Реферат: Виктимология

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра уголовного права и криминологии

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ВИКТИМОЛОГИИ

ВАРИАНТ VII

ХАБАРОВСК

План

1. Виктимологическая характеристика преступности в современном обществе

2. Место и роль потерпевшего в бытовом преступлении. Виктимность поведения потерпевшего

Список литературы


1. Виктимологическая характеристика преступности в современном обществе.

Российское законодательство в основу систематизации преступлений впервые положило приоритет охраны прав и интересов личности над интересами общества и государства. Данное положение полностью согласуется, во-первых, с Конституцией РФ, провозгласившей, что высшей ценностью является человек, его права и свободы, а их признание, соблюдение и защита являются обязанностью государства; во-вторых, это отвечает духу официальной идеологии, и, наконец, приведенное положение одобряется на уровне индивидуального сознания российского гражданина. Постановка человека и его прав и свобод на первое место в системе ценностей, охраняемых уголовным правом, не игнорирует общественные отношения как объект преступного посягательства, но они имеют значение лишь постольку, поскольку обеспечивают интересы личности1. Из всех ценностей, которыми наделила природа человека, наиболее важной является жизнь, и потому любое, а тем более преступное, лишение жизни человека есть величайшее зло перед природой, обществом и человеком. Высокая степень общественной опасности, в частности, такого преступления, как убийство, и проявляется в том, что посягательство осуществляется на самый ценный объект уголовно-правовой охраны — жизнь человека. В этой связи нет ничего удивительного в том, что убийство отнесено уголовным законом к категории особо тяжких преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде длительного (до пожизненного) лишения свободы или смертная казнь. Установление столь сурового наказания обязывает следственно судебные органы тщательно анализировать все обстоятельства совершения убийств, постольку поверхностное исследование доказательств по делу и существенных обстоятельств

' Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение социальных правил поведения. — М.: Юридическая литература, 1995.-С. 10.

совершения преступления приводят не только к ошибкам уголовно-правовой квалификации действий виновного, но и в ряде случаев к его необоснованному осуждению.

О том, что потерпевший часто играет криминологически значимую роль в механизме преступления, известно давно. Это наблюдение, имеющее в основе оценку множества ситуаций конкретных преступлений, представлено теперь в обобщениях, позволяющих судить о виктимологической стороне криминальных проявлений как о явлении типичном. Рассматривать это явление (все его компоненты — личностные, мотивационные, ситуационные, поведенческие) можно и нужно как составную часть криминологического механизма.

Что следует понимать под типичным поведением потерпевшего? В первой половине XX века последователи немецкого криминолога фон Гентинга, поддержавшие его виктимологические идеи, рассматривали поведение жертвы преступления с позиции оптимальности. Неоптимальное поведение жертвы может не только способствовать совершению преступлений но и при определенных условиях облегчать и провоцировать его. Для того чтобы свести вероятность преступного посягательства к минимуму, поведение жертвы должно быть оптимальным. Не останавливаясь детально на раскрытии понятий оптимального и неоптимального поведения, хотелось бы отметить, что подобное суждение носило обобщенный характер и полагалось в основном на поведение жертвы, которое могло бы предотвратить преступление.

В настоящее время подход к поведению жертвы несколько изменился. Тенденция углубления и детализации внутри науки привела к тому, что криминологическая значимость виктимного поведения рассматривается более всесторонне и уже не ограничивается оптимальностью, но исследуется со стороны активности — пассивности, позитивности — негативности, личностных характеристик и т.д.

Закономерность такого подхода очевидна и обусловлена необходимостью исключения ошибок в квалификации преступлений.

Обстановка, в которой оказывается преступник, далеко не всегда бывает объективно нейтральной. Во многих случаях она в большей или меньшей степени влияет на преступника и его поведение. Нередко «авторы» негативных влияний на потенциальных причинителей вреда в дальнейшем (иногда спустя длительное время) оказываются их жертвами2 .

Намеренно не развивая тему в направлении предкриминальной и посткриминальной ситуации, хотелось бы отметить, что в судебной практике по уголовным делам все чаще встречаются эпизоды, в которых поведение жертвы преступления позволяет судить о ней как об инициаторе создания криминально-виктимной ситуации. Говорить о формировании определенной тенденции, скорее всего, преждевременно. Но, тем не менее, подобные факты заставляют более серьезно относиться к рассмотрению преступления с позиции виктимологии, ибо только полный и всесторонний анализ криминологической ситуации позволит избегать ошибок в процессе вынесения решения по уголовным делам.

Взаимосвязь рассмотренных внутренних (субъективных) и внешних (объективных) виктимогенных факторов преступности происходит на фоне определенной виктимогенной ситуации, предшествующей или способствующей совершению преступления в определенном месте и в определенное время.

Результаты исследования виктимогенных ситуаций показывают, что: наибольшее количество преступлений (79,3 %) произошло в жилом секторе (при этом 42,4 % из них совершены в отдельных квартирах); большинство преступлений произошло в ночной период времени от 22.00 час до 06.00 час; в 65 % случаев основным мотивом совершения преступления была корысть; ____________________________________________________

2 Ривман Д.В. Криминальная виктимология. — СПб.: Питер, 2002. — С. 84-85.

хулиганские побуждения стали в 18,4 % случаях мотивом совершения преступления; в 36,8 % поведение жертв различных преступлений было вызывающим, в 31 % — неосторожным, в 28,9 % — провоцирующим, а в 9,6 % – легкомысленным; в 5,9 % при совершении изученных преступлений отсутствовала какая-либо конкретная мотивация и целевая направленность

Рассматривая сведения о преступлениях, совершенных в г. Москве в период 1999-2004 гг., по которым установлены потерпевшие, наблюдается ежегодное увеличение состояния виктимности. Так, если в 1999г. количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, составляло 42 тыс. 332 преступления, то в последующие годы виктимность увеличилась. Наивысший показатель за исследуемый период отмечается в 2004г. — 143 623 преступлений, по которым установлены потерпевшие.

Тенденции изменения состояния виктимности по России выглядят по-иному. Так, если в стране в 1999 г. количество зарегистрированных преступлений, по которым установлены потерпевшие, составляло 1 млн. 860 тыс. 212, то, начиная с 2000 г. их количество несколько уменьшилось и составило: в 2000 г. — 1 млн. 779 тыс. 101 преступление, в 2001 г. — 1 млн. 855 тыс. 464. В 2004 г. статистикой отмечается 1 млн. 983 тыс. 450 преступлений.

Изменения виктимности во времени фиксируются с помощью такого ее показателя, как динамика. В динамике может оцениваться и состояние виктимности, и ее уровень, т.е. выраженное в абсолютных цифрах как число преступлений, повлекших причинение вреда физическим лицам, так и количество, потерпевших от этих преступлений, а также случаев причинения вреда преступлениями. При этом следует учитывать, что случаев причинения вреда может быть больше, чем преступлений и потерпевших (жертв).

Анализ показывает, что общий уровень виктимности по России, хотя и имеет незначительные колебания, однако относительно стабилен на протяжении 1999 — 2004 гг. и составляет в среднем 12 потерпевших в расчете на одну тысячу человек населения страны.

Уровень виктимности в г. Москве достаточно высок. В 2004 г. он превысил показатели по стране и составил 13,6 потерпевших.

Научный интерес представляют и результаты исследования уровня виктимности при совершении различных видов преступлений. Так, например, при совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности наименьший показатель отмечался в 2000 г. (0,42 потерпевших от данных преступлений в расчете на 100 тыс. чел. населения страны), а наибольший (1,5 чел.) — в 1999 и 2004 годах. До 2002 г. в стране наблюдалось некоторое снижение (в 1,4 раза) показателей виктимности краж. В Москве же, наоборот — виктимность краж в этот период увеличилась в 4,3 раза. Виктимность грабежей в стране в 2000 г. по сравнению с 1999 г. несколько снизилась, однако абсолютные показатели за весь рассматриваемый период увеличились в 1,7 раза. В г. Москве тенденция увеличения виктимности грабежей сохранялась на протяжении всего исследуемого периода. В настоящее время ее показатель по сравнению с 1999 г. вырос в 7,1 раза. Несмотря на некоторое снижение в стране виктимности при совершении разбоев ее абсолютные показатели на конец рассматриваемого периода увеличились в 1,06 раза. В тоже время в 2003-2004 гг. в стране произошло значительное увеличение виктимности при совершении как вымогательств (в 1,2 раза) и мошенничества (в 2 раза).

Анализируя структуру виктимности, установлен некоторый рост удельного веса виктимности краж в 2003 г. до 75 %, в 2004 г. — до 75,1 %. Совершение убийств (покушений на убийства) и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью в России характеризуется значительным увеличением соответствующих показателей с 1,5 % в 1999 г. до 4,4 % в 2000 г., в 2004 г. наблюдается некоторое снижение показателя до 4,3 %3.

_____________________________________________________________

3 Задорожный В. И. Проблемы совершенствования организационного и правового обеспечения виктимологической профилактики преступлений. — М., Российский следователь. №3, 2006. С.34-38

2. Место и роль потерпевшего в бытовом преступлении. Виктимность поведения потерпевшего

Жертва — элемент предкриминальной и непосредственно криминальной ситуации. От нее нередко зависит, в какой ситуации окажется преступник — способствующей или препятствующей совершению преступления. Нередко жертва выступает в роли соавтора и даже автора провоцирующих преступника ситуаций. Давление ситуации — это характеристика объективного ее содержания, выражающая степень психологического воздействия налицо, включенное в систему составляющих данную ситуацию обстоятельств и воспринимающее и оценивающее их с большей или меньшей адекватностью.

Разумеется, «люди — не пассивные существа, находящиеся во власти внешних стимулов», и они, в свою очередь, воздействуют на ситуацию4. «Именно поэтому одна и та же ситуация может привести различных людей к совершенно противоположным решениям и действиям»5 .

В поведении, в том числе преступном, проявляется взаимодействие личности и ситуации, причем в крайних точках соотношений этих компонентов мы находим: а) сильное влияние конкретной жизненной ситуации при отсутствии антиобщественной установки; б) глубокую устойчивую антиобщественную установку при отсутствии по существу какого-либо давления внешней ситуации.

Между этими крайними точками расположен ряд переходных случаев, когда взаимодействуют более или менее напряженная ситуация и более или менее развитые антиобщественные качества личности».

Для виктимологического исследования, естественно, наибольший

_______________________________________________

4 Шибутани Т. Социальная психология.- М., 1969

5 Кудрявцев В.Н. Причинность в психологии.- М., 1968

интерес представляют ситуации, давление которых сложилось в большей или меньшей мере за счет действия, бездействия или личностных качеств потерпевшего.

Жертва самим фактом своего существования в определенной ситуации может превратить ее в криминогенную, поскольку может повлиять не только на зарождение мотивов, но и на возникновение самой мысли о преступлении. Она может реально создать обстановку, провоцирующую причинение ей вреда. Здесь много вариантов виктимного поведения от самых малозначительных до решающих.

Практика показывает, что именно поведение жертвы нередко служит толчком к совершению преступления. В частности, противоправные или аморальные действия потерпевшего (жертвы) могут выражаться в нападении, грубом обращении, обмане, оскорблении, провокации, подстрекательстве и других подобных действиях, направленных на будущего причинителя вреда и создавших ситуацию, реализовавшуюся в причинении вреда потерпевшему. Интенсивность воздействия обстановки на преступника (в данном случае — причинителя вреда потерпевшему) подчас настолько высока, что, как свидетельствует судебно-следственная практика, в ряде случаев приводит лиц, не имеющих антиобщественной установки, к совершению преступления. Следовательно, в этой крайней точке соотношения ситуации и личности преступника реализуется возможность совершения преступления субъектом, у которого отсутствует антиобщественная установка личности.

К ситуациям, в которых поведение жертвы создает объективную возможность совершения преступления, следует отнести также и случаи неоказания сопротивления, отсутствие необходимой реакции на преступные или неправильные действия, «всепрощение», столь частое во взаимоотношениях близких родственников.

В механизме преступления роль жертвы может заключаться в самопричинении вреда. Действия такого лица могут быть по отношению к результату неосторожными или умышленными. Так, например, лицо, причинившее себе телесные повреждения с целью уклонения от воинской службы, действует умышленно, а гибель в результате взрыва самодельной мины, изготовленной для убийства, — результат неосторожности. В ситуации доведения до самоубийства жертва лишает себя жизни под давлением преступного поведения другого лица. Однако во всех этих случаях исполнитель реализует роль самопричинителя.

Криминологически значимым в определенных ситуациях является не только негативное поведение жертвы (нападения, оскорбления и др.), но и положительное, которое также может привести к причинению вреда (при защите третьего лица от нападения, пресечении преступления и т. д.).

При всем разнообразии ситуаций, как предшествующих преступлению, так и составляющих его как таковое, в них усматриваются типические черты, в значительной мере связанные с поведением жертвы. В данном случае имеется в виду не столько фактическое сходство ситуаций, сколько типичность проявления виктимного поведения в причинных связях механизма преступления.

Известную фактическую однотипность можно проследить, например, в ситуациях, связанных с убийством, причинением телесных повреждений хулиганством. Фактическая сторона ситуаций совершения половых преступлений иная, но и здесь налицо типичность, свойственная именно этой категории преступлений. Сходство обнаруживается и в ситуациях экономических преступлений, но в более узком диапазоне: они существенно различаются по фактической стороне. И поведение потерпевшего типично только в преступлениях, близких по фактической стороне ситуаций.

Это, однако, не исключает возможности выделить общие для любых преступлений типы поведения потерпевшего, создающего виктимоопасную ситуацию, в той или иной мере способствующую совершению преступления, взяв за основу криминологическую значимость этого поведения.

В зависимости от криминологического значения поведения жертвы, ее «вклада» в механизм преступления и следует классифицировать ситуации, которые, в конечном счете, привели к причинению ей вреда. Конечно, классификации могут быть построены на различной основе, однако нам представляется, что такой основой в первую очередь должна быть степень конфликтности, определяемая типичной для жертвы «остротой» поведения.

Нет сомнений, что многие криминогенные ситуации (мотивирующие, проблемные, особенно конфликтные) возникают не только, а иногда и не столько из-за преступника, сколько из-за потерпевшего.

В криминологической литературе отмечается существование ситуационных механизмов связи между преступником и жертвой, и на основании этого даются различные классификации жертв как с морально-юридической, так и с психологической точек зрения. Смысл этих классификаций состоит в том, чтобы показать в широком диапазоне взаимодействий преступника и жертвы в предпреступной ситуации различную роль жертвы, которая варьируется от молчаливого соглашения с преступником и сговора с ним до провокации, от полного неучастия до почти идеального сотрудничества. Сами ситуации с учетом типологических характеристик жертв и преступников, особенностей механизмов взаимодействия между ними, других криминологически значимых компонентов разделяются на специфические или опасные, в которых всегда есть повод для преступления; неспецифические, где преступник ищет удобный случай; промежуточные. Гентиг назвал специфические ситуации потенциальными, чреватыми вредом.

Выделяются ситуации, в которых поведение жертвы совершенно нейтрально с точки зрения влияния на поведение преступника и причинение вреда. Ситуации могут носить черты не одной, а нескольких указанных групп, например, сочетая определенные характеристики замкнутой и создающей объективную возможность совершения преступления, толчковой и создающей объективную возможность совершения преступления. Однако конечная, итоговая криминологическая оценка, так или иначе, сводится к одному из приведенных типов по принципу превалирования элементов, наиболее значимых в криминологическом механизме.

Реализовавшиеся ситуации толчкового характера выступают в качестве повода к совершению преступления. Поведение жертвы и до и после того, как она превратилась в реального потерпевшего, — составляющая криминологической и непосредственно криминальной ситуации, и если она (ситуация) — причина преступного поведения, то вклад потерпевшего, во всяком случае, является компонентом этой причины.

Естественно, поведение жертвы не может привести к преступлению само по себе. Оно обязательно взаимодействует с негативными факторами, относящимися к преступнику. Криминологическое значение виктимного поведения потерпевшего в подобных ситуациях очевидно: объективно отрицательное поведение является одной из криминологических составляющих механизма преступления.6

Центральным элементом в системе понятий криминальной виктимологии должна быть виктимность.

Несмотря на то, что криминальная виктимология естественно представляет из себя учение о жертве преступления, основным элементом ее предмета является виктимность.

Как писал Л.В. Франк, виктимология — это "… межотраслевая, научная, практическая и учебная дисциплина, изучающая виктимность во всех ее проявлениях в целях совершенствования борьбы с преступностью" 7 .

_____________________________________________________________

6 Лейкина Н.С. Причины конкретных преступлений и личность преступника в аспекте индивидуализации наказаниях/Преступность и ее предупреждение. Л., 1991. С. 127—140

7 Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1973.


И это очевидно, поскольку анализ виктимности и ее составляющих позволяет глубже понять феномен жертвы, разработать необходимые и социально обоснованные меры по виктимологической профилактике правонарушений.

«Виктимность является специальным предметом в целях выяснения основного вопроса виктимологии, в силу каких причин и при наличии каких условий некоторые лица становятся жертвами преступлений, в то время как других эта опасность минует».

В работах отечественных виктимологов виктимность в наиболее обобщенном виде характеризуется, как системное универсальное свойство организованной материи становиться жертвой преступления в определенных конкретно исторических условиях.

Подвергаясь логико-семантическому, сущностному анализу, виктимность может рассматриваться как:

— определенное функционально зависимое от преступности явление;

— образ действий определенного лица;

— индивидуальная (описывающая потенциальную возможность лица стать или становиться жертвой преступления);

— видовая (характеризующая жертв определенных групп преступлений);

— групповая (определяющаяся ролевыми, социальными, демографическими, биофизическими качествами и характеристиками жертв преступлений);

— массовая (как наличие реальной или потенциальной возможности для определенной социальной группы становиться жертвой преступлений или злоупотребления властью);

— характерологическая и поведенческая особенность жертвы преступления.

Некоторые ученые выделяют два конститутивных типа виктимности:

— личностную (как объективно существующее у человека качество, выражающееся в субъективной способности некоторых индивидуумов в силу образовавшихся у них совокупности психологических свойств становиться жертвами определенного вида преступлений в условиях, когда имелась реальная и очевидная для обыденного сознания возможность избежать этого);

— ролевую (как объективно существующую в данных условиях жизнедеятельности характеристику некоторых социальных ролей, выражающуюся в опасности для лиц, их исполняющих, независимо от своих личностных качеств подвергнуться определенному виду преступных посягательств лишь в силу исполнения такой роли).

Замечаемый «разнобой», существующий в понимании виктимности, и отсюда нечеткость предлагаемых разными авторами определений, — по мнению авторов «Курса советской криминологии», — не позволяют на данном уровне знаний дать общее и четкое определение понятия виктимность".

Перефразируя известное сравнение Р. Йеринга, можно сказать, что основанному на презумпции универсальности и неистребимости вреда определению виктимности не достает чеканки и в нынешнем виде оно скорее кусок металла, чем монета.

Вместе с тем данный недостаток легко снимается при попытке определения криминальной виктимности через социально-отклоняющуюся активность субъекта, через совокупность отклонений от безопасного поведения, от безопасного образа, стиля жизни, ведущую к повышенной уязвимости, доступности, привлекательности такого субъекта для правонарушителя.


Список литературы

1. Задорожный В.И. Проблемы совершенствования организационного и правового обеспечения виктимологической профилактики преступлений. — М., Российский следователь. №3, 2006. С.34-38

2. Кудрявцев В.Н. Причинность в психологии.- М., 1968

3. Лейкина Н.С. Причины конкретных преступлений и личность преступника в аспекте индивидуализации наказаниях/Преступность и ее предупреждение. Л., 1991. С. 127—140

4. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. — СПб.: Питер, 2002. — С. 84-85.

5. Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение социальных правил поведения. — М.: Юридическая литература, 1995. — С. 10.

6. Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. -Душанбе, 1973.

7. Шибутани Т. Социальная психология.-М., 1969

еще рефераты
Еще работы по государству и праву