Реферат: Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 История возникновения, развития и современное состояние института уголовной ответственности за совершение преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

§ 1 История возникновения уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ

§ 2 Общая характеристика преступлений, предусмотренных ст. ст. 229-233 УК РФ

ГЛАВА 2 Уголовно-правовая характеристика преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

§ 1 Понятие и юридический анализ элементов составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 228-228.2 УК РФ

§ 2 Проблемы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Введение

Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ в России с каждым годом приобретает все более значительные масштабы. Увеличение числа больных наркоманией закономерно влечет за собой рост совершенных преступлений, связанных с наркотиками, а, следовательно, и преступных доходов. Гигантские прибыли от торговли наркотиками порождают заинтересованность организаторов и исполнителей преступлений в постоянном совершенствовании механизма преступной деятельности, особенно связанной с распространением наркотиков. Отсутствие четкой правовой регламентации оборота наркотических средств и психотропных веществ отнюдь не способствовало борьбе с этим гибельным для любой нации социальным злом.

Важнейшим этапом регулирования правоотношений, связанных с охраной здоровья граждан, государственной и общественной безопасности, стало принятие Федерального закона от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах». Закон вступил в действие 16 апреля 1998 г. Таким образом, правовую базу регулирования оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (веществ, часто используемых при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенных в соответствующий Перечень) пополнил Федеральный закон.

Указанный Федеральный закон установил правила оборота наркотических средств и психотропных веществ на территории РФ, определил, что все наркотические средства и психотропные вещества должны быть определены в соответствующие Списки, которые утверждаются Правительством РФ.

30 июня 1998 года Правительством РФ было принято Постановление «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» от 30 июня 1998 г. N 681, которое сыграло очень важную роль в усилении контроля за оборотом наркотиков.

Высокая степень опасности распространения наркотиков обусловливается не только тем обстоятельством, что при этом причиняется серьезный вред здоровью человека, изменяется его социальный статус (из 100 наркоманов, потребляющих героин, при разовом традиционном лечении только 3-5 человек окончательно избавляются от наркозависимости), но и рядом сопутствующих факторов. Наркотикозависимые люди — питательная среда для преступности. Так, на черном рынке Москвы при разовой дозе около 0,1 г: 1 г героина стоит 150 долл., 1 г кокаина — 200 долл.; при дозе около 0,5 г: 1 г опия — 30-50 руб.; при дозе около 0,2 г: 1 г гашиша — 40-80 руб.; при дозе около 1 г: 50 г марихуаны — 200-400 руб.; при дозе 1-2 табл.: 1 таблетка экстази — 30 долл. Нетрудно подсчитать, сколько денег нужно наркоману, чтобы ежедневно покупать 2-3 необходимые для него дозы. Поскольку такие деньги есть далеко не у каждого, остается единственный путь их приобретения — криминальный. Кроме того, торговля наркотиками приносит огромную прибыль для контролирующей эту сферу организованной преступности. Достаточно сказать, что в Таджикистане 1 г героина стоит около 10 долл., а в Москве — уже в 15 раз больше. После «отмывания» наркоденьги вливаются в легальный бизнес.

Серьезной проблемой современной России является немедицинское употребление наркотических средств (далее — НС) и их незаконный оборот. Темпы наркотизации общества приобрели глобальные масштабы, создали угрозу целостности российского генофонда и безопасности государства. По экспертным оценкам более двух третей лиц, употребляющих наркотики и психотропные вещества, имеют возраст до 30 лет. Из года в год набирает темпы подростковая и школьная наркомания. Будучи известными человечеству с давних времен, наркотики и прочие одурманивающие вещества существовали как элементы быта или различных субкультур. С первой четверти прошлого века наркотики применялись, в основном, как средства обезболивания. Позднее они завоевали популярность в немедицинской сфере, пугая общественность примерами тяжелого пристрастия, которое возникает у их поклонников.

Актуальность темы дипломной работы заключается в том, что в настоящее время в условиях активного распространения наркомании и роста преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков[26, с. 54], огромное значение имеет правильное применение уголовно-правовых норм действующего законодательства, предусматривающих ответственность за совершение этих преступлений.

Цель дипломной работы — дать уголовно-правовую характеристику преступлении, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Задачи дипломной работы:

1) Раскрыть историю становления и развития института уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ,

2) рассмотреть уголовно-правовую характеристику и провести юридический анализ преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, предусмотренных ст. 228, ст. 228.1, ст. 228.2 Уголовного кодекса РФ,

3) дать уголовно-правовую характеристику преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, предусмотренных ст. 229-233 Уголовного кодекса РФ,

4) проанализировать проблемы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

При написании дипломной работы были использованы нормы международно-правовых документов, Конституции РФ, Уголовного кодекса РФ, Кодекса РФ об административных правонарушениях, ФЗ РФ от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» и др., научные комментарии, монографии, учебная литература, научные публикации в периодических изданиях, материалы судебной практики.

Структура дипломной работы следующая: она состоит из введения, трех глав, разделенных на три параграфа, заключения и списка литературы.


ГЛАВА 1 История возникновения, развития и современное состояние института уголовной ответственности за совершение преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

§ 1 История возникновения уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ

Наркомания — явление социальное, и поэтому бороться с ней необходимо, прежде всего, социально-экономическими методами. Вместе с тем существенное значение имеют и меры сугубо юридического характера, поскольку они создают соответствующую правовую базу для применения иных мер.

Первым международным договором, затронувшим этот вопрос, стала Гаагская конвенция 1912 г. Затем был принят еще ряд международно-правовых актов по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе Конвенция о запрещении незаконной торговли наркотическими средствами 1936 г. В целях унификации международно-правовых актов 30 марта 1961 г. в Нью-Йорке была принята Единая конвенция о наркотических средствах, 21 февраля 1971 г. в Вене — Конвенция о психотропных веществах, и, наконец, 20 декабря 1988 г. в Вене — Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Как видим, развитие системы контроля над оборотом наркотиков и усиление борьбы с их незаконным распространением происходило постепенно. Сфера контроля расширялась с принятием каждого нового международно-правового договора и изменениями в характере потребления наркотиков в разных зонах мира.

В 1961 году на конференции в Нью-Йорке был выработан действующий ныне многосторонний международный договор о наркотических средствах — Единая конвенция о наркотических средствах (вступила в силу в 1964 г.). Прежде всего, она должна была заменить документы, принятые ранее, на протяжении более полувекового периода, упорядочить сложившуюся систему международного контроля, привести ее в соответствие с происшедшими в мире социально-экономическими изменениями. Необходимо было также создать эффективную систему контроля за производством сырьевых продуктов (опийного мака, необработанного опиума, листьев коки и каннабиса) [3, с. 54].

Единая конвенция состоит из 51 статьи и 4 Списков наркотических средств, распределенных в зависимости от применения к ним режима контроля.

Система международного контроля над оборотом психотропных веществ установлена ныне действующей Венской конвенцией о психотропных веществах, принятой в 1971 году.

Названная Конвенция состоит из преамбулы, 433 статей и прилагаемых перечней веществ (Списки I, II, III и IV), в отношении которых установлены различные режимы контроля. Комиссия по наркотическим средствам пришла к выводу о необходимости установления четырех режимов контроля, которые должна определять ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) с последующим утверждением Комиссией по наркотическим средствам [2].

Венская конвенция требует, чтобы стороны имели систему инспекций, охватывающую своим надзором изготовителей, производителей, импортеров и экспортеров, оптовых и розничных распределителей психотропных веществ, а также медицинские и научные учреждения, использующие такие вещества. Разработанная в Конвенции система регулирования международ- ной торговли предусматривает возможность запрещения и ограничения импорта и экспорта психотропных веществ (ст. 13).

Существенное значение имеют статьи Конвенции, касающиеся борьбы с незаконным оборотом психотропных веществ, которая должна осуществляться при тесном международном сотрудничестве, но «с должным учетом своих конституционных, правовых и административных систем» (ст. 2).

В целях повышения эффективности борьбы с незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ на состоявшейся в 1988 году под эгидой ООН международной конференции был принят очередной в этой области документ — Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Она не отменяет действие Конвенций 1961 и 1971 годов. В отличие от ранее принятых документов, положения новой Конвенции, состоящей из 34 статей, направлены преимущественно на повышение эффективности международно-правовых мер по пресечению международной торговли указанными средствами и веществами и обеспечению неотвратимости наказания преступников [33, с. 432].

К числу преступных Конвенция 1988 года относит следующие деяния, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами: их производство, изготовление, экстрагирование, распространение, продажу, поставку на любых условиях, переправку, транспортировку, импорт или экспорт, а также культивирование опиумного мака, кокаинового листа, растения каннабис в целях незаконного производства наркотиков. Подлежат наказанию и публичное подстрекательство или приобщение других лиц к совершению указанных противоправных деяний и вступление в преступный сговор в целях их совершения (ст. 3 «Правонарушения и санкции»). Предусмотрены в этой же статье отягчающие вину обстоятельства: организованная группа, применение оружия, насилия, вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних, ранее имевшая место судимость, особенно за аналогичное правонарушение. Имеется и установление о том, что государства в необходимых случаях могут устанавливать длительные сроки давности наказания за предусмотренные в Конвенции и указанные выше преступления [1].

Во всех этих международных актах был определен перечень наркотических средств и видов действий (оборота) с ними, которые преследуются согласно международному и национальным законодательствам, а также указаны меры борьбы с этими преступлениями.

Российская Федерация участвует в данных Конвенциях, и в силу международных обязательств (хотя и со значительным опозданием) стала создавать свою правовую базу, регламентирующую оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации. Основу ее составляет принятый 8 января 1998 г. и вступивший в силу 15 апреля 1998 г. Федеральный закон N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Сразу же отметим, что Федеральным законом от 19 июля 2007 г. N 134-ФЗ в Федеральный закон № З ФЗ внесены изменения, которые вступили в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона [6, ст. 3748].

Помимо этого Федерального закона для повышения эффективности борьбы с наркоманией в РФ были приняты и в настоящее время действуют следующие нормативно-правовые документы:

1) Положение о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденное постановлением Правительства РФ от 16 марта 1996 г. N 278 (с изм. от 6 февраля 2004 года) [18, ст. 1350].

2) Номенклатура и квоты наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, в том числе веществ, включенных в таблицы I и IIКонвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., на которые распространяется указанный Порядок ввоза и вывоза, утвержденные постановлением Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 930 (с изменениями от 31 июля 1998
года) [19, ст. 4122].

Постановлением Правительства РФ от 31 июля 1998 г. N 864 настоящее постановление признано утратившим силу в части утверждения квоты на ввоз (вывоз) в Российскую Федерацию наркотических средств [17, ст. 3909].

3) Положение о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 29 апреля 2002 г. N 284 [16, ст. 1771].

4) Положение о Постоянном комитете по контролю наркотиков,
утверждено Минздравом РФ 25 декабря 1992 г. [20]

5) Постановление Правительства РФ от 18 августа 2007 г. N527 «О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» [11. ст. 4310].

Значительное распространение в последние годы незаконного потребления наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, рост числа острых отравлений ими, предопределили необходимость принятия мер для дальнейшего развития соответствующей службы аналитической диагностики, подготовки квалифицированных кадров врачей клинической лабораторной диагностики, разработки и усовершенствования современных методов определения веществ, вызывающих наркотическое опьянение.

С целью дальнейшего развития и совершенствования указанных направлений деятельности 5 октября 1998 года Минздрав РФ принял Приказ «Об аналитической диагностике наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в организме человека», которым вводилась в действие с 01.11.98 года унифицированная программа повышения квалификации по специальности «Клиническая лабораторная диагностика» для врачей и провизоров, работающих в области аналитической токсикологии наркотических средств, психотропных и других токсических веществ [21].

14 июня 2002 г. Правительство приняло Постановление N 423 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по культивированию растений, используемых для производства наркотических средств и психотропных веществ», которое определяет порядок лицензирования деятельности по культивированию растений, используемых для производства наркотических средств и психотропных веществ, включенных в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, осуществляемой государственными унитарными предприятиями[15. ст. 2455].

21 июня 2002 г. Правительство приняло Постановление N 454 «О лицензировании деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ», которое устанавливает порядок лицензирования деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Список II в соответствии с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах», осуществляемой на территории Российской Федерации юридическими лицами [14. ст. 2597].

Перечень нормативно-правовых актов, регулирующих оборот наркотических средств и психотропных веществ в Российской Федерации, дополняют и Указы Президента РФ, посвященные этим вопросам.

Так, в Указе Президента РФ от 11 марта 2003 г. N 306 «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» предусмотрено, что в целях совершенствования государственного управления и реализации государственной политики в области контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также выявления, предупреждения и пресечения налоговых преступлений и правонарушений, в соответствии со статьями 80 и 112 Конституции Российской Федерации, Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» и Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» Государственный комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при Министерстве внутренних дел Российской Федерации был преобразован в Государственный комитет Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

6 июня 2003 г. Президент подписал Указ N 624 «Вопросы Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ», которым было утверждено Положение о Государственном комитете Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и структура его центрального аппарата [9. ст. 2198].

Указом Президента РФ от 5 июня 2003 г. N 613 «О правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ» утверждено Положение о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ [10, ст. 2197].

Основным среди перечисленных нормативно-правовых документов является Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681, поскольку в этом документе впервые дан исчерпывающий список веществ, относящихся к числу наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

До недавнего времени такого перечня, утвержденного Правительством РФ, не существовало, и судебная практика была вынуждена руководствоваться указанными рекомендациями Постоянного комитета по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ [31].

В связи со сложившимся ранее подходом возникал вопрос о легитимности судебных решений, основанных на рекомендациях указанного Постоянного комитета относительно видов наркотических средств и психотропных веществ, имеющихся в незаконном обороте.

Единственным правовым обоснованием, как представляется, могло быть только то обстоятельство, что Российская Федерация является участником международных конвенций и, в соответствии с ч.4 ст. 15 Конституции РФ, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы»[4].

Поэтому те вещества, которые предусмотрены в указанных конвенциях в качестве наркотических средств и психотропных веществ, должны были признаваться таковыми и системой правоохранительных органов России. Если же отдельные из них, перечисленные в рекомендациях Постоянного комитета по контролю наркотиков, не предусматривались в конвенциях, то их нельзя было рассматривать в качестве наркотических средств или психотропных веществ, и, соответственно, их незаконный оборот не мог влечь уголовной ответственности по УК РФ.

Значение названного Постановления Правительства РФ заключается также и в том, что теперь внесение в перечень наркотических средств и психотропных веществ изменений и дополнений осуществляется по представлению Министерства здравоохранения Российской Федерации совместно с Министерством внутренних дел Российской Федерации. Тем самым устранено противоречие, имеющее принципиальное значение в правоприменительной практике и состоявшее в том, что перечень названных веществ, а вместе с ним и вопрос о привлечении к уголовной ответственности, решался в соответствии с рекомендациями Постоянного комитета по контролю наркотиков при Минздраве России, который не обладает статусом государственного органа.

Таким образом, в настоящий момент перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров должен утверждаться Правительством РФ по представлению федеральных органов исполнительной власти в области здравоохранения и в области внутренних дел. Он подлежит официальному опубликованию в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Несмотря на обилие соответствующих актов, регламентирующих правовой оборот наркотических средств и психотропных веществ, контроль за их применением вести непросто.

Наибольшие сложности возникают с определением самого предмета оборота — наркотических средств и психотропных веществ [39. с. 581].

Согласно ст.1 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», наркотические средства — вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.[8, ст. 219]; психотропные вещества — вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г.; прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ (далее -прекурсоры) — вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. К числу наркотических средств или психотропных веществ относятся также препараты (смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации).

В отношении препаратов законодательством предусматриваются меры контроля, аналогичные тем, которые устанавливаются в отношении наркотических средств и психотропных веществ, содержащихся в них.

Однако в отношении препаратов, которые содержат малые количества наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, внесенных в списки II, III или IV, и поэтому не представляют опасности в случае злоупотребления ими или представляют незначительную опасность и из которых указанные средства или вещества не извлекаются легкодоступными способами, могут исключаться некоторые меры контроля, установленные законодательством. Порядок применения мер контроля в отношении указанных препаратов устанавливается Правительством РФ. Предельно допустимое количество наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, содержащихся в таких препаратах, устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения.

Согласно статье 2 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, подлежащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее -Перечень), и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в следующие списки: список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список I);

Очевидно, что это наркотические средства и психотропные вещества из Перечня N3 Постоянного комитета по контролю наркотиков, которые запрещены для посевов и выращивания и для применения на людях (героин, каннабис, лизергиновая кислота и ее препараты, опийный мак, эфедрон и др.); список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список II);

Очевидно, в этот список частично включены наркотические средства и психотропные вещества из Перечня N2 Постоянного комитета по контролю наркотиков, которые одновременно являются и наркотическими лекарственными средствами (амфетамин, кодеин, таблетки от кашля, промедол и др.); список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список III); список прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список IV).

Далее отметим, что оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации может осуществляться в очень ограниченных целях и при соблюдении определенных правил. В частности, вещества, внесенные в Список I, могут использоваться:

а) в научных и учебных целях юридическими лицами при наличии лицензий на виды деятельности, связанные с использованием конкретных наркотических средств и психотропных веществ;

б) в экспертной деятельности или для их идентификации юридическими лицами при наличии лицензии на указанный вид деятельности. Проведение таких экспертиз в экспертных подразделениях Генеральной прокуратуры Российской Федерации, федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел, федерального органа исполнительной власти по таможенным делам, федеральной службы безопасности, судебно-экспертных организациях федерального органа исполнительной власти в области юстиции осуществляется без лицензии;

в) в оперативно-розыскной деятельности при проведении контролируемых поставок, проверочных закупок, оперативного эксперимента, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного внедрения, исследования предметов и документов органами, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность без лицензии (ст.34-36 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»).

Оборот наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки II и III, допускается по назначению врача в медицинских целях, а также в целях, предусмотренных ст.34 — 36 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Федеральным законодательством утверждена в Российской Федерации государственная монополия на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотических средств, психотропных веществ: культивирование растений, разработку, переработку, распределение, ввоз (вывоз), уничтожение наркотических средств, психотропных веществ.

Положение, имеющее принципиальное значение, прежде всего, для уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, заключается в следующем. Согласно ст.40 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» в Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Однако уголовная ответственность за незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ не предусматривается. Поэтому в соответствии с ч.1 ст.228 УК РФ уголовная ответственность за приобретение и хранение наркотических средств или психотропных веществ в целях собственного потребления (т.е. без цели сбыта) наступает только в случаях, если они составляют крупный размер. Предполагается, что личное их потребление не должно быть связано с крупными размерами. Вместе с тем, ни в уголовном, ни в ином законодательстве вопрос о небольших, крупных и особо крупных размерах до недавнего времени не был разрешен.

Это было оценочное понятие, и в каждом конкретном случае судебно-следственные органы должны были принимать решение самостоятельно. В пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» было сказано следующее: «Имея в виду, что законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае исходя из их количества, свойств, степени воздействия на организм человека, других обстоятельств дела и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков. Выводы о размере наркотических средств или психотропных веществ должны быть мотивированы в приговоре»[42].Постоянный комитет по контролю наркотиков в своем заключении от 4 июня 1997г. рекомендовал признавать крупными следующие размеры наркотических средств (в граммах): 1. Марихуана высушенная 0,1- 500; невысушенная 0,5-2500; 2. Гашиш 0,1-100; 3. Смола каннабиса 0,05-40; 4. Опий (в том числе медицинский) независимо от наличия нейтральных наполнителей (мука, сахар, крахмал и др.) 0,1-10 (10-1000 табл. по 0,01 г); 5. Экстракционный опий (в том числе сухой остаток от выпаривания водных извлечений в виде отвара, инфуза, настойки из соломы любых видов мака, содержащих наркотические средства, в частности морфин, кодеин, тебаин, орипавин) 0,1-10; 6. Солома маковая: высушенная 0,2250; невысушенная 1,0-1250; 7. Морфин (основание и соли) 0,01-1 (от 1 до 100 ампул 1% р-ра); 8. Героин (независимо от наличия сопутствующих веществ) до 0,005; 9. Кодеин (основание и соли) 0,2-10 (12-14 табл по 0,015 г.) (660 табл по 0,015 г); 10. Кокаин (основание и соли, независимо от наличия сопутствующих веществ) 0,01-1; 11. (+) — Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) до 0,0001 и т.д.; психотропных веществ (в граммах): 1 Амобарбитал (барбамил) 0,6-30 (6-300 табл по 0,1 г); 2. Аминорекс 0,01-0,1; 3. Кетамин 0,02-1; 4. Пентабарбитал 0,6-30; 5. Фепранон (амфепрамон) 0,125-7,5 (5-300 драже по 0,025 г); 6. Хальцион (триазолам) 0,00075-0,005; 7. Этаминал натрия (нембутал) 0,6-30 (6-300 табл. по 0,01 г) и т.д. Как видно из работы Постоянный комитет по контролю наркотиков 2 декабря 1998 г. (протокол N 7/69-98) принял последнюю сводную таблицу своих заключений об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте.

Как видим, минимальная величина крупного размера стала значительно ниже, но, несмотря на это безусловное принятие данных рекомендаций представляется невозможным как минимум по двум обстоятельствам.

1) Постоянный комитет по контролю наркотиков не является не только законодательным, но даже государственным органом, и, следовательно, его рекомендации не могут иметь юридической силы[28, с. 42].

2) Если следовать этим рекомендациям, то получается, что приобретение и хранение 0,1 г героина или кокаина, или 0,5 г опия, или 0,2 г гашиша, или 1 г марихуаны уже нужно считать крупными размерами и, следовательно, привлекать лицо к уголовной ответственности.

Между тем такие размеры составляют разовую дозу потребления. Поэтому Верховный Суд РФ в п. 4 Постановления от 27 мая 1998 г., проводя разграничение между хранением и перевозкой, еще раз отметил, что вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения наркотического средства или психотропного вещества (имеется в виду, для личного потребления) во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств или психотропных веществ и всех других обстоятельств дела.

Наконец, проблема юридического закрепления величины крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ стала решена после принятия Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» (с изменениями от 8 июля 2006 г., 4 июля 2007 г.)[12, ст. 787].

Итак, мы рассмотрели правила оборота наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации. Раскрыли проблему определения крупного размера наркотических и психотропных веществ.

Далее дадим понятие незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, рассмотрим виды ответственности за осуществление такого оборота. Понятие незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров определяется в ст.1 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Согласно этому закону, оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров — это культивирование растений; разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, вывоз с таможенной территории Российской Федерации, уничтожение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, разрешенные и контролируемые в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом незаконным оборот будет тогда, когда он осуществляется в нарушение законодательства Российской Федерации и, прежде всего, упомянутого Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Одни элементы этого оборота наказуемы в административном порядке, другие влекут уголовную ответственность.

Норма об административной ответственности за потребление наркотических средств без назначения врача была предусмотрена еще Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 мая 1974 г. «Об усилении борьбы с наркоманией». Впоследствии эту норму воспринял КоАП РСФСР 1984 г., ст.44 которого гласила, что потребление наркотических веществ без назначения врача влечет наложение штрафа в размере до пятидесяти рублей. В этой редакции статья действовала до 12 июля 1987 г. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 г. внес в названную статью изменения. Дополнительно была установлена норма об административной ответственности за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в небольших размерах. Санкция этой нормы предусматривала наложение штрафа в размере до ста рублей либо исправительные работы на срок от 1 до 2 месяцев с удержанием 20% заработка. В исключительных случаях мог применяться административный арест на срок до 15 суток. Согласно примечанию к ст.44 КоАП РСФСР лицо, добровольно сдавшее имевшееся у него в небольших размерах наркотическое средство, которое оно приобрело или хранило без цели сбыта, а равно добровольно обратившееся в медицинское учреждение за получением медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств без назначения врача, освобождалось от административной ответственности.

Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г. устранил административную ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача. Позже, впрочем, законодатель осознал свою ошибку: Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» предусмотрел ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Однако норма эта, не снабженная санкцией, фактически бездействовала.

И только с 1 июля 2002 г. после вступления в силу нового КоАП РФ немедицинское потребление наркотических средств в России вновь стало административно наказуемо. Статья 6.9 КоАП РФ устанавливает, что потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача влечет по общему правилу наложение административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей или административный арест на 25 срок до 15 суток. Примечание к ст.6.9 КоАП РФ сохранило возможность освобождения правонарушителя от административной ответственности при условии его добровольного обращения в лечебно-профилактическое учреждение. Предусмотрено также, что лицо, в установленном порядке признанное больным наркоманией, может быть добровольно направлено на медицинское и социальное восстановление в лечебно-профилактическое учреждение[5, ст. 1], в связи с чем освобождается от административной ответственности.

Основанием административной ответственности за немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ является наличие в действиях лица состава правонарушения, предусмотренного ст.6.9 КоАП. Непосредственным объектом правонарушения является нормальное состояние организма людей, здоровье человека. Под здоровьем здесь понимается состояние полного физического и психического благополучия человека.

Некоторые специалисты считают, что немедицинское потребление наркотических и психотропных веществ помимо здоровья граждан посягает еще и на общественный порядок. Более того, отдельные авторы предлагают рассматривать в качестве единственного непосредственного объекта названного правонарушения общественную безопасность.

Представляется, однако, что и общественный порядок, и общественная безопасность могут в анализируемом составе пониматься лишь как факультативные объекты. Иначе придется признать, что причинение вреда данным объектам является обязательным условием наступления административной ответственности во всех случаях немедицинского потребления наркотических средств или психотропных веществ. Но ст.6.9 КоАП этого не предусматривает.

Потребление наркотических средств и психотропных веществ нецелесообразно, ибо объективно ведет лишь к более глубокому сокрытию наркотизма, отпугивает потребителей от добровольного обращения за медицинской помощью. Медицинские же исследования между тем свидетельствуют, что принудительное излечение больных наркоманией едва ли возможно. Справедливым представляется и опасение, что введение уголовно-правовой нормы об ответственности за потребление наркотических средств способно создать лишь видимость эффективной деятельности органов внутренних дел по борьбе с наркоманией, поскольку данная норма позволяет им без малейших усилий отчитываться необходимым количеством уголовных дел, требуемых для доказательства эффективности их работы[35, с. 29]

Однако административный запрет на потребление наркотических средств все же необходим, в подтверждение чего можно, между прочим, сослаться и на успешный зарубежный опыт, и на положительный в данном вопросе опыт Советского Союза[36, с. 19].

Помимо статьи 6.9 в КоАП РФ имеется еще несколько статей, предусматривающий административную ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.

В статье 6.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

В соответствии с частью 1 статьи 6.8 КоАП РФ незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере — наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Часть 2 этой же статьи предусматривает, что те же деяния, совершенные в особо крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

В соответствии с позицией Конституционного суда РФ, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 217-0[44], нет оснований для вывода, что новым административным законом была устранена или смягчена ответственность за приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

В статье 6.13. КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров.

В статье 6.15. КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение правил оборота веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

Итак, мы выяснили, что за потребление наркотических средств и психотропных веществ установлена административная ответственность.

Далее рассмотрим особенности уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, дадим общую характеристику незаконных действий с наркотическими и психотропными веществами как преступлений против здоровья населения и общественной нравственности. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности — это деяния, ответственность за которые предусмотрена нормами Главы 25 раздела 9 УК РФ, посягающие на родовой объект в виде общественных отношений, обеспечивающих сохранение и укрепление физического, психического и духовного благополучия общества.

Рассматриваемые деяния могут причинять вред и другим общественным отношениям, например собственности (при хищении наркотических средств или психотропных веществ), личности (при квалифицированных видах нарушения санитарно-эпидемиологических правил, выпуске или продаже товаров, выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности) и др.[38, с. 581]

С объективной стороны большинство этих преступлений заключается в несоблюдении или нарушении специальных правил, установленных с целью обеспечения безопасности здоровья населения.

Для субъекта преступлений против здоровья населения и общественной нравственности характерно наличие общих признаков. Пониженный до 14-ти лет возраст уголовной ответственности установлен только за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК). Кроме того, для некоторых из анализируемых преступлений характерно наличие специальных субъектов.

С субъективной стороны ответственность за преступления, повлекшие такие последствия, как причинение вреда здоровью или смерть человека, наступает при наличии неосторожной вины.

В системе норм об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности по такому критерию, как непосредственный объект посягательства, можно выделить следующие их три вида:

1)преступления против здоровья населения, связанные с
наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и
ядовитыми веществами) (ст. 228-233 УК РФ). Основным непосредственным
объектом преступлений этой группы являются общественные отношения,
обеспечивающие предупреждение и пресечение незаконного производства и
оборота соответствующих средств и веществ, и тем самым — безопасность
здоровья населения,

2) иные преступления против здоровья населения (ст. 234-238 УК), посягающие на общественные отношения, урегулированные правилами, нормами и нормативами, гарантирующими санитарно-эпидемиологическую безопасность населения, порядок оказания ему медицинской и фармацевтической помощи, здоровье потребителей, получение населением экологически значимой информации,

3) преступления против общественной нравственности (ст. 239-245 УК), основным непосредственным объектом которых выступают общественные отношения, основанные на нравственных нормах и принципах поведения людей в обществе по отношению к его ценностям (культуре, истории), другим людям животным.

Таким образом, в действующем УК РФ вопросам ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ посвящены 6 статей (ст.228-233).

В УК РФ установлена уголовная ответственность за следующие виды преступлений, связанные с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами:

1) Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ),

2) Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228.1. УК РФ),

3)Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228.2 УК РФ),

4)Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ),

3)Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК РФ),

4) Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231 УК РФ),

5) Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232 УК РФ),

6)Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК РФ).

§ 2 Общая характеристика преступлений, предусмотренных ст. ст. 229-233 УК РФ

Ответственность за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет предусматриваются в части 1 статьи 229 Уголовного кодекса РФ.

Предметом данного преступления являются любые наркотические средства или психотропные вещества независимо от наличия на них розничной цены.

Объективная сторона данного преступления выражается в хищении либо в вымогательстве.

Под хищением понимаются, совершенные с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение наркотических средств или психотропных веществ в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу таких средств или веществ[31].

Предметом хищения здесь могут быть любые наркотические средства или психотропные вещества, в том числе и не имеющие государственной цены, а изготовленные кустарными методами.

Вымогательство наркотических средств или психотропных веществ — это требование передачи таких средств или веществ или права на них или совершения иных действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения имущества, а равно

под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Хищение или вымогательство наркотических средств, психотропных веществ образует состав преступления независимо от правомерности владения ими гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями.

Ответственность за хищение наркотических средств наступает и в случаях незаконного сбора наркотикосодержащих растений либо их частей (коробочек и стеблей мака, стеблей конопли) с полей сельскохозяйственных предприятий и земельных участков граждан, которые выращивают эти растения. Однако не может рассматриваться как хищение сбор наркотикосодержащих растений на полях сельскохозяйственных предприятий и земельных участках граждан, которые их не сеяли и не выращивали, т.е. сбор дикорастущих растений. Такие действия должны квалифицироваться как незаконное приобретение наркотических средств.

Потерпевшими при вымогательстве помимо владельцев наркотических средств и психотропных веществ могут быть лица, наделенные полномочиями по выдаче документов, дающих право на законное приобретение, имеющие доступ к ним (например, медицинские сестры), а также иные лица, чья производственная или служебная деятельность связана с законным оборотом таких средств (веществ).

Хищение наркотических средств, психотропных веществ считается оконченным с момента завладения и получения виновным реальной возможности распорядиться ими по своему усмотрению. Хищение указанных средств, веществ путем разбойного нападения будет оконченным с момента нападения. При этом содеянное полностью охватывается п. «в» ч. 3 ст. 229 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 162 УК. Если указанные действия совершены с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 229 и ст. 111 УК.

Вымогательство наркотических средств, психотропных веществ признается оконченным после предъявления виновным требования их передачи, сопровождаемого угрозой применения насилия или распространения компрометирующих потерпевшего сведений.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что изымает наркотические средства или психотропные вещества, и желает этого.

Субъект данного преступления — лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В части 2 этой же статьи отражено, что те же деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору; в) лицом с использованием своего служебного положения; г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия наказываются лишением свободы на срок от шести до десяти со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Особо квалифицированные составы хищения наркотических веществ предусмотрены в части 3 статьи 229 Уголовного кодекса РФ.

Ими признаются деяния, предусмотренные частями первой или второй этой статьи, если они совершены: а) организованной группой; б) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере; в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Данные деяния наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

В настоящем разделе необходимо дать общую характеристику других видов преступлений, связанных с совершением незаконных действий с наркотическими средствами и психотропными веществами, а именно преступлений, предусмотренных ст.ст. 230, 231, 232, 233 Уголовного кодекса РФ.

Во-первых, в статье 230 УК РФ установлена уголовная ответственность за склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, которое наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ является, по существу, с одной стороны, специфическим видом подстрекательства к потреблению соответствующих предметов, а с другой -разновидностью распространения данных веществ. Поэтому с объективной стороны склонение может выражаться только в активных действиях. В законе не раскрывается содержание понятий «склонение» и «конкретные формы и способы его совершения».

В судебной практике под склонением к потреблению наркотических средств или психотропных веществ понимаются любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета и т.п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему наркотических средств или психотропных веществ лица, на которое оказывается воздействие (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9[42]). Склонение не обязательно должно быть связано с многократными действиями. Употребление слова «действие» во множественном числе в тексте приведенного постановления Пленума указывает на множественный перечень способов склонения (уговоры, предложения, дача совета и т.п.). Поэтому под понятие «склонение» будет подпадать и однократное предложение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ. Такое решение законодателя вполне оправданно, поскольку наркотические средства и психотропные вещества обладают способностью даже при однократном их потреблении причинить существенный вред здоровью человека и сформировать наркозависимость. Чаще всего склонение выражается в словесной форме, но может совершаться и в конклюдентных действиях (жестах, символических знаках и т.п.) либо даже в письменной форме. В качестве потерпевших могут выступать любые лица, в том числе и ранее употреблявшие эти средства или вещества, за исключением заведомо несовершеннолетних и двух или более лиц. В этих случаях содеянное образует квалифицированный состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 230 УК.

Потребление предполагает их прием вовнутрь в виде таблеток и порошка, путем инъекций, путем вдыхания через нос, курения, жевания. Не может рассматриваться как склонение к потреблению рассказ о якобы полезности потребления и иные аналогичные действия без высказывания предложения другим лицам употребить эти средства (вещества).

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что совершает действия, непосредственно направленные на то, чтобы добиться потребления наркотических средств или психотропных веществ другим человеком, и желает, чтобы тот их употребил.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В специальной литературе момент окончания данного преступления определяется по-разному. По мнению одних авторов, не обязательно достижение склоняющим желаемой цели — употребление склоняемым лицом соответствующих веществ или появление желания употребить наркотик[34.40. с. 113, с. 492]; других — преступление окончено, когда у склоняемого лица появляется желание потребить вещество; третьих — когда склоняемое лицо начинает потреблять наркотическое средство или психотропное вещество либо как-то обнаруживает свое желание их приобрести. Законодатель формулирует анализируемый состав преступления как формальный (исключением является лишь преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 230 УК). Отсюда преступление будет оконченным с момента начала совершения действий, направленных на возбуждение у других лиц желания потребить соответствующие вещества, вне зависимости от того, удалось ли виновному сформировать у склоняемого лица такое желание и потребило оно вещество или нет. Поэтому Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9 указал: «Для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически потребило наркотическое средство или психотропное вещество».

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с начала совершения действий по возбуждению желания у другого лица потребить наркотические средства или психотропные вещества. При этом не имеет значения, вызвали действия виновного желание потребить их или нет, употребило ли склоняемое лицо эти средства (вещества) или нет.

Часть 2 статьи 230 УК РФ устанавливает, что-то же деяние, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) в отношении заведомо несовершеннолетнего либо двух или более лиц; г) с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Склонением заведомо несовершеннолетнего признается совершение умышленных действий, направленных на возбуждение желания употребить наркотическое средство или наркотическое вещество или иные действия с этой целью в случае, если виновный знал или сознательно допускал, что совершает указанные действия в отношении лица, не достигшего 18-летнего возраста. Такой квалифицирующий признак должен вменяться только совершеннолетнему лицу.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ двух или более лиц характеризуется наличием у виновного умысла на одновременное склонение нескольких лиц.

Применение насилия и угроза его применения включают не только опасное для жизни и здоровья насилие, угрозу его применения, но и иное насилие (например, лишение свободы, удержание). Кроме того, применение или угроза применения такого насилия может иметь место не только в отношении лица, склоняемого к потреблению, но и в отношении его близких родственников и иных людей.

В соответствии с частью 3 статьи 230 УК РФ деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, -наказываются лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет.

Причинение по неосторожности смерти потерпевшему охватывается ч. 3 ст. 230 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 109 УК. При этом указанные последствия могут, как наступить в процессе действий по склонению к потреблению наркотических средств, психотропных веществ, так и явиться прямым следствием их употребления (например, передозировки, использования нестерильных шприцев для инъекций).

Умышленное причинение в процессе склонения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее по неосторожности его смерть, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 и ч. 3 ст. 230 УК[41. с. 299].

Под иными тяжкими последствиями (ч. 3 ст. 230 УК) понимаются: причинение тяжкого вреда здоровью, заражение ВИЧ-инфекцией, самоубийство и покушение на самоубийство, развитие у потерпевшего в результате действий виновного наркотической зависимости, душевной болезни, прерывание беременности, совершенные по неосторожности. В случае умышленного причинения иных тяжких последствий действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений ч. 3 ст. 230 и ст. 111, 122 УК и т.д.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, сопряженное с их сбытом, хищением, изготовлением, приобретением, хранением, переработкой, перевозкой или пересылкой, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 230 и 228, 229 УК.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года статья 230 УК РФ дополнена примечанием следующего содержания: «Действие настоящей статьи не распространяется на случаи пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, если эти деяния осуществлялись по согласованию с органами исполнительной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ».

Во-вторых, в соответствии со статьей 231 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 8декабря 2003 года, которая действует с 13 марта 2004 года посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества, — наказываются штрафом в размере до трех тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до двух лет[7. с. 4848].

Часть 2 статьи 231 УК РФ предусматривает, что те же деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) в крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года статья 231 УК РФ дополнена примечанием следующего содержания: «Размеры запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, для целей настоящей статьи утверждаются Правительством Российской Федерации».

Размеры запрещенных к возделыванию на территории Российской Федерации растений, содержащих наркотические вещества, для целей статьи 231 Уголовного кодекса Российской Федерации утверждены Постановлением Правительства РФ от 3 сентября 2004 г. N 454[13. ст. 3734].

Предметом преступления при посеве или выращивании являются запрещенные к возделыванию растения, содержащие наркотические вещества. В соответствии со ст. 18 Федерального закона от 08.01.98 N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» на территории Российской Федерации запрещается культивирование опийного мака, кокаинового куста, а также в целях незаконного потребления или использования в незаконном обороте наркотических средств конопли[8.ст.219].

Предметом преступления при культивировании, кроме вышеуказанных сортов конопли и мака, могут быть и другие растения, содержащие наркотические вещества. Порядок разрешения культивирования растений, включенных в Перечень, устанавливается Правительством РФ.

Объективная сторона данного преступления выражается в выращивании, посеве и культивировании.

Посев и выращивание — это действия, разделенные по времени. Они, как этапы процесса возделывания, могут осуществляться разными людьми.

Под посевом понимается действие, связанное с внесением в почву семян или высадкой рассады запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих культур без надлежащего разрешения на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях.

Выращивание предполагает уход за засеянной площадью и растущими на ней растениями с целью доведения до стадии созревания.

Под культивированием следует понимать селекцию запрещенных к возделыванию или иных растений, содержащих наркотические вещества, т.е. действия, направленные на выведение новых сортов или гибридов конопли, мака и других растений, части которых содержат наркотические вещества.

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с начала выполнения действий по посеву, выращиванию, культивированию растительных культур, содержащих наркотические вещества. Сбор урожая рассматривается как приготовление к изготовлению наркотических средств.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что осуществляет посев, выращивание или культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, и желает этого. Мотивы и цели преступления на квалификацию не влияют.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Понятие группы лиц по предварительному сговору или организованной группы дано в ст. 35 УК. При этом следует учитывать, что совершение преступления организованной группой может совершаться с распределением ролей, и не все участники группы могут выполнять непосредственно объективную сторону состава преступления: некоторые участники будут выполнять иные функции (например, охрану участков).

В-третьих, в соответствии с частью 1 статьи 232 УК РФ организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ — наказываются лишением свободы на срок до четырех лет.

Часть 2 статьи 232 УК РФ говорит о том, что те же деяния, совершенные организованной группой, — наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Общественная опасность организации либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ определяется тем, что это, во-первых, — одна из наиболее опасных форм распространения наркотических средств или психотропных веществ; во-вторых, усложняет контроль за лицами, склонными к употреблению соответствующих веществ, и одновременно облегчает вовлечение в ряды наркоманов; в-третьих — питательная среда для совершения ряда преступлений (хищений, преступлений против личности и т.д.).

Предметом преступления являются наркотические средства или психотропные вещества, потребляемые в притонах.

Притон — это помещение, в котором систематически, неоднократно собираются люди с целью потребления наркотических средств или психотропных веществ. Оно может иметь необходимое для этого оборудование. Помещение для притона используется как жилое (дом, квартира, комната), так и нежилое (гараж, сарай, подвальное помещение, чердак).

Объективная сторона преступления состоит в организации или содержании притона для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Под организацией притона имеется в виду деятельность по созданию и обеспечению функционирования соответствующего помещения (приобретение, выделение, наем, подыскание помещения, финансирование его ремонта, приспособление для пользования им многократно и многими лицами, обеспечение наркотическими средствами или психотропными веществами и т.п.).

Под содержанием притона следует понимать владение помещением, отведенным и приспособленным для потребления наркотических средств и психотропных веществ, управление этим помещением, т.е. деятельность по оплате расходов, связанных с существованием притона после его организации (например, внесение арендной платы за его использование, регулирование посещаемости, охрана).

За организацию либо содержание притона виновные могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь в случае неоднократного предоставления жилого или нежилого помещения одним и тем же либо разным лицам для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Лицо осознает, что организует или содержит притон для потребления наркотических средств и психотропных веществ, и желает действовать таким образом. Обязательным признаком данного преступления является специальная цель — потребление этих средств (веществ).

Субъект данного преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В судебной практике чаще всего содержателем притона выступает владелец помещения либо лицо, распоряжающееся помещением на иных основаниях. Содержание притона, как правило, является логическим следствием его организации и совершается одним и тем же лицом, но может образовывать и самостоятельную форму, например, когда притон содержат иные лица, в том числе и по найму, а не те, кто его организовал.

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента совершения действий, описанных в диспозиции статьи.

Организация или содержание притона для потребления наркотических средств, психотропных веществ должностными лицами с использованием своего служебного положения подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Обеспечение притона указанными средствами, веществами его организаторами (содержателями) помимо ст. 232 УК квалифицируется и по ст. 228 УК, а при склонению к потреблению — и по ст. 230 УК.

Организация либо содержание притона для потребления каких-либо одурманивающих веществ, не относящихся к наркотическим средствам или психотропным веществам, данного преступления не образуют.

Все участники организованной группы, причастные к созданию (организации) притона для потребления наркотических средств (психотропных веществ) или его содержанию, независимо от конкретно выполняемых действий, подлежат ответственности по ч. 2 ст. 232 УК.

В соответствии со статьей 233 УК РФ незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Наркотические средства или психотропные вещества в силу их специфических свойств могут использоваться в очень ограниченных сферах (в медицинских целях, ветеринарии, научных и учебных целях, в экспертной и оперативно-розыскной деятельности) с обязательным документальным оформлением и строгой отчетностью. Нередко наркотические средства или психотропные вещества попадают к потребителям благодаря содействию сотрудниками медицинских учреждений или представлению в качестве оснований получения поддельных рецептов.

В диспозиции ст. 233 УК законодатель говорит о рецептах или иных документах, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, которые являются предметом данного преступления. Рецепт — это документ, содержащий предписание врача о составе лекарства, его количестве, способе приготовления и применения больным, заверенный его подписью и печатью. К иным документам, дающим право на получение

наркотических средств или психотропных веществ, относятся документы, являющиеся основанием для выдачи (продажи) указанных средств или веществ. Такими документами могут быть лицензия на определенный вид деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, заявка медицинского учреждения на получение этих средств или веществ для использования в лечебной практике, выписка из истории болезни стационарного больного, товарно-транспортная накладная, история болезни и др. Рецепты, содержащие назначение таких препаратов, выписываются на специальных бланках розового цвета со штампом лечебного учреждения. Выдача рецептов без соответствующих медицинских показаний или с нарушением установленных правил оформления запрещается и влечет ответственность по ст. 232 УК. По предмету преступления ст. 233 УК является специальной по отношению к ст. 327 УК, предусматривающей ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов. Поэтому в случае конкуренции квалификация осуществляется только по ст. 233 УК и дополнительной оценки деяния по ст. 327 УК не требуется. Форма специального рецептурного бланка на наркотическое лекарственное средство утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ от 12 ноября 1997 г. N 330 (в ред. приказа от 2 января 2001 г. N2)[22].

Объективная сторона преступления выражается в незаконной выдаче документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, либо в их подделке. Незаконная выдача документов -это нарушение установленного порядка документального оформления права на получение и использование наркотических средств или психотропных веществ (выдача лицу, не имеющему права на эти вещества, неправомочным лицом, с нарушением требований, предъявляемых к форме и содержанию документов, без соответствующей регистрации документа и т.д.). Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9 указал, что под незаконной выдачей рецепта следует понимать выдачу рецепта с нарушением установленных правил оформления или содержащего назначение наркотических средств или психотропных веществ без соответствующих медицинских показаний[42]. Подделка может выражаться как в полном изготовлении фальшивого документа, так и во внесении в документ изменений, искажающих смысл первоначального содержания (изменение фамилии получателя, подписи врача, вида и размера соответствующего вещества и т.д.).

Для квалификации по ст. 233 УК как оконченного преступления действий виновного, незаконно выдавшего либо подделавшего рецепт или иной документ, дающий право на получение наркотических средств или психотропных веществ, не имеет значения, было ли фактически получено указанное в рецепте или ином документе средство или вещество. Получение по поддельному рецепту или иному подделанному документу наркотических средств или психотропных веществ должно дополнительно квалифицироваться как их незаконное приобретение.

Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст. 233 УК и дополнительной квалификации по ст. 327 УК не требует. В тех же случаях, когда указанные действия сопряжены с похищением выданного в установленном порядке рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 233 и 325 УК.

С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины.

Субъект — лицо, документально оформляющее право на получение и использование наркотических средств или психотропных веществ. Это может быть должностное и частное лицо, достигшее 16-летнего возраста.


ГЛАВА 2 Уголовно – правовая характеристика преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

§ 1 Понятие и юридический анализ элементов составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 228-228.2 УК РФ

До 13 марта 2004 года статья 228 УК РФ под названием «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ» действовала в следующей редакции.

В соответствии с частью 1 статьи 228 УК РФ незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере — наказывались лишением свободы на срок до трех лет. Часть 2 статьи 228 УК РФ предусматривала, что незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ — наказывались лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.

Согласно части 3 этой статьи деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору; в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, — наказывались лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Часть 4 статьи 228 УК РФ говорила о том, что деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, — наказывались лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

И, наконец, согласно части 5 статьи 228 УК РФ (в ранее действовавшей редакции) нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, — наказывались штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В примечании к этой статье было установлено, что лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ,

изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Статья 228 УК РФ в системе уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, являлась базовой и имела достаточно сложную конструкцию, обусловленную стремлением законодателя максимально индивидуализировать ответственность виновных лиц. Дифференциация ответственности за соответствующие действия осуществлялась на законодательном уровне в зависимости от субъективных (цель) и объективных (размер веществ) элементов состава преступления.

С 13 марта 2004 года законодатель, с целью упростить достаточно сложную конструкцию статьи 228 УК РФ, выделил преступления, ранее предусмотренные статьей 228 УК РФ в три самостоятельных состава преступлений, разграничил и закрепил их в ст.ст. 228, 228.1 и 228.2 УК РФ[7, ст. 4848]. Так, в соответствии с частью 1 статьи 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере — наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Часть 2 этой статьи говорит о том, что те же деяния, совершенные в особо крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

В Примечании 1 к статье 228 УК РФ сказано о том, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

В Примечании № 2 к статье 228 УК РФ ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года впервые было закреплено, что крупным размером в настоящей статье, а также в статьях 228.1 и 229 Уголовного Кодекса признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в десять и более раз, а особо крупным размером — в пятьдесят и более раз. Размеры средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей настоящей статьи, а также статей 228.1 и 229 Уголовного Кодекса утверждаются Правительством Российской Федерации."

В настоящий момент Примечание к статье 228 УК РФ закрепляет, что крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей настоящей статьи, а также статей 228.1 и 229 настоящего Кодекса утверждаются Правительством Российской Федерации.

А в примечании № 3 к этой же статье закреплено, что крупный и особо крупный размеры аналогов наркотических средств и психотропных веществ

соответствуют крупному и особо крупному размерам наркотических средств психотропных веществ, аналогами которых они являются.

Крупный и особо крупные размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации в настоящий момент установлены Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 (с изменениями от 8 июля 2006 г., 4 июля 2007 г.).

Этим же Постановлением Правительства было признано утратившим силу постановление Правительства Российской Федерации от 6 мая 2004 г. N 231 «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Как видим из сопоставления содержаний ч.ч. 1 и 2 и 228 УК РФ в ранее действовавшей редакции и статьи 228 УК РФ в новой редакции — из новой редакции статьи 228 УК РФ полностью исключены такие незаконные действия, как приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ с целью сбыта и пересылка и сбыт наркотических средств и психотропных веществ.

В настоящий момент статья 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за названные в ней преступные действия — незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку, совершенные без цели сбыта только в крупном (ч. 1 ст. 228 УК РФ) и особо крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ).

А ранее такие действия, как незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ влекли за собой уголовную ответственность независимо от размера.

Уголовная ответственность за такие преступные действия как незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, теперь установлена в статье 228.1.

УК РФ, в части 1 которой сказано о том, что незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов — наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Часть 2 этой же статьи закрепляет, что те же деяния, совершенные:

а)группой лиц по предварительному сговору;

б)в крупном размере;

в)лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении
заведомо несовершеннолетнего, — наказываются лишением свободы на срок
от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей
или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до
трех лет либо без такового.

Согласно части 3 статьи 228.1. деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а)организованной группой;

б)лицом с использованием своего служебного положения;

в)в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего
возраста;

г)в особо крупном размере, — наказываются лишением свободы на срок
от восьми до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей
или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до
пяти лет либо без такового.

Часть 1 статьи 228.2. УК РФ «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ» предусматривает, что нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, а также культивирования растений, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

А часть 2 статьи 228.2. УК РФ говорит о том, что то же деяние, совершенное из корыстных побуждений либо повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия, -наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет".

Как мы видим, статья 228.2. УК РФ фактически устанавливает уголовную ответственность за деяния, ранее предусмотренные ч. 5 статьи 228 УК РФ — совершение названных в этой статье преступных действий специальным субъектом — лицом с использованием своего служебного положения. Кроме того, часть 2 статьи 228.2 УК РФ впервые установила уголовную ответственность за совершение преступления специальным субъектом из корыстных побуждений, либо повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека либо иные тяжкие последствия.

Итак, преступления, предусмотренные статьей 228, 228.1. и 228.2. УК РФ, в УК РСФСР были предусмотрены ст. 224. Однако в Уголовном Кодексе редакция ст. 228, 228.1 и 228.2. отличается рядом новации. В первую очередь это касается формулирования квалифицирующих признаков преступных деяний, а также введения ответственности за незаконные действия с психотропными веществами.

Деяния, предусмотренные указанными статьями, посягают на законный порядок оборота наркотических средств и психотропных веществ и здоровье населения. Обязательства контролировать оборот наркотических средств и психотропных веществ и устанавливать ответственность за действия в сфере их незаконного оборота для Российской Федерации вытекают из участия в международных договорах по этим вопросам.

Незаконность всех перечисленных в ст. 228, 228.1. и 228.2 УК РФ, действий означает, что они совершены в нарушение установленного порядка законного оборота соответствующих средств или веществ, без получения разрешений на деятельность с ними.

Приобретением наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228) надлежит считать покупку, получение в обмен на другие товары и вещи, взаймы, в дар, в уплату долга, присвоение найденного, сбор дикорастущих конопли и мака или их частей, а также остатков неохраняемых посевов наркотикосодержащих растений после завершения их уборки и т. п.

Под хранением (ст. 228) следует понимать любые умышленные действия, связанные с нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного (при себе, в помещении, в тайнике и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.

Изучение судебной практики показывает, что при обнаружении у лица названных средств квалификация практически всегда происходит как по признаку хранения, так и приобретения (по-видимому, считается, что одно не может существовать без другого). Например, С. пыталась передать своему другу Б., находящемуся под арестом в отделении милиции, 0,02 грамма героина, спрятанного в военный билет последнего. Этот военный билет с героином С. взяла из дома Б. и перевезла в отделение милиции для передачи Б. Органы предварительного следствия действия С. оценили как незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, а также перевозку наркотических

средств. Однако представляется, что приобретения наркотических средств в данном случае не было.

Обратимся к п.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». Он гласит: «Приобретением наркотических средств или психотропных веществ надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества (...), остатков находящихся на неохраняемых полях посевов наркотикосодержащих растений после завершения их уборки и т.д.». Следовательно, при приобретении наркотических средств или психотропных веществ лицо получает возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Приобретение наркотических средств для личного потребления практически всегда связано и с их незаконным хранением, и здесь квалификация содеянного по обоим признакам обоснованна. Но такой жесткой связи указанных действий может не быть в случаях, когда наркотические средства приобретаются или хранятся в целях сбыта.

Необходимость четкого разграничения признаков приобретения и хранения наркотических средств диктуется и соображениями процессуального характера. Дело в том, что сам факт обнаружения у задержанного наркотических средств в крупном размере, которые находились у него без законных оснований, является вполне достаточным для предъявления обвинения в незаконном хранении наркотиков. В то же время органы предварительного следствия жестко связывают хранение наркотиков с их приобретением, хотя очень часто не имеют возможности установить обстоятельства такого приобретения. Поэтому в процессуальных документах пишется ставшая шаблонной фраза, что обвиняемый в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел такое-то количество наркотических средств. Подобная формулировка означает, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона которого не установлена. Между тем согласно УПК РФ в описательной части обвинительного заключения должна быть изложена сущность дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства. Эти же данные должны содержаться в приговоре. Без их установления едва ли можно считать обвинение доказанным, а приговор — обоснованным и законным. Неустановление признаков объективной стороны преступления и, следовательно, фактически непредъявление лицу обвинения в этой части существенно ограничивает его право на защиту. К тому же нередки случаи, когда задержанные по подозрению в приобретении наркотиков утверждают, что обнаруженные у них наркотики подброшены работниками милиции. Именно установление обстоятельств приобретения наркотических средств позволило бы опровергнуть такие утверждения. В настоящее время их истинность обычно проверяют путем допроса оперативных работников, проводивших задержание, которые, естественно, все дружно отрицают. Очевидно, такой способ проверки абсолютно неубедительным[25, с. 34].

Под изготовлением (ст. 228 УК РФ) следует понимать любые действия, в результате которых были получены готовые к потреблению наркотические средства или психотропные вещества.

Так, Президиум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 14 ноября 2003 г. разъяснил, что суд ошибочно квалифицировал действия лица как изготовление наркотических средств. Омским областным судом 8 декабря 2002 г. Чантиев осужден по чч.1, 4 ст.228 и другим статьям УК РФ. Преступления Чантиевым совершены при следующих обстоятельствах. Осенью 2001 г. в Омской области он для личных целей собрал листья и соцветия дикорастущей конопли, затем высушил и измельчил их кустарным способом, получив наркотическое средство — марихуану — общим весом 3760 г, которое хранил в трех пакетах в подполе своего дома.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении из судебных решений указания об осуждении Чантиева по ч.4 ст.228 УК РФ и прекращении в этой части дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

Президиум Верховного Суда РФ 14 ноября 2003 г. удовлетворил протест, указав следующее. По смыслу закона под незаконным изготовлением наркотических средств следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ, из числа включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

Как видно из материалов дела, в том числе из показаний Чантиева и заключения экспертов, проводивших судебно-химическую экспертизу, листья и соцветия конопли были измельчены руками путем просеивания через сито.

По словам Чантиева (это согласуется и с актом экспертизы), он не прилагал каких-либо усилий к изготовлению наркотика, поскольку растение высохло естественным путем, а просеивание листьев конопли через сито не повлияло на очистку полученного вещества от посторонних примесей и повышение концентрации наркотического средства.

При таких обстоятельствах следует признать, что в действиях Чантиева отсутствует состав незаконного изготовления наркотических средств.

В связи с изложенным приговор областного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Чантиева в части осуждения его по ч.4 ст.228 УК РФ отменены и дело в этой части прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, в остальном судебные решения оставлены без изменения[43. с. 17].

Приведем еще один пример из судебной практики, когда Судебная Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 18 октября 2003 г. отметила, что действия лица, разбавившего приобретенное им наркотическое средство, но не изменившего его химический состав, не могут рассматриваться как изготовление наркотического средства.

Центральным районным судом г. Красноярска 20 августа 2002 г. Сергеев осужден по ч. 1 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 228 и ч. 1 ст. 228 УК РФ. Он признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и в приготовлении к незаконному изготовлению наркотических средств в крупном размере. 4 июня 2002 г. Сергеев у не установленного следствием лица приобрел без цели сбыта опий в количестве 0,42 г и шприц с жидкостью для изготовления наркотического средства. Однако в этот же день Сергеев был задержан работниками милиции.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Президиум Красноярского краевого суда, рассмотрев дело по протесту прокурора, приговор оставил в силе. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Сергеева по ч. 1 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ с прекращением в этой части дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 октября 2003 г. протест удовлетворила, указав следующее.

За незаконное изготовление наркотических средств или психотропных веществ к уголовной ответственности может быть привлечено лицо, совершившее умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких наркотических средств или психотропных веществ, из числа включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, готовых к использованию и потреблению. Как установлено материалами дела, Сергеев приобрел в количестве 0,42 г опий — вещество, являющееся наркотическим средством, входящим в Перечень наркотических средств, готовых к потреблению. Данное обстоятельство подтверждено экспертом, проводившим судебно-химическую экспертизу. С его выводами суд согласился.

Следовательно, действия Сергеева были правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ и не требовали дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ за изготовление наркотического средства. Действия же, связанные с разбавлением приобретенного им наркотического средства, не повлекшим изменения его химического состава, следует рассматривать как способ его употребления.

При таких обстоятельствах Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Центрального районного суда г.Красноярска в отношении Сергеева в части осуждения его по ч. 1 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ отменен с прекращением дела в этой части за отсутствием состава преступления, в остальной части приговор оставлен без изменения. Сергеев считается осужденным по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Постановление президиума Красноярского краевого суда в отношении Сергеева отменено[45].

Переработка (ст. 228) и рафинирование (очистка от посторонних примесей) без соответствующего на то разрешения в целях повышения концентрации наркотика и его наркотического эффекта (психотропного вещества и его эффекта) являются самостоятельным преступлением. Не является переработкой измельчение маковой соломы, поскольку в данном случае не происходит превращения наркотического средства во что-либо иное для повышения концентрации наркотика.

Под перевозкой (ст. 228) следует понимать любые умышленные действия по перемещению наркотических средств или психотропных веществ, независимо от способа транспортировки и места хранения незаконно перемещаемых наркотических средств или психотропных веществ. Незаконное перемещение таких средств или веществ через государственную границу следует дополнительно квалифицировать по ч. 2 ст. 188 Уголовного Кодекса (контрабанда).

Повторим, что все перечисленные действия — незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка с 13 марта 2004 года влекут за собой уголовную ответственность в том случае, если они совершены в крупном или особо крупном размере без цели сбыта.

Под незаконным сбытом наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228.1) понимаются любые способы их распространения, как-то: продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы, введение инъекций другому лицу и т. п.

Об умысле на сбыт могут свидетельствовать как наличие соответствующей договоренности с потребителями, так и другие обстоятельства дела, например значительный объем наркотических средств или психотропных веществ, их приобретение лицом, которое само такие средства не употребляет, и т. п.

Так, Президиум Верховного Суда РФ в Постановлении от 1 августа 2001 г. разъяснил, что лицо было необоснованно признано виновным в сбыте наркотических средств.

Приведем пример из судебной практики. По приговору Бутырского районного суда г. Москвы 22 октября 1999 г. Гаранов, ранее несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 228 и ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ранее действовавшей редакции).

Он признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических средств в крупном размере без цели сбыта, а также в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта, в перевозке и сбыте наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно приговору Гаранов 1 марта 1999 г. в г. Долгопрудном купил у Ж. за 300 руб. один пакетик с героином в количестве 0,03 грамма (особо крупный размер) для личного потребления и второй с таким же количеством героина — для сбыта. В тот же день на пригородном поезде Гаранов приехал на ст. Лианозово, где сбыл один пакетик с героином О., а со вторым был задержан.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор изменила, исключила квалифицирующий признак — совершение деяния неоднократно (в настоящий момент такой квалифицирующий признак как неоднократность — утратил силу), в остальном оставила без изменения.

Президиум Московского городского суда протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ о переквалификации действий Гаранова с ч. 4 на ч. 1 ст. 228 УК РФ оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, внесенный по тем же основаниям, также оставила без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда РФ 1 августа 2001 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворил, указав следующее.

Суд первой инстанции, квалифицируя действия осужденного по ч. 4 ст. 228 УК РФ, сослался на показания свидетелей О., Ж. и другие материалы дела, из которых усматривается, что 1 марта 1999 г. О. дал согласие сотрудникам милиции изобличить своего знакомого Гаранова, занимавшегося, по его мнению, торговлей наркотическими средствами.

Для этого О., договорившись с Гарановым о встрече, обратился с просьбой приобрести для него за его деньги героин и передал ему 300 руб., на которые последний купил у Ж. два пакетика с героином по 0,03 грамма каждый. Один из них Гаранов оставил себе для личного потребления, а второй передал О. После этого оба они были задержаны.

Органами предварительного следствия О. от уголовной ответственности освобожден в связи с добровольной выдачей приобретенного героина и активным способствованием раскрытию преступления, совершенного Гарановым.

Суд правильно установил, что Гаранов приобрел героин, хранил, перевез и передал его О., в то же время ошибочно квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат. При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

По настоящему делу такие обстоятельства судом не установлены.

Как видно из материалов дела, О. привлек Гаранова в качестве посредника для приобретения себе наркотического средства в небольшом количестве, свидетельствующем о предназначении для личного потребления.

По договоренности с О. и совместно с ним Гаранов выполнил объективную сторону деяния, предусматривающего ответственность за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере: за деньги О. и по его просьбе купил героин и отдал ему. Умыслом Гаранова охватывалось оказание О. помощи в приобретении героина, а не его сбыт (распространение).

Применительно к положениям п. 2 ст. 33 УК РФ непосредственное участие Гаранова в незаконном приобретении О. героина является соисполнительством, и их действия, в случае привлечения О. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ, как предусмотрено ч. 2 ст. 34 УК РФ, должны были бы квалифицироваться по одной статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Это не было учтено судом при квалификации действий Гаранова по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, оставляя в силе судебные решения в отношении Гаранова, указала, что он выполнил все действия, присущие незаконному сбыту наркотического средства. О его умысле на сбыт приобретенного у Ж. героина, говорится в определении, свидетельствует предварительная договоренность с О. и то, что сбыт был возмездным, так как Таранов часть героина оставил себе.

Однако выводы Судебной коллегии не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Как установлено органами предварительного следствия и судом, Таранов не имел наркотического средства, которое мог бы продать (передать) О. при их первой встрече. Купленный за деньги О. героин принадлежал О., и это наркотическое средство он у Гаранова не «приобрел» в том смысле, который заложен законодателем в это понятие, а взял имущество как его владелец. Предварительная договоренность об оказании О. помощи в приобретении наркотического средства была у Гаранова не со сбытчиком, а с приобретателем героина, поэтому такая договоренность не может рассматриваться, как признак сбыта наркотического средства, и вознаграждение он получил за счет приобретателя героина, а не продавца.

Эти существенные обстоятельства, влияющие на правильную квалификацию действий Гаранова, надлежащей оценки в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ не получили.

Между тем данные обстоятельства объективно свидетельствуют о необоснованном осуждении Гаранова в качестве сбытчика наркотического средства.

В его действиях также нет признака незаконной перевозки наркотического средства. Поскольку он приобрел героин в небольшом

количестве и без цели сбыта, проезд его с этим наркотическим средством в электропоезде от г. Долгопрудного до ст. Лианозово по смыслу закона охватывается понятием — незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере во время поездки.

С учетом изложенного постановление президиума Московского городского суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Гаранова отменены.

Приговор Бутырского районного суда г. Москвы и определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда в отношении Гаранова изменены: его действия переквалифицированы с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ[45. с. 17].

Для квалификации действий виновного не имеет значения, предназначались ли наркотические средства или психотропные вещества для реализации на территории Российской Федерации либо других государств.

Под пересылкой (ст. 228.1) следует понимать незаконное перемещение наркотических средств или психотропных веществ в виде почтовых, багажных отправлений, а равно использование иного способа, при котором транспортировка происходит без участия отправителя.

Действия лица, сбывающего под видом наркотических средств или психотропных веществ какие-либо иные вещества с целью завладения деньгами или имуществом граждан, следует квалифицировать как мошенничество (ст. 159 Уголовного Кодекса). Покупатели в этих случаях несут ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств или психотропных веществ.

Действия, предусмотренные ст.ст. 228 и 228.1. УК РФ, считаются оконченными с момента их совершения. Так, приобретение окончено, когда соответствующие средства или вещества поступили во владение виновного,

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2001 г. «Лицо необоснованно признано виновным в сбыте наркотических средств» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 2, стр. 17

для изготовления моментом окончания будет получение готовых к употреблению средств или веществ, а для переработки — получение наркотика или психотропного средства повышенной концентрации. Сбыт соответствующих средств или веществ будет окончен, когда они будут переданы хотя бы одному потребителю.

В ч. 2 статьи 228.1 УК РФ предусмотрены квалифицированные виды незаконных производства, сбыта или пересылки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Так, квалифицированными видами преступления, предусмотренного ч. 1. ст. 228.1. являются эти деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору; в) в крупном размере, в) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста в отношении заведомо несовершеннолетнего.

Естественно, что совершение преступления группой лиц по предварительному сговору является более опасным видом преступления, поскольку оно выполняется объединенными усилиями нескольких лиц. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Термин «заранее» здесь следует понимать в том смысле, что соглашение между соучастниками о совершении незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ обязательно должно состояться до начала выполнения соответствующих действий: сбыта, пересылки и т. д. При этом совершение преступления по предварительному сговору группой лиц может рассматриваться как квалифицированный вид только в случаях, когда каждый из соучастников полностью или частично выполняет действия, указанные в ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. Если же в группе выделяются организаторы, пособники и подстрекатели, которые не принимают непосредственного участия в совершении приобретения, сбыта и т. п., а лишь

организуют эти действия либо подговаривают к ним, то содеянное оценивается по ст. 33 и ч. 2 ст. 228.1. УК РФ[39, с. 405].

Повторим, что крупный размер впервые установлен Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 года № 76.

Особо квалифицированными видами производства, сбыта и пересылки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, являются эти действия, совершенные а) организованной группой; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ организованной группой признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Устойчивость как характерный признак группы находит свое выражение в таких элементах, как высокая степень организованности, стабильность состава группы и ее организационной структуры, наличии своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности и их постоянством, в сплоченности соучастников.

Организованная группа может создаваться для совершения как одного, так и нескольких преступлений. В такой группе между соучастниками, как правило, существует распределение обязанностей (одни изготавливают соответствующие предметы, другие лица их перевозят, третьи сбывают), имеются продуманные планы, выделяются организаторы. При этом не имеет значения, знает ли лично лицо других соучастников, достаточно сознания того обстоятельства, что оно действует в составе организованной группы.

Совершение преступления с наркотическими средствами или психотропными веществами в особо крупном размере является новым признаком для уголовного законодательства.

С субъективной стороны, предусмотренные ст.ст. 228, 228.1., 228.2 УК РФ деяния, совершаются умышленно.

В отношении тех из них, которые предусмотрены ст. 228 и 228.1. УК РФ, возможен только прямой умысел: виновный осознает, что незаконно совершает деяния в отношении именно наркотических средств или психотропных веществ, названные в этих статьях, и желает их совершить.

Для квалификации деяний по ст. 228 УК РФ необходимо установить цель сбыта указанных средств или веществ. Умыслом виновного должны охватываться и квалифицирующие признаки, например особо крупный размер.

Нарушение правил, установленных в целях контроля за оборотом наркотических средств или психотропных веществ, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Совершение этого нарушения по неосторожности исключает ответственность по 228.2 УК.

Субъектом преступлений, ответственность за которые установлена ст. 228, 228.1. УК РФ, может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

За нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, а также культивирования растений, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, уголовную ответственность несут как должностные, так и иные лица, которые в силу порученной им работы обязаны соблюдать соответствующие правила. При наличии в действиях должностного лица, допустившего нарушение таких правил, признаков преступления по службе (злоупотребления, взяточничества и др.) содеянное следует дополнительно квалифицировать по соответствующей

статье Уголовного Кодекса, предусматривающей ответственность за преступление по службе.

Освобождение лица от уголовной ответственности на основании Примечания № 1 к ст. 228 УК возможно лишь при наличии совокупности следующих условий[30, с. 231]:

1) добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ представителям власти при наличии у виновного реальной возможности распорядиться ими иным образом;

2) активное способствование раскрытию или пресечению преступлений; изобличению лиц, их совершивших; обнаружению имущества, добытого преступным путем, по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ. При этом из второго условия достаточно наличия хотя бы одного из указанных признаков.

Закон не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности лица, хотя и не сдавшего наркотические средства или психотропные вещества в связи с отсутствием у него таковых, но активно способствовавшего раскрытию или пресечению преступлений, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Добровольной сдачей наркотических средств или психотропных веществ следует признать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска.

Следует отметить, что законодатель, описывая соответствующие условия освобождения, использует термин «освобождается», а не «может быть освобожден». Это означает, что, установив наличие указанных в примечании условий, судебно-следственные органы обязаны освободить лицо от уголовной ответственности.

В заключение Главы 1 настоящей дипломной работы сделаем следующие выводы.

История употребления человеком различных наркотических веществ насчитывает не одно тысячелетие. Границы между допустимым использованием наркотиков и злоупотреблением ими, а также роль медицинских и социальных факторов широко варьируются на разных уровнях культуры. Первая в истории Международная конвенция о наркотиках была разработана на Международной конференции по опиуму, проходившей в Гааге в 1911-1912 годах. Проблема ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами не теряет своей актуальности и в настоящее время.

Развитие системы контроля над оборотом наркотиков и усиление борьбы с их незаконным распространением происходило постепенно. Сфера контроля расширялась с принятием каждого нового международно-правового договора и изменениями в характере потребления наркотиков в разных зонах мира.

Российская Федерация участвует в международных Конвенциях, и в силу международных обязательств (хотя и со значительным опозданием) стала создавать свою правовую базу, регламентирующую оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации. Основу ее составляет принятый 8 января 1998 г. и вступивший в силу 15 апреля 1998 г. Федеральный закон N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации может осуществляться в очень ограниченных целях и при соблюдении определенных правил.

Главное положение, имеющее принципиальное значение, прежде всего, для уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, закреплено в статье 40 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», согласно которой в Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Однако уголовная ответственность за незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ не предусматривается, за такое потребление устанавливается административная ответственность. Поэтому в соответствии со ст.228 УК РФ уголовная ответственность за приобретение и хранение наркотических средств или психотропных веществ в целях собственного потребления (т.е. без цели сбыта) наступает только в случаях, если они составляют крупный размер. Предполагается, что личное их потребление не должно быть связано с крупными размерами. Вместе с тем, до недавнего времени, проблема заключалась в том, что ни в уголовном, ни в ином законодательстве вопрос о небольших, крупных и особо крупных размерах до 13 марта 2004 года, не был разрешен. До этого времени понятие крупного размера относительно рекомендации по определению крупного размера наркотических средств и психотропных веществ содержалось в заключениях Постоянного комитета по контролю наркотиков, который однако, вообще, не является государственным органом. Наконец, проблема юридического закрепления величины крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ стала решена после принятия Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» (с изменениями от 8 июля 2006 г., 4 июля 2007 г.)

В нашей стране существуют два вида ответственности за не законные действия, связанные с наркотическими и психотропными веществами: административная — за личное потребление не в крупных размерах, и уголовная ответственность, особенности которой установлены в ст. 228-233 Уголовного кодекса РФ.

Статья 228 УК РФ в системе уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, является базовой, однако до 13 марта 2004 года она имела очень сложную неудачную конструкцию, обусловленную стремлениемзаконодателя максимально индивидуализировать ответственность виновных лиц. Дифференциация ответственности за соответствующие действия осуществлялась на законодательном уровне в зависимости от субъективных (цель) и объективных (размер веществ) элементов состава преступления.

С 13 марта 2004 года законодатель, с целью упростить достаточно сложную конструкцию статьи 228 УК РФ, выделил преступления, ранее предусмотренные статьей 228 УК РФ в три самостоятельных состава преступлений, разграничил и закрепил их в ст.ст. 228, 228.1 и 228.2 УК РФ.

§ 2 Проблемы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Актуальность проблемы борьбы с, наркоманией не нуждается в доказательствах. Это тот случай, когда цифры можно и не приводить. С одной стороны, они чуть ли не каждодневно называются в средствах массовой информации. С другой стороны — эти данные приблизительны, как приблизительна и статистика преступлений, связанных с наркотическими средствами. Действительность еще хуже. В общем, как говорится, -«проблема века», к тому же устойчиво перешедшая из XX в XXI, да еще и «супертранснациональная».

Трудности и сложности решения этой проблемы приводят к выработке подходов, едва ли не взаимоисключающих друг друга.

Существуют различные типы (модели) стратегий противодействия незаконному обороту наркотиков (НОН), среди которых четко поляризуются две: либеральная и репрессивная. Теоретически и исторически они тяготеют к различным видам политического режима — демократическому и авторитарному, в особенности к таким их разновидностям, как либеральный и тоталитарный режимы.

Тоталитарный режим в качестве генерального средства в борьбе с преступностью, включая противодействие НОН, предпочитает уголовную репрессию, демократический — опирается на идею защиты прав человека. Иными словами, в первом случае пусть пострадает невинный, если это будет «способствовать общему благу» — снижению параметров преступности, во-втором — лучше оставить без наказания преступника, чем покарать невиновного.

Главным лозунгом либерализма выступает толерантное отношение к различным поведенческим девиациям, невзирая на их патологический характер, поскольку эти девиации есть выражение «прав человека».

Так, с позиций толерантности интерпретируется нидерландская политика в отношении немедицинского потребления наркотических средств. Как известно, Закон «О голландских генеральных прокурорах» 1976 г. определил следующие стандарты отказа от преследования в случае совершения нарушений, связанных с наркотиками: владение «мягкими» наркотиками до пяти граммов; использование небольшого количества «жестких» наркотиков лицом, не имеющим судимости; нерегулярная торговля наркотическими средствами[23. с. 213].

Это якобы «позволяет избежать значительных издержек, толерантно обращаться с лицами, использующими наркотики для собственных нужд и перевести проблему наркотиков в плоскость публично важного явления» (?!). Процитировав эти утверждения, российские ученые В.В. Бойцова и Л.В. Бойцова далее сообщают, что в результате подобной толерантной политики в Амстердаме наркотики получили меньшее распространение, чем, например, в таких европейских городах, как Мадрид, Франкфурт, Цюрих, и предлагают пристально изучить голландский опыт в Российской Федерации. «Отечественные политики не должны бояться трудных вопросов, разрабатывать и осуществлять прогрессивные проекты»[24. с. 166-167].

Представляется бесспорным, что подобная политика в любом случае не приведет к уменьшению числа лиц, употребляющих наркотики. Кроме того, наркоманы не перестают быть криминальным элементом голландского общества. Наркомания по-прежнему является серьезной проблемой для Нидерландов.

Голландия стала страной-производителем наркотиков. Многие голландцы (25-30 тыс.) занимаются выращиванием особого сорта марихуаны (по собственному ноу-хау), называемого nederweit, с повышенным содержанием ТНС — вещества, вызывающего эйфорию. Чистая годовая прибыль при сборе урожая с участка в 40 кв. метров составляет 60 тыс. долларов США. Другие специализируются на производстве экстази. Минимальный стартовый капитал, который при этом требуется, составляет 5000 долларов. Производство наркотических средств имеет свою инфраструктуру: имеется сеть магазинов, где можно приобрести семена, оборудование, получить консультации. По свидетельству таможенных и полицейских властей Великобритании, Франции и Бельгии, Нидерланды стали «наркотической столицей» Западной Европы не только по отношению к легализованным наркотикам, но и в плане распространения (реализации и транзита) таких наркотических средств, как героин и кокаин[37. с. 534].

Статистика преступности в Голландии отражает не реальный уровень распространения наркомании, а лишь ту информацию, которая проникает через барьер терпимого отношения к этой проблеме в данной стране. Однако и при такой «фильтрации» уровень преступлений, связанных с наркотиками, составляет в Голландии около 66 на 100 тыс. человек населения.

В Китае этот показатель приблизительно в 15 раз ниже. Китайская антинаркотическая политика основана на жестком противодействии НОН. В соответствии со ст. 347 Уголовного кодекса КНР контрабанда, торговля, перевозка, производство наркотиков при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет, пожизненным лишением свободы либо смертной казнью.

26 июня был приведен в исполнение смертный приговор четверым наркоторговцам — Лянь Юнминю, У Бину, Лю Хунвэю, Су Чувэню. Ранее суд установил, что эти четыре лица участвовали в организации транспортировки, хранения и продажи наркотиков в городах Чунцин, Шанхай и У си. Суд счел доказанными десятки эпизодов транспортировки и продажи нескольких десятков килограммов героина. Верховный народный суд также сообщил о прошедшей 23 июня казни еще одного наркоторговца, Цин Тэнцзюня, признанного виновным в производстве, перевозке и продаже 18 килограммов наркотика «лед» (метиламфетамина). По статистике Верховного народного суда, с января 2005 по май 2006 года в стране было рассмотрено свыше 45 тыс. уголовных дел, связанных с наркотиками. К различным срокам заключения было приговорено 53 205 преступников, в том числе 22 371 человек — к срокам заключения, превышающим пять лет, пожизненному заключению или высшей мере наказания[32].

Статья 349 УК КНР устанавливает ответственность за прикрытие и выгораживание преступников, занимавшихся контрабандой, торговлей, перевозкой, производством наркотиков, в том числе работниками по борьбе с наркопреступностью или других государственных органов, словом, за то, что в российской криминологии называется «крышеванием».

В целом уровень наркопреступности положительно коррелирует с либерализмом уголовно-правовой политики по отношению к наркомании. Поэтому в странах романо-германской правовой системы он наиболее высок и в сотни раз превышает соответствующий показатель по Китаю и по многим мусульманским странам. Правда, при этом следует уточнить, что жесткая карательная практика в отношении лиц, совершающих такие преступления, может быть причиной и более высокой регистрации соответствующих показателей в полицейской статистике.

Некоторые ученые-правоведы в нашей стране в качестве уголовно-правовой «панацеи» от наркомании предлагают (под предлогом усиления уголовно-правовой борьбы с этим злом) криминализировать потребление наркотических средств, а также психотропных веществ, оборот которых в России запрещен. Так, в одном из законопроектов, поступивших в Государственную Думу в 1999 году, предлагалось дополнить УК РФ ст. 233-2, устанавливающей ответственность именно за такие действия (санкция которой наряду с другими наказаниями предусматривает и лишение свободы на срок от одного до двух лет). Логика авторов инициативы (идеи эти обычно пробиваются представителями МВД) предельно проста и звучит примерно так: «Да, мы понимаем, что истинная опасность исходит не от потребителей этого страшного зелья, а от его производителей и продавцов. Но ведь, на последних, особенно на сбытчиков, можно выйти лишь через потребителей. Иного реального пути нет». Но как соразмеряется эта логика с реальной картиной деятельности правоохранительных органов (в первую очередь тех же органов внутренних дел) и судов по борьбе с наркотизмом и его преступными проявлениями? Обратимся к официальной статистике.

Согласно данным Главного информационного центра МВД РФ в 2007 году зарегистрирован 181 481 случай незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки, пересылки либо сбыта наркотических средств или психотропных веществ, в том числе с целью их сбыта или сбыт -31 800. Получается, что продавцы (сбытчики) составляют в этой массе лишь примерно 17,5%. То есть, чтобы изобличить одного наркодельца, необходимо привлечь к уголовной ответственности 5-6 больных наркоманов. Думается, что тут и намека нет на эффективность предлагаемых «решительных» мер, и вряд ли их авторы настолько наивны, что этого не осознают.

Еще более «уныло» выглядят те же показатели относительно осужденных за указанные преступления.

Так, по данным Верховного Суда РФ за незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта в крупных размерах (ч. 1 ст. 228 УК в ранее действовавшей редакции) в 2002 году осуждено 70 250 человек, а за незаконное приобретение или хранение этих предметов с целью сбыта (ч. 2 ст. 228 УК в ранее действовавшей редакции) — 2468 человек, т.е. чуть более 3,5% от числа первых (какая уж тут эффективность?). На самом деле эта мизерная цифра должна выглядеть еще «мизернее». Дело в том, что значительную часть осужденных по ч. 2 ст. 228 УК составляли лица, привлеченные к ответственности за перевозку наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта[47]. Правда, последние цифры нуждаются в корректировке в связи с тем, что они не охватывали число лиц, осужденных за те же деяния при отягчающих обстоятельствах по ч. 3 ст. 228 УК — совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере и по ч. 4 этой же статьи — как совершенные организованной группой либо в особо крупных размерах. Однако среди этих лиц достаточно велика «прослойка» осужденных за перевозку наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта, хотя и совершенных при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах.

В связи с этим введение уголовно-правовой нормы об ответственности за потребление наркотиков способно создать лишь видимость эффективности деятельности органов внутренних дел по борьбе с наркоманией. Благодаря такой норме они будут способны отчитаться именно таким количеством уголовных дел, какое им потребуется для доказательства эффективности своей деятельности. Концепция данного законопроекта «бьет» мимо основной цели — борьбы с наркобизнесом, с продавцами и поставщиками наркотической отравы. Кроме того, из публикаций в СМИ известно и то, что работники органов внутренних дел сами порой выполняют функции «крыши», легального прикрытия продавцов наркотических средств, и вряд ли не только «акулы» наркобизнеса, но даже и мелкие продавцы наркотиков, нередко «сдающие» наркоманов органам внутренних дел, станут выступать против введения такой уголовно-правовой нормы. Уж последние точно окажутся в выигрыше.

Иногда предложения о криминализации приобретения или хранения наркотиков без цели сбыта обосновываются ссылкой на то, что это будто бы соответствует положениям международно-правовых конвенций, и в первую очередь Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. Но так ли это? В ч. 2 ст. 3 Конвенции говорится, что «с учетом своих конституционных положений и основных принципов своей правовой системы каждая Сторона принимает такие меры, которые могут потребоваться для того, чтобы признать правонарушениями согласно своему законодательству, когда они совершаются преднамеренно, хранение, приобретение или культивирование любого наркотического средства или психотропного вещества для личного потребления...» Данное положение необходимо сопоставить с содержанием ч. 1 ст. 3 Конвенции, формулирующей состав уголовно наказуемого незаконного оборота наркотиков: «Каждая Сторона принимает такие меры, которые могут потребоваться, чтобы признать уголовными преступлениями согласно своему законодательству следующие действия, когда они совершаются преднамеренно:

(a) (i) производство, изготовление, экстрагирование, приготовление, предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажу, поставку на любых условиях, посредничество, переправку, транзитную переправку, транспортировку, импорт или экспорт любого наркотического средства или любого психотропного вещества в нарушение положений Конвенции 1961 года (Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года.), данной Конвенции или Конвенции 1971 года (Конвенции о психотропных веществах 1971 года.);...(ш) хранение или покупку любого наркотического средства или психотропного вещества для целей любого из видов деятельности, перечисленных выше в подпункте (i)».

Нетрудно заметить, что второе положение носит обязывающий для Сторон характер, а первое — всего лишь рекомендательный. Таким образом, международно-правовое значение (в части обсуждаемой проблемы) имеют лишь положения о приобретении и хранении наркотических средств и психотропных веществ (как разновидности их уголовно наказуемого оборота) только в целях сбыта. То есть Конвенция 1988 года устанавливает обязательный минимум деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, оставляя Сторонам право расширять такой перечень. Однако в случае такого расширения бланкетность соответствующей уголовно-правовой нормы теряет международно-правовой и приобретает чисто внутренний (внутригосударственный) характер. Последнее влечет за собой серьезные последствия правоприменительного плана. Любые положения отечественного уголовного законодательства, расширяющие перечень наказуемых деяний, установленный в международной конвенции, теряют свой «универсальный» характер в смысле универсального принципа действия уголовного закона в пространстве, и потому, например, иностранные граждане, если они совершат указанные деяния (не подпадающие под обязательный минимальный перечень соответствующей конвенции) не могут быть привлечены к уголовной ответственности, допустим, по УК РФ.

Более совершенной представляется позиция тех, кто считает, что и более справедливым и целесообразным было бы полное исключение уголовной ответственности за приобретение, изготовление, переработку, перевозку и хранение наркотических средств и психотропных веществ независимо от их размера, если они совершены в целях личного потребления этих наркотических средств и психотропных веществ.

Таковы стратегические параметры уголовно-правовой борьбы с наркотизмом. Немало вопросов возникает и в связи с применением норм УК за рассматриваемые деяния.

По данным Генпрокуратуры, более чем к 60% осужденных применено условное осуждение. В обзоре практики по делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, подготовленном Главным следственным управлением Генпрокуратуры, ГТК и ФСБ РФ и утвержденном заместителем Генерального прокурора такие приговоры названы «несправедливо мягкими», на которые прокуроры обязаны реагировать. Однако очевидно, что дело не в «мягкости» приговоров, а в том, что суды в этих случаях лишь устраняют несправедливость и неэффективность существующих оснований привлечения к уголовной ответственности за наиболее массовое проявление незаконного оборота наркотиков — их приобретение наркоманами «в крупных» (в понимании Постоянного комитета) размерах без цели сбыта.

Как было раскрыто выше, Пленум Верховного Суда в указанном постановлении по-иному подошел к решению вопроса о квалификации хранения наркотического средства или психотропного вещества и их перевозки. Он полагает, что не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства или психотропного вещества в небольшом количестве, предназначенного для личного употребления. Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки и об отграничении указанного состава от незаконного хранения наркотического средства или психотропного вещества во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств или психотропных веществ и всех других обстоятельств дела. И это правильно, поскольку здесь перевозка выступает условием, как приобретения, так и хранения наркотического средства или психотропного вещества. И в этом смысле ничто (по своей фактической природе) не меняется, если указанные средства или вещества приобретаются или перевозятся в крупном размере.

Таким образом, рассмотренные в настоящем разделе дипломной работы аспекты обсуждаемой проблемы требуют существенной корректировки и на правотворческом, и на правоприменительном уровне.

В заключение Главы 2 настоящей дипломной работы сделаем следующие выводы.

Ответственность за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет предусматриваются в части 1 статьи 229 Уголовного кодекса РФ.

Предметом данного преступления являются любые наркотические средства или психотропные вещества независимо от наличия на них розничной цены. Объективная сторона данного преступления выражается в хищении либо в вымогательстве.

В статье 230 УК РФ установлена уголовная ответственность за склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, которое наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ является, по существу, с одной стороны, специфическим видом подстрекательства к потреблению соответствующих предметов, а с другой -разновидностью распространения данных веществ. Поэтому с объективной стороны склонение может выражаться только в активных действиях. В законе не раскрывается содержание понятий «склонение» и «конкретные формы и способы его совершения».

В соответствии со статьей 231 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года, которая действует с 13 марта 2004 года посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества, -наказываются штрафом в размере до трех тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до двух лет. В соответствии с частью 1 статьи 232

УК РФ организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ — наказываются лишением свободы на срок до четырех лет. Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента совершения действий, описанных в диспозиции статьи. В соответствии со статьей 233 УК РФ незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Все перечисленные составы преступлений, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ имеют квалифицированные и особо квалифицированные признаки.

Во втором параграфе настоящей главы дипломной работы проанализированы проблемы, связанные с квалификацией рассматриваемых преступлений. Можно сделать вывод о том, что репрессивная стратегия противодействия НОН заметно выигрывает при сравнении с либеральной стратегией, однако она содержит ряд угрожающих тенденций. Первая из них заключается в стремлении ввести уголовную ответственность за потребление наркотических средств. Время от времени в России предлагается вернуться к советскому опыту борьбы с наркоманией, в концепции которого наркоман признавался преступником, а не больным человеком. Понятно, что это предложение неприемлемо, потому что оно создает более выгодные условия для безнаказанности организаторов наркобизнеса.

Вторая тенденция репрессивной стратегии проявляется в переносе центра тяжести в противодействии НОН с причин на следствия. Это неизбежно становится правилом, поскольку внимание прессы и властей

привлекают именно «успехи» в борьбе с наркобизнесом, а не работа по ограничению его социальной и производственной базы.

Третья угрожающая тенденция заключается в расширении круга «врагов» не только потребителей, но и близких родственников жертв наркомании. Репрессии должны так или иначе затронуть и их интересы.

Следовательно, ни либеральная, ни репрессивная стратегии не могут быть признаны той моделью противодействия НОН, которая способна обеспечить наибольшую эффективность антинаркотической политики в современных условиях. Современная оптимальная стратегия по существу представляет их симбиоз, объединяя идею толерантности (к жертвам наркомании и их близким родственникам) с идеей быстрого и строгого реагирования на преступную деятельность наркодельцов с целью ее пресечения.

Формирование толерантности к наркоманам должно выражаться исключительно в выражении сочувствия к ним по поводу того, что они оказались жертвами тяжкого недуга. Ни в коем случае нельзя акцентировать внимание на фатальности (неизлечимости) этого недуга. По отношению к родителям толерантное отношение предполагает противодействие тенденции нарастания депрессивных настроений и безразличия со стороны родителей к наркомании у детей. По материалам наших исследований такая тенденция является ярко выраженной. Динамика трансформации отношения родителей к очень острой проблеме наркомании собственных детей такова: энергичные меры, принимаемые на начальном этапе после обнаружения фактов потребления наркотических веществ, в дальнейшем сменяются апатией, стремлением забыть неприятную информацию, формированием позиции «я больше ничего не могу сделать». Если сюда приплюсовать высказывания наркологов о неизлечимости наркомании, то можно констатировать возникновение настроений (у наркоманов и их родителей), близких к отчаянию. У наркоманов это выражается в попытках суицида, у родителей — впоиске любых лечебных программ, которые дают надежду выздоровления их ребенку.

Что же касается пресечения деятельности наркодельцов, то здесь центральной представляется проблема противодействия коррупции сотрудников правоохранительных органов, которые, по существу, прикрывают деятельность наркодельцов. С утверждением «правоохранительные органы плохо борются с наркобизнесом потому, что они коррумпированы представителями накромафии» стабильно соглашаются не менее 65% респондентов. Это указывает на то, с чего необходимо начать решительную борьбу против наркобизнеса — с очищения рядов подразделений, специализирующихся на противодействии незаконному обороту наркотиков, от коррупционеров и предателей. В противном случае центр борьбы с наркобизнесом будет традиционно находиться в аудиториях, где проводятся очередные конференции, на страницах научных и научно-популярных изданий.


Заключение

История употребления человеком различных наркотических веществ насчитывает не одно тысячелетие. Границы между допустимым использованием наркотиков и злоупотреблением ими, а также роль медицинских и социальных факторов широко варьируются на разных уровнях культуры. Первая в истории Международная конвенция о наркотиках была разработана на Международной конференции по опиуму, проходившей в Гааге в 1911-1912 годах. Проблема ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами не теряет своей актуальности и в настоящее время.

Развитие системы контроля над оборотом наркотиков и усиление борьбы с их незаконным распространением происходило постепенно. Сфера контроля расширялась с принятием каждого нового международно-правового договора и изменениями в характере потребления наркотиков в разных зонах мира.

Российская Федерация участвует в международных Конвенциях, и в силу международных обязательств (хотя и со значительным опозданием) стала создавать свою правовую базу, регламентирующую оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации. Основу ее составляет принятый 8 января 1998 г. и вступивший в силу 15 апреля 1998 г. Федеральный закон N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Оборот наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации может осуществляться в очень ограниченных целях и при соблюдении определенных правил.

Главное положение, имеющее принципиальное значение, прежде всего, для уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, закреплено в статье 40 Федерального закона «О

наркотических средствах и психотропных веществах», согласно которой в Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Однако уголовная ответственность за незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ не предусматривается, за такое потребление устанавливается административная ответственность. Поэтому в соответствии со ст.228 УК РФ уголовная ответственность за приобретение и хранение наркотических средств или психотропных веществ в целях собственного потребления (т.е. без цели сбыта) наступает только в случаях, если они составляют крупный размер. Предполагается, что личное их потребление не должно быть связано с крупными размерами. Вместе с тем, до недавнего времени, проблема заключалась в том, что ни в уголовном, ни в ином законодательстве вопрос о небольших, крупных и особо крупных размерах до 13 марта 2004 года, не был разрешен. До этого времени понятие крупного размера относительно рекомендации по определению крупного размера наркотических средств и психотропных веществ содержалось в заключениях Постоянного комитета по контролю наркотиков, который однако, вообще, не является государственным органом. Наконец, проблема юридического закрепления величины крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ стала решена после принятия Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» (с изменениями от 8 июля 2006 г., 4 июля 2007 г.)

В нашей стране существуют два вида ответственности за не законные действия, связанные с наркотическими и психотропными веществами: административная — за личное потребление не в крупных размерах, и уголовная ответственность, особенности которой установлены в ст. 228-233 Уголовного кодекса РФ.

Статья 228 УК РФ в системе уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, является базовой, однако до 13 марта 2004 года она имела очень сложную неудачную конструкцию, обусловленную стремлением законодателя максимально индивидуализировать ответственность виновных лиц. Дифференциация ответственности за соответствующие действия осуществлялась на законодательном уровне в зависимости от субъективных (цель) и объективных (размер веществ) элементов состава преступления.

С 13 марта 2004 года законодатель, с целью упростить достаточно сложную конструкцию статьи 228 УК РФ, выделил преступления, ранее предусмотренные статьей 228 УК РФ в три самостоятельных состава преступлений, разграничил и закрепил их в ст.ст. 228, 228.1 и 228.2 УК РФ.

Ответственность за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет предусматриваются в части 1 статьи 229 Уголовного кодекса РФ.

Предметом данного преступления являются любые наркотические средства или психотропные вещества независимо от наличия на них розничной цены. Объективная сторона данного преступления выражается в хищении либо в вымогательстве.

В статье 230 УК РФ установлена уголовная ответственность за склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, которое наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ является, по существу, с одной стороны, специфическим видом подстрекательства к потреблению соответствующих предметов, а с другой -разновидностью распространения данных веществ. Поэтому с объективной стороны склонение может выражаться только в активных действиях. В законе не раскрывается содержание понятий «склонение» и «конкретные формы и способы его совершения».

В соответствии со статьей 231 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года, которая действует с 13 марта 2004 года посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества, -наказываются штрафом в размере до трех тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до двух лет. В соответствии с частью 1 статьи 232 УК РФ организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ — наказываются лишением свободы на срок до четырех лет. Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента совершения действий, описанных в диспозиции статьи. В соответствии со статьей 233 УК РФ незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Все перечисленные составы преступлений, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ имеют квалифицированные и особо квалифицированные признаки.

Репрессивная стратегия противодействия НОН заметно выигрывает при сравнении с либеральной стратегией, однако она содержит ряд угрожающих тенденций. Первая из них заключается в стремлении ввести уголовную ответственность за потребление наркотических средств. Время от времени в России предлагается вернуться к советскому опыту борьбы с наркоманией, в концепции которого наркоман признавался преступником, а не больным человеком. Понятно, что это предложение неприемлемо, потому что оно создает более выгодные условия для безнаказанности организаторов наркобизнеса.

Вторая тенденция репрессивной стратегии проявляется в переносе центра тяжести в противодействии НОН с причин на следствия. Это неизбежно становится правилом, поскольку внимание прессы и властей привлекают именно «успехи» в борьбе с наркобизнесом, а не работа по ограничению его социальной и производственной базы.

Третья угрожающая тенденция заключается в расширении круга «врагов» не только потребителей, но и близких родственников жертв наркомании. Репрессии должны так или иначе затронуть и их интересы.

Следовательно, ни либеральная, ни репрессивная стратегии не могут быть признаны той моделью противодействия НОН, которая способна обеспечить наибольшую эффективность антинаркотической политики в современных условиях. Современная оптимальная стратегия по существу представляет их симбиоз, объединяя идею толерантности (к жертвам наркомании и их близким родственникам) с идеей быстрого и строгого реагирования на преступную деятельность наркодельцов с целью ее пресечения.

Формирование толерантности к наркоманам должно выражаться исключительно в выражении сочувствия к ним по поводу того, что они оказались жертвами тяжкого недуга.

Что же касается пресечения деятельности наркодельцов, то здесь
центральной представляется проблема противодействия коррупции
сотрудников правоохранительных органов, которые, по существу,
прикрывают деятельность наркодельцов. С утверждением «правоохранительные органы плохо борются с наркобизнесом потому, что они коррумпированы представителями наркомафии» стабильно соглашаются не менее 65% респондентов. Это указывает на то, с чего необходимо начать решительную борьбу против наркобизнеса — с очищения рядов подразделений, специализирующихся на противодействии незаконному

обороту наркотиков, от коррупционеров и предателей. В противном случае центр борьбы с наркобизнесом будет традиционно находиться в аудиториях, где проводятся очередные конференции, на страницах научных и научно-популярных изданий.

В заключение настоящей дипломной работы, необходимо сделать общий вывод о том, что проблема наркомании — это «проблема века», к тому же устойчиво перешедшая из XX в XXI, да еще и «супертранснациональная», все это говорит о необходимости выработки и совершенствования не только национального законодательства, направленного на борьбу с наркоманией, но и сосредоточения общих усилий государств в борьбе с ней.


Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 20 декабря 1988 г.) [Текст]: Принята Конференцией ООН на ее 6-м пленарном заседании 19 декабря 1988 г.

2. Конвенция о психотропных веществах (Вена, 21 февраля 1971 г.) [Текст]: Текст Конвенции официально опубликован не был

3. Единая Конвенция о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г.) (с изм. и доп. от 25 марта 1972 г.)

4. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации от 7 января 2002 г. N 1 (часть I) ст. 1

6. Федеральный закон от 19 июля 2007 г. N 134-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О наркотических средствах и психотропных веществах“ и статью 17 Федерального закона „О лицензировании отдельных видов деятельности“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 30. Ст. 3748.

7. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ „О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации“ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 50. Ст. 4848.

8. Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ „О наркотических средствах и психотропных веществах“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 2, ст.219

9. Указ Президента РФ от 6 июня 2003 г. N 624 „Вопросы Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 23 ст. 2198

10.Указ Президента РФ от 5 июня 2003 г. N 613 „О правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 23 ст. 2197

11.Постановление Правительства РФ от 18 августа 2007 г. N527 „О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров“ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N35. Ст. 4310.

12.Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 „Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 7. Ст. 787.

13.Постановление Правительства РФ от 3 сентября 2004 г. N454 „О запрещении культивирования на территории Российской Федерации растений, содержащих наркотические вещества“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 37. Ст. 3734.

14.Постановление Правительства РФ от 21 июня 2002 г. N 454 „О лицензировании деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации от 1 июля 2002 г., N 26, ст. 2597

15.Постановление Правительства РФ от 14 июня 2002 г. N 423 „Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по культивированию растений, используемых для производства

наркотических средств и психотропных веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации от 24 июня 2002 г., N 25, ст. 2455

16.Постановление Правительства РФ от 29 апреля 2002 г. N 284 „Об утверждении Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N18. Ст. 1771.

17.Постановление Правительства РФ от 31 июля 1998 г. N 864 „Об установлении государственных квот, в пределах которых осуществляются производство, хранение и ввоз (вывоз) наркотических средств и психотропных веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 32. Ст. 3909.

18.Постановление Правительства РФ от 16 марта 1996 г. N 278 „О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 13. Ст. 1350.

19.Постановление Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 930 „Об
утверждении номенклатуры наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, на которые распространяется порядок ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 1996 г. N 278, а также квот на ввоз (вывоз) наркотических средств“ [Текст]: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 34. Ст. 4122.

20.Положение о Постоянном комитете по контролю наркотиков (утв. Минздравом РФ 25 декабря 1992 г.) [Текст]: Текст положения официально опубликован не был

21.Приказ Минздрава РФ от 5 октября 1998 г. N 289 „Об аналитической диагностике наркотических средств, психотропных и других

токсических веществ в организме человека“ [Текст]: текст приказа официально опубликован не был

22.Приказ Минздрава РФ „О мерах по улучшению учета, хранения, выписывания и использования наркотических средств и психотропных веществ“ № 330 от 12 ноября 1997 г. [Текст]: „Здравоохранение“. — 1998. — N 3.

Монографии, учебники и учебные пособия

23.Бланкенбург, Э.Р. Голландская правовая культура // Правовая система

Нидерландов [Текст]: монография / Э.Р. Бланкенбург — М.: Издательство „Зерцало“, 2004. С. 213.

24.Бойцова, В.В., Бойцова Л.В. Общая характеристика правовой системы

Нидерландов // Правовая система Нидерландов [Текст]: монография/ В.В. Бойцова — М.: „Зерцало“, 1998.С. 166-167.

25.Васецов, А. Факт приобретения наркотиков надо доказывать//[Текст]: статья/ А. Васецов — Российская юстиция: 1999. N 6. — С. 34.

26.Гаврилин, Н.Г. Шурухнов. Криминалистика: методика расследования

отдельных видов преступлений[Текст]: Курс лекций/ Н.Г. Шурухнова — М.: Книжный мир. 2004)

27.Комментарий к УК РФ / А.В. Наумова, М.: Фонд «Правовая

культура»

28. Комиссаров, B.C. Ответственность за незаконный оборот

наркотических средств и психотропных веществ по Уголовному

кодексу РФ [Текст]: статья/ B.C. Комиссаров — Законодательство. 2003. № 10, 11

29.Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных

правонарушениях [Текст]: — Юристъ, 2002. С. 154. 30.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий [Текст]: В.М. Лебедев. -М.: Юрайт-М, 2001.-С. 231.

31.Комментарий к УК РФ [Текст]: А.В. Наумов, Фонд Правовая культура, 2007.

32.Китай усиливает борьбу с наркобизнесом [Текст]: ChinaPRO

33.Международное право[Текст]: Учебник/. Ю.М. Колосов — М 43 Э.С. Кривчикова. — М.: Междунар. отношения, 2000. — С. 432 34.Мирошниченко, Н.А., Музыка, А.А. Уголовно-правовая борьба с

наркоманией[Текст]: учебник /- Н.А. Мирошниченко,, А.А. Музыка, — Киев-Одесса, 1988. — С. 113

35.Наумов, А. Ответственность за незаконный оборот наркотиков.

Вопросы правотворчества и правоприменения [Текст]: статья/ А. Наумов — Российская юстиция. 2000. N 7. С.29.

З6. Назарук, М. Ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ [Текст]: научная статья/ М. Мазарук — Российская юстиция. 2003. № 5.

37.0б итогах голландского эксперимента по легализации некоторых

наркотиков // Борьба с преступностью за рубежом: По материалам

зарубежной печати; Информационный бюллетень. — М.: ВИНИТИ РАН,

2000. — N 7. — С. 3-13.Уголовное право. Особенная часть /[Текст]:.

Д. Гаухмана. — М.: Юриспруденция. 1999. С. 534.

38.Уголовное право РФ Часть общая. Часть особенная [Текст]: / Д. Гаухман

-., М.: Юриспруденция. 1999. С. 581.

39.Уголовное право. Особенная часть [Текст]: А.И. Рарог., — М.: 2006. С.405.

40. У головное право России. Часть Особенная [Текст]: учебник/. Л.Л. Кругликова. — М, 1999. — С. 492.

41.Уголовное право РФ [Текст]: учебник/. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. — М.: Инфра-Норма М., 1998. — С. 299.

Материалы судебной практики

42.Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации „О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“ от 27 мая 1998 г. [Текст]: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1998. — N 7.

43.Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2003 г. „Суд ошибочно квалифицировал действия лица как изготовление наркотических средств“ (извлечение) [Текст]: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 3, стр. 17

44.Определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 217-0 „Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части первой статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации“ [Текст]: „Вестник Конституционного Суда Российской Федерации“. 2003. N 5.

45.Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2003 г. „Действия лица, разбавившего приобретенное им наркотическое средство, но не изменившего его химический состав, не могут рассматриваться как изготовление наркотического средства“ (извлечение) [Текст]: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2003 г., N 5

46.Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2001 г. „Лицо необоснованно признано виновным в сбыте наркотических средств“ (извлечение) [Текст]: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 2, стр. 17

47.Обзор практики Верховного Суда РФ за 1998 год [Текст]: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву