Реферат: Субъект преступления в системе уголовного права Республики Казахстан

Содержание

Введение

1. Теоретические основы понятия субъекта преступления

1.1 Понятие субъекта преступления в системе уголовного права

1.2 Общее понятие о признаках субъекта преступления

2. Анализ нормативно-правовых признаков субъекта преступления

2.1 Вменяемость как признак субъекта преступления

2.2 Возрастные критерии субъекта преступления

2.3 Ограниченная вменяемость

2.4 Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

2.5 Специальный субъект преступления

3. Перспективы совершенствования законодательной базы, регулирующей уголовную правоспособность человека

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Каждое преступление это акт общественно опасного поведения людей. Поэтому требование уголовного закона не совершать преступления во всех случаях обращено лишь к человеку. Следовательно, лишь человек, совершивший общественно опасное действие (бездействие), может быть признан субъектом преступления.

Уголовное право уделяет большое внимание исследованию вопроса о субъекте преступления, так как общественная опасность любого преступления в значительной мере определяется опасностью самого преступника.

В науке уголовного права понятие субъекта преступления существует в двух смысловых значениях: в общем, широком смысле слова и в узком, специальном смысле слова. В широком смысле – это есть лицо, совершившее преступление. В узком смысле субъект преступления – это лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленного или неосторожного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. В этом смысле слова данная категория отвечает на вопрос: кто может нести уголовную ответственность в случае совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Поэтому установление признаков, характеризующих субъекта преступления является необходимым для установления состава преступления.

Таким образом, уголовно правовая категория «субъект преступления» выполняет функцию одного из оснований уголовной ответственности.

В своей дипломной работе я попытаюсь раскрыть понятие субъекта преступления, через рассмотрение его признаков, изучить различные точки зрения, высказанные практиками и теоретиками уголовного права по данному вопросу. А также попытаюсь найти спорные моменты, и проблемы законодательства. Но всё же главной целью моей работы стоит более полное и всестороннее изучение данной темы, поскольку субъект преступления всегда остаётся индивидуальностью, как человек, гражданин, личность.

Общественно опасное деяние может совершить только человек. Однако для привлечения конкретного человека к уголовной ответственности необходимо наличие у него ряда признаков, характеризующих его как субъекта преступления: вменяемости, достижения определённого возраста, а в установленных законодателем случаях — признаков специального субъекта.

В работе предпринята попытка наиболее полно и, в то же время, лаконично раскрыть указанные признаки. Особое место в работе занимает глава, посвященная личности преступника, так как, по моему мнению, данная тема является наиболее актуальной для современной науки уголовного права, и она выходит за рамки криминологии, социологии и других наук, а также как было выше указано – является неотъемлемой частью индивидуализации наказания.

В ходе написания работы выявлены некоторые пробелы законодательства, а также предложено несколько (на мой взгляд) наиболее удачных вариантов усовершенствования уголовного закона.

Цель работы – изучение понятие субъекта преступления и его признаков.

Исходя из цели, определены следующие задачи:

— Изучить теоретические основы понятия субъекта преступления

— Рассмотреть понятие субъекта преступления в системе уголовного права

— Проанализировать общее понятие о признаках субъекта преступления

— Сделать анализ нормативно-правовых признаков субъекта преступления

— Изучить вменяемость как признак субъекта преступления

— Возрастные критерии субъекта преступления

— Рассмотреть понятие «ограниченная вменяемость»

— Изучить ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

— Рассмотреть и проанализировать юридическую сущность специального субъекта преступления


1. Теоретические основы понятия субъекта преступления

1.1 Понятие субъекта преступления в системе уголовного права

Субъект преступления — это лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную ответственность.

Установление в каждом конкретном случае особенностей субъекта преступления, его специфических свойств играет весьма важную роль в вопросах квалификации преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом.

Субъектом преступления может быть человек, совершивший умышленно или неосторожно общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, если он достиг установим того законом возраста, вменяем, а в отдельных случаях обладает некоторыми специальными признаками, указанными в соответствующей норме.

Исходя из изложенного, к основным признакам субъекта преступления относятся:

— физическое лицо.

— вменяемость.

— достижение определенного законом возраста.[1, 15]

Эти наиболее существенные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления.

В качестве одного из признаков общего субъекта преступления ст. 14 УК РК называет физическое лицо. Это означает, что субъектом преступления может быть только человек. Физическими лицами, о которых говорится в ч. 1 ст. 14 УК РК, являются граждане Республики Казахстан, лица без гражданства и иностранные граждане. Это вытекает из содержания статей 6 и 7 УК РК.

Уголовное право, рассматривая преступление как социальное явление, субъектом преступления признает только человека, обладающего разумом и относительной свободой воли. Это соответствует задачам уголовного законодательства, его принципам, понятию преступления и целям наказания.

Люди, совершая различные проступки, в том числе и преступления, могут объединять свои усилия и принимать коллективные решения. Однако уголовная ответственность всегда строго персональная.

Таким образом, если спущенная с цепи собака покусала человека; то может возникнуть вопрос о гражданско-правовой или административной ответственности не собаки, а хозяина собаки. При наличии же злого умысла со стороны хозяина, который специально отпустил собаку, чтобы она покусала человека, встает вопрос об уголовной ответственности хозяина за умышленное причинение вреда здоровью. Собака не может быть признана субъектом преступления.

Исходя из положений закона, не являются субъектами преступления организации, учреждения, предприятия и другие юридические лица. В случаях существенного нарушения на ка ком-либо предприятии правил охраны труда, повлекшего причинение вреда здоровью человека, к ответственности будет привлечено не предприятие, а должностное лицо, ответственное за соблюдение этих правил (ст. 152 УК РК «Нарушение правил охраны труда»).

Однако вопрос о введении уголовной ответственности юридических лиц неоднократно поднимался в теории уголовного права.

«Актуальным в науке уголовного права и среди юридической общественности стал вопрос об уголовной ответственности юридических лиц, — отмечает И. Ш. Борчашвили. [2, 35]

Актуальность этой проблемы еще более возросла, на мой взгляд, в связи с выступлением Президента Н. А. Назарбаева на совещании но вопросам правопорядка и соблюдения законности, которое проходило 10 сентября 2003 года в г. Астане. Есть как сторонники, так и противники введения уголовной ответственности юридических лиц. Причем, среди ученых в масштабе Республики значительно преобладают противники установления уголовной ответственности. На мой взгляд, на фоне экономического подъема, роста числа юридических лиц различных форм собственности и повышения их роли в общественной жизни возникла необходимость более жесткой регламентации и контроля над их деятельностью».

В действительности складывающаяся ситуация в Казахстане (создание различных малых частных предприятий, товариществ с ограниченной ответственностью и других коммерческих структур, когда многие из них более заинтересованы в получении сиюминутной прибыли, чем в вопросах защиты окружающей среды) делает целесообразным установление уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления.

П.Ф. Повелицина предлагает установление уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления, совершаемые умышленно или по неосторожности, если это повлекло тяжкие последствия для жизни, здоровья населения, значительный экономический или экологический вред, а также искажение статистической отчетности о видах и характере загрязнения окружающей среды или использования природных ресурсов. [3, 55]

В качестве одной из мер уголовной ответственности юридических лиц за экологическое преступление, по мнению П. Ф. Повелициной, должны быть приостановка или полное прекращение экологически вредных производств и высокие денежные штрафы.

Существуют и несколько иные мнения по данному вопросу. Например, А.М. Плешаков не соглашается с этой точкой зрения по следующим причинам. Во-первых, при таком предполагаемом законодательном установлении возникает много трудноразрешимых вопросов. [4, 79]

Каким образом соотносится индивидуальная вина с виной юридического лица? Что такое вообще умысел или неосторожность в действиях юридического лица? Совпадают ли признаки объективной стороны преступления в действиях физического или юридического лица?

Во-вторых, предпринята не совсем удачная попытка совместить несовместимые идеи, лежащие в основе отечественного уголовного права, и англо-американского законодательства. Идеи, надо сказать, принципиально противоположные по отношению ко многим уголовно-правовым категориям: вине, ответственности, преступлению, субъекту преступного деяния и т. п.

В принципе для того, чтобы установить в законодательстве уголовную ответственность юридических лиц (а это вполне возможно), необходимо полностью пересмотреть концепцию современного отечественного уголовного права и, в частности, общее учение о преступлении, соучастии, принципах субъективного вменения и т. п.

Представляется, что в ином случае эта правовая идея просто «не впишется» в существующую юридическую материю.

Противоположную позицию по отношению к введению уго ловной ответственности юридических лиц занимает и Е.И. Каиржанов.

«Уголовное право построено на ряде принципов. Среди них принцип ответственности физического чипа, вменяемости (психического состояния, здоровья) и персональной, сугубо индивидуальной ответственности за то или иное индивидуальное человеческое поведение. Не только этим, но и другим принципам уголовной ответственности не в силах ответить на предложение об уголовной ответственности юридических лиц. Вот почему такие предложения не имеют под собой ни фактических, ни юридических оснований». [5, 132]

Сторонники уголовной ответственности юридических лиц считают, что при законодательном оформлении уголовной ответственности юридических лиц необходимо учитывать, что преступления, совершаемые ими, имеют свои особенности.

Общим основанием привлечения юридических лиц к уголовной ответственности должно являться совершение преступления, предусмотренного законом. В уголовном законодательстве должно быть оговорено, в каких случаях юридическое лицо может быть субъектом преступления. В этой связи представляется, что в УК РК необходимо ввести норму, предусматривающую ответственность юридических лиц и изложить ее в следующей редакции: В случаях, когда физическое лицо совершает преступное деяние умышленно или по неосторожности в интересах и в целях юридического лица, при этом лица, являющиеся членами юридического лица, об этом осведомлены и мер по предотвращению данного деяния не предприняли, уголовную ответственность несут юридические лица. Данную норму можно расположить в ст. 14 УК РК, как ее третью часть.

В обязательном порядке следует в законе указать и перечень преступлений, за которые могут нести ответственность юридические лица. [6, 33]

Ответственность юридических лиц должна возникать только при условии существования причинной связи между причиненным вредом и противоправным поведением физического лица, представляющего интересы юридического лица.

Противоправное поведение юридических лиц выражается, по нашему мнению, в противоправных деяниях его членов или лиц, выполняющих различные работы в интересах и целях юридического лица. Следовательно, вина юридических лиц может быть понята лишь как вина их правоспособных представителей, спорые могут действовать как умышленно, так и по неосторожности.

Однако решение в уголовном законодательстве вопроса об ответственности юридических лиц остается пока не решенным и дискуссия по этой проблеме в науке уголовного права не снята с повестки дня.

Субъектом преступления по уголовному праву признается вменяемое физическое лицо, достигшее ко времени совершения преступления установленного в уголовном законе возраста.

Субъект преступления – это не абстрактное юридическое понятие, которое существует вне времени и пространства. Субъект преступления – это человек, живущий и совершающий преступные действия в обществе других людей.

Понятие субъекта преступления отвечает на вопрос: кто может нести уголовную ответственность в случае совершения преступления, предусмотренного уголовным законом.

В уголовном законодательстве Республики Казахстан под субъектом преступления признаётся вменяемое физическое лицо, достигшее ко времени совершения преступления установленного в уголовном законе возраста. Это определение прямо устанавливается статьёй 14 уголовного Кодекса Республики Казахстан (далее УК РК).

Наука уголовного права даёт более расширенное понятие субъекта преступления, определяя его как «Физическое лицо, совершившее преступление и наделённое признаками, предусмотренными уголовным законом». Этими признаками являются:

а) основные и обязательные (возраст и вменяемость)

б) специальные (должностное положение, профессия и др.)

Если обязательные признаки присущи любому физическому лицу, и наличие их является обязательным для субъекта преступления, то специальные признаки существуют только в тех составах преступления, когда их наличие имеет юридическое значение для квалификации преступления.

В уголовном праве субъект преступления выполняет функцию одного из оснований уголовной ответственности, так как является обязательным элементом состава преступления.

Для континентальной системы права понимание субъекта преступления как физического лица является традиционным. Тем самым во многих странах не допускается признание в качестве субъектов преступления юридических лиц. В случае нарушения, на каком либо предприятии производственного процесса, либо несоблюдения правил охраны природы, в результате чего произошла авария экологического характера, то за причинённый вред отвечает физическое лицо, если оно виновато в причинении такого вреда.

Установление уголовной ответственности для юридических лиц противоречило бы принципам уголовного права и, прежде всего – принципу индивидуализации наказания, за совершённое преступление. В отношении юридических лиц немыслимы многие институты права – например судимость, и, не говоря уже о вине (ее психологическом аспекте).

Признаки субъекта преступления раскрываются в статье 14 УК РК. Часть первая ст. 14 УК РК гласит: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом». Согласно части первой статьи 15 УК РК уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

И лишь за некоторые преступления, точно указанные в законе, уголовная ответственность предусмотрена с четырнадцатилетнего возраста.

Уголовная ответственность малолетних в возрасте до 14 лет за совершение деяний, содержащих признаки преступления, полностью исключается. К ним по представлению органа внутренних дел, при наличии заключения комиссии по делам несовершеннолетних, определением суда могут быть применены принудительные меры воспитательного характера в виде направления в специальные учебно-воспитательные учреждения с особыми условиями воспитания (в специальные общеобразовательные школы для правонарушителей в возрасте от 11 до 14 лет).

В части второй ст. 14 УК РК законодательно сформулирован один из важных принципов уголовного права — принцип равенства граждан перед законом: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом, независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, места жительства или любых иных обстоятельств». Этот принцип является также конституционным, так как основан на статье 14 Конституции РК.

Субъектом преступления может быть только физическое лицо, т. е. человек. Физическими лицами являются граждане Республики Казахстан, лица без гражданства и иностранные граждане, что вытекает из содержания статей 6 и 7 УК РК. Признание субъектами преступления только физических лиц означает, что субъектами преступления не могут стать юридические лица, т.е. учреждения, предприятия, организации, партии, общественные объединения.

Одним из необходимых признаков субъекта преступления является вменяемость физического лица, совершившего преступление.

Вменяемость — это способность лица во время совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Вменяемость является необходимым условием привлечения лица к уголовной ответственности и его наказания.

Нормы уголовного закона всегда обращены к лицам, обладающим нормальными психическими способностями, которые в состоянии правильно ориентироваться в окружающей обстановке, понимать значимость своего поведения и руководить своими действиями (бездействием).

Лица, не обладающие такой способностью, не могут осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими вследствие болезненного состояния психики и поэтому признаются невменяемыми и не подлежат уголовной ответственности (ст. 16 УК РК).

Закон устанавливает два признака (критерия) невменяемости: медицинский (биологический) и юридический (психологический).

Для признания лица невменяемым необходима совокупность медицинского и юридического критериев. Наличие только медицинского или только юридического критерия не дает основания для признания лица невменяемым.

Согласно ст.16 УК РК юридический (психологический) критерий включает в себя два признака: интеллектуальный и волевой.

Интеллектуальный признак выражен в законе словами: «Лицо… не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)». Интеллектуальный признак невменяемости отражает расстройство сознания, вызванного психическим заболеванием.

Невозможность осознавать фактический характер своего действия или бездействия означает отсутствие у лица понимания фактической стороны совершенного им деяния, непонимания того, что оно делает, непонимания им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. Например, страдающая психическим заболеванием мать душит своего ребенка, думая, что ласкает его.

Волевой признак юридического критерия состоит в неспособности лица руководить своими действиями (бездействием). Волевая деятельность человека тесно связана с его сознанием. При глубоком нарушении сознания, когда лицо не осознает значения своих действий (бездействия), одновременно нарушается и волевая деятельность — оно не может руководить ими.

Вменяемость и достижение физическим лицом возраста, установленного уголовным законом, являются общими юридическими признаками субъекта преступления, они обязательны для всех составов преступлений и отсутствие одного из них означает отсутствие в деянии состава преступления.

1.2 Общее понятие о признаках субъекта преступления

Каждое преступление — это акт общественно опасного поведения людей. Поэтому уголовный закон свои требования — не совершать преступных деяний — во всех без исключения случаях обращает лишь к человеку. Следовательно, только человек, совершивший общественно опасное действие (бездействие), может быть признан субъектом преступления.

Понятие субъекта преступления отвечает на вопрос: кто может нести уголовную ответственность в случае совершения преступления, предусмотренного уголовным законом. [7, 10]

Уголовное право уделяет большое внимание исследованию вопроса о субъекте преступления, ибо общественная опасность любого преступления, наряду с другими обстоятельствами (способ, последствия, форма вины), в значительной мере определяется и опасностью самого преступника.

Теория уголовного права субъектом любого преступления считает физическое лицо, которое виновно в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и которое подлежит за данное деяние уголовной ответственности. К этому следует добавить, что субъектом всякого преступления может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее определенного возраста, установленного уголовным законом.

Однако судебным хроникам средних веков известны многочисленные судебные процессы не только над человеком, но и над животными, предметами и вещами.

Так, были судебные процессы быков, поранивших человека; свиней, загрызших детей; саранчи, уничтожившей посевы; гусениц, повредивших плодовые деревья, и т. д. В 1474 г оду в Базеле к смертной казни путем сожжения был приговорен петух, обвинявшийся в том, что якобы снес яйцо, — это служило доказательством его связи с ^нечистой силой». [8, 90]

В России в 1593 году был осужден за государственное преступление церковный колокол, в который ударили при восстании народа в городе Угличе. «Мятежный» колокол был наказан кнутом и сослан в Сибирь в г. Тобольск. Во Франции последний процесс против крыс и мышей, повредивших хлебные поля, состоялся в 1710 году, Привлечение к уголовной ответственности животных и вещей нельзя объяснить только заблуждением. [9, 44]

Это было связано с общим представлением феодальной эпохи об уголовной ответственности, которая мыслилась как ответственность за всякие опасные и вредные действия. Такие действия могли совершаться и людьми, и животными, такая опасность могла исходить от тех или иных предметов. Тем самым, создавалась возможность распространять понятие об уголовной ответственности не только на людей, но и животных и даже на вещи.

Историческая тенденция, обнаруживающаяся в данной области, состоит в постепенном ограничении области субъектов преступления, мало-помалу подобными субъектами перестают быть сверхъестественные существа, животные, растения, неодушевленные предметы (с падением анимизма, фетишизма, тотемизма и вообще антропоморфизма), и в настоящее время субъектами преступлений могут быть «вменяемые», то есть знающие причинную связь определенного поступка и его следствий, а равным образом отношение к нему соответствующих должных норм поведения. [11, 41]

Тем самым во многих странах не допускается признание субъектами преступления юридических лиц.

По уголовному законодательству Республики Казахстан юридические лица, животные, силы природы не могут являться субъектами преступления. В случае нарушения на каком-либо предприятии, например, правил охраны труда, к ответственности привлекаются виновные в несоблюдении этих правил физические лица, а не предприятие. Если вред нанесен силами природы, то за него также отвечает физическое лицо, если оно виновно в допущении такого вреда. Установление уголовной ответственности юридических лиц противоречило бы принципам уголовного права и, прежде всего одному из основных принципов, на котором оно базируется — принципу индивидуальной, персональной или личной ответственности человека за совершение общественно опасного деяния.

В отношении их немыслимо и осуществление целей уголовного наказания. В частности, цели исправления осужденного,

«Субъект преступления — это не абстрактное юридическое понятие, которое существует вне времени и пространства. Субъект преступления — это человек, живущий и совершивший преступные действия в обществе других людей». [12, 40]

Его действие «… существенно отражается на положении виновного лица, вызывает ограничение одних его прав и лишение других, обуславливая, таким образом, для него новое положение в обществе в качестве субъекта преступления». [13, 90]

Субъектом преступления может быть не всякий человек, а человек, обладающий определенными признаками (вменяемость, возраст).

Вменяемость есть одно из неотъемлемых свойств человека, без которого он не может быть признан субъектом преступления при совершении общественно опасного деяния. В этом смысле вменяемость есть правовое понятие, характеризующее субъекта преступления.

Вменяемость предполагает, прежде всего, способность сознавать совершаемое, понимать «свойство» и «значение» своих действий и предвидеть их последствия. Способность осознавать свое поведение психически полноценным человеком одновременно сопровождается и способностью управлять своими действиями. [14, 70]

В соответствии с этим можно сказать, что вменяемым является человек, «который во время совершения общественно опасного действия (преступления) мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими».

Вменяемым может быть признан не только психически здоровый человек, но и человек, страдающий тем или иным психическим расстройством, но не такой степени и характера, которые необходимы для признания его невменяемым.

Следовательно, вменяемость, с точки зрения медицинских критериев, представляет собой широкое понятие, охватывающее не только нормальное состояние психики человека в момент совершения им преступления, но и психические заболевания, не устраняющие способности сознавать свои действия и руководить ими.

Как правовое понятие вменяемость тесно соприкасается с виной, в силу того, что оба эти понятия непосредственно связаны с решением вопроса об уголовной ответственности человека за совершение им общественно опасных деяний. Наряду с вменяемостью другим неотъемлемым свойством человека, без которого он не может быть субъектом преступления по уголовному праву, является его возраст. Достижение определенного возраста, как и наличие вменяемости, является необходимым условием или предпосылкой, без которых не может быть решен вопрос об ответственности человека за общественно опасное деяние. В этом смысле возраст, аналогично вменяемости, — одно из обязательных условий признания человека виновным и ответственным за содеянное. Только человек, совершивший общественно опасное деяние при достижении предусмотренного законом возраста, может быть признан виновным в каждом конкретном случае.

Под возрастом следует понимать определенное психофизическое свойство или качество человека. Человек в различные периоды своего возраста от рождения до глубокой старости, в силу особенностей протекающих у него физических и психических процессов неодинаково относится к окружающей действительности.

Каждый психически нормальный человек только с достижением определенного возраста приобретает жизненный опыт, познает закономерности внешнего мира и у него складывается определенное мировоззрение.

В свете изложенного можно сказать, что субъектом преступления по уголовному праву может быть признан лишь человек, обладающий двумя основными свойствами, а именно: 1) вменяемостью в момент совершения преступления; 2) возрастом, в пределах которого он согласно закону может нести ответственность за содеянное. [15, 81 ]

Совокупность указанных свойств в их неразрывной связи образует общее понятие субъекта преступления по уголовному праву.

Следовательно, субъект преступления — это человек, совершивший преступление во вменяемом состоянии и при достижении возраста, с которого по закону наступает уголовная ответственность

Субъектами преступлений являются не только конкретные исполнители того или иного деяния. Ими признаются также организаторы, подстрекатели, пособники, т. е, все лица, совершившие преступления в группе. Однако каждый из них несет ответственность в рамках тех действий, которые они совершили. Поэтому суд при назначении наказания учитывает степень и характер участия каждого из соучастников в совершении преступления.

Правильное определение субъекта всякого преступления включает в себя два взаимосвязанных аспекта исследования. С одной стороны, установление юридических признаков, а с другой — социально-личностную характеристику субъекта преступления.

Признаки субъекта преступления основные или обязательные (возраст, вменяемость) и факультативные свидетельствуют о том, что лицо, совершившее преступление, может быть привлечено к уголовной ответственности. Но они не дают представления о социально-личностной характеристике преступника. Такое представление не складывается из всей совокупности признаков преступления, так как они характеризуют лишь преступное деяние. Уголовное право исходит из того, что понятия «субъект преступления» и «личность преступника» не тождественны друг другу.

Субъект преступления — это минимальная совокупность признаков, характеризующих личность преступника, вне которых нет состава преступления. Преступник, как и всякий другой человек, представляет собой личность. Иначе и не может быть. Ни одного человека, в том числе и преступника, невозможно представить без отношений, связывающих его с другими людьми Как бы положительно или отрицательно ни характеризовался человек, он в любом случае остается личностью. [16,30 ]

Преступника выделяет из числа других людей совершенное им преступление. Оно является показателем существования определенных отрицательных свойств его личности. Эти свойства, независимо от того, будем ли мы говорить об устойчивых психических отношениях преступника к окружающей действительности или об общественных отношениях, связывающих его с другими людьми, не исчерпывают всего содержания личности этого человека.

Тем не менее, понятие «личность преступника» имеет право на существование. Оно может употребляться в двух смыслах. Во-первых, как родовое понятие, как понятие, характеризующее определенный тип людей. Во-вторых, как понятие, содержащее указание на то, что речь идет о личности такого человека, который совершил преступление. [17, 31]

Выделение понятия «личность преступника» (в первом смысле) связывается с тем, что для преступников типичны некоторые черты, характеризующие их личность. Личность преступника, как и всякого другого человека, характеризуется множеством обстоятельств. Это «его социальные связи (политические, трудовые, бытовые, семейные и т. д.); его морально-политические качества (мировоззрение, направленность, убеждения, интересы); его психологические свойства и особенности (интеллект, волевые качества, эмоциональные особенности, темперамент), его демографические и физические данные (пол, возраст, состояние здоровья); наконец, — это его биография, его жизненный опыт, образование, его заслуги и провинности перед обществом».Из всех этих свойств личности преступника для уголовного права имеют значение не все, поэтому законодатель отбирает определенную группу этих признаков личности для решения своих специфических задач.

Изучение личности преступника с позиций уголовного права имеет целью установление тех ее черт и характерных признаков, которые должны учитываться при решении вопроса о наличии оснований для уголовной ответственности, о квалификации преступления и определении меры наказания.

Следовательно, «человека нельзя рассматривать в качестве изолированной монады, он является общественным существом, субъектом общественных отношений не сам по себе, изолированно от общества, а как конкретный член общества… Поэтому свойства, присущие личности, не могут быть врожденными, а, в конечном счете, определяются материальными условиями жизни». [18, 44]

Практика показывает, что судебно-следственные органы далеко не во всех случаях обращают должное внимание на выяснение личности субъекта преступления. Между тем суд не может одинаково подходить к оценке личности закоренелого преступника, совершившего целый ряд преступлений, и преступника, который впервые и нередко в силу стечения исключительно тяжелых личных или семейных условий, созданных не по его вине, совершает то или иное преступление.

Вместе с тем в ряде случаев в Особенной части УК предусматривается ответственность лиц, обладающих кроме общих, еще и дополнительными признаками, характеризующими субъекта соответствующего преступления.

Например, субъектом преступления против военной службы могут быть только военнослужащие, проходящие военную службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов и некоторые другие лица.

Эти дополнительные признаки превращают соответствующее лицо в специального субъекта преступления. В литературе их называют признаками специального субъекта. [19, 40]

Следовательно, субъект преступления определяется как лицо, совершившее общественно опасное деяние, обладающее вменяемостью и надлежащим возрастом, а в случаях, предусмотренных Особенной частью уголовного закона, также иными (специальными) признаками, имеющими уголовно-правовое значение для применения уголовной ответственности.


2. Анализ нормативно-правовых признаков субъекта преступления

2.1 Вменяемость как признак субъекта преступления

В этимологическом понимании вменяемость (вменять в вину, засчитывать) означает субъективную возможность лица нести ответственность за совершенное им уголовно наказуемое деяние

Вменяемость в уголовном праве — самостоятельное юридическое понятие и категориям многогранное и емкое по своему содержанию и значению.

Ее можно охарактеризовать с различных сторон как субъективную юридическую предпосылку вины и уголовной ответственности; как один из общих юридических признаков состава преступления, характеризующий субъекта уголовной ответственности; как показатель преступного и наказуемого; как критерий отграничения виновного и преступного поведения от совершенных без вины деяний невменяемого; как один из юридических признаков личности преступника и т. д. Но это всего лишь многоуровневая и многосложная характеристика единого правового понятия и категории «вменяемость», отражающая ее юридическую природу, предметное содержание, уголовно-политическую сущность, ее назначение и функциональную роль в уголовном праве и в механизме уголовно-правового воздействия на преступника и преступность. [20, 55]

Поэтому трудно согласиться с расхожим мнением о том, что, якобы, понятие вменяемости «всегда рассматривалось как только состояние интеллектуально-волевой сферы человека с нормальной психикой».

Способность лица быть виновным, обозначаемая категорией «вменяемость», выделяет субъективный фактор в генезисе противоправного поведения, его активную роль. Свободно избирая из числа эталонов общественного поведения вариант, неправомерный субъект тем самым своей «злой» волей ставит общество перед необходимостью ограничить его свободу Неограниченная свобода одних неизбежно оборачивается ущемлением свободы других. Поэтому свободу личности невозможно рассматривать в отрыве от общественной необходимости, оставить без социально-правовой оценки. Уголовное право как инструмент социального управления при помощи присущих ему институтов, категорий, механизмов и выполняет в интересах общества функцию ограничения беспредельной свободы индивидуума. Эта функция уголовного права объективно необходима для интересов общества, каждой личности, для общественного прогресса.

Активная роль субъективного фактора в общественном поведении получает все более четкое выражение и закрепление в современном уголовном законодательстве.

«Вменяемость предполагает, прежде всего, способность сознавать совершаемое, понимать «свойство» и «значение» своих действий и предвидеть их последствия». Она является необходимым условием уголовной ответственности. Уголовно-правовое значение имеет способность лица осознавать совершенные им общественно опасные действия и руководить ими. Только в связи с конкретным актом преступного поведения существуют понятия вменяемости и невменяемости, т. к. поведение человека всегда выражается в проявлении каких-либо действий, поступков. Все они, в том числе и общественно опасные, обусловлены и направляются его сознанием и волей. [21, 20]

Нарушение отражательной деятельности, психическая неадекватность, утрата или значительное ослабление отражательных способностей лицом, находящимся в состоянии психического расстройства во время совершения общественно опасного деяния, в переводе на язык уголовного права означают невменяемость лица, то есть его неспособность действовать виновно. Там, где действует болезнь, субъект в уголовно-правовом смысле не действует, а постановка в вину причиненного вреда и ответственность исключаются.

Судебно-психиатрическая практика исходит из того, что характер и мотивы совершенного преступления — ценнейший материал для оценки психического состояния виновного (испытуемого). Необычность преступления, его немотивированность, чрезмерная жестокость — первые признаки, дающие повод подозревать наличие психического расстройства. Можно ли считать нормальным, например, поведение 70-летнего О., который осужден за то, что в состоянии сильного опьянения приревновал свою 67-летнюю супругу к зятю и на этой почве пытался убить ее?

Законодательную формулировку невменяемости содержит ст. 16 УК. Установление вменяемости (невменяемости) относится к числу комплексных, междисциплинарных проблем науки и практики. Значение этой проблемы выходит далеко за рамки права и психиатрии. С решением вопроса о вменяемости (невменяемости) связано решение законодателем и правосудием не только центральных вопросов о вине и ответственности гражданина. Этот вопрос непосредственно затрагивает основные конституционные права и свободы граждан и гарантии этих прав и свобод. [22, 48]

Таким образом, вменяемость — понятие правовое, которое характеризует не вообще психические особенности лица, а состояние его интеллекта и воли по отношению к конкретному общественно опасному деянию, которое оно совершило. Уголовный закон только от вменяемых требует воздержания от тех или иных действий под угрозой применения наказания или совершения определенных действий.

Отсюда вменяемость — это психическое состояние лица, заключающееся в его способности по состоянию психического здоровья, по уровню социально-психологического развития и социализации, а также по возрасту осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими во время совершения преступления и нести в связи с этим уголовную ответственность. [23, 46]

К сожалению, норме о понятии и значении вменяемости не нашлось места ни в ранее действующем уголовном законодательстве, ни в новом Уголовном кодексе. Презумпция вменяемости не превратилась в законодательное требование, которое не просто украсило бы закон, а позволило бы сформулировать важный для практики и для доктрины уголовного права принцип наступления уголовной ответственности и наказания только для лиц, совершивших преступление в состоянии вменяемости.

В уголовном праве вменяемость выполняет роль определителя субъекта преступления. Эту роль вменяемость выполняет путем юридической оценки законодателем и органами правосудия психических процессов, состояний, свойств и социально-психологических способностей лица во время совершения им общественно опасного деяния, квалифицируемого законом как преступление, но не наоборот. При этом для положительного решения вопроса о вменяемости субъекта и его способности быть виновным и нести уголовную ответственность разного рода «переливы», «переходы» и «релевантные признаки», ближе или дальше отстоящие от психической нормы, не имеют принципиального значения.

Они должны учитываться при установлении содержания вины и ее степени, а также:

а) при индивидуализации уголовной ответственности (уголовно-правовой аспект);

б) при исполнении наказания (пенитенциарный аспект);

в) при профилактике преступлений (криминологический аспект) Для законодательных целей, где требуется оптимальная четкость и экономичность, приемлемым является следующее понятие вменяемости: «Вменяемым является тот, кто способен во время совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими». [24, 11]

Для нужд судебно-психиатрической практики может быть использована устоявшаяся формула вменяемости, определяемая как «способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими»

2.2 Возрастные критерии субъекта преступления

В уголовном праве вопросу о возрасте, как об определенном психическом свойстве человека, придается исключительно большое значение.

Достижение определенного возраста, установленного законом, — одно из необходимых условий привлечения лица к уголовной ответственности. Малолетние лица не могут быть субъектами преступления, так как не имеют возможности в силу своего возраста в достаточной мере отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками.

По законам Византии и некоторым немецким кодексам казнь применялась с семилетнего возраста.

В памятниках древнего светского законодательства нет никаких постановлений о влиянии возраста на уголовную ответственность. Молчит об этом и Уложение 1649 года. Лишь в Новоуказные статьи было внесено из «Градских законов» правило, «если отрок семи лет убьет, то он не виновен в смерти». В русской юридической практике известны случаи лишения жизни детей более раннего возраста, но это были акции самосуда или внесудебного произвола, а не законного приговора суда. Семилетний возраст был низшей границей привлечения к уголовной ответственности на основании прямых указаний Кормчей книги, запрещающей осуждать «отроков» моложе семи лет. [25, 55]

По казахскому обычному уголовному праву малолетние преступники в возрасте до 15 лет не привлекались к суду.

Возраст, с которого наступала уголовная ответственность, определялся в законодательстве бывшего СССР не всегда одинаково. Так, Декрет СНК РСФСР от 14 января 1918 г. «О комиссиях по делам несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» определил возраст уголовной ответственности с 17 лет. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. снизили возраст до 14 лет. По УК РСФСР 1922 г., который действовал на территории Казахстана, к у го ионной ответственности привлекались лица, достигшие 16 лет, но в отдельных случаях комиссия по делам несовершеннолетних могла передать дела подростков от 14 до 16 лет в суд. Основные начала 1924 г. в статье 8 решение вопроса об установлении возраста уголовной ответственности представили законодательству союзных республик. Статья УК РСФСР 1926 г. установила возможность наступления уголовной ответственности с 14 лет, причем наказание несовершеннолетнего от 14 до 16 лет смягчалось на 1/2, от 16 до 18 лет — на 1/3. [26, 44]

Постановление ЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 г. устранило возможность уголовной ответственности с 14 лет до 16 лет. Другое постановление ЦИК и СНК РСФСР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» установило, что за совершение краж, насилий, причинение телесных повреждений, увечья, убийства или покушения на убийство подлежат ответственности с 12 лет, а за остальные преступления с 14 лет.

В части 1 ст. 10 УК КазССР, был установлен 16-летний возраст уголовной ответственности. Однако в ч. 2 данной статьи УК содержалось исключение из этого общего правила, согласно которому только за совершение строго определенного круга тяжких преступлений ответственность наступала с 14 лет. В этот перечень состава преступлений включены в основном умышленные преступления, исключение составляло лишь неосторожное убийство.

Согласно ч. 1 ст. 15 Уголовного кодекса РК уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. [26, 3]

В основе определения возраста, при достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, находится уровень сознания несовершеннолетнего, его способность осознавать происходящее и в соответствии с этим осмысленно действовать. Поэтому малолетние, еще не обладающие Такой способностью, не признаются субъектами преступлений. способность осознавать опасность своего поведения складывается постепенно, в результате воспитания и жизненных намерений. Опасность некоторых поступков становится очевидной для подростка по мере того, как ему внушали с детства родители, воспитатели и другие взрослые: не брать чужого, не стрелять из рогатки, не бросать камни, палки, другие тяжелые предметы в людей, быть осторожным с огнем и так далее. Полезные советы, внушения помогают уже в раннем возрасте осознать опасность преступных посягательств на жизнь, на здоровье другого человека, на чужое имущество, на общественный порядок. К определенному возрасту у подростка уже накапливается жизненный опыт, появляется способность осознавать свои поступки и более или менее правильно выбирать варианты своего поведения.

Лица, совершившие преступление в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, подлежат уголовной ответственности лишь за преступления, указанные в ч. 2 ст. 15 УК РК. Среди некоторой части юристов бытует мнение о том, что уголовная ответственность с 14 лет установлена в законе за наиболее тяжкие преступления, с чем никак нельзя согласиться по нескольким основаниям. Действительно, значительная часть перечисленных в ч. 2 ст. 15 УК РК преступлений являются тяжкими и особо тяжкими. Но не это учитывал законодатель при формулировании уголовно-правовой нормы. Во-первых, если бы приоритетную роль играла тяжесть преступлений, то в первую очередь в ч. 2 ст. 15 УК РК были бы указаны бандитизм (ст.237 УК РК), массовые беспорядки (ст.241 УК РК), преступления против основ конституционного строя, однако ответственность за перечисленные деяния наступает с шестнадцати лет. [27, 41]

Во-вторых, следует обратить внимание на то, что часть преступлений вообще не относится к тяжким: к примеру, вымогательство, предусмотренное ч. 1ст. 181УКРК, вандализм, предусмотренный ст. 258 У К РК, относятся к преступлениям средней тяжести.

Объяснение такому выбору заключается в том, что закон перечисляет только те деяния, общественную опасность которых в полной мере может осознавать лицо, достигшее 14-летнего возраста. Опасность и значение этих посягательств очевидна и доступна, по мнению специалистов, пониманию подростка.

Только этим можно объяснить не включение в перечень, предусмотренный ч. 2 ст. 15 УК РК, основного состава хулиганства (ч. 1 ст. 257 УК РК). Подросток в возрасте 14—15 лет см не не способен четко отличить озорство, шалость, браваду от простого хулиганства. Нецензурная брань в общественном месте, насильственные действия в драке, характерные для простого хулиганства, нередко у подростков бывают способом проявления себя, самоутверждения, позерства, свойственных детям переходного возраста. [28,40 ]

Анализ составов преступлений с более низким возрастом уголовной ответственности (ч.2 ст. 15 УК РК) позволяет определить, что подростки в возрасте от 14 до 16 лет не несут ответственности за неосторожные преступления.

Установление общего возраста уголовной ответственности с 16 лет не означает, что именно с этого возраста наступает ответственность за любое преступление, не упомянутое в ч. 2 ст. 14 УК РК. В Кодексе имеются и такие преступления, которые в силу особых признаков субъекта или особенностей объективной стороны могут быть осуществлены лишь совершеннолетними. Иногда об этом прямо говорится в норме Особенной части Уголовного кодекса. Например, по ст. 131 УК РК за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность может быть привлечено к ответственности только лицо, достигшее 18-летнего возраста. В ч. 2 ст. 136 УК РК установлена ответственность совершеннолетних трудоспособных детей за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей. [29, 71]

Определяя возраст несовершеннолетнего, суд обязан точно установить число, месяц и год рождения. При этом подросток считается достигшим установленного в законе возраста, когда известна точная дата рождения. В этой связи в п. 2 нормативного постановления Верховного суда РК «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» от 11 апреля 2002 г. указывается: «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность за совершение преступлений, установлен ст. 15 УК РК. По делам несовершеннолетних орган, ведущий уголовный процесс, обязан принимать меры к установлению точной даты рождения (число, месяц, год рождения) лица, привлекаемого к уголовной ответственности. При этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток.

При отсутствии документов, подтверждающих возраст либо при наличии сомнений в достоверности этих документов, необходимо в соответствии с пунктом 2 статьи 241 УПК РК назначать экспертизу. В таких случаях днем рождения считается последний день того года, который назван экспертами. При определении экспертами возраста минимальным и максимальным количеством лет (например, от 14 до 15 лет), следует исходить из предлагаемого экспертизой минимального возраста»'. [30, 27]

Рассматривая дела несовершеннолетних, суды должны выяснять мотивы преступления, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, влияние на него старших и учитывать их при решении вопроса о назначении наказания или применения мер воспитательного характера. Необходимо также выяснять индивидуально-личностные свойства несовершеннолетнего как внушаемость, возбудимость, зависимость, склонность к браваде, лидерству, фантазированию и другие. В этих целях следует допрашивать лиц, на воспитании которых находится несовершеннолетний, и иных лиц, истребовать официальные документы, касающиеся его здоровья и интеллектуального развития, а также исследовать принадлежащие ему личные документы (дневники, записки, письма, аудиозаписи и т. д.).

На основании ч. 3 ст. 15 УК РК если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения преступления небольшой или средней тяжести не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. [31, 26]

В этих случаях речь по сути дела идет о своеобразной возрастной инфантильности или отставании в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством.

Задержка в психофизиологическом развитии несовершеннолетнего вызывается не его психическим расстройством, а индивидуальными возрастными особенностями психофизиологического развития несовершеннолетнего. О невменяемости в этих случаях говорить не приходится, т.к. налицо отсутствие ее медицинского критерия невменяемости.

И.Ш. Борчашвили на сей счет высказывает достаточно обоснованное и аргументированное мнение, говоря о том, что « не отвечающим принципам уголовного права и логике, является установление зависимости применения положения ст. 15 УК РК с совершением преступления небольшой или средней тяжести. [32, 63]

Как представляется, вводя данную часть в уголовное законодательство, законодатель в основу ее построения вкладывал, прежде всего, отставание лица, совершившего преступление, в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, т.е. когда лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, а не категоризацию преступления (небольшой и средней тяжести). Складывается парадоксальное положение: по действующему законодательству такие лица не подлежат ответственности, если они совершили преступления небольшой и средней тяжести. В случае совершения ими тяжких либо особо тяжких преступлений уголовная ответственность наступает на общих основаниях независимо оттого, что несовершеннолетние отстают в психическом развитии и не могут в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Получается, что в одном случае отставание в психическом развитии влияет на уголовную ответственность, а в другом — нет. Есть ли логика? Думается, что нет, при таком подходе нарушаются такие принципы уголовного законодательства как законность, справедливость, гуманизм, равенство граждан перед законом.

Исходя из вышеизложенного, представляется целесообразным исключить из ч. 3 ст. 15 УК РК указание на совершение преступления небольшой и средней тяжести, что будет отвечать требованиям закона и принципам уголовного права».

В ч. 2 ст. 14 УК РК законодательно закрепляется, что лица, совершившие преступления, равны перед законом независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, места жительства или любых иных обстоятельств. [33, 46]

Установление в Уголовном кодексе Республики Казахстан фиксированного возраста уголовной ответственности означает, что лицо, достигшее этого возраста, может быть субъектом преступления и нести ответственность в уголовном порядке за свои общественно опасные действия. Но из этого не следует, что закон признает этих лиц в полной мере социально зрелыми. До достижения 18 лет они считаются несовершеннолетними. Понятия «лицо, не достигшее 18-летнего возраста» и «несовершеннолетний» являются синонимичными. Несовершеннолетние за свои преступления несут уголовную ответственность. Разумеется, это не означает, что несовершеннолетние несут ответственность наравне со взрослыми. Выражением принципов гуманизма, индивидуализации, ответственности и экономии репрессии являются нормы, регулирующие вопросы назначения наказания несовершеннолетним, условия и порядок отбывания ими наказания, освобождения от наказания и от уголовной ответственности.

Е.И. Каиржанов отмечает, иногда делаются попытки включить в признаки субъекта преступления характеристику личности субъекта. Но это нельзя признать правильным. [34, 62]

Уголовный закон указывает на необходимость учета личности преступника лишь в общих началах назначения наказания, в большинстве смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. Данные о личности виновного могут быть учтены и в определении возможности освобождения лица от уголовной ответственности, в применении условного осуждения, условно-досрочного освобождения и т.д.

Практика показывает, что судебно-следственные органы далеко не во всех случаях обращают должное внимание на выяснение личности субъекта преступления. Между тем, суд не может одинаково подходить к оценке личности закоренелого преступника, совершившего целый ряд преступлений, и преступника, который впервые и нередко в силу стечения исключительно тяжелых личных или семейных условий, созданных не по его вине, совершает то или иное преступление. Не случайно постановление Пленума Верховного Суда Республики Казахстан «О соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания» от 30 апреля 1999 г. требует от суда «всесторонне, полно и объективно исследовать данные о личности подсудимого, имея в виду их существенное значение для определения вида и размера наказания. В частности, необходимо выяснить состояние здоровья, трудоспособность, отношение к труду, обучению, сведения о судимости. [35, 41]

Как теория уголовного права, так и уголовное законодательство различных правовых систем, а также нашей страны связывают с возрастом субъекта преступления наступление уголовной ответственности.

Так, например, согласно ст. 15УК, уголовной ответственности подлежит только лицо, совершившее преступление, которое достигло установленного законом возраста 14 или 16 лет. Сам же уголовный закон не содержит специальной нормы, предусматривающей понятие возраста, он только указывает на возрастные границы наступления уголовной ответственности, если лицо совершило какое-либо преступление. [36,5]

Следует отметить, что ст. 15 УК указывает общий возраст уголовной ответственности с шестнадцати лет. Возрастные границы определены не произвольно, а социально и криминологически обоснованно. По достижении шестнадцатилетнего возраста получают паспорт гражданина Республики Казахстан, что юридически свидетельствует о социально-правовой зрелости, позволяющей делать сознательный выбор между правомерным и преступным поведением.

Однако за ряд преступлений уголовная ответственность установлена с четырнадцати лет. Исчерпывающий перечень этих преступлений дан в ч. 2 ст. 15 УК: убийство (ст. 96), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 103), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 104), изнасилование (ст. 120), насильственные действия сексуального характера (ст. 121), похищение человека (ст. 125), кража (ст. 175), грабеж (ст. 178), разбой (ст. 179), вымогательство (ст. 181), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения при отягчающих обстоятельствах (ч. 2, 3 и 4 ст. 185), умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 187), терроризм (ст. 233), захват заложника (ст. 234), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 242), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 255), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 257), вандализм (ст. 258), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ {ст. 260), надругательство над телами умерших и местами их захоронения при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 275), умышленное приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 299).

Критериями их отбора послужили:

1) характер и степень их общественной опасности (особо тяжкие, тяжкие, реже преступления средней тяжести);

2) только умышленные преступления, так как неосторожная форма вины может оказаться недостаточно осознаваемой для четырнадцатилетнего возраста;

3) содержание преступлений очевидно по их общественной опасности для несовершеннолетних;

4) криминологическая обоснованность. [37, 42]

Статистика структуры преступности несовершеннолетних свидетельствует о том, что подростки в этом возрасте совершают в основном вышеуказанные преступления.

Вместе с тем ч. 3 ст. 15 УК Республики Казахстан предупреждает о том, что если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения преступления небольшой или средней тяжести не мог в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Под отставанием в психическом развитии следует понимать неболезненное психическое состояние, которое стало итогом в большей мере воспитательной запущенности. В результате несовершеннолетний может быть абсолютно неосведомленным в реальной общественной опасности своих поведенческих актов.

Данное обстоятельство должно быть установлено специалистами-экспертами в области детской и юношеской психологии.

Возрастные особенности влияют и на наказуемость виновных субъектов. Так, смертная казнь не применяется к лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет

«Возраст и возрастные особенности для права имеют значение не только и не столько как природные биологические свойства человека, а как определенная социально-психологическая категория. Определяя возрастной критерий уголовной ответственности, законодатель исходит из ряда обстоятельств: анализа преступлений, совершаемых подростками, учета особенностей развития несовершеннолетних и в соответствии с этим их возможности понимать общественное значение совершаемых поступков и обязанности понести наказание за содеянное».

В литературе можно встретить неоднозначные суждения о возрасте лица и способности его нести уголовную ответственность в связи с совершенным преступлением.

При этом во многих зарубежных государствах как в прошлом, так и в наши дни, например, нижние границы наступления уголовной ответственности предусмотрены разные и даже резко различаются между собой.

Так, по казахскому обычному уголовному праву малолетние преступники в возрасте до 15 лет не привлекались к суду. Профессор Фукс С. Л. по этому поводу пишет, что «… полное освобождение детей до 15-летнего возраста от уголовной ответственности по менее важным, чем убийство и кража преступлениям, объясняется не признанием их неспособности отдавать отчет в своих действиях, а их неспособность платить аипы (штрафы), к взысканию которых сводилось в большинстве случаев всякое наказание». [38, 21]

С наступлением 15-летнего возраста, который считался возрастом гражданского и брачного совершеннолетия, молодой казах мог уже быть выделен отцом. «В пятнадцать лет — хозяин кибитки» (он бесте — отау иeci), — гласила казахская пословица. [39, 51]

Перед судом стоял уже собственник, способный отвечать за преступления, т. е., с точки зрения казахского права, способный нести уголовную ответственность. Влияние норм обычного уголовного права казахов можно уловить и из изменений и дополнений Уголовного кодекса РСФСР 1922 года, который действовал на территории Казахстана. III сессия ЦИК Казахстана с учетом социальных условий жизни кочевых народов, уровня правосознания трудящихся аула установила особые условия привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних казахов. В частности, уголовное наказание не применялось к малолетним (до 14 лет). К несовершеннолетним были отнесены казахи в возрасте от 14 до 18 лет, лица же других национальностей — в возрасте от 14 до 16 лет. [40, 22]

Возраст, с которого наступала уголовная ответственность, определялся в законодательстве бывшего СССР также не всегда одинаково. Так, Декрет СНК РСФСР от 14 января 1918 года «О комиссиях по делам несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» определил возраст уголовной ответственности с 17 лет. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 года снизили возраст до 14лет. Причем лица с 14 до 18 лет подлежали уголовной ответственности, если действовали с «разумением». Если без него, то к ним применялись меры воспитательного характера. Действовать с «разумением» означало действовать, отдавая отчет в своих действиях. По УК РСФСР 1922 года к уголовной ответственности привлекались лица, достигшие 16 лет, но в отдельных случаях комиссия по делам несовершеннолетних могла передать дела подростков от 14 до 16 лет в суд. Основные начала 1924 года в ст. 8 решение вопроса об установлении возраста уголовной ответственности предоставили законодательству союзных республик. Статья УК РСФСР 1926 года установила возможность наступления уголовной ответственности с 14 лет, причем наказание несовершеннолетнего от 14 до 16 смягчалась на 1 /2, от 16 до 18 — на 1 /3.

Постановление ЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 года устранило возможность уголовной ответственности с 14 лет до 16 лет. Другое постановление ЦИК и СНК РСФСР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» установило, что за совершение кражи, насилия, причинение телесных повреждений, увечья, убийства или покушения на убийство подлежат ответственности с 12 лет, за остальные преступления с — 14 лет,

Причем к ним применялись все меры уголовного наказания в уголовном суде. Данный закон был издан в целях борьбы и быстрой ликвидации преступности среди несовершеннолетних. Он охранял детей и подростков от посягательств на них со стороны преступных элементов, и вместе с тем не допускал безнаказанности тех несовершеннолетних, которые совершили преступление из числа поименованных в законе от 7 апреля 1935 года. Дополнительно к ним была предусмотрена ответственность несовершеннолетних, начиная с 12 лет, за совершение действий, могущих вызвать крушение поездов (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 года). В ч. 1 ст. 10УК Казахской ССР был установлен 16-летний возраст уголовной ответственности. Однако в ч. 2 данной статьи Уголовного кодекса содержалось исключение из этого общего правила, согласно которому только за совершение строго определенного круга тяжких преступлений ответственность наступала с 14 лет. В этот перечень состава преступлений включены в основном умышленные преступления. Исключение составляет неосторожное убийство. В этот перечень входили: убийство, умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбойное нападение, грабеж, кража, злостное или особо злостное хулиганство, умышленное уничтожение или повреждение государственного, общественного или личного имущества граждан, повлекшее тяжелые последствия, хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, хищение наркотических веществ, а также за умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда.

Новый УК расширяет перечень преступлений, за совершение которых возможна уголовная ответственность с 14-летнего возраста.

2.3 Ограниченная вменяемость

Впервые в отечественном уголовном законодательстве, наряду с понятиями вменяемости и невменяемости, нашла свое отражение новая норма (ст. 17 УК.), где под ней предлагается понимать такое состояние, при котором субъект преступления вследствие болезненного психического расстройства не мог в полной мере осознавать значение своих действий или руководить ими, т.е. также, как и в случае невменяемости, законодатель связывает аномалию с ограниченной возможностью сознания. При этом совершенно обоснована ущербность волеобразования, связанная с влиянием психических процессов, о чем говорит слово «вследствие». Аномалии психики не позволяют субъекту в полной мере осознать негативизм происходящего, в результате чего противоправный способ разрешения эмоциональной напряженности для него значительно более вероятен и облегчен.

В прежнем советском уголовном законодательстве самостоятельной нормы об уменьшенной вменяемости не было. Правда, Н. С. Таганцев полагал, что некоторые положения УК РСФСР 1922г. об обстоятельствах, смягчающих ответственность, могут быть приравнены к установлению в кодексе уменьшенной вменяемости. [41,65 ]

Однако его мнение не получило поддержки в литературе.

Лица, страдающие психическими аномалиями, обладают способностью осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий и руководить своим поведением, хотя эта способность у них ослаблена. Что касается медицинского критерия, то применительно к ограниченно вменяемым речь идет, как правило, о так называемых пограничных состояниях, которые достаточно исследованы в общей и судебной психиатрии. Конечно, введение нормы об ограниченной вменяемости требует более углубленной разработки проблемы пограничных состояний, но оно и послужило толчком для новых научных изысканий.

С этим же представлением (о промежуточности ограниченной вменяемости) связаны и опасения о злоупотреблении со стороны экспертов, их возможного ухода от более точной диагностики. Возможности злоупотреблений со стороны экспертов существуют, но не надо забывать, что окончательное решение остается за судом, что заключение эксперта подвергается судебной проверке и оценке наряду с другими доказательствами по делу.

Более того, для обоснованности решения суду важно знать не только о наличии у лица той или иной психической аномалии, но и об ее психиатрической оценке, а она прежде не давалась, поскольку существовала только альтернатива «вменяем — невменяем». Категория ограниченной вменяемости должна ориентировать экспертов на более точную диагностику и оценку пограничных состояний, а не уход от нее.

Возражение вызывает и позиция авторов, опасающихся, что введение понятия ограниченной вменяемости повлечет снижение наказания всем преступникам, страдающим психическими аномалиями, независимо от характера их преступления и личности. Эти опасения лишены оснований по следующим соображениям. [42,45 ]

Во-первых, сторонники такой позиции исходят из того, что вменяемость связана с виной, является ее предпосылкой и, следовательно, ограниченная вменяемость связана с меньшей степенью вины («уменьшенной» виной), а значит, и с уменьшенной ответственностью. Между тем вменяемость и вина — самостоятельные понятия, различные элементы состава преступления. Уменьшенная вменяемость, находящаяся в рамках вменяемости, характеризует степень осознания лицом фактического характера и общественной опасности своего поведения и степень возможности руководить им. Степень вины — иная уголовно-правовая категория, она характеризует субъективную сторону состава преступления, зависит от формы вины, видов умысла и неосторожности и иных субъективных элементов.

Во-вторых, опасаясь безусловного смягчения наказания всем преступникам, страдающим психическими аномалиями, сторонники этой точки зрения упускают из виду «вторичность» уголовного закона по отношению к экономическим и социальным явлениям объективной действительности, вызывающим к жизни его появление. Закон формулируется законодателем, и практика его применения определяется содержанием этого закона. Наконец, необходимо подчеркнуть, что ограниченная вменяемость — объективная реальность, отражение качества сознания психически больного человека, характеризующее уменьшенную способность руководить своими действиями и отдавать отчет в них. Она не является реакционным или лженаучным понятием, как это утверждалось в 30-40-е годы.

Основные черты ограниченной вменяемости, по нашему мнению, состоят в том, что эта категория уголовного права:

1) характеризует состояние лиц с психическими аномалиями, совершивших преступление;

2) является не промежуточной категорией между вменяемостью и невменяемостью, а составной частью вменяемости;

3) как составная часть вменяемости служит предпосылкой уголовной ответственности лице психическими аномалиями, совершивших преступления;

4) являясь обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, не имеет самодовлеющего значения и учитывается судом при назначении наказания в совокупности с другими данными и обстоятельствами, характеризующими преступление и личность виновного;

5) никогда и ни при каких условиях не может быть истолкована как обстоятельство, отягчающее ответственность;

6) может служить основанием для определения режима содержания осужденных к лишению свободы и назначения принудительного лечения, сочетаемого с наказанием;

7) может иметь уголовно-правовое значение для выявления распределения ролей соучастников при групповых преступлениях;

8) относится только ко времени совершения лицом преступления и самостоятельно никаких правовых или иных последствий после отбывания наказания не влечет;

9) может констатироваться (признаваться) только следователем в постановлении и судом в приговоре на основании компетентного заключения об этом эксперта-психиатра. [43, 79]

В итоге под ограниченной вменяемостью следует понимать не исключающее уголовную ответственность и наказание психическое состояние лица, при котором во время совершения преступления у виновного была ограничена способность осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими в силу расстройства психической деятельности или иных психических аномалий.

Понести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут лишь вменяемые лица. Невменяемые лица не могут быть субъектами преступлений и подлежать уголовной ответственности. К ним могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера, не являющиеся наказанием за совершение общественно опасного деяния.

Вменяемость — это такое состояние психики человека, при котором лицо в момент совершения преступления был способен осознавать характер своего поведения и руководить им. Имеется в виду способность понимать не только фактическую сторону своих поступков, но и социальную их значимость и при этом сознательно руководить своими действиями, что свойственно только психически здоровым и умственно полноценным людям. [44,31 ]

Вменяемость — это уголовно-правовое понятие, которое рассматривается наукой уголовного права и судебной практикой в качестве обязательного признака субъекта преступления.

Поведение человека определяется и контролируется сознанием и волей.

Сознание и воля — психические функции, определяющие поведение человека. Они всегда обусловлены объективной действительностью, условиями материальной жизни общества, общественной средой, в которой находится человек.

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не действует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям.

Понятие вменяемости тесно связано с понятием вины, которое имеет решающее значение для уголовной ответственности субъекта. Виновным может быть признано только вменяемое лицо. Поэтому вменяемость является предпосылкой вины и ответственности.

Способность понимать совершаемое и принимать осознанное решение служит основанием для признания лица виновным в совершении умышленного или неосторожного преступления, на чем основывается его обязанность отвечать перед государством за свои поступки. Неспособность осознавать характер своего поведения или руководить им означает невиновность лица, такое лицо признается невменяемым и не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки, прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они не причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним не достижимы такие цели уголовного наказания, как исправление осужденного и предупреждение совершения ими новых преступлений.

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера, если эти лица по характеру совершенного ими деяния и своему психическому состоянию представляют опасность для общества. Это особые меры, которые не являются наказанием, а служат для защиты общества от общественно опасных действий невменяемых и одновременно для защиты самих лиц, страдающих психическими расстройствами, и их лечения.

В уголовном законе никогда не давалось и нет в настоящее время определения вменяемости.

Статья 16 УК РК содержит законодательное понятие невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими вследствие хронического психического заболевания, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Раскрывая понятие невменяемости, наука уголовного права пользуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим). Юридический критерий определяет суд, когда он дает оценку лицу, совершившему общественно опасное деяние, как не способному осознавать характер своих действий или руководить ими. [45, 34 ]

Медицинский критерий раскрывает причины этой неспособности: болезненное состояние психики человека или отставание в психическом развитии лица, совершившего общественно опасное деяние. Но не всякое болезненное состояние психики человека позволяет признать его невменяемым, а только которое мешает ему правильно оценить свои поступки. Для признания лица, совершившего преступление невменяемым, необходима совокупность медицинского и юридического критериев. Наличие только медицинского или тлько юридического критерия не дает основания для признания лица, совершившего преступление, невменяемым. Таким образом, медицинский критерий должен обязательно сочетаться с юридическим. Только при этом условии лицо может быть прими по невменяемым.

Понятие медицинского критерия основывается на положениях науки психиатрии.

Медицинский критерий невменяемости предполагает наличие одного из четырех болезненных расстройств психической деятельности, указанных в ч. 1 ст. 16 УК: 1) наличие хронического психического расстройства; 2) наличие временного психического расстройства; 3) наличие слабоумия; 4) наличие иного болезненного состояния психики. [46, 77 ]

Хронические психические расстройства являются следствием неизлечимых или трудноизлечимых душевных болезней, носящих длительный характер и имеющих тенденцию к прогрессированию, то есть к нарастанию болезненных явлений. Такими болезнями психиатрия считает: шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, паранойю, прогрессивный паралич как следствие сифилиса мозга, прогрессирующее старческое слабоумие, и другие болезни. Временное психическое расстройство — это расстройство психики человека, протекающее относительно скоротечно, и заканчивается оно выздоровлением. К таким расстройствам относятся все, так называемые, исключительные состояния: алкогольный психоз, белая горячка, патологическое опьянение, реактивные симптоматические состояния (патологический аффект, то есть расстройство психики, вызванное тяжелым душевным потрясением).

Под слабоумием понимаются различные формы снижения или распада психической деятельности с поражением интеллекта человека и необратимыми изменениями личности. Слабоумие заключается в значительном понижении умственных способностей. Оно носит постоянный характер и является врожденным или приобретенным (деменция) в первый год жизни в результате перенесенных тяжелых неврологических заболеваний (менингита, энцефалита, сотрясения мозга). Различаются три степени поражения психики человека при слабоумии: дебильность (легкая степень), имбицильность (средняя степень), идиотия (глубокая степень поражения умственной деятельности). [47, 79]

К иным болезненным состояниям психики относятся состояния, которые не вызываются душевной болезнью, исключительными состояниями или слабоумием, но сопровождаются различными временными нарушениями психики. Например, острые галлюцинаторные бредовые состояния, вызванные инфекцией (при брюшном и сыпном тифе или при острых отравлениях), вызванные тяжелыми травмами, при опухолях мозга, при Наркомании ( в период абстиненции — наркотического голодания), при лунатизме и в некоторых других случаях.

Юридический (психологический) критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) — это интеллектуальный момент либо руководить своими поступками — это волевой момент.

Содержание интеллектуального момента свидетельствует о том, что лицо не понимает опасности своего поведения для общества. Расстройство интеллекта, как правило, вызывает и расстройство воли — лицо не может руководить своими поступками. Интеллектуальная и эмоционально-волевая сферы психической деятельности неразрывно связаны между собой. Однако бывают случаи, когда лицо отдает себе отчет в своих действиях, то есть, осознает характер своего поведения, но в силу болезненного состояния не может руководить своими действиями. Подобное расстройство волевой деятельности, вызванное психической болезнью, наблюдается, например, при импульсивных влечениях. К импульсивным влечениям относятся влечения к кражам (клептомания), влечение к поджогам (пиромания). Такие состояния возникают и у людей, страдающих наркоманией в период наркотического голодания. Лицо хорошо осознает преступность своего поведения при хищении или вымогательстве наркотических средств, но при этом не способно сдержать себя вследствие глубокого поражения сферы воли, вызванного наркотической зависимостью. [48, 33]

Для состояния невменяемости необходимо установить признаки медицинского критерия (хотя бы один признак) и признаки юридического критерия (достаточно наличия одного из признака либо интеллектуального, либо волевого). Таким образом, для признания лица невменяемым необходимы оба критерия невменяемости — один из признаков медицинского критерия и один из признаков юридического критерия.

Вопрос о вменяемости (невменяемости) всегда решается в 'отношении конкретного деяния. Никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному.

Невменяемость обосновывается болезненным состоянием психики «во время совершения общественно опасного деяния» (( I 16 УК РК) — поэтому неправильно употребление термина «невменяемый» к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство. Если состояние психики такого лица делает невозможным назначение или исполнение наказания, то к нему тоже могут быть применены принудительные меры медицинского характера, но на другом основании, на основании п. «б»ч. 1ст. 88 УКРК.

Окончательное решение о признании лица, совершившего деяние, предусмотренного уголовным законом, невменяемым, принимает суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Назначение судебно-психиатрической экспертизы обязательно во всех случаях, когда у органа дознания, следователя или суда возникает сомнение в психической полноценности лица.

В Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 г. впервые была введена статья об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

На основании ч. 1 ст. 17 УК РК вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. [49, 55]

В ч. 2 данной уголовно-правовой нормы отмечено, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера, предусмотренных настоящим Кодексом.

Под ограниченной вменяемостью, по мнению С.С. Молдабаева следует понимать не исключающее уголовную ответственность и наказание психическое состояние лица, при котором во время совершения преступления у виновного была ограничена способность осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в силу расстройства психической деятельности или иных психических аномалий. [50, 66, ]

Под психическим расстройством, не исключающим вменяемости, предлагается понимать такое состояние, при котором лицо в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. При этом совершенно обоснованна ущербность сознания и воли, связанная с влиянием психических процессов, о чем говорит наречие «в силу». Аномалии психики не позволяют субъекту в полной мере осознавать смысл происходящего, вследствие чего противоправный способ разрешения эмоциональной напряженности для него значительно более вероятен и доступен.

Ограниченно вменяемые лица страдают психическими расстройствами, однако сохраняют способность, хотя и существенно сниженную, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими (юридический критерий уменьшенной вменяемости).

Психологический (юридический) критерий уменьшенной вменяемости налицо, когда способность осознавать свои действия и руководить ими хотя и не была утрачена, но была ослаблена (снижена).

Содержание ограниченной вменяемости законодатель также как и при невменяемости связывает с наличием юридического и медицинского критериев. При этом, к интеллектуальному признаку юридического критерия уменьшенной вменяемости следует отнести: ограниченную способность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия); к волевому признаку — ограниченную способность руководить своими действиями.

Таким образом, для наличия юридического критерия уменьшенной вменяемости необходимо установить степень осознания лицом фактического характера содеянного и его общественную опасность, а также насколько лицо, психика которого не находилась в норме, обладало способностью руководить своими действиями

Интеллектуальный критерий уменьшенной вменяемости ч м част, что лицо не могло в полной мере осознавать фактами! характер, фактическую сторону своих действий (бездействий), кроме того, необходимо установить также, что лицо не могло и полной мере осознавать его общественный смысл, в шости общественную опасность содеянного.

Общественной опасности его действий (бездействия), поэтому осознание это не полное.

Изучение материалов уголовных дел и актов судебно-пси-хиатрических экспертиз свидетельствует о том, что большинство лиц, в отношении которых была применена ст. 17 У К РК, были лишены способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). [51, 32]

Примером может быть уголовное дело по обвинению А., К. и П. по п. «а» ч. 2 ст. 257 УК РК.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. А., К., П. по предварительному сговору с целью добычи собаки для приготовления шашлыка пришли в с. Пролетарское Осакаровского района Карагандинской области. Там А. из принесенного с собой соучастниками охотничьего ружья во дворе дома Ж. застрелил, принадлежавшую Ж. собаку, которая была привязана на цепь. После чего соучастники взяли с собой собаку и пошли домой. По пути они встретили Л. и М. Следствием было установлено, что А. угрожал Л., который застал их недалеко от дома гр. Ж., ружьем. В ходе расследования уголовного дела выяснилось, что П. состоит на учете у врача-психиатра.

При проведении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы было установлено, что у П. крайне низкий образовательный уровень. Он с трудом, по слогам и с ошибками читает, не знает таблицы умножения. Мышление конкретное, суждения примитивные. С трудом находит главные различия между предметами, не может выделить лишнего слова из ряда слов, не понимает переносного смысла пословиц и поговорок. Круг интересов ограничен личным благополучием. Память сохранена, интеллект снижен до уровня умеренно выраженной дебильности. На основании вышеизложенного комиссия экспертов-психиатров пришла к заключению, что П. каким-либо психическим заболеванием не страдает, то есть психически здоров, но у него имеется олигофрения в степени умеренно выраженной дебильности. На это указывает неспособность усвоить программу средней школы и получить профессиональное образование, примитивность суждений, сниженный интеллект. Степень выраженности имеющейся у испытуемого умственной недостаточности, хотя и не исключает его вменяемости, но ограничивает его способность в полной мере осознавать противоправность своих поступков. Поэтому в соответствии со ст. 17 УК РК это обстоятельство следует расценивать как смягчающее. В случае осуждения П. рекомендовано наблюдение у психиатра.

На практике встречаются случаи, когда лицо, страдающее психическим расстройством, не исключающим вменяемости, осознает совершаемые действия (бездействие), однако не в полной мере руководит ими. Таким образом, волевой критерий уменьшенной вменяемости заключается в ограниченной способности лица руководить совершаемыми действиями. [52, 43]

Для признания лица ограниченно вменяемым при наличии медицинского критерия, достаточно одного из юридических (психологических) критериев — либо интеллектуального, либо волевого.

Медицинский критерий уменьшенной вменяемости представлен перечнем психических аномалий, то есть таких расстройств психики, которые только влияют на поведение, но не исключают при этом способность лица осознавать фактический характер и общественную опасность содеянного, а также руководить им.

Медицинский критерий уменьшенной вменяемости содержит перечень чаще всего встречающихся психических расстройств, подпадающих под категорию не исключающих вменяемости. Этот перечень не является исчерпывающим, поэтому, на наш взгляд, нужна дальнейшая углубленная научная разработка перечня психических расстройств, не исключающих вменяемости.

Проведенный нами анализ актов судебно-психиатрических экспертиз и изучение уголовных дел показывает, что практика применения ст. 17 УК РК идет именно по указанному пути.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), привлекая экспертов из многих стран, разработала компромиссную Международную классификацию болезней (МКБ), которая признана большинством государств мира. Время от времени МКБ пересматривается, и в настоящее время используется ее десятый вариант (МКБ-10). [53, 39]

Компромисс при составлении психиатрического раздела М К Б-10 достигнут за счет отказа от какого-либо единого принципа классификации и даже отказа от самого понятия «болезнь», которое заменено понятием «расстройство». Расстройства эти сгруппированы таким образом, чтобы добиться как можно более полного совпадения точек зрения различных врачей при их диагностике. В итоге психические и поведенческие расстройства разделены на десять основных групп. Из этих групп психических расстройств мы выделили группы психических расстройств, не исключающих вменяемости.

Анализ актов судебно-психиатрических экспертиз и изучение уголовных дел с применением нормы ст. 17 УК РК позволяет сделать следующий вывод. Такие психические расстройства, как олигофрения в степени дебильности; остаточные явления черепно-мозговых травм; органические заболевания центральной нервной системы; психопатии, эпилепсия; шизофрения в состоянии стойкой ремиссии; сосудистые заболевания с психическими изменениями, чаще всего встречаются в обосновании медицинского критерия ограниченной вменяемости.

Лица, страдающие легкой степенью умственной отсталости (дебильностью), составляют основной контингент среди подэкспертных, страдающих олигофренией, к которым применена ст. 17УКРК.

Для таких лиц характерна примитивность и конкретность мышления и речи, интересов и чувств, отсутствие способности к творческому, нешаблонному поведению. Если при дебильности у больных не отмечается расстройств эмоционально-волевой сферы, личностных расстройств, неврологических дефектов, они способны овладеть несложной профессией, могут иметь семью, самостоятельно существовать. Лица, страдающие легкой степенью умственной отсталости, обычно хорошо усваивают основные нормы морали, осознают опасность, недозволенность и наказуемость наиболее распространенных правонарушений. В таких случаях они признаются страдающими психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Однако бывают случаи, когда, осознавая фактический характер своих действий, такие лица не осознают их общественной опасности. Исходя из этого, вопрос о невменяемости и уменьшенной вменяемости лиц с умственной отсталостью в степени дебильности решается индивидуально. [54, 3]

Для признания лица ограниченно вменяемым необходимо два критерия. Оба критерия — медицинский и юридический (психологический) —должны существовать в неразрывном единстве потому, что психологический критерий характеризует степень выраженности (глубину) психопатологических нарушений, клиническую форму которых представляет критерий медицинский.

Как уже ранее было отмечено, в ч. 3 ст. 15 УК РК говорится, что если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности (14 или 16 лет), но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения преступления небольшой или средней тяжести не мог в полной мере осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

2.4 Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

Важное практическое и теоретическое значение имеет правильное решение вопроса об уголовно-правовом значении состоянии опьянения, т.к., это связано с вопросами вменяемости-невменяемости. Бывают случаи, когда преступления совершаются в состоянии патологического опьянения. Такое лицо признают невменяемым, т. к. патологическое опьянение охватывается медицинским критерием, поскольку оно является временным психическим расстройством.

В медицинский критерий психических расстройств, не исключающих вменяемости, не входит алкоголизм, наркомания и токсикомания. При определении возможности применения статьи об уменьшенной вменяемости в случае совершения преступления в состоянии опьянения учитывается то, что лицо добровольно привело себя в такое состояние.

Особо следует сказать о лицах, совершивших преступление в состоянии обычного физиологического опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ. Известно, что в состоянии опьянения наблюдается снижение интеллектуальных и волевых способностей человека, изменения в деятельности высшей нервной системы, ослабление функционирования тормозных процессов самоконтроля. Однако у лица, находящегося в состоянии опьянения, сохраняется контакт с действительностью и действия носят мотивированный характер. Потребляя алкоголь, лицо по своей воле приводит себя в состояние сильного опьянения, которое хотя и нарушает психические процессы, но не является болезненным состоянием, возникшим помимо воли лица. Отрицательное влияние алкоголизма велико. Он причиняет вред здоровью людей. Пьянство рано сказывается на воспитании подрастающего поколения. Алкоголизм тесно связан с преступностью. Под влиянием алкоголя совершается примерно две трети умышленных убийств, три четверти причинения тяжкого вреда здоровью, грабежей, разбоев, более половины краж, две пятых автотранспортных преступлений. [55, 67]

Несмотря на степень опьянения, включая самую тяжелую, такие лица признаются вменяемыми и не освобождаются от уловной ответственности по причине отсутствия медицинского критерия. Статья 18 УК РК регламентирует вопросы привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление не только в состоянии алкогольного опьянения, но и наркотического, и токсического. Согласно указанной статье, лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванного потреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, не освобождается от уголовной ответственности. Более того, на основании п. «м» ч. 1 ст. 54 УК РК совершение преступления в состоянии алкогольного, наркотического или токсикоманического опьянения признается обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность. Суд вправе, в зависимости от характера преступления, не признать это обстоятельство отягчающим.

Любой субъект, достигший возраста наступления уголовной ответственности и не страдающий глубоким расстройством психики, способен предвидеть воздействие алкоголя (наркотических, токсических средств) на психическую деятельность и поведение, поэтому кроме случаев патологического опьянения, состояние физиологического опьянения не должно ни смягчать ответственность, ни тем более освобождать от нее.

Данная норма не имеет в виду исключительные состояния, связанные с патологическим опьянением или белой горячкой, которые считаются временным психическим расстройством и образуют один из признаков медицинского критерия невменяемости.

Патологическое опьянение является болезненным состоянием, которое относится к группе кратковременных психических расстройств. При патологическом опьянении налицо оба указанных выше критерия невменяемости. Патологически опьянение в основном проявляется в двух формах: эпилептоидной и параноидной. [56, 33]

При эпилептоидной форме патологического опьянения лица возникают искаженное восприятие окружающей действительности, сумеречное состояние сознания, болезненное возбуждение, что может привести к неправомерному поведению. При параноидной форме патологического опьянения у лица возникают галлюцинации, бредовые идеи. Сознание его нарушено, окружающая действительность воспринимается искаженно, возникают чувство страха, тревоги, что может породить у последнего стремление спасаться, защищаться, нападать на врагов, которые представляются ему в бреду.

Патологическое опьянение, по определению В. П. Сербского, есть кратковременное, остро протекающее расстройство психической деятельности человека, сопровождающееся глубоким помрачением сознания, болезненной симптоматикой в виде бредовых и галлюцинаторных переживаний и вытекающим из этого неправильным поведением, т. е. на определенное время человек лишается способности сознавать свои действия и руководить ими. Вследствие этого человек, совершивший преступление в таком состоянии, признается невменяемым. [57, 90]

При простом же опьянении у человека происходит временное нарушение нормального процесса высшей деятельности, иногда снижающее способность человека ориентироваться в создавшейся обстановке. Однако это нельзя признать временным психическим расстройством, поэтому нет в таких случаях медицинского критерия невменяемости. При отсутствии признаков медицинского критерия невменяемости деяние признается совершенным в состоянии вменяемости. Человек, психически здоровый, сознательно доводит себя до состояния опьянения, хотя знает о последствиях влияния алкоголя на его поступки и действия его. Поэтому он несет уголовную ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (ст. 18 УК).

Отдельные авторы утверждают, что состояние простого физиологического опьянения не исключает ответственности потому, что при этих состояниях имеют место нарушения нейродинамики, порождаются различного рода слуховые, зрительные представления, не соответствующие действительности, при глубоких степенях опьянения снижается критика, ослабевает самоконтроль и даже нарушается сознание. Но эти нарушения не лишают человека способности осознавать фактический характер и общественную опасность совершенного им деяния. [58,32 ]

Ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, посвящена ст. 18УК:

«Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, не освобождается от уголовной ответственности».

Данная статья УК имеет в виду обычное (непатологическое) опьянение, вызванное употреблением алкоголя, наркотических или других одурманивающих веществ. Такое обычное опьянение даже в том случае, если оно влечет за собой утрату лицом способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, не может рассматриваться в рамках невменяемости, поскольку в этом случае отсутствует медицинский критерий невменяемости, т. е. наличие у лица расстройства, парализующего или существенно ограничивающего способности его сознания и воли. Обычное опьянение (в том числе и наиболее распространенная его форма — алкогольное опьянение), как правило, возникает в результате произвольного употребления алкоголя и наркотических веществ, дозы которых в значительной степени и определяют поведение виновного в состоянии опьянения. Последнее обусловливается также и другими факторами, связанными с воспитанием лица, его культурным уровнем, привычками и т. д. Все это и не позволяет отождествлять опьянение с разновидностью психического заболевания.

Совершение преступления в состоянии опьянения включено в перечень обстоятельств, отягчающих ответственность при назначении наказания (хотя и с оговоркой насчет того, что суд вправе в зависимости от характера преступления не признавать это обстоятельство отягчающим) — п. «м» ч. 1 ст. 54 УК.

Состояние опьянения может повышать опасность преступления и лица, его совершившего, в тех случаях, когда оно явилось обстоятельством, способствующим в конкретном случае совершению преступления, например, подогрело решимость виновного совершить преступление, т.е. содействовало созреванию умысла и т. д.; как показывает изучение судебной и следственной практики по делам об убийствах, при совершении этих преступлений состояние опьянения обычно и бывает своеобразным катализатором, прямо влияющим на совершение виновным преступления. Поэтому в таких случаях суды в соответствии с ранее действовавшим УК Казахской ССР, как правило, признавали состояние опьянения виновного в момент совершения им преступления отягчающим ответственность обстоятельством. [59, 43]

Суд не придает опьянению виновного значения отягчающего обстоятельства в тех случаях, когда устанавливалось отсутствие связи совершенного преступления с состоянием опьянения.

От обычного опьянения (простого, физиологического), как уже отмечалось. Необходимо отличать опьянение патологическое. Разница здесь состоит не в степени тяжести опьянения. Патологическое опьянение – это качественно отличное от обычного опьянение болезненное состояние, также возникающее в связи с употреблением чаще всего алкоголя. Этот вид опьянения в психиатрии признается разновидностью психических расстройств.

Значительное количество преступлений совершается на почве пьянства. Это касается в первую очередь таких опасных преступлений как хулиганство, убийство, изнасилование, грабеж и другие.

С пьянством нередко связано и совершение должностных преступлений (взятки, кражи государственного имущества). Именно поэтому в практике борьбы с преступностью очень часто возникают вопросы о привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно новому Уголовному закону, лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Конкретный вид “других одурманивающих веществ” в данном случае значения не имеет. Данная норма не имеет в виду исключительные состояния, связанные с патологическим опьянением, которое является временным психическим расстройством и образует один из признаков медицинского критерия.

Состояние опьянения увеличивает психическую и двигательную активность, затрудняет концентрацию внимания, у человека происходит переоценка своих возможностей, снижается самоконтроль. В состоянии опьянения растормаживаются инстинкты и проявляются скрытые особенности личности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и другие).

Алкоголь, наряду с другими одурманивающими веществами, имеет первостепенное значение в нарушении баланса сил возбуждения и торможения, создающем в итоге психические аномалии, обуславливающие агрессивные реакции. В этом состоянии предпочтительными становятся более лёгкие, примитивные, не требующие усилий способы достижения целей.

Опьянение затрудняет осознание социальной значимости поведения и анализ возникшей ситуации, что свидетельствует о своего рода психической аномалии.

При решении вопроса о наказании лица, совершившего преступление в состоянии опьянения, следует принимать во внимание характер опьянения (добровольное, вынужденное, неосмотрительное, “для храбрости”, с целью облегчить свершение преступления). Опьянение не может быть смягчающим фактором, если оно злонамеренное, а также, если субъект привёл себя в такое состояние, зная, что для него опьянение может быть катализатором агрессивных реакций в большей мере, чем у других

2.5 Специальный субъект преступления

Специальными субъектами преступления в теории уголовного права именуются субъекты, обладающие не только рассмотренными ранее общими свойствами всех субъектов преступления, но и характеризующиеся дополнительно особыми, лишь им присущими, качествами.

Существование в уголовном праве особого понятия «специальный субъект преступления», обусловлено спецификой отдельных видов преступления, совершение которых возможно только в связи с определенной деятельностью людей, в связи с выполнением возложенных на них законом определенных обязанностей. Поэтому, устанавливая уголовную ответственность за некоторые преступления, законодатель предусматривает в качестве их субъекта, в отличие от всех других преступлений, не вообще любого человека, способного совершить преступление, а лишь человека, наделенного по закону особыми свойствами или признаками.

В действующем уголовном законодательстве имеется значительное количество норм, содержащих специальные указания на ограничение возможных субъектов определенных преступлений специальными признаками. К ним относятся, например, нормы, устанавливающие уголовную ответственность за должностные воинские преступления, за неоказание медицинской помощи без уважительных причин и другие.

Выделение особого понятия специальных субъектов преступления связано, прежде всего, с тем, что на определенный круг людей государство возлагает обязанности, сознательное невыполнение или недобросовестное выполнение которых в ряде случаев может повлечь за собой тяжкие последствия.

Отдельные определения специального субъекта, которые приводятся исследователями, не всегда полностью раскрывают его сущность, отражая только те или иные его стороны.

Так, в монографии В. С. Орлова, наиболее обстоятельно исследующего эту проблему, говорится, что «существование в советском уголовном праве особого понятия — специальный субъект преступления… обусловлено спецификой отдельных видов преступлений, совершение которых возможно только в связи с определенной деятельностью людей, в связи с выполнением возложенных на них законом определенных обязанностей». В этом определении подчеркиваются две стороны понятия: характер деятельности и характер возложенных на лиц обязанностей. Между тем не только эти признаки характеризуют специального субъекта. Например, такой признак виновного, как демографические свойства личности, в указанном определении не учитываются. [60, 42]

Полнее и точнее, на наш взгляд, раскрывает сущность специального субъекта определение Н. С. Лейкиной и Н. П. Грабовской: «Специальным субъектом называются субъекты, обладающие конкретными особенностями, указанными в диспозиции статьи».Однако при раскрытии признака специального субъекта авторы фактически сужают предложенное ими же определение. [61, 32]

В юридической литературе, по сути, такое же определение специального субъекта дается и другими авторами, хотя при классификации его признаков между ними имеются существенные расхождения. Так, П. С. Дагель подчеркивает, что признаки специального субъекта преступления ограничивают круг лиц, могущих быть субъектами данных преступлений, и тем самым ограничивают сферу уголовной ответственности. [62, 33]

Ш. С. Рашковская определяет специальный субъект как «лицо, которое кроме необходимых признаков субъекта (вменяемость, достижение определенного возраста) должно обладать еще особыми, дополнительными признаками, только при наличии которых возможно совершение данного преступления». [63, 21]

Кроме того, автор предлагает выделять дополнительные признаки специального субъекта, к которым относит: совершение преступления лицами, ранее совершившими какое-либо преступление; прежнюю судимость либо наличие административного взыскания до привлечения к уголовной ответственности за аналогичные, не менее опасные действия; совершение преступления особо опасным рецидивистом.

Имеются и другие точки зрения по этому вопросу. Так, профессор Каиржанов Е. И. дает такую классификацию: специальные субъекты по своей роли (положению) делятся:

а) по полу — исполнитель только мужчина (изнасилование), исполнитель только женщина (убийство матерью новорожденного ребенка);

б) по возрасту — исполнитель только лицо, достигшее 18-летнего возраста (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность»

в) военнообязанный может быть исполнителем воинских преступлений;

г) по профессиональным обязанностям — работник милиции, медицинский и др.;

д) по обязанностям в отношении деятельности органов правосудия (свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики);

е) по обязанностям, возложенным в отношении других лиц (оставление в опасности, уклонение от содержания и воспитания детей);

ж) по характеру выполняемой работы (разглашение государственной тайны, утрата документов, содержащих государственную тайну и др.)-

з) по должностному положению лица (злоупотребление властью или служебным положением, превышение власти и др.);

и) по определенному положению лица по отношению к собственности (преступно небрежное отношение к охране собственности);

к) по положению лица по отношению к потерпевшему (доведение до самоубийства). [64, 32]

Признаки специального субъекта — это дополнительные признаки состава преступления. Их специфика, как и факультативных признаков, характеризующих другие элементы состава преступления (объективную и субъективную строну преступления), выражается в том, что они:

а) могут выступать конструктивными признаками состава преступления, без которых данный состав отсутствует. Например, субъектом неправомерных действий при банкротстве (ст. 215 УК) может быть только лишь руководитель или собственник организации-должника, а равно индивидуальный предприниматель. Если же эти действия совершены иным служащим предприятия, данный состав преступления отсутствует,

б) могут выступать квалифицирующим признаком, образующим состав преступления при отягчающих обстоятельствах. Так, если присвоение чужого имущества, вверенного виновному, совершается с использованием им своего служебного положения, такие действия квалифицируются по п. «в» ч. 2 ст. 176 УК Республики Казахстан;

в) могут иметь значение для индивидуализации ответственности и наказания, выступая в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего его (например, п. «о» ч. 1 ст. 54 УК в качестве отягчающего обстоятельства предусматривает совершение преступления с использованием доверия оказанного виновному в силу его служебного положения или договора) [65, 5]

Кроме указанных, к отдельным признакам субъекта преступления законодатель относит ряд других свойств, характеризующих личность преступника:

1) совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление (неоднократность);

2) прежняя судимость;

3) гражданство (ст. 165, 166 УК).

Если дополнительные признаки, характеризующие субъект, предусмотрены законом, то наличие их является необходимым условием уголовной ответственности за данный вид преступления.

Более правильной, на наш взгляд, является точка зрения Р. Орымбаева, который считает, что «общее понятие субъекта преступления должно содержать существенные признаки (вменяемость и возраст) и признаки, установленные конкретными нормами Особенной части УК союзных республик. Следовательно, общее понятие субъекта преступления можно определить как вменяемое, достигшее определенного возраста и обладающее признаками, установленными конкретными нормами Особенной части УК, физическое лицо». Далее он дает обоснование своим суждениям о специальном субъекте преступления, с чем нельзя не согласиться.

Большое значение имеет на практике правильное определение признаков специального субъекта преступления. «При присутствии признаков специального субъекта возникает несколько иное положение: в отдельных случаях отсутствие этих признаков полностью исключает уголовную ответственность лица, в других — имеется лишь квалификация преступления».

В статьях Особенной части УК РК содержатся нормы, в которых наряду с общими признаками субъекта преступления можно установить еще и дополнительные признаки. В теории уголовного права такие субъекты преступления, обладающие дополнительными признаками, именуются специальными субъектами преступления. Более того, отсутствие у лица, совершившего преступление дополнительных признаков, не позволяет привлечь такое лицо к уголовной ответственности.

Подавляющее большинство специалистов считают, что специальный субъект преступления — это лицо, которое наряду с общими признаками субъекта (вменяемости и возраста уголовной ответственности), обладает и иными дополнительными юридически значимыми признаками.

Например: субъектом преступления, предусмотренного ст. 296 УК РК (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами), может быть не любое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только обладающие определенными в законе особенностями — оно должно быть управляющим автомобилем, трамваем, троллейбусом и другими механическими видами транспортных средств.

В данном случае особенности субъекта связаны с характером с1о деяния в сфере движения и эксплуатации транспортных средств (водитель, лицо, управляющее транспортным средством).

В понятие специального субъекта следует включать лишь те признаки, которые характеризуют его в рамках на преступления и необходимы для правильной квалификации совершенного деяния.

Общеизвестно, что для уголовной ответственности необходимо наличие вменяемости и соответствующего возраста уголовной ответственности, выступающих в качестве юридических признаков общего субъекта преступления. Однако за ряд преступлений ответственность несут лишь лица, которые наряду с признаками общего субъекта (вменяемостью и определенным возрастом) наделены и другими юридическими признаками, указанными в диспозициях конкретных статей Особенной части УК (например, врач, должностное лицо, работник транспорта, эксперт, свидетель, лицо, управляющее транспортными средствами, военнослужащий и т. д.).

Эти признаки и характеризуют специальных субъектов преступления, поэтому их целесообразно именовать признаками специального субъекта преступления. Иногда в юридической литературе их правомерно называют факультативными, дополнительными, специальными, а иногда специфическими или особыми.

В плане общего учения о составе преступления признаки специального субъекта предпочтительно, да и традиционного следует называть «факультативными», так как применительно к учению о составе преступления считается, что признаки, которые характерны не для всех составов преступлений, а входят лишь в некоторые из них, именуются факультативными.

Иное назначение они приобретают в конкретном составе преступления, где они предусмотрены. В этих составах признаки специального субъекта являются обязательными наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности. Причем, при квалификации преступления эти признаки очень часто устанавливаются в первую очередь. Специфика квалификации преступлений со специальным субъектом состоит в том, что она, как правило, и начинается с установления признаков специального субъекта, а затем уже исходя из особенностей этого субъекта, отыскивается уголовно-правовая норма, по которой должен нести ответственность.

Законодатель, вводя в закон признаки специального субъекта преступления, тем самым определяет, что данное преступление может совершить не всякое лицо, а лишь обладающее такими признаками. А. Н. Трайнин правильно писал, что «признаки, вводимые законом в состав преступления для характеристики субъекта преступления, направлены к следующей цели: законодатель при помощи этих признаков сужает круг лиц, могущих нести уголовную ответственность за определенное преступление или определенную группу преступлений, тем самым утверждая положение, что не всякое физическое вменяемое лицо может быть субъектом данного вида или данного рода преступлений… Широкий круг физических и вменяемых лиц, могущих стать субъектами преступления, законодатель суживает путем внесения в состав ограничительных — специальных и конкретных признаков». [66, 4]

Таким образом, на основании изложенного специальный субъект преступления — это физическое лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иными дополнительными юридическими признаками, предусмотренными в уголовном законе или прямо вытекающими из него, ограничивающими круг лиц, которые могут нести ответственность поданному закону и тем самым определяющими правильное его применение.

В УК РК содержится описание различных видов специальных субъектов. Очевидно, есть возможность объединить соответствующие виды специальных субъектов в однотипные группы и подгруппы.

Распределение специальных субъектов по таким группам возможно лишь путем их классификации. Этот вопрос в теории уголовного права все еще недостаточно разработан и решается различным образом.

Так, почти до конца 60-х годов вообще не предлагалось какой-либо классификации, а лишь констатировалось описание в ряде статей УК специального субъекта. В основном выделяли такие виды этих субъектов, как должностные лица — военнослужащие и военнообязанные, а затем работники транспорта. Впервые систематизация видов специальных субъектов путем их классификации была предпринята лишь в 1968 г. Н. С. Лейкиной и Н. П. Грабовской. В качестве основания для классификации они выделили признаки специальных субъектов, характеризующие:

— государственно-правовое положение лица (иностранец, лицо без гражданства);

— профессиональное положение;

— должностное положение, особые качества выполняемой работы;

— демографические признаки — пол, возраст, родственные отношения. [67, 37]

На наш взгляд, признаки специального субъекта могут быть классифицированы следующим образом:

— По государственно-правовому положению: гражданин РК (ст. 165 УК РК «Государственная измена»), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 166 УК РК «Шпионаж»).

— По демографическому признаку: по полу — мужчина (ст. 120 УК РК «Изнасилование»); по возрасту — совершеннолетний (ст. 131 УК РК «Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность»).

— По семейным, родственным отношениям — родители и лица, их заменяющие, дети (ст. 136 УК РК «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»).

— По отношению к военной обязанности: призывник, военнослужащий и военнообязанный (целый ряд составов, предусмотренных главой 16 УК РК «Воинские преступления»).

— По должностному служебному положению: лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций либо приравненные к ним лица (ст. 307 УК РК «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 311 УК РК «Получение взятки», глава 13.).

— По должностному положению лиц, работающих в специальных государственных системах: дознаватель, следователь, Прокурор, судья (ст. 344 УК РК «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», ст. 348 УК РК «Фальсификация доказательств» и др.).

— По профессиональным обязанностям: врач, другие медицинские и фармацевтические работники (ст. 114 УК РК «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником»).

— По характеру выполняемой работы: лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены по службе или работе (ст. 173 УК РК «Утрата документов, предметов, содержащих государственные секреты»), член избирательной комиссии (ст. 147 УК РК «Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов»), работник железнодорожного, водного или воздушного транспорта (ст. 295 УК РК «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта»), работник торговли (ст. 223 УК РК «Обман потребителей») и т.д.

— По занимаемой должности: капитан судна (ст. 305 УК РК «Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие»), командир воздушного судна (ст. 306 УК РК «Нарушение правил международных полетов»).

— По характеру обязанностей граждан в отношении государства: свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик (ст. 352 УК РК «Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод»).

Предложенная классификация не является исчерпывающей и единственной в науке уголовного права. В юридической науке высказываются и иные мнения поданному вопросу.

В юридической литературе справедливо утверждается, что совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, является не только единственным, но и достаточным основанием уголовной ответственности, то есть органу, осуществляющему уголовное преследование, для привлечения кого-либо к уголовной ответственности достаточно установить наличие в деянии состава преступления. Все другие обстоятельства для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности выявлять не нужно. Разумеется, отсюда не следует, что орган, осуществляющий уголовное преследование, не должен выяснять другие обстоятельства дела. Например, те же данные, характеризующие личность виновного, предшествующее совершению преступления поведение и пр. – все это имеет значение для дела и может учитываться судом при назначении наказания, но не выступает в качестве основания уголовной ответственности1.

Понятие состава преступления в уголовном законодательстве не дается. Оно раскрывается наукой уголовного права. Обобщение различных взглядов по данному вопросу позволяет сформулировать, что состав преступления (corpus delikti) – это разработанная наукой уголовного права взаимосвязанная совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление, и зафиксированная в уголовном законе как средство, позволяющее определить юридическую конструкцию общественно опасного деяния и сделать вывод о том, что это деяние является преступлением, описанным в той или иной норме Особенной части Уголовного кодекса. Поскольку именно Уголовный кодекс Республики Казахстан в нормах Особенной части определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, путем описания их конкретных признаков. Он включает не индивидуальные признаки конкретного преступления, а наиболее важные юридические признаки, которые являются общими для всех без исключения преступлений данного вида.

Понятие состава воинского преступления включает единые для всех преступлений элементы: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона и вместе с тем выявляют его особенности как преступления особого вида в отличие от других невоинских преступлений. Иногда в составы воинских преступлений вводятся дополнительные (квалифицирующие) признаки, указывающие на отягчающие обстоятельства совершенного преступления (в военное время, в боевой обстановке, группой лиц, тяжкие последствия и т.д.).

Для уяснения признаков состава воинского преступления необходимо руководствоваться диспозициями статей главы 16 УК Республики Казахстан, предусматривающими конкретные виды воинских преступлений, нормой, определяющей общее понятие воинского преступления (ст. 366 УК Республики Казахстан), а также соответствующими нормами Общей части Уголовного кодекса. Так, например, в ст. 19-23 УК Республики Казахстан говорится о признаках субъективной стороны преступления, а в ст. 24-31 УК РК – о признаках предварительной и совместной преступной деятельности.

Признаки состава воинского преступления подразделяются на две группы: обязательные и факультативные.

Обязательными являются признаки, входящие в составы всех без исключения воинских преступлений. К ним относятся: объект преступления, общественно опасное деяние (действие или бездействие), вина в форме умысла или неосторожности, вменяемость лица и достижение им возраста, с которого наступает ответственность за воинские преступления, пребывание лица на военной службе или военных сборах. Названные признаки обязательно входят в состав любого воинского преступления, при отсутствии хотя бы одного из них нет состава преступления и нет уголовной ответственности.

Факультативными являются те юридические признаки, которые используются при конструировании не всех, а лишь отдельных составов воинских преступлений. С помощью данных признаков воинские преступления характеризуются дополнительными свойствами, в которых выражается специфика данного вида преступления. К этой группе относятся такие признаки, как предмет посягательства, общественно опасные последствия, причинная связь между деянием и последствиями, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления, мотив и цель.

Вместе с тем факультативный признак может включаться в основной состав воинского преступления и становиться, таким образом, обязательным признаком этого состава. Например, цель – уклонение от военной службы в ст. 373 УК Республики Казахстан или причинная связь между деянием и последствиями – в нарушениях специальных правил несения службы в статьях 375-379 УК Республики Казахстан, а также и другие факультативные признаки: общественно опасные последствия, предмет посягательства, время, мотив – могут быть обязательным признаком воинского состава преступления.

В других случаях факультативный признак может приобрести значение квалифицирующего состава преступления, то есть повышающего общественную опасность преступления и изменяющего его квалификацию. Это, как правило, тяжкие и особо тяжкие воинские преступления с применением оружия, повлекшие тяжкие последствия, в военное время, в боевой обстановке и т.д. Если же признак не включен в основной состав и не указан в качестве квалифицирующего, он может выступать как обстоятельство, смягчающее или отягчающее наказание и обуславливать избрание судом вида и размера наказания (статьи 53 и 54 УК РК).

Составы воинского преступления могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, воинские преступления по способу законодательного описания объективной стороны (по конструкции объективной стороны) могут быть формальными (ст. ст. 372 – 374 УК РК), материальными (ст. ст. 390 – 393 УК РК) или же формально-материальными (ст. ст. 375, 376 УК РК).

По характеру и степени общественной опасности подразделяются на основной состав (ч. 1 ст. 367 УК РК); состав со смягчающими обстоятельствами (ч. 4 ст. 367 УК РК); состав с отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 367 УК РК). Вместе с тем не все составы воинских преступлений различаются по этому признаку на три вида. В некоторых статьях предусмотрен только основной состав преступления, например, ст. ст. 383 – 385, 388 и 389 УК Республики Казахстан, есть нормы с основным и квалифицированным составами, например, ст. ст. 376 – 379 УК Республики Казахстан, также есть нормы с основным, квалифицированным и особо квалифицированным составами, например, ст. ст. 370 и 391 УК Республики Казахстан.

По структуре составы воинских преступлений в основном являются сложными, поскольку “усложнение” состава преступления происходит за счет:

— удвоения элементов, например, насильственные действия в отношении начальника (ст. 369 УК РК) посягают на два объекта: отношения воинской подчиненности и здоровье лица, подвергшегося насилию;

— удлинение процесса совершения преступления – длящееся дезертирство (ст. 373 УК РК);

— включение нескольких действий, последствий и т.п., каждого из которых (хотя бы одного) достаточно для признания деяния воинским преступлением.

Таким образом, главное значение состава воинского преступления заключается в том, что его наличие в совершенном общественно опасном деянии согласно ст. 3 УК Республики Казахстан является основанием уголовной ответственности, и другое его значение в том, что используется для квалификации преступления.

Для того чтобы правильно квалифицировать то или иное общественно опасное действие военнослужащего как воинское преступление, необходимо исходить из общего понятия воинского преступления, содержащего в себе наиболее существенные и специфические признаки, характеризующие воинские преступления, которые далеко не тождественны с признаками преступлений против человека, в сфере экономики, против государственной службы, общественной безопасности и здоровья населения.

При создании законодателем системы норм о воинских преступлениях прежде всего отбираются определенные деяния, соответствующие признакам воинского преступления, и определяется тем самым общий объем составов воинских преступлений. Как отмечалось выше, критериями для отнесения деяния к числу воинских преступлений является специфический объект и специфический субъект преступления. Затем все составы воинских преступлений располагаются в определенной последовательности с учетом характера и степени общественной опасности и их близости по своему содержанию друг к другу. Устанавливается, таким образом, тесная взаимная связь норм закона.

Система составов воинских преступлений сложилась как результат развития законодательства о воинских преступлениях в предшествующие периоды, учитывавшего опыт работы органов военной юстиции, данные науки уголовного права и задачи борьбы с воинскими преступлениями. Теория уголовного права классифицирует составы воинских преступлений, разделив их на соответствующие группы, беря за основу деления объект преступного посягательства. Если все воинские преступления имеют своим объектом порядок несения военной службы, то этот же объект в каждой группе составов воинских преступлений конкретизируется, образуя их непосредственный объект.

Непосредственным объектом конкретных воинских преступлений являются отношения, устанавливающие те или иные стороны порядка несения военной службы. По непосредственному объекту воинские преступления можно разделить на пять групп:

1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими: неповиновение или иное неисполнение приказа (ст. 367 УК); сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ст. 368 УК); насильственные действия в отношении начальника (ст. 369 УК); нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 370 УК); оскорбление военнослужащего (ст. 371 УК).

2. Преступления против порядка прохождения военной службы: самовольное оставление части или места службы (ст. 372 УК); дезертирство (ст. 373 УК); уклонение от службы путем членовредительства или иным способом (ст. 374 УК).

3. Преступления, посягающие на порядок несения специальных служб: нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 375 УК); нарушение правил несения пограничной службы (ст. 376 УК); нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы (ст. 377 УК); нарушение уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарнизоне (ст. 378 УК); нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 379 УК).

4. Преступления против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники: оставление погибающего корабля (ст. 382 УК Республики Казахстан); умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 387 УК); неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 388 УК); утрата военного имущества (ст. 389 УК); нарушение правил обращения с оружием, а также веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих (ст. 390 УК); нарушение правил вождения и эксплуатации машин (ст. 391 УК); нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 392 УК); нарушение правил кораблевождения (ст. 393 УК).

5. Преступления, посягающие на нормальную деятельность военного управления, престиж и авторитет Вооруженных сил, а также на воинскую дисциплину: злоупотребление властью, превышение или бездействие власти (ст. 380 УК); халатное отношение к службе (ст. 381 УК); сдача или оставление противнику средств ведения войны (ст. 383 УК); разглашение секретных сведений военного характера или утрата документов, содержащих секретные сведения военного характера (ст. 386 УК); добровольная сдача в плен (ст. 384 УК); мародерство (ст. 385 УК).

Внутри каждого видового выделяется непосредственный объект воинских преступлений. Им является порядок прохождения конкретного вида службы конкретным военнослужащим, посягающим на этот порядок, а следовательно, и на военную безопасность государства.

Как уже было отмечено, помимо объекта преступного посягательства, воинские преступления отличаются от иных видов преступлений наличием специального субъекта преступления — лица, причиняющего ущерб военной службе, имеющего особый статус.

Таким образом, в статье 366 УК Республики Казахстан сохранился прежний подход к рассмотрению видовых признаков воинских преступлений через указание на специфичность объекта и субъекта преступления.

Ввиду этого диспозиция ст. 366 УК Республики Казахстан “Понятие воинского преступления”, на наш взгляд, законодателем сконструирована не совсем удачно, так как носит комбинированный характер. В ней, по существу, раскрывается понятие воинского преступления и указаны виды лиц, признаваемых субъектами воинских преступлений.

В связи с этим предлагается следующая редакция ст. 366 УК Республики Казахстан: “Воинским преступлением признается предусмотренное настоящей главой общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие) против установленного порядка несения

Установление признаков специального субъекта при квалификации преступления имеет большое значение.

Во-первых, когда признаки специального субъекта являются конструктивными, то есть закон включает их в основной состав преступления. Тогда признаки специального субъекта являются обязательными. Лица, не отвечающие требованиям специального субъекта, указанным в конкретной уголовно-правовой норме, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по данной статье, хотя они и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы.

Во-вторых, дополнительные признаки субъекта могут быть исключены в конструкцию не основного состава, а в состава с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они тоже являются обязательными для квалификации преступления.

Третье значение факультативных признаков проявляется тогда, когда признаки специального субъекта не предусмотрены в законе вообще, ни в основном составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами. В этом случае особенности субъекта находятся вне рамок состава. Они относятся к характеристике личности преступника и могут быть учтены судом при назначении наказания в качестве отягчающих обстоятельств, если они предусмотрены в ст. 54 УК РК.

В Нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан относят к субъектам таких преступлений любых работников, проведя тем самым смещение понятий с использованием служебного положения и должностное лицо.

Грамматическое толкование терминологии показывает, что в рассматриваемом квалифицирующем признаке речь идет о достаточно определенной ситуации совершения преступления — деяния, совершают лица, использующие свое служебное положение, т.е. состоящие на службе. Службу следует определить как осуществляемую на постоянной основе возмездную деятельность по обеспечению функционирования государственных органов, коммерческих и иных организаций в соответствии с задачами их деятельности и законными интересами. Следовательно, служащий — это субъект, занимающий должность в составе структурного подразделения государственного органа, коммерческой и иной организаций и имеющий определенный объем функций, прав и обязанностей.

Под использованием лицом своего служебного положения понимается использование тех функций, прав и обязанностей, которыми лицо наделено, занимая должность в составе государственного органа, коммерческой и иной организаций.

Понятия «должностное лицо» и «лицо, выполняющие управленческие функции в коммерческой и иной организации» отличаются друг от друга как местом выполнения организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, так и характером управления.

Руководителем коммерческой организации признается руководитель исполнительного органа либо лицо, ответственное за ведение дел организации.

Понятие «лицо, выполняющие управленческие функции в коммерческой организации» соотносится с понятием «руководитель коммерческой организации» как часть с целым.

Служащим коммерческой организации следует считать физическое лицо, исполняющее в порядке и на основаниях, установленных законом, учредительными документами либо общим положением об организациях данного вида, локальными правовыми актами организации, а также трудовым либо иным договором (контрактом), обязанности по должности, занимаемой им в коммерческой организации, независимо от формы собственности, за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств организации или ее собственника.

Проведенным исследованием установлено, что законодателем в примечаниях к ст. 307 УК РК заложены существенные противоречия. Согласно п. 1 примечания к ст. 307 УК РК, законодатель относит должностных лиц к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, а п. 2 примечания к указанной статье УК РК отдельно выделяет должностных лиц. Таким образом, одно и то же лицо может быть и должностным, и лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций.

Делается вывод о необходимости предусмотреть в качестве одного из субъектов хищения чужого имущества с использованием служебного положения должностных лиц, исключив при этом, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 176 УК РК лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, либо приравненных к ним лиц, если преступные посягательства сопряжены с использованием указанными лицами служебного положения.

Существуют также такие составы преступлений со специальным субъектом, где признаки специального субъекта включены в конструкцию не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. В данном случае признаки специального субъекта преступления являются обязательными для квалификации преступления. При этом эти признаки тоже входят в основание уголовной ответственности, но не по основному составу, а по квалифицированному. Так в статье 290 УК (получение взятки должностным лицом) предполагает в качестве субъекта основного состава только должностное лицо (первое значение дополнительного признака субъекта). Часть 3 данной стать указывает специальную характеристику должностного лица в виде его ответственного положения: лицо, занимающее государственные должности Республики Казахстан или субъекта Республики Казахстан или являющееся главой органа местного самоуправления, эти признаки, как уже говорилось в предыдущей главе, более конкретизируются в статьях постановления Верховного Суда РК «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10.02.00.

В данном постановлении также указанно, что субъектом преступления предусмотренного статьей 290 УК РК, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе.

Однако в данном постановлении указывается на то, что если субъектом преступления будет работник государственного органа или органа местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, исполняющие в них обязанности на профессиональной или технической основе, и при условии, что данные обязанности не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям, то в данном случае данное лицо не может рассматриваться как субъект получения взятки.

При характеристике субъекта преступления важное значение для определения его ответственности и назначения наказания имеют признаки личности преступника.

Понятия «субъект преступления» и «личность преступника» не являются тождественными. Личность преступника — понятие более широкое, чем понятие субъект преступления. Личность преступника — это совокупность всех социальных свойств, связей и отношений, характеризующих преступника как личность в целом: его социальные связи (политические, трудовые, бытовые, семейные и т. д.), его морально-политические качества (мировоззрение, убеждения, интересы); его психологические свойства и особенности (интеллект, волевые качества, эмоциональные особенности, темперамент); его демографические и физические данные (пол, возраст, состояние здоровья); его биография, жизненный опыт, образование, заслуги и провинности перед обществом.

Изучением личности преступника занимается такая дисциплина, как криминология.

Из всех свойств личности преступника понятие «субъект преступления» включает в себя лишь минимальную совокупность признаков, характеризующих личность преступника (вменяемость, достижение возраста уголовной ответственности), вне которых нет состава преступления. В понятие субъекта включаются лишь признаки, указанные в статьях уголовного закона.

Особенности личности преступника имеют важное значение при назначении наказания, его индивидуализации (ст. ст. 52, 53,54 УКРК), для решения вопроса об условном осуждении (ст. 63 УК РК), освобождении от уголовной ответственности и наказания (ст. ст. 65, 66, 67, 68, 69 УК РК), условно-досрочном освобождении от наказания или замене неотбытой части наказания более мягким (ст. ст. 70,71 УК РК) и в других случаях.

В сфере уголовного права отдельные свойства, качества личности имеют существенное значение. Так, личность виновного учитывается при: избрании судом вида и размера назначаемого наказания; решении вопроса об освобождении от уголовного наказания или ответственности; применении условного осуждения; назначении наказания ниже, чем предусмотрено в санкции статьи.

Эти данные могут быть непосредственно не связаны с преступлением, но характеризуют личность и ее социально-психологические качества с отрицательной или положительной стороны, свидетельствуют о большей или меньшей степени общественной опасности. Некоторые из этих данных указаны законодателем в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (беременность, наличие малолетних детей, неоднократное совершение преступления и т.д.).

Рассмотрим следующий пример из судебной следственной практики. Лысов, ранее дважды судимый в г. Караганда проник в летнюю кухню, завладел там продуктами. Уходя, встретил хозяйку, напал на нее и, угрожая ножом, стал душить, требуя денег, нож признан холодным оружием. Имеется ли множественность преступлений? Множественность преступлений в отличие от единичных состоит из двух и более преступлений. Под единичными преступлениями следует понимать такие общественно опасные действия, которые тесно связаны между собой внутренне (с точки зрения мотивов и целей субъекта), и в силу этой типичной субъективной их взаимосвязанности выделяются законом в один состав преступления.

Под множественностью преступлений понимается совершение лицом двух и более установленных приговором суда преступлений независимо от предшествующего осуждения за них.

Для множественности преступлений характерно следующее:

-лицом должно быть совершено не менее двух самостоятельных преступлений;

-каждое из деяний должно быть установлено судом в приговоре. Если лицо и совершало преступление, но уголовное дело было прекращено на предварительном следствии, дознании или в суде то оно не может считаться ранее совершившим деяние;

-преступление не должно быть погашено сроком давности уголовной ответственности (ст. 69 УК РК), ранее вынесенный приговор не погашен давностью его исполнения (ст. 75 УК РК), и с лица не снята судимость за ранее совершенное деяние актами амнистии или помилования (ст. 76 УК РК) либо не снята и погашена на основании ст. 77 УК РК;

-каждое преступление может быть оконченным или неоконченным. В каждом из них лицо может выполнять любую из ролей, указанных в ст. 28 УК РК.

В социальном отношении множественность преступлений ведет, прежде всего, к повышению их степени общественной опасности за счет причинения объекту большего вреда, как, например, при совершении двух краж, двух убийств, двух хулиганств, либо за счет причинения вреда двум и более разным объектам, например, при совершении разновременно грабежа и изнасилования, а в данной ситуации – хищение продуктов и угроза жизни хозяйки. Повышение вреда объекту преступления в ряде случаев служит основанием для изменения юридического содержания преступления, его тяжести.

В зависимости от структуры деяний уголовное право предусматривает три формы множественности: неоднократность, совокупность преступлений, рецидив.

В данной ситуации, совершается два вида преступления – кража, т.е. тайное хищение чужого имущества и причинение вреда здоровью хозяйки. Таким образом имеет место множественности преступления – совокупностью преступлений, т.е. совершение двух или более деяний, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РК, ни за одно из которых лицо не было осуждено или не было освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным законом. Но так как лицо ранее дважды привлекалось к уголовной ответственности (и если преступления были умышленные) можно предположить, что будет рецидив преступлений, т.е. совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ст. 13 УК РК).

При конструктивных признаках специального субъекта, т.е. включенных в основной состав преступления. Лица, не отвечающие требованиям специального субъекта, указанные в конкретной уголовно-правовой норме, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по данной статье как исполнители преступления, хотя и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы. Статья 285 УК предусматривает ответственность за злоупотребление по службе только должностных лиц, которые используют свои служебные полномочия вопреки интересам службы в корыстных или иных личных интересах, если эти деяния повлекли существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства. Как указано в учебнике по уголовному праву, особенность признаков субъекта преступления данной статьи в том, что они могут совершаться лицом с использованием обязанностей по службе и только благодаря его служебному положению Примечание 1 к ст.285 УК, раскрывая признаки должностного лица, в частности, указывает, что таковыми являются представители власти или лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных учреждениях, в Вооруженных Силах Республики Казахстан, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан.

Так в некоторых научных работах указывается на то, что основанием выполнения конкретным лицом управленческих функций должен быть юридический факт, наделяющий это лицо властными полномочиями и порождающий возникновение управленческих отношений между данным субъектом и лицами, поведение которых выступает управляемым объектом. Поскольку в УК РК упоминается «специальное» полномочие, логично предположить существование неких «общих» полномочий, т.е. обычных, типичных оснований выполнения управленческих функций.

Далее приводятся примеры в отраслях права. Так в административном праве известны следующие способы замещения должностей: 1) зачисление; 2) назначение на должность; 3) выборы; 4) конкурс. В теории уголовного права в качестве оснований выполнения управленческих функций называются акт о назначении на должность, акт выборов, доверенность, трудовой договор (контракт). В работах по проблемам гражданского права к этим основаниям отнесены такие, как: решение о назначении или избрании (в качестве руководителя); особый (сочетающий признаки трудового и гражданско-правового) договор с руководителем или иным субъектом, выполняющим функции органа юридического лица.

Не вызывает сомнений, что перечисленные основания являются «общими», т.е. обычными основаниями выполнения управленческих функций. Но для объяснения управленческих функций по специальному полномочию, следует привести разъяснение, данное Верховного Суда РК. В абз.2 п.1 постановлена Верховного Суда РК № 6 от 10.02. 2000 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» записано: «Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов полиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица, либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др.)»

Одним из самых сложных вопросов по рассматриваемой категории преступлений является вопрос о понятии должностного лица. В этой связи Пленум Верховного Суда РК еще раз обращает внимание на критерии определения должностного лица, закрепленные в примечании к ст.285 УК.

В связи с этим толкуя это разъяснение, говорится о том, что выполнение функций должностного лица по специальному полномочию соотнесено с возложением на лицо таких функций нормативно-правовым актом или управомоченным органом или должностным лицом. Эти полномочия могут быть временными, одноразовыми, совмещаемыми с основной рабой. Отсутствие таких полномочий, представление их неправомочным субъектом и т.д. исключают наличие должностного лица.

В правовой литературе содержится определение понятия специального полномочия, в соответствии с которым оно представляет собой «официально предоставленные (путем издания нормативного или индивидуального акта) представителю общественности права на осуществление административно-хозяйственных или организационно-распорядительных функций, а также функций представителя власти». Содержание данного понятия у нас вызывает возражения. Во-первых, наделение специальным полномочием на основании нормативного акта общего действия. Во-вторых, ограничение круга лиц, выполняющих управленческие функции по специальному полномочию, только представителями общественности.

Уголовный закон предусматривает преступления, субъектами которых могут быть не любые вменяемые физические лица, достигшие определенного возраста, а лишь те, кто обладает еще особыми, дополнительными признаками. Например, субъектами незаконного производства аборта, предусмотренного частями первой и второй статьи 117 УК РК, могут быть только врачи, злоупотребления должностными полномочиями (ст. 307 УК РК) — должностные лица.

Специфика этих преступлений заключается в том, что они не могут быть совершены лицами, которые не наделены такими признаками.

В действующем уголовном законодательстве нет определения понятия специального субъекта. Признаки, характеризующие специальных субъектов, предусмотрены в нормах Особенной части УК РК.

Специальный субъект преступления — это лицо, которое наряду с общими признаками субъекта (вменяемость, достижение определенного возраста) обладает еще дополнительными признаками, предусмотренными соответствующими нормами Особенной части УК РК, при наличии которых возможно совершение данного преступления.

Составы преступлений, в которых предусмотрена ответственность специальных субъектов, называются составами со специальным субъектом.

В УК РК имеется значительное число норм со специальным субъектом.

Нет ни одной главы Особенной части УК РК, где не предусматривались бы составы со специальными субъектами. А две главы — глава 13 «Преступления против интересов государственной службы» и глава 16 «Воинские преступления» выделены не только по родовому объекту, но и по признаку специального субъекта преступления. Субъектами большинства преступлений против интересов государственной службы и воинских преступлений могут быть соответственно только должностные лица или военнослужащие, а также граждане, пребывающие в запасе во время прохождения ими сборов.

Специальными субъектами могут быть только исполнители преступлений. В качестве соучастников могут выступать и другие лица, не обладающие признаками специального субъекта.

Признаки специального субъекта в большинстве случаев прямо указываются в самой норме УК РК, предусматривающей конкретный состав преступления. Например, в диспозиции статьи 350 УК РК в качестве субъектов преступлений прямо названы судьи, в статье 345 УК РК — лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.

В других случаях признаки специального субъекта в диспозиции подразумеваются, и они устанавливаются тогда путем толкования. Так, путем толкования статьи 120 УК РК, предусматривающей ответственность за изнасилование, можно сделать вывод, что субъектом-исполнителем этого преступления является мужчина.

В некоторых случаях признаки специального субъекта устанавливаются в особой норме УК РК. Например, в примечании статьи 307 УК РК дано понятие должностного лица, а в статье 366 УК РК приводится перечень лиц, могущих нести уголовную ответственность за воинские преступления.

В указанных случаях понятие специального субъекта дается для значительного количества составов преступлений — всех преступлений против интересов государственной службы и воинских преступлений.

Установление признаков специального субъекта имеет важное значение при решении вопроса об уголовной ответственности, а также при квалификации действий виновного, индивидуализации наказания. Отсутствие признаков специального субъекта, предусмотренных в Особенной части УК РК, исключает уголовную ответственность за это преступление.

Например, халатное отношение к службе лицом, не являющимся должностным, исключает уголовную ответственность по статье 316 УК РК, так как субъектом этого преступления является только должностное лицо.

Признаки специального субъекта в ряде случаев могут выступать в качестве обстоятельств, повышающих степень общественной опасности совершенного преступления, превращая основной состав в квалифицированный состав преступления того же вида, либо могут выступать в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность.

Так, состав злоупотребления должностными полномочиями (ст. 307 УК РК) перерастает из основного в квалифицированный, если данное деяние совершается лицом, занимающим ответственную государственную должность (ч. 2 ст. 307 УК РК).

Убийство матерью своего новорожденного ребенка как во время родов, так и в последующий период, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость (ст. 97 УК РК), является обстоятельством, смягчающим ответственность за данное преступление.

В тех случаях, когда признаки специального субъекта не предусмотрены ни в качестве необходимых признаков основного состава преступления, ни в качестве признаков, изменяющих квалификацию преступления, они могут выступать в качестве общих отягчающих или смягчающих обстоятельств для индивидуализации наказания (ст. ст. 53,54 УК РК).

Признаки специального субъекта разнообразны и могут относиться к различным свойствам личности. Все признаки специального субъекта, предусмотренные в нормах Особенной части УК РК, можно разделить на следующие:

Признаки, характеризующие правовое положение лица — военнослужащий, военнообязанный (ст. 366 УК РК), родители, супруги, дети (ст. ст. 136,140 УК РК и др.).

Демографические признаки, физические свойства личности виновного — пол (мужчина — ст. 120 УК РК), возраст (несовершеннолетний — ст. ст. 131, 132 УК РК), состояние здоровья (лицо, больное венерической болезнью — ст. 115 УК РК, лицо, больное вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ/СПИД) — ст. 116 УК РК) и т.д.

Признаки, характеризующие должностное положение, характер выполняемой работы, и признаки, характеризующие профессию лица — судья, работник железнодорожного, морского, воздушного, речного транспорта, врач, медицинский работник и т.д. (ст. ст. 114,117,295,307, 350 УК РК и др.).

Признаки, характеризующие лицо с прошлой антисоциальной деятельностью или неоднократностью совершения преступления — наличие судимости (лицо, ранее судимое за хулиганство — ч. 2, п. «в» ст. 257 УК РК и др.), кража, совершенная неоднократно (п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РК), грабеж, совершенный неоднократно (п. «б» ч. 2 ст. 178 УК РК) и др


3. Перспективы совершенствования законодательной базы, регулирующей уголовную правоспособность человека

В юридической литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости более широкого рассмотрения субъекта преступления, как части общества, а не простой суммы необходимых для применения уголовной ответственности признаков.

Субъект преступления как правовая категория по своей сути сводится всего лишь к одному вопросу – об уголовной правоспособности человека, то есть к условиям, при которых лицо может выступать в качестве субъекта преступления. В результате субъект преступления рассматривается как физическое вменяемое лицо, достигшее какого- то возраста. Сам же преступник, тот, кого привлекают к ответственности, тот на кого направлено карательное воздействие государства, оказывается превращенным в элемент состава, признак преступного деяния.

Личность преступника, ее понятие, структура, выражающие социальную сущность лица, совершившего преступление рассматриваются ведущими правоведами в качестве одной из актуальнейших проблем криминологии и уголовного права.

Ни одного человека, в том числе и преступника, невозможно представить без отношений связывающих его с другими людьми. Как бы не характеризовался человек он всегда остаётся личностью. Не признавать в преступнике личность – это, значит, свести человека как социальное существо, к биологическому индивиду.

Личность преступника – понятие многогранное, состоящее из многих элементов. Однако в первую очередь — из социально – психологических, и социально – юридических.

Личность как комплекс положительных и отрицательных качеств формируется в процессе социального общения и под воздействием окружающей среды. Поведение человека зависит в первую очередь от соотношения свойств его личности.

Профессор Н.С. Лейкина даёт следующее определение личности преступника: «Личность преступника – это личность человека, совершившего преступление вследствие присущих ему взглядов, отрицательного отношения к общественным интересам, и выбора общественно- опасного пути для их реализации или не проявления необходимой активности в предотвращении результата».

Личность преступника понятие более широкое, нежели субъект преступления, и включая в себя все признаки субъекта преступления, содержит в себе значительное число черт, свойств, характеристик, находящихся за пределами понятия «субъект преступления». Личность преступника имеет и уголовно правовое значение для решения таких вопросов как назначение наказания и освобождение то наказания.

Так в качестве обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность и наказание в соответствии с частью 1 статьи 53 УК РК признаются такие личностные характеристики как: оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причинённых в результате преступления, совершение преступления по мотивам сострадания, чистосердечное раскаяние, явка с повинной, и др… Из приведённых примеров явствует, что эти обстоятельства, отражают психолого-нравственные состояния и качества личности.

В качестве обстоятельств отягчающих уголовную ответственность в соответствии с частью 1 статьи 54 УК РК признаются факторы, характеризующие личность преступника: совершение преступления о мотивам национальной, расовой, или религиозной ненависти и вражды, из мести, совершение преступления в отношении беззащитного или беспомощного лица, либо лица, находящегося в зависимости от виновного, совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего, совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения либо.

Указанные обстоятельства характеризуют такие личностные качества и черты преступника, как жестокость, безнравственность, пренебрежение общепринятыми моральными нормами, склонность к совершению преступлений, антисоциальные ценностные ориентации.

Уголовно – правовое значение личности преступника заключается в учете в законодательстве и судебной практике ряда личностных качеств и свойств. Так, данные о личности преступника используются при конструировании квалифицированных составов преступлений, при определении круга обстоятельств, смягчающих или отягчающих уголовную ответственность, при установлении условий применения наказания и освобождения от него.

Особенности личности преступника имеют важное значение при назначении наказания, его индивидуализации (ст. ст. 52, 53, 54 УК РК), для решения вопроса об условном осуждении (ст. 63 КУ РК), освобождения от уголовной ответственности и наказания (ст. ст. 65 – 69 УК РК), условно- досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. ст. 70, 71 УК РК) и в других случаях.

На мой взгляд в целях совершенствования законодательства необходимо легальное установление категории «личность преступника». Это позволит более скрупулезнее подойти к индивидуализации наказания и выбору той конкретной меры наказания, которая в лучшей мере реализует задачи уголовной ответственности.

Каково соотношение преступления и его состава? Состав, как отмечалось, — это структурированная по четырем подсистемам система элементов, образующих в своей целостности ту минимально необходимую общественную опасность, которая достаточна для криминализации деяния (объявления его законом преступлением) и привлечения лица к уголовной ответственности. Системная структурированность, четкое выделение подсистем и их элементов — главное назначение состава преступления. Именно в таком свойстве состава содержатся возможности быть основанием уголовной ответственности и для законодателя, и для правоприменительных органов, а также использоваться для квалификации преступлений.

В понятии преступления закон выделяет такие, как ранее говорилось, признаки преступления: общественно опасное, виновное, уголовно-противоправное деяние. Функции понятия преступления в том, чтобы отразить социальную и правовую особенность преступления в отличие от иных правонарушений, подчеркнуть социальное содержание преступления, специфичное для уголовного законодательства. Тем самым законодатель ориентируется на общественную опасность деяний, которые он проектирует криминализовать либо декриминализовать. В норме о малозначительном деянии содержится критерий размежевания по признаку общественной опасности преступлений, с одной стороны, и непреступных правонарушений и аморальных поступков — с другой.

При соотнесении свойств преступления с элементами его состава получается следующая картина. Преступление — деяние, т.е. действие (бездействие), причиняющее ущерб, вред, общественно опасные последствия. Они входят в качестве обязательных элементов в объективную сторону состава преступления. Сюда же входит «ущербленная» часть объекта посягательства. Факультативные элементы объективной стороны (подсистемы): место, время, обстановка, орудия, способ и проч. — в состав не включаются, но входят в преступление. Они конкретизируют степень общественной опасности объективных элементов преступления.

Виновность — вина в форме умысла либо неосторожности — составляет обязательный элемент состава преступления. Факультативные же элементы в виде мотива и цели охватываются не составом, а преступлением. Они — обязательный предмет доказывания по уголовному делу и конкретизируют степень опасности психологической (субъективной) стороны деяния.

Социальное свойство преступления — его общественная опасность — в виде объективной вредоносности охватывается объективной стороной состава. Как объективно-субъективная общественная опасность она образуется и объективными, и субъективными элементами состава.

Субъект преступления в понятии преступления не выделен. Но он присутствует в деянии, в объективной стороне его состава в элементах действия (бездействия). Физическое лицо, вменяемое и достигшее определенного возраста, является автором деяния, причинителем вреда (ущерба). Деяние, поведение, поступок всегда осуществляются физическим лицом.

Уголовная противоправность — юридическое свойство преступления — в состав не входит. Описание признаков элементов состава преступления производят диспозиции уголовно-правовых норм Общей и Особенной частей УК.

Таким образом, понятие преступления более широкое, чем понятие состава преступления. В состав входят исключительно обязательные элементы, т.е. необходимые и достаточные для криминализации деяния, уголовной ответственности виновного лица и для квалификации преступлений. В преступление помимо обязательных входят и факультативные элементы состава.

Другое различие между преступлением и его составом проходит по структуре преступления и его состава. Преступление суть деяние с двумя свойствами: социальными и юридическими. Назначение общего понятия преступления в законодательстве состоит в том, чтобы отличать преступления от непреступных правонарушений, в том числе от малозначительного деяния, а также служить основой категоризации (классификации) преступлений по характеру и степени их общественной опасности. При всем своем существенном значении по своей структуре преступление не очень приспособлено для квалификации преступлений, т.е. установления тождества между составом содеянного и характеристикой состава в диспозиции нормы. Хотя, как отмечалось, большинство уголовных кодексов спокойно обходится без категории «состав преступления» и при квалификации деяний использует элементы преступления. Например, французская доктрина уголовного права (в УК понятие преступления отсутствует) чаще исходит из таких элементов уголовного деяния, как материальный (действие или бездействие), психологический (вина) и законодательный (наказуемость по уголовному закону).

В советском и постсоветском уголовном материальном и процессуальном праве принято осуществлять квалификацию преступлений по четырем подсистемам состава — объект, субъект, объективная сторона и субъективная сторона.

Изложенное о соотношении преступления и его состава позволяет отвергнуть довольно ходячее в уголовно-правовой литературе, в том числе новейшей учебной, и комментариях к УК 1996 г. мнение, будто преступление суть социальное явление, а его состав — научная, теоретическая, законодательная, логическая модель и абстракция, но никак не явление реальной действительности. Екатеринбургские авторы учебника так и учат студентов: «Если преступление есть конкретное действие, совершаемое в объективной действительности, то состав преступления — всего лишь логическая модель, нормативная категория, закрепляющая типичные признаки какого-либо деяния, отражающая его преступную сущность». Смешение состава с диспозицией уголовно-правовой нормы в приведенном утверждении очевидно. На самом деле диспозиции норм закрепляют типичные элементы и признаки составов преступления. Для этого институт состава преступления излишен.

Разведение по разным сферам преступления — социального события и его состава — законодательной модели с неизбежностью приводит к удвоению единого по ст. 8 УК основания уголовной ответственности. Оказалось два основания уголовной ответственности — социальное (преступление) и юридическое (состав). Комментаторы УК так и пишут, не смущаясь текстом ст. 8 УК: «Уголовная ответственность основывается на фактическом (социальном) фундаменте — факте совершения преступления и его избранных признаках, скелете, который под названием состав преступления играет роль юридического (формального) основания уголовной ответственности»

С ними солидаризируются авторы ранее цитированной лекции о составе преступления: «Преступление — это конкретный поведенческий акт человека, а состав преступления — абстракция, его законодательная модель, без которой конкретное деяние не возможно».

Как показали опросы судей и судебная практика, они не восприняли концепцию состава как абстракции и модели. На законодателя же она оказала влияние, и не лучшее. УК РСФСР 1960 г. признавал основанием уголовной ответственности совершение преступления. Действительно, если состав — абстракция, модель, разве он может быть основанием уголовной ответственности? Не состав преступления, а совершение преступления считает основанием уголовной ответственности УК Казахстана для стран-участниц признают основанием уголовной ответственности преступление, которое содержит все признаки состава преступления.


Заключение

Таким образом, учет положительных и отрицательных характеристик личности преступника имеет важное юридическое значение. Это – деятельность суда в рамках третьего значения факультативных признаков субъекта преступления, о чем уже говорилось выше. Признаки, характеризующие личность преступника, могут влиять на вид и размер наказания, предусмотренного за совершение определенного преступления, на применение принудительных мер медицинского характера, а также приниматься во внимание при обсуждении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности, о применении условного осуждения и в некоторых других случаях. Одной из важных гарантий прав и свобод гражданина и человека является назначение справедливого наказания при точном соблюдении требований уголовного законодательства, а также правильная юридическая оценка содеянного и личности преступника.

Субъект преступления — это лицо, совершившее общественно-опасное деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную ответственность.

Для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо наличие у него ряда признаков, характеризующих его как субъект преступления: физическое лицо, вменяемость физического лица, достижения им определённого возраста, в некоторых случаях – установление признаков специального субъекта.

К основным признакам субъекта преступления относят: физическое лицо, вменяемость, достижение определенного возраста — это существенные признаки всех субъектов преступлений, которые составляют научное понятие общего субъекта преступления. Признаки общего субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого преступления.

Субъектом преступления может быть только физическое лицо – человек. Понести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут быть лишь вменяемые лица. Невменяемые лица не могут быть субъектами преступлений и подлежать уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть признано лицо, достигшее ко времени совершения преступления возраста, установленного законом, поскольку способность осознавать свои действия и руководить ими возникает у психически здоровых людей по достижении определенного возраста, с наступлением которого законодатель связывает возможность наступления уголовной ответственности за совершенные преступления в уголовном порядке.

Общественно опасные деяния совершают конкретные люди. Каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими её индивидуальность.

Все индивидуальные характеристики не могут найти отражение в теоретических и законодательных конструкциях составов преступлений. В теории уголовного права выбраны наиболее типичные свойства личности преступника, они нашли отражение в понятиях признаков субъекта преступления.

Субъект преступления – это минимальная совокупность признаков, характеризующих лицо, совершившее преступление, которая необходима для привлечения его к уголовной ответственности. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков означает отсутствие состава преступления.

Основными проблемами учения о субъекте преступления на современном этапе развития законодательства остаются вопросы вменяемости и установления признаков специального субъекта. Отдельно следует выделить ответственность лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости.

Анализ отечественного уголовного законодательства позволяет сделать вывод о том, что законодатели на протяжении всей истории РК постоянно обращались к уголовно-правовым нормам, определяющим признаки субъекта преступления. При этом перечень преступных деяний постоянно менялся, а вопросы, связанные с уголовной ответственностью и наказанием субъекта преступления детализировались и уточнялись на различных этапах развития государства, исходя из задач, стоящих перед ним в области борьбы с преступностью.


Список использованных источников и литературы.

1.Конституция Республики Казахстан, Алматы, 1995 г.

2.Уголовный кодекс РК от 16.07.97г. (с изм. от 9.07.98 г., 10.0798 г., 16.07.99 г., 23.07.99 г., 5.05.2000 г., 16.03.2001 г., 19.02.2002г. и 22.02.2002 г., 31.05.2002 г., 9.08.2002 г., 21.12.2002 г., 9.07.2003г., 25.09.2003г., 10.03.2004г., 9.07.2004 г., 9.12.200

4г., 08.07.2005г., 22.11.2005г., 31.01. 2006, 02.03.2006г. 14.07.2006 г., 08.01. 2007 г.).

3.Уголовное право РК. Часть. Общая. Алматы 1998 г.с. 107-120-

4.Комментарий к уголовному кодексу РК, Алматы 2000 г. с.792

5. Закон РК «О национальной безопасности в РК» от 26.06.98г. (с изм. от 28.04.2000г.)

6.Закон РК «О борьбе с коррупцией» от 2.07.98г. (с изм. от 23.07.99г., 28.04.2000г., 8.06.2001г., 12.07.2001г., 9.08.2002г., 25.09.2003г. и от 11.05.2004г.)

7.Закон РК «О гос.службе» от 23.07.99г. (с изм. от 4.06.2001 г., 11.03.2003г., 21.04.2003 г. и от 25.09.2003г.)

8.Указ Президента РК, имеющий силу закона, «О принудительном лечении больных алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией» от 7.04.95г.

9.ППВС Республики Казахстан «О практике рассмотрения судами уголовных дел о рецидивных преступлениях» от 25.05.94г.

10. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психическая аномалия. – М., 1987.

11. Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления. – М., 1964.

12. Голубев В. Специальный субъект преступления. Советская юстиция, 1984, № 12, с.7.

13. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. – Владивосток, 1970.

14. Лазарев А.М. Субъект преступления. – М., 1981.

15. Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психофизиологическими особенностями и психогенетическими аномалиями. – Хабаровск, 1989.

16. Орымбаев О.Р. Специальный субъект преступления. А.1977г.-с. 170.

17. Панько Н.А. Вопросы общей теории рецидивиста в советском уголовном праве. – Воронеж, 1986.

18. Трахтеров В.С. Вменяемость и невменяемость в уголовном праве (исторический очерк). Харьков, 1992.

19. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. – М., 1987.

20. Устименко В.В. Специальный субъект преступления. – Харьков, 1989.

21.Постановление Правительства РК «Об утверждении Программы дальнейшего развития уголовно-исполнительной системы МЮ РК на 2004-2006г.г.» от 31.12.2003г.

22. Молдабаев С.С., Рахметов С.М. Субъект преступления по уголовному праву РК (Учебное пособие). – Алматы, 2001.

23 Постановление ЦИК СНК РСФСР от 7 апреля 1939 года «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних»

24 Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. 2-е изд. испр. и доп. – Алматы: Жетi жаргы, 2003г. 304 с.

25 Уголовное право России: Учебник для вузов: /под ред. д.ю.н. проф. А.Н. Игнатова – Т.1: Общая часть. М.: Норма, 2005 г. 580с.

26 Молдабаев С.С. Проблемы субъекта преступления в уголовном праве Республики Казахстан. Монография. – Алматы: ТОО «Аян Эдет», 1998, 156с.

27 Орлов В.С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М.: Госюриздат, 1958 г. 429 с.

28 Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М.: 1964, стр. 381

29 Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. – Л.: ЛГУ, 1968г.

30 Васецов А. Квалифицирующее значение субъекта преступления // Российская юстиция. 1996. № 3.

31 Коржанский Н.И. Субъект уголовно-правовой дисциплины. М. 1976.

32 Никифоров Б.С. Субъект преступления. М. 1960.

33 Поленов Г.Ф. Уголовное право Республики Казахстан, А. 1997.

34 Уголовное право Казахстан (Общая часть). Учебник для ВУЗов / под ред. И.И. Рогова и С.М. Рахметова – Алматы, ТОО «Баспа», 2008.

35 Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть / Под ред. Рогова И.И. и Баймурзина Г.И. Алматы: Жеті жар№ы, 1998. С. 57.

36 Воинские преступления. Учебник. Издание второе / Под ред. И.Ф. Чистякова. М., 1979. С. 74.

37 Антонян Ю. М., Бородин С В. Преступность и психические аномалии. – М., 1987. – 215с.

38 Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 1999. – 415с.

39 Иванов Н.Г. Уголовное право Российской Федерации: Общая и Особая части: Учебное пособие для студентов сред. Спец. Учеб. заведений. – М.: Изд. Центр «Академия»; Мастерство; Высшая школа, 2000. – 544с.

40 Курс уголовного права. Т. 1: Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – 319с.

41 Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М., 1958. – 144с.

42 Павлов В. Г. Субъект преступления. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. – 318с.

43 Судебная психиатрия / Под ред. Б.В.Шостаковича. – М., 1997. — 384с.

44 Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: «Проспект», 2001. – 480с.

45 Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 639с.

46. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 384с.

47. Шишков С. Понятия «вменяемость» и «невменяемость» в следственной судебной и экспертной практике // Законность. — 2001. — № 2.-С.25-29.

48 Козаченко И.Я. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. — 2001. — № 5.-С.69-74.

49. Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права // Уголовное право. — 2003. — № 2(апрель-июнь).-С.75-76.

50. Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. — М., 2000.

51 Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий // Законность. — 2003. — № 11. — С. 21-22.

52. Бондаренко Т. Расследование по уголовным делам в отношении лиц с психическими недостатками / Т. Бондаренко, Д. Погорелов // Законность. — 2005. — № 3. — С. 52-53.

53. Р.И.Михеев, «Невменяемый», Владивосток, 2002 год.

54. А.Ф.Зелинский, «Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении», Москва, 1999 год.

55. Р. Мустаханов. Вопросы ограниченной вменяемости по УК РФ.//«Законность», 1998, N 7

56 Романов В.В. Юридическая психология. Учебник 2000 г.

57. Васильев В.П. Юридическая психология. М.,1991г.

58 Антонин О.А. Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М., 1987г.

59. Иванов Н.Г., Брыка И. Проблемы ограниченной вменяемости // Законность, 1998, № 10.

60 Крепицкий И. Должностное лицо в уголовном праве (эволюция понятия) //Законность, 1997, № 10

61. Семёнов С.А. Понятие специального субъекта преступления //Журнал российского права, 1998, № 7

62. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы // Журнал российского права, 1998, №7. – С.28.

Коржанский Н.И. Субъект уголовно-правовой дисциплины. М. 1976.

63 Никифоров Б.С. Субъект преступления. М. 1960.

64 Поленов Г.Ф. Уголовное право Республики Казахстан, А. 1997.

65 Уголовное право Казахстан (Общая часть). Учебник для ВУЗов / под ред. И.И. Рогова и С.М. Рахметова – Алматы, ТОО «Баспа», 2008.

66 Козаченко И.Я. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. — 2001. — № 5.-С.69-74.

67 Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права // Уголовное право. — 2003. — № 2(апрель-июнь).-С.75-76.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву