия с огнестрельным оружием, его основными частями, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, а в ст. 223 – за незаконные действия с холодным, метательным, газовым и иными типами менее опасного оружия).

Как и всякое хищение, хищение оружия (не нападение в целях хищения) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия необходимо считать оконченным тогда, когда указанные предметы изъяты и виновный имеет реальную возможность ими распорядиться по своему усмотрению. Одно нападение с целью завладения оружием в отличие от состава разбойного нападения, предусмотренного ст. 162 УК РФ, еще не образует оконченный состав хищения, а является покушением на это преступление.

Наряду с этим необходимо совершенствование законодательства, направленного на адекватность санкций степени общественной опасности деяний в сфере незаконного оборота оружия.

В литературе совершенно верно отмечалось, что вряд ли справедливо ставить в условия одинаковой ответственности человека, купившего пистолет на черном рынке, и военнослужащего, похитившего со склада части и продавшего дюжину противотанковых гранатометов, или приравнивать по общественной опасности хищение специальных приборов, позволяющих доукомплектовывать оружие с целью повышения эффективности, скрытности и внезапности его применения (лазерные целеуказатели, оптические прицелы, ночные прицелы, приборы глушения звука выстрела), к краже картофеля с поля[92] .

В связи с изложенным представляется необходимым дальнейшее совершенствование уголовного закона, направленное на дифференциацию ответственности пропорционально реальной вредоносности конкретных образцов оружия.

Также целесообразно снизить возраст привлечения к уголовной ответственности за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ) до 14 лет и указать в Примечании к ст. 222 УК РФ на признание неоднократным преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных ст. 222 УК РФ, а также ст. 223 УК РФ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В структуре преступности в России особое место занимает незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств, который представляет серьезную общественную опасность, способствует росту преступлений, прежде всего насильственного и корыстно-насильственного характера.

Под незаконным оборотом оружия следует понимать обусловленный конкретными социальными условиями процесс применения, использования и распространения оружия в обществе, происходящий с нарушением установленных законодательством правил обращения с оружием и проявляющийся в совершении действий, запрещенных законом.

Для организации эффективного противодействия данному явлению в УК РФ предусмотрен ряд статей: 222, 223, 224, 225, 226, положения которых направлены на то, чтобы предотвратить возможность попадания в руки преступных элементов оружия и его дальнейшего применения; на то, чтобы исключить возможность несчастных случаев и гарантировать использование оружия и иных предметов по назначению только в общественно полезных целях.

В результате проведённого в дипломной работе исследования уголовно-правовой характеристики незаконного оборота оружия и видов преступлений, составляющих его, были выявлены:

1) Ряд пробелов законодательного регулирования незаконного оборота оружия;

2) Проблемы правоприменительной практики в области квалификации и привлечения к ответственности.

В связи с чем была предпринята попытка разработки предложений по совершенствованию законодательства и рекомендаций для практической деятельности. К таковым следует отнести следующее:

1) Необходимо в Федеральном законе «Об оружии» конкретизировать определение огнестрельного оружия и его основных частей с учетом целевого назначения и конструктивных особенностей.
В ст. 223, 226 УК РФ использовано понятие «комплектующие детали к
нему» (огнестрельному оружию), а в ст. 222 УК РФ «его (огнестрельного оружия) основные части». Понятие «комплектующие детали к нему» в ст.ст. 223, 226 УК РФ необходимо заменить словами «его основные части». Применение ст.ст. 222, 223 УК РФ в борьбе с незаконным оборотом огнестрельного оружия существенно затрудняется из-за необоснованно узкого определения огнестрельного оружия, закрепленного в Федеральном законе «Об оружии», которая существенно сужает сферу применения УК РФ о незаконном обороте оружия. Буквальное толкование ст. 1 и 2 этого закона не позволяет квалифицировать по статьям 222-226 УК РФ незаконный и общественно опасный оборот огнестрельного оружия, которое не относится к гражданскому, служебному и боевому ручному стрелковому оружию. Поэтому необходимо в Федеральном законе «Об оружии» слова «боевое ручное стрелковое оружие» заменить словами «боевое оружие»;

2) Предусмотренные действующим законодательством уголовно-правовые формы незаконного оборота огнестрельного оружия не обеспечивают надлежащим образом охрану интересов общественной безопасности. Поэтому:

— необходимо предусмотреть в качестве самостоятельной уголовно-правовой формы незаконного оборота огнестрельного оружия в ст. 223 УК РФ «незаконную переделку огнестрельного оружия»;

— понятие «изготовление оружия», закрепленное в Федеральном законе «Об оружии», фактически определяет признаки индивидуальной, кустарной деятельности. Осуществление его нелегального серийного производства должно влечь более строгое наказание. Представляется целесообразным в качестве особо квалифицирующего признака в ч. 3 ст. 223 УК РФ указать производство или серийное изготовление огнестрельного оружия или систематическое изготовление огнестрельного оружия;

— противоправное завладение оружием без цели хищения не охватывается понятием хищения. Необходимо дополнить ст.ст. 226 или 222 УК РФ словами «противоправное завладение оружием без цели хищения»;

3) Как и всякое хищение, хищение оружия (не нападение в целях хищения) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия необходимо считать оконченным тогда, когда указанные предметы изъяты и виновный имеет реальную возможность ими распорядиться по своему усмотрению. Одно нападение с целью завладения оружием в отличие от состава разбойного нападения, предусмотренного ст. 162 УК РФ, еще не образует оконченный состав хищения, а является покушением на это преступление;

4) Близость предмета, размеров санкций и признаков объективной стороны позволяет предложить объединение диспозиций соответствующих частей ст. 222 и 223 УК (тем более что для ремонта комплектующих деталей санкция «от двух до четырех лет лишения свободы» выглядит необоснованно высокой), а градацию ответственности за деяния провести по предмету преступления: в ст. 222 предусмотреть ответственность за незаконные действия с огнестрельным оружием, его основными частями, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, а в ст. 223 – за незаконные действия с холодным, метательным, газовым и иными типами менее опасного оружия);

5) Целесообразно снизить возраст привлечения к уголовной ответственности за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ) до 14 лет и указать в Примечании к ст. 222 УК РФ на признание неоднократным преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных ст. 222 УК РФ, а также ст. 223 УК РФ.4)

В-целом, состояние борьбы с незаконным оборотом оружия на сегодняшний день находится на удовлетворительном уровне. Дальнейшее принятие мер по профилактике и предупреждению данного явления будет способствовать правильному и единообразному применению уголовного закона, а значит, и решению актуальнейшей задачи борьбы с распространенными и опасными видами преступлений.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст: (по состоянию на 21 января 2009 года). – М.: Приор, 2009.

2. Об оружии [Текст]: Федеральный закон № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. (в ред. Федерального закона № 222-ФЗ от 24 июля 2007 г.): [принят Гос. Думой 13 октября 1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681; 2007. – № 32. – Ст. 4121.3. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 17 января 1997 г. // Российская газета. – 1997. – 30 января.

4. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5.

5. О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (вместе с «Правилами оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории российской федерации», «Положением о ведении и издании государственного кадастра гражданского и служебного оружия и патронов к нему») [Текст]: Постановление Правительства РФ № 814 от 21 июля 1998 г. (в ред. Постановления Правительства РФ № 219 от 10 марта 2009 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 32. – Ст. 3878; 2009. – № 12. – Ст. 1429.

6. Об утверждении правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях [Текст]: Постановление Правительства РФ № 1314 от 15 октября 1997 г. (в ред. Постановление Правительства РФ № 220 от 28 марта 2008 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 42. – Ст. 4790; 2008. – № 13. – Ст. 1412.

7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: офиц. текст: (по состоянию на 10 ноября 2009 года). – М.: Юрайт, 2009.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: офиц. текст: (по состоянию на 25 октября 2009 года). – М.: Омега-Л, 2009.

Книги, монографии, учебники, учебные пособия

1. Абызов, Р.М. Предупреждение незаконного оборота оружия [Текст]: Монография / Р.М. Абызов, В.П. Власов, С.Я. Лебедев. – Барнаул: БЮИ МВД РФ, 2002.

2. Белозеров, Ю.Н. Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Научно-практическое пособие / Ю.Н. Белозеров, Е.А. Нагаев. – М., Юрлитинформ, 2000.

3. Бражников, Д.А. Преступления, связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (уголовно-правовой и криминологический анализ) [Текст]: Учебное пособие / Д.А. Бражников, В.В. Бычков. – Челябинск: Челяб. ин-т (филиал) ГОК ВПО «РГТЭУ», 2005.

4. Гладышев, Ю.А. Ответственность за преступления против общественной безопасности [Текст] / Ю.А. Гладышев. – Н.Новгород: Нижегородская академия МВД России, 1998.

5. Даль, В.И. Толковый словарь живого русского языка Владимира Даля [Текст] / В.И. Даль. – М., 1998.

6. Ковалев, О.Г. Уголовное право России. Особенная часть [Текст]: Учебник / О.Г. Ковалев. – М.: Дашков и К, 2007.

7. Корецкий, Д.А. Оружие и его незаконный оборот: криминологическая характеристика и предупреждение [Текст] / Д.А. Корецкий, Э.В. Солоницкая. – СПб: Юрид. центр Пресс, 2006.

8. Невский, С.А. Борьба с незаконным оборотом оружия [Текст]: Учебное пособие / С.А. Невский. – М.: ЦОКР МВД России, 2007.

9. Невский, С.А. Противодействие незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ (исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты) [Текст] / С.А. Невский. – М.: Юрлитинформ, 2008.

10. Ожегов, С.И. Словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов. – М., 1984.

11. Рарог, А.И. Комментарий к постановлениям Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам [Текст] / А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2008.

12. Самоделкин, А.С. Правовые и организационно-тактические основы предупреждения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ [Текст]: Учебное пособие / А.С. Самоделкин. – Волгоград: ВА МВД России, 2006.

13. Черепанов, А.В. Административная деятельность органов внутренних дел (в вопросах и ответах) [Текст]: Учебное пособие / А.В. Черепанов. – Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2007.

14. Чучаев, А.И. Уголовное право России. Особенная часть [Текст]: Учебник для вузов / Н.А. Ныркова, А.И. Чучаев. – М.: Юристъ, 2009.

Статьи, научные публикации

1. Бекмурзин, М.С. Некоторые аспекты законодательного регулирования расследования преступлений, связанных с незаконным хранением и изготовлением огнестрельного оружия [Текст] / М.С. Бекмурзин // Закон и право. – 2001. – № 9.

2. Белоконь, А.В. Исторические аспекты развития процесса правового регулирования оборота оружия в российском государстве [Текст] / А.В. Белоконь // Российский следователь. – 2007. – № 16.

3. Бикеев, И. Проблемы уголовной ответственности за незаконное обращение с предметами вооружения [Текст] / И. Бикеев // Уголовное право. – 2008. – № 1.

4. Галиакбаров, Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой [Текст] / Р. Галиакбаров // Российская юстиция. – 2004. – № 4.

5. Гречко, Е.П. К вопросу о правовых нормах, квалифицирующих преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, и других предметов, представляющих повышенную опасность [Текст] / Е.П. Гречко, П.П. Смольяков // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 1.

6. Гудков, М.А. Некоторые проблемы незаконного оборота оружия на территории Российской Федерации [Текст] / М.А. Гудков // Наука и практика. – 2005. – № 1.

7. Дмитриев, С.А. Незаконный оборот оружия: факторы ему способствующие и способы борьбы с этим явлением [Текст] / В.В. Башилов, С.А. Дмитриев // Закон и право. – 2002. – № 5.

8. Ибрагимов, М.А. О понятии «хищение» применительно к ст. 226 УК РФ [Текст] / М.А. Ибрагимов // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 3.

9. Казанцев, С. Новый взгляд на проблему оборота оружия в России [Текст] / С. Казанцев, П. Мазуренко // Финансы, экономика, безопасность. – 2007. – № 7.

10. Кравцов, А.И. Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств как криминогенный фактор насильственной преступности [Текст] / А.И. Кравцов // Российский следователь. – 2006. – № 12.

11. Мальков, С.М. Уголовно-правовое понятие незаконных действий с оружием в статье 222 УК РФ [Текст] / С.М. Мальков // Адвокатская практика. – 2007. – № 1.

12. Мусаев, М.М. Уголовная ответственность за незаконное изготовление оружия [Текст] / М.М. Мусаев // Следователь. – 2004. – № 1.

13. Омигов, В. Квалификация хищения огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст] / В. Кудашов, В. Омигов // Уголовное право. – 2007. – № 6.

14. Пронькина, Е.А. Актуальные проблемы, связанные с огнестрельным оружием как предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ [Текст] / Е.А. Пронькина // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 1.

15. Скаредов, Г. Уголовный закон в борьбе с распространением оружия [Текст] / Г. Скаредов // Законность. – 1995. – № 10.

Диссертации и авторефераты диссертаций

1. Башилов, В.В. Борьба с организованными формами преступного оборота огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.В. Башилов. – М., 2000.

2. Власов, В.П. Криминологическая характеристика и предупреждение незаконного оборота оружия [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.П. Власов. – М., 2001.

3. Лебедев, А.Н. Ответственность за хищение, незаконное обладание и небрежное хранение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ по советскому уголовному праву [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.Н. Лебедев. – М., 1977.

4. Малков, В.Д. Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.Д. Малков. – М., 1969.

5. Скоропупов, Ю.И. Уголовно-правовые и криминальные вопросы борьбы с незаконными действиями с оружием, его основными частями, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / Ю.И. Скоропупов. – Рязань, 2003.

6. Соколов, А.Ф. Преступления в сфере оборота оружия (ст. 222, 223 УК РФ): проблемы юридической техники и дифференциации ответственности [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.Ф. Соколов. – Ижевск, 2002.

7. Ширкин, А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противодействия незаконному обороту оружия в Российской Федерации [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.И. Ширкин. – Казань, 2008.

Материалы судебно-следственной практики (в том числе из электронных ресурсов)

1. Обвинительное заключение уголовного дела № 275656 в отношении С. по факту совершения преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 и п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ.

2. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru.

3. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru.

4. Обзор надзорной практики Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru.

5. Обзор судебной практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2005 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru.

6. Приговор Ленинского районного суда г. Челябинска № 209886 в отношении Х., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 УК РФ.

7. Справка о результатах обобщения судебно-следственной и административной практики по делам о незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ на территории Уральского региона от 15 февраля 2008 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.crimnet.ru/ural-146801.

8. Уголовное дело № 221678 по обвинению гр. К. в совершении преступления предусмотренного частью первой ст. 222 УК РФ. Материалы из следственной практики Ленинского РУВД г. Челябинска.

Электронные источники

1. Баев, О.Я. Преступления в области незаконного оборота оружия (уголовно-правовой анализ ст. 222 — 226 УК РФ) [Электронный ресурс] / О.Я. Баев, Б.Д. Завидов // Режим доступа: www.consultant.ru.

2. Захаров, А.А. Основные подходы к содержанию и организации деятельности органов внутренних дел по профилактике преступлений и иных правонарушений [Электронный ресурс] / А.А. Захаров, Ю.В. Трунцевский, А.С. Хачатрян // Российский следователь. – 2009. – № 8. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru.

3. Кравцов, А.И. Новые подходы к совершенствованию редакции статьи 226 УК РФ «Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств» [Электронный ресурс] / А.И. Кравцов // Юридический мир. – 2007. – № 4. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru.

4. Петухов, Н.А. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Электронный ресурс] / Н.А. Петухов // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 12. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru.

5. Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности. Утвержден резолюцией 55/255 Генеральной Ассамблеи ООН от 31 мая 2001 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru.

6. Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2009 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www. mvdinform.ru.

7. Чучаев, А.И. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / А.Н. Игнатов, Л.В. Иногамова-Хегай, Л.Л. Кругликов, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог // Режим доступа: www.consultant.ru.


[1] Далее – незаконный оборот оружия, незаконный оборот предметов вооружения.

[2] Ширкин, А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противодействия незаконному обороту оружия в Российской Федерации [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.И. Ширкин. – Казань, 2008. – С. 3.

[3] Далее – УК РФ.

[4] Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2005 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// www. mvdinform.ru; Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2006 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// www. mvdinform.ru; Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2007 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// www. mvdinform.ru; Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2008 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// www. mvdinform.ru; Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2009 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// www. mvdinform.ru.

[5] Белоконь, А.В. Исторические аспекты развития процесса правового регулирования оборота оружия в российском государстве [Текст] / А.В. Белоконь // Российский следователь. – 2007. – № 16. – С. 38.

[6] Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности. Утвержден резолюцией 55/255 Генеральной Ассамблеи ООН от 31 мая 2001 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 08.02.2010 г.).

[7] В юридической литературе нет единого мнения о составах преступлений в сфере незаконного оборота оружия. Одни ученые (А.В. Бабенко, О.Я. Баев, А.Ю. Шумилов и др.) полагают, что в данную группу должны входить ст.ст. 222, 223, 224, 225 и 226 УК РФ. Наряду с этим, другие (Д.А. Бражников, В.В. Бычков, С.А. Невский и др.) – под незаконным оборотом оружия понимают действия, предусмотренные ст. 222, 223 и 226 УК РФ, а ст.ст. 224 и 225 УК РФ относят к отдельной категории преступлений, посягающих на установленный порядок сбережения предметов вооружения.

[8] Об оружии [Текст]: Федеральный закон № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. (в ред. Федерального закона № 222-ФЗ от 24 июля 2007 г.): [принят Гос. Думой 13 октября 1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681; 2007. – № 32. – Ст. 4121.

[9] Даль, В.И. Толковый словарь живого русского языка Владимира Даля [Текст] / В.И. Даль. – М., 1998. – С. 259.

[10] Ожегов, С.И. Словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов. – М., 1984. – С. 371.

[11] Корецкий, Д.А. Оружие и его незаконный оборот: криминологическая характеристика и предупреждение [Текст] / Д.А. Корецкий, Э.В. Солоницкая. – СПб: Юрид. центр Пресс, 2006. – С. 84-86.

[12] Об утверждении правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях [Текст]: Постановление Правительства РФ № 1314 от 15 октября 1997 г. (в ред. Постановление Правительства РФ № 220 от 28 марта 2008 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 42. – Ст. 4790; 2008. – № 13. – Ст. 1412.

[13] О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (вместе с «Правилами оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории российской федерации», «Положением о ведении и издании государственного кадастра гражданского и служебного оружия и патронов к нему») [Текст]: Постановление Правительства РФ № 814 от 21 июля 1998 г. (в ред. Постановления Правительства РФ № 219 от 10 марта 2009 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 32. – Ст. 3878; 2009. – № 12. – Ст. 1429.

[14] Ширкин, А.И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противодействия незаконному обороту оружия… С. 4.

[15] Захаров, А.А. Основные подходы к содержанию и организации деятельности органов внутренних дел по профилактике преступлений и иных правонарушений [Электронный ресурс] / А.А. Захаров, Ю.В. Трунцевский, А.С. Хачатрян // Российский следователь. – 2009. – № 8. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 22.01.2010 г.).

[16] Чучаев, А.И. Уголовное право России. Особенная часть [Текст]: Учебник для вузов / Н.А. Ныркова, А.И. Чучаев. – М.: Юристъ, 2009. – С. 398.

[17] Власов, В.П. Криминологическая характеристика и предупреждение незаконного оборота оружия [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.П. Власов. – М., 2001. – С. 7.

[18] Далее – КоАП РФ.

[19] Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2009 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www. mvdinform.ru (Дата обращения 06.02.2010 г.).

[20] Баев, О.Я. Преступления в области незаконного оборота оружия (уголовно-правовой анализ ст. 222 — 226 УК РФ) [Электронный ресурс] / О.Я. Баев, Б.Д. Завидов // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 06.02.2010 г.).

[21] Гладышев, Ю.А. Ответственность за преступления против общественной безопасности [Текст] / Ю.А. Гладышев. – Н.Новгород: Нижегородская академия МВД России, 1998. – С. 3.

[22] Черепанов, А.В. Административная деятельность органов внутренних дел (в вопросах и ответах): учебное пособие [Текст] / А.В. Черепанов. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2007. – С. 32.

[23] Невский, С.А. Противодействие незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ (исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты) [Текст] / С.А. Невский. – М.: Юрлитинформ, 2008. – С. 183-184.

[24] Скоропупов, Ю.И. Уголовно-правовые и криминальные вопросы борьбы с незаконными действиями с оружием, его основными частями, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / Ю.И. Скоропупов. – Рязань, 2003. – С. 11.

[25] Бражников, Д.А. Преступления, связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (уголовно-правовой и криминологический анализ) [Текст]: Учебное пособие / Д.А. Бражников, В.В. Бычков. – Челябинск: Челяб. ин-т (филиал) ГОК ВПО «РГТЭУ», 2005. – С. 31-33.

[26] Пронькина, Е.А. Актуальные проблемы, связанные с огнестрельным оружием как предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ [Текст] / Е.А. Пронькина // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 1. – С. 236.

[27] Далее – государственные военизированные организации.

[28] О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта. – С.12; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5. – С. 9.

[29] Далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5.

[30] О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта. – С.12; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5. – С. 9.

[31] Об оружии [Текст]: Федеральный закон № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. (в ред. Федерального закона № 222-ФЗ от 24 июля 2007 г.): [принят Гос. Думой 13 октября 1996 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681; 2007. – № 32. – Ст. 4121

[32] Белозеров, Ю.Н. Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Научно-практическое пособие / Ю.Н. Белозеров, Е.А. Нагаев. – М., Юрлитинформ, 2000. – С. 157.

[33] О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта. – С.12; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5. – С. 9.

[34] Там же.

[35] Там же.

[36] Абызов, Р.М. Предупреждение незаконного оборота оружия [Текст]: Монография / Р.М. Абызов, В.П. Власов, С.Я. Лебедев. – Барнаул: БЮИ МВД РФ, 2002. –С. 22.

[37] Справка о результатах обобщения судебно-следственной и административной практики по делам о незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ на территории Уральского региона от 15 февраля 2008 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.crimnet.ru/ural-146801 (Дата обращения 12.02.2010 г.).

[38] Там же.

[39] Даль, В.И. Толковый словарь… С. 366.

[40] Ожегов, С.И. Словарь… С. 432.

[41] Скоропупов, Ю.И. Уголовно-правовые и криминальные вопросы борьбы… С. 14.; Башилов, В.В. Борьба с организованными формами преступного оборота огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.В. Башилов. – М., 2000. – С. 11.

[42] Корецкий, Д.А. Оружие… С. 98-99, 103.

[43] Кравцов, А.И. Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств как криминогенный фактор насильственной преступности [Текст] / А.И. Кравцов // Российский следователь. – 2006. – № 12. – С. 34-35.

[44] Корецкий, Д.А. Оружие… С. 109.

[45] Бекмурзин, М.С. Некоторые аспекты законодательного регулирования расследования преступлений, связанных с незаконным хранением и изготовлением огнестрельного оружия [Текст] / М.С. Бекмурзин // Закон и право. – 2001. – № 9. – С. 12-13.

[46] Уголовное дело № 221678 по обвинению гр. К. в совершении преступления предусмотренного частью первой ст. 222 УК РФ. Материалы из следственной практики Ленинского РУВД г. Челябинска.

[47] Справка о результатах обобщения судебно-следственной… Режим доступа: www.crimnet.ru/ural-146801 (Дата обращения 12.02.2010 г.).

[48] Корецкий Д.А. Оружие… С. 110-111.

[49] Чучаев, А.И. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / А.Н. Игнатов, Л.В. Иногамова-Хегай, Л.Л. Кругликов, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 09.02.2010 г.).

[50] Корецкий, Д.А. Оружие… С. 113.

[51] Чучаев, А.И. Комментарий к уголовному кодексу… [Электронный ресурс] // (Дата обращения 09.02.2010 г.).

[52] Корецкий Д.А. Оружие… С. 116-117.

[53] Ковалев, О.Г. Уголовное право России. Особенная часть [Текст]: Учебник / О.Г. Ковалев. – М.: Дашков и К, 2007. – С. 404.

[54] Бражников, Д.А. Преступления, связанные с незаконным оборотом… С. 53.

[55] Невский, С.А. Борьба с незаконным оборотом оружия [Текст]: Учебное пособие / С.А. Невский. – М.: ЦОКР МВД России, 2007. – С. 48.

[56] Кравцов, А.И. Новые подходы к совершенствованию редакции статьи 226 УК РФ «Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств» [Электронный ресурс] / А.И. Кравцов // Юридический мир. – 2007. – № 4. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 17.02.2010 г.).

[57] Соколов, А.Ф. Преступления в сфере оборота оружия (ст. 222, 223 УК РФ): проблемы юридической техники и дифференциации ответственности [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.Ф. Соколов. – Ижевск, 2002. – С. 8-9.

[58] Бражников, Д.А. Преступления, связанные с незаконным оборотом… С. 55.

[59] Рарог, А.И. Комментарий к постановлениям Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам [Текст] / А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2008. – С. 257.

[60] О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 17 января 1997 г. // Российская газета. – 1997. – 30 января. – С. 10-11.

[61] Петухов, Н.А. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Электронный ресурс] / Н.А. Петухов // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 12. – Электр. дан. – Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 15.02.2010 г.).

[62] Самоделкин, А.С. Правовые и организационно-тактические основы предупреждения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ [Текст]: Учебное пособие / А.С. Самоделкин. – Волгоград: ВА МВД России, 2006. – С. 46.

[63] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 02.02.2010 г.).

[64] Бикеев, И. Проблемы уголовной ответственности за незаконное обращение с предметами вооружения [Текст] / И. Бикеев // Уголовное право. – 2008. – № 1. – С. 15.

[65] Обзор судебной практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2005 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 22.01.2010 г.).

[66] Дмитриев, С.А. Незаконный оборот оружия: факторы ему способствующие и способы борьбы с этим явлением [Текст] / В.В. Башилов, С.А. Дмитриев // Закон и право. – 2002. – № 5. – С. 33-34.

[67] Баев, О.Я. Преступления в области незаконного оборота оружия… [Электронный ресурс] // (Дата обращения 09.02.2010 г.).

[68] Ибрагимов, М.А. О понятии «хищение» применительно к ст. 226 УК РФ [Текст] / М.А. Ибрагимов // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 3. – С. 249-250.

[69] Власов, В.П. Криминологическая характеристика… С. 12.

[70] Галиакбаров, Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой [Текст] / Р. Галиакбаров // Российская юстиция. – 2004. – № 4. – С. 47.

[71] Приговор Ленинского районного суда г. Челябинска № 209886 в отношении Х., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 УК РФ.

[72] Мальков, С.М. Уголовно-правовое понятие незаконных действий с оружием в статье 222 УК РФ [Текст] / С.М. Мальков // Адвокатская практика. – 2007. – № 1. – С. 33.

[73] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 04.02.2010 г.).

[74] Мусаев, М.М. Уголовная ответственность за незаконное изготовление оружия [Текст] / М.М. Мусаев // Следователь. – 2004. – № 1. – С. 9-10.

[75] Омигов, В. Квалификация хищения огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст] / В. Кудашов, В. Омигов // Уголовное право. – 2007. – № 6. – С. 35, 37.

[76] О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта. – С.12; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5. – С. 9.

[77] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 04.02.2010 г.).

[78] Невский, С.А. Борьба с незаконным оборотом оружия… С. 119-120.

[79] Материалы из обвинительного заключения уголовного дела № 275656 в отношении С. по факту совершения преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 и п. «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ и Л. по факту совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

[80] Пронькина, Е.А. Актуальные проблемы, связанные с огнестрельным оружием… С. 236.

[81] Казанцев, С. Новый взгляд на проблему оборота оружия в России [Текст] / С. Казанцев, П. Мазуренко // Финансы, экономика, безопасность. – 2007. – № 7. – С. 39.

[82] Пронькина, Е.А. Актуальные проблемы, связанные с огнестрельным оружием… С. 237.

[83] Невский, С.А. Борьба с незаконным оборотом оружия… С. 107.

[84] Гречко, Е.П. К вопросу о правовых нормах, квалифицирующих преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, и других предметов, представляющих повышенную опасность [Текст] / Е.П. Гречко, П.П. Смольяков // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 1. – С. 126.

[85] Обзор надзорной практики Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 02.02.2010 г.).

[86] О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Текст]: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 года (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 06 февраля 2007 года) // Российская газета. – 2002. – 19 марта. – С.12; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 5. – С. 9.

[87] Гудков, М.А. Некоторые проблемы незаконного оборота оружия на территории Российской Федерации [Текст] / М.А. Гудков // Наука и практика. – 2005. – № 1. – С. 30-31.

[88] Омигов, В. Квалификация хищения огнестрельного оружия… С. 36.

[89] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 год [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.consultant.ru (Дата обращения 04.02.2010 г.).

[90] Лебедев, А.Н. Ответственность за хищение, незаконное обладание и небрежное хранение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ по советскому уголовному праву [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / А.Н. Лебедев. – М., 1977. – С. 12; Малков, В.Д. Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ [Текст]: автореф. дисс. на соиск… канд. юрид. наук / В.Д. Малков. – М., 1969. – С. 7.

[91] Омигов, В. Квалификация хищения огнестрельного оружия… С. 37.

[92] Скаредов, Г. Уголовный закон в борьбе с распространением оружия [Текст] / Г. Скаредов // Законность. – 1995. – № 10. – С. 3, 5.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву